1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Твердислов, Всеволод Александрович ->

Содержание

Твердислов, Всеволод Александрович —>

Все́волод Алекса́ндрович Тверди́слов (род. 7 января 1941, Москва) — советский и российский биофизик, заслуженный профессор МГУ, заведующий кафедрой биофизики физического факультета МГУ (с 1989 года). Дважды лауреат Ломоносовской премии в области науки (2001) и области образования (2009).

Научные интересы В. А. Твердислова относятся к общетеоретическим проблемам биофизики, идеям геометризации в системной биологии, проблемам симметрии в эволюционных процессах на молекулярном и макроскопическом уровнях, механизмам самоорганизации в физико-химических и биологических системах, а также к биофизической экологии, биофизике клеточных процессов, происхождению клеточных форм жизни на Земле.

«Наука – это совсем не то, что я себе воображал»: интервью с первым в стране незрячим студентом-химиком Даниилом Гараниным

Как у тебя прошла зимняя сессия? Какой предмет оказался самым трудным?

Математический анализ, я за него получил тройку. Тут в принципе сюрпризов не было: сам экзамен достаточно простой, потому что предмет у нас уже три семестра идет, и мы с преподавателем оба понимали, что я знаю матан, но знаю на тройку. Так что все прошло довольно предсказуемо: вытянул билет, ответил. Гораздо тяжелее было с физической химией, я ее сдавал полтора часа. Дело в том, что у этой дисциплины большой математический аппарат, студенты фактически выводят формулы в письменном виде, сделать то же самое устно очень сложно. Кроме того, трудно отвечать билет, не опираясь на графики и картинки. Я надеялся, что мне подобные вопросы задавать не будут, и сделал упор на теорию. Тройка стала неприятной неожиданностью, но она не идет в диплом, надеюсь, в следующем семестре получу четыре. И по матанализу тоже хотелось бы иметь четверку. Наверное, сейчас диплом без троек – это моя цель.

Даниил Гаранин

А что с остальными экзаменами?

Физику я сдал на четыре, хотя мне попался не очень удачный билет: оба вопроса оказались достаточно графическими. Я своей оценкой доволен, мне кажется, она справедлива. Легче всего прошла аналитическая химия, там не было никаких неожиданностей.

Какие у тебя в целом впечатления от учебы? Оправдал ли факультет твои ожидания?

Полностью оправдались мои представления о преподавателях. МГУ – это, конечно, в принципе высокий класс преподавания, а на химфаке особенно контактные и дружелюбные профессора, которые готовы помочь в случае необходимости, тут я полностью удовлетворен. Еще у нас хорошие кафедры и большие возможности для исследований.

А какие из возникших трудностей оказались самыми неожиданными?

Я не представлял, что так мало буду усваивать на общих лекциях. Преподаватели часто используют слайды, что-то пишут на доске. Поэтому на некоторых лекциях я просто сижу, например, на матанализе. Хотя знаю, что в принципе незрячим как-то его освоить реально, например, у нас в школе преподавал Сергей Николаевич Жуковский, и он в свое время все это выучил, но по-моему, это своего рода героизм. Я так просто не могу.

И как ты выходишь из ситуации с лекциями?

Поначалу записывал их на диктофон, но оказалось, что это бесполезно: они длинные, переслушивать их полностью просто физически некогда. Да и не все преподаватели готовы читать под запись, а если класть диктофон рядом с собой, то стук клавиатуры заглушает голос лектора. К тому же, проблемы того, что я не вижу написанного на доске, это не решает. Но преподаватели дают мне дополнительные материалы, часть рисунков распечатывает на 3D-принтере моя школа. А в Центре педагогического мастерства мне помогают с pdf-файлами: их преобразовывают в формат ТеХ. Дело в том, что если в документе встречаются какие-то формулы или отсканированные картинки, то озвучивающая программа на моем компьютере с ними просто не справится или что-то прочитает неправильно, например, переменную «х» заменит на русскую «ха». А после конвертации в ТеХ все их содержимое читается компьютером, можно его прослушать или использовать дисплей Брайля. Его мне, кстати, тоже выделил факультет. Я этим прибором пользуюсь не очень часто, но некоторые вопросы действительно проще разбирать с его помощью.

Когда ты поступил на химфак, писали, что для тебя будет разработана специальная программа обучения. Можешь рассказать, что в нее входит?

У меня всегда есть отдельные семинары по химии: в прошлом году, например, я ходил на занятия по неорганике. Что интересно, у меня был слабовидящий преподаватель, Константин Олегович Знаменков, он частично потерял зрение из-за взрыва банки с калием во время эксперимента. Решили, что он сможет как-то передать мне свой опыт, и действительно, все было достаточно продуктивно. Мы с ним занимались год, всю программу очень хорошо прошли, на экзамене я получил пять.

В этом году у меня были индивидуальные семинары по матанализу, но они проводились нерегулярно, сложно было составить расписание: математики – достаточно занятые люди. По физической химии дополнительного семинара у меня нет, но я выхожу из положения за счет практикумов: пока остальные решают задачу, преподаватель мне что-то объясняет. Таких консультаций у меня было много, поэтому и тройка за экзамен меня несколько расстроила.

А как обстоят дела с семинарами?

Семинары у нас общие, так что тут бывает какая-то помощь именно в индивидуальном порядке. На некоторых предметах мне проще, например, на английском: там я могу работать со всем, кроме текстов. На семинарах по русскому я тоже работал, хотя мне не очень нравится, как этот предмет преподают в технических вузах. Сама программа довольно поверхностная и неэффективная: мы, например, разбирали большую тему «Русский язык в эпоху глобализации», хотя могли бы плотно заняться научным стилем, правилами написания курсовой. Но это проблема не только химфака: я смотрел в сети, никакого прикладного учебника по русскому для технарей не существует. А хорошо бы, чтобы он был.

Еще в этом году у нас идет история, я ее не очень люблю, потому что она полностью копирует школьный курс, только в углубленном виде. И вот эта система, когда ты дважды учишь все, начиная с Рюрика, в школе, а потом еще раз – в университете, сильно угнетает.

Я люблю олимпиады, часто вспоминаю о них, смотрю в интернете новые задания и придумываю свои. Причем химией не ограничиваюсь: у меня есть задачи по математике и физике, есть и шахматные, и просто ребусы

Давай тогда поговорим о практических занятиях. Как они у тебя проходят?

За первый год мои однокурсники провели больше 60 экспериментов, а я – шесть, но тем не менее, какая-то практика у меня была. Например, я собирал аппарат для получения хлора: мне дали колбы, шланги, пробирки, воронку, и всю основную часть я выполнил. По-хорошему, его еще нужно отладить: запустить и проверить, что он работает, что нет протечек и так далее. Во время курса неорганики я проводил титрование: капал титран из бюретки в колбу, а ассистент говорил, какие происходят визуальные изменения. Ассистируют мне всегда аспиранты, одного в лаборатории меня никто не оставит. Еще я проводил опыт по получению чистого металла методом алюмотермии: берется алюминиевый порошок, порошок оксида менее активного металла, все это смешивается, потом в смесь вставляется магниевая проволока и поджигается. Все это остывает, получается сплав, который нужно разбить молотком, чтобы очистить каплю металла от шлака. Молоток мне не доверили, хотя я об этом просил. Но я сделал все, что было безопасно, и ответил на теоретические вопросы по практикуму.

Можешь описать свой обычный день в университете?

Родители завозят меня по дороге на работу, в 9 утра. Если первой пары нет, я сижу в столовой, пью кофе, там хорошо ловит сеть. Потом кто-нибудь из учебной части отводит меня на пару. Личные семинары, как правило, стоят вне расписания: либо в начале учебного дня, либо в конце, а аналитической химией я занимался вместо физкультуры. На нее я не хожу, пишу по ней рефераты, хотя надеялся, что мне зачтут шахматы, я все-таки перворазрядник, почти получил КМС. На обед иду с ребятами: у нас хорошая столовая, готовят тут вкуснее, чем на физфаке. Потом четвертая пара, обычно в день их не больше пяти. После занятий иду в учебную часть либо в холл и жду, когда меня заберут родители. Жаль, что столовая вечером не работает, там сидеть лучше. Если у нас пять пар, то ждать нужно еще час, если четыре – то 2,5 часа, либо ехать на такси. Я пробовал возвращаться домой с мобильной службой метро, но оказалось, что это не очень удобно: бывает, что после занятий я задерживаюсь, подхожу к преподавателю с какими-то вопросами, а сотрудники службы ждут всего 15 минут, у них заявки, график. Так что проблем тут оказалось больше, чем выигрыша.

Читать еще:  Почему грешница оказалась впереди апостолов?

Олимпиадный опыт как-то помогает тебе в учебе? Может, благодаря соревнованиям тебе удалось развить какие-то полезные черты характера?

Олимпиады очень развили творческое мышление, расширили мой кругозор, это помогает при выборе темы курсовой, например, и дает хороший задел на будущее. Но олимпиады – это все-таки скорее не учеба, а имитация научных задач. С точки зрения боевых качеств, усидчивости, работы с информацией гораздо больше мне дали шахматы, да и занимался я ими дольше. Долгие партии хорошо дисциплинируют ум. Многим детям нравится играть блиц, потому что тут ты получаешь результат за пять минут, а я всегда был тугодумом, да и мой тренер был категорически против того, чтобы я начинал с «быстрых» шахмат. И сейчас я считаю, что он прав.

Не могу сказать, что шахматы помогают мне конкретно с химией. Они все-таки рассчитаны на поиск решения при очень ограниченных ресурсах, это скорее сближает их с математикой. А наука работает по-другому: на основе имеющейся информации выводится закономерность, строится какая-то прорывная теория.

Чем бы ты в идеале хотел заниматься в будущем?

В идеале я бы хотел остаться в МГУ. Может быть, читал бы лекции, где не нужно что-то показывать, например, курс радиационной безопасности на кафедре радиохимии. Когда я поступил, мне предлагали пойти на историю химии. Но у этой кафедры не слишком блестящая репутация: студенты говорят, что туда идут двоечники, которые не могут заниматься «настоящей» наукой. Технари, понятно, считают, что историк химии – это никакой не химик. Но сейчас я несколько изменил свое отношение к этому вопросу. Во-первых, это действительно интересная дисциплина: поиск закономерностей, тенденции, человеческие судьбы. Кроме того, она очень полезна, потому что история любой науки помогает избегать ошибок в будущем.

Еще я, конечно, мечтаю участвовать в организации олимпиад. Я люблю олимпиады, часто вспоминаю о них, смотрю в интернете новые задания и придумываю свои. Причем химией не ограничиваюсь: у меня есть задачи по математике и физике, есть и шахматные, и просто ребусы. Кажется, что все это очень разные сферы, но на самом деле, тут гораздо больше сходств, чем различий: меня привлекает красивая композиция и оригинальные ходы, а они могут встречаться где угодно.

Как я понимаю, во время поступления тебя интересовала еще и квантовая химия. Сейчас что-то поменялось?

Соревнование по химии для учащихся 7-11 классов. Победители и призеры финала получают льготы при поступлении в вузы —>

Если ребёнок не такой как все — это не значит, что он неправильный. Возможно, его просто пока никто не понимает. «Мел» собрал шесть историй, из которых ясно, что ребёнок, которого в школе считали необучаемым, может стать великим изобретателем. А признанный вундеркинд — отказаться от науки и пойти работать офисным клерком за 23 доллара в неделю.

1. Эварист Галуа: как придумать высшую алгебру и умереть в 20 лет

Двадцатилетний француз Эварист Галуа решил задачу, над которой три века подряд ломали головы лучшие учёные мира. Всего за четыре года изучения математики он основал современную высшую алгебру. Тем не менее Галуа не смог окончить школу и получить высшее образование. Он не успел завоевать авторитет коллег и умер в том возрасте, когда только начинают серьёзно заниматься наукой.

Галуа два года подряд сдавал вступительные экзамены — обе попытки закончились полным провалом: за практические задания он получал низкие оценки. Учёные из комиссии не могли проследить логику его решений и считали молодого человека слишком непоследовательным. На устном экзамене в Политехническую школу ответ Галуа, по словам самого юноши, сопровождался «сумасшедшим хохотом экзаменаторов». Раздражённый тем, что комиссия не в состоянии понять пропущенные шаги решения задачи, которые казались ему очевидными, Галуа бросил тряпку в одного из экзаменаторов и ушёл.

Труды Галуа заинтересовали французских математиков только через 15 лет после его смерти. Его первую работу опубликовали в 1846 году, но она не впечатлила учёных, так как была непонята до конца. Чтобы идеи двадцатилетнего юноши были окончательно приняты как новшество в математической науке, понадобилось ещё сорок лет.

2. Уильям Сайдис: как в 11 лет стать самым молодым студентом в истории Гарварда и всю жизнь прятаться от журналистов

Уильям Джеймс Сайдис был самым известным вундеркиндом начала XX века. Его отец интересовался психопатологией, и, едва научившись говорить, Уильям стал объектом отцовских экспериментов. С раннего возраста Борис учил сына писать и читать, и в 1,5 года малыш уже мог прочитать газету The New York Times. К двум с половиной годам Уильям умел печатать на машинке по-английски и по-французски. В пять лет мальчик мог по памяти воспроизвести все часы отправления поездов по направлениям в сложном железнодорожном расписании.

Он стал самым молодым студентом в истории Гарварда: его приняли в университет в возрасте всего 11 лет. С тех пор он ни шагу не мог ступить без внимания назойливых репортёров. Про него говорили, что уже в 6 лет он знал восемь языков, а его IQ достигал фантастических 250-300 баллов. Но мир так и не дождался от Сайдиса великих открытий: в поисках уединения юноша был вынужден скрываться от прессы, работая на низкооплачиваемых должностях.

3. Софья Ковалевская: как получить мировое признание и оказаться ненужной в родной стране

Софья Ковалевская получила Борденскую премию Французской Академии наук, через год стала лауреатом премии Стокгольмской академии наук. В 1889 году она стала первой женщиной среди членов-корреспондентов Петербургской Академии наук. Благодаря ей устав Академии наук был пересмотрен, и женщины получили возможность избрания членами-корреспондентами. Но этот жест признания оказался номинальным: в Академии не собирались пускать женщин в науку.

По действовавшим в то время правилам звание академика можно было получить только после смерти кого-либо из действительных членов. Когда скончался вице-президент академии наук, математик Виктор Буняковский, Ковалевская отправилась в Россию в надежде, что её изберут на его место. и она наконец сможет заниматься наукой в собственной стране. Президент академии, великий князь Константин Константинович, радушно принял Ковалевскую, но когда она попросила позволения присутствовать на заседании, сказал, что присутствие женщин не предусмотрено правилами.

4. Уильям Джонс: как быть математиком-самоучкой, изобрести символ Пи и познакомиться с Ньютоном

Широко распространён миф, что символ Пи ввёл во всеобщее употребление математик Леонард Эйлер. На самом деле этот символ был впервые использован в печати в современном смысле ещё за год до рождения Эйлера. Постоянство отношения длины любой окружности к её диаметру открыли очень давно, во времена, когда у человека только появилось желание измерять. Но обозначение этого отношения, известное сегодня как «Пи», впервые появилось в конспектах математика-самоучки Уильяма Джонса.

Около 1706 года на Джонса впервые обратил внимание Исаак Ньютон, когда Джонс объяснил его методы, применявшиеся в анализе, а также другие математические инновации. В том же 1706 году Джонс впервые использовал символ Пи.

5. Томас Эдисон: как неспособный к обучению мальчик стал великим изобретателем

Американский изобретатель и бизнесмен Томас Эдисон запатентовал первое своё изобретение, когда ему был всего 21 год. Это был автоматический счётчик голосов. К концу жизни ему принадлежали больше тысячи патентов в США, Великобритании, Германии и Франции. Знай это школьный учитель Эдисона, он бы очень удивился: когда-то он признал маленького Томаса неспособным к обучению ребёнком.

Преподобный Джордж Ингл был очень строгим учителем. Его методика преподавания сводилась к требованию зазубривать уроки и декламировать их перед классом. Если ребёнок делал ошибку, разговаривал или плохо себя вёл, его били плетью или кожаным ремнём.

Томасу часто доставалось, потому что он просто не мог сидеть на одном месте и твердить заученный текст. Он привык самостоятельно все исследовать и считал, что испытание чего-либо на собственном опыте намного лучше, чем изучение того, чего он никогда не видел. Он постоянно отвлекался на занятиях и задавал слишком много вопросов. Учитель не раз осмеивал его непоседливость перед всем классом и как-то раз назвал его трудным ребёнком. После уроков мальчик в слезах бежал домой и умолял маму забрать его из ненавистной школы.

В конце концов Томаса перевели на домашнее обучение. По большому счёту мать его ничему не учила — она лишь искала книги по предметам, которые были интересны ее сыну, и не заставляла его слишком много времени уделять дисциплинам, которые ему не нравились, например, правописанию и арифметике.

6. Арнольд Зоммерфельд: как номинироваться на Нобелевку 81 раз, но так и не выиграть

Немецкого учёного Арнольда Зоммерфельда номинировали на Нобелевскую премию более 80 раз. Но каждый год комитет находил причину, чтобы отдать награду кому-то другому. Несмотря на собственное невезение, учёному удалось воспитать больше всех нобелевских лауреатов.

Читать еще:  Какие бывают родители особых детей: от гиперопеки до равнодушия

Сфера его научных интересов была настолько широкой, что он спокойно мог преподавать и математику, и физику, причём имел право читать лекции не по одному физическому разделу, а сразу по оптике, электродинамике и механике. Однако постоянное балансирование между математикой и физикой понимали не все. В 1902 году Зоммерфельд не смог занять должность профессора теоретической физики Лейпцигского университета, потому что учёные посчитали его более сильным специалистом в точных, а не естественных науках.

3. Роберт Фултон

В начале 19 века американский инженер Роберт Фултон начал проводить эксперименты по созданию паровых машин и модернизации обычных парусных лодок. Если говорить просто — Фултон пытался изобрести пароход.

Конечно, инновационное предложение Фултона не было воспринято всерьез. Комиссар по делам флота и вовсе сказал, что установка паровой машины на морские суда — сущая нелепость, потому что не сможет заменить парус.

По фултоновским чертежам было построено несколько пароходов и даже военное судно, оснащенное пушками. Правда, триумфа своих изобретений Фултон, к сожалению, так и не застал.

Кем был Альберт Эйнштейн

Альберт Эйнштейн действительно был гением. Имя Мухамеда Али стало синонимом человека, который ”дерется”. Имя Михаэля Шумахера стало синонимом того, кто быстро едет. А имя Альберта Эйнштейна стало синонимом гения. Он был одним из величайших умов 20-го века, а его вклад в человеческие знания невозможно переоценить.

Физик провел новаторское исследование и рассказал нам, как функционирует наша Вселенная. Это был не просто фантастический рассказ, он доказал все свои слова и убедил других ученых, что он прав. Его теории доказываются и по сей день, хотя появляется все больше и больше новых данных, которые могли бы опровергнуть его труды, но так этого и не сделали.

Именно он сформулировал Теорию относительности и рассказал о существовании гравитационных волн за столетие до того, как современные ученые зафиксировали их. Эйнштейн был не просто блестящим исследователем. Он был глубоким ученым-философом, который знал, как именно описать состояние человека.

Во взгляде этого человека скрыто гораздо больше, чем безграничная любовь к науке.

У Эйнштейна, как и у любого другого человека, в жизни были взлеты и падения. Несмотря на них он продолжал свой путь и делал это не зря. Возможно, именно эти взлеты и падения научили его иначе смотреть на окружающий его мир и относиться ко всему с легкой иронией, о чем и свидетельствуют его цитаты.

Танец звезды рядом с черной дырой доказал правоту Эйнштейна

В этой статье мы приведем пятнадцать цитат Альберта Эйнштейна, которыми он ответил не только на вопросы о том, чем он занимался, но и на обычные жизненные вопросы. Какие-то из них мы задаем себе и другим с завидным постоянством, а другие, наоборот, дают нам представление о том, о чем мы даже не задумывались.

Николай Коперник (1473-1543)

Ученые древности придерживались мнения, что мы живем в гелиоцентрической солнечной системе, а это означает, что все планеты вращаются вокруг Солнца. Однако в средние века это знание было утрачено и было принято полагать, что именно планета Земля является центром Вселенной.

В 1543 году талантливый астролог Николай Коперник представил книгу «О революциях небесных сфер», в которой говорилось о гелиоцентрической модели строения мира. Его идея не была принята обществом, а книга была запрещена католической церковью.

Избегайте равновесия

Часто можно услышать выражение «этот организм находится в равновесии с окружающей средой». Физик данную фразу трактует однозначно: «этот организм мертв». Мы с вами принципиально неравновесные и удалены от термодинамического равновесия, и уж если говорить о наших отношениях с окружающей средой, то находимся мы в термодинамическом, энергетическом и материальном балансе. Это могут быть стационарные отношения или нестационарные, но никак не равновесные. Равновесие у нас может быть только на погосте.

Сама суть жизни — это взаимодействия разностей химических и электрических потенциалов, концентраций и так далее. Только в случае неравенства и неравновесия может идти химический процесс. С точки зрения биофизика, энергетическая жизнь — это парабола. В нижней точке жизнь замирает, в каком-то смысле ее там нет. Процессы самоорганизации активной среды начинаются тогда, когда заканчивается равновесие и система удаляется от него.

Если взять две системы с одинаковым электрическим потенциалом — неважно, сколь он велик, — то никакого движения зарядов быть не может. Нужна асимметрия. Это — главное условие начала процессов. Химическими процессами движет физика. На этом строятся современные системные биология и биофизика. И сейчас одно из самых перспективных направлений — это наука, которая с одной стороны включает в себя биофизику, а с другой — синергетику.

Синергетика, или теория сложных систем — междисциплинарное направление науки, изучающее общие закономерности явлений и процессов в сложных неравновесных системах (физических, химических, биологических, экологических, социальных и других) на основе присущих им принципов самоорганизации. Синергетика является междисциплинарным подходом, поскольку принципы, управляющие процессами самоорганизации, представляются одними и теми же безотносительно природы систем, и для их описания должен быть пригоден общий математический аппарат.

Знаменитый французский физик, лауреат Нобелевской премии Пьер Кюри сказал, что природой движет нарушение симметрии, само движение по сути есть искажение симметрии, ведь симметрия — это статика.

Надо учитывать, что природа часто не подчиняется тому, что физики по традиции называют «законом». Например, закон Гука — утверждение, согласно которому деформация, возникающая в упругом теле, прямо пропорциональна приложенной к нему силе. Но этот закон неприменим к большим деформациям — невозможно растянуть пружинку, к примеру, на 10 километров. Значит, не каждый закон физики является законом природы. Надо разбираться в пропорциональных линейных зависимостях. Тут становится очевидным, что удаленные от равновесия системы могут проходить гладкие участки и попадать в так называемые точки бифуркации — то есть раздвоения.

Очень часто (особенно политики) говорят, что развитие должно идти по пути эволюции, а не революции. Но эволюция, в том числе биологическая, после гладкого развития идет как раз через бифуркацию, и предсказать, какой она будет, пройдя точку раздвоения, очень сложно. Степень точности прогноза — примерно как у синоптиков. Вероятность стопроцентного совпадения маловероятна, так как даже сама природа не знает, как себя поведет, пройдя точку бифуркации.

Предельно упрощая, можно сказать, что жизнь на Земле представляет собой систему, состоящую из двух сопряженных подсистем — биосферы и человеческой «экономики». Каждая из них является иерархически организованной активной средой, ни одна из них уже не может существовать сама по себе.

Именно в этом направлении сейчас развивается наука о живом — в поиске соотношения между потоками энергии вещества и информации и пространственно-временной самоорганизации. Например, почему рыбы часто плавают большими косяками? Таким образом они снижают сопротивление воды для каждой отдельной движущейся рыбы. Но вдруг появляется акула, и косяк распадается. Это функционально, но и это — изменение симметрии. А если посмотреть на произошедшее с точки зрения биофизика, это — бифуркация.

Изобретатели слов

Русский научный язык родился не в один день, а формировался на протяжении столетий. Некоторые слова придумали известные люди: писатели, ученые, поэты. Мы решили вспомнить великих словотворцев, которые обогатили язык науки своими неологизмами.

Кислород Михаила Ломоносова

Ученому Михаилу Ломоносову пришлось изобретать новые слова для вещей и явлений, которые не были названы до него. Большую часть научных слов и выражений он придумал, когда переводил с немецкого курс своего профессора Христиана фон Вольфа, чтобы издать первый русский учебник по экспериментальной физике — он вышел в 1746 году под названием «Вольфианская экспериментальная физика».

«Сверх сего принужден я был искать слов для наименования некоторых физических инструментов, действий и натуральных вещей, которые хотя сперва покажутся несколько странны, однако надеюсь, что они со временем чрез употребление знакомее будут», — писал Ломоносов в предисловии к учебнику

Большинство слов, придуманных ученым, используются до сих пор. Это атмосфера, барометр, вещество, горизонт, градусник, движение, диаметр, квадрат, кислород, кислота, манометр, метеорология, микроскоп, минус, наблюдение, насос, оптика, опыт, периферия, поршень, предмет, преломление, равновесие, селитра, сферический, термометр, упругость, формула, частицы, чертеж, явление. Также Ломоносов ввел фразеологизмы: гашеная известь, земная ось, полюс магнита, предложный падеж, преломление лучей, удельный вес и др.

Некоторые из слов, придуманных ученым, не прижились: например, коловратное движение со временем стало называться вращательным, а оредевший воздух теперь называется разреженным или просто вакуумом.

Ломоносов проявлял большую изобретательность при создании слов. Например, он мог оставить термин, придуманный французским химиком Антуаном Лавуазье, — оксигениум, что значит на латыни «порождающий кислоту», но сочинил русское слово: кислород. Ломоносовским способом словотворчества воспользовался в 1824 году химик Михаил Соловьев: он предложил названия водород и углерод — по аналогии с кислородом.

Искусство Василия Тредиаковского

Современник Ломоносова — поэт, переводчик и филолог Василий Тредиаковский ратовал за отказ от книжной церковнославянской традиции и организации родного языка по европейским меркам. Тем не менее благодаря ему английское слово арт в русском языке стало называться искусством — производное от старославянского искусъ, что означало испытание, проба, попытка. В поэзию он ввел понятия ямба и хорея.

Благодаря Тредиаковскому в язык вошли слова общество, достоверный, вероятный, беспристрастность, гласность, дальновидность и др. Он способствовал популяризации этих слов и призывал говорить проще и яснее, чем было принято до него.

«Язык славенской в нынешнем веке у нас очюнь тёмен, и многие его наши читая не разумеют. …Язык славенской ныне жесток моим ушам слышится, хоте прежде сего не только я им писывал, но и разговаривал со всеми: но зато у всех я прошу прощения, при которых я с глупословием моим славенским особым речеточцем хотел себя показывать», — писал Тредиаковский.

Промышленность Николая Карамзина

Слово промышленность в его сегодняшнем значении впервые использовал писатель и историк Николай Карамзин. До него слова промышленник и промышлять, образованные от промысла, использовались в отношении охотников. До Карамзина употреблялся французский термин industrie.

Писатель активно реформировал русский язык, пытаясь уйти от тяжеловесного церковнославянского языка к более естественному. С его легкой руки в языке закрепились слова влияние, вольнодумство, ответственность, достопримечательность, моральный, человечный, впечатление, будущность, катастрофа, фрагмент, тротуар и др. Также он популяризировал букву ё, использовав ее в 1797 году в альманахе «Аониды».

Читать еще:  Планеты солнечной системы обозначения знаками. Планеты солнечной системы и их символы

Белые ночи Федора Достоевского

Благодаря Достоевскому закрепилось название белые ночи для обозначения всем известного природного явления. До этого белые ночи литераторы называли иначе: Радищев — светлыми, Карамзин — ясными, Пушкин — задумчивавыми. Одноименная повесть Достоевского вышла в 1848 году. После публикации словосочетание ушло в народ.

Достоевский запустил в русский язык и еще одно слово, почерпнув его из черчения, — стушеваться. С ним связана интересная история, описанная в «Дневнике писателя».

«Словцо это изобрелось в том классе Главного инженерного училища, в котором был и я, именно моими однокурсниками. Во всех шести классах училища мы должны были чертить разные планы. Все планы чертились и оттушевывались тушью, и все старались добиться, между прочим, уменья хорошо оттушевывать данную плоскость, с темного на светлое, на белое и на нет. Вдруг у нас в классе заговорили: «Где такой-то? — Э, куда-то стушевался!» Или, например, разговаривают двое товарищей, одному надо заниматься: «Ну, — говорит один, садящийся за книгу, другому, — ты теперь стушуйся!» Или говорит, например, верхнеклассник новопоступившему из низшего класса: «Я вас давеча звал, куда вы изволили стушеваться?» Стушеваться именно означало тут удалиться, исчезнуть, и выражение взято было именно с стушевывания, то есть с уничтожения, с переходом темного на нет. Очень помню, что словцо это употреблялось лишь в нашем классе, вряд ли было усвоено другими классами, и когда наш класс оставил училище, то, кажется, с ним оно и исчезло. Года через три я припомнил его и вставил в повесть»

Перспективы Ивана Тургенева

Писатель Иван Тургенев познакомил русского читателя со словами нигилист и нигилизм, а заодно рассказал, что это означает. Роман «Отцы и дети» запустил эти понятия в народ в 1862 году. Также считается, что Тургенев впервые использовал слово перспективы в его переносном значении, а не для обозначения прямых широких улиц, как это было принято раньше.

Атомная бомба Велимира Хлебникова

Слово летчик вошло в русский язык благодаря Велимиру Хлебникову. В 1915 году он написал стихотворение «Тризна», где была строчка «тень от летчиков в пыли». За пять лет до этого Александр Блок еще не знал такого слова, в стихотворении о гибели Льва Мациевича он использовал слова «авиатор», «летун», «пилот». Борис Слуцкий посвятил этому целое стихотворение:

Язык расширяется снова и снова,
никто не поставил ему предела,
но право на новое, небывалое слово
имеет лишь новое, небывалое дело.

Понадобилось перешагнуть порог
небес,
чтобы без всяких отсрочек
слово «летун» придумал Блок
и Хлебников чуть поправил:
«Летчик».

В 1921 году независимо друг от друга Хлебников и Андрей Белый употребили словосочетание атомная бомба. Это редчайший случай в истории, когда название появилось до самого изобретения. Правда, atomic bomb уже фигурировала в романе Герберта Уэллса «Освобожденный мир», опубликованном в 1914 году. Русские переводчики называли ее атомической бомбой.

Космонавт Виктора Сапарина

Слова появляются в ответ на новые открытия и изобретения. Так, с началом освоения человеком космоса вошли в употребление космонавтика, космодром, первая космическая скорость — впервые они появились в книге «Введение в космонавтику» Ари Абрамовича Штернфельда. Но в русском языке могли не закрепиться, так как уже существовали слова звездоплавание и астронавтика. Русский переводчик трудов Штернфельда Георгий Лангемак получил упреки от Якова Перельмана за то, что применил термин космонавтика вместо звездоплавание. Популяризатором слова космонавт стал писатель-фантаст Виктор Сапарин: он использовал его в 1950 году в повести «Новая планета». В общий язык слово вошло только в 1961 году, в связи с полетом Юрия Гагарина. Кстати, специалисты во главе с Сергеем Королевым долго выбирали нужное слово для первого человека в космосе — первоначально в документах фигурировало слово астронавт.

Кто еще придумывал слова?

Кризис, критик, характер, понятие — слова поэта Антиоха Кантемира.

Гражданин — слово, популяризированное Александром Радищевым.

Абсолютное, субъективное, объективное, индивидуум, индивидуальное — слова, которые получили распространение благодаря Виссариону Белинскому.

Интеллигенция, интеллигент. Крестным отцом интеллигенции считается писатель и журналист Петр Боборыкин, который в середине XIX века впервые стал употреблять это слово как определение для лиц «высокой умственной и этической культуры». Из русского языка слово «интеллигенция» перешло в европейские языки, но до сих пор считается на Западе специфически русским явлением.

Инопланетянин. Слово было придумано советским писателем-фантастом Александром Казанцевым. Оно пришло на смену бывшему в ходу слову инопланетчики.

Теория — хорошая и еще лучше

Физик и философ Томас Кун предложил одно объяснение для научных разногласий, подобных этому. Хотя мы говорим о научных теориях, по большей мере в плоскости «доказанных» или «недоказанных», на самом деле наука намного сложнее. В какой-то мере одна теория может оказаться лучше по прикладным качествам. С ней, возможно, будет легче работать. И, напротив, конкурирующая теория может быть лучше, если предсказывает конечный результат более точно. Различные ученые могут проработать один аспект лучше, чем другие. В результате они могут не прийти к согласию относительно окончательного применения той или другой теории.

Вероятно, вы уже сталкивались с подобной истории. Вы выбрали карту одного банка, потому что он предлагает бесплатное ежегодное обслуживание. Друг предпочитает другую карту из-за ее бонусов. Ни вы, ни ваш друг не сможете определить, какая карта объективно лучше: у вас просто разные приоритеты. Каждому свое.

Кун никогда не объяснял, каковы критерии этого отбора. С тех пор философы заполнили этот пробел и придумали список критериев, которые и используют ученые. К ним относятся вполне ожидаемые критерии: например, способность точно прогнозировать явления и простота теории. Но они также включают в себя другие, о которых даже сложно догадаться: способность объединять, по-видимому, разрозненные части науки или даже эстетические критерии — математическая красота. Некоторые философы даже предположили, что ученые должны добавить новых аспектов или перестать концентрироваться на других.

moguchev88

Не врать! Не бояться! Не предавать! Не сдаваться! НИКОГДА.

ВЕРХНИЙ ПОСТ

Меня зовут Могучев Всеволод Вячеславович.

По знаку зодиака Лев — наглое вальяжное животное 😉

Национальность: Русский

Вероисповедание: ПРАВославие (хотя в свое время был период, когда я увлекался язычеством или РОДноверием, что лишь укрепило мою веру в целом и дало возможность с умом подходить к вопросу межконфессиональных отношений — не «мериться письками» «чей Бог круче»).

Взгляды: Не хочу говорить про идеологию, заведомо загоняя свое мышление в те или иные рамки, однако не хочу и скрывать, что в свое время на мое мировоззрение оказала сильное влияние ультраконсервативная идеология, а потом и философия. Сразу отвечаю на самые частые и вместе с тем глупые вопросы: Я не испытываю «сильного желания» убивать представителей других национальностей, не кричу «Зиг Хайл!», не отращиваю «усики и челку как у Фюрера», я не скинхед, я не «фоошист», НИКОГО не бью и не убиваю, а искренне люблю свой народ и его культуру (что дает мне возможность не растворяться в чужой культуре, а обогащать ею свой русский внутренний мир), надеюсь, что не дрогну, если придется преодолевать сложности или умереть за него.

Деятельность: Занимаюсь бизнесом, по мере возможности и желания занимаюсь общественно-политической деятельностью, иногда работаю на избирательных компаниях, бывает стараюсь делать что-то хорошее бескорыстно. В целом занимаюсь тем, чем захочу, прибедняться не буду — как хочу, так и трачу свои деньги.

Позиция: Авантюрист, верю в хорошее в людях, но понимаю, что абсолютно хороших людей нет, нет идеальных — «мачо тоже какают»; верю в любовь; знаю, что Бог есть; не прощаю предательства; ненавижу слабость и безволие; уверен, что больше всего в жизни добиваются люди, которые были «троечниками» в школе; осознаю понятие «свобода», как «возможность», а не «вседозволенность»; считаю пьющих людей «тупым скотом (никому это не навязываю и рознь к социальной группе «вонючие алкаши» не разжигаю)»; испытываю отвращение к курению; не верю в судебную систему, правоохранительные органы и зубную фею; являюсь противником смертной казни, но одобряю «акты возмездия»; не уважаю пожилых людей только за возраст — говно тоже стареет, многие из них просрали страну; не люблю тех, кто кичится своими деньгами и тех, кто им завидует; тошнит от слов-синонимов (для меня) «толерантность», «феминизм», «гомосексуализм»; ставлю Закон Божий и справедливость выше законов государства; не пользуюсь телевизором и вам не советую; стараюсь конкурировать всегда и во всем с более сильным противником, дабы было чему поучиться у него; вдохновляюсь примерами борьбы за свои идеалы и самопожертвования других людей вне зависимости от их национальной принадлежности.

Про данный блог: Пишу про то, что мне интересно — свои мысли, заметки, статьи, интересные цитаты и истории, с которыми сталкиваюсь по ходу жизни, иногда беру интервью у интересных мне людей. Могу писать с ошибками, великой грамотностью в правописании не обладаю. Не нравится (кстати, не стараюсь кому-либо специально нравиться) — не читайте, хотите «обосрать» — напишите лучше!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector