7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Последнее звено: кто украл бесплатные лекарства для онкобольных

Содержание

Последнее звено: кто украл бесплатные лекарства для онкобольных

Сотрудники правоохранительных органов провели обыски в нескольких государственных медицинских учреждениях Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Следственные действия прошли в рамках уголовного дела, возбужденного по фактам хищения препаратов для онкобольных пациентов. Уже арестованы шестеро фигурантов, еще нескольких отправили под домашний арест. По версии следствия, медики воровали из больниц препараты с целью дальнейшей перепродажи. Тем не менее, обвинение пока никому не предъявлено, достоверных фактов не очень много. «Известия» попытались разобраться в ситуации.

«Из медицинских вузов сейчас выпускаются просто такие балбесы, что…»

— Врач, когда к нему приходит пациент, не обращает внимания на кожу?

— Зависит от того, зачем человек к нему пришел. У нас ведь, если человек пришел на прием к терапевту, то его обычно не раздевают. Разве что до пояса, чтобы легкие или сердце послушать. А если даже разденут и увидят какие-то образования, смотреть на них не станут. Они там чем-то своим заняты: слушают, пишут. Почему так происходит? Они размышляют так: не моя специализация, вот и не смотрю.

А вообще – врачи просто этому не обучены. Все начинается с образования врачей, это системная проблема. Проблема в том, что из медицинских вузов сейчас выпускаются просто такие балбесы, что… Вы приходите к доктору, а он просто не знает, что с вами делать.

Поэтому, знаете, тот ролик с Татьяной Догилевой и Зиновием Гердтом (выпуск киножурнала «Фитиль», 1987 год, прим. ред.) сегодня совсем уже не выглядит как шутка…

Дело еще в том, что их ведь учат неправильно! Старый преподавательский состав, который вообще не особо соображает, что в мире происходит, не следит за тенденциями. Они не знают английского, не читают современные исследования, не умеют их проектировать, не могут отличить хорошее исследование от плохого. Чему они могут научить? Медицине 50-х?

Знаете, любой человек, который выучит 15 признаков изменений родинки, будет образованней в этом вопросе, чем, наверное, половина российских терапевтов.

Уже очевидно для всех, что сейчас начинается фаза катастрофы в российской медицине. Потому что образование на нуле. Это уже не просто ноль, а даже какой-то активный минус — мракобесие процветает. Процентов 70 студентов не нужно было даже допускать до обучения медицине, а уже если допустили по ошибке, то непременно отсеивать на первых же курсах. Таких очень много.

По данным Минздрава России, ежегодно в стране от рака умирают порядка 300 тысяч человек. Это вторая после сердечно-сосудистых заболеваний причина смертности в РФ.

Врач онколог-маммолог Александр Маслов рассказал, есть ли шансы у россиян на выживание и почему богатые люди предпочитают лечиться за границей, передаёт «ФедералПресс».

«Самоочищение генофонда» – это бред собачий

Рак – это всегда злокачественная опухоль, но не всегда злокачественное заболевание является раком. Извините, тут просто не ответить. Рак – это общее название для обширной группы онкологических заболеваний, при которых клетки тела начинают бесконтрольный рост и деление. Без лечения эти заболевания становятся смертельными, рассказал Александр Маслов.

Отвечая на вопрос о том, что некоторые онкологи называют рак «природной системой самоочищения генофодна», мол, им болеют те, кто не должен или больше не может принести потомство, Александр Маслов заявил, что это бред собачий.

Откуда берётся рак

Врач добавил, что во всех системах случаются сбои и ошибки, а в такой сложной, как организм человека – так тем более. Кроме того, на данный момент, подчеркнул онколог, ни в одних международных рекомендациях стресс не указан значительным фактором развития злокачественных опухолей.

Маммолог добавил, что заболевают онкологией от разных причин. Меньше всего генетических, когда мутация гена передается по наследству. Вспомните пример Анджелины Джоли, у которой очень высокий наследственный риск рака молочной железы и яичников. Больше причин социальных: курение, ожирение, вдыхание асбеста, чрезмерный загар, вирус папилломы человека. Остальные причины на данный момент развития науки считаются спонтанными, то есть, от чего в клетках возникают мутации, нам неизвестно.

При этом, здоровый образ жизни не может полностью гарантировать «иммунитет» от рака, так как заболеть им могут и люди, ни разу не закурившие и ни разу не выпившие в своей жизни.

Онкомаркеры не помогут

Клиники, которые не дорожат своей репутацией или зарабатывают только на лабораторной диагностике, очень часто навязывают ненужные исследования на онкомаркеры, пояснил онколог. «Поймите, если бы по анализу крови можно было бы получить хоть сколько-нибудь точное заключение, у нас не было бы в клинике МРТ, КТ, эндоскопии и прочих дорогих штук, только процедурный кабинет. Есть один более-менее точный онкомаркер для женщин СА125 (позволяет определить рак яичников) и мужчин PSA (позволяет определить рак простаты). Все», – добавил он.

«До сих пор все работает по знакомству»

Хороших онкологов в стране хватает. Можно и в Москве плохо полечиться. К сожалению, в регионах ситуация плачевная по большей части, но есть и примеры прекрасной качественной медицины. Можно в Самаре получить ужасную помощь, а можно и в Нефтеюганске оздоровиться на «пятерку».

«Все очень индивидуально. Нет хорошей системы, и до сих пор все работает по знакомству», – подчеркнул Александр Маслов.

При этом он добавил, что лечение в Европе или Америке сложно назвать более качественным, так как алгоритмы лечения одинаковые.

«А вот с чем там точно дело обстоит лучше, так это с реабилитацией – физической, фармацевтической и психологической. Плюс комфорт. Вот и едут туда. У нас на прием пациента, если возьмешь талончик, 12 минут. Ну и о какой реабилитации может идти речь?» – пояснил онколог.

«Кто приходит болеть и умирать – болеют и умирают»

Чтобы не бояться заболеть раком (канцерофобия – боязнь рака), по мнению врача, во-первых, не стоит читать форумы больных раком. Об этом маммолог подробно писал в своём блоге.

Чтобы сообщить родственникам о своей болезни, необходимо пройти все стадии её принятия: отрицание, гнев, торг, депрессию и, наконец, принятие. Чем проще и яснее человеку все объяснить, тем ему легче. От врача многое зависит.

«Мне вот очень много приходится работать как психологу, при этом «механический назначатель» тоже необходим. Мы живем в век доказательной медицины, необходимо соблюдать доказанные алгоритмы лечения», – рассказал он.

«А вообще знаете, я давно для себя понял: тот, кто приходит болеть и умирать, – болеет и умирает (по 5–10 лет), а те, кто приходит лечиться и жить – лечатся и живут (пусть даже год)», – отметил доктор.

Три мифа об онкологии

«Учитывая, что я онколог-маммолог: первое – бюстгальтер приводит к раку груди. Это, конечно, совершенный бред. Второе – противозачаточные (контрацептивы) вызывают опухоли. Третье, конечно, про онкомаркеры. Это просто за гранью добра и зла», – подытожил Александр Маслов.

Как сообщалось ранее, профессор Вахтанг Мерабишвили уверен, что в российской онкологии наступило время фейковых данных, формирующихся «на коленке», и их поток необходимо остановить. Подробнее читайте: Онколог назвал фейковыми данные по раковым заболеваниям в России.

«Не у всех есть возможность ездить в Москву»

55-летняя Анна Феоктистовна Трифонова о своём диагнозе (глиобластома) узнала в сентябре 2015 года. У женщины начались головные боли, и отнялась правая рука. В Иркутске не взялись её оперировать, зато прооперировали в Улан-Удэ.

— Однако, спустя год опухоль появилась снова, и я прошла ещё одну операцию. На третий раз опухоль вернулась только через два с лишним года, и я отправилась в Москву, — рассказывает женщина. По её мнению, открыть в Бурятии нейроонкологический центр просто необходимо. — Ведь не у всех есть возможность ездить в Москву, а квота даётся только на лечение. Тем временем на дорогу и проживание в столице требуется немало денег. Поэтому на месте, конечно, лучше и обследоваться, и оперироваться, и реабилитироваться.

Напомним, в 2021 году в онкологическом диспансере республики наконец появится собственное нейроонкологическое отделение. Пока корпус под него строится и закупается необходимое оборудование. В отделении будут оказывать хирургическую помощь и проводить химиолучевую терапию нейроонкологическим пациентам.

Читать еще:  Как притянуть богатство и процветание с помощью особого настроя мозга? Медитации на удачу и богатство Медитации на любовь богатство и процветание.

Причина – образ жизни

– Роман Алексеевич, о чем говорят эти цифры?

– Онкология сегодня не так страшна, как еще лет 20 назад. Мы научились диагностировать болезнь на ранней стадии и эффективно лечить. А цифры растут в первую очередь потому, что руководство страны, администрация и минздрав Краснодарского края уделяют огромное внимание этому вопросу и ориентируют медиков на раннее выявление злокачественных новообразований.

Приведу для сравнения 2014 год. В ходе профилактических акций было осмотрено 38 745 человек. У 580 человек выявлены различные предраковые заболевания. Подозрения на злокачественные новообразования выявлены у 358 пациентов.

– Что такое рак?

– Отвечу простым языком. Нормальные клетки в организме растут, делятся и умирают в свой срок. В детстве клетки делятся и растут бурно. Когда человек взрослеет, процесс деления и роста замедляется, и клетки размножаются только для восстановления повреждений и замены изношенных или умирающих клеток.

Но в какой-то момент в организме по разным причинам происходит сбой, клетка не умирает, а продолжает размножаться. При этом она способна вторгаться в другие ткани, чего нормальная клетка делать не может. Именно из таких клеток развиваются опухолевые клетки – рак.

– Почему онкозаболеваний стало больше в последнее время, с чем это связано?

– Риск заболеть есть, к сожалению, у всех людей, независимо от социального статуса, уровня доходов и сферы деятельности. Главная причина возникновения онкологических заболеваний кроется в образе жизни современного человека.

Возьмем колоректальный рак. Это группа злокачественных новообразований эпителиального происхождения, расположенных в области толстой кишки и анального канала. Специалисты нередко рассматривают колоректальный рак как «болезнь цивилизации», связанную с увеличением продолжительности жизни, недостаточной физической активностью, употреблением большого количества мясных продуктов и недостаточного количества клетчатки, злоупотреблением алкоголем.

В последние десятилетия в нашей стране отмечается рост заболеваемости колоректальным раком. 20 лет назад данное заболевание находилось на шестом месте по распространенности у пациентов обоих полов, в настоящее время переместилось на второе место.

– Кто находится в группе риска?

– К группе риска можно отнести тех, кому за 50. Человек в этом возрасте должен иметь так называемую онкологическую настороженность, внимательно относиться к своему здоровью и помнить, что риск образования опухолей с годами возрастает.

Большое значение имеет наследственность. Людям, у близких родственников которых были злокачественные новообразования, следует регулярно проходить обследования.

Также в зону риска попадают люди с ожирением, заядлые курильщики, а также лица, злоупотребляющие алкоголем. Надо быть бдительными всем, у кого имеются хронические заболевания, например, сахарный диабет, полипозные или воспалительные заболевания желудочно-кишечного тракта.

– Принято считать, что существует четыре стадии рака. Так ли это?

– Имеется еще и нулевая стадия. Это так называемый рак in situ – самая начальная ступень заболевания, когда новообразование еще не проросло в остов органа. К слову, от нулевой до первой стадии могут пройти годы. Например, «превращение» из нулевой в первую стадию рака желудка занимает в среднем пять – шесть лет. А между первой и четвертой стадиями могут пройти месяцы, а могут и десятилетия: все зависит от индивидуальных особенностей организма человека.

– На каких стадиях онкозаболевание хорошо поддается лечению?

– Положительный прогноз мы даем при нулевой, первой и второй стадиях, когда опухоль еще не начала прорастать в органы, лимфосистему. На первой стадии рака полностью излечиваются 90–95 процентов больных. На второй стадии заболевания успешно избавиться от него могут 75 процентов пациентов. На третьей стадии – 50 процентов. Четвертая стадия связана с возникновением отдаленных метастазов во многих органах, и полностью излечить человека уже не получится.

Не упустить момент

– Так почему же люди запускают болезнь?

– Еще пару десятков лет назад было намного сложнее распознать рак на ранних стадиях, и поэтому диагноз звучал как приговор. Выявлялся рак в уже запущенных стадиях, когда помочь больному было зачастую невозможно. Сегодня онкослужба Краснодарского края обладает всем спектром необходимого оборудования (ничуть не хуже, чем в самых лучших зарубежных клиниках), с помощью которого мы можем обнаружить и ликвидировать патологию в момент ее зарождения.

По статистике, среди причин запущенности онкозаболеваний на первом месте – поздняя обращаемость за медпомощью, на втором – скрытое течение заболевания. Коварство рака заключается в том, что он никак себя не проявляет на ранних стадиях. Чтобы не упустить момент, когда болезнь поддается лечению, необходимо раз в полгода посещать смотровой кабинет поликлиники по месту жительства, специалисты которого «заточены» на обследование человека на рак.

– Год назад Минздрав России установил новый порядок помощи онкологическим больным. Это что за алгоритм? Какие этапы и какие сроки помощи он предполагает?

– Приказ Минздрава России вступил в силу с 5 августа 2017 года. Согласно документу, при подозрении на онкологическое заболевание у пациента или при его выявлении консультация в первичном онкологическом отделении или кабинете должна быть проведена не позднее чем через пять рабочих дней с момента выдачи направления на консультацию.

Сразу после обращения в онкологическое отделение пациенту должна быть назначена и произведена биопсия, а ее материалы должны быть немедленно отправлены на исследование. Срок выполнения патолого-анатомических исследований, необходимых для гистологической верификации злокачественного новообразования, не должен превышать 15 рабочих дней с даты поступления материала.

Кроме этого, в день обращения пациенту должны быть выданы направления на все необходимые диагностические исследования, необходимые для установления точного диагноза, распространенности заболевания, его локализации и стадии метастазирования.

Срок начала оказания специализированной (кроме высокотехнологичной) медицинской помощи в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь больным с онкозаболеваниями, не должен превышать 10 календарных дней с даты гистологической верификации злокачественного новообразования или 15 календарных дней с даты установления предварительного диагноза злокачественного новообразования (в случае отсутствия медицинских показаний для проведения патолого-анатомических исследований в амбулаторных условиях).

Хочу подчеркнуть, что в Краснодарском крае и до появления этого приказа Минздрава Российской Федерации существовали подобные правила, поэтому нам не пришлось экстренно перестраиваться. В борьбе со злокачественными новообразованиями главное – не упустить время. Ведь некоторые виды рака развиваются стремительно.

– Если у человека появились такие симптомы, как постоянный кашель, потеря веса, головокружения, боли в спине, обязательно ли сразу показываться онкологу?

– Данные симптомы не обязательно связаны с онкологией. Но, чтобы исключить ее, необходимо прийти на прием в смотровой кабинет поликлиники по месту жительства. Сотрудники там работают в течение всего дня в две смены. Для работающих людей это очень удобно. Как правило, в эти кабинеты не бывает очередей и не надо предварительно записываться.

Что такое смотровой кабинет? Это кабинет, в котором принимает пациентов медицинский работник, прошедший в онкологическом диспансере дополнительную подготовку по выявлению онкологических заболеваний.

В смотровом кабинете в среднем осмотр длится 15 минут у женщин и 12 минут у мужчин. Осматривается и пальпируется: кожа, щитовидная железа, состояние наружных слизистых оболочек (полости рта, влагалища, анальная область), лимфоузлы, молочные железы, делаются исследования. Если у медиков возникают подозрения, то они направят вас на прием к онкологу.

Народные средства не помогут

– Многие ли сегодня узнают о раке на нулевой и первой стадиях?

– Обратимся к статистике. На начальных стадиях мы выявляем рак у 58,4 процента больных (в среднем по России – 55,6 процента).

– Часто ли пациенты отказываются от предложенного лечения?

– В прошлом году в Краснодарском крае у населения впервые выявлено 26 тысяч случаев злокачественных новообразований всех локализаций. Около 200 человек, у которых рак был обнаружен на первой и второй стадиях, отказались от лечения.

Хочу подчеркнуть, что у всех болезнь была обнаружена в ходе медосмотра на предприятиях или на приеме у терапевта. Я уже говорил, что рак – коварное заболевание, которое может длительное время проходить бессимптомно. И на первых стадиях ничего может не беспокоить. Но как только у «отказников», которые в большинстве случаев лечатся «народными средствами» (чагой, чистотелом и так далее), появляются боли, они приходят в онкодиспансер, но помочь им уже невозможно. Я хотел бы предостеречь «фаталистов»: не надо играть с этим страшным врагом, его необходимо уничтожать – и не с помощью сомнительных пилюль, а с помощью эффективных методов лечения.

– В Краснодарском крае активно ведется работа по выявлению онкозаболеваний на ранней стадии. Как она строится?

– В ходе «Прямой линии», которая прошла 7 июня, президент нашей страны Владимир Путин поставил задачу: увеличить раннее выявление онкологических заболеваний до 70 процентов от общего числа больных. Мы активно ведем эту деятельность с 2011 года.

К сожалению, онкологические заболевания дают симптомы лишь на последних стадиях. И чаще всего это уже не симптомы самой опухоли, а осложнения ее проявления. А ведь на первой стадии болезни можно излечить практически любую опухоль. Вот почему так важна ранняя диагностика. Пока не существует вакцины против рака, ранняя диагностика – главный инструмент борьбы с болезнью.

Мы регулярно выезжаем в районы края, в отдаленные поселки и хутора с целью раннего выявления онкопатологии, то есть мы стараемся опережать болезнь и «вылавливать» ее в зародыше. Люди перестали бояться этого страшного диагноза и верят в то, что рак излечим. Идут на профилактические акции и в смотровые кабинеты.

Читать еще:  Католическая Пасха – праздник Воскресения Иисуса Христа. Празднование католической Пасхи: обычаи и традиции Когда отмечают пасху католическая церковь

В 2017 году в Краснодарском крае впервые диагностировано более 26 тысяч случаев злокачественных опухолей всех локализаций. В 2016 году было 25,7 тысячи.

Врачи-онкологи краевого онкодиспансера при активной поддержке администрации и министерства здравоохранения Краснодарского края осуществляют профилактическую деятельность. Ежегодно специалистами в онкодиспансерах края организуются Дни открытых дверей, приуроченные к Всемирным дням по онкологической тематике. Начало активной выездной профилактической деятельности, направленной на повышение процента ранней диагностики онкозаболеваний и снижение показателей запущенности, относится к марту 2011 года. В течение семи лет ежемесячно в поликлиниках центральных районных больниц проводятся широкомасштабные онкодиагностические осмотры населения.

В 2016 году с целью приближения медицинской помощи к жителям отдаленных от районных центров населенных пунктов и увеличения количества выездов специалистов был организован онкопрофилактический проект «Кубань против рака». Основная его цель – сделать раннюю диагностику злокачественных опухолей максимально доступной для всех людей, независимо от места проживания.

С конца 2017 года с целью онкопоиска специалисты-онкологи еженедельно выезжают в отдаленные хутора и станицы. Два года подряд мы проводим широкомасштабные акции «Недели мужского и женского здоровья». В итоге в течение 7 лет в ходе выездных консультативно-диагностических акций кубанские онкологи осмотрели более 370 тысяч человек и у трех тысяч обнаружили раковые заболевания.

С заботой о себе

– Что надо знать, чтобы не болеть?

– Лучшей профилактикой злокачественных новообразований является здоровый образ жизни и регулярные обследования. Женщинам необходимо с 18 лет ежегодно посещать врача-гинеколога, после 40 лет обязательна маммография – раз в два года, а после 50 лет – ежегодно.

Мужчинам после 45 лет необходимо ежегодно сдавать анализ крови на простатспецифический антиген (ПСА), а также проходить пальцевое ректальное исследование у врача-уролога один раз в год.

Кроме того, и женщинам, и мужчинам старше 40–45 лет ежегодно надо делать УЗИ органов брюшной полости, сдавать тест на скрытую кровь в кале, рентгенографию легких и один раз в пять лет – колоноскопию.

– В краевом онкодиспансере современнейшее оборудование для диагностики и лечения злокачественных опухолей. Каков процент успешного лечения?

– Что касается эффективности лечения и продолжительности жизни наших пациентов, то назову одну цифру: условно считается, что больной, переживший пять лет от момента выявления заболевания и прошедший полный курс лечения, вылечился от рака. На Кубани за пять лет доля таких пациентов выросла на 7,5 процента.

Летти Коттин Погребин. «Испытание болезнью: как общаться, сохранить отношения и помочь близкому»

Зачастую, когда к близкому человеку приходит беда в виде тяжкого заболевания, многие из нас теряются, не знают, как поступать, чем помочь, какие слова и действия допустимы, а какие – нет. По мнению журналистки Летти Коттин Погребин, которой самой пришлось перенести онкологию, больного не стоит воспринимать как героя либо борца, не нужно стараться оказать психологическую помощь и угадывать его чувства. Значительно лучше просто находиться рядом, по необходимости поддерживать и проявлять внимание к его настоящим (не «угаданным») мыслям, заботам, ощущениям.

Людмила Гончарук: «Меня спас характер!»

— У меня операция была в 2008 году, сейчас я раз в год прохожу обследование в своей поликлинике. И хочу сказать, что тех, кто вылечился, становится больше. Главное — не бояться и делать все, что говорит врач, сейчас у нас очень хорошие специалисты, лечение действительно помогает. Когда я узнала о своей болезни, мне тоже было страшно. Будто идешь по улице, и вдруг тебя сильно-сильно бьют молотком по голове. Считаю, что меня спас мой характер — я крепкая и боевая. С самого начала не позволила себе плакать и раскисать. Даже сама не знаю, откуда силы взялись.

Но теперь точно могу сказать: правильный настрой — это 50% успеха. Иногда люди и от доброго слова вылечиваются. Это трудно, но надо заставлять себя улыбаться, встречаться с друзьями и везде искать надежду. Даже сидя в очереди к врачу, мы старались не рассказывать друг другу, как нам плохо, а вспоминать вылечившихся и выписавшихся товарищей по несчастью.

Меня Бог миловал — я хорошо перенесла лечение. Некоторые после химиотерапии пластом лежат, а я на работу побежала. И хорошо — меньше времени оставалось на плохие мысли. К изменениям во внешности привыкаешь. В первый момент, конечно, неудобно, но потом учишься маскировать следы болезни. У меня после химиотерапии остались короткие волосы — ну, и ничего, стала носить стрижки. До этого длинные вьющиеся волосы были. Более открытое платье, конечно, не уже не наденешь. Очень важно любить. Жить ради кого-то — для многих женщин это сильнейший стимул. Мы стараемся напомнить заболевшим женщинам: «Ты нужна, ты живи, старайся, ведь тебя же любят!» Я была разведена, когда заболела. Поэтому ничего не могу сказать о мужской поддержке или ее отсутствии. Сейчас в моей жизни есть близкий человек, с которым мы встретились уже после моего выздоровления.

Семья и рак

По утрам Ольга слышала, как ее муж Игорь плачет в ванной. При ней он старался сдерживаться.

«Я позвала его и говорю: «Давай попробуем меня не оплакивать», – вспоминает Ольга. – Будем жить, как раньше: ходить на работу, ездить на дачу, полоть клубнику, смотреть кино. Будем справляться со всем по очереди. Только не говори мне «все будет хорошо» и «держись». Пожалуйста».

Тем, у кого рак, действительно лучше не говорить некоторых слов, считает Наталья Тиккоева. У нее онкогинекологическое заболевание.

«Слова поддержки бывают разными, – объясняет Наталья. – Например, тебе могут сказать: «Выздоравливай!» Это не поддержка, а дежурная вежливость. Люди говорят то, что обычно принято, не подозревая, что онкозаболевание – оно хроническое, пока не найдены лекарства для полного излечения. Максимум, что возможно – это стойкая ремиссия. По этой причине порой перестаешь общаться с людьми, отходишь в сторону».

«Онкодиагноз – это как землетрясение, под которым содрогается не только пациент, но и его окружение, – говорит медицинский психолог Республиканского онкодиспансера в Петрозаводске Елена Халтунен. – И часто близкие больного не знают, как себя вести, что говорить. Порой люди говорят заболевшему родственнику: «Не переживай, все будет хорошо». Этим они как бы выстраивают стену, обесценивают его состояние – и больной это чувствует. От пациентов тоже часто слышу: «Зачем я буду грузить своих близких? Так будет только хуже». Как раз наоборот, с кем как не с семьей или друзьями, делиться своими переживаниями?»

Онкобольной испытывает сверхсильные по интенсивности переживания, сталкивается и с экзистенциальными проблемами: ищет смысл жизни, испытывает страх смерти и неизвестности, говорит Халтунен.

«Некоторые могут испытывать ненависть или агрессию по отношению к здоровым людям, даже к своим близким. Поэтому в кабинете у психолога может происходить разное – и это нормально. Задача психолога – помочь человеку безопасно выразить свои эмоции в той форме, в которой это необходимо сделать. А также найти ресурсы, которые помогут в борьбе: поддержку близких, увлечения, опыт борьбы со стрессовыми ситуациями из прошлого».

Среди пациентов, обратившихся к психологу, очень мало мужчин: «Приходят выговориться, поплакать – дома многие этого сделать не могут. Опять же, у них может быть давняя установка: «Ты же мужчина». Вырастая, они сталкиваются с похожим отношением и в собственных семьях. «Успокойся,» – не подразумевают ничего плохого их жены», – рассказывает Елена Халтунен.

Парень, переживший рак: тошно, когда все говорят, что ты поправишься

От рака не застрахован никто. Сегодня ты здоров, а завтра оказываешься на койке в палате онкоцентра. Александр Полещук, переживший лимфому и два рецидива болезни, утверждает, что даже рак третьей стадии — это не смертный приговор.

Александр Полещук мог и не дожить до своих 32 лет. В 2008 году он узнал, что болен онкологией: лимфома Ходжкина третьей стадии с отдаленными метастазами — таким был диагноз. Но скорой смерти в планах у парня не было, и он решил побороться. Химиотерапия, облучение, операции и два рецидива болезни — и спустя семь лет после окончания лечения Александр сидит напротив корреспондента Sputnik Ирины Петрович совершенно здоровый и рассказывает о том, как это — пережить рак.

Диагноз как облегчение

— Когда я узнал о болезни, мне было почти 23 года. Я начал жаловаться на острые боли в позвоночнике. Боли были такие, что я без обезболивающих не мог. Через некоторое время после постановки диагноза оказалось, что это было метастазирование в позвонки.

Онкологические болезни крови часто начинаются с тех же симптомов, что и грипп. Это просто повышенная утомляемость, повышение температуры, возможно, боль и обильное потоотделение по ночам. У меня было такое. Я не мог восстановиться после рабочего дня, утомлялся до такой степени, что мог только лежать.

Я обратился к терапевту, получил больничный, пил антибиотики. А потом он просто выписал меня, говоря, что я сильно залежался и что пора работать. Я вышел на работу и постоянно колол себе обезболивающее, потому что боль в спине была невыносимой. В этот момент родственники начали рекомендовать мне обратиться к бабкам. Они уже даже нашли какого-то костоправа в Гомельской области и хотели, чтобы я к нему поехал. Я не знаю, что было бы, если бы послушался, с моими полуразрушенными позвонками.

Читать еще:  Введение Пресвятой Богородицы во храм: О чем нам нельзя забывать

Позже я обратился к заведующему терапевтическим отделением, он дал мне больничный, и я начал свой путь по медицинским учреждениям. В конце концов я приехал в Боровляны, было сделано довольно банальное исследование — компьютерная томография, и стало понятно, что в тимусе — небольшом органе лимфатической системы — есть опухоль. Когда узнал диагноз, наступило облегчение, потому что четыре месяца жить с непонятной болезнью — это очень тяжело. Стало ясно, что шансы на выживание высокие и что наконец-то начнется лечение.

Третья стадия не приговор

— От моего первого обращения к врачу до постановки диагноза прошло четыре месяца, время было потеряно. В онкологии считается, что факторы болезни, которые не изменяются, могут существовать только на протяжении двух недель. Поэтому если за эти две недели не оказывается помощь, это значит, что рак прогрессирует.

Я болел лимфомой Ходжкина третьей стадии, метастазы были уже распространены и находились в удаленных отделах организма от первоначальной опухоли. Третья стадия — это совершенно не приговор, можно лечиться. Насколько я могу судить, безвозвратная излечимость моего типа достигает 70%.

Меня прооперировали: удалили лимфоузлы, которые можно было удалить, вместе с тимусом. Потом была химия и лучевая терапия. После этого я благополучно прожил семь месяцев и рецидивировал. Если кому-то интересно, в сериале «Доктор Хауз», если не ошибаюсь, в третьей серии третьего сезона — мой случай.

Меня поддерживали родители, и я был достаточно молодым. Конечно, все проходят стадии отрицания диагноза, потом примирения. Нужно с этим как-то жить. Химиотерапия очень похожа на интоксикацию при беременности, я, правда, не знаю, в какой степени. Тебя раздражают запахи, различные вкусы. Химиотерапия, лучевое лечение и оперативное вмешательство — это довольно кардинальное лечение. Но организм может его преодолеть и через некоторое время полностью восстановиться от тяжелых последствий.

Человек во время лечения чувствует себя отвратительно. Прежде всего, это связано с тем, что каким-то образом препараты влияют на гормональный фон. Поэтому дают лекарства, которые помогают организму пережить это. Но когда прием прекращается, наступает синдром отмены, и это может доходить до галлюцинаций. Мне, например, казалось, что родители на кухне убивают попугая. Я не знаю, откуда это.

От стероидов появляется агрессия, потребность в насилии, но ее можно перебороть. Во время химиотерапии я не похудел, но выпали волосы. Самочувствие становится нормальным буквально за месяц, когда человек поправляется. Только внешний вид какое-то время сероватый и дохловатый. Но и это довольно быстро проходит.

Что делать, чтобы выжить

— Есть несколько правил, которым люди, больные раком, должны следовать. Прежде всего, никаких бабок, повитух, заговорщиков, массажистов, мануальщиков и прочих. Лечение рака сыроедением — это бред. Питание онкобольных должно быть высококалорийным, потому что организм тратит очень много ресурсов на производство новых клеток. И обязательно нужно выполнять указания врачей. У народных методов лечения нет никакой доказательной базы.

Были случаи, когда поступали в больницу люди, которые после первого обращения решили лечиться травами, молитвами, заговорами, а потом умирали. На соседней койке лежал мальчик из Украины, родители которого принадлежали к одной из религиозных сект, они отказались от медицины и лечили его молитвами. Но когда поняли, что это не помогает, приехали в Минск, но было поздно. Мальчик умер. Тотальная безграмотность населения достигает чудовищных размеров.

Осознание того, что ты не один болеешь, не помогает, а мешает. Больные онкологией люди должны общаться со здоровыми и, по возможности, вести себя как обычно. Даже врачи говорят больным не общаться между собой, потому что может еще больше затягивать в это болото. Многие умирают, на самом деле.

Лекарство от суицида

— Есть мнение, что онкология передается по наследству. В моей палате мучительно умирал парень с неходжскинской лимфомой самой последней стадии. Самым ужасным в этой ситуации было то, что его отец в 23-25 лет заболел такой же болезнью и вылечился. Он завел ребенка, зная, что его болезнь могла передаться по наследству. Я не знаю, как он себя чувствовал.

В один из моментов этот умирающий парень пытался задушить себя цепочкой, но у него не было сил. Я написал записку медперсоналу, и нас сразу перевели в палату с решетками на окнах. Многие люди просто-напросто выходят из окон, поэтому начали ставить решетки и ограничители. В больничных туалетах нет щеколд — эта мера была принята после череды самоубийств.

Поскольку белорусы — одна из самых депрессивных наций, суицидальные мысли возникают, наверное, у многих, независимо от онкологического статуса. У меня возникали мысли о самоубийстве во время лечения. Это, наверное, типичная ситуация.

Психологическая помощь у нас не оказывается. Если человек заболел онкологией и у него появились суицидальные мысли, ему нужна литература, которая поможет справиться с этим. Возможно, это будут книги по психологии и социологии, книги о том, как пережить рак. Есть группы в соцсетях по психологической помощи для онкобольных. Я за помощью к психологу не обращался, потому что у меня была не настолько критическая ситуация. Да, мне было плохо, но не так, как другим.

Главное — диагностика

— Считается, что онкологическая помощь в Беларуси доступна. В принципе, у государства есть мощности, чтобы таких людей лечить. Но в онкологической отрасли есть одна большая проблема — это диагностика. Почему бы президенту перед очередными выборами не оснастить каждую поликлинику компьютерным томографом или аппаратом МРТ? Это был бы прекрасный пиар. В онкоцентре из-за того, что не достает мощностей по той же компьютерной томографии, возникают огромные очереди на несколько месяцев вперед и спекулятивные явления. Ладно минчане. А что делать иногородним? К тому же, выявление болезни на ранней стадии существенно сэкономит деньги на лечение, которые тратит государство.

Онкологию на ранних стадиях можно выявить только с помощью скрининга населения. Но люди у нас почему-то не любят диагностироваться. Они думают, что никогда чем-то серьезным не заболеют, могут с болезнями ходить годами. А не идут к врачу по той же причине, по которой не идут в филармонию слушать классику: у них есть определенные материальные проблемы, и, решая их, они не задумываются о высоком. Люди должны понимать, что нужно себя любить, относиться к себе бережно, не рвать жилы и обращаться к врачу.

Сейчас есть в Беларуси центр генетического анализа, который использует международные базы данных. Человек может сдать анализ, чтобы типизировали его ДНК и выяснили, к каким заболеваниям у него есть генетическая склонность. Это, правда, недешево. Такой анализ провела Анджелина Джоли, и когда стало понятно, что некоторые ее гены указывают на очень высокий риск онкологии, врач строго рекомендовал удалить молочные железы.

Как вести себя с онкобольным

— С любым больным человеком нужно общаться на равных. Не надо его стигматизировать. Нужно просто делать то, что вы делаете всегда. Не надо акцентировать внимание на болезни. Жалость — это стигматизация. Самое лучшее, что можно сделать для больного онкологией — это общаться с ним так же, как вы общались до этого. Если у вас были плохие отношения, то нужно продолжать общение в их контексте. Это будет лучше, чем если вы будете льстить.

Многие люди начинают помогать больному проживать каждый день, как последний. Но если у человека спрашивают, что бы он сделал, если бы узнал, что ему осталось жить один день, он, вероятнее всего, ответит, что хотел бы провести его, как обычно.

Это тошно, когда тебе говорят, что ты поправишься. Ты понимаешь, что у тебя есть реальные шансы умереть, и слова — это, конечно, вежливо, но раздражает. В принципе, поддержка важна. Но если ты совершил преступление или заболел онкологией, то единственными людьми, которые останутся рядом с тобой, будут твои родители. Если ты успел жениться или выйти замуж, то тогда, возможно, к тебе супруга или супруг будут ходить. Больше никому ты не нужен. Друзья могут приходить, но вся помощь — на родных. Я очень благодарен им, что они меня поддерживали, хотя все у нас было не гладко.

В отличие от людей с тяжелыми инфекционными заболеваниями и ВИЧ-инфицированных, в Беларуси редко стигматизируют людей с онкологическими болезнями. Хотя некоторые люди думают, что онкология может передаваться через какие-то вирусы, но это необоснованно. У людей в головах свалка из средневековых предубеждений.

Хорошо сейчас

— Я перестал бояться смерти. Это позволяет сосредоточиться на том, что сейчас называют пафосным словом «гештальт» — обращать внимание на то, что происходит сейчас, осознавать момент, а не страдать из-за того, что происходило в прошлом или может произойти в будущем. Это позволяет сконцентрироваться на том, как хорошо сейчас.

Я перестал бояться всяких вещей, которые вызывают у людей отвращение. Это касается и физиологических процессов. Я полюбил анатомию. Это осталось после болезни, потому что мне стало интересно, как функционирует наше тело.

Для себя планов на будущее не строю, потому что еще не решил, что мне делать. Я пока живу, как живется, и получаю удовольствие.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector