0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Николай Японский: житие святого, мощи и храмы, дни памяти, почитание

Содержание

Николай Японский

В представлении многих людей Япония ассоциируется с необычной восточной культурой, своеобразной философией, самурайской доблестью и цветущей сакурой. Если говорить о связи православной культуры с этой удивительной страной, сразу вспоминается жизненный путь Николая Японского. Именно святитель Николай внес наибольший вклад в популяризацию Православия в Стране Восходящего Солнца.

Личность священника

Николай Японский по праву считается одним из величайших духовных просветителей XX века. Всю свою жизнь без остатка он посвятил миссионерской деятельности на японской территории. Искренне и пылко он проповедовал Евангелие и Слово Божье в Японии, стараясь донести свет Православия до жителей этой страны.

Его усилия не были бесплодными, ведь после себя проповедник оставил богатое духовное наследие. Благодаря стараниям святителя Николая, к православной вере в Японии пришли 35 тысяч человек. Многие современники отца Николая утверждают, что по своей популярности святитель мог соперничать только с японским императором.

Путешественнику в Японии достаточно было назвать имя проповедника, и местные жители сразу же указывали дорогу к ближайшему православному храму. Когда в Японию приезжали священники из России, их встречали приветливо и гостеприимно, ведь русские церковные одеяния у местных жителей ассоциировались именно с деятельностью отца Николая.

Николай Японский находил индивидуальный подход к каждому прихожанину, точно зная, что именно нужно его душе в этот момент, мог быть и строгим, и чутким одновременно. В словах проповедник часто был довольно сдержан, но это не мешало ему быстро налаживать контакт с людьми.

Если необходимо было встряхнуть прихожанина, привести его в чувство, настоять на прекращении каких-либо греховных поступков, святитель бывал довольно строгим и бескомпромиссным. Если же человек нуждался в помощи и поддержке, священник становился добрым и понимающим собеседником.

Важно! Личность священника можно описать так — твердая воля, бесконечное трудолюбие, доброе сердце, непоколебимая вера в святые идеалы.

Несмотря на то, что деятельность священника была плодотворной, это вовсе не означает, что его жизнь в Японии была безоблачной, лишенной любых трудностей. Духовная деятельность отца Николая была сопряжена со многими скорбями и лишениями. Японские власти подозревали русского священнослужителя в шпионаже.

Они обвиняли отца Николая в том, что он специально сеет на японской территории вражескую идеологию и симпатию к России. Русские считали, что святитель Николай напрасно осуществляет свою миссионерскую деятельность именно в Японии, так как там он может сообщить о стране такие сведения, которых японцы не должны знать.

Его деятельность считали вредной, а самого священника — оригиналом, который выбрал эту стезю только для того, чтобы возвысится над другими. Сам же священник считал своим долгом проповедовать христианство среди язычников и был твердо убежден, что Православие и духовная жизнь всегда должны оставаться вне политики.

Жизнеописание

В миру отца Николая звали Иваном Касаткиным. Маленький Иван родился в семье диакона сельской церкви в 1836 году. Иваном ребенка назвали в честь Иоанна Предтечи, крестившего самого Сына Божьего. Вскоре после рождения Ивана, мать мальчика умерла. Село Березы, в котором родился и вырос будущий предстоятель Русской Православной Церкви, было полностью сожжено в годы Великой Отечественной Войны.

Семья сельского священника жила крайне бедно, но уже в детстве Иван решил посвятить свою жизнь служению Богу. Мальчик сначала закончил обучение в духовном училище, затем поступил в Смоленскую духовную семинарию. В семинарии он был одним из лучших учеников, поэтому преподаватели ходатайствовали о том, чтобы талантливый студент продолжил обучение в академии Петербурга.

Студент проявлял выдающиеся способности, и многие преподаватели академии пророчили ему должность профессора. Но он принял неожиданное решение отправиться в Японию для ведения там миссионерской деятельности.

Интересно знать! Решение уехать в Японию пришло к будущему священнику спонтанно. До этого момента он не только не думал об отъезде из России, но и о принятии монашеского пострига. Увидев объявление о наборе священников для служения на территории Японии, Иван отправился на вечернее богослужение. Именно во время церковной службы он четко осознал, что хочет стать монахом и уехать в Японию. Сразу после этого он доложил о своем желании митрополиту.

В 1860 году он был пострижен в монахи под именем Николай.

После отъезда из Петербурга Николай отправился в родной поселок, чтобы проститься с близкими. Будучи студентом академии, он не забывал о своем отце и ежемесячно отправлял ему часть жалования. Отец поддержал решение сына и подарил ему Смоленскую икону Богородицы, которую тот хранил всю жизнь.

В 1861 году священник прибыл в японский город Хакодате.

Японский период жизни священника

К приезду священника русское консульство в Японии позаботилось о строительстве православного храма — в Хакодате был построен деревянный храм Воскресения Христова. Священник, который ранее вел в нем богослужения, не мог продолжать свою деятельность в связи с ухудшением состояния здоровья. Отцу Николаю предстояло занять его место.

По прибытию в Японию отец Николай столкнулся с первыми трудностями. Отношение японцев к русским было враждебным, местные жители русских людей считали варварами. Многие японцы ратовали за то, чтобы русские были изгнаны с их земли. Ксенофобия в таких условиях порой проявлялась в виде открытого насилия — в Хакодате часто случались жестокие нападения на христиан.

Молодому священнику было очень тяжело справиться с навалившимися на него проблемами, но он не усомнился в правильности своего решения. Многие часы он проводил в своей келье, обращаясь к Богу с просьбой о помощи и наставлении.

Вначале Николай был плохо знаком с языком и культурой местных жителей, поэтому о просветительской деятельности не могло идти речи. Русских в то время считали опасными варварами, а христианство — страшной тоталитарной сектой. С усердием Николай взялся за изучение японского языка и вскоре овладел им на достаточно хорошем уровне.

Первым миссионерским успехом предстоятеля было обращение в христианство японского языческого жреца Такума Сабаве. Помимо языческих убеждений, мужчина состоял в тайном обществе, желающем изгнать иностранцев из Японии. После бесед с проповедником, изначально негативно настроенный японец, полностью изменил свое мировоззрение и отношение к русским людям.

После крещения Сабаве привел к священнику своих друзей. Вскоре крещение приняли более двадцати человек.

Интересно знать! На долю Такума Сабаве выпало много испытаний. Будучи жрецом, он был очень обеспеченным и уважаемым человеком. После принятия христианства, он утратил источник дохода, а потрясенная жена Сабаве вскоре сошла с ума и сожгла семейный дом вместе со всем имуществом.

Такума, принявший крещение под именем Павел, преследовался властями и вскоре был заключен в тюрьму. Святитель Николай очень беспокоился о судьбе своего ученика, но вскоре его жизнь наладилась. Сын Павла Сабаве стал христианином, а сам Павел после выхода из тюрьмы был рукоположен в сан диакона.

Число последователей христианства увеличивалась с каждым днем, что говорило о возможности систематического распространения христианского вероучения на территории Японии. Святитель Николай на время оставил своих учеников и отправился в Россию. Ему предстояло убедить Святейший Синод в необходимости открытия новой духовной миссии в Стране Восходящего Солнца.

Просьбы священника были удовлетворены. В Японию отправились новые священники, из государственного бюджета были выделены деньги, необходимые для хозяйственных и типографских нужд. Вскоре после этого отец Николай принимает решение отправиться в Токио.

Русско-японская война и последние годы жизни отца Николая

В этот период жизни священника начинается русско-японская война. Это не могло не отразиться на отношении японских властей к Православию. В газетах того времени православные храмы называли «ненавистными», «вражескими», «рассадниками зла».

После разрыва дипломатических отношений с Россией, только двое священников приняли решение вернуться на Родину. Отец Николай и его последователи остались на японской земле, так как не могли бросить свою паству.

Важно! В этот период отец Николай отстранился от проведения Богослужений и всецело посвятил себя переводу церковных книг. Будучи подданным России, он не мог молиться в храме вместе с прихожанами о победе Японии в грядущей войне. Своих прихожан он наставлял защищать Отечество, но руководствоваться не ненавистью к противнику, а любовью к своему народу.

В этот сложный период Отец Николай проявил истинную мудрость, которая подняла авторитет Православной Церкви в глазах простых японцев. Этот авторитет способствовал сближению России и Японии в послевоенные годы.

Священник прослужил на территории Японии более пятидесяти лет. Тяготы и лишения, пережитые отцом Николаем за эти годы, стали причиной обострения хронической сердечной астмы. Святитель Николай дожил до преклонных лет и умер 16 февраля 1912 года.

Труды священника

Миссионерская деятельность на территории иностранного государства невозможна без церковных книг, переведенных на язык простых прихожан. Перевод Священного Писания на японский язык святитель Николай считал главным делом своей жизни. Изначально он принялся за перевод Нового завета.

Затем предстояло перевести Ветхий Завет и книги, необходимые для проведения богослужений. Изначально все церковные службы проводились на церковнославянском языке, на японский язык были переведены лишь ключевые фразы православных молитв. Заветной мечтой священника был перевод всей Библии, но, к сожалению, ему не хватило на это времени.

Интересно знать! При переводе церковных текстов священник обращался за помощью к местным жителям. Многие иероглифы использовались в языческих молитвенных текстах и могли принимать ненужную эмоциональную окраску, вызывать неправильные ассоциации. Отец Николай обращался за советом к другим священникам и прихожанам, чтобы определить возможность использования того или иного иероглифа в православном контексте.

Помимо переводческой деятельности особое значение имеют и дневники священника. Они являются источником жизненных наблюдений в японский период жизни, важных мыслей и наставлений.

Канонизация Святого и память о нем

Святитель Николай был канонизирован спустя 60 лет после смерти. Несмотря на это, почитание началось еще при жизни Святого.

  • Его мощи были преданы земле на одном из самых уважаемых кладбищ Токио. Их небольшие извлеченные частицы считаются главными святынями православных храмов Японии.
  • В память о нем исполняются специальные тропари и кондаки. Они составлены на русском и японском языках.
  • Святого вспоминают в православных храмах России и Японии 3 февраля. В честь Святого названы 4 храма в Японии, 8 храмов в России и 4 храма в других странах.

Жизненный путь Николая Японского был ярким и самобытным. Для многих людей России и Японии святитель Николай стал примером истинной христианской доблести и горячей любви к Господу и людям.

Равноапостольный Николай Японский (Касаткин) архиепископ

Дни памяти

7 августа (переходящая) – Собор Смоленских святых

Житие

Свя­той рав­ноап­о­столь­ный Ни­ко­лай, ар­хи­епи­скоп Япон­ский, в ми­ру Иван Ди­мит­ри­е­вич Ка­сат­кин, ро­дил­ся 1 ав­гу­ста 1836 го­да в Бе­ре­зов­ском по­го­сте, Воль­ско­го уез­да, Смо­лен­ской гу­бер­нии, где его отец слу­жил диа­ко­ном. Пя­ти лет он по­те­рял мать. Окон­чив Бель­ское ду­хов­ное учи­ли­ще, а за­тем Смо­лен­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию, в 1857 го­ду Иван Ка­сат­кин по­сту­пил в Санкт-Пе­тер­бург­скую ду­хов­ную ака­де­мию. 24 июня 1860 го­да в ака­де­ми­че­ском хра­ме Две­на­дца­ти Апо­сто­лов епи­скоп Нек­та­рий со­вер­шил по­стри­же­ние его в мо­на­ше­ство с на­ре­че­ни­ем име­ни Ни­ко­лай. В день па­мя­ти пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, 29 июня, инок Ни­ко­лай был по­свя­щен во иеро­ди­а­ко­на, а 30 июня – в пре­столь­ный празд­ник ака­де­ми­че­ско­го хра­ма – в сан иеро­мо­на­ха. За­тем по его же­ла­нию отец Ни­ко­лай был на­зна­чен в Япо­нию на­сто­я­те­лем кон­суль­ско­го хра­ма го­ро­да Ха­ко­да­те.

Сна­ча­ла про­по­ведь Еван­ге­лия в Япо­нии ка­за­лась со­вер­шен­но немыс­ли­мой. По сло­вам са­мо­го от­ца Ни­ко­лая, «то­гдаш­ние япон­цы смот­ре­ли на ино­стран­цев как на зве­рей, а на хри­сти­ан­ство как на зло­дей­скую цер­ковь, к ко­то­рой мо­гут при­над­ле­жать толь­ко отъ­яв­лен­ные зло­деи и ча­ро­деи». Во­семь лет ушло на то, чтобы изу­чить стра­ну, на­род, язык, нра­вы, обы­чаи тех, сре­ди ко­го пред­сто­я­ло про­по­ве­до­вать, и к 1868 го­ду паства от­ца Ни­ко­лая на­счи­ты­ва­ла уже око­ло два­дца­ти япон­цев. В кон­це 1869 го­да иеро­мо­нах Ни­ко­лай в Пе­тер­бур­ге до­ло­жил Си­но­ду о ре­зуль­та­тах сво­ей ра­бо­ты. Бы­ло при­ня­то ре­ше­ние: «Об­ра­зо­вать для про­по­ве­ди меж­ду япон­ски­ми языч­ни­ка­ми Сло­ва Бо­жия осо­бую Рос­сий­скую Ду­хов­ную Мис­сию». Отец Ни­ко­лай был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та и на­зна­чен на­чаль­ни­ком этой Мис­сии. Вер­нув­шись в Япо­нию, бу­ду­щий свя­ти­тель пе­ре­дал Ха­ко­дат­скую паст­ву иеро­мо­на­ху Ана­то­лию, а сам пе­ре­нес центр Мис­сии в То­кио. В 1871 го­ду в стране на­ча­лось го­не­ние на хри­сти­ан, мно­гие под­вер­га­лись пре­сле­до­ва­ни­ям (в том чис­ле пер­вый пра­во­слав­ный япо­нец, зна­ме­ни­тый впо­след­ствии мис­си­о­нер-свя­щен­ник Па­вел Са­ва­бе). Толь­ко к 1873 го­ду го­не­ния несколь­ко пре­кра­ти­лись, и ста­ла воз­мож­на сво­бод­ная про­по­ведь хри­сти­ан­ства.

Читать еще:  Аврелий Августин - житие и творения, почитание и дни памяти, мощи

В тот же год ар­хи­манд­рит Ни­ко­лай при­сту­пил к стро­и­тель­ству в То­кио церк­ви и шко­лы на пять­де­сят че­ло­век, а за­тем и ду­хов­но­го учи­ли­ща, ко­то­рое в 1878 го­ду бы­ло пре­об­ра­зо­ва­но в се­ми­на­рию.

В 1874 го­ду в То­кио при­был прео­свя­щен­ный Па­вел, епи­скоп Кам­чат­ский, чтобы ру­ко­по­ло­жить во свя­щен­ный сан ре­ко­мен­ду­е­мых ар­хи­манд­ри­том Ни­ко­ла­ем кан­ди­да­тов из мест­но­го на­се­ле­ния. К это­му вре­ме­ни при Мис­сии в То­кио дей­ство­ва­ли че­ты­ре учи­ли­ща – ка­те­хи­за­тор­ское, се­ми­нар­ское, жен­ское, при­чет­ни­че­ское, а в Ха­ко­да­те два – для маль­чи­ков и де­во­чек. Во вто­рой по­ло­вине 1877 го­да Мис­си­ей стал ре­гу­ляр­но из­да­вать­ся жур­нал «Цер­ков­ный вест­ник». К 1878 го­ду в Япо­нии на­счи­ты­ва­лось уже 4115 хри­сти­ан, су­ще­ство­ва­ли мно­го­чис­лен­ные хри­сти­ан­ские об­щи­ны. Бо­го­слу­же­ние и пре­по­да­ва­ние на род­ном язы­ке, из­да­ние книг ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го со­дер­жа­ния – вот сред­ства, ко­то­рые поз­во­ли­ли Мис­сии до­бить­ся за ко­рот­кий срок столь зна­чи­тель­ных ре­зуль­та­тов.

30 мар­та 1880 го­да в Тро­иц­ком со­бо­ре Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры со­сто­я­лась хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Ни­ко­лая во епи­ско­па. Вер­нув­шись в Япо­нию, свя­ти­тель с еще боль­шим усер­ди­ем стал про­дол­жать свои апо­столь­ские тру­ды: за­вер­шил стро­и­тель­ство со­бо­ра Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва в То­кио, при­нял­ся за но­вый пе­ре­вод бо­го­слу­жеб­ных книг, со­ста­вил на япон­ском язы­ке осо­бый пра­во­слав­ный бо­го­слов­ский сло­варь.

Боль­шие ис­пы­та­ния вы­па­ли на до­лю свя­ти­те­ля и его паст­вы в пе­ри­од рус­ско-япон­ской вой­ны. За свои по­движ­ни­че­ские тру­ды в эти тя­же­лые го­ды он был удо­сто­ен воз­ве­де­ния в сан ар­хи­епи­ско­па.

В 1911 го­ду ис­пол­ни­лось пол­ве­ка с тех пор, как мо­ло­дой иеро­мо­нах Ни­ко­лай впер­вые сту­пил на япон­скую зем­лю. К то­му вре­ме­ни в 266 об­щи­нах Япон­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви бы­ло 33017 хри­сти­ан, 1 ар­хи­епи­скоп, 1 епи­скоп, 35 свя­щен­ни­ков, 6 диа­ко­нов, 14 учи­те­лей пе­ния, 116 про­по­вед­ни­ков-ка­те­хи­за­то­ров.

3 фев­ра­ля 1912 го­да, на 76-м го­ду жиз­ни, про­све­ти­тель Япо­нии ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай мир­но ото­шел ко Гос­по­ду. Свя­щен­ный Си­нод Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 10 ап­ре­ля 1970 го­да вы­нес акт о про­слав­ле­нии свя­ти­те­ля в ли­ке рав­ноап­о­сто­лов, ибо в Япо­нии свя­той уже дав­но был чтим как ве­ли­кий пра­вед­ник и мо­лит­вен­ник пред Гос­по­дом.

Святитель Николай Японский: жизнь и равноапостольное служение

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

Япония вплоть до начала XX века была настроена враждебно по отношению ко всему чужеземному. С особенной настороженностью японцы смотрели на веру в Христа. Серьезную роль в этом сыграло первое столкновение «страны Ниппон» с религией Христа, которое произошло в XVI веке через португальских и испанских иезуитов. Однако, появился человек, который не только сумел примирить Страну Восходящего Солнца с христианством, но и обратить в православие более 30 тысяч ее жителей. Этот подвижник – святой равноапостольный Николай, архиепископ Японский (до пострига Иван Дмитриевич Касаткин).

Николай, архиепископ Токийский и Японский

Детство и юность

Иван Дмитриевич родился под Смоленском. Его отцом был деревенский дьякон. Произошло это в 1836 году. Родители его были небогатыми людьми, но смогли дать сыну хорошее образование. Духовное училище, семинария, и, наконец, Петербургская духовная академия.

Полезные материалы

В 1862 году, когда молодой человек уже завершал курс в академии, появилось извещение, что в церковь при русском консульстве в Японии приглашается батюшка. Юноша, до этого и не помышлявший о Стране Восходящего Солнца, принял решение ехать туда. Это случилось во время всенощной. Он явился к своему начальству с заявлением о желании стать настоятелем храма в городе Хакодате и с просьбой о монашеском постриге.

Сначала состоялся постриг, через несколько дней инока Николая рукоположили в иподиаконы, а затем и в иеромонахи. Отцу Николаю в то время было 26 лет.

Приезд в Японию

Приехав в Японию, отец Николай обнаружил там мир, совершенно непохожий на все то, с чем он сталкивался ранее, культуру древнюю, своеобразную, по-своему очень красивую и глубокую, но во многом антагоничную ко всему иноземному, и в особенности, к христианству.

В письмах он упоминал о том, что японцы смеются над ним и даже бросают в него камнями, когда он в облачении проходит по улице. Однако, молодой священник не ограничился службами в храме при консульстве, а решил посвятить себя делу, на первый взгляд, совершенно немыслимому – проповеди православия среди японцев. А для этого нужно было перестать быть для здешних жителей чужим. И отец Николай стал обучаться языку, постигать островные обычаи.

На это ушло пять лет.

Он старательно вникал в особенности этикета японцев, их бытовое поведение, словом, делал все, для того, чтобы лучше понимать этот народ, стать для японцев если не своим полностью, то, хотя бы, не совсем чужим. Только в этом случае он считал возможным приступить к проповеди православной веры на японских островах.

Первые крещения

Деятельность и молитвы отца Николая не прошли даром и в Японии стали появляться христиане. Первым из жителей, кого окрестил отец Николай, стал самурай Такума Савабе, вначале – его злейший враг, впоследствии – верный последователь и продолжатель дела.

Савабе-сан был выходцем из старинного и воинственного рода, в доме русского консула он бывал, чтобы учить фехтованию сына консула. Кроме того, он был жрецом одного из синтоистских храмов Хакодате. Неудивительно, что он был приверженцем традиционной культуры японских островов и очень не любил все иноземное, в особенности – христианскую веру.

Встречаясь с русским священником в консульстве, он смотрел на него с неприкрытой злобой. И как-то отец Николай обратился к нему с вопросом:

Рассудив, что и в самом деле, глупо ненавидеть то, о чем не имеешь представления, Такума Савабе стал слушать объяснения русского иеромонаха и задавать вопросы.

Он стал часто приходить к нему для разговоров на духовные темы, и приводил с собой еще двоих, ищущих истины – Сакаи Ацунори и Урано. Эти люди и стали первыми последователями отца Николая на Японских островах. В 1868 году святитель окрестил их. Савабе стал Павлом, Урано – Иаковом, Сакаи – Иоанном.

Сделано все было в глубоком секрете, поскольку в тогда в Японии христианам было запрещено осуществлять миссионерскую деятельность. Это было время, когда Япония была раздираема гражданской смутой, и нужно было соблюдать максимальную осторожность, чтобы не вызвать всплеска фанатизма среди поборников старых традиций.

Создание духовной миссии

Через полгода после крещения первых новообращенных, гражданская смута закончилась. Япония повернулась лицом к Западу, к переменам и прогрессу. Это была так называемая эпоха Мэйдзи. Прекратились и гонения на последователей веры в Христа. Отец Николай поехал в столицу Российской империи с прошением о создании в Японии русской духовной миссии. Это предложение было поддержано Святейшим Синодом и государем.

Вновь созданная миссия поступила под начало епископа Камчатского. Ее опорные пункты расположились в Киото, Токио, Хакодате и Нагасаки. Главой миссии был назначен отец Николай, уже в сане архимандрита. В 1871 году архимандрит Николай вернулся на острова, а вслед за ним потянулись еще священники. Через год начальник русской православной миссии в Японии с перебрался в Токио, поручив храм в Хакодате своему заместителю.

Главной задачей святителя отныне становится перевод Евангелия и других христианских текстов на японский язык. Он начал этот труд еще будучи в Хакодате, а теперь посвятил ему все свои силы и все время.

Первоначально богослужения в православных храмах Страны Восходящего Солнца шли на церковнославянском языке, по-японски произносились лишь «Верую», «Отче наш», «Господи, помилуй» и некоторые другие молитвы. Но в традиции православия служить на родном языке прихожан. Поэтому владыка Николай принялся за этот титанический труд, который стал подвигом всей его жизни.

Для того, чтобы перевести Новый Завет, ему пришлось обращаться, при помощи переводчиков, к китайскому, английскому вариантам текста, а так же сверяться с Септуагинтой (Septuaginta – первый греческий перевод Ветхого Завета, сделанный в течение III-II вв. до н.э. Ветхий Завет в этом переводе сыграл огромную роль для Церкви.) , Вульгатой ( лат. Biblia Vulgata «Общепринятая Библия» — латинский перевод Священного Писания, основанный на трудах Иеронима Стридонского) .

30 лет отец Николай и его помощники из новообращенных христиан, среди которых было очень много образованных людей, знающих языки, трудились над переводами священных текстов.

Во время войны

Когда грянула русско-японская война, многие православные священники покинули острова и вернулись в Россию. Но отца Николая, который к тому времени получил уже сан епископа, его многочисленная к тому времени паства просила не покидать их. И он принял непростое решение остаться со своими духовными детьми, несмотря на то, что его государство воевало с Японией.

Он занялся исключительно одними лишь переводами, прервав общение с Россией, и участие в богослужениях. Причина была простая – во время службы возносятся молитвы за страну и воинство, а святитель не мог себе позволить публично молиться за Россию в стране, которая вела с ней войну. Его прихожане могли быть поставлены этим в сложное положение. В то же время он отправил во все приходы послания, в которых благословлял православных японцев молиться за Японию и японскую армию.

Когда на острова начали привозить русских военнопленных, епископ делал все, чтобы облегчить их участь. Было создано специальное общество для помощи военнопленным. Самого отца Николая к ним не допускали, но к пленникам приходили его ученики и прихожане, и приносили им продукты, лекарства и пастырские наставления и слова поддержки от владыки.

Поведение отца Николая в период военных действий, его мудрость и мужество были высоко оценены и японским обществом, и в российских правительственных кругах.

Кончина святителя

Николай Японский умер в 1912 году, окруженный учениками, последователями и почитателями. За год до смерти он успел отпраздновать пятидесятилетие своего служения на японской земле. Он был окружен исключительным уважением и почитанием местного населения, не только православных японцев, но и тех, кто хранил приверженность традиционным культам.

Миссию он передал в надежные руки своих последователей и умер со спокойным сердцем за дело своей жизни. В день его похорон среди моря цветов и венков можно было видеть венок от императора – редчайший знак уважения, которого иностранцы никогда не удостаивались.

Сейчас есть храмы во имя святого равноапостольного Николая Японского. Один из них возведен в поселке Мирном Тверской области. Недавно организованный приход с новым храмом Николая Японского имеется в Минске. Там же находится его икона.Память святого чтят 16 февраля.

Не меньшим, если не большим почтением, чем у нас, имя святителя окружено в Японии. Благодаря его трудам в этой стране было очень много сделано для укрепления православия:

  • в столице страны выстроен кафедральный собор и несколько церквей в других городах;
  • организовано 276 приходов;
  • число прихожан пдостигло 34000;
  • святитель Николай воспитал 8 диаконов, 34 священника и одного епископа.

И настоящее время среди японских христиан 36 тысяч составляют православные. В большинстве своем – это потомки тех, кто был окрещен при жизни отца Николая.

Наследие Николая Японского

Николай Японский известен не только как миссионер. Его справедливо считают одним из выдающихся востоковедов, японистов двадцатого столетия. Собрание трудов отца Николая достигает 10 томов. Это не только переводы и обращения к прихожанам, но и дневники, имеющие немалую ценность. Он вел их всю жизнь.

Самые ранние из дошедших до нас датированы 1870 годом, последние – 1911-м. В них были отражены и период, когда святитель жил в России, и первые его впечатления о Японии, и рассказы о первых опытах переводов, размышления по поводу начала миссионерской деятельности, а так же содержались рассказы о периоде войны между Россией и Японией, и о многом другом, что пережил и видел святитель за годы своего апостольского служения.

Считалось, что эти записи были утрачены, когда в кафедральном соборе Токио вспыхнул огонь. Это произошло в начале 20-х годов прошлого века в результате мощного землетрясения. Не было бы ничего странного, если бы в суматохе такой катастрофы погибли бы тетради. Однако, произошло все иначе.

В семидесятых годах XX века филолог из Японии Кэнноске Никамура занимался изысканиями творчества Достоевского. С этой целью он приехал в СССР и работал в ЦГИА. Здесь совершенно случайно он наткнулся на дневники Николая Японского.

Так уж случилось, что во время своего недолгого пребывания в России, владыка встречался с Федором Михайловичем Достоевским, было это накануне произнесения писателем речи по поводу столетия Александра Пушкина. Этот эпизод был зафиксирован в одном из писем Достоевского. Поэтому, производя изыскания о Достоевском, русист из Страны Восходящего Солнца и обнаружил записи Николая Японского, имя которого было ему хорошо известно.

В Центральном государственном историческом архиве эти «утерянные» бумаги оказались после событий 1917 года, когда в ЦГИА перешли все архивы Святейшего Синода, и долгое время лежали там неразобранными. Оказывается, один из преемников владыки Николая сразу после его ухода из жизни передал 30 тетрадей, содержащих записи святителя, в Священный Синод.

Это и стало причиной того, что впервые дневники великого православного подвижника увидели свет в Японии. Это событие имело место в 1994 году. Относительно недавно эти записи владыки Николая были опубликованы и в России. Они представляют собой пять томов, почти по 800 страниц каждый.
В целом же наследие отца Николая, как уже говорилось, насчитывает 10 томов.
Жизнь святителя Николая навсегда останется ярчайшим образцом беззаветного апостольского служения.

Николай Японский: житие православного самурая

Приблизительное время чтения: 4 мин.

Читать еще:  Эмилиан Вафидис - житие и творения, слова и наставления, дни памяти, мощи

16 февраля — день памяти святителя Николая Японского. Будущий Святитель родился в 1836 году в Смоленской губернии. В 60-х годах XIX века в российском государстве возникла идея о развитии православной миссии в Японии. Получивший к тому времени духовное образование, Иван Касаткин, так звали святителя в миру, решил посвятить себя этому служению. Принеся монашеские обеты он отправился служить в церкви при русскому консульстве в городе Хакодате.

Групповая фотография участников Всеяпонского Православного Собора 1882 г.В центре сидит св. равноап. Николай Японский

К проповеди среди японцев святитель готовился с настоящим восточным упорством — в течение 8 лет — изучал японский язык, быт, культуру этой страны. После этого он возглавил Русскую Духовную Миссию, открывшуюся в столичном Токио. Здесь был построен православный храм, открылась духовное училище, началось издание местного «Церковного вестника», переводились книги, был создан богословский словарь. Службы и преподавание велись на японском языке.

Труднейшим периодом в жизни святителя стала Русско-японская война 1905 года – святитель, преданный своей японской пастве, не мог не болеть за русских солдат, помогая пленным.

За полвека миссионерской работы святителя Николая, в Японской Православной Церкви было образовано 266 общин, окормлявших 33 017 православных японцев. В составе епархии был 1 архиепископ, 1 епископ, 35 иереев, 6 диаконов, 14 учителей пения, 116 проповедников-катехизаторов.

Сегодня автономная Японская Православная Церковь — это три епархии, включающие в себя 150 приходов, на которых служит 40 священнослужителей. Все это — наследие святителя Николая.

10 фактов о святителе Николае Японском

1) Что бы добираться до семинарии губернского города Смоленска, будущему святому пришлось пройти пешком более 150 верст. Иван Касаткин был из духовного сословия, и был воспитан с верой в то, что должен обязательно следовать пути его отца-священника.

2) Дорога до Японии заняла целый год. Через всю Сибирь святитель проехал в кибитке. «Япония рисовалась в моем воображении как невеста, поджидавшая моего прихода с букетом в руках. Вот пронесется весть о Христе и все обновится. », — вспоминал святитель в своих дневниках.

Артёмова Мария, 13 лет

3) Проповедь христианства в Японии долгое время каралось смертной казнью. «Японцы смотрели на христианство, как на зловредную секту, к которой могут принадлежать только отъявленные злодеи», — рассказывал архиепископ Николай.

Артёмова Мария, 13 лет

4) Во время занятий японским языком отдыха просили учителя, которых он нанимал по двое и трое одновременно, чтобы они могли сменять друг друга – столь сильным было его рвение поскорее овладеть языком.

5) Изучая культуру Японии, святитель ходил по буддийским и синтоистским храмам, беседовал с местными духовными учителями, изучал литературу. Однажды отец Николай зашел в буддийский храм, гостя стали усаживать, но ни одного стула рядом не оказалось. Тогда ему вежливо предложили сесть на жертвенник, к великому удивлению растерявшегося миссионера.

6) Первого японца отец Николай, несмотря на угрозу смерти, крестил уже через 4 года своего служения. Им стал бывший жрец синтоистского храма. Тот всегда с ненавистью смотрел на иеромонаха Николая, встречаясь с ним в доме консула, и святитель однажды спросил его: «За что ты на меня так сердишься?». Японец ответил: «Ты со своей проповедью больше всех повредишь Японии». «А ты разве знаком с моим учением? Сначала выслушай, а потом суди», предложил монах. Японец смутился и вдруг ответил: «Ну, говори». Вскоре Савабе был крещен с именем Павел и стал первым священником-японцем.

Рисунок Ксении Козловой, 13 лет. «Бедные японцы молятся перед иконой св. Николая Японского»

7) Поучая, святитель говорил об очень простых вещах, но всегда зажигал сердца. Земледелец, учитель, воин, купец — все они необходимы для человечества, — говорил епископ — всем им быть повелел Господь. Пусть они трудятся в сознании этого, тогда одним исполнением своего служения получат Царство Небесное. Был внимателен к людям, посещал дома, терпеливо и часто подолгу беседовал с язычниками.

8) В течении 30 лет, каждый день, ровно в шесть часов вечера входил в келью отца Николая его постоянный сотрудник по переводам Накаи-сан. Он садился рядом с епископом на низенький табурет и начинал писать под диктовку переводы духовных книг на японский язык. Работа продолжалась четыре часа. Откладывалась она только в дни вечерних богослужений и праздников.

9). Святитель был единственным русским человеком в Японии во время войны 1905. Рискуя жизнью он остался с Японской Православной Церковью. Будучи сам горячим патриотом России, епископ Николай ясно понимал, что такой же патриотизм нужен и для Японии, поэтому он настойчиво требовал от своих последователей, чтобы они были верными сынами своей страны. Православным японцам святитель Николай благословил молиться о даровании победы их императору. Но сам во время войны в общественном богослужении не участвовал — не мог молиться о победе Японии над его отечеством.

Рисунок Ксении Козловой, 13 лет

10) С юбилеем служения владыку Николая поздравлял сам губернатор Токио. Владыка согласился торжественно отпраздновать юбилей служения в Японии, зная, что праздник привлечет внимание многих, и это послужит большему распространению Веры Христовой.

Николай Японский: как русский священник стал японским святым

Национальной религией Японии считается синтоизм, но благодаря усилиям одного русского миссионера 46 тысяч японцев даже в наше время считают себя православными. Имя этого проповедника — Николай Японский. Церковь канонизировала святого в лике равноапостольных: почти 52 года он посвятил проповеди Евангелия в стране Восходящего Солнца. А 16 февраля — день его памяти.

Как русский священник попал в Японию

Николай Японский (Касаткин) родился в 1836 году в Смоленской губернии в православной семье. Отец его был дьяконом, поэтому Николай с детства посещал храм. Когда будущий святой достиг определенного возраста, поступил в Бельское духовное училище, а после его окончания — в Смоленскую духовную семинарию. За успехи в учебе его рекомендовали в Санкт-Петербургскую духовную академию.

Когда Николай был на третьем курсе, при русском консульстве в Японии открылась церковь. Для служения в этом храме не хватало только священника. Николай Касаткин, узнав об этом, подал заявку. И по Божьему промыслу, его кандидатуру утвердили. Будущий святой принял постриг и в 26 лет отправился в далекую Японию. Тогда еще никто и подумать не мог, что молодой священник всю дальнейшую жизнь посвятит миссионерству, построит собор, откроет школы и семинарию и переведет Священное Писание на японский язык. Но об этом далее.

От меча до креста один шаг

Трудно даже представить, но равноапостольный потратил восемь лет на то, чтобы привести к православию первых двадцать японцев.

Молодой иеромонах активно изучал язык, культуру, обычаи новой страны, искал подход к местным жителям. Иногда, проповедуя Евангелие, он рисковал жизнью.

Первым православным японцем стал бывший самурай и ярый синтоист Такума Савабэ, затем известный как священник Павел Савабэ. Он хотел убить русского иеромонаха, так как считал его агентом властей, желающих под предлогом православия захватить Японию.

Но Николай Японский остановил синтоиста: как можно судить о том, чего ты совсем не знаешь. И Такума захотел больше узнать о православии, а потом принял эту религию, крестился под именем Павла. За открытое исповедование христианства подвергся гонениям и был арестован. Когда вышел на свободу, принял священный сан и занялся миссионерством.

От 20 христиан до 34 тысяч

К концу жизни Николая Японского в Стране Восходящего Солнца насчитывалось свыше 34 тысяч православных христиан.

За этой цифрой стоят годы упорного труда. Трудно даже представить, но равноапостольный потратил восемь лет, чтобы привести к православию первых двадцать японцев.

Через 12 лет в Японии было уже более четырех тысяч христиан. Прошло свыше четырех десятилетий, пока количество православных в Японии достигло 33 тысяч (среди них 40 священников с местного населения). За столетие эта цифра увеличилась лишь на 13 тысяч — 46 тысяч японцев считают себя прихожанами Японской Православной Церкви (0,03 % от всего населения).

Просвещение японцев: перевод Библии, открытие семинарии и строительство собора

Равноапостольный создал все условия для проповеди христианства. Он перевел на японский язык Священное Писание (Псалтырь и Новый Завет) и соответствующие служебные книги.

Для подготовки священников открыл духовную семинарию, которая действует и в наше время, а для мальчиков и девочек — начальные школы. Чтобы обеспечить японцев нужной литературой, создал библиотеку, а также выпускал журнал «Церковный вестник» на японском языке.

Николай Японский ходатайствовал строительству Воскресенского собора в Токио. Храм был освящен в 1891 году, и в наше время считается не только религиозной, но и архитектурной достопримечательностью страны (официально причислен к важным памятникам культуры Японского государства). Местные жители называют его «Николай-до» (или «Никорай-до») в честь основателя Японской Православной Церкви.

В конце жизни святого в Японии насчитывалось, кроме собора, 8 храмов, множество небольших церквей, около 280 приходов.

О чем молятся святому?

Равноапостольный Николай Японский умер в 1912 году, по распоряжению императора его похоронили на одном из лучших кладбищ Токио — Янака. Через 58 лет Николая Касаткина канонизировали. Японские христиане хотели перенести мощи равноапостольного в Воскресенский собор, но получили отказ. Почему? Верующим объяснили, что мощи святого — достояние не только православных японцев, но и всего народа.

Праведные останки так и остались покоиться на Янака, правда, частицы мощей были переданы верующим Русской и Американской православных Церквей.

Равноапостольного посчитают во всем мире, ему молятся о покровительстве миссионеров, просвещении неверующих, укреплении служителей храма. А также о помощи в учебе и изучении иностранных языков.

Предлагаем вам также посмотреть фильм о святом Николае Японском:

Святой равноапостольный Николай Японский

С праздником Воскресного дня и памяти святого равноапостольного Николая Японского!

Ушли в далекое прошлое те времена, когда веру Христову несли по миру ученики Спасителя – апостолы. Подражая им, совершали великие труды и подвиги во имя торжества христианства те, кого стали именовать равноапостольными: император Константин, святая Нина, благоверный князь Владимир Киевский. Но разве можно человека, жившего в XIX веке, назвать равноапостольным? Да, можно. Таким человеком был святитель Николай, просветитель Японии.

Архиепископ Николай (в миру Иван Дмитриевич Касаткин) родился 1 августа 1836 года в селе Берёза Смоленской губернии. Отец его, Дмитрий Иванович, служил диаконом в сельской церкви.

Мечтая, чтобы сын стал священником, отец устроил мальчика учиться в духовное училище, а потом в Смоленскую духовную семинарию. Отец будущего святителя был настолько беден, что, когда наступала пора отправляться на учёбу, он не мог дать сыну лошади. Пройти 150 верст до Смоленска, где находилась семинария, это тяжёлый труд и для взрослого мужчины, а Ваня преодолевал его не раз в течение пяти семинарских лет. Мальчик, а потом и юноша, шёл по дороге с молитвой, и ему помогали добрые люди: то попутный ямщик посадит на облучок, то позовёт в сани кучер обоза, везущий в Смоленск сено, дрова или другие товары, а бывало, что в рессорную удобную коляску пригласит сесть добрый барин. Всегда Ваня успевал к началу нового учебного года в семинарии.

В 1856 году, блестяще окончив курс семинарии, Иван Касаткин на казённый счёт был отправлен учиться в Петербургскую духовную академию. Во время учёбы, юноша показывал выдающиеся успехи, его друзья и сами преподаватели полагали, что способного ученика оставят в академии для подготовки к званию профессора.

Приезжая домой на каникулы, помогая отцу на сенокосе или срубить новый амбар, переложить каменку в бане, Иван Касаткин и предположить не мог, что уже скоро он навсегда расстанется с родной его сердцу Смоленщиной.

Жизнь Ивана внезапно сделала крутой поворот. В семинарии в комнате для занятий уже больше недели висело объявление с предложением желающим поехать священником в церковь города Хакодате. Иван Касаткин равнодушно проходил мимо объявления: что ему за дело до какой-то Японии, у него здесь, в России, старый отец, родной дом.

Однако Господь неуклонно направляет Своих избранников на тот путь, который Он предназначил им. Однажды на всенощном бдении душу молодого семинариста вдруг пронзило непреодолимое желание отправиться в Японию, принести и туда свет евангельской проповеди. Желание было настолько сильно, что в глубоком волнении он отправился к ректору академии и сказал о своём решении. В июне 1860 года Ивана Касаткина постригли в монахи с именем Николай, а ещё через месяц рукоположили во иеромонаха.

Долгой и трудной была дорога в Японию. В слезах попрощавшись с отцом, которого он чрезвычайно любил и почитал, расставшись со всем, что было дорого сердцу, из домашних вещей с собой иеромонах Николай взял лишь икону Божией Матери Смоленскую, с которой не расставался всю жизнь.

В Николаевске-на-Амуре у него произошла примечательная встреча с владыкой Иннокентием, просветителем Сибири. Владыка благословил его на предстоящие труды и дал совет: по приезде, не откладывая ни дня, сразу же взяться за изучение японского языка.

2 июня 1861 года иеромонах Николай на транспорте «Амур» прибыл в Хакодате, где при русском консульстве была церковь Воскресения Христова.

В трудной обстановке пришлось молодому иеромонаху начинать свою деятельность. Ведь здесь всё было другим, чем в России: лица людей, звучание чужой речи, одежда, питание. Японские жилища с их тонкими, едва ли не бумажными стенами были так не похожи на русские деревенские бревенчатые избы или каменные городские особняки. Даже воздух здесь был совсем другой: влажный, с ароматами близкого моря. В Японии отец Николай оказался не только в иной стране, но в иной жизни.

Читать еще:  Феофан Грек: биография и работы иконописца, творчество и труды

Два с лишним столетия замкнутости не прошли для Японии даром. Случалось, что иностранцев убивали на улицах, ибо тогдашние японцы смотрели на иностранцев как на зверей, а на христианство как на злодейскую секту, к которой могут принадлежать только мрачные чародеи.

Как можно было в таких условиях вести свободно проповедь христианства, вынести её за стены консульского храма? Сперва важно было научиться преодолевать настороженность местных жителей, а порой – их неприкрытую злобу. Бывая по делам в русском консульстве, отец Николай частенько виделся там с японцем, который давал сыну консула уроки фехтования. На священника японец смотрел со жгучей ненавистью.

– За что ты сердишься на меня? – спросил его однажды иеромонах. – Разве я сделал тебе что-то дурное?

– Вас, чужеземцев, нужно перебить, – злобно проворчал бывший самурай. – Вы пришли в нашу землю шпионить. А ты своей проповедью христианства всех больше вредишь Японии.

– А ты когда-нибудь слышал мои проповеди?

– Нет, – замялся японец.

– Разве не справедлива ваша японская поговорка: прежде чем судить о вкусе рыбы, попробуй её? Сначала послушай меня, а потом решай, вредна моя проповедь или нет. Краска смущения залила смуглое лицо самурая. Ведь если японцы считали иностранцев зверями, то иностранцы платили им той же монетой, называли желтолицыми, придумывали другие оскорбительные клички и прозвища. Но этот европеец был совсем не похож на англичан или американцев. Как он тепло, приветливо разговаривает с ним! Почти как с братом.

Самурай Такума Савабэ стал приходить к отцу Николаю для бесед. А через несколько месяцев он попросил, чтобы отец Николай окрестил его. В Японии ещё не были отменены антихристианские законы, и Савабэ рисковал жизнью. Если откроется, что он христианин, ему отрубят голову. Не желая подвергать своего первого ученика смертельной опасности, отец Николай сказал Савабэ, что с крещением пока следует повременить. А Савабэ, уверовавший в Господа, не помышлявший теперь жизни без Христа, через какое-то время привёл в консульство своего друга, к ним присоединился третий японец. Скоро православная община насчитывала около двадцати человек, готовых принять крещение. Троих из них отец Николай тайно окрестил у себя в кабинете. Так началась история Православной Церкви в Японии.

Будущий святитель достиг удивительного знания японского разговорного и книжного языка. У него был сильный иностранный акцент, однако его понимали все японцы от мала до велика.

Благодаря трудами иеромонаха Николая и ходатайству перед Священным Синодом в марте 1871 года в Токио была открыта Русская духовная миссия, при которой действовали женское духовное училище и семинария. Многие важные правительственные чиновники отдавали своих детей на обучение в семинарию, зная о высоком уровне преподавания в этом учебном заведении. В русской семинарии учились будущий губернатор Токио, городской глава Иокогамы, ректор университета на острове Хоккайдо, будущие дипломаты, министры правительства.

Число новообращённых православных непрерывно росло. Антихристианские законы были наконец-то отменены. Веру Христову теперь можно было исповедовать безбоязненно.

Православная Японская Церковь расширялась, и 30 марта 1880 года в Троицком соборе Александро-Невской лавры в Петербурге архимандрита Николая рукоположили во епископа.

Святой угодник стал архиереем, но распорядок его дня ничуть не изменился. Вставал он, как и прежде, в пять утра и весь день трудился. После богослужения в храме преподавал в семинарии, посещал церкви, дома прихожан, говорил поучения. По городу епископ всегда ходил пешком. Только объезжая епархию, он пользовался коляской или ездил верхом.

Для отдалённых приходов высоко в горах или на малых морских островах посещения святителя были настоящим праздником. Святитель приезжал туда не только как правящий архиерей, но и как любящий отец, щедрый благотворитель, утешитель.

После совершения Божественной литургии он обходил убогие хижины, подолгу засиживался в них, решал житейские вопросы, возлагал руки на недужных, для каждого находил тёплое, участливое слово. Вместе с Евангелием, богословскими книгами он всегда привозил с собой подарки: мужчинам – рыболовные снасти, крючки, наконечники для гарпунов, женщинам – материю на платья, иголки, нитки, детям – игрушки, сласти, помогал беднякам деньгами.

Провожать святителя выходило всё селение. И долго, пока не скроется на горизонте парус лодки или за поворотом дороги его коляска, жители махали ему вслед руками.

В старости святитель часто болел, но к концу его служения не было такого отдалённого прихода, в котором он не побывал бы три-четыре раза.

Святитель Николай для совершения служб на японском языке перевел множество богослужебных книг. Его трудами были переведены на японский Новый Завет, Цветная и Постная Триодь. Многие выпускники семинарии переводили на японский язык не только церковную, но и художественную литературу.

В годы русско-японской войны будучи одновременно первосвятителем Православной Японской Церкви и патриотом России, он оставил участие в общественных богослужениях.

Архиепископ Николай к концу жизни заслужил невиданный авторитет и уважение как в Японии, так и в России. О нём ходили легенды. Священномученик протоиерей И. Восторгов писал, что «после императора не было в Японии человека, который пользовался бы в стране такой известностью. В столице не нужно было спрашивать, где Русская Православная миссия, достаточно было сказать одно слово «Николай», и буквально каждый рикша знал, куда нужно было доставить гостя миссии».

Неустанные труды, самоотверженное служение Церкви и людям подорвали силы владыки. Через год после торжественного празднования пятидесятилетие его служения в Японии, в ночь на 16 февраля 1912 года великий угодник предал Богу душу.

31 марта 1970 года просветитель японской земли, положивший начало Православной Церкви в стране восходящего солнца, был причислен к лику святых.

Вся его жизнь была отдана проповеди Евангелия, сеянию слова Божия в Стране восходящего солнца. «Знать о нём возможно более подробно – долг всякого русского человека, – писал о святителе ученый А. Платонов, – потому что такие люди, как архиепископ Николай, – гордость и украшение своей страны».

Николай Японский: житие святого, мощи и храмы, дни памяти, почитание

16 февраля — день памяти равноапостольного Николая, архиепископа Японского .

Решение поехать в Японию пришло совершенно неожиданно. Для посольской церкви в Хакодате требовался настоятель. Несколько товарищей Касаткина уже выразили желание ехать в Японию в сане священника. Юношу приглашение не заинтересовало, и он спокойно пошел ко всенощной. Но во время богослужения он вдруг решил, что должен ехать в Японию. В самый непродолжительный срок судьба Ивана Дмитриевича Касаткина была решена. В конце июня 1860 г., после возведения в сан иеромонаха, о. Николай покинул Петербург. Простившись с родными, взяв с собой Смоленскую икону Божией Матери, он отправился в далекий путь.

Аварема — помилуй

Первые семь лет своего пребывания в Хакодате настоятель консульской церкви серьезно занимался изучением японского языка, истории и культуры, а в часы досуга пытался делать переводы из некоторых священных и богослужебных книг. Поначалу за неимением перевода богослужение совершалось на церковнославянском языке, на японском же языке пелись и читались только «Господи, помилуй», «Святый Боже», «Верую» и «Отче наш». При переводе молитвы «Господи, помилуй» возник вопрос, как следует переводить слово «помилуй», которое зачастую воспринимается как помилование преступника. Епископ Николай говорил: «У нас таких отношений с нашим Богом нет. Мы возьмем слово «аварема». Так мать «милует» ребенка, «жалеет» в исконном древнерусском смысле».

Переводы текстов осложнялись спецификой грамматики японского языка, полностью противоположной русской. По-японски поставить подлежащее надо впереди, а между ним и сказуемым необходимо вместить все, что есть в переводе, и сколько бы ни было придаточных и вводных предложений, все они должны встать впереди главного сказуемого; в каждом придаточном и вводном предложениях — то же расположение частей.

В Токио

В 1869 г. по совету епископа Иннокентия о. Николай обратился в Санкт-Петербург с просьбой открыть миссию, на что получил положительный ответ.

В 1870 году о. Николай вернулся в Хакодате уже в сане архимандрита, возглавив Русскую духовную миссию в Японии.

Архимандрит Николай принялся за создание духовной семинарии, катехизаторской школы, стал издавать первые в Японии русские журналы «Православный вестник» (на русском и японском языках) и «Уранисики» («Скромность»), знакомивший японских читателей с историей, культурой, литературой России.

Кафедральный собор в честь Воскресения Христова, построенный им в Токио, до сих пор называется «собором Николая», что по-японски звучит как «Николай-до».

Христианство, по внутреннему настрою, сродни борьбе самбо — самообороне без оружия. Христианство — это борьба с самим собою, со своими пороками, недостатками, страстями: с грустью и печалью, недомоганием и унынием. Христианство — это воспитание в себе самодисциплины, собранности и любви. Православный христианин — тот же воин. В этом нас убеждает жизнь святителя Николая Японского, который трудился на своем поприще в Японии и похоронен там. Он настолько почитаем этим народом, что японцы даже отказываются передать мощи святого России.

Первый православный японец

Первым православным японцем стал Такума Савабе, бывший самурай клана Тоса, жрец старой синтоистской кумирни в Хакодате. Савабе то и дело сталкивался с иеромонахом Николаем в доме консула, где давал уроки фехтования сыну русского консула И. А. Гошкевича, и всегда смотрел на святителя с такой ненавистью, что однажды тот не выдержал и спросил: «За что ты на меня так сердишься?» Последовал совершенно определенный ответ: «Вас, иностранцев, нужно всех перебить. Вы пришли выглядывать нашу землю. А ты со своей проповедью всего больше повредишь Японии».

— А ты разве уже знаком с моим учением?

— Нет, — смутился японец.

— А разве справедливо судить, тем более осуждать кого-нибудь, не выслушавши его? Ты сначала выслушай, да узнай, а потом и суди.

Слова иеромонаха Николая потрясли самурая. Он испросил дозволения встретиться с русским священником вновь и продолжить беседу.

Савабе тайком читал Евангелие во время службы в своем языческом храме, положив перед собой Евангелие вместо языческого служебника и постукивая в обычный барабан. Никто и не думал, что он читал иностранную «ересь».

В апреле 1868 года, во время начавшихся гонений на католиков, иеромонах Николай тайно крестил трех друзей в своем кабинете. Это были Павел Савабе, который в 1875 году стал первым японским православным священником, Иоанн Сакаи и Иаков Урано. Именно тогда, за пять месяцев до наступления эпохи Мэйдзи, зародилась Японская Православная Церковь.

И христианин — воин

.

С обострением отношений между Россией и Японией православных японцев волновал вопрос, должны ли они участвовать в войне против России. На это Владыка отвечал своим духовным чадам, что долг каждого христианина защищать свое отечество. В случае начала войны японцы должны будут относиться к России как к неприятелю, но «воевать с врагами не значит ненавидеть их, а только защищать свое отечество. Доселе я молился за процветание и мир Японской империи. Ныне же, раз война объявлена между Японией и моей родиной, я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным отечеством. Я также имею обязательства к своей родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране».

Последние годы жизни

15 февраля Владыка, страдавший сердечной астмой, потребовал возобновления проходивших обычно в соседней комнате и отмененных по рекомендации врачей занятий хора и попросил исполнить любимое им «На реках Вавилонских». Ночью начался бред, во время которого умирающий несколько раз произнес слово «Воскресение». 16 февраля в четверть восьмого зазвонил большой храмовый колокол, извещавший о кончине святителя Николая.

Об упокоении Владыки на четырех престолах было отслужено четыре литургии. Отпевание совершалось в соборе Воскресения Христова, главным образом по-японски. Среди прочих венков выделялся венок от императора Японии — этой чести иностранцы удостаивались исключительно редко. В похоронной процессии, растянувшейся на десять километров, шли воспитанники и воспитанницы святителя Николая. «У всех в руках пальмовые ветви, символ веры в победу дела Владыки в Японии. Многочисленные цветы, сотни венков. Святые иконы, кресты. Иереи, диаконы в священных облачениях… В заключение колесница с дорогим гробом, представитель России в шитом золотом придворном мундире. И лента, бесконечная лента христиан…»

«…Роль наша не выше сохи. Вот крестьянин попахал, соха износилась. Он ее и бросил. Износился и я. И меня бросят. Новая соха начнет пахать. Так смотрите же, пашите! Честно пашите! Неустанно пашите! Пусть Божье дело растет! А все-таки приятно, что именно тобой Бог пахал. Значит — и ты не заржавел. Значит, за работой на Божьей ниве и твоя душа несколько очистилась, и за сие будем всегда Бога благодарить».

«Вместе с мягкостью, он был железным человеком, не знавшим никаких препятствий, практичным умом и администратором, умевшим находить выход из всякого затруднительного положения. Вместе с любезностью в нем была способность быть ледяным, непреклонным и резким с людьми, которых он находил нужным воспитывать мерами строгости, за что-либо карать или останавливать. Вместе с общительностью в нем была очень большая, долгим опытом и горькими испытаниями приобретенная сдержанность, и нужно было много времени и усилий, чтобы заслужить его доверие и откровенность. Наряду с какой-то детской наивностью веселого собеседника в нем была широта идеалов крупного государственного ума, бесконечная любовь к родине, страдание ее страданиями и мучение ее мучениями… Широкие и святые идеалы, железная воля и неистощимое трудолюбие — вот сущность архиепископа Николая».

Д. М. Позднеев, востоковед

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector