0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вход Господень в Иерусалим

Вход Господень в Иерусалим

Вход Господень в Иерусалим – это один из наиболее значимых и светлых праздников. В Православной Церкви он относиться к двунадесятым торжествам и имеет большое значение с точки зрения хронологии событий произошедших с Иисусом Христом в завершающий период странствий, входит в перечень наиболее значимых и важных событий, отраженных в религиозном учении и концепции православия. Празднование этого дня имеет свои традиции и отмечается православными незадолго до Пасхи.

Вход Господень в Иерусалим. Победитель ада и смерти

Вход Господень в Иерусалим — переходящий двунадесятый праздник, который всегда отмечается в воскресенье, предшествующее Пасхе.

Вход Господень в Иерусалим

От употребления в этот день ваий (пальмовых ветвей, а у нас — верб) называется также Неделей ваий и Вербным Воскресением. Все четыре евангелиста повествуют о Входе Иисуса Христа в Иерусалим за несколько дней до крестных страстей Его.

Красуйся и радуйся Церкве Божия: се бо Царь твой прииде в правде, на жребяти седя, от детей воспеваемый: осанна в вышних!

И так, когда после чудесного воскрешения Лазаря Иисус Христос за шесть дней до Пасхи собрался для празднования её идти в Иерусалим, то многие из народа с радостным чувством последовали за Иисусом, готовые сопровождать Его с торжественностью, с какою в древние времена на Востоке сопровождали царей.

Первосвященники же иудейские, негодуя на Иисуса за то, что Он возбуждал к Себе необыкновенное почитание в народе, задумали убить Его, а также и Лазаря, «потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса» .

Но произошло неожиданное для них: «Множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: «Осанна! Благословен грядущий во Имя Господне, Царь Израилев!»

«Иисус же, найдя молодого осла, сел на него, как написано: «Не бойся, дщерь Сионова! Се, Царь твой грядет, сидя на молодом осле». «На престоле на небеса, на жребяти на земли носимый, Христе Боже, Ангелов хваление и детей воспевание приял еси, зовущих Ти: благословен еси, грядый Адама воззвати».

В празднике Входа Господня в Иерусалим ярко загорается слава Христа как Всемогущего Бога и как Царя, сына Давидова, Владыки, приветствуемого избранным народом Божиим.

Пришедшие на праздник Пасхи иудеи встречали Иисуса как мессию, как пророка, как великого чудотворца, ибо знали, что Он незадолго до этого воскресил четверодневного Лазаря.

Взрослые и дети пели и ликовали, подкладывали под ноги осла, на котором Он ехал, свои одежды, встречали Его зелеными ветвями пальм и цветами. Мы же по обычаю приходим с вербой, поскольку она ранее других деревьев являет признаки пробуждающейся жизни после долгой зимы.

Стояние с этими ветвями и зажжёнными свечами — это воспоминание торжественного Входа Царя Славы на вольные страдания. Молящиеся как бы встречают невидимо грядущего Господа и приветствуют Его, как победителя ада и смерти.

Проповедь на Вербное Воскресенье или Вход Господень в Иерусалим

Вход Господень в Иерусалим — один из самых трагических праздников, который нам приходится пережить. В нем, как будто, все двоится. Есть ряд событий очевидных, которые обращают на себя внимание, и есть какая-то глубина этих событий, которая почти неприметна и уже носит на себе печать Страстей Господних.

Внешне — торжество. Господь въезжает в Иерусалим, как царь, на Нем исполняется пророчество: Ликуй от радости, дщерь Иерусалима, Царь твой грядет к тебе… кроткий, сидящий на ослице (см. Зах, 9:9).

Вход Господень в Иерусалим

Он окружен учениками; народ, который в течение последних недель видел проявляющуюся в Нем славу Божию, встречает Его ликующе. Невзирая на негодование первосвященников, фарисеев, книжников, на сопротивление политических вождей, люди встречают Его с восторгом, постилают на Его пути пальмовые ветви, снимают с себя одежду, чтобы Он прошел по ней. Кричат: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне. » — и, казалось бы, это торжественное шествие; казалось бы, мы можем ликовать вместе с народом.

Но когда мы вдумываемся в события последующих дней, мы видим какое-то трагическое недоразумение, потому что это торжество, эта радость народная непонятным, как будто, образом через несколько дней превращается в ярость, в ненависть толпы, которая перед Пилатом будет кричать: «Распни, распни Его! Не Его — Варавву нам отдай. »

Понять это можно только так, мне кажется. Как бы глубже слоем, чем внешнее торжество, это событие несет печать глубинного недоразумения. Встречают Христа как царя, ожидают в Нем политического вождя. До сих пор Он скрывался, теперь Он открыто въезжает в город со Своими учениками.

И люди думают, что приближается время, когда Он возьмет в Свои руки судьбы Израиля, когда настанет время политической, государственной и общественной независимости еврейского народа, когда наступит время возмездия язычникам, мести Израиля, когда он воцарится, восторжествует. Народ ожидает, что кончается время его унижения и начинается слава — последняя, победная слава Израиля.

А Христос вступает в Иерусалим как кроткий Царь, Царство Которого не от мира сего.

Он пришёл принести это Царство в сердца человеческие, Он пришел установить новое Царство, от которого страшно становится человеческому сердцу, потому что оно — Царство совершенной, самоотверженной любви, самоотречения, Царство изгнанничества ради правды и ради истины, Царство, которое всецело в человеческих сердцах и определяется пока только тем, что в чьих-то сердцах — немногочисленных или многих — единственным Царем является Господь Бог.

Люди ожидали от Него земной победы, обеспеченности, покоя, устойчивости; Христос им предлагает оторваться от земли, стать бездомными странниками, проповедниками этого Царства, которое и самому человеку бывает так страшно…

И вот, эти люди, которые недавно встречали Его с таким торжеством, восстают на Него с таким негодованием и ненавистью, непримиримой ненавистью, потому что Он обманул все их надежды. Жить без надежды человек едва ли может; но воспламениться надеждой, когда она уже угасла — и увидеть эту надежду поруганной порой бывает невыносимо. И тот, кто явился причиной такого поругания, падения последней надежды, едва ли может надеяться на милость человеческую. Это и случилось со Христом…

митрополит Антоний Сурожский

Ныне мы вспоминаем молитвенно и торжественно Царский вход Царя Славы, Господа Иисуса Христа в Его «стольный град царский», Его столицу, во святый град Иерусалим. Шумно волновался народ иудейский, когда Христос входил туда, перед наступлением Пасхи.

К этому празднику в Иерусалим стекались миллионы людей, и он был уже заполнен народом, когда происходила торжественно-царственная встреча долгожданного Мессии — Спасителя мира.

Христа Спасителя встретил народ, потому что Он совершил чудо воскрешения Лазаря. И до этого Он воскрешал мертвых. Воскресил дочь начальника синагоги Иаира, воскресил сына наинской вдовы, но эти были жертвы смерти, только что, ею схваченные. Девица Тавифа умерла, когда Господь уже шел туда, в дом, где она жила; юноша умер уже, его выносили на кладбище.

Но надо иметь ввиду, что там хоронят в тот же день, когда человек умер. Поэтому и это была свежая жертва смерти. А тут Начальник жизни приблизился к полному торжеству смерти, врага рода человеческого, ибо смерть уже наполовину разрушила тело умершего Лазаря и был смрадный и разрушившийся почти труп.

Вот почему так называемые теософы и оккультисты страшно не любят этого чуда и всячески стараются его оболгать и извратить. Про два первые чуда воскрешения, когда Господь девицу воскресил, а потом юношу возвратил к жизни, они говорят, что Иисус Христос был в Индии и там изучил всякие тайные оккультные науки. Они говорят, что девица и юноша не умерли, а только заснули летаргическим сном, а Он, известным Ему способом, их разбудил. Но ни о каком летаргическом сне не может быть и речи там, где было разложение. Поэтому они пытаются как-то это чудо отрицать.

Читать еще:  Мужские монастыри. Свято-Успенский мужской монастырь

Св. евангелист Иоанн Богослов в своем Евангелии отмечает, что перед входом Господним в Иерусалим, еще по пути среди народа молниеносно распространился слух о Чуде воскрешения Лазаря, сотворенном Иисусом Христом; весть об этом поразительном Чуде подняла дух у всех, кто почитал и любил Спасителя. После этого, как говорит св. евангелист Лука, все в радости стали славить Бога за все дивные Знамения, которые они видели за это время.

Нужно иметь в виду, что все апостолы ждали того, что их Учитель придет в Иерусалим, чтобы там прославиться, как прославляется земной царь. Им казалось, что этот момент уже наступил, что Христос входит в Иерусалим с Царскою славою именно для того, чтобы принять Престол и воцариться; и они ликующе возглашали: «осанна, благословен Грядый во Имя Господне» (Мк.11:9).

Восторг народа был настолько велик, что люди постилали свои одежды на пути, по которому ехал Спаситель, срезали ветви финиковых пальм и других деревьев, устилая ими Его путь, шли, имея их в руках, как знамение торжества и празднования (Мк.11:8). И ныне, стояние с этими ветвями и зажжёнными свечами — это воспоминание торжественного Входа Царя Славы на вольные страдания. Молящиеся как бы встречают невидимо грядущего Господа и приветствуют Его, как победителя ада и смерти…

Велик был восторг и апостолов, и народа. Но Сам Cвятейший Виновник торжества не принимал участия в этом ликовании; напротив того — как говорит cв. евангелист Лука — когда они приблизились к Иерусалиму, и открылся вид на красоту этого св. города, Христос Спаситель, вопреки ликованию всех Его окружавших, как бы не видя и не слыша этого ликования, — заплакал, глядя на город, и сказал: «о, если бы ты хоть в этот день понял, что служит к спасению твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих; и придет день, когда враги тебя окружат, осадят, разрушат и камня на камне тебе не оставят за то, что не уразумел ты времени посещения своего…» (Лк.19:42–44).

Будем помнить, братие, как заплакал Господь, подъезжая к Иерусалиму. Как Он горько оплакал неверность Иерусалима и то, что Иерусалим не узнал времени посещения своего. Что бы было с Господом нашим, если бы Он на нас теперь поглядел?! Не заплакал ли бы Он тоже? Потому что, теперь, когда мы наблюдаем жизнь так называемого христианского мира, мы видим, что он так далеко ушел от всяких христианских и нравственных начал. Какое-то безумие обуяло и нынешним миром, безумие злобы, грязи, разврата и лжи!

Господь знал, как непостоянен народ, и как переменчива толпа. Своим всеведением Он провидел, что не пройдёт и недели, как возгласы «осанна Сыну Давидову!» (Мф.21:9) сменятся воплями «Возьми, возьми, распни Его!» (Ин.19:6), и что эти ужасные слова будет кричать тот самый народ, который только что восторженно встречал Его. Это наполнило глубокой скорбью Его Святейшую Душу.

Вход Господень в Иерусалим

Одно было утешительно и радостно для Спасителя при Его входе в храм: это — чистые детские голоса, от чистой души и чистого сердца восклицавшие Ему: «осанна Сыну Давидову» (Мф.21:15). Вот этому радовался Господь, ибо это был чистый детский восторг, и дети, — как дети, от всего сердца радовались и торжествовали, не понимая, как должно, всего происходящего, но непосредственно выражая Ему свои восторг и любовь.

Вот это мы с вами ныне вспоминаем и празднуем; но помним также, что, по словам молитвы церковной, этот день не только праздничный, но и предпраздничный. Ибо, если это воскресение именуется «Вербное Воскресение» или «Вход Господень в Иерусалим», то в следующий воскресный день будет Праздников Праздник — Святая Пасха Христова, до которой всякая верующая душа надеется по милости Божией дожить и встретить Её ещё более торжественно и радостно.

А между этими двумя великими Праздниками, между этими двумя воскресными днями — находится Страстная седмица, с её богатством богослужебных воспоминаний, молитвословий и священнодействий. Так постарайтесь же, возлюбленные, почерпнуть как можно больше из этого богатства Страстной Седмицы. Это особое, благодатное и священное время в церковно-богослужебном году. И прекрасно делает тот, кто пользуется каждой возможностью в дни Страстной Седмицы, особенно в её три последние дня, — в четверг, пятницу и субботу, как можно чаще побывать в храме.

Тот, кто по каким-либо причинам не бывал раньше в храме в эти святые дни и приходит впервые — поражается красотой молитв и священнодействий, и сплошь и рядом горько упрекает себя за то, что раньше пренебрегал этим, и сам себя лишал этого духовного богатства и укрепления. Это богатство Церковь предлагает нам теперь. Постараемся же воспользоваться им и, освятившись и укрепившись святыми службами Страстной Седмицы, — встретим, как должно, и Пасху Святую! Аминь.

Митрополит Филарет (Вознесенский)

Богослужебные тексты вечера воскресенья свидетельствуют о наступлении Страстной, или Великой, седмицы. Начиная с вечерни недели Ваий, все песни Триоди Постной ведут по следам Господа, грядущего на вольную смерть.

Вход Господень в Иерусалим

В НЕДЕЛЮ ВАИЙ

Тропарь, глас 1

Общее воскресение, / прежде Твоея страсти уверяя, /
из мертвых воздвигл еси Лазаря Христе Боже. /
Темже и мы яко отроцы победы знамения носяще, /
Тебе победителю смерти вопием: / осанна в вышних, /
благословен грядый во имя Господне.

Иной тропарь, глас 4

Спогребшеся Тебе крещением Христе Боже наш, /
бессмертныя жизни сподобихомся воскресением Твоим, / и воспевающе зовем: /
осанна в вышних, / благословен грядый во имя Господне.

Кондак, глас 6

На престоле на небеси, / на жребяти на земли носимый Христе Боже, /
ангелов хваление, и детей воспевание приял еси зовущих Ти: /
благословен еси грядый Адама воззвати.

Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресенье)

Праздник Входа Господня в Иерусалим посвящен последним дням земной жизни Спасителя. Вскоре после чуда воскрешения Лазаря Царь Мира — как Властитель, приходящий к Своим подданным с миром — въезжает в Иерусалим на подъяремной ослице и молодом осленке. По мысли толкователей, подъяремная ослица здесь — символ евреев, находящихся под ярмом закона, а необъезженный осленок — символ еще непросвещенных язычников; Господь же пришел воцариться и над теми и над другими.

Место праздника в границах православного богослужебного года

Праздник Входа Господня в Иерусалим совершается за неделю до Пасхи. Он относится к числу Господских двунадесятых праздников.

Связь праздника с событиями Священной истории Ветхого и Нового Завета

По мысли евангелиста Матфея, а вслед за ним и древних церковных толкователей, в день Входа Господня в Иерусалим исполнилось ветхозаветное пророчество об образе явления миру ожидаемого Мессии. Вот что говорит пророк Захария: “Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной” (книга пророка Захарии 9:9). Такое странное на первый взгляд событие — торжественный вход Царя не на коне, а именно на осле, объясняется древним обычаем: цари ездили на осле для того, чтобы показать, что они не желают войны. Осел представлялся животным, символизирующим состояние мира; поэтому и Христос въезжает в Иерусалим на осле, знаменуя тем самым, что Он будет царствовать не силой оружия, но Духом Господним. Именно так вступал в Иерусалим и предок Спасителя — по Его человечеству — царь Давид.

Итак, пророчество Захарии нашло свое исполнение в Новом Завете — в событии Входа Господня в Иерусалим. Об этом повествуют все четыре евангелиста (Евангелие от Матфея 21:1-11; Евангелие от Марка 11:1-11; Евангелие от Луки 19:29-44; Евангелие от Иоанна 12:12-19).

Вот как описывает это событие евангелист Матфей: “И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию к горе Елеонской, тогда (Иисус) послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязав, приведите ко Мне. И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их… Ученики пошли, и поступили так, как повелел им Иисус. Привели ослицу и молодого осла, и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге; а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге. Народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна (то есть “спасение” или “спаси нас” — возглас, которым евреи приветствовали царей) сыну Давидову! благословен Грядущий (слово это понималось как мессианский титул) во имя Господне! Осанна в вышних! И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей? Народ же говорил: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского” (Евангелие от Матфея 21:1-4,6-11).

Читать еще:  Во сне теряешь кольцо. Что сулит сон, в котором довелось потерять кольцо? Потерять обручальное кольцо во сне

Духовный смысл праздника

Праздник Входа Господня в Иерусалим посвящен последним дням земной жизни Спасителя. Вскоре после чуда воскрешения Лазаря Царь Мира — как Властитель, приходящий к Своим подданным с миром — въезжает в Иерусалим на подъяремной ослице и молодом осленке. По мысли толкователей, подъяремная ослица здесь — символ евреев, находящихся под ярмом закона, а необъезженный осленок — символ еще непросвещенных язычников; Господь же пришел воцариться и над теми и над другими. Навстречу Ему выходят толпы людей, наслышанных о Его удивительных чудесах, о Его вдохновенных проповедях. Жители города бросают под копыта ослика — в знак уважения ко Христу, в знак своего преклонения перед Ним — собственные одежды, они радостно размахивают зелеными ветвями финиковых пальм (символ которых — наши северные православные вербы, приносимые в день праздника храмы и окропляемые здесь святой водой), они возглашают Ему славословия. Люди встречают Иисуса Христа — как Царя и как Мессию.

Однако, христиане всегда помнят и о том, как тот же самый народ, что в час Входа Господня в Иерусалим встречал Его с такой радостью и с такими великими почестями, — всего несколько дней спустя в ярости кричал, обращаясь к римскому своему правителю Понтию Пилату: “распни, распни Его”. Ныне каждый христианин, наученный горьким опытом предательства иерусалимских жителей по отношению ко Христу, стремится к тому, чтобы не оказаться в том же самом положении, что и древние иудеи. Ведь и каждый приходящий в этот день в храм и воздающий в нем хвалу Богу может тут же вновь предать Его на страдание и смерть: и не обязательно через прямое отречение от Него, порой — просто через свой грех, неблаговидный поступок, проявление личной ненависти к ближнему. Согрешая, обладающий подлинным покаянным чувством христианин всякий раз ощущает себя в роли распинателей Спасителя — как вновь и вновь причиняющий Ему мучения.

Вход в Иерусалим знаменует собой близость победы над смертью и грехом, исполнение обетований Божиих всем верующим в Него. Одновременно Вход являет собой и начало конца столь краткой земной жизни Христа-Спасителя, а значит — и завершения многовекового пути человеческого рода к своему спасению во Христе. Конечно же, христиане помнят, что торжественный Вход в Иерусалим предваряет собой смерть Иисуса, Его распятие. И тем не менее, радость этого дня дарует им некий твердый залог скорого наступления пасхального торжества.

Как пишет современный православный богослов протоиерей Александр Шмеман, “в Вербное воскресенье мы знаем, что после этого торжества Своего Христос начнет восхождение к страданьям и смерти. Но свет, зажегшийся в этот день, будет освещать и эту бездонную тьму. За Крестом и смертью взойдет заря неизреченной пасхальной радости. Вот смысл и сила этих удивительных дней, когда, завершив пост, мы готовимся следовать за Христом к Его вольной страсти, к Его победному снисхождению в смерть, к Его преславному Воскресению в третий день”.

История возникновения праздника

Праздник Входа Господня в Иерусалим возникает и распространяется в IV-V веках. Первоначально наиболее торжественно он отмечался в Иерусалимской Церкви (свидетельство об этом мы находим, в частности, в описании паломничества Эгерии в Иерусалим).

Характерные особенности праздничного богослужения в различные исторические периоды. Авторы богослужебных текстов.

Начиная с VII века, создаются тексты, используемые при совершении праздничного богослужения и поныне. Например, канон праздника принадлежит перу преподобного Косьмы Маюмского, а трипеснцы (каноны, состоящие из трех песен) на повечерии — перу преподобного Андрея Критского.

Особенно торжественно празднество Входа в Иерусалим совершалось в XVI—XVII вв. на Руси, в Москве. Перед Литургией из Успенского собора Московского Кремля через Спасские ворота шел крестный ход. Все направлялись к храму Покрова “на Рву” (более известного ныне как храм Василия Блаженного) — для моления на Лобном месте. В процессии — наравне с хоругвями и иконами — возили украшенное цветами и плодами дерево. При этом патриарх сидел на осле, которого вел под узду сам царь. По возвращении к Успенскому собору украшенное плодами дерево передавалось народу — для угощения. В конце XVII века этот обычай исчез.

Подготовительный период праздника. Предпразднство и попразднство

Праздник не имеет в календаре ни дней предпразднства, ни дней попразднства, однако, вся седмица перед ним именуется “седмицей ваий”, и ее богослужебные тексты связаны по смыслу с событиями воскрешения Лазаря и Входа в Иерусалим.

Важнейшие черты праздничного богослужения

Богослужение Входа Господня в Иерусалим совершается в зеленых священнических облачениях (зеленый цвет — один из символов возрождения жизни; он же связан и с воспоминанием о живой зелени пальмовых ветвей, которыми приветствовали Христа жители Иерусалима)). Чинопоследование службы содержится в Постной Триоди.

В праздник совершается торжественное всенощное бдение. В самый его день — Литургия св. Иоанна Златоуста.

Тропарь праздника впервые звучит в храмах еще накануне Входа в Иерусалим, ибо он одновременно является и тропарем предшествующей Лазаревой субботы: “Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже, темже и мы, яко отроцы, победы знамения носяще, Тебе, Победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне”. Русский перевод тропаря: “Уверяя, что будет общее воскресение мертвых, Ты воскресил Лазаря прежде Твоих страданий, Христе Боже. Поэтому мы подобно детям, нося знамение победы (то есть, подобно тем детям, что держали знамение победы — пальмовые ветви), восклицаем Тебе, Победителю смерти: “осанна в вышних, благословен Идущий во имя Господне”.

Праздник имеет также и еще один тропарь, по смыслу уже не связанный с Лазаревой субботой: “Спогребшеся Тебе крещением, Христе Боже наш, безсмертныя жизни сподобихомся воскресением Твоим, и воспевающе зовем: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне”. Перевод второго тропаря: “Спогребаясь с Тобой в крещении, Христе Боже наш, мы через Твое воскресение сподобились бессмертной жизни и в песни восклицаем: “осанна в вышних, благословен Идущий во имя Господне”. В этом тропаре проводится распространенная в христианском богословии параллель между смертью и воскресением Иисуса и крещением уверовавшего в Него и присоединяющегося к Церкви человека. Крещение понимается здесь как со-распятие со Христом, со-умирание с Ним, а значит и со-воскресение с Господом — совоскресение уже для вечной, бессмертной жизни в Боге.

Кондак праздника: “На престоле на небеси, на жребяти на земли носимый, Христе Боже, ангелов хваление, и детей воспевание приял еси зовущих Ти: благословен еси грядый Адама воззвати”. Русский перевод кондака: “Восседая на небесном престоле, шествуя по земле на молодом осле, Ты, Христе Боже, принял хвалу от ангелов и прославление от детей, восклицавших Тебе: “благословен Ты, Идущий призвать к Себе Адама”.

В стихирах и каноне праздника христиане, совершающие это торжество, сравниваются с теми иерусалимскими отроками, что прославляли въезжавшего в город Царя, а пальмовые ветви и постилаемые Ему под ноги одежды сопоставляются с приносимыми Христу добрыми христианскими делами: “Восплещем согласно вернии, ветви добродетелей и мы, яко отроцы ныне приносяще Христу, и Сему божественных дел распрострем одеяния, и таинственно Сего приимем”. При этом основная причина прославления Христа при Его входе в Иерусалим, по мысли церковных песнописцев, заключается в том, что весь мир уже предчувствует скорое освобождение от рабства тлению и греху: “Понеже ад связал еси Безсмертне, и смерть умертвил еси, и мир воскресил еси, с ваиами младенцы восхваляху Тя Христе, яко Победителя…”.

Читать еще:  Эволюция человека. Дискуссия богословов и генетиков

Паремии праздника также говорят о разных сторонах духовного смысла празднуемого события — как открытого явления миру Его Царя и Избавителя. Первая из них (книга Бытия 49:1-2,8-12) содержит пророчество о том, что от древнего ветхозаветного праведника Иуды должен произойти некий Примиритель, под Которым толкователи понимают Иисуса Христа. Вторая содержит пророчество Софонии (книга пророка Софонии 3:14-19) о торжестве Сиона и ликовании Израиля, потому что среди них пребывает Господь, Царь Израилев. Третья паремия содержит уже приводившееся выше пророчество Захарии о Входе в Иерусалим (книга пророка Захарии 9:9-15).

Евангельские чтения на утрени (Евангелие от Матфея 21:1-11,15-17) и Литургии (Евангелие от Иоанна 12:1-18) рассказывают о самом событии Входа Господня в Иерусалим. В апостольском чтении на Литургии (Послание апостола Павла к Филиппийцам 4:4-9) все христиане призываются к радости, кротости, миролюбию, молитвенному настроению и верности истинному вероучению.

Петр Юрьевич Малков,
кандидат богословия, доцент ПСТГУ

История

Упоминание о празднике встречается ещё у Амвросия Медиоланского и Епифания Кипрского, а его изображения находят на саркофагах IV века, однако окончательно в западной традиции праздник (лат. Die dominica in palmas — Пальмовое воскресенье) устанавливается к VII веку. Предполагается, что впервые он был учрежден в Иерусалиме.

С. Блонская. «Девочки. Вербное воскресенье», холст, масло, 181×187, 1900. S. Blonskaya, Public Domain

Праздник празднуется православными, католиками и многими протестантами.

Православие

В православном календаре Вход Господень в Иерусалим, в отличие от других двунадесятых праздников, формально не имеет предпразднства, хотя Лазарева суббота накануне может рассматриваться как предпразднство, и совсем не имеет попразднства, так как за ним сразу следует Страстная Седмица.

Во время всенощного бдения под праздник Входа Господня в Иерусалим молящиеся как бы встречают невидимо грядущего Господа и приветствуют Его, как Победителя ада и смерти, держа в руках ветви, цветы и зажжённые свечи. На утрене (второй части бдения) читается особая молитва на благословение «ваий» (то есть пальмовых ветвей, в славянских странах заменяемых ветками вербы). Обыкновенно после этого вербы, которые молящиеся держат в руках, окропляются святой водой.

У православных христиан есть обычай хранить освящённые вербы в течение всего года, украшать ими иконы в доме. В некоторых местностях существует благочестивый обычай класть освящённые вербы в руки умерших в знак того, что они по вере во Христа победят смерть, воскреснут и встретят Спасителя с освящёнными ветвями.

Католицизм

Перед началом службы традиционно проводится шествие вокруг храма или в самом храме. Участники хода держат в руках ветви (в южных странах — пальмовые, в северных — вербные или другие) и зажжённые свечи. Во время шествия поются праздничные антифоны и гимн Христу-Царю. Процессия символически представляет собой людей, вышедших навстречу Спасителю во время Входа Господня в Иерусалим.

Чинопоследование мессы этого дня включает в себя чтение Страстей Господних, которые читаются кроме этого дня только в Великую Пятницу. Освящённые на богослужении ветви хранятся в домах верующих до следующего Великого поста. Существует традиция получать пепел для службы Пепельной среды сожжением этих ветвей.

Наименования праздника

В этот день Церковь вспоминает, как за 6 дней до ветхозаветной Пасхи иудеи торжественно приветствовали прибывшего в Иерусалим Христа, встречая его как мессию и чудотворца, так как знали о чуде воскрешения Лазаря, совершенном накануне. Отсюда — название праздника «Вход Господень в Иерусалим».

Читайте также:
Что делать с освященными веточками вербы?

Также последнее воскресенье перед Пасхой называют «Неделей ваий» и «Вербным воскресеньем». Дело в том, что важное место в символике праздника занимают пальмовые ветви, «вайи» в переводе с греческого (подробнее о ветвях и их значении расскажем чуть ниже). Именно к этому слову и восходит название «Неделя ваий».

Латинское название праздника — Dominica in palmis (Пальмовое воскресенье). В современных европейских языках сегодня используется именно название «Пальмовое», например, в английском – Palm Sunday.

Так как на Руси пальмовые ветки традиционно заменяют ветвями вербы, в нашей стране праздник называют «Вербным воскресеньем».

В допетровскую эпоху в Вербное воскресенье совершался торжественный выезд патриарха «на осляти» (белом коне, снаряжённом наподобие осла; он символизировал въезд Иисуса Христа в Иерусалим). Патриарх раздавал с Лобного места вербы и листья папоротника (вместо пальмовых ветвей) царю, архиереям, боярам, окольничим, думским дьякам и народу.

У православных христиан есть обычай хранить освящённые вербы в течение всего года, украшать ими иконы в доме. В некоторых местностях существует благочестивый обычай класть освящённые вербы в руки умерших в знак того, что они по вере во Христа победят смерть, воскреснут и встретят Спасителя с освящёнными ветвями.

Значение

Праздник символизирует, с одной стороны, признание Иисуса Мессией (Христом), а с другой — прообраз входа Сына Человеческого в Рай.

Иудеи ожидали, что Мессия — Спаситель Израиля — явится на Пасху. В то время Иудея находилась под оккупацией римлян, и ожидали национального освободителя от иноземного господства.

Народ Иерусалима, зная о воскрешении Лазаря, встречает Иисуса очень торжественно. Иисус, показывая, что он входит в Иерусалим с желанием мира, а не войны, въезжает на ослёнке (на Востоке въезжать в город на осле — символ мира, верхом на коне — символ войны).

Молитва на Вход Господень в Иерусалим

«Господи Иисусе Христе Боже наш, в вышних со Отцем на Престоле седяй, выну на крылу от Херувим носимый и певаемый от Серафим, во днех же плоти Своея на жребяти осли сести изволивый нашего ради спасения и от детей воспевание приявый и во святый град Иерусалим прежде шести дней бытия Пасхи на вольную страсть пришедый, да спасеши мир Крестом, погребением и Воскресением Твоим! И якоже тогда людие, седящие во тьме и сени смертней, приемши ветви древес и ваиа от финик, сретоша Тя, Сына Давидова Тя исповедуя, такожде и нас, ныне в предпразднственный день сей в подражание онех ваиа и ветви в руках носящих, соблюди и сохрани. И якоже онии народи и дети «осанна» Тебе приношаху, сподоби и нам во псалмах и пениих духовных душами чистыми и нескверными усты прославити вся величия Твоя в праздник сей и во всю седмицу страсти Твоея и неосужденно достигнути и причаститися Божественныя радости Святыя Пасхи в пресветлые дни Живоноснаго Воскресения Твоего, да воспоем и прославим Твое Божество вкупе со Безначальным Твоим Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Народные традиции славян

В России был распространён обычай слегка ударять друг друга вербой. После заутрени, к которой малых детей не водили, возвратившиеся из церкви домой родители никогда не упускали случая поднять с постели детишек лёгкими ударами вербы, приговаривая: «Верба хлёст, бей до слёз. Не я бью, верба бьёт. Будь здоров, как верба» [8] .

Восточные славяне освящённым вербам придают особую очистительную силу, верует в спасение домашнего скота от порчи, болезней, сглаза, хищного зверя, от злых людей и злых духов [9] .

Особой приметой вербной недели считались вербные базары. Особенно они были любимы детьми, так как на них был представлен богатый выбор детских игрушек, книг, сластей. Там же покупали связанную пучками вербу. К пучку привязывали украшение — бумажного ангелочка. Он так и назывался «вербный херувим».

С вербой связано много поговорок и примет: «На канун Вербного воскресенья Св. Лазарь за вербой лазил» [10] , «Скотину выгоняют в поле в первый раз (на Егория вешнего) вербой с Вербного воскресенья» [11] , «Если вербная неделя ведряная, с утренниками, то яри хороши будут» [12] , «На вербной мороз — яровые хлеба хороши будут» [12] , «Верба распутицу ведёт, гонит с реки последний лёд» [13] , «Не верба бьёт, а старый грех» [14] .

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector