0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Житие Григория Синаита — полное жизнеописание и история, чудеса, мощи и дни памяти святого

Житие святого преподобного Григория Синаита

Жизнь Григория Синаита вызывала восхищение у его современников, была исполнена любви к Богу и послушания перед Ним. О его земном пути известно немного. Но то, что этот человек оказал огромное влияние на монашество в Православной Церкви — это неоспоримый факт.

Путь к святости

Ни в одном источнике нет конкретных упоминаний о годах рождения и смерти святого Григория Синаита. К годам появления на свет преподобного относят 1255 г., период с 1255 по 1265 г. и даже 1270 г. В описаниях жития, сделанных его учеником Каллисто, используются расплывчатые временные формулировки, которые не дают исчерпывающего представления о хронологии его жизни.

Детство и отрочество

Историкам не известна точная дата рождения и смерти святого. Предположительно, он родился в конце 1260-х годов на территории Малой Азии. Возможно, это было село Кукулы. Есть сведения, что Григорий появился на свет в посёлке Клазомены. Его семья жила в достатке. Родители отличались добродетелью и всегда помогали тем, кто нуждался в помощи. Молодой человек получил достойное образование и особенно хорошо знал Священное Писание.

Жизнеописания других святых:

В то время турки-османы уже совершали набеги на азиатские земли и занимались грабежом местного населения. Так случилось и с родным поселением Григория. Очередное вторжение завоевателей обернулось пленом для всей его семьи. Их переправили в Лаодикию. Там, турки разрешили пленникам посещать лаодикийский христианский храм. Местные жители были настолько тронуты песнопением семьи и историей их жизни, что предложили османам выкуп. Так Григорий оказался на свободе и отправился на Кипр.

На острове парень узнал о некоем иноке, живущем в безмолвии. Недолго думая, он отправился к нему в обитель и вскоре принял от него монашеский постриг.

Годы монашества

Живя с отшельником и проводя с ним время в духовных беседах, Григорий принимает решение отправиться на Синайскую гору и там подвизаться в посте и молитве.

Немало удивил он своей ангельской жизнью монахов Синая. Но такое благообразие начало вызывать у некоторых иноков зависть. Почувствовав это, Григорий тайно уходит в сопровождении одного из своих учеников — Герасима. Подвижники дошли до Иерусалима, побывали во всех святых местах. После этого на корабле приплыли к берегам Крита. Здесь Григорий принялся за поиски отдалённого безмолвного места, где они могли бы жить с его учеником. И такое место они отыскали.

Ещё интересные статьи:

Поселившись в пещерах, Григорий ещё более усердно начал молиться, ограничивать себя в пище и усердно работать.

Но его не покидало ощущение, что ещё многого в духовном познании ему не открылось. И Григорий искренне желал встретить какого-то духовного старца, который бы наставил его в этом вопросе на правильный путь.

Через некоторое время, ведомый промыслом Божиим, в келью Григория явился старец Арсений, который и научил монаха умной молитве, рассказал о трезвении ума и очищении через исполнение заповедей Творца. Исполненный вдохновения и новых знаний, Григорий отправляется на гору Афон, чтобы поклониться всем отцам и получить их благословение.

В ските Магула преподобный построил себе и своим ученикам кельи. Там он всецело предавался молитве и созерцанию, обучая данному умению и своих учеников.

Окончание земного пути

В результате турецких набегов святой Григорий не раз был вынужден искать защиты в стенах новых обителей. Часто он тосковал по синайскому монастырю, который оставил много лет назад. После непродолжительного возвращения на Афонскую гору, монах снова спасался от разрушительных нападений османов, придя в Великую Лавру. Но проживание среди других иноков тревожило душу Григория. Он искал одиночества и безмолвия.

Поэтому им было принято решение окончательно покинуть Афон и уехать в Парорию.

По прибытии в Парорию преподобного старца, весть об этом быстро разнеслась по региону. К Григорию стали стекаться монахи, желающие стать учениками его школы. Началось строительство монастыря. Григорий стал игуменом, имеющим большой авторитет среди своих учеников, заботящийся о них и продолжающий свои подвиги во имя Христа. Известно, что он выстроил себе небольшую келью в последние дни жизни неподалёку от монашеской обители, чтобы упражняться в исихии и беседовать с Богом в полной тишине.

По свидетельствам одного из учеников, Григорий знал о скорой своей кончине. Трое суток он боролся с бесовскими нападениями, и после этого Господь освободил его. Лицо старца просияло, он подозвал своего ученика и сказал, что Всевышний изгнал злых духов и призывает душу инока к себе.

Спустя некоторое время преподобный преставился.

Чудеса и помощь

Преподобный Григорий Синаит прославился не только своей праведной жизнью монаха-отшельника, но и авторством молитв и многочисленных учений для верующих.

До наших дней на церковных богослужениях поются его каноны:

  • «Достойно есть…»;
  • «Канон Святому Кресту»;
  • «Канон умиленный ко Господу Иисусу Христу».

Он помогал при жизни верующим обрести благодать Божию. И продолжает делать это после смерти в своих письменных трудах. К святому обращаются с молитвами об укреплении веры, душевных сил. У него просят защиты от всего злого.

Важно! Память святого преподобного Григория Синаита почитается 8 августа по старому стилю и 21 августа — по новому.

Роль в истории

Григорий Синаит в истории православных народов снискал славу выдающегося подвижника. Он возродил на Афонской земле практику исихазма. Его сборник духовных поучений «Добротолюбие» является настольной книгой всех монахов. Григорий был наставником для многих, впоследствии чтимых, святых.

До нашего времени сохранилось 5 сочинений преподобного. Их перевёл с греческого на русский язык владыка Вениамин. В библиотеке духовной академии города Москвы хранится машинописный вариант этого перевода.

Наследие святого Григория несёт в себе ценную практическую информацию, а его школа продолжает развиваться последователями учения даже после смерти этого благообразного человека.

Житие Григория Синаита — полное жизнеописание и история, чудеса, мощи и дни памяти святого

Дарите их по праздникам и просто так! С подарками авторской работы ваши родные и друзья получат частицу радости и любви.

КНИГА «НА ПУТИ К МЕЧТЕ»
Красочное подарочное издание в твердом переплете,
112 страниц.

Стоимость книги 1250 рублей.

КНИГА «ВРЕМЯ ВЕРЫ»
В книге описаны истории жизненного пути двух великих духовных деятелей.
Автор Игорь Оболенский.

Стоимость книги 1200 рублей.

Что такое икона?

Что такое икона? Для чего иконописцы создают иконы Богородицы, иконы святых покровителей, иконы Спасителя и другие православные иконы? Почему однажды мы непреодолимо хотим заказать икону? Хотим, чтобы икону написали лично для нас.

В дословном переводе с греческого икона – это образ. Через икону каждый человек обращается к Богу в себе, потому что он един во всех. Князь Е.Н.Трубецкой писал, что православные иконы открывают человеку «видение иной жизненной правды и иного смысла мира» 1 , отличного от борьбы за выживание. Никакие слова не в состоянии передать той силы Божественной любви и радости ощущения Божественной благодати, которая исходит от икон Божьей Матери, икон святых и икон Спасителя Иисуса Христа, написанных современным иконописцем Юрием Кузнецовым.

Как известно, иконы «обладают особым языком – системой знаков, передающих определенную информацию» 2 . Но «расшифровка» этих символов может быть осуществима только сердцем. Для человека, который хотел бы заказать икону, важно, обретение не просто иконы с изображением Спасителя Иисуса Христа, Божьей Матери, или святых, но за православной иконой должно быть «обнаружение святого, место его мистического присутствия. Икона – визуальное звено в диалоге между молящейся душой и святым: христианин молится не иконе, а через икону тому, кто изображен на ней» 3 . Испытать на себе силу Божественной любви, исходящей от иконы Юрия Кузнецова, может даже человек неверующий. Особенное впечатление производит икона Богородицы Умиление Радуйся Невесто Неневестная.

Конечно «…искусство церковное имеет свои особые, ему одному свойственные, черты и потому ставит художника в особое положение: художник должен уяснить себе предъявляемые им требования. Он должен дать не обыкновенную реальную картину, не копию со случайно попавшегося под руку образца, не праздный вымысел фантазии, не освященный ясным религиозным сознанием, но икону, соответствующую ее высокому назначению» 4 . И если молящийся, созерцая иконы Божьей Матери, иконы святых, иконы Спасителя Иисуса Христа или другие православные иконы испытает пронзающее душу чувство реальности духовного мира. Если икона вдруг открывается как светлое, проливающее свет видение, которое сознается превышающим все окружающее, пребывающим в ином, своем пространстве и в вечности, то утихает горение страстей и суета мира, ощущение Бога сознается превыше-мирным, качественно превосходящим мир и из своей области действующим тут, среди нас 5 .

Все вышеописанное было пережито мной лично и многими людьми, хранящими в своем доме иконы «кузнецовского письма». У каждого в доме икона его святого покровителя.

Икона, будь то Казанская икона Божьей Матери, икона Богородицы Всецарица, икона святого покровителя, Спасителя Иисуса Христа или другая православная икона – это «Церковное Предание и благодать Божия, проявляемая через линии и краски, как через цветовые письмена. Сила иконы свидетельствует о том, что этот мир [духовный прим. КК] близ нас, что сама душа – частица этого мира» 6 .

Отец Иоанн Кронштадтский писал о необходимости икон в доме: «Иконы в церкви, в домах необходимы, между прочим и для того, что они напоминают о бессмертии святых, живи суть (Лк. 20, 38), как говорит Господь, что они в Боге видят нас, слышат нас и помогают нам» (Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. С-Пб. 2005, с. 468). Через икону святого, икону Божьей Матери или икону Спасителя Иисуса Христа мы приобщаемся к его жизни и как будто совместно проживаем ее. Вместе с иконой Богородицы «Аз есмь с Вами и никтоже на Вы» молящийся утверждается в своей вере. Дословно название иконы звучит как — «Я всегда нахожусь с Вами и никто Вас не обидит».

«Икона начинается с линии, а линия начинается из сердца; она не имеет другого основания, или обуславливающей ее причины. Сердце в святоотеческом понимании – это место пребывания духа человека или сам дух. Поэтому исходная точка иконы лежит в невидимом мире, а затем появляется и проявляется, как бы нисходит на плоскость иконы; она не повторение линии образца, с которого пишется икона» 7 . Представьте себе тонкую серебряную нить, идущую из сердца, и каждое мгновение жизни окрашивает ее в соответствующий цвет, так получается многоцветный, сотканный из эпизодов жизни ковер. В этом суть икон «кузнецовского письма». Иконы Божьей Матери, иконы святых, иконы Спасителя Иисуса Христа или другие православные иконы пишутся Юрием Кузнецовым по этому принципу: каждая точка – эпизод жизни святого. Если воспринимать икону не логически, а духом, то в орнаменте Владимирской иконы Божией Матери можно увидеть, что эта икона была завезена из Византии в Россию в начале XII века, как подарок Юрию Долгорукому от Константинопольского Патриарха Луки Хризоверха. Икону поставили в женском монастыре Вышгорода, недалеко от Киева, слух о ее чудотворениях дошел до сына Юрия Долгорукого, князя Андрея Боголюбского, который и решил перевезти икону на север.

Такое понимание и прочтение Владимирской иконы Божией Матери возможно, потому что «линия на иконе – это прорез в духовный мир, это просвет в мире костной и, поэтому, в существе своем, затемненной материи – материю просветить может только благодать» 8 . Прорез в иконах «кузнецовского письма» — это орнамент, лежащий в его основе. Орнамент круглится, так как линия в иконе «не должна быть заостренной и угловатой, как бы сломанной (угловатость, судорожность, изломы, заостренные концы относятся к изображению темной силы). Окружность и округленность, естественное движение линии – это жизнь линии…» 9 . Вариации орнамента меняются в зависимости от того пишется ли икона Божьей Матери, икона святых или другая православная икона или икона Спасителя Иисуса Христа.

В процессе иконописания очень важен «мистический опыт общения с Небесной Церковью и переживание духовных реалий» 10 , именно этот опыт дает истинное содержание иконе.

Каноническую форму и историческую достоверность православной иконе дает образец, с которого снимается список. Между списком и копией с иконы Божьей Матери, иконы святых или иконы Спасителя Иисуса Христа есть принципиальная разница. «Список – близость к личности, копия – схожесть, или даже визуальное совпадение с иконографическим образом» 11 . «Чтобы сделать список, надо внутренне пережить икону, прочесть ее смысловой текст, а затем написать его своим почерком» 12 .

Иконы XXI века – это сайт, созданный специально для популяризации и пропаганды творчества иконописца Юрия Кузнецова, а также для возрождения и восстановления православия в России, для возвращения людей на путь радости, любви и доброты. У нас Вы можете заказать икону «кузнецовского» письма, познакомиться с историями обретения православных икон, узнать про земную жизнь святых и их почитание, прочитать о смысле и содержании праздников православного календаря.

Иконы Божьей Матери, святых покровителей, Спасителя Иисуса Христа и другие православные иконы создаются по старинным монастырским технологиям темперой на липовой доске.

Прежде чем заказать икону, мы предлагаем Вам узнать наши рекомендации. Если Вы хотите икону для себя, икону, которая будет вместе с Вами на протяжении всей жизни, то это может быть именная икона, то есть икона с изображением соименного с Вами святого. Выбрать соответствующий образ можно из предлагаемого списка уже написанных именных икон. Если Вашего имени не оказалось в списке, то это не значит, что вы не сможете заказать именную икону, напишите нам или позвоните и мы подберем для Вас святой образ. Личная икона не обязательно должна быть именной. Это может быть икона Божьей Матери, икона святого, икона Спасителя или другая православная икона.

Особенность икон «кузнецовского письма» в том, что иконописец Юрий Кузнецов обладая очень чутким восприятием человека, пишет для него образ, соответствующий именно его духу. Икона авторского письма, написанная специально для конкретного человека, на протяжении всей жизни будет укреплять его в вере и поддерживать в трудные минуты жизни. При написании святого образа для иконописца очень важно понимать жизненный путь человека, для которого он являет святой образ, так как после написания иконы человек и святой будут связаны. Поэтому личную икону: икону Божьей Матери, икону святого, именную икону, икону Спасителя, семейную икону или другую православную икону, написанную специально для Вас ни в коем случае нельзя продавать или отдавать другому человеку.

После того, как Вы определитесь с образом, для того, чтобы заказать икону, нужно будет выбрать ее размер. Юрий Кузнецов пишет иконы святых в основном 2-х размеров: большие – 75х100 см и маленькие – 35х40 см.

В каком случае лучше заказать большую икону, а в каком маленькую? Большая икона позволяет иконописцу с помощью орнамента и цвета более подробно передать историю жизни святого и его духовный подвиг. Маленькая икона более келейная, удобна в транспортировке. Конечно, возможно выбрать икону и другого формата, но нужно учитывать, что для этого понадобится дополнительное время на изготовление основы под икону. «Икона есть и путь, и средство; она – сама молитва» 13 . Цель иконы, будь то иконы Божьей Матери, иконы святых или другие православные иконы или иконы Спасителя Иисуса Христа – «направить все наши чувства, так же как и ум и всю нашу человеческую природу к ее истинной цели – на путь преображения» 14 .

_____________________________________________________________________
1 Трубецкой Е.Н. Умозрение в красках / Иконы России. М., 2008. с. 117
2 Л.В.Абрамова. Семиотика иконы. Саранск, 2006, С. 4
3 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 79
4 Н.В.Покровский. Новое церковное искусство и церковная старина/ Богословие образа. Икона и иконописцы. М., 2002, с. 267
5 Флоренский П. Иконостас. М., 2009. С. 36
6 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 60
7 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 66-67
8 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 63
9 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 71
10 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 60
11 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 67
12 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 67
13 Леонид Успенский. Смысл и содержание иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 111
14 Леонид Успенский. Смысл и содержание иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 111

ГРИГОРИЙ НОВЫЙ

(† 1380), прп. (пам. греч. и серб. 7 дек.), основатель мон-рей Григориат (Григория преподобного мон-рь) на Афоне и Горняк в Сербии. Г. Н. почитается на Балканах, где за ним закрепились разные прозвания: Горняцкий, Молчальник (Исихаст), Новый Синаит, Синаит Младший, Ктитор и Каллиграф (Доброписец).

Разрозненные и хронологически противоречивые сведения о жизни Г. Н. содержатся в неск. источниках. Житие Г. Н. на греч. языке, время составления к-рого неизвестно, после пожара 1761 г. в мон-ре Григориат, по сведениям С. Станоевича, было увезено серб. монахами, и дальнейшая его судьба неизвестна (см.: Gruji ć ). Греч. служба с Похвальным словом, написанная ранее 1761 г., сохранилась в списках 1847 и 1850 гг. (Ath. Gregor. 145, 167). Г. Н. изложил нек-рые факты своей биографии в оставленном им Житии св. Ромила (Видинского). На основании этих источников, а также с учетом сведений из Жития предполагаемого сподвижника Г. Н. прп. Афанасия Метеорского, преданий мон-рей, в к-рых Г. Н. подвизался или был известен, архим. Иустин (Попович) составил полное Житие святого.

Служба сообщает, что Г. Н. род. в Сербии (хотя выдвигались предположения о его греч. происхождении — см.: Γεώρϒιος (Καψάνης), ἀρχιμ . Σ. 113, 117), подвизался в пещерах в горах на Афоне, где стал учеником прп. Григория Синаита. Среди чудес Г. Н. в службе упоминается избавление афонских мон-рей от набега пиратов-«варваров», когда по его молитве их корабли затонули.

Иером. Амфилохий (Радович) высказал предположение, что Г. Н. является одним лицом со старцем Григорием, учителем прп. Афанасия Метеорского (см.: Амфилохиjе (Радовић), jером . Синаити и њихов значаj у животу Србиjе XIV и XV в. // Манастир Раваница: Споменица о шестоj стогодишњици, 1381-1981. Београд, 1981. С. 132), хотя, по мнению Н. Вейса и др. исследователей, наставником Афанасия был прп. Григорий Синаит ( Βέης . Σ. 241). Соглашаясь с иером. Амфилохием, ряд исследователей (см.: Jустин (Поповић), архим . ; Петр (Пиголь), игум .) дополнили биографию Г. Н. сведениями из Жития прп. Афанасия о том, что Г. Н. познакомился с Григорием Синаитом и стал его учеником на Афоне. После ухода учителя он долгое время оставался на Св. Горе с одним из соучеников, Моисеем. Вскоре к ним присоединился Афанасий. В Житии неск. раз говорится о почтенном возрасте Г. Н. в этот период. Из-за частых нападений разбойников монахи были вынуждены покинуть Афон и отправиться через Фессалонику в Веррию. По благословению Иакова, митр. Серрского, они поселились в Фессалии, около г. Стаги на высокой скале Стилос. Затем Афанасий переселился в др. место (ок. 1340) и впосл. основал Большой Метеорский мон-рь, а Г. Н., прожив 10 лет в молитве и молчании, за что был прозван Молчальником, вернулся в Фессалонику.

В Житии св. Ромила Г. Н. сообщает о себе, что пришел из К-поля в Парорию после повторного возвращения туда из Загоры Ромила (в сер. или кон. 1-й пол. XIV в., когда там жил св. Феодосий Тырновский). Вероятно, Г. Н. пришел в Парорию, к-рая в 40-х гг. XIV в., при покровительстве болг. царя Иоанна Александра, переживала период расцвета, чтобы посетить места, связанные с именем его учителя Григория Синаита. Здесь он стал учеником мон. Илариона, учеником к-рого был и Ромил. Вскоре Г. Н. перешел под начало Ромила и до его смерти почти неотступно пребывал с ним. Неск. раз автор подчеркивает греч. происхождение Ромила, что дает повод считать, что сам Г. Н. был славянином. После тур. завоевания и запустения Парории они переселились в дальнюю пустыню в Загоре. Неск. раз посещали Тырнов. Потом Ромил тайно ушел на Афон, куда к нему вскоре отправился и Г. Н. После убийства покровителя Св. Горы серб. деспота Иоанна Углеши (сент. 1371; см. ст. Мрнявчевичи) из-за угрозы тур. притеснений монахи покинули Афон. Ромил поселился в серб. мон-ре Раваница и там умер (смерть Ромила в источниках датируется 1375, 1381 или 1385). Был ли Г. Н. в Раванице, из Жития непонятно. В конце он сообщает, что составил Житие в местности Мелана, близ Великой Лавры на Афоне.

Согласно нек-рым исследователям (см.: Jустин (Поповић), архим . С. 144), после ухода Ромила Г. Н. остался на Афоне и поселился в пещере выше совр. местоположения обители, в к-рой ранее подвизался прп. Григорий Синаит. Помолившись и ударив скалу жезлом, он извел источник, не иссякающий и по сей день. Вместе с собравшимися вокруг него учениками он спустился к морю, построил мон-рь и освятил его во имя свт. Николая Чудотворца. К этому периоду исследователи относят составление Жития Ромила ( Богданов И . Тринадесет века българска лит-ра. София, 1983. Ч. 1. С. 135).

В кон. 70-х гг. XIV в. Г. Н. покинул Св. Гору и поселился в Хомольских горах (совр. Хомольске-Планина, Сербия), в Браничеве. В 1378 г. в ущелье Ждрело, в пещере, он устроил церквушку, так же как и на Афоне, во имя свт. Николая Чудотворца. Впосл. день памяти Г. Н., подобно дням памяти ктиторов др. афонских мон-рей, был установлен на следующий день после престольного праздника основанных им обителей. Весной 1379 г. на берегу р. Млава Г. Н. встретился с серб. кн. Лазарем, к-рый был знаком с Ромилом и пожелал увидеть его ученика. Князь даровал Г. Н. грамоту на основание мон-ря Пресв. Богородицы (впосл. обитель получила название Горняк) и на пожизненное управление им. Грамоту подтвердил патриарх Сербский Спиридон ( Марковић В . Православно монаштво и ман-ри у средњевековноj Србиjи. Горњи Милановац, 20022. С. 130; Павловић Л . Култови лица код Срба и Македонаца: Ист.-етногр. расправа. Смедерево, 1966. С. 196-198).

Относительно кончины Г. Н. существовала версия, что он умер в Григориате, вернувшись туда из Сербии, а его мощи после пожара 1761 г. серб. монахи перенесли в Горняк (см.: Gruji ć ). Но более правдоподобно предание мон-ря Горняк, согласно к-рому он скончался в этом мон-ре в 1380 г. и был похоронен в Никольской ц. у сев. стены в гробнице из плитняка, к-рая в 1932-1933 гг. была зацементирована. В наосе церкви ранее была решетка, через к-рую можно было заглянуть в гробницу.

В истории местонахождения и почитания мощей Г. Н. много неясного. Об их пребывании с нач. XVI и до кон. XVII в. в мон-ре Орешковица упоминает прот Афона Гавриил (см. ст. Гавриил, имя 2 серб. книжников // ПЭ. Т. 10. С. 206) в Житии Нифонта II, патриарха К-польского (см.: Радоjичић . 1967. С. 195). С 1733 г. гробница Г. Н. вновь упоминается в Горняке, с 1771 г. мощи фигурируют как «погребенные в земле» в мон-ре Войловица (см.: Jустин (Поповић), архим . С. 258), а к кон. XVIII в. вновь вернулись в Горняк. Их перенос в Войловицу мог быть связан со «Вторым переселением сербов» на земли Австрийской империи в 1738 г. Не исключено, что в Войловице находились мощи др. соименного подвижника-исихаста. Из записи, сделанной 21 июня 1861 г. на Минее служебной в Горняке, следует, что эта книга была приобретена на деньги, найденные рядом с гробницей Г. Н. О том, что в 1900 г. игум. Савва переложил мощи святого из гробницы в ковчег (размером 82×34 см) со стеклом в середине, свидетельствует надпись на ковчеге. Во время второй мировой войны он временно хранился в соборе г. Пожаревац. В 1977 и 1979 гг. иноки Горняка подарили 2 частицы мощей (часть главы и палец) мон-рю Григориат, о чем мон. Герасим Микраяннанит составил службу.

Анализ Жития св. Ромила, написанного Г. Н., показывает, что автор имел хорошее образование, но не светское, а полученное у учителей-исихастов, знал греч. и слав. языки. Стиль и способ изложения Жития имеют сходство со стилем и способом изложения Житий преподобных Григория Синаита и Феодосия Тырновского, автором к-рых был К-польский патриарх Каллист I. По словам Г. Н., он составил Житие в память об учителе и по обету о неоскудении духовного семени, данному им прп. Пахомию Великому. В конце он приводит правила подвижнической жизни иноков, к-рые соответствуют учению прп. Григория Синаита о 3 душевных силах, данных Богом человеку для спасения (словесной, яростной и желательной), и к-рые должны использоваться иноками по естеству, но в угоду Божию для борьбы со страстями и внушениями (прилогами). Г. Н. также приводит сведения по истории южнослав. монашества того периода, сообщает о тур. вторжениях в Византию, о нападении турок на Парорийскую обитель, о ее запустении, описывает природу, климат, нек-рые части Парории и Тырнова.

Хронологические несоответствия указывают на то, что, вероятно, церковное предание объединило в лице Г. Н. двух или более подвижников-исихастов с одним и тем же именем. Так, во-первых, это мог быть Григорий, основатель Григориата, к-рый устроил этот мон-рь не позднее 1328 г., о чем свидетельствует хрисовул имп. Андроника II Палеолога, выданный мон-рю св. Дионисия (см. в ст. Григория преподобного мон-рь). Во-вторых, другой Григорий, наставник прп. Афанасия Метеорского, но в момент их поселения в Метеорах (ок. 1340) он был уже старцем и не мог стать учеником Ромила, родившегося в 30-х гг. XIV в., а тем более пережить его и написать его Житие. При этом строительство мон-ря Горняк твердо датируется 1379 г. на основании упомянутой грамоты кн. Лазаря.

Житие свт. Григория Великого

Римский папа Григорий I Великий (в православной традиции — Двоеслов), один из немногих епископов Рима, почитаемых церквами и Востока и Запада, родился около 540 г. в Риме, скончался 12 марта 604 г. Происходил из знатного рода Анициев, давшего христианству двух пап, основателя западноевропейского монашества св. Бенедикта Нурсийского (при­ходился родственником по боковой линии) и многих других подвижников благоче­стия. Получил хорошее для того времени традиционное классиче­ское образование; находясь на муниципальной службе в должно­сти префекта Рима, хорошо изучил римское право, нормами которого руководствовался и далее в своей деятельности на посту римского понтифика. В 579–585 гг. выполнял функции папского представителя при императорском дворе в Константинополе. По смерти папы Пелагия II осенью 590 г. был избран жителями Веч­ного города на пост епископа, который и занимал до самой смерти. Всячески поддерживал распространение и укрепление монаше­ства, организовывавшегося по бенедиктинскому уставу; основал на свои средства 7 монастырей. Как богослов прославился уже при жизни составлением толкований на книгу Иова, названную им “Моралии”, “Гомилий на Иезекииля”, “Гомилий на Евангелия”, а также книгой “Пастырское правило”, ставшей основой для жизни и пастырской деятельности любого священника церквей Западной Европы.

Особую любовь и известность вплоть до XIII в. доставляли свт. Григорию его “Диалоги о жизни италийских отцов и о бессмертии души”, бывшие долгое время не только наиболее извест­ным и авторитетным в Западной Европе сборником житий, но и главным источником по формированию в латинском богословии системы взглядов на загробный мир, рай и ад. В середине VIII в. они были переведены папой Захарией на греческий язык, и именно эта книга принесла Григорию почетное прозвание Двоеслова (Dialogus). Кроме указанных сочинений, папа написал толкования на 1 книгу Царств и Песнь песней, а также оставил обширное эпистолярное наследие в виде Регистра писем (их около 850). Его богословие носит по преимуществу моральный и отчасти символи­ческий характер. Согласно традиции, папа считается реформатором годичного круга богослужения Западной церкви, а также создателем специальных школ для подготовки церковных певчих.

Автор данного жития Григория I Великого (Двоеслова), преп. Симеон Метафраст, является одной из самых известных — и одновременно загадочных — фигур византийской истории и литературы. До сих пор не установлено с полной достоверностью, являются ли Симеон Метафраст и Симеон Логофет (или Магистр), которых часто отождествляют, одним и тем же лицом. Так, автор статьи в Энциклопедическом словаре Брокгауза-Ефрона считал, что это два совершенно разных человека, а слова “Метафраст” и “Логофет” всего лишь прозвища 1 , следуя, очевидно, аналогичному мнению русского академика А. А. Куника, высказанному им еще в 1848 году 2 . В силу отсутствия точных хронологических данных нет единого мнения и насчет дат его жизни. Так, один из видней­ших католических историков XVI в. Ч. Бароний считал, что Симеон Метафраст жил в первой половине IX в., однако в результате тщательных исследований выдающийся русский византинист В. Г. Васильевский установил, что автор жития свт. Григория Великого жил во второй половине X в. и умер между 990 и 1000 годами 3 .

Отождествляя Симеона Метафраста и Симеона Логофета, В. Г. Васильевский, описывая личность этого исторического деятеля, сообщил, опираясь на сведения, почерпнутые из сочинений византийского хрониста, ученого и государственного деятеля Михаила Пселла, что Симеон Метафраст родился в столице империи, Константинополе, прославился умением сочетать философию и риторику, был богат, занимал высокие должности при дворе: он был и госсекретарем, и политическим советником императора, и логофетом дрома 4 . Прозвание Метафраст (греч. ‘пересказчик’) он получил за поистине исторический труд (“великий подвиг”, по выражению В. Г. Васильевского) — переложение, переработку, сведение воедино и издание древних текстов о мучениках и житий святых. В имевшихся в то время житиях, с его точки зрения, существовало много недостатков — они были написаны грубым, нелитературным языком, их тексты были перегружены иногда вовсе нелепыми “чудесами”, искажавшими облик того святого, которому они были посвящены. Под руководством преп. Симеона Метафраста была проделана огромная работа по составлению житийного свода. К сожалению, до конца она доведена не была. Задача же стояла следующая: сохранив дух данных житий, привести их текст в соответствие с литературными требованиями и духовными запросами современного общества, то есть изменить лишь стиль и характер изложения. Убраны были длинные и похожие друг на друга вступления и заключения. Оставались главным образом лишь повествовательные части и описания чудес, совершенных при жизни праведника. Все эти жития после переработки объединялись простотой изложения, краткостью, достоверностью, доступностью для чтения и понимания.

Точно неизвестно, сколько житий было составлено таким образом, а сколько переписано заново самим преп. Симеоном Метафрастом. Полного собрания их не существует и сегодня. По мнению Л. Алляция (XVII в.), Симеон собственноручно исправил и написал 122 жития.

Новые принципы построения агиографических сочинений сказались и на данном житии свт. Григория Двоеслова. Сразу надо отметить, что оно выделяется из остальной массы текстов, в частности, тем, что в нем не прослеживается весь жизненный путь свт. Григория. Путем компоновки двух фрагментов единого сюжета автору удалось создать действительно возвышенный облик святого, оборвав повествование на описании момента наивысшего духовного подъема его героя. Вместе с тем необходимо сказать и об источниках, на основании которых было создано это житие, не являющееся полностью оригинальным произведением. Судя по всему, преп. Симеон Метафраст использовал два фрагмента из биографии Григория, написанной в 870-х гг. Иоанном Диаконом 5 , бывшим монахом монастыря в Монте-Кассино. В отличие от жития папы, созданного Павлом Диаконом, данное произведение было написано с четко выраженных проримских позиций. Симеон Метафраст объединил и переработал материал двух глав: 10 гл. I кн., сюжет об ангеле в образе нищего, и 23 гл. II кн., сюжет об ангеле — тринадцатом участнике трапезы. В таком переработанном виде житие свт. Григория Великого появилось на Руси, где позднее было включено (в раздробленном и вновь переработанном виде) в Житие свт. Григория в мартовской книге житийного свода свт. Дмитрия Ростовского.

Несмотря на все вышесказанное, в науке до сих пор нет полного единства в отношении принадлежности данного жития свт Григория перу византийского агиографа. Непосредственно автором преп. Симеон назван в Патрологии Ж.-П. Миня, составители же болландистского справочника-указателя по средневековой латинской агиографии воздерживаются от определения личности автора: они просто указывают на то, что это — латинская версия греческого жития Григория, древний вариант которого был найден в cod. Bruxellensi 64 6 . Данный перевод сделан по изданию: Vita s. Gregorii Magni per Simeonem Metaphrastem // Patrologiae cursus completus. Series latina. T. 75, Paris, 1862, cols. 496–498.

Блаженный Григорий, бывший понтификом Святой и Божией Римской Церкви, до того как стать патриархом, был монахом в монастыре св. апостола Андрея у подножия Скауры, недалеко от храма святых мучеников Иоанна и Павла 7 . К тому же и сам он стоял во главе монастыря. Матерью его была блаженная Сильвия, которая жила тогда около ворот святого апостола Павла, в месте, доставшемся ей по наследству от отца. Называлось оно Целла Нова 8 . Случилось так, что, когда он сидел в своей маленькой келье и писал, явился ему нищий и промолвил с мольбою в голосе: “Смилуйся надо мною, о раб Бога Величайшего, некогда был я кормчим корабля, но потерпел крушение, лишившись и своего и чужого добра”. Григорий же, настоящий раб Христов, бывший необычайно щедрым к беднякам, призвал управляющего и сказал: “Дай ему, брате, шесть золотых монет”. Брат же, которому поручил это дело раб Божий Григорий, исполнил порученное и дал немного денег. В тот же день тот же бедняк снова приходит к блаженному Григорию, и говорит ему: “Смилуйся надо мною, о раб Бога Величайшего, столь много потерявшим и мало от тебя получившим”. Блаженный же Григорий снова призвал своего слугу и сказал ему, чтобы он точно так же отсчитал этому бедняку шесть монет. И этот брат повиновался ему. Получив двенадцать монет, бедняк ушел, но вскоре, в этот же день, опять вернулся к блаженному Григорию. “Смилуйся надо мною, — сказал он, — раб Бога Величайшего, и дай снова что-нибудь по щедрости твоей, ибо я очень сильно поиздержался”. В третий раз призвал Григорий управляющего и сказал: “Дай, брате, этому бедняку еще шесть монет”. А тот ему отвечает: “Поверь мне, отче, в ларце не осталось ни одной монеты”. И говорит ему блаженный Григорий: “А разве нет у тебя хоть чего-нибудь в кладовой, сосуда какого, или одежды, которыми ты бы мог одарить того бедняка?”. “Нет, — отвечает тот, — никаких сосудов, разве что один серебряный, который прислала одна госпожа полный, согласно обычаю, бобов”. “Иди, — говорит раб Божий Григорий, — и подай его тому бедняку”. Брат исполнил то, что было ему поручено блаженным Григорием. Тогда бедняк, получив двенадцать монет и серебряный сосуд, удалился 9 . Когда же Григорий был патриархом святейшей и величайшей Церкви Божией древнего Рима, то, как то было в их обычае, как-то раз приказал он казначею созвать к своему столу двенадцать бедняков, чтобы они смогли позавтракать с ним. Тот послушался и созвал этих бедняков. Однако когда они заняли места за столом вместе с патриархом, то оказалось, что их — тринадцать. Вследствие чего Григорий выкликнул хранителя казны и спросил: “Разве не двенадцать человек приказал я тебе позвать? Почему же здесь, вопреки моему указанию, созвано тринадцать?”. Тот же, убоявшись его, отвечает: “Поверь мне, о почтеннейший господин, их — двенадцать”. И действительно, никто, кроме патриарха, не узрел тринадцатого. Сего тринадцатого, сидевшего во главе стола, из всех вкушавших трапезу видел только он. И вот, образ его принимал разные формы. То выступал он под видом старика, то под личиною юноши 10 . И вот, когда все они встали из-за стола, блаженный Григорий, отпустив остальных, сего тринадцатого, представшего в столь удивительном виде, схватив за руку, ввел в спальню и обратился к нему со следующей речью: “Умоляю тебя величайшим именем Бога Всемогущего, открой мне, кто ты и как тебя зовут?” 11 . А тот и отвечает: “Почему ты расспра­шиваешь о имени моем? Что здесь удивительного? Я — тот бедняк, который пришел к тебе в пристанище святого апостола Андрея у подножья Скауры, когда ты сидел в своей комнате и писал, которому ты дал двенадцать монет и сосуд, присланный тебе с бобами блаженной матерью Сильвией. Поскольку же очевидно, что ты постоянно пребывал в простоте и смирении сердца, по причине чего ты и отдал мне это, то порешил Господь — быть тебе понтификом Святой Церкви твоей, ради которой Он также пролил Свою кровь, и преемником Петра, князя апостолов 12 , дабы смог ты доставить каждому все, что ни понадобится”. “А откуда, — говорит блаженный Григорий, — ты узнал тогда о словах Господа и решил, что я стану понтификом?”. “Потому что, — отвечает тот, — я ангел Бога Всемогущего, потому-то и узнал я это. И тогда Господь послал меня исследовать намерение души твоей, творишь ли ты милостыню по доброте своей, либо же совершаешь то из притворства”. Услышав эти слова, блаженный Григорий устрашился, ибо не знал он раньше, что это ангел, а потому поступал и говорил с ним, как с человеком. И сказал ангел блаженному Григорию: “Не бойся, ибо послал меня Бог, дабы с тобою пребывал я в сей жизни”. Он же, услышав это, приник лицом к земле и восславил Господа и сказал: “Если уж сею малостию заслужил я расположение, и Господь тишайший явил столь великую щедрость мне, послав ко мне ангела Своего, ставшего моим стражем вечным 13 , то каким же будет величие славы тех, кто подчиняется Его указаниям и почитает справедливость? Истинно вещает говорящий, что милосердие проявляется в суде и что полезное Богу делает жалеющий бедняков. Да и сам Господь ангелов, Творец блага человеческого, тех, что одесную поставлены будут, так ободряет: “Приидите, благословенные Отца Моего, примите уготованное вам от создания мира наследие царства”. И: “Алкал Я, и вы дали Мне есть. Жаждал, и вы дали Мне пить. Был Я чужа­ком, и подобрали вы Меня. Болел, и посетили Меня. Был наг, и вы покрыли Меня. В темнице был, и вы пришли ко Мне. Как вы сделали одному из братьев Моих младших, так и Мне сделали” 14 . О, если бы при этом всем нам услышать сей блаженный глас, который мы и слышим ушами, и воспринимаем из священных книг. Так последуем же сему вечному благу, которое уготовал Бог почитающим Его милостью, а также добротою Господа нашего Иисуса Христа, Чья слава во веки веков. Аминь”.

Перевод с латыни М. Тимофеева

1Н. Б-в. Метафраст Симеон // Т. XIX. СПб., 1896, с. 167.

2Васильевский В. Г. О жизни и трудах Симеона Метафраста // Журнал Министерства народного просвещения. Ч. 212, декабрь, 18, сс. 379–437. Об А. А. Кунике см. с. 380.

Читать еще:  Порфирий Кавсокаливит - житие и биография старца, труды и творения, слова и советы, наставления и поучения
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector