1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Снежная королева, история четвертая. Сказка Андерсена «Снежная королева 4 история снежная королева запись

Снежная королева. История 4. Принц и Принцесса

— Карр-карр! Добррый день!

Лучше ворон не умел говорить, но от всей души желал девочке добра и спросил ее, куда это она бредет по белу свету одна-одинешенька. Слово «одна» Герда хорошо поняла, она почувствовала, что это значит. Вот она и рассказала ворону о своей жизни и спросила, не видел ли он Кая.

Ворон в раздумье покачал головой и прокаркал:

— Очень верроятно! Очень верроятно!

— Как? Правда? — воскликнула девочка; она осыпала ворона поцелуями и так крепко обняла его, что чуть не задушила.

— Будь благорразумна, будь благорразумна! — сказал ворон. — Я думаю, что это был Кай! Но он, верно, совсем забыл тебя из-за своей принцессы!

— Разве он живет у принцессы? — спросила Герда.

— Да вот, послушай! — сказал ворон. — Только мне ужасно трудно говорить на человечьем языке. Вот если бы ты понимала по-вороньи, я бы тебе куда лучше все рассказал!

— Нет, этому я не научилась, — вздохнула Герда. — Но бабушка, та понимала, она даже знала «тайный» язык. [1] Вот и мне бы научиться!

— Ну, ничего, — сказал ворон. — Расскажу, как сумею, пусть хоть плохо. И он рассказал обо всем, что знал.

— В королевстве, где мы с тобой находимся, живет принцесса — такая умница, что и сказать нельзя! Она прочла все газеты, какие только есть на свете, и тут же позабыла, что в них написано, — вот какая умница! Как-то недавно сидела она на троне — а люди говорят, что это скука смертная! — и вдруг начала напевать вот эту песенку: «Что бы мне бы не выйти замуж! Что бы мне бы не выйти замуж!». «А почему бы и нет!» — подумала она, и ей захотелось выйти замуж. Но в мужья она хотела взять такого человека, который сумел бы ответить, если с ним заговорят, а не такого, который только и знает, что важничать, — ведь это так скучно. Она приказала барабанщикам ударить в барабаны и созвать всех придворных дам; а когда придворные дамы собрались и узнали о намерениях принцессы, они очень обрадовались.

— Вот и хорошо! — говорили они. — Мы сами совсем недавно об этом думали…

— Верь, все, что я тебе говорю, истинная правда! — сказал ворон. У меня при дворе есть невеста, она ручная, и ей можно разгуливать по замку. Вот она-то мне обо всем и рассказала.

Невеста его была тоже ворона: ведь каждый ищет себе жену под стать.

— На другой день все газеты вышли с каймой из сердечек и с вензелями принцессы. В них было объявлено, что каждый молодой человек приятной наружности может беспрепятственно явиться во дворец и побеседовать с принцессой; того, кто будет говорить непринужденно, словно дома, и окажется всех красноречивей, принцесса возьмет себе в мужья.

— Да, да! — повторил ворон. — Все это так же верно, как то, что здесь сижу. Народ повалил во дворец толпами — какая там была толкотня, давка! Но ни в первый, ни во второй день никому не улыбнулось счастье. Все женихи бойко разговаривали, пока были на улице, но стоило им перешагнуть дворцовый порог, увидеть гвардию в расшитых серебром мундирах, а на лестнице лакеев в золотых ливреях, залитые светом залы, как их брала оторопь. А как встанут они перед троном, на котором сидит принцесса, так ни звука из себя выдавить не могут, только повторяют последние принцессины слова. А ей вовсе неинтересно было слушать все это снова. Можно было подумать, что всех их дурманом опоили! Но стоило им снова очутиться на улице, как языки у них развязывались. Длинный-предлинный хвост женихов тянулся от городских ворот до самого дворца. Я сам там был и все видел. Женихи хотели пить и едва держались на ногах от голода, а во дворце им даже стакана теплой воды не поднесли. Правда, те, что поумнее, захватили с собой хлеба с маслом, но, конечно, никто и не подумал поделиться со своими соседями. «Нет, уж пусть лучше у него будет голодный вид, тогда принцесса его не выберет», — рассуждали они.

— Ну, а Кай-то, Кай? — спросила Герда. — Когда же он появился? И он приходил свататься?

— Постой, постой! Теперь мы как раз и до него добрались! На третий день пришел маленький человек — ни в карете, ни верхом, а просто пешком и храбро зашагал прямо во дворец; глаза его сияли, как твои, у него были красивые длинные волосы, но одет был совсем бедно.

— Это Кай! — обрадовалась Герда. — Наконец-то я нашла его! От радости она захлопала в ладоши.

— За спиной у него была котомка, — сказал ворон.

— Нет, это были салазки! — возразила Герда. — Он ушел из дома с санками.

— А может, и санки, — согласился ворон. Я не разглядел хорошенько. Но моя невеста, ручная ворона, рассказала мне, что когда он вошел во дворец и увидел гвардию в расшитых серебром мундирах, а на лестнице лакеев в золотых ливреях, он ни капельки не смутился, а только приветливо кивнул им и сказал: «Должно быть, скучно стоять на лестнице! Пойду-ка я лучше в комнаты!» Залы были залиты светом; тайные советники и их превосходительства ходили без сапог и разносили золотые блюда, — ведь надо же держаться с достоинством!

А сапоги мальчика ужасно скрипели, но это его ничуть не смущало.

— Это, наверное, был Кай! — сказал Герда. — Я помню, у него были новые сапоги, я слышала, как они скрипели у бабушки в комнате!

— Да, скрипели они порядком, — продолжал ворон. — Но мальчик смело подошел к принцессе, которая сидела на жемчужине величиной с колесо прялки. Вокруг стояли все придворные дамы со своими служанками и со служанками своих служанок и все кавалеры со своими камердинерами, слугами своих камердинеров и прислужниками камердинерских слуг; и чем ближе к двери стояли они, тем надменнее держались. На прислужника камердинерских слуг, который всегда носит туфли, нельзя было взглянуть без трепета, до того важно стоял он у порога!

— Ах, наверное, было очень страшно! — сказала Герда. — Ну, так что же, женился Кай на принцессе?

— Не будь я вороном, я бы сам на ней женился, хоть я и помолвлен! Он стал беседовать с принцессой и говорил так же хорошо, как я, когда говорю по-вороньи. Так сказала моя милая невеста, ручная ворона. Мальчик был очень храбрый и в то же время милый; он заявил, что пришел во дворец не свататься, — просто ему захотелось побеседовать с умной принцессой; ну, так вот, она понравилась ему, а он ей.

— Да, конечно, это Кай! — сказала Герда. — Он ведь ужасно умный! Он умел считать в уме, да еще знал дроби! Ах, пожалуйста, проводи меня во дворец!

— Легко сказать! — ответил ворон, — Да как это сделать? Я поговорю об этом с моей милой невестой, ручной вороной; может, она что-нибудь посоветует; должен тебе сказать, что такую маленькую девочку, как ты, ни за что не пустят во дворец!

— Меня пустят! — сказала Герда. — Как только Кай услышит, что я здесь, он сейчас же придет за мной.

— Подожди меня у решетки! — каркнул ворон, покачал головой и улетел. Он вернулся только поздно вечером.

— Карр! Карр! — закричал он. — Моя невеста шлет тебе наилучшие пожелания и кусочек хлеба. Она стащила его в кухне — там хлеба много, а ты, наверное, проголодалась. Тебе не попасть во дворец, — ведь ты босая. Гвардия в серебряных мундирах и лакеи в золотых ливреях ни за что не пропустят тебя. Но не плачь, ты все-таки туда попадешь! Моя невеста знает маленькую заднюю лестницу, которая ведет прямо в спальню, и она сумеет раздобыть ключ.

Они вошли в сад, пошли по длинной аллее, где с деревьев один за другим падали осенние листья. А когда в окнах погасли огни, ворон подвел Герду к задней дверце, которая была чуть приоткрыта.

О, как билось сердце девочки от страха и нетерпения! Точно она собиралась сделать что-то дурное, — а ведь ей только хотелось убедиться, Кай ли это! Да, да, конечно он здесь! Она так живо представляла себе его умные глаза и длинные волосы. Девочка ясно видела, как он улыбается ей, словно в те дни, когда они сидели рядом под розами. Он, конечно, обрадуется, как только увидит ее и узнает, в какой длинный путь отправилась она из-за него и как горевали о нем все родные и близкие. Она была сама не своя от страха и радости!

Но вот они и на площадке лестницы. На шкафу горела маленькая лампа. На полу посреди лестничной площадки стояла ручная ворона, она вертела головой во все стороны и разглядывала Герду. Девочка присела и поклонилась вороне, как ее учила бабушка.

— Мой жених рассказывал мне о вас столько хорошего, милая барышня, — сказала ручная ворона. — Ваша «vita», [2] как принято говорить, тоже очень трогательна. Не угодно ли Вам взять лампу, а я пойду впереди. Мы пойдем напрямик, тут мы не встретим ни души.

— Мне кажется, что кто-то идет за нами, — сказала Герда, и в это мгновение какие-то тени с легким шумом промчались мимо нее: кони на стройных ногах, с развевающимися гривами, охотники, дамы и кавалеры верхом на лошадях.

— Это сны! — сказала ворона. — Они пришли, чтобы унести мысли высоких особ на охоту. Тем лучше для нас, по крайней мере никто не помешает вам повнимательнее рассмотреть спящих. Но я надеюсь, что вы, заняв высокое положение при дворе, покажете себя с самой лучшей стороны и не забудете нас!

— Есть о чем говорить! Это сам собой разумеется, — сказал лесной ворон. Тут они вошли в первый зал. Стены его были обиты атласом, а на том атласе были вытканы дивные цветы; и тут мимо девочки опять пронеслись сны, но они летели так быстро, что Герда не смогла рассмотреть благородных всадников. Один зал был великолепнее другого; Герду эта роскошь совсем ослепила. Наконец, они вошли в спальню; потолок ее напоминал огромную пальму с листьями из драгоценного хрусталя; со средины пола к потолку поднимался толстый золотой ствол, а на нем висели две кровати в виде лилий; одна была белая — в ней лежала принцесса, а другая красная — в ней Герда надеялась найти Кая. Она отвела в сторону один из красных лепестков и увидела русый затылок. О, это Кай! Она громко его окликнула и поднесла лампу к самому его лицу, — сны с шумом умчались прочь; принц проснулся и повернул голову… Ах, это был не Кай!

Принц походил на Кая только с затылка, но он тоже был молодой и красивый. Из белой лилии выглянула принцесса и спросила, что случилось. Герда расплакалась и рассказала обо всем, что с ней приключилось, упомянула она и о том, что сделали для нее ворон и его невеста.

Читать еще:  Загадочная планета нибиру

— Ах ты, бедняжка! — пожалели девочку принц и принцесса; они похвалили ворон и сказали, что вовсе не сердятся на них, — но только впредь пусть этого не делают! А за этот поступок они даже решили их наградить.

— Хотите быть вольными птицами? — спросила принцесса. — Или желаете занять должность придворных ворон на полном содержании из кухонных остатков?

Ворон с вороной поклонились и попросили позволения остаться при дворе. Они подумали о старости и сказали:

— Хорошо иметь верный кусок хлеба на старости лет!

Принц встал и уступил свою постель Герде, пока он больше ничего не мог для нее сделать. А девочка сложила ручки и подумала: «До чего же добры люди и животные!» Потом она закрыла глаза и сладко заснула. Сны опять прилетели, но теперь они были похожи на божьих ангелов и везли маленькие санки, на которых сидел Кай и кивал. Увы, это был только сон, и стоило девочке проснуться, как все исчезло.

На другой день Герду с ног до головы нарядили в шелк и бархат; ей предложили остаться во дворце и пожить в свое удовольствие; но Герда попросила только лошадь с повозкой и сапожки, — она хотела тут же отправиться на поиски Кая.

Ей дали и сапожки, и муфту, и нарядное платье, а когда она простилась со всеми, к дворцовым воротам подъехала новая карета из чистого золота: герб принца и принцессы сиял на ней, словно звезда. Кучер, слуги и форейторы — да, там были даже форейторы — сидели на своих местах, а на головах у них красовались маленькие золотые короны. Принц и принцесса сами усадили Герду в карету и пожелали ей счастья. Лесной ворон — теперь он уже был женат — провожал девочку первые три мили; он сидел рядом с ней, потому что не переносил езды «задом-наперед». Ручная ворона сидела на воротах и хлопала крыльями; она не поехала вместе с ними: с тех пор, как ей пожаловали должность при дворе, она страдала головными болями от обжорства. Карета была набита сахарными крендельками, а ящик под сиденьем — фруктами и пряниками.

— Прощай, прощай! — закричали принц и принцесса. Герда заплакала, и ворона тоже. Так они проехали три мили, потом ворон тоже простился с ней. Тяжело им было расставаться. Ворон взлетел на дерево и махал черными крыльями, пока карета, сверкавшая, как солнце, не скрылась из виду.

Снежная королева часть 3

История четвертая
Принц и принцесса

Выговаривать по-человечески чище он не мог, но он желал девочке добра и спросил ее, куда это она бредет по белу свету одна-одинешенька. Что такое “одна-одинешенька”, Герда знала очень хорошо, сама на себе испытала. Рассказав ворону всю свою жизнь, девочка спросила, не видал ли он Кая.

Ворон задумчиво покачал головой и сказал:

— Может быть! Может быть!

— Как? Правда? — воскликнула девочка и чуть не задушила ворона — так крепко она его расцеловала.

— Потише, потише! — сказал ворон. — Думаю, это был твой Кай. Но теперь он, верно, забыл тебя со своею принцессой!

— Разве он живет у принцессы? — спросила Герда.

— Нет, этому меня не учили, — сказала Герда. — Как жалко!

— Ну ничего, — сказал ворон. — Расскажу, как сумею, хоть и плохо. И он рассказал все, что знал.

— В королевстве, где мы с тобой находимся, есть принцесса, такая умница, что и сказать нельзя! Прочла все газеты на свете и позабыла все, что в них прочла, — вот какая умница! Раз как-то сидит она на троне — а веселья-то в этом не так уж много, как люди говорят, — и напевает песенку: “Отчего бы мне не выйти замуж?” “А ведь и в самом деле!” — подумала она, и ей захотелось замуж. Но в мужья она хотела выбрать такого человека, который бы умел отвечать, когда с ним говорят, а не такого, что умел бы только важничать, — это ведь так скучно! И вот барабанным боем созывают всех придворных дам, объявляют им волю принцессы. Уж так они все обрадовались! “Вот это нам нравится! — говорят. — Мы и сами недавно об этом думали!” Все это истинная правда! — прибавил ворон. — У меня при дворе есть невеста — ручная ворона, от нее-то я и знаю все это.
На другой день все газеты вышли с каймой из сердец и с вензелями принцессы. В газетах было объявлено, что каждый молодой человек приятной наружности может явиться во дворец и побеседовать с принцессой; того же, кто будет держать себя непринужденно, как дома, и окажется всех красноречивее, принцесса изберет в мужья. Да, да! — повторил ворон. — Все это так же верно, как то, что я сижу здесь перед тобою. Народ валом повалил во дворец, пошла давка и толкотня, да все без проку ни в первый, ни во второй день. На улице все женихи говорят отлично, а стоит им перешагнуть дворцовый порог, увидеть гвардию в серебре да лакеев в золоте и войти в огромные, залитые светом залы — и их оторопь берет. Подступят к трону, где сидит принцесса, да и повторяют за ней ее же слова, а ей вовсе не это было нужно. Ну, точно на них порчу напускали, опаивали дурманом! А выйдут за ворота — опять обретут дар слова. От самых ворот до дверей тянулся длинный-длинный хвост женихов. Я сам там был и видел.

— Постой! Постой! Вот мы дошли и до него! На третий день явился небольшой человечек, не в карете, не верхом, а просто пешком, и прямо во дворец. Глаза блестят, как твои, волосы длинные, вот только одет бедно.

— ‘Это Кай! — обрадовалась Герда. — Я нашла его! — И она захлопала в ладоши.

— Нет, это, верно, были его санки! — сказала Герда. — Он ушел из дому с санками.

— Очень может быть! — сказал ворон. — Я не особенно вглядывался. Так вот, моя невеста рассказывала, как вошел он в дворцовые ворота и увидел гвардию в серебре, а по всей лестнице лакеев в золоте, ни капельки не смутился, только головой кивнул и сказал: “Скучненько, должно быть, стоять тут на лестнице, войду-ка я лучше в комнаты!” А все залы залиты светом. Тайные советники и их превосходительства расхаживают без сапог, золотые блюда разносят, — торжественнее некуда! Сапоги его страшно скрипят, а ему все нипочем.

— Это, наверное, Кай! — воскликнула Герда. — Я знаю, он был в новых сапогах. Я сама слышала, как они скрипели, когда он приходил к бабушке.

— Да, они таки скрипели порядком, — продолжал ворон. — Но он смело подошел к принцессе. Она сидела на жемчужине величиною с колесо прялки, а кругом стояли придворные дамы со своими служанками и служанками служанок и кавалеры со слугами и слугами слуг, а у тех опять прислужники. Чем ближе кто-нибудь стоял к дверям, тем выше задирал нос. На прислужника слуги, прислуживающего слуге и стоявшего в самых дверях, нельзя было и взглянуть без дрожи — такой он был важный!

— Вот страх-то! — сказала Герда. — А Кай все-таки женился на принцессе?

— Не будь я вороном, я бы сам женился на ней, хоть я и помолвлен. Он завел с принцессой беседу и говорил не хуже, чем я по-вороньи, — так по крайней мере сказала мне моя ручная невеста. Держался он очень свободно и мило и заявил, что пришел не свататься, а только послушать умные речи принцессы. Ну и вот, она ему понравилась, он ей тоже.

— Да-да, это Кай! — сказала Герда. — Он ведь такой умный! Он знал все четыре действия арифметики, да еще с дробями! Ах, проводи же меня во дворец!

— Легко сказать, — отвечал ворон, — трудно сделать. Постой, я поговорю с моей невестой, она что-нибудь придумает и посоветует нам. Ты думаешь, что тебя вот так прямо и впустят во дворец? Как же, не очень-то впускают таких девочек!

— Меня впустят! — сказала Герда. — Когда Кай услышит, что я тут, он сейчас же прибежит за мною.

— Подожди меня тут у решетки, — сказал ворон, тряхнул головой и улетел.

Вернулся он уже совсем под вечер и закаркал:

— Кар, кар! Моя невеста шлет тебе тысячу поклонов и вот этот хлебец. Она стащила его на кухне — там их много, а ты, верно, голодна. Ну, во дворец тебе не попасть: ты ведь босая — гвардия в серебре и лакеи в золоте ни за что не пропустят тебя. Но не плачь, ты все-таки попадешь туда. Невеста моя знает, как пройти в спальню принцессы с черного хода и где достать ключ.

И вот они вошли в сад, пошли по длинным аллеям, где один за другим падали осенние листья, и когда огни во дворце погасли, ворон провел девочку в полуотворенную дверь.

— Мой жених рассказывал мне о вас столько хорошего, барышня! — сказала ручная ворона. — И ваша жизнь также очень трогательна! Не угодно ли вам взять лампу, а я пойду вперед. Мы пойдем прямою дорогой, тут мы никого не встретим.

— Это сны! — сказала ручная ворона. — Они являются сюда, чтобы мысли высоких особ унеслись на охоту. Тем лучше для нас, удобнее будет рассмотреть спящих.

— Ах ты бедняжка! — сказали принц и принцесса, похвалили ворон, объявили, что ничуть не гневаются на них — только пусть они не делают этого впредь, — и захотели даже наградить их.

— Хорошо ведь иметь верный кусок хлеба на старости лет!

Принц встал и уступил свою постель Герде — больше он пока ничего не мог для нее сделать. А она сложила ручки и подумала: “Как добры все люди и животные!” — закрыла глаза и сладко заснула. Сны опять прилетели в спальню, но теперь они везли на маленьких саночках Кая, который кивал Герде головою. Увы, все это было лишь во сне и исчезло, как только девочка проснулась.

На другой день ее одели с ног до головы в шелк и бархат и позволили ей оставаться во дворце сколько она пожелает.

Девочка могла жить да поживать тут припеваючи, но прогостила всего несколько дней и стала просить, чтобы ей дали повозку с лошадью и пару башмаков — она опять хотела пуститься разыскивать по белу свету своего названого братца.

Принц и принцесса сами усадили Герду в карету и пожелали ей счастливого пути. Лесной ворон, который уже успел жениться, провожал девочку первые три мили и сидел в карете рядом с нею — он не мог ехать, сидя спиною к лошадям. Ручная ворона сидела на воротах и хлопала крыльями.

художник Б. Чупов

— Прощай! Прощай! — закричали принц и принцесса.

Герда заплакала, ворона — тоже. Через три мили простился с девочкой и ворон. Тяжелое было расставание! Ворон взлетел на дерево и махал черными крыльями до тех пор, пока карета, сиявшая, как солнце, не скрылась из виду.

СКАЗКА СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА (История четвёртая)

Ганс Христиан Андерсен

Предлагаем вам прочитать волшебную зимнюю сказку Г. Х. Андерсена “Снежная королева” о том, как маленькая девочка Герда сможет победить всемогущую Снежную королеву.

Читать еще:  Как действовать во время урагана, бури, смерча

Герда пройдёт очень длинный путь и преодолеет много трудностей, прежде чем она сможет помочь своему названному брату Каю, чьё сердце стало ледяным и холодным. Но, обо всём по порядку…

История IV. Читать онлайн

ИСТОРИЯ ЧЕТВЁРТАЯ. Принц и принцесса

Пришлось Герде опять присесть отдохнуть. На снегу прямо перед ней прыгал большой ворон. Он долго смотрел на девочку, кивая ей головою, и наконец заговорил:

Чище этого он выговаривать по-человечески не мог, но, видимо, желал девочке добра и спросил её, куда это она бредёт по белу свету совсем одна. Слово «одна» Герда поняла отлично и сразу почувствовала всё его значение. Рассказав ворону всю свою жизнь, девочка спросила, не видал ли он Кая.

Ворон задумчиво покачал головой и сказал:

— Очень вероятно, очень вероятно!

— Как! Правда? — воскликнула девочка и чуть не задушила ворона поцелуями.

— Потише, потише! — сказал ворон. — Я думаю, что это был твой Кай. Но теперь он, верно, забыл тебя со своей принцессой!

— Разве он живёт у принцессы? — спросила Герда.

— А вот послушай, — сказал ворон. — Только мне ужасно трудно говорить по-вашему. Вот если бы ты понимала по-вороньи, я рассказал бы тебе обо всём куда лучше.

— Нет, этому меня не учили, — сказала Герда.

– Ну, ничего, — сказал ворон. — Расскажу как сумею, хоть и плохо.

И он рассказал обо всём, что сам знал.

– В королевстве, где мы с тобой находимся, есть принцесса, такая умница, что и сказать нельзя! Она прочла все газеты на свете и позабыла всё, что в них прочла,— вот какая умница! Раз как-то сидела она на троне — а веселья-то в этом не слишком много, как говорят люди, — и напевала песенку: «Отчего бы мне не выйти замуж. » «А ведь и в самом деле!» — подумала она, и ей захотелось замуж.

Но в мужья она хотела выбрать себе такого человека, который бы сумел отвечать, когда с ним заговорят, а не такого, что умел бы только важничать — это ведь так скучно! И вот барабанным боем созвали всех придворных дам и объявили им волю принцессы. Все они были очень довольны и сказали: «Вот это нам нравится! Мы и сами недавно об этом думали!» Всё это истинная правда! — прибавил ворон. — У меня при дворе есть невеста — она ручная ворона, — от неё-то я и знаю всё это.

На другой день все газеты вышли с каймой из сердец и с вензелями принцессы. В газетах было объявлено, что каждый молодой человек приятной наружности может явиться во дворец и побеседовать с принцессой; того же, кто будет держать себя вполне свободно, как дома, и окажется всех красноречивее, принцесса изберёт себе в мужья. Да, да! — повторил ворон. — Всё это так же верно, как то, что я сижу здесь, перед тобою. Народ повалил во дворец валом, пошла давка и толкотня, но толку не вышло никакого ни в первый, ни во второй день. На улице все женихи говорили отлично, но стоило им перешагнуть дворцовый порог, увидеть гвардию всю в серебре, а лакеев в золоте и вступить в огромные, залитые светом залы, как их брала оторопь. Подступят к трону, где сидит принцесса, да и повторяют только её же последние слова, а ей вовсе не это было нужно. Право, их всех точно опаивали дурманом! А выйдя за ворота, они опять обретали дар слова. От самых ворот до дверей тянулся длинный-длинный хвост женихов. Я сам там был и видел.

— Ну, а Кай-то, Кай? — спросила Герда. — Когда же он явился? И он пришёл свататься?

— Постой! Постой! Теперь мы как раз дошли и до него. На третий день явился небольшой человечек, ни в карете, ни верхом, а просто пешком, и прямо вошёл во дворец. Глаза его блестели, как твои; волосы у него были длинные, но одет он был бедно.

— Это Кай! — обрадовалась Герда. — Я нашла его! — И она захлопала в ладоши.

— За спиной у него была котомка, — продолжал ворон.

— Нет, это, верно, были его саночки! — сказала Герда. — Он ушёл из дому с санками.

— Очень возможно, — сказал ворон. — Я не разглядел хорошенько. Так вот, моя невеста рассказывала мне, что, войдя в дворцовые ворота и увидев гвардию в серебре, а на лестницах — лакеев в золоте, он ни капельки не смутился, кивнул головою и сказал: «Скучненько, должно быть, стоять тут, на лестнице, я лучше войду в комнаты!» Залы все были залиты светом. Тайные советники и превосходительства расхаживали без сапог, разнося золотые блюда, — торжественнее уж нельзя было! А его сапоги громко скрипели, но он этим не смущался.

— Это, наверно, Кай! — воскликнула Герда. — Я знаю, что на нём были новые сапоги. Я сама слышала, как они скрипели, когда он приходил к бабушке.

— Да, они таки скрипели порядком, — продолжал ворон. — Но он смело подошёл к принцессе. Она сидела на жемчужине величиною с колёса прялки, а кругом стояли придворные дамы со своими служанками и служанками служанок и кавалеры с камердинерами, слугами камердинеров и прислужниками камердинерских слуг. Чем ближе кто-нибудь стоял к дверям, тем важнее, надменнее держался. На прислужника камердинерских слуг, стоявшего в самых дверях, нельзя было и взглянуть без дрожи — такой он был важный!

— Вот страх-то! — сказала Герда. — А Кай всё-таки женился на принцессе?

— Не будь я вороном, я бы сам женился на ней, хоть я и помолвлен. Он вступил с принцессой в беседу и говорил так же хорошо, как я, когда говорю по-вороньи, — так, но крайней мере, сказала мне моя ручная невеста. Держался он вообще очень свободно и мило и заявил, что пришёл не свататься, а только послушать умные речи принцессы. Ну и вот, она ему понравилась, он ей тоже.

— Да, да, это Кай! — сказала Герда. — Он ведь такой умный! Он знал все четыре действия арифметики да ещё с дробями! Ах, проводи же меня во дворец!

— Легко сказать, — отвечал ворон, — да как это сделать? Постой, я поговорю с моей ручной невестой, она что-нибудь придумает и посоветует нам. Ты думаешь, что тебя вот так прямо и впустят во дворец? Как же, не очень-то впускают таких девочек!

— Меня впустят! — сказала Герда. — Когда Кай услышит, что я тут, он сейчас же прибежит за мною.

— Подожди меня тут у решётки, — сказал ворон, повертел головой и улетел.

Вернулся он уже совсем под вечер и закаркал:

– Кар, кар! Моя невеста шлёт тебе тысячу поклонов и вот этот маленький хлебец. Она стащила его в кухне — там их много, а ты, верно, голодна. Ну, во дворец тебе не попасть: ты ведь босая — гвардия в серебре и лакеи в золоте ни за что не пропустят тебя. Но не плачь, ты всё-таки попадёшь туда. Невеста моя знает, где достать ключ…

И вот они вошли в сад, пошли по длинным аллеям, где один за другим падали осенние листья, и когда все огоньки в дворцовых окнах погасли, ворон провёл девочку в маленькую полуотворённую дверцу.

О, как билось сердечко Герды от страха и нетерпения! Она точно собиралась сделать что-то дурное, а ведь она только хотела узнать, не здесь ли её Кай! Да, да, он, верно, здесь! Она так живо представляла себе его умные глаза, длинные волосы; она ясно видела, как он улыбался ей, когда они бывало сидели рядышком под кустами роз. Он, вероятно, обрадуется, когда увидит её, услышит, на какой длинный путь решилась она ради него, и узнает, как горевали о нём все домашние! Ах, она была просто вне себя от страха и радости!

Но вот они и на площадке лестницы. На шкафу горела лампочка, а на полу сидела ручная ворона и осматривалась по сторонам.

Герда присела и поклонилась, как учила её бабушка.

– Мой жених рассказывал мне о вас столько хорошего, барышня! — сказала ручная ворона.— И ваша жизнь также очень трогательна. Не угодно ли вам взять лампу, а я пойду вперёд. Мы пойдём прямою дорогой, тут мы никого не встретим.

— А мне кажется, кто-то идёт за нами, — сказала Герда.

И в ту минуту мимо неё с лёгким шумом промчались какие-то тени: лошади с развевающимися гривами и тонкими ногами, охотники, дамы и кавалеры верхом.

— Это сны! — сказала ручная ворона. — Тем лучше для нас: удобнее будет рассмотреть спящих.

Тут они вошли в первую залу, где стены были обиты розовым атласом, затканным цветами. Мимо девочки опять пронеслись сны, но так быстро, что она не успела и рассмотреть всадников.

Одна зала была великолепней другой. Герда была совсем ослеплена этой роскошью.

Наконец они дошли до спальни. Потолок напоминал верхушку огромной пальмы с драгоценными хрустальными листьями; с середины его спускался толстый золотой стебель, на котором висели две кровати в виде лилий. Одна была белая, в ней спала принцесса, а другая — красная, и в ней Герда надеялась найти Кая. Девочка слегка отогнула один из красных лепестков и увидела тёмно-русый затылок. Это Кай! Она громко назвала его по имени и поднесла лампу к самому его лицу. Сны с шумом умчались прочь; принц проснулся и повернул голову… Ах, это был не Кай!

Принц походил на него только с затылка, но был так же молод и красив. Из белой лилии выглянула принцесса и спросила, что случилось. Герда заплакала и рассказала всю свою историю, упомянув и о том, что сделали для неё вороны.

— Ах ты, бедняжка! — сказали принц и принцесса, похвалили ворон, объявили, что ничуть не гневаются на них, — только пусть они не делают этого впредь, — и захотели даже наградить их.

— Хотите быть вольными птицами? — спросила принцесса. — Или желаете занять должность придворных ворон, на полном содержании из кухонных остатков?

Ворон с вороной поклонились и попросили должности при дворе — они подумали о старости и сказали:

– Хорошо ведь иметь верный кусок хлеба на старости лет!

Принц встал и уступил свою постель Герде; больше он пока ничего не мог для неё сделать. А она сложила ручки и подумала: «Как добры все люди и животные!», закрыла глазки и сладко заснула. Сны опять прилетели в спальню, но теперь они везли на маленьких саночках Кая, который кивал Герде головою. Увы, всё это было лишь во сне и исчезло, как только девочка проснулась.

На другой день её одели с ног до головы в шёлк и бархат и позволили ей оставаться во дворце, сколько она пожелает. Девочка могла жить да поживать тут припеваючи, но она прогостила всего несколько дней и стала просить, чтобы ей дали повозку с лошадью и пару башмаков, — она опять хотела пуститься разыскивать по белу свету своего названого братца.

Ей дали и башмаки, и муфту, и чудесное платье, а когда она простилась со всеми, к воротам подъехала карета из чистого золота, с сияющими, как звёзды, гербами принца и принцессы; у кучера, лакеев и форейторов — ей дали и форейторов! — красовались на головах маленькие золотые короны. Принц и принцесса сами усадили Герду в карсту и пожелали ей счастливого пути. Лесной ворон, который уже успел жениться, провожал девочку первые три мили и сидел в
карете рядом с нею — он не мог ехать, сидя спиною к лошадям. Ручная ворона сидела на воротах и хлопала крыльями. Она не ехала провожать Герду, потому что страдала головными болями с тех пор, как получила должность при дворе и слишком много ела. Карета битком была набита сахарными крендельками, а ящик под сиденьем — фруктами и пряниками.

Читать еще:  Африканские религии. Традиционные религии африки

— Прощай, прощай! — закричали принц и принцесса.

Герда заплакала, ворона тоже. Так проехали они первые три мили. Тут простился с девочкой и ворон. Тяжёлое было расставанье! Ворон взлетел на дерево и махал чёрными крыльями до тех пор, пока карета, сиявшая, как солнце, не скрылась из виду.

Источник: Г. Х. Андерсен. Снежная королева/ Для младшего школьного возраста. Рисунки В. Алфеевского, 1987.

Читайте ещё одну сказку Ганса Христиана Андерсена “Девочка со спичками”.

Литература. 5 класс

Конспект урока

Х. К. Андерсен. «Снежная королева». Реальность и фантастика

Перечень вопросов, рассматриваемых по теме:

  • факты биографии Х. К. Андерсена;
  • изучение сказки «Снежная королева»: сюжет, герои, идея произведения;
  • работа с понятиями «реальное» и «фантастическое».

Жанр – вид художественного произведения, например, сказка, басня, баллада, лирическое стихотворение, повесть, сказание.

Идея – основная мысль художественного произведения.

Композиция – построение произведения.

Сюжет – ряд событий, описанных в художественном произведении, положенных в его основу.

Тема – круг жизненных явлений, изображённых в произведении.

Фантастика – разновидность художественной литературы, отражающая мир причудливых, нереальных образов, событий, героев.

Список литературы

Обязательная литература:

  1. Коровина В. Я. Литература. 5 класс. Учеб.для общеобразоват. организаций. В 2 ч. Ч. 2 / В. Я. Коровина, В. П. Журавлев, В. И. Коровин. – 9-е изд. – М.: Просвещение, 2019. — 303 с.

Дополнительная литература:

  1. Ахмадуллина Р. Г. Литература. 5 кл. Рабочая тетрадь. В 2 ч. – М.: Просвещение, 2016. Ч. 1— 80 с.
  2. Ахмадуллина Р. Г. Литература. 5 кл. Рабочая тетрадь. В 2 ч. – М.: Просвещение, 2016. Ч. 2— 80 с.
  3. Брауде Л. Ю. Скандинавская литературная сказка / Л. Ю. Брауде – М. : Наука, 1979 . – 208 с.
  4. Полухина В. П. Читаем, думаем, спорим…Дидактические материалы: 5 кл. – М.: Просвещение, 2018. — 240 с.

Открытые электронные ресурсы:

Теоретический материал для самостоятельного изучения

«Снежная королева» — литературная сказка. В отличие от народной, сказка литературная – это «авторское художественное прозаическое или поэтическое произведение, основанное либо на фольклорных источниках, либо придуманное самим писателем ; произведение преимущественно фантастическое, рисующее чудесные приключения сказочных героев ; произведение, в котором волшебство, чудо играют роль сюжетообразующего фактора …» (Л. Брауде).

Реальность и фантастика в сказке причудливо переплетаются. Подберём синонимы к прилагательным «реальный» и «фантастический». Реальный: действительный, жизненный, настоящий, истинный, подлинный, реально существующий, достижимый. Фантастический: нереальный, не существующий в действительности, воображаемый, сказочный, невозможный, невообразимый, недостижимый, неосуществимый.

Сказка Х. К. Андерсена «Снежная королева» состоит из 7 историй. Переходя от истории к истории, попробуем выявить, какие герои, события можно отнести к реальности, а какие — к фантастике; определить, что из мира реальности может противостоять самому фантастическому волшебству и даже победить злые чары.

В истории первой, «в которой говорится о зеркале и его осколках», преобладает фантастическое: волшебный персонаж тролль и его ученики смастерили «…зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось, а всё дурное и безобразное так и выпирало». Зеркало разбилось, а его осколки разлетелись по свету. «…Человек с таким осколком в глазу начинал видеть всё навыворот», «некоторым людям эти осколки попадали прямо в сердце, и это было хуже всего: сердце превращалось в кусок льда».

В истории второй — «Мальчик и девочка» — грань между фантастикой и реальностью очень тонка. Жизнь Кая и Герды описана реалистично. На самом деле двое детей могли с радостью проводить время вместе: летом ухаживать за своими розами, а зимой вместе кататься на санках, по вечерам слушать истории, которые рассказывала бабушка. Волшебный, фантастический образ Снежной королевы возникает постепенно. Слова бабушки о снежинках («Это роятся белые пчёлки») порождают вопрос Кая, есть ли у них королева, ведь мальчик знал, что у настоящих пчёл королевы бывают. Так возник образ Снежной королевы: её прекрасное лицо Кай видит сквозь оконное стекло, понимает, что она зовёт его. Реальное незаметно перешло в фантастическое. К фантастике можно отнести и попадание осколка волшебного зеркала в сердце Кая, после чего он видит вокруг только дурное, начинает передразнивать бабушку, соседей. Но разве в реальности с человеком не могут произойти подобные изменения? Мудрый Андерсен объясняет грубость и злость Кая воздействием сил зла, а читатель понимает, что в реальности каждый человек не идеален, в нём есть положительные и отрицательные стороны; и что возьмёт верх в каждой конкретной ситуации — зависит от него самого. И, конечно, важно, кто в этот момент окажется рядом, будет ли этот человек способен прощать, верить в лучшее, бороться, чтоб растопить «ледяное сердце». Таким человеком для Кая стала Герда. Она твёрдо решила спасти Кая, и преград для неё не существовало.

В истории третьей, повествующей о «женщине, умевшей колдовать», много фантастики: колдунья сделала так, что время для Герды текло незаметно; девочка совсем забыла Кая, и только розы — символ любви и верности — напомнили ей о её горе, после чего она, несмотря на наступившую за оградой чудесного сада осень, отправилась на поиски названного брата.

Наиболее реалистичной можно назвать историю четвёртую – «Принц и принцесса». Здесь все события могли бы произойти на самом деле, если не считать говорящих воронов, которые проводили Герду во дворец.

В равной степени реальное и фантастическое переплетаются в истории пятой: «Маленькая разбойница». Когда-то действительно могли существовать разбойники, которые грабили проезжающие экипажи; среди них могла быть и маленькая разбойница, у которой могли томиться в неволе дикие звери и птицы. Это реальное. Но в сказке Андерсена птицы и звери рассказывают Герде, куда Снежная королева увезла Кая, а северный олень, отпущенный разбойницей, мчит Герду в далёкую Лапландию, преодолевая огромные расстояния, во дворец Снежной королевы. Это фантастика.

В истории шестой, «Лапландка и финка», олень просит, чтобы финка сделала Герду всесильной. И читатель ждёт волшебства. Но финка отвечает: «Сильнее, чем она есть, я не могу её сделать. Подумай, ведь ей служат люди и животные! Она босиком обошла полсвета. ». И действительно, Герда удивляет своей самоотверженностью, любовью к Каю, ради которого она выдерживает столько испытаний. Это реальность. Но есть в этой истории и фантастика: снежное войско преградило Герде дорогу, целый полк снежных хлопьев мчался ей навстречу. Герда принялась читать «Отче наш», и из тумана, сгустившегося из её дыхания, возникли ангелы, которые защитили Герду, отразили атаку снежных страшилищ.

В истории седьмой — «Что случилось в чертогах снежной королевы…» — всё дышит волшебством: фантастический ледяной дворец и его хозяйка – Снежная королева, восседающая на зеркале разума, не чувствующий холода Кай с ледяным сердцем. А противостоит этому «маленькая миленькая Герда». Увидев неподвижного Кая, она заплакала, её слезы растопили ледяную кору, и осколок в сердце Кая растаял. В любви, доброте, самоотверженности – сила Герды, граничащая с фантастикой.

Итак, в сказке «Снежная королева» много фантастического: в ней есть волшебство, волшебные герои и помощники. Но ещё больше в ней реального, ведь самые сильные чары можно победить такими реальными человеческими качествами, как самоотверженность, сила характера, смелость, искренность, доброта и, конечно, любовь. Все это было у маленькой, верной своему сердцу Герды, и она победила Снежную королеву.

Теоретический материал для углубленного изучения

Биография Х. К. Андерсена

Великий датский сказочник Ханс Кристиан Андерсен родился 2 апреля 1805 года в городе Оденсе, в семье бедного сапожника и прачки. Отец Андерсена был большим книголюбом и мечтателем. Чтоб заработать денег, он пошёл в солдаты, заменив собой сына богатого крестьянина, а через 2 года умер от чахотки. Мальчику тогда исполнилось одиннадцать. Нужно было зарабатывать на жизнь, помогать матери. Талантливый подросток не хотел становиться ремесленником и отправился в Копенгаген, где сумел попасть в Придворный театр и стал актёром и певцом.

С молодых лет Андерсен пробовал себя в сочинительстве, но долгое время безуспешно. Известность ему принёс роман «Импровизатор».

В 1834 году Андерсен написал несколько «Сказок, рассказанных для детей», а с 1835 по 1839 год выпустил шесть сборников сказок. Прочитав их, его друг, физик Эрстед, сказал: «Импровизатор» прославил вас, сказки сделают ваше имя бессмертным!»

За свою жизнь Андерсен написал почти 200 сказок. Сюжеты некоторых из них Андерсен черпал из датских народных поверий. Но очень много сказок он придумал сам. Это были необычные истории: во многих из них не было привычного для сказок счастливого конца, но все они учили доброте, справедливости, человечности, любви.

Когда 4 августа 1875 года «короля сказок» не стало, с ним прощался весь Копенгаген, о нём скорбел весь мир.

«Нет сказок лучше тех, которые создаёт сама жизнь», – писал Андерсен. Это правда: удивительный талант сына башмачника и прачки был признан не только в Дании, на его родной земле, но и во всём мире. «Гадкий утёнок» превратился в прекрасного лебедя, ведь в жизни, как и в сказке, всегда есть место чуду.

Необходимо запомнить

«Бесспорно, самый известный в мире датчанин, великий сказочник Ханс Кристиан Андерсен объездил почти все уголки Европы и даже побывал на Востоке. До России он всё-таки не доехал, но прославился в ней так широко, как, может быть, нигде. Его книжки для нас всегда — одни из первых и, вероятно, таковыми останутся. Вот уже более ста лет они неотъемлемая часть не только нашей детской литературы, но и культурного быта России. Никому из русских не надо объяснять, что такое «принцесса на горошине», «гадкий утёнок», «стойкий оловянный солдатик» или «голый король». Эти понятия органично вошли в язык русской культуры. Андерсен — это тот случай, когда мы, что-то из иной страны присваивая, не только ничего у неё не отнимаем, но и добавляем ей какое-то новое качество. Примечательно, что мы должны благодарить Данию не только за то, что она породила Андерсена, но и отчасти за его прочное вхождение в нашу культуру

Примеры заданий из Тренировочного модуля

Выбор элемента из выпадающего списка

Выберите слово из списка

Определите жанр произведения «Снежная королева»

Варианты ответов:

При выполнении задания учащийся вспоминает материал объясняющего модуля, в частности, определение литературной сказки: «авторское художественное прозаическое или поэтическое произведение, основанное либо на фольклорных источниках, либо придуманное самим писателем ; произведение преимущественно фантастическое, рисующее чудесные приключения сказочных героев ; произведение, в котором волшебство, чудо играют роль сюжетообразующего фактора …».

Следовательно, правильный ответ – литературная сказка.

Ввод с клавиатуры пропущенных элементов в тексте.

Реальное и фантастическое в истории первой

Впишите пропущенное слово

В истории первой, «в которой говорится о зеркале его осколках», преобладает ______________: здесь есть и волшебные герои (тролль и его ученики), и волшебный предмет – зеркало, и волшебство (с помощью зеркала мир и все люди исказились до неузнаваемости, все перевернулось, добро и зло стали неразличимы).

При выполнении задания учащийся вспоминает признаки волшебной сказки: наличие волшебства, волшебных героев и помощников; все они сопряжены с понятием «фантастическое» — нереальное, не существующее в действительности, воображаемое. Следовательно, именно это слово нужно вписать в пропуск.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector