0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

1917, 28 ноя

Конституционно-демократическая партия (ее членов называли «кадетами») была создана в 1905 году. Первоначально в ее состав входили представители интеллигенции и земского дворянства. Затем к ним присоединились городская буржуазия, врачи, учителя и служащие. Кадеты выступали за:

  • Конституционную парламентскую монархию;
  • Унитарное устройство России;
  • Ответственность правительства перед парламентом;
  • Разделение власти на независимые ветви;
  • Право народов на самоопределение;
  • Гражданские права и свободы;
  • Всеобщее избирательное право;
  • Отмену сословных различий и привилегий;
  • Восьмичасовой рабочий день и прочее.
  • Численность партии к 1917 году составляла порядка 70 тысяч человек.

Лидером кадетов был видный русский политик, историк и публицист Павел Милюков. В числе членов и сторонников партии были князь Георгий Львов, депутат Василий Маклаков, академик Владимир Вернадский, графиня Софья Панина и другие.

Кокарда

Армейская нашивка на головном уборе. 12 июля 1789 года журналист и революционер Камиль Демулен обратился к народу с призывом взяться за оружие. В качестве революционного символа он надел кокарду, сделанную из подручных зеленых материалов. С этого момента разнообразные кокарды стали носить все уважающие себя революционеры. Члены «гражданской милиции», учрежденной 13 июля (то есть накануне взятия Бастилии) носили сине-красные кокарды. Уже через три дня после взятия Бастилии король вышел со свитой к народу — и Лафайет преподнес ему сине-красную кокарду, к которой был прибавлен белый цвет, символ Бурбонов. А в ночь с 13 на 14 июля революционный комитет издал указ, по которому ношение трехцветной, то есть сине-красно-белой кокарды стало обязательным. При Терроре граждан без знака патриотического различия могли счесть подозрительными и подвергнуть административному аресту на срок до восьми суток независимо от пола. Появившаяся в противовес триколору белая роялистская кокарда каралась смертью.

Фрагмент второй части фильма «Французская революция: годы света» (1989), режиссер — Робер Энрико 17 июля 1789 года Людовик XVI принимает трехцветную кокарду из рук маркиза де Лафайета, только что назначенного командующим Национальной гвардией © Chaîne de ZORROBRESIL / YouTube

Слово «кокарда» со временем обросло националистическими коннотациями, ура-патриотических артистов иногда пренебрежительно называют «кокардье». Как физический предмет сейчас используется в авиации — и на парадных шляпах студентов парижской Политехнической школы.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 61

Враги народа: от чиновников до олигархов

ЗАСРАНЦЫ НЕ ДРЕМЛЮТ

Народу в России всегда было кого назвать врагом. Иногда по делу, иногда почем зря. Были времена, когда враги народа называли врагами народа сам народ. 70 лет назад от рук врагов народа погиб мой прадед Виктор Серебров. Враги народа назвали его врагом народа и расстреляли без суда и следствия.

Сегодня врагов у народа вроде как нет. Зато есть «объективные процессы».

«Объективные процессы» только за один 2005 год сделали Россию меньше на 735 тысяч человек. Это целый город Ижевск. Половина города Екатеринбурга. Два города Женева. Шесть городов Берн.

Из-за «объективных процессов» с каждым днем население России уменьшается еще на 100 человек. За последние 10 лет нас стало меньше на 9 миллионов. Это страна Болгария. Страна Австрия. Две Норвегии. 33 Исландии.

В силу «объективных процессов» в 2005 году в России от наркотиков умерли 100 тысяч человек. Это на 30 тысяч больше, чем в 2004 году, и еще на 35 тысяч больше, чем в 2003-м.

По причинам, связанным с «объективными процессами», 46 тысяч россиян покончили жизнь самоубийством; 40 тысяч погибли на транспорте; 36 тысяч отравились некачественным алкоголем; 35 тысяч убиты преступниками. В одном только 2005 году.

Из-за «объективных процессов» по продолжительности жизни мужчин Россия скатилась на 13 6-е место в мире, по продолжительности жизни женщин — на 91-е. До пенсионного возраста не доживает треть трудоспособного населения страны.

Верить в объективные процессы сегодня может только тот, кто выезжает за пределы своего большого города только на курорты.

Последние десять лет я езжу по России и разговариваю с людьми. Я уже давно не верю в «объективные процессы».

Враги народа — это не евреи, не американцы, не коммунисты, не мусульмане, не китайцы и не марсиане. Враги народа — это засранцы.

Любопытно — мой компьютер подчеркнул слово «засранцы». Он не знает такого слова. Засранцы умеют маскироваться.

Иногда враги народа называются так, как им положено называться: преступники, террористы, экстремисты, бандиты, коррупционеры, наркоторговцы, нелегальные мигранты, незаконные предприниматели, олигархи, сектанты, шарлатаны.

Но иногда они называются красиво: народные избранники, государевы люди, блюстители правопорядка, защитники Родины, совесть нации, правозащитники, звезды журналистики.

«Объективные процессы» — это они. За сотнями тысяч погибших от наркотиков стоят тысячи тех, кто торгует героином и крышует наркобизнес. За сотнями тысяч погибших в ДТП стоят тысячи тех, кто ворует на строительстве дорог. За сотнями тысяч повесившихся стоят сотни тех, кто принимает деструктивные для страны решения.

Враги народа есть везде: от кремлевских палат до тюремных камер. Враги народа чаще всего даже не догадываются, что они — враги народа. Не льстите себе — может быть, и вы враг народа. Мне самому не раз приходилось ловить себя на том, что я веду себя, как самый настоящий засранец. Главное — вовремя остановиться.

За те десять лет, что я ездил по России, врагов народа меньше не стало. Но репортажей про них хватило на три полноценных книги.

Первая имеет подзаголовок «Эксплуататоры». В ней речь пойдет о чиновниках, политиках, работниках правоохранительных органов, олигархах и недобросовестных предпринимателях. Вторая книга будет называться «Агрессоры». Ее героями станут террористы, экстремисты, сектанты, псевдоправозащитники, желтые журналисты, нелегальные мигранты, наркоторговцы и просто уголовники. Третья книга будет посвящена всего-навсего дуракам, которые тем не менее бывают не менее опасны, чем эксплуататоры и агрессоры: это алкоголики, наркоманы, завистники, лентяи, маньяки и фанатики.

Разумеется, это далеко не полный список врагов народа. Это просто те из них, с кем мне довелось столкнуться лично.

Я им не судья и не прокурор. Я просто считаю, что народ должен знать своих врагов в лицо. А главное — не забывать, что это лицо может оказаться твоим собственным.

1. БОЛЬШИЕ ЧИНОВНИКИ

По данным Федеральной службы государственной статистики, чиновников в сегодняшней России 1 миллион 314 тысяч человек. Не считая армии и силовых структур. В 1991 году во всем СССР их было в 4 раза меньше.

Эта цифра растет с каждым годом. Скоро их станет больше в 5 раз.

Чиновниками в России заняты тысячи бывших детских садов и школ, сотни музеев, поликлиник, домов быта, домов пионеров, домов учителей, домов офицеров — и многих других зданий, где должны жить, работать, учиться и отдыхать приносящие пользу люди.

В этих зданиях десятилетиями не делали ремонт. Не было денег. Как только туда въехали чиновники, деньги сразу появлялись. Даже в самые трудные времена.

Абсолютное большинство чиновников ничего не производят. Они раскладывают свой бумажный пасьянс и озабочены лишь одной целью — чтобы этот пасьянс сходился. Что происходит в реальной действительности — их интересует в последнюю очередь.

В России нет ни одного чиновника, который бы определял эффективность работы чиновников. Нет даже критериев оценки этого показателя. Нет системы ответственности за неэффективную работу чиновников или хотя бы системы поощрения за эффективную.

Во всем мире чиновники — далеко не лучшая часть общества. Даже в самых развитых государствах планеты бюрократия не очень расторопна и в меру коррумпирована. Но ни в одной развитой стране, к числу которых государство Россия смеет себя относить, эта масса а) не является столь огромной и б) практически не задумывается о своей полезности.

Все те чудовищные цифры, которые приведены» мною в предисловии к этой книге, озвучены кем-то из больших российских чиновников.

О том, что в стране в 2005 году от наркотиков погибли 100 тысяч человек и что это на 30 тысяч больше, чем в году предыдущем, сказал генерал-полковник Владимир Зубрин — замдиректора сорокатысячной армии чиновников под названием Федеральная служба по контролю за наркотиками (ФСКН). После этого он не повесился, не уволился, не назвал себя врагом народа и даже не ушел в запой.

Читать еще:  Владимирская икона Божией Матери: история происхождения

О том, что в минувшем году Россия потеряла 735 тысяч человек, из них 46 тысяч покончили с собой, недрогнувшим голосом заявил министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов. Сказав это, он не извинился за плохую работу, не предложил почтить минутой молчания жертв его политики, не рыдал и не рвал на себе волосы и даже не покраснел. Он лишь пообещал, что попытается снизить детскую смертность с 11 до 3,4 промилле, и даже не объяснил слушателям, что это такое.

Мне приходилось видеть много больших чиновников. В большинстве своем они очень милые люди.

Палачи НКВД: Как сложилась судьба людей, на чьей совести десятки тысяч загубленных жизней

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

«Машина смерти»

НКВД действовал по отработанной схеме. На основе донесенной до следователей информации открывалось дело, которое в подавляющем большинстве случаев становилось основанием для смертной казни. Самое ужасное, что родным не сообщалось о расстрелах — их информировали о том, что их родственник приговорен к 10 годам лишения свободы без права переписки и передач. Таков был порядок, а с 1945 года стали сообщать, что заключенный умер своей смертью в местах лишения свободы.

Их лишали жизней палачи, те, кто непосредственно приводил в исполнении приказы высшего начальства. Большинство казней проходили в Москве, сразу после допросов или недолго отбывания наказания. Поэтому и большинство сталинских палачей проживали в столице. Интересно, что было их не так много — около двух десятков. А все потому, что не каждый мог выдержать такую работу, палачи должны были обладать устойчивой психикой, отличными профессиональными данными, уметь соблюдать строгую секретность и быть преданными своему делу и руководству.

Как бы жутко это не звучало, но многие из них даже получали удовольствие от этого процесса. Кто-то стремился к количественным рекордам, считая каждую новую жертву отдельным профессиональным достижением, кто — то придумывал изощренные методы, чтобы выделяться на фоне своих коллег, а кто-то тщательно готовился к каждому убийству, создавая особые ритуалы, специальную форму одежды или выбирая конкретный вид оружия.

Василий Блохин — генерал, собственноручно расстрелявший около 20 тысяч человек

Этот человек стал абсолютным рекордсменом по количественному показателю. Он был бессменным командующим расстрелами, получив эту должность в начале карьеры и отступившись от нее лишь по выходу на пенсию. Василий Михайлович стал редким исключением среди палачей — смог дожить до старости с относительно хорошим состоянием здоровья. К работе подходил всегда ответственно — соблюдал технику безопасности, не употреблял спиртное. Всегда надевал специальную форму, чтобы кровь не попадала на открытые участки тела.

На расстрел он настраивался и эмоционально — каждый раз спокойно выпивая чашку крепкого чая и листая при этом книги про лошадей. Именно Блохин был руководителем массового расстрела поляков в Катыни. Там палач лично лишил жизни более 700 человек. Он же расстреливал своих бывших коллег, арестованных по делу расстрелов Соловецкого этапа.

При жизни он получил за свою самоотверженную работу множество наград, имел почет и уважение среди коллег, получал особую пенсию в размере 3150 рублей, когда средняя зарплата составляла 700 рублей. После ареста Берии генерал-майора лишили звания, орденов и той самой пенсии. Есть версия, что именно после этих потрясений у Блохина случился инфаркт. Он умер в 1955 году и похоронен на Донском кладбище, неподалёку от братской могилы своих жертв.

Сардион Надарая — «универсальный солдат»

На его счету около 10 тысяч убитых. Будучи земляком Берии, грузин Надарая довольно быстро построил свою карьеру. После 11 лет службы он уже возглавлял внутреннюю тюрьму НКВД Грузинской ССР. Сардион Николаевич лично руководил допросами, используя зверские методы. Сам лично избивал, мучил и расстреливал заключенных. Надарая прославился своим умением выбивать из заключенных нужные для НКВД показания — самооговоры и вымышленные обвинения, наговоры именно на тех, кто находился в разработке у силовиков.

Высшей точкой карьерного роста стало назначение Сардиона Николаевича начальников личной охраны Лаврентия Берии. На этом посту он выполнял все приказания начальника. Одной из его задач был поиск и доставка женщин для утех, причем выбор Берии был непредсказуем — он мог указать на даму на улице, жен высокопоставленных военных, актрис и певиц, или выбрать кого-то из тех, кто писал ему письменные обращения по рабочим вопросам. Надарая и его коллеги отслеживали их, выезжали по адресам, ловили на улице и привозили к своему вождю.

После ареста Берии Надарая был взят в разработку спецслужбами. Его обвинили в сводничестве, припомнили и все деяния на посту начальника грузинского НКВД. В 1955 он получил 10 лет лишения свободы с конфискацией, отсидел весь срок и доживал свою старость в Грузии.

Петр Магго — палач, считавший расстрел искусством

Латыш Магго тоже входит в список рекордсменов — он лишил жизни больше 10 тысяч заключенных. Один из самых результативных палачей НКВД проводил расстрелы все годы своей службы. Успешно поработав в карательном отряде, Магго стал начальником внутренней тюрьмы. Будучи руководителем, Петр Иванович имел право не принимать личного участия в расстрелах, но делал это потому, что процесс ему нравился. Убивая людей, он часто входил в кураж и впадал в полузабытье. Известен случай, когда расстреляв осужденных, Магго стал заставлять раздеваться и вставать к стене своего коллегу Попова, потому как не смог признать его, находясь в очень возбужденном состоянии.

Он считал расстрел особым искусством, любил обучать начинающих палачей, рассказывая им, как правильно выводить на место казни заключенных и какие действия совершать при расстреле, чтобы не быть забрызганным кровью. При этом он всегда совершенствовал свою работу, если получал замечания от начальства. Например, он проводил воспитательную работу с заключенными, чтобы те перед смертью ни в коем случае не произносили имя вождя.

В наградах Магго знак «Почетный чекист», два ордена Красного знамени и орден Ленина. В 1940 году он был уволен из НКВД. Любовь к крепкому алкоголю, появившаяся за годы работы, довела его до цирроза печени, от которого Магго в итоге и скончался в 1941 году.

Василий и Иван Шигалевы — семейная преданность общему делу

Шигалевы — весьма известные личности, это был единственный случай, когда родственники являлись так называемыми сотрудниками для особых поручений. Василий был идеальным исполнителем, которого ценило начальство — он безотказно выполнял задания любой сложности. Примечательна его личность еще и тем, что он единственный, на кого донесли его же коллеги. В доносе Шигалев обвинялся в связи с врагом народа. Такого донесения в то время было достаточно для расстрела, но начальство оставило это без последствий, потому как не хотело терять столь ценного сотрудника. После это Василий принялся еще более рьяно выполнять свою работу палача, удостоился звания почетного чекиста и ордена «Знак Почета», стал кавалером нескольких боевых орденов. Палач был настолько осторожен, что его подпись не обнаружена ни в одном из документов архивов.

Иван был менее хитрым, тем не менее, так же быстро шел по карьерной лестнице, а наград за свою службу получил даже больше. Подполковник имел Орден Ленина и даже медаль «За оборону Москвы», хотя не убил ни одного немца. Зато казненных соотечественников на его счету сотни, если не тысячи.
Братья уверенно шли по трупам, стремясь к новым званиям и наградам. Умерли оба в довольно молодом возрасте — в 1942 ушел из жизни Василий, в 1945 (по некоторым данным в 1946) — Иван.

Александр Емельянов — уволенный по болезни, связанной исключительно с долголетней работой в органах

Именно такая формулировка значится в приказе об увольнении подполковника Емельянова. Качественно исполняя свою работу, Александр Емельянович в итоге стал шизофреником. Он не раз говорил о сложности своей работы, из-за которой «пили до потери сознательности», потому что иначе невозможно было не сойти с ума. По его же словам, палачи «мылись одеколоном до пояса». Потому что только так можно было избавиться от стойкого запаха крови. На Емельянова и его коллег даже собаки не лаяли, шарахались и обходили их стороной.

Эрнест Мач — заработавший нервно-психическую болезнь

Латышский пастух, ставший впоследствии тюремным надзирателем, а потом сотрудников НКВД для выполнения особых указаний. Мач был образцовым палачом — минимум эмоций, максимум точности и отлаженных действий. Майор 26 лет верой и правдой служил любимому делу. Отойдя от работы палача, он с удовольствием занимался обучением молодых сотрудников НКВД — передавал свой богатый опыт.

Читать еще:  Христианские ресурсы. Стихи на свадьбу, христианские свадебные поздравления и пожелания Интересные христианские декламации на брак

Исполнение расстрельных приговоров не прошли даром — в конце карьеры Эрнест Ансович был уволен со службы в связи развившимся психическим заболеванием.

Чудом удалось выжить в репрессиях и двум талантливым сценаристам — «лагерным придуркам», написавшим сценарий «Шерлок Холмс и доктор Ватсон» и других культовых советских фильмов.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Делай, что должен

Как утверждают историки, первым эту фразу произнес древнеримский император Марк Аврелий. И изначально она звучала так: «Делай, что должен, и свершится, чему суждено».

Здравствуйте! Мы долго не виделись, и тому было немало причин. Но в основном — банальные (долгожданные!) отпуска, в которые по очереди отправлялись сотрудники нашего немногочисленного коллектива. А оставшимся приходилось подменять друг друга. В том числе, и мне. И поэтому сегодня я остановлюсь только на том, что меня особенно порадовало, огорчило и вдохновило за прошедшую неделю.

Это меня порадовало!

Анекдот от Светланы Тихановской, кандидата в президенты Республики Беларусь: «Вышел дедушка на демонстрацию. Омоновец говорит: «Уходи отсюда, а то я тебя посажу». Дедушка: «Вместо меня выйдет мой сын». Омоновец: «А я сына посажу». Дедушка: «Вместо сына выйдут дочери с детьми». Омоновец: «И их посажу». Дедушка: «Ничего, к тому времени и я выйду».

Специалисты говорят, что анекдот — это уникальный жанр фольклора, который особенно развивается в тоталитарных странах и в переломные эпохи. Как вы помните, анекдоты советского времени служили спасением от удушающей атмосферы в стране. Но этот анекдот — не про спасение. Он — про уверенность в том, что сбудется то, чему суждено.

И тут же (бог весть по какой аналогии!) я вспомнил историю, рассказанную в конце 70-х годов поэтом Ильей Фоняковым, полгода прожившим в Японии в качестве корреспондента «Литературной газеты». Каждое утро он забирал за дверью квартиры бидон молока, доставленный молочником, и при этом никогда его не видел. Но однажды они встретились, и советский журналист поинтересовался: «А кто же доставит это молоко, если вы заболеете?». — «Жена доставит», — вежливо отвечал молочник. — «А если и жена заболеет?». — «Сын доставит». — «А если и сын заболеет?», — не унимался журналист. — «Вам не нужно беспокоиться, кто-нибудь обязательно доставит». Когда я это услышал, помнится, подумал: вот это и есть великая нация, ибо для них очень важно — делать что должен, несмотря ни на что.

Теперь я готов сказать, что и в Белоруссии складывается великая нация, осознающая своё достоинство.

А это сильно огорчило…

12 октября в телешоу «Док-ток» у Александра Гордона главный токсиколог Омской области Александр Сабаев перечислял меры, предпринятые омскими врачами для лечения Алексея Навального. И все бы ничего — вроде, делали, что могли — но при этом, увлекшись, он озвучил также некоторые «наследственные заболевания», выявленные у пациента. И никто в студии и за ее пределами не вздрогнул и не остановил титульного токсиколога и не менее титульного пропагандиста: остановитесь, ведь речь идет об элементарном нарушении врачебной тайны, которая не может быть разглашена без согласия самого пациента. Вы думаете, что на это должна была обратить внимание прокуратура?

Вы, видимо, не знаете, что прокуратура никому ничего не должна. Ну, в идеале (см. статью 1 Закона о Прокуратуре Российской Федерации). А вообще у нее в это время были гораздо более серьезные занятия: она готовилась искать в вузах «врагов народа». Пока, правда, это проявилось лишь в одном эксперименте. Инициативу (назовем это так) проявила Никулинская межрайонная прокуратура Москвы. 14 октября она потребовала от руководства Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС) предоставить сведения об участии студентов и преподавателей в несанкционированных акциях, сотрудничестве с иностранными НКО, а также об участии в мероприятиях, представляющих угрозу основам конституционного строя России, обороноспособности или безопасности государства. Об этом говорится в копии запроса надзорного ведомства, которую опубликовал профсоюз «Университетская солидарность». Там много интересного. В частности, руководство вуза обязано сообщить о том, как преподаватели и студенты Академии осуществляют (далее цитата) «вмешательство в электоральные процессы (подготовка наблюдателей на выборах, использование преподавателей, учащихся студентов для предвыборной агитации, осуществления наблюдения на выборах, обеспечения мониторинга и сбора данных о нарушениях законодательства в ходе выборов и др.)». Осознали уровень озабоченность прокуратуры? Наблюдение на выборах и сбор данных о нарушениях законодательства. А вы говорите, врачебная тайна…

А мы, как всегда, помогаем друг другу!

Самые популярные темы на ТТТ, по-прежнему — о проблемах с получением «путинских выплат». Советы наших экспертов см. здесь:
Как узнать решение о назначении «путинских выплат», Начисление «путинских» выплат при временной регистрации.

А это меня вдохновило

Как вы помните, 2 октября нижегородская журналистка Ирина Славина покончила с собой, опубликовав перед самоубийством пост в Facebook: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию».

Андрей Ботал, житель Хабаровска, в котором уже 100 дней продолжаются протесты в поддержку арестованного экс-губернатора Сергея Фургала, посвятил ей песню «Свобода, ты есть!». И песня эта, как убедитесь, не про Фургала. И даже не только про Ирину Славину. Она — про уверенность в том, что сбудется то, чему суждено. И это тоже становление нации.

Если у вас есть вопросы по защите ваших прав — пишите нам в раздел «Консультации». Эксперты «Так-так-так» всегда готовы помочь вам.

И подписывайтесь на обновления «Так-так-так»!

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Обязательная информация.

Фонд содействия развитию массовых коммуникаций и правовому просвещению «Так-так-так» внесен в Реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента. Мы обязаны размещать этот комментарий, исполняя требование существующего законодательства, но заявляем, что считаем решение Минюста необоснованным и оспариваем его в суде.

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Мария Максакова-младшая

Дочь Мария родилась у Людмилы и её единственного законного мужа Петера Игенбергса в 1977 году. Снова пришлось непросто. Петер — сын прибалтийских эмигрантов, которые бежали из СССР в Германию. Всё это время их тянуло обратно на Родину, а потому Петер, получив хорошее образование, также стал наведываться в СССР по научным делам. Людмилу он добивался долго. Он принял Максима как родного сына, но пожениться они не могли.

Свадьба Людмилы Максаковой и Петера Игенбергса

Людмила — известная актриса, дочь народной любимицы Марии Максаковой, а Петер — иностранец. В театре поползли сплетни, жалобы, в кино Людмилу приглашали всё реже. У нее на руках маленький ребенок, тяжело больная мать и любимый человек, которому запретили въезд в СССР. От отчаянья она набрала номер МИДа. Да-да, наверно, Максаковы могли просто так набрать этот номер и решить свои проблемы.

С угрозами выпрыгнуть в окно Людмила своего добилась. Возможно, сыграло роль имя её матери, которую всё ещё обожали. Они с Петером поженились и остались в Союзе. Максакова принципиально не хотела эмигрировать.

Мария Петровна-старшая уже не застала свою внучку. Её не стало за пять лет до рождения Марии-младшей. Именно ей, названной в честь великой бабушки, суждено было пойти по её стопам. Но, увы, и переплюнуть по скандалам, пожалуй, всех Максаковых вместе взятых.

Её отец Петер так и не дожил до возвращения дочери с Украины домой. Его не стало в 2018 году.

Мария Максакова-младшая с родителями

«Ад пошел во вторую волну». Почему губернаторы не могут сдержать COVID-19

Коронавирус уверенной поступью продолжает свое шествие по стране. В понедельник был установлен своеобразный антирекорд: впервые число выявленных заболевших за сутки почти достигло 16 тысяч человек. Позиция официальных властей в регионах остается позитивной, в отличие от настроений рядовых жителей. Все больше врачей и пациентов рассказывают жуткие истории, которые происходят в больницах: не хватает койко-мест, лекарств, средств индивидуальной защиты и даже аппаратов ИВЛ, хотя власти всех регионов отчитались, что закупили их достаточно. Но это все – лишь вершина айсберга. Врачи находятся на пределе своих сил. Они физически не могут уделять своим пациентам достаточно времени, в ответ люди обвиняют врачей в малодушии и нежелании помогать. И если ситуация не изменится, медицинские работники из национальных героев буквально за несколько месяцев превратятся во врагов народа. Только в чем они-то виноваты? Они такие же жертвы. Подробности читайте в материале «ФедералПресс».

Читать еще:  Поколение ЯЯЯ – кто такие и как с ними жить?

Силы на исходе

Показная уверенность чиновников сильно контрастирует с реакцией врачей, которые понемногу начинают рассказывать о тех ужасах, что творятся в медицинских учреждениях, в первую очередь ковидных госпиталях, по всей России. В воскресенье на Facebook появился небольшой пост врача-хирурга курской БСМП Натальи Праведниковой, которая рассказала о ситуации с коронавирусом в городе (грамматика и пунктуация автора сохранены). «АД пошел во вторую волну. Люди гибнут на глазах, – пишет врач. – И мы не в силах что-либо сделать. Вот просто не в силах. Работая хирургом, я могла оценивать ситуацию, спасать по мере возможностей, руками и головой. Когда-то получалось, когда-то нет. Но я старалась. Сейчас от моих стараний зависит мало, вопрос иммунитета, кислорода и. желания выжить. Да, я буду ходить и контролировать вашу сатурацию, буду стучать вас по спине для постурального дренажа, назначать все препараты. Но! На самом деле от меня ничего не зависит. Люди! БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ! ПУСТЬ БУДЕТ ОБЫЧНАЯ МАСКА СЕЙЧАС, А НЕ КИСЛОРОДНАЯ ПОТОМ! ОГРАНИЧЬТЕ КОНТАКТЫ, ОБЕРЕГАЙТЕ СЕБЯ. Я не жалуюсь на работу, нет, мы выдержим. Просто помогите сейчас себе и нам!»

За неделю до этого еще один местный врач Роман Залесский рассказал о ситуации с заболеванием в городе. «Это полный … , поберегите себя! Мы пашем из последних сил, но нам очень сильно нужна ваша помощь: просто необходимо быть бдительными и аккуратными, только чуть больше, чем весной! Пожалуйста. » – написал в ВК анестезиолог-реаниматолог областной инфекционной больницы имени Семашко.

Власти Южного Урала сообщили о повторных случаях заражения коронавирусом

Пациенты находятся в не менее удручающем эмоциональном и физическом состоянии. У пенсионерки Татьяны Петровой заболели почки. Местный фельдшер сказала, что у нее пиелонефрит, и прописала антибиотики. Но состояние женщины не улучшалось. Ко всему прочему добавилась боль в ноге. Оказалось, что у нее был запущенный коронавирус, который дал осложнения на почки и привел к тромбозу. Только после того, как родственники пенсионерки дошли до высших чиновников, женщину забрали из дома на стационарное лечение. Однако ее состояние вызывает серьезные опасения.

Сложная ситуация сейчас в Курганской области, где 19 октября подтвердилось 74 новых случая заражения коронавирусом. По официальной информации, рост числа заболевших связывают с активизацией сезонных ОРВИ, но существует и другая версия: многих опытных главврачей уволили в самый разгар пандемии, а большая часть действующего персонала и сама болеет COVID-19.

Более того, врачи в Кургане жалуются, что их не обеспечивают средствами индивидуальной защиты. «Халаты, маски, перчатки – все покупаем за свои личные деньги, – рассказала «ФедералПресс» Клавдия Иванова (имя изменено). – Нам сказали, что денег у областных властей на СИЗы нет. И куда деваться? Идти в чем есть к ковидным больным, а потом рядом с ними на койку ложиться? Нам выбора не оставили. И как отказаться? Работу потеряешь».

Игорь Артамонов поручил усилить штат инфекционных госпиталей

Региональные власти в телеграм-канале, в СМИ упорно твердят о достатке всего – койко-мест, лекарств, врачей, оперативности выполнения тестов. На самом деле ситуация такова, что при сдаче ПЦР в поликлинике результат теста в лучшем случае можно получить через неделю. За лекарствами стоят очереди. Из лечения – «Арбидол» и «Ингаверин». Это – от коронавируса! Врач одного из ковидных госпиталей поделился, что реально нет лекарств, нет мест – идет уплотнение развернутых площадей.

Жительница Кургана Светлана рассказывает, что первыми в семье заболели она и муж – признаки обычной простуды. Муж, поскольку на работе были зафиксированы массовые случаи COVID, сдал анализ. «Сказали ждать четыре дня. Срок прошел – никакого ответа. Думали, что все в порядке, муж чувствовал себя приемлемо, температуры не было, – рассказывает Светлана. – Через полторы недели звонок: «У вас тест положительный. Сидите дома, просто на словах, никакого постановления. Через четыре дня приедем, повторно возьмем ПЦР». Повторного ждали еще полторы недели, а сейчас ждем его результата».

Про членов семьи никто даже не спросил. Между тем у одного из детей очевидные признаки коронавируса – отсутствие обоняния и несколько дней температура. Никто ни разу не проверил, как чувствуют себя больной, члены его семьи.

Попова назвала ситуацию с коронавирусом в России напряженной

Сложная ситуация в Архангельской области. Там на 17,1 тысячи зарегистрированных заболевших приходится лишь 10,7 тысячи выздоровевших, а число больных в настоящее время превышает 6 тысяч человек.

COVID-19 распространяется не только в населенных пунктах с высокой плотностью населения. Плохие показатели демонстрирует Карелия. Из 5,2 тысячи зарегистрированных заболевших продолжают лечиться от коронавируса 1,75 тысячи человек. А это – треть всех заразившихся. Поэтому борьба за жизнь там проходит в режиме нон-стоп. В минздраве республики подчеркивают, что сейчас занимаются увеличением числа койко-мест.

Слишком много полномочий?

В апреле, когда стало ясно, что проблему распространения коронавируса не удается удержать, Владимир Путин подписал указ, согласно которому губернаторам регионов придется самостоятельно принимать меры по нераспространению COVID-19. Но если тогда неготовность субъектов была объяснима (коронавирус пришел неожиданно, и мощности здравоохранения не были готовы к такому объему работ), то лето и снижение заболеваемости дали передышку. Региональные власти обязаны были подготовиться к новой волне.

Однако пока все идет не по лучшему сценарию. Несколько регионов страны начали терять контроль над ситуацией. Как отмечает генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев, после снижения темпов заболевания у многих могла появиться иллюзия, что большая проблема может вновь и не случиться. «Конечно, частично была надежда на русское «авось», но этого не произошло. Я бы не стал зацикливаться на регионах. Будем честны: их возможности серьезно ограничены. Им просто нечего концентрировать. Чуть легче было регионам, где Минобороны возвело медицинские центры для борьбы с COVID-19. Губернаторы успокоились потому, что серьезная проблема была решена. А там, где такие центры не построили, также успокоились, так как повлиять на ситуацию очень сложно», – отметил Журавлев.

Но просто так винить регионы во всех смертных грехах бессмысленно. Как отмечает политолог Марат Баширов, люди слишком верят в то, что современные методы безошибочны. «Как говорится, человек предполагает, а Господь – располагает. Мы до сих пор не знаем, как и с какой скоростью распространяется пандемия. Когда госструктуры разрабатывают план, то ориентируются на мнения экспертов. Исходя из этого и планируются необходимые мероприятия. Думаю, не было большой проблемы увеличить коечный фонд, но люди склонны оценивать ситуацию оптимистичнее, чем она есть», – отметил эксперт.

Чтобы справиться с бубонной чумой, напомнил Баширов, человечеству понадобилось несколько десятков лет: «К сожалению, мы переоцениваем современные методы борьбы с болезнями, поэтому это дает нам иллюзию того, что мы можем за полгода справиться со всеми напастями. Но это далеко не так».

Сопутствующие потери

Не менее серьезная проблема – сопутствующий ущерб, который наносит системе здравоохранения коронавирус. При переводе больниц и стационаров в режим тотальной борьбы с COVID-19 нарушается тонкий баланс, который выстаивался в медучреждениях годами. Люди просто не могут получить необходимую помощь у узких специалистов, порой даже хронические больные. И так неповоротливая система медицинского обеспечения в России за последние полгода превратилась в кита, который остался на суше из-за неожиданного прилива: если раньше люди ждали попадания, например, к рентгенологу неделю, то теперь – не меньше месяца. Некоторые в шутку даже предлагают продавать свои места в очереди. Главное, чтобы это не стало новым трендом.

В Санкт-Петербурге 2 тысячи больных, которым жизненно необходим постоянный гемодиализ, вынуждены ездить в другие концы города, чтобы просто выжить. Личный транспорт есть у трети нуждающихся, еще треть сможет воспользоваться услугами социального такси. Что делать остальным – загадка. Для каждого из них поездка на общественном транспорте – серьезный риск для жизни, но решать этот вопрос пока никто не торопится.

И таких историй сейчас – сотни тысяч. Если пустить все на самотек, то в итоге можно получить миллионы озлобленных пациентов, десятки тысяч врачей, которые просто ненавидят свою профессию, а также проблему в здравоохранении, которую придется решать годами. Но для начала нужно устроить полноценный диалог между людьми и властью. А то на сегодня получается, что по телевизору говорят об успехах в ликвидации коронавируса, а в больницах мы видим следы полной капитуляции перед серьезным врагом.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector