0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мой путь к Богу

Содержание

Христианин должен только служить.

Священник Константин (Островский)

Почти треть жизни уходит у нас на работу, на зарабатывание денег.
И сколько душевных сил отнимает у нас работа!
А деньги все равно исчезают.
Если же нет, то деньги остаются, но зато мы исчезаем! Третьего не дано.

«Скучно на этом свете, господа!», как сказал Гоголь.

Все мы — священники Божии и все призваны к служению, а не к работе!

Но на самом деле христианин вообще не должен работать. Христианин должен только служить.
Слова апостола Петра: «Вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Петр. 2: 9)

— обращены ко всем христианам, ко всем нам. Значит, все мы — священники Божии и все призваны к служению, а не к работе.

Под служением обычно понимают лишь немногие виды человеческой деятельности: принадлежность к священной иерархии, воинское служение, врачебная и преподавательская деятельность.
Но в действительности любое дело — служение Богу, если я делаю его ради Бога, как послушание воле Божией.

Конечно, есть иерархия человеческих занятий. Поэтому «высокое служение учителя» звучит естественно, а «высокое служение дворника» произносится только с иронией. Но эта иерархия внешняя. А с внутренней, духовной точки зрения, если Бог благословил мне служить в алтаре, то это — мой путь, по нему мне нужно идти, на нем я обрету благодать. Но если Бог благословляет человеку всю жизнь просить милостыню, а быть нищим — самая низкая из деятельностей (греховные деятельности вообще вне иерархии), то суть остается той же. Если нищий смирится и примет свою судьбу как Божие благословение, то и на этом пути он обретет благодать. «Царь и воин, богатый и убогий — в равном достоинстве или прославится, или постыдится» — поет святая Церковь.

Кажется, блаженной памяти отец Иоанн Крестьянкин вспоминал, что в советском лагере, где он много лет чистил отхожие места, ему так легко было молиться, как никогда уже после освобождения.

Поэтому не заработка нужно искать, а нужно искать свой жизненный путь!

Сначала, естественно, нужно выбирать то, к чему лежит душа. И если «открывается дверь», то идти по своей дороге, благодаря Бога и храня заповеди Его. А если не «открывается», то в самом этом можно и нужно видеть волю Божию. Значит, мой путь в том и состоит, чтобы потерпеть — временно, а может быть и всю жизнь, — нелюбимое дело.

Но бывает, что нужны-таки именно деньги. Скажем, у талантливого школьного учителя пошли дети один за другим. Жена с ними дома, не работает, материально поддержать некому. Приходится уходить из любимой школы туда, где можно заработать. Но и в этом верующий человек увидит промысел Божий. Если он со смирением примет это, то Бог благословит и его, и семью его, и оставленных им школьников не забудет. Работа может быть скучной, но тому, кто предал себя на служение Богу, на исполнение воли Божией, тому скучно не бывает.

Протоиерей Константин ОСТРОВСКИЙ
настоятель Успенского храма города Красногорска Московской области

Православие и мир > Нескучный сад > Жизнь в Церкви > Общее дело > Не могу заработать денег…
16 февраля, 2011 • pravmir.ru/ne-mogu-zarabotat-deneg (в оригинале на ПравМире есть еще 2 высказывания на эту тему других людей)

Мне уже под пятьдесят. Всю жизнь я пашу — а денег нет. Работа с высокой зарплатой как будто от меня «убегает», хотя я знаю людей моей профессии, квалификации и опыта — они много зарабатывают. А я все время оказываюсь в ненужное время в ненужном месте… И как так относиться к деньгам, чтобы быть довольным своим материальным положением, а не мучиться, что их нет? Виктор Протоиерей Константин Островский
Христианин вообще не должен работать. Христианин должен только служить — Богу!
И не заработка искать, а свой жизненный путь!

Бография батюшкки Константина Островского

Протоиерей Константин Островский родился в Москве в 1951 году.
Окончил факультет прикладной математики МИЭМ (Московского института электронного машиностроения) и четыре года работал по специальности.
В 1978 году стал алтарником в церкви Рождества Иоанна Предтечи на Пресне.
В 1987 году стал священником, а в 1992 году окончил МДС (Московскую Духовную Семинарию).

В настоящее время — благочинный церквей Красногорского округа Московской епархии, настоятель Успенского храма города Красногорска, председатель Отдела по реставрации и строительству Московской епархии, преподаватель Коломенской Духовной семинарии.

Священник Константин Островский — автор следующих книг:

  1. «Жития святых для детей» («Жития святых в кратком изложении для детей»), Москва, 1991
  2. «Жизнь равна вечности», Красногорск, 1998, 2009 (Уроки спасения, Лит.запись Г. В. Новиковой, Н. М. Новикова)
  3. «Умереть нам не удастся. 200 советов спасающимся», Красногорск, 2001, 2009 (размышления, наставления и проповеди мудрого доброго батюшки)
  4. «Приключения в египетской пустыне», Красногорск, 2001 (Сборник пьес. Для домашних детских праздников)
  5. «Православное семейное чтение», Красногорск, 2010 (в соавторстве с Татьяной Вальдиной).

Татьяна Алексеевна Вальдина родилась в Москве в 1939 году. Окончила факультет журналистики Московского государственного университета в 1964 году. С 1990 года несет послушание бухгалтера в Успенском храме города Красногорска.

В книге «Православное семейное чтение» изложены жития святых в сокращении, составленные по «Житиям святых» святителя Димитрия Ростовского.

Из книги священника Павла Гумерова «Малая Церковь»: Протоиерей Константин Островский, трое сыновей которого учатся в семинарии, а четвертый в Московской духовной академии, пишет: «Однако привести в храм детей еще полдела: нелепо приводить ребенка в храм, бросать его там, а самим молиться где-то в углу или даже уходить куда-то. Вот это действительно детей разлагает, и видишь: маленький мальчик в два года стоит как вкопанный всю службу, не оторвешь, и в три года стоит, а потом, став постарше, убегает. Когда я с детьми ходил в церковь, то сам с ними стоял обычно всю литургию, а вечером мы очень редко ходили. Я решительно проходил с детьми вперед, к самому амвону, и там мы всегда стояли. Дети были маленькие, им, конечно, было тяжело, и то сделаешь поклончик с ними вместе, то свечку дашь поставить, то на батюшку покажешь, что-то пояснишь шепотом.

Детей нужно привлекать к участию в домашней молитве. Они могут читать «Отче наш» перед едой или другие знакомые молитвы во время правила.
Когда я служу молебен дома, то всегда даю старшему ребенку возможность попеть знакомые песнопения, подержать кадило и т.д. Очень хорошо дать понять, что молитва — это реальность, разговор с Богом, что мы можем молиться и своими словами в трудностях, во время болезни, неудачи, перед каким-то делом, молиться за родителей, крестных, болящих. »

Отец Константин Островский — «Умереть нам не удастся. Будь верен до смерти. 200 советов спасающимся». Совет 49: «Как бедный и богатый навоз ели»

Есть анекдот, замечательно иллюстрирующий бесплодие злобы даже в сравнении с земной корыстью: Два односельчанина возвращались с ярмарки: бедный пешком без ничего, а богатый с возом добра. Богатому захотелось посмеяться над бедным, и он предложил ему весь свой воз вместе с лошадью, если тот всю дорогу до дома будет подъедать за лошадью навоз. Бедный согласился, и так они прошли полдороги. Тогда богатому стало жаль своего добра, и он предложил бедному отменить договор, но тот в свою очередь потребовал, чтобы богатый оставшуюся половину дороги ел навоз за лошадью. На том и порешили, а когда приехали в свою деревню, то спросили друг друга: «А зачем же мы навоз-то съели?»

Их сделки, на первый взгляд не лишенные разумности, результатом имели бесплатно съеденный навоз, потому что платили односельчане не за вечное или хотя бы временное добро, а за злое удовольствие от унижения ближнего.

Отец Константин Островский — «Умереть нам не удастся. Будь верен до смерти. 200 советов спасающимся». Совет 187: «Ересь — ненавидеть, еретиков — любить»

Как относиться к ересям и еретикам? Еретиков надо любить (по заповеди Божией), а ереси ненавидеть.
К сожалению, обычно бывает наоборот. Когда слышим «иеговист», «баптист», то закипаем гневом и презрением к этим людям. А когда доходит до сути дела, то оказывается, что большинство из нас православного учения не знает, защитить свою веру в споре (и даже в мыслях) не может, и от впадения в ересь нас больше всего ограждают, как ни странно, косность и равнодушие ко всему духовному, которые не дают человеку пылко обратиться не только к истине, но и ко лжи.

А должно быть все наоборот. Веру свою нужно по возможности знать, нужно быть в ней твердым и уметь защищать ее.

Если кому-то не хватает образования, или остроты ума, или силы характера, чтобы спорить с еретиками, то нужно это со смирением признать и, оставаясь верным православию, уклоняться от общения с иноверцами, которые, если мы немощны, не могут получить от нас пользы, а нам могут повредить. Нужно этому еретику, который, натянув на лицо улыбку, лезет к нам в душу с Библией в руках, сам ее не понимая, а назойливо пытаясь учить, сказать: «Я не готов с вами спорить, отойдите от меня». А кто может возразить неправо верующему человеку, пусть возразит с Божией помощью и, может быть, приведет его к истине.

А ненавидеть еретиков — это дело не христианское, потому что Господь сказал: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1), — и заповедовал нам любить ближнего. Не наше дело решать «спасется или не спасется», а Божие.

Сами мы знаем истинный путь в Царство Небесное — Православную Церковь, и должны благодарить Бога, что Он открыл нам его, и — главное — идти по этому пути. Осуждать же других — грешно. Если мы будем смиряться и всех любить, а веру свою твердо хранить, то с нами пребудет благодать Божия, которая защитит нас от лишних сомнений в вере и от тяжких падений.

А если мы будем осуждать ближних, идущих неправильным путем, то Бог может в наказание нас самих отпустить на эти неправые пути, чтобы мы познали свою немощь и смирились.

Отец Константин Островский — «Умереть нам не удастся. Будь верен до смерти. 200 советов спасающимся». Совет 198: «Как избежать печати антихриста»

Какая она, печать антихриста, о которой говорится в Откровении Иоанна Богослова? Как ее узнать и избежать?

— Если будем со Христом в смиренном мудровании и делании заповедей Божиих, то он нас сохранит и не даст нам обмануться.
— А если будем и дальше предаваться своим страстям и надеяться не на Бога, а на свой разум, то Бог может попустить нам поверить бесовской лжи, и тогда никакие наши ухищрения не спасут нас от печати антихриста.

Пастырская контрацепция

22 мая 2018 Алексей Плужников

Есть такой сайт «Пастырь» — не так давно открытая официальная площадка для общения иерархов и священнослужителей. Из мирян среди зарегистрированных пользователей могут присутствовать только семинаристы или кандидаты в священство. В общем, такой патриархийный междусобойчик, где под строгим контролем солидных владык и отцов обсуждаются сложные вопросы пастырской практики. Среди руководителей проекта : епископы Пантелеимон (Шатов) и Вениамин (Лихоманов), архимандрит Алексий (Поликарпов), протоиереи Владимир Воробьев, Артемий Владимиров, Георгий Бреев, Валериан Кречетов. Люди известные, каждый со своей стороны.

Как это в целом принято у пастырей, сложные вопросы они обсуждают без участия паствы, несмотря на то, что именно паства задается этими вопросами, вызывает их. Это навроде искусства проповеди — практически каждый священник почему-то твердо уверен, что все собравшиеся на службу люди только и жаждут услышать от него поток банальных нравоучений, текущих в одностороннем порядке. Разумеется, никаких вопросов, возражений или споров во время проповеди не допускается категорически. (Я на своем приходе предлагал людям задавать мне вопросы, вместо проповеди. Чаще всего люди терялись — они не привыкли, что попа́, в фелони и с крестом, такого важного и «духовного», можно о чем-то спрашивать, когда он стоит на амвоне. Редко-редко кто дерзал задать острый вопрос, люди привыкли сдерживать себя и не нарываться на начальство любого уровня и вида, больше задавали скучные, безопасные вопросы.)

И вот тут, на сайте «Пастырь», есть много интересных тем для обсуждения. Например, один из последних вопросов на больную для очень многих православных людей тему, которая уже не раз поднималась, но так и не была внятно решена — тему контрацепции: «„Естественная контрацепция”: допустимая мера икономии или грех уклонения от деторождения?»

Анонимный вопрошающий так формулирует проблему:

«В последнее время использовании контрацепции стало не чуждым и для священнических семей. Это означает, что в пастырской практике священники не обличают людей, использующих контрацепцию, как живущих в смертных грехах. Складывается впечатление, что использование неабортивной контрацепции не является грехом».

Также автором вопроса приводится цитата на тему «как у них там, у католиков», из послания папы Павла VI, о том, что в случае необходимости надо использовать «естественную» контрацепцию: заниматься сексом в то время, в которое зачатие наименее вероятно.

Ответ на этот вопрос дает епископ Пантелеимон (Шатов), и ответ этот категоричен и бескомпромиссен: никакой, даже «естественной» контрацепции — сама мысль о сексе без желания зачать — грех:

«В отличии от католиков, мы все эти ухищрения, конечно, принимать не должны. Грехом является не только совершенное деяние, но и само намерение (в данном случае — уклониться от деторождения). Поэтому, если у мужа и жены есть намерение избегать рождения детей, сохраняя при этом радость от супружеского общения, то это является грехом, это недопустимо.

Христиане, желающие участвовать в церковных Таинствах, в данном вопросе должны выбирать что-то одно: либо иметь супружеское общение и рожать детей, которых Господь посылает, либо отказаться от супружеского общения и, если они не хотят иметь больше детей, нести подвиг целомудренной жизни. Третьего варианта быть не может».

Читать еще:  Буддизм и шаманизм как факторы формирования бурятского менталитета. Буддизм и шаманизм как основные религии народов сибири Шаманизм буддизм относительно принятия духа святого

Напомним, что епископ Пантелеимон до своего архиерейства был «белым» священником: он овдовел в 1990-м году, у него четыре взрослых дочери. В последние годы он занимает пост председателя Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению РПЦ.

Епископа Пантелеимона с восторгом и пылкой духовной ревностью поддержал московский дьякон Игорь Куликов (выпускник ПСТГУ, входит в Оргкомитет сайта «Пастырь», руководитель сектора дистанционного обучения и повышения квалификации Синодального отдела по благотворительности), заявив, что в сексе надо полагаться исключительно на Бога:

«Будет столько детей, сколько Бог пошлёт, исходя из Своего спасительного промысла о каждом члене семьи. И мы должны об этом свидетельствовать. Если не мы, то кто?

…Покажите мне хоть одну семью, где родители по своей вере никогда не «предохранялись» от рождения детей, и которым теперь нечего есть или нет крыши над головой?

При чём тут современные реалии? Это вопрос исключительно веры и доверия Богу.

…Если есть Его воля на 3−5-10−15-го ребёнка — то этот крест ко спасению. И Он поможет его донести».

Среди пылких ревнителей нашелся все же священник, который проявил здравомыслие и осторожность в ответе (и которого поддержали некоторые другие комментаторы-клирики), — протоиерей Константин Островский из Красногорска, который подробно разложил по полочкам, к чему могут привести, в частности, в священнической семье жесткие рамки антиконтрацептивного подхода, или, проще говоря, до чего могут довести призывы к воздержанию:

«Мне известны примеры, во что выливается и к каким последствиям, бывает, приводит такой подвиг: иногда под видом воздержания обычная близость замещается извращённой; иногда, чтобы избежать соблазна, супруги начинают проявлять друг к другу усиленную сдержанность, которая переходит в отчуждение; поскольку вне дома мужу и жене приходится общаться с людьми, то их естественная тяга к противоположному полу перенаправляется с законного на беззаконный объект, так что неразумный подвиг заканчивается прелюбодеянием.

Если вопрос о допустимости противозачаточных средств будет поднят на уровень священноначалия и зайдёт речь о канонических прещениях, то есть об официальном запрете контрацепции для семей священнослужителей, то это может привести к таким, например, вариантам развития событий:

1) матушки будут пользоваться контрацепцией как бы тайно от батюшек;

2) нечестные батюшки будут отрицать пользование контрацептивами, хотя и будут пользоваться;

3) честные батюшки, которые выполнят требования, столкнутся с искушениями, о которых сказано выше;

4) честные батюшки, которые не решатся рожать, сколько рожается, или у которых матушка откажется, должны будут выходить за штат».

А насчет «доверия Богу» и Его якобы заботы о многодетных, отец Константин разумно добавил:

«Скажем, буду я от прихожан требовать, чтобы они рожали без ограничений, правильно обещая им помощь Божию. И вот придёт ко мне прихожанин с 5-м ребёнком на руках, живущий в съёмной комнате в коммуналке, и скажет: «Вы, батюшка, требовали, чтобы мы с женой не предохранялись и обещали, что Бог поможет. А где нам теперь благословите жить?»»

Сын протоиерея Константина Островского, тоже Константин, но уже епископ Зарайский, викарий Московской епархии, в качестве ответа привел цитату из Основ социальной концепции РПЦ (XII.3.), в которой занимается половинчатая позиция: вроде бы отказ от деторождения и предохранение — это грех, и нужно воздерживаться от секса, если не хочешь детей, но при этом вопрос этот, мол, сложный, и супругам надо решать его с духовником, а тот должен быть мудрым и «принимать во внимание» разные сложные обстоятельства, стараясь сохранить семью. То есть, по сути, решение вопроса остается на совести и разуме духовника, а вот самому духовнику опереться не на что, кроме как на туманные слова соцконцепции или же на жестко обрубающий концы (простите) вывод в стиле епископа Пантелеимона (Шатова) и ему подобных адептов коитуса во имя победы сперматозоида.

Что можно сказать по поводу этой дискуссии, уже много лет регулярно вспыхивающей среди православных верующих РПЦ? А можно сказать то, что за эти годы огромному количеству людей навредили пастыри-ревнители, огромное, неисчислимое количество семей разрушили эти «глубоко верующие» горе-духовники. Как пафосно выразился один из комментаторов темы, чтец Дмитрий Марков: «Если священник не будет брать на себя подвиг быть образцом для верующих, что также выражается в применении в жизни священника принципа «рожать сколько рожается», то 1) он … перестает быть священником, 2) у верующих больше нет ориентира, никто больше по такому принципу не живет». Вот только остается вопрос: будет ли такой батюшка проводить мастер-классы своего принципиального подхода к сексу ради деторождения? Каким именно образом священник может показать пример прихожанам, что у него в голове во время готовности №1 была только одна святая идея: «хочу, хочу, хочу пятого сына!»? Впрочем, давно известно, как именно батюшка будет показывать пример: он просто будет втулять всю эту чушь в головы людей во время проповеди, а уж как он сам в семье живет — останется покрыто мраком. Если, конечно, какая матушка или дети того попа не напишут в «Ахиллу» историю о том, как все было на самом деле, не совершат, так сказать, «хамова греха».

Что же касается вопроса о допустимости контрацепции, то ответ на него, как и на все прочие вопросы, связанные с сексом, супружеской или вообще семейной жизнью, прост: никогда, ни при каких обстоятельствах не пускайте в свою постель и в семью попа. С этого начинается первый и очень важный шаг к оздоровлению семейной жизни. Пусть попы и дальше перетирают между собой на сайтах, подобных сайту «Пастырь», свои злободневные вопросы «пастырской практики». Ведь без желания и согласия овец на «упасение» вся практика духовных пастырей развеется, как дым и морок.

Рисунок Вячеслава Полухина

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

Иерей Павел — потомственный священник

Его отец, протоиерей Константин Юрьевич Островский родился в 1951 году в Москве. Благочинный церквей Красногорского округа. Однако до этого, закончив Московский институт электронного машиностроения, работал программистом. Крещение принял в 1978 году и начал служение алтарником.

Смотрите также статью Алтарник

В 1987 году принял священный сан. И в 1992 году окончил Московскую духовную семинарию. Настоятель Успенского храма в том же городе. Трое его сыновей из четверых пошли по стопам отца и приняли священнический сан.

Своего брата Константина, который встал на монашеский путь и стал епископом, называет своим наставником и учителем.

бы хорошего не получилось из меня».

Протоиерей Константин Островский: Думаю, что мы воспитали сыновей неплохо

У протоиерея Константина Островского, настоятеля Успенского храма в Красногорске, благочинного церквей Красногорского округа, 4 сына и 6 внуков. Трое сыновей пошли по его стопам, причем один выбрал монашеский путь и сегодня уже епископ, ректор Коломенской семинарии. Отец Константин рассказал «Бате» о том, что считает самым важным в воспитании детей, как семье справляться с жизненными трудностями, о своей семье и о разделении ролей мужа и жены.

Протоиерей Константин Островский. Фото: bg.ru

Роли – мужские и женские

– Отец Константин, вы с десяти лет росли без отца. Чувствовали, что не хватает мужского воспитания?

– Я это понял уже задним числом. Мама и бабушка воспитывали меня с любовью, но, конечно, то, что в доме не было мужчины, кроме меня, мальчика, не очень хорошо. Важно, чтобы ребенок видел добрые упорядоченные взаимоотношения родителей, мальчик — пример отцовского поведения, девочка – материнского, а когда семья неполная (неважно, по каким причинам), такого примера нет. Потом это можно компенсировать – Богу всё возможно.

Думаю, в моей жизни это было компенсировано Самим Богом в момент воцерковления. У меня резко изменились представления о том, как должна строиться семья. Ее нерушимость, послушание детей родителям, разделение ролей так глубоко вошли мне в душу, как будто я вырос в такой семье, хотя я никогда ничего похожего не видел, да и не читал нигде об этом. Но мне стало ясно, что муж – глава семьи, все его должны слушаться, он должен обеспечивать семью, а жена должна заниматься домашним хозяйством. Правда, четвертая беременность у нее протекала тяжело, и мне тогда приходилось много делать по хозяйству, но я ей объяснял: я помогаю тебе не как муж, а как брат.

– А бывает, что обычно готовит жена, но у мужа есть свои фирменные блюда, которые он ей не доверяет.

– Частности не имеют значения. Если отец готовит плов или пельмени, это семейный ритуал.

Хочу уточнить, что я никому ничего не навязываю. Тем более не хочу, чтобы кто-то из моих слов сделал вывод, что его жена должна уйти с работы. Моя жена не любительница общественной деятельности, для нее было органично не работать, а заниматься детьми, и мы оба сходились во мнении, что для детей главное – домашнее воспитание. Я считаю, что так естественнее: муж – лидер, на нем лежит ответственность за семью (во всех смыслах: материальном, душевном, духовном), а жена – надежный тыл, мужа поддерживает и детьми занимается. Но если муж насильно посадит жену дома, ничего хорошего это не даст.

А когда оба супруга работают, вечером приходят домой, жена готовит ужин, а муж смотрит телевизор или сидит за компьютером, это нелепо. Еще большая нелепость, а такое тоже бывает, когда муж безработный, пальцем о палец не ударяет, чтобы найти хоть какую-то работу, и по хозяйству ничего не делает, а жена и деньги зарабатывает, и его «обязана» обслуживать. Такого быть не должно.

Я просто говорю, как, на мой взгляд, должно быть в идеале. Как я это осуществлял, другой вопрос – не хочу и не могу хвалиться. Просто очень важно понимать, что мы разные, а я об этом стал догадываться только в институте. Нас учили, что все люди одинаковы, у мужчин и женщин есть только анатомические различия. В этом смысле советское воспитание было либеральным – идеи, что нет никаких других различий, популярны и на Западе, и в США. Неправда, есть и другие, не менее важные различия. Мы равны перед Богом, потому что созданы все по Его образу и подобию, но не только у взрослых мужчин и женщин разная психология, но и у мальчиков и девочек. Поэтому и в жизни у нас разные роли, и в семье.

– В воспитании детей у вас, наверное, тоже было разделение обязанностей?

– Я был на службе – сначала алтарником, потом священником, а супруга проводила с детьми всё время, и ей никогда не было с ними скучно. Сейчас модно говорить о самореализации, так вот она свою самореализацию видела в воспитании детей, и я счастлив, что у нас с ней совпали представления о женской самореализации.

Все годы моего алтарничества наш общий духовный отец протоиерей Георгий Бреев летом оплачивал нам дачу на 43-м километре, я оттуда ездил на службу, там же проводил отпуск, вот тогда мог уделить им больше времени. А когда мы жили дома в Москве, я 2-3 раза в неделю возил детей в церковь на литургию.

– На даче играли вы с ними в футбол, в бадминтон, ходили на рыбалку, за грибами?

– Почти нет. Поскольку сам я не спортсмен (разве что в юности занимался классической борьбой), не рыбак и не грибник, не мог ни к рыбалке сыновей приобщить, ни составить им компанию в играх. Но случалось, конечно, с ними побегать, повозиться.

Протоиерей Константин Островский с внуком

– А были у вас представления, чему обязательно надо их научить как будущих мужчин? Многие считают, что кем бы ни стал потом мальчик, какие бы у него не были блестящие способности к математике, языкам или музыке, он как мужчина обязательно должен уметь что-то делать руками, а также постоять за себя, чтобы в случае необходимости защитить слабого.

– Всё это, конечно, хорошо, но никакому ремеслу я их научить не мог, потому что сам не рукастый. Кран мог поменять, но не более того. А умение за себя постоять, если есть характер, само придет.

Как все родители, мы наверняка совершали какие-то ошибки, но думаю, что в целом воспитывали своих сыновей неплохо, раз они выросли настоящими мужчинами: и за себя постоять могут, и за семьи свои чувствуют ответственность. Старший выбрал монашество, он уже епископ, ректор Коломенской семинарии, это тоже огромная ответственность.

Епископ Зарайский, викарий Московской епархии Константин (Островский), протоиерей Георгий Бреев, протоиерей Константин Островский

Удержать в Церкви: воспитание, воля, Промысл

– Вы уже не раз говорили, что по натуре вы давитель и особенно в неофитский период порой перегибали палку, даже решили, что детям не нужны сказки.

– Неофитские перегибы были. Действительно, я решил, что ничего душевного ни детям, ни взрослым не нужно, нужно только духовное. Отец Георгий, когда узнал об этом, объяснил мне, что если ребенок не Сергий Радонежский или Серафим Саровский, ему для подготовки к жизни нужна и здоровая душевная пища, в том числе сказки.

Что касается вообще давления на детей, то сейчас об этом говорить труднее, чем 10-15 лет назад. Атмосфера в обществе изменилась, и эти изменения затрагивают и церковную среду. Раньше люди легче воспринимали мысли о послушании, об отцовской власти, о допустимости строгих наказаний. Многие не понимают разницу между «чтобы ребенку было хорошо» и «чтобы ребенок был хорошим». А это разные цели и они предполагают разные средства.

Чтобы ребенку было комфортно, нужно обходиться без требований, послушаний, наказаний — только договариваться. И на работе начальник, если хочет, чтобы подчиненные чувствовали себя комфортно, должен с ними договариваться. И такой подход может дать видимый успех… Но внешний. А философ Константин Леонтьев писал, что для духовной жизни народа полезно внешнее давление. Кому ж оно, внешнее давление, приятно? Никому, но оно полезно для воспитания воли, терпения, смирения. И ребенку тем более полезно, когда от него что-то требуют.

Бывают, хотя и не так часто, дети мягкие, уступчивые — от них, казалось бы, уж точно можно ничего не требовать, не нужно ни к чему их понуждать. Но как тогда будет формироваться воля ребенка, умение смиряться, прощать? Всегда есть опасность перегнуть палку. Это как в тяжелой атлетике – если человека перегрузить, он получит травму, даже может стать инвалидом, но если его недогружать, он останется слабым. Воспитание воли, мужества без требовательности, без какого-то давления невозможно.

А вот в духовной жизни давление малополезно. Можно и нужно бывает потребовать от ребёнка выполнения каких-то духовных порядков, но невозможно требовать молитвы и любви. Разумеется, если семья церковная, ребенок до поры до времени включен в православную традицию: соблюдает посты, ходит с родителями в храм, исповедуется, причащается, читает с ними утреннее и вечернее правила. Пока наши дети были маленькие, читали с удовольствием, а чем старше становились, тем меньше им это нравилось. (И нам с вами бывает тяжело стоять на службе, рассеивается внимание). Но пока жили вместе, правило продолжалось.

Читать еще:  Симонов монастырь. Московский симонов монастырь

Как-то мы с супругой поспорили. Она говорит: мы научили их правилу, а молиться не научили. А я говорю, что всё с точностью до наоборот: правилу не научили, а молиться научили. Все они остались верующими людьми. И она со мной согласилась. Тут проявился очень глубокий и важный парадокс, относящийся отнюдь не только к нашему воспитательскому опыту: внешнее давление всегда вызывает протест, но при этом может оказывать живительное влияние на душу.

Протоиерей Константин Островский. Фото: georg-hram.ru

– И трое ваших сыновей стали священниками. Одна из самых больших сегодня проблем в верующих семьях – дети вырастают и уходят из Церкви. Как их удержать?

– Да никак. Мне нравится строчка Пастернака: «Но быть живым, живым и только, живым и только до конца». Родители могут быть виноваты, когда не занимаются детьми – бросают их на бабушек, на кружки и секции или, как часто происходит в наше время, просто дают им в руки айпад, чтобы, с одной стороны, не надо было беспокоиться, где ребенок, с другой, он не мешал им заниматься своими делами. Отец бросает семью – тоже есть его вина. А если отец и мать стараются воспитывать детей, в этом их заслуга. И когда родители верующие, дома есть какой-то церковный уклад, дети к нему приобщаются, но это тоже ничего не гарантирует.

Детская религиозность проходит, и человек должен сам сделать выбор, а сделать его бывает непросто. Насколько я понимаю, помочь этому невозможно, можно только не мешать своим давлением, не травмировать человека. Но и при самом разумном поведении родителей нет никаких гарантий. Когда коснется человеческого сердца призывающая благодать, знает только Господь. Огромное значение имеют произволение человека и Промысл Божий.

То, как я воспитываю своих детей, тоже имеет значение, но больше для спасения моей души. Родительское воспитание – почва, семя – воля самого человека, а солнышко и дождик от Бога. Все должны стараться, но всё в руках Божьих.

– И в том, что трое сыновей пошли по вашим стопам, вы тоже не видите своей заслуги?

– Я очень рад, как, я думаю, радуется любой отец, если он занимается любимым делом, а потом его сыновья тоже это дело избирают. Как только я начал воцерковляться, сразу полюбил священство, захотелось самому служить, причем было неважно, в кафедральном соборе или в сельском храме. Моя мечта сбылась не сразу, но когда дети еще росли, неудивительно, что им понравилось отцовское служение. Но установки вырастить их священниками у нас с матушкой не было. Всё-таки священство личное призвание, вот троих Господь призвал; если призовет четвертого, и он будет служить.

Двое до недавнего времени служили со мной, да и сейчас – настоятели в нашем благочинии. Ну а старший после долгих размышлений – он советовался и со мной, и с отцом Георгием Бреевым, ездил в Лавру к отцу Кириллу (Павлову), с ним беседовал, — выбрал монашество. Мне приятно, что трое моих сыновей служат, но я понимаю, что это Господь их призвал.

Крещение. Протоиерей Константин Островский, епископ Константин (Островсий), Никита Островский

Жить общей жизнью

– Можно догадаться, что жили вы очень скромно, а в девяностые годы, когда все они были еще детьми и подростками, в стране началось сильное расслоение, появились богатые. Никогда не роптали они, что у кого-то из ровесников есть то, чего у них нет?

– Не припомню, чтобы они когда-то огорчались именно по этому поводу. Мне кажется, здесь очень многое зависит от отношения самих родителей к своему материальному положению. Мы действительно жили скромно (а когда я был аларником, просто на подаяние – и батюшки помогали, и прихожане), но никогда не считали себя обделенными.

В своей самооценке мальчики ориентируются на мать, девочки – на отца (я об этом читал у Фрейда, но, по-моему, это общее мнение в психологии). Если мама огорчена тем, как выглядит ее сын, он начинает комплексовать, а если мальчик маме нравится, он чувствует себя уверенно. Нам обоим было важно, чтобы дети были одеты по сезону, а модно или немодно, лучше или хуже соседских детей, одноклассников, мы никогда даже не задумывались. Соответственно и их это не волновало.

Священник Константин Островский, фото из семейного архива.

– Вас рукоположили в Хабаровске, вы с семьей переехали туда, но потом у сыновей из-за климата начались проблемы со здоровьем, и жена с ними вернулась в Москву, а вы еще год оставались в Хабаровске. Такая долгая разлука – всегда испытание для семьи.

– У меня выбора не было. Вернулся бы я тогда в Москву — попал бы под запрет. Возможно, навсегда. Я не знаю, как поступить человеку, у которого жена в такой ситуации скандалит, требует, чтобы он немедленно вернулся домой, иначе она разведется. Меня Бог миловал – жена меня поддержала, понимала, что не могу бросить службу. Деньги я им посылал, мама моя помогала, чем могла.

И еще очень важно – мы каждый день писали друг другу письма. Скайпа тогда не было, звонить по межгороду дорого, поэтому созванивались редко, а письма писали и, соответственно, получали каждый день. И это помогло нам поддерживать постоянное душевное общение.

– Вам как священнику, наверное, часто рассказывают о семейных трудностях, неурядицах? В чем вы видите основную проблему современной семьи, отцовства?

– Не скажу, чтобы высвечивались какие-то специфические проблемы отцовства. Что касается общих проблем, то я почти у всех вижу стремление к комфорту, а чувства семьи как единого целого нет даже у многих церковных людей. Не то что они не любят друг друга – большинство христианских семей, слава Богу, не распадается, но чувство семьи как малой церкви, которая, как и сама Церковь, как приход, устраивается по образу Царства Небесного, сегодня большая редкость. Христианскую семью не просто так называют малой церковью – там тоже свой уклад, своя иерархия, послушание, общая молитва, общая трапеза. Сейчас живут под одной крышей, но каждый своей жизнью, даже молятся многие по отдельности. А общая жизнь очень важна.

Венчание. Священник Павел Островский

Священнослужитель Павел Островский известен как преподаватель, благотворитель и писатель-публицист. Его путь к служению Всевышнему начался 11 лет назад, после окончания в 2008 семинарии. В том же году он был посвящен в степень священнослужителя митрополитом Крутицким и Коломенским, Ювеналием, в Преображенском Люберецком Храме. Затем батюшка Павел был назначен настоятелем Георгиевской церкви в поселке Нахабино.

Из биографии священнослужителя известно, что длительное время он трудился настоятелем Никольского храма в городке Красногорске. Эта церковь находится недалеко от Москвы и принадлежит Московской епархии. Сейчас Павел служит в Успенском храме того же Красногорска. Батюшка руководит Красногорским отделением библейско-богословских курсов. К числу его заслуг принадлежит основание занимающейся благотворительностью организации «Добрые дела».

Священник Павел Островский: «Сегодня для миссионерства самое благоприятное время»

Настоятель Георгиевского храма в поселке Нахабино Красногорского района Московской области иерей Павел Островский одним из первых среди священников вышел с миссией в интернет. Сегодня он в числе лидеров среди православных блогеров в российском интернете по количеству подписчиков на его страницы. В интервью корреспонденту «Журнала Московской Патриархии» отец Павел рассказал, как начиналась христианская миссия в интернете, какие существуют правила проповеди онлайн и кто ею может заниматься. Интервью опубликовано в «Журнале Московской Патриархии» (№ 1, 2020, PDF-версия).

— Отец Павел, Вы проповедуете на таких онлайн-площадках, как Instagram, Facebook, Telegram, YouTube, выступаете на телеканале «Спас». Отличается ли принципиально аудитория этих ресурсов?

— Да, безусловно. Зрители телеканала «Спас» — это в основном люди среднего и пожилого возраста, которые смотрят телевизор. Среди них не так много людей, пользующихся интернетом. А те из них, кто все-таки заходит в интернет, чаще всего через интернет тоже смотрят «Спас».

Если говорить о пользователях социальных сетей, то Instagram — это больше женская социальная сеть. Из моих 140 тыс. подписчиков на Instagram 84 % — это женщины. Мужчины больше «сидят» на YouTube, во «ВКонтакте». Мужчины менее эмоциональны, не так активны в комментариях, поэтому с ними наладить контакт через социальные сети сложнее.

— Они больше слушают и читают, не вступая в диалог?

— Чтобы что-то донести до мужчины, с ним лучше лично разговаривать, когда у тебя есть возможность буквально по полочкам разложить, в чем смысл нашего вероучения, почему мы верующие, почему для нас атеизм неприемлем. На прямых эфирах в интернете мужчины не высиживают долго. И те мужчины, которые меня все-таки смотрят, это, как правило, уже женатые люди, их жены — постоянные зрители моих эфиров, мужья же сначала издалека прислушива­ются и постепенно тоже вовлекаются.

Если говорить о других интернет-ресурсах, то в Facebook редко разворачиваются какие-то дискуссии и баталии. Я тоже здесь особо никогда не занимался миссионерством. Для этого удобнее Instagram, YouTube. Там можно проводить прямые эфиры, выходить на аудиторию, далекую от Церкви, люди могут задавать вопросы, которые их интересуют. Таким образом, у человека снимается внутренняя преграда, барьер. И в будущем он может пойти в церковь. Плоды миссионерства для меня здесь очевидны.

— Как повлияло на стиль и содержание вашей проповеди общение со столь широкой и разноплановой аудиторией?

— Я уже много лет этим занимаюсь и с годами стал более сдержанным, менее эмоциональным. Когда ты написал какой-нибудь пост в Instagram, его увидят от 100 до 200 тыс. человек, а если удачный пост, который называется «вирусным», когда у него большой перепост, то его могут посмотреть до полумиллиона. И если, к примеру, меня посмотрели 100 тысяч человек, и я не понравился одному проценту, то это одна тысяча людей. Поэтому нужно быть выдержанным. Пусть, может быть, твой пост будет сдержанным и не всех «зацепит», но, по крайней мере, от Церкви не отведет.

Кроме того, я пришел к выводу, что надо стараться какие-то особо спорные темы не поднимать. К ним относится тема прививок — надо их делать или не надо, школьного или домашнего обучения, грудного или искусственного вскармливания, присутствия или отсутствия мужа при родах жены. Хотя темы «холиварные» (от англ. holy war — священная война), как говорят в интернете, когда начинают все спорить, ломать копья, но в миссионерском плане они ничего не дают. Только все раздражаются. Можно поднимать глубокие темы, касающиеся духовной жизни, — молитва, пост. Они тоже бывают жаркие, но они приносят пользу.

— Вы начали выходить в интернет с вопросами веры в начале 2000-х годов, еще не будучи священником. Что Вас побудило к этому?

— Я этим стал заниматься из любопытства и кипучей энергии, которую некуда было девать. Не могу сказать, что, устраивая дебаты на религиозные темы в интернете, я кого-то тогда привел к Богу или что-то полезное сделал. Первые годы моих выступлений в интернете не назовешь особо удачными. И опыта не было, и излишне эмоционален был, пытался скорее не выслушать человека, а что-то ему доказать. Все эти ошибки совершает любой начинающий миссионер. ­Помню, что вначале все только переписывались, не было возможности провести прямой эфир. Формат текстового обмена сообщениями для миссии не очень подходит, потому что твои слова всегда могут быть неправильно поняты, переиначены, ты сам можешь неправильно понять человека. И пока вы друг до друга донесете то, что хотели донести, устанете и просто не сможете воспринимать другого человека.

Впервые возможность проводить прямые эфиры появилась в социальной сети «Перископ». Это было четыре года назад. Mиссионерские плоды были очевидны! Помню, первый год ведения прямых эфиров в «Перископе» — а вел я их каждый день — проходил в очень простом формате: я включал камеру, и любой человек мог задать мне вопрос в чате. Люди видели меня. Сначала я допустил ошибку: тогда я уже был священником, но проводил эфир не в подряснике с крестом, а в светской одежде. Когда же я стал выступать в облачении, то уже один мой внешний вид стал «цеплять» людей, поскольку я был тогда первым и единственным священником в этой социальной сети.

— И каковы были миссионерские плоды?

— За первый год моего общения в прямом эфире через «Перископ» более трех с половиной тысяч человек решились на первую в своей жизни исповедь. И это, безусловно, был успех!

Тогда мне уже стало совсем очевидно, что от текстового формата надо постепенно отказываться и переходить на видео.

В какой-то момент у социальной сети «Перископ» возникли технические проблемы, другие социальные сети перехватили инициативу, добавив у себя возможность вести прямые эфиры. Я тогда перешел в Instagram, где у меня было уже гораздо больше подписчиков. Там получился хороший симбиоз: ты можешь и выходить в прямые эфиры, и писать тексты, которые могут тоже побудить людей посмотреть твои эфиры.

— Вы рассказывали, что в начале вашей миссии в интернете вас не особенно поддерживали священники, особенно старшего поколения. Что их настораживало?

— Настораживает неизвестность. В те годы духовенство в интернете особо не присутствовало. К сети было очень осторожное отношение со стороны Церкви. Я на себе ощущал очень серьез­ное противостояние. Были и саркастичные шутки от собратьев священников, мол, вот у нас батюшка онлайн, батюшка из интернета.

Очень многие священники, в том числе пожилые, не понимали, что наша страна очень нуждается в миссионерстве. Большая часть людей не то что отрицает авторитет Библии и Церкви, но они просто не знают ничего ни про Библию, ни про Церковь. Они не пойдут на проповедь в храмы, в лучшем случае сходят освятить кулич, набрать святой воды, может быть, раз в год исповедуются и причастятся. И все. Они сидят кто в телевизоре, кто в интернете. Если мы к ним не придем, то к ним придут и уже приходят сектанты и представители других религий. Причем активно это делают.

Священники мне говорили, что надо молиться, что на самом деле все всё знают, что это духовные проблемы, а не миссионерские. Мне приходилось даже довольно опытным, глубоко мною уважаемым священникам объяснять, что люди ничего не читают, ничего не знают. И это касается не только тех, которые не ходят в храмы, но и многих воцерковленных людей. Когда на проповеди они слышат слова «благодать», «милость Божия», «грех», «страсть», большинство не понимает, что они по-настоящему значат. Ну, в общем, грех, страсть — это плохо, а милость Божия и благодать — это хорошо. То есть мы за все хорошее, против всего плохого. А так вот спросите воцерковленных христиан, кто был первым — Авраам или Моисей, они вряд ли ответят, потому что особо никто Библию не читал.

Читать еще:  Бог планеты уран. Уран, небо и бог неба, верховный бог после хаоса

Но когда люди стали приходить в храм, призванные через интернет, то есть когда стали появляться плоды, то и отношение к миссии в интернете стало меняться.

— Чем принципиально отличается проповедь в храме от проповеди онлайн?

— В храме тебя слушают примерно одни и те же люди, многие из которых — твои постоянные прихожане. Онлайн тебе внимают все подряд, ты находишься на всеобщем обозрении, любая твоя ошибка может быть использована против тебя. Поэтому, мне кажется, выходить онлайн на всеобщее обозрение может только тот человек, который на это место поставлен свыше, то есть Священноначалием, который знает, что за свою деятельность, если понадобится, он будет отвечать, и который к этому призван Богом.

Я смотрю со стороны, как многие миряне и священники занимаются, как им кажется, миссионерством, и понимаю, что если ты скучно рассказываешь о Боге, то ты плохо рассказываешь о Боге. Если после общения с тобой у человека появляются тоска и скука, то какой-нибудь протестантский проповедник, который может нести откровенный бред, но делает это живо и весело, будет лучше восприниматься человеком, не очень сведущим в вопросах веры.

— А как священнику понять, есть ли у него призвание к миссионерству?

— Если это дарование есть, его все равно скрыть невозможно. У нас главным миссионером был апостол Павел, который говорил, что «для иудеев я был как иудей, для эллинов как эллин, я стал всем для всех, чтобы привести к Господу хотя бы некоторых». Если ты можешь неверующим людям на их языке рассказывать о Боге и они в итоге начинают интересоваться Православием, значит, у тебя это дарование есть. Но если ты не вызываешь интереса у неверующей или нехристианской аудитории, у тебя не получается на их языке доносить Слово Божие, то, значит, у тебя просто нет миссионерского дара. Раз нет — значит, нет. Как говорил апостол Петр, каждый должен служить тем даром, который дал Господь. Я вот, например, точно знаю, что у меня нет богословского дара, поэтому я никогда не затрагиваю богословские темы.

— Могли бы Вы сформулировать основные правила миссии в интернете?

— Прежде всего, все должно подкрепляться духовной жизнью. Нельзя говорить о вещах, ­которые ты сам не переживаешь и не понимаешь. Нужно учиться слушать людей, потому что даже если человек не христианин и в Бога не верит, то это совершенно не означает, что он плохой человек. Необходимо уметь выслушивать, находить что-то хорошее в человеке и пытаться это развивать. Миссионер — это не тот, кто постоянно говорит, а тот, кто внимательно слушает человека и старается его понять. Для меня это стало очевидным, когда я прочитал про миссию святителя Николая Японского, который говорил: сначала полюби человека, потом дождись, когда он тебя полюбит в ответ, а потом расскажи ему о Христе. Понятно, что полюбить человека — это в первую очередь его понять. Потом дождаться, когда он начнет тебе доверять, только уже потом ему говорить о Христе.

— Сегодня уже намного сложнее удерживать аудиторию, чем когда Вы начинали в 2000-х годах, поскольку, как Вы сказали, появилось слишком много проповедников, и не только христианских. Как быть в этой ситуации миссионеру?

— «Много у вас пестунов, но мало отцов», — писал апостол Павел. То есть много учителей, а отцов мало. И эти его слова сегодня особенно актуальны. У нас действительно на каждом шагу коучи (от англ. coach — инструктор), тренеры и т. д. Кругом одни пестуны.

Но от этого в человеческой жизни не становится больше тепла и смысла. А людям, бывает, просто не хватает банального дружелюбия, в том числе и на приходах. Иногда не нужно долго что-то рассказывать, надо быть просто отцом, то есть проявить к человеку теплое отеческое отношение. И оно станет лучиком света в этом потоке суеты, люди на это сразу откликаются.

Сегодня для миссионерства самое благодатное время. Поскольку жаждущих тепла, полноты жизни в Боге очень много, и они ищут правды. Как говорил Христос про ловцов человеков, надо найти крючок, как человека зацепить, чтобы он понял, что ты ему зла не желаешь, относишься к нему по-доброму.

— На телеканале «Спас» запускается новая программа с Вашим участием. Что это будет за передача?

— Если все получится, то с нового года появится ежедневная утренняя программа с ведущими, которые будут будить людей на работу. Я стану одним из ведущих. Это тоже ответственное служение, частично миссионерское.

Иерей Павел Островский родился в 1982 г. в Москве в семье священника Константина Островского. Двое его старших братьев также выбрали путь священнослужителя. В 2008 г. закончил Коломенскую духовную семинарию. В этом же году хиротонисан митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием в Преображенском храме города Люберцы. Сегодня — насто­ятель Георгиевского храма в поселке Нахабино.

Постоянный участник программ «Ответ священника. Прямая линия», «Не верю! Разговор с атеистом» и других на телеканале «Спас». Активно ведет миссионерскую деятельность в социальных сетях. На его аккаунт в Instagram подписано 140 тысяч человек. У его видеоблога на YouTube 16 тысяч подписчиков.

а глупые – на своих» (народная мудрость)

Красногорск, 2012 г.

Цель настоящего пособия, как и вообще курса «Правовые основы деятельности прихода» состоит в том, чтобы помочь собратьям священнослужителям, учащимся в семинарии заочно, и остальным семинаристам, будущим священнослужителям, в решении правовых, административных, хозяйственных и других организационных вопросов, которые во множестве возникают в приходской жизни.

Пособие написано клириком Московской епархии и адресовано студентам Коломенской Православной Духовной семинарии, то есть тоже клирикам и будущим клирикам Московской епархии. Поэтому некоторые изложенные здесь правила и подходы могут не совпадать с теми, которые существуют в других епархиях Русской Православной Церкви, тем более, в других поместных Церквях. Это предполагается очевидным и нигде больше в тексте не оговаривается.

Кроме того, и в пределах самой Московской епархии, как и всякой другой, правила и подходы могут меняться со временем. Постоянно происходят какие-то перемены и в обществе: издаются новые Законы и иные нормативные акты, происходят структурные изменения в системе государственного и муниципального управления, меняются обычаи и тому подобное.

Поэтому следует учитывать, что настоящее пособие в общих чертах отражает конкретную ситуацию в Московской епархии на 31 августа 2012 года.

Автор пособия по светской специальности не экономист и не юрист, а инженер-математик, но имеет большой опыт церковного служения в самых разных должностях: почти 9 лет – алтарник в московском храме; с 1987 года – приходский священник; с 1990 г. – в Московской епархии; с 1993 г. – благочинный церковного округа; с 2005 г. – председатель Епархиального отдела по реставрации и строительству.

Этот опыт, естественно, ограничен, как и всякий другой. Некоторые важные вопросы мне совсем незнакомы, и я их, поэтому, не касаюсь. Какие-то знакомы мало, я и говорю о них мало, хотя сам понимаю, что хорошо было бы осветить эти вопросы подробнее и полнее. Это касается, в первую очередь, организации церковных предприятий (мастерских, магазинов, издательств и пр.), а также технических архитектурно-строительных вопросов.

Но в утешение можно заметить, что, поскольку я обычно бывал в типичных ситуациях (рядовой иерей на многоштатном приходе, настоятель маленького прихода, настоятель большого городского прихода, благочинный обычного церковного округа), то и опыт мой типичный. Так что и перекосы в опыте, можно надеяться, неслучайны, а соответствуют каким-то особенностям (не обязательно перекосам!) нашей приходской жизни.

Биография

Родился 3 августа 1977 года в Москве в семье священника.

В 1994 году окончил среднюю школу и детскую церковную музыкальную школу при Успенском храме города Красногорска.

В 1990—1995 годы исполнял различные послушания в Успенском храме города Красногорска.

В 1999 году поступил в Московскую духовную академию, которую окончил в 2003 году.

В 1997—2002 годы исполнял иподиаконское послушание у митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова).

9 октября 1998 года поставлен во чтеца ректором МДА архиепископом Верейским Евгением (Решетниковым).

6 января 2001 года пострижен в монашество митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием с именем Константин, в честь священномученика Константина Богородского.

15 февраля 2001 года рукоположен митрополитом Ювеналием во диакона, а 2 декабря 2002 года — во пресвитера, с возложением набедренника.

В 2002 году назначен проректором Коломенской духовной семинарии по воспитательной работе.

С 2003 года руководил хором Коломенской духовной семинарии.

С 2003 года преподавал в Коломенской духовной семинарии сравнительное богословие, с 2007 года — церковное пение.

В 2003—2006 годах исполнял послушание члена Епархиального совета Московской епархии.

12 января 2004 года включён в состав Епархиальной Богослужебной комиссии и назначен её секретарем [1] . В том же году назначен клириком Введенского храма Коломенской духовной семинарии

В 2005 году назначен председателем Отдела религиозного образования и катехизации Московской епархии и членом Координационного совета по взаимодействию между Министерством образования Московской области и Московской епархией.

В 2006 году награждён наперсным крестом.

11 декабря 2009 года назначен регентом созданного тогда же хора духовенства Московской епархии, в состав которого вошли священнослужители епархии, студенты Коломенской духовной семинарии и миряне [2] . Хор принимал активное участие в основных событиях церковной жизни Московской епархии: ежегодно пел на рождественских и пасхальных богослужениях в Успенском храме Новодевичьего монастыря города Москвы, участвовал в архиерейских богослужениях в городах Московской области, неоднократно сопровождал патриаршие богослужения в Успенском соборе Московского Кремля и в храмах Московской епархии. Управлял хором до лета 2012 года [3] .

14 июня 2011 года назначен заведующим созданными тогда же Миссионерско-катехизаторскими курсами Московской епархии. Целями курсов были подготовка, переподготовка и повышение квалификации миссионеров-катехизаторов, преподавателей церковно-приходских школ, социальных и молодежных работников для приходов и монастырей Московской епархии [4] .

Архиерейство

26 июля 2012 года решением Священного Синода избран епископом Зарайским, викарием Московской областной епархии и назначен на должность ректора Коломенской Духовной Семинарии [5] .

29 июля 2012 года в Смоленском соборе Новодевичьего женского монастыря митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием возведён в сан архимандрита [6] .

31 июля 2012 года в крестовом храме в честь Владимирской иконы Божией Матери рабочей Патриаршей резиденции в Чистом переулке наречён во епископа Зарайского, викария Московской областной епархии. Чин наречения возглавил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл [7] .

12 августа 2012 года в новоосвящённом храме Трёх святителей Коломенской православной духовной семинарии был хиротонисан во епископа Зарайского, викария Московской областной епархии. Епископскую хиротонию совершили: Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков), митрополит Саранский и Мордовский Варсонофий (Судаков), архиепископ Можайский Григорий (Чирков), архиепископ Верейский Евгений (Решетников), епископ Солнечногорский Сергий (Чашин) [8] .

В декабре 2012 года назначен членом Епархиального совета Московской епархии.

В 2013 году назначен председателем Аттестационной комиссии Московской епархии.

В 2013 году назначен заведующим Библейско-богословскими курсами имени преподобного Сергия Радонежского Московской епархии.

2 июня 2014 году в Московской духовной академии защитил кандидатскую диссертацию на тему «История и учение „Церкви последнего завета“ (секта Виссариона)». По результатам защиты присуждена степень кандидата богословия [9] .

23 октября 2014 года введён в состав Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви [10] .

В 2014 году назначен сопредседателем Координационного совета по взаимодействию между Министерством образования Московской области и Московской епархией.

В 2015 году избран Вице-президентом Ассоциации педагогов духовно-нравственной (православной) культуры Московской области.

В 2019 году назначен заведующим Курсов базовой подготовки в области богословия для монашествующих Московской епархии

В 2020 году назначен председателем комиссии Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви по богослужению и церковному искусству.

  • 1 Биография
    • 1.1 Архиерейство
  • 2 Награды
  • 3 Примечания
  • 4 Ссылки

Родился 3 августа 1977 года в Москве в семье священника.

В 1994 году окончил среднюю школу и детскую церковную музыкальную школу при Успенском храме города Красногорска.

В 1990—1995 годы исполнял различные послушания в Успенском храме города Красногорска.

В 1999 году поступил в Московскую духовную академию, которую окончил в 2003 году.

В 1997—2002 годы исполнял иподиаконское послушание у митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова).

9 октября 1998 года поставлен во чтеца ректором МДА архиепископом Верейским Евгением (Решетниковым).

6 января 2001 года пострижен в монашество митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием с именем Константин, в честь священномученика Константина Богородского.

15 февраля 2001 года рукоположен митрополитом Ювеналием во диакона, а 2 декабря 2002 года — во пресвитера, с возложением набедренника.

В 2002 году назначен проректором Коломенской духовной семинарии по воспитательной работе.

С 2003 года руководил хором Коломенской духовной семинарии.

С 2003 года преподавал в Коломенской духовной семинарии сравнительное богословие, с 2007 года — церковное пение.

В 2003—2006 годах исполнял послушание члена Епархиального совета Московской епархии.

В 2004 году назначен клириком Введенского храма Коломенской духовной семинарии и секретарём Богослужебной комиссии Московской епархии.

В 2005 году назначен председателем Отдела религиозного образования и катехизации Московской епархии и членом Координационного совета по взаимодействию между Министерством образования Московской области и Московской епархией.

В 2006 году награждён наперсным крестом.

В 2009 году назначен регентом хора духовенства Московской епархии.

В 2011 году назначен заведующим Миссионерско-катехизаторскими курсами Московской епархии.

Архиерейство

26 июля 2012 года решением Священного Синода избран епископом Зарайским, викарием Московской областной епархии и назначен на должность ректора Коломенской Духовной Семинарии [1] .

29 июля 2012 года в Смоленском соборе Новодевичьего женского монастыря митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием возведён в сан архимандрита.

31 июля 2012 года в крестовом храме в честь Владимирской иконы Божией Матери рабочей Патриаршей резиденции в Чистом переулке наречён во епископа Зарайского, викария Московской областной епархии. Чин наречения возглавил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл [2] .

12 августа 2012 года в новоосвящённом храме Трёх святителей Коломенской православной духовной семинарии был хиротонисан во епископа Зарайского, викария Московской областной епархии. Епископскую хиротонию совершили: Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков), митрополит Саранский и Мордовский Варсонофий (Судаков), архиепископ Можайский Григорий (Чирков), архиепископ Верейский Евгений (Решетников), епископ Солнечногорский Сергий (Чашин) [3] .

В декабре 2012 года назначен членом Епархиального совета Московской епархии.

В 2013 году назначен председателем Аттестационной комиссии Московской епархии.

В 2013 году назначен заведующим Библейско-богословскими курсами имени преподобного Сергия Радонежского Московской епархии.

2 июня 2014 году в Московской духовной академии защитил кандидатскую диссертацию на тему «История и учение „Церкви последнего завета“ (секта Виссариона)». По результатам защиты присвоена степень кандидата богсловия.

23 октября 2014 года введён в состав Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви [4] .

В 2014 году назначен сопредседателем Координационного совета по взаимодействию между Министерством образования Московской области и Московской епархией.

В 2015 году избран Вице-президентом Ассоциации педагогов духовно-нравственной (православной) культуры Московской области.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector