3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что посмотреть с детьми

Что посмотреть с детьми. Любимые фильмы протоиерея Алексея Уминского

Протоиерей Алексей Уминский служит в храме Святой Троицы г. Москвы. Часто прихожане спрашивают, отец Алексей, посоветуйте посмотреть какое-нибудь умное кино вместе с детьми. Чтобы не глупые стрелялки, а со смыслом. Так священнику пришла в голову мысль открыть на территории храма кинотеатр.

В книге «Семейное кино» протоиерей Алексей рассказывает о своих любимых фильмах, которые интересно не только смотреть, но и обсуждать.

«Два капитана»

Замечательный фильм по замечательной книге Вениамина Каверина. Этот ответ пришел мне на ум сразу же, хотя выбрать что-то одно из множества качественных фильмов довольно сложно.
Помню то впечатление, которое картина «Два капитана» произвела на меня в детстве. После просмотра все ребята твердили девиз — «Бороться и искать, найти и не сдаваться». Хотели быть похожими на Саню, главного героя, которого замечательно сыграл артист МХАТа Александр Михайлов.


Ведь какие хорошие нравственные жизненные принципы у Сани, этим принципам хотелось следовать, идти за ними. И все как один — ненавидели отвратительные поступки Ромашки.
Фильм воспитывает мужество, внутреннюю силу, говорит о таких понятиях, как честь, дружба, любовь, показывает, насколько отвратительно предательство, говорит о том, что жить нужно не только для себя — все это в рамках относительно небольшой односерийной картины. В которой на самом деле нет никакой назидательности, поучений.
Зато в ней есть лирика, захватывающий сюжет, и потому она смотрится на одном дыхании.
Картина была снята в 1955 году режиссером В. Венгеровым по одноименному роману В. Каверина. Каверин, вместе с Е. Габ­ри­ловичем, выступил и автором сценария. В ролях: А. Михайлов, О. Заботкина, А. Адоскин, Е. Лебедев, Б. Беляев, Л. Шкелко.

Рекомендует Юлия Варенцова, режиссер и сценарист

Вопросы и ответы

Допустимо ли не причащаться, присутствуя на литургии?

— Сейчас допустимо, но в каждом конкретном случает это пастырский вопрос. Нужно понять, почему так происходит. В любом случае причастие должно быть, так или иначе, регулярным, .

Каков смысл тайных молитв, если прихожане их не слышат?

— Тайными молитвы, по всей видимости, стали в эпоху, когда люди стали причащаться очень редко. И поскольку люди полноценно не участвуют в Евхаристии, то духовенство посчитало .

Какой была подготовка к причастию у первых христиан?

— Трудно сказать. Конечно, эта подготовка не заключалась в вычитывании какого-то особого последования и, может быть, в трехдневном посте, как это принято сегодня. Вообще нужно сказать, .

Как полноценная трапеза переродилась в современный ритуал?

— Действительно, мы знаем, что Господь Сам преломлял хлеб и давал Своим ученикам. И первые христиане так же собирались вместе, делали приношения хлеба и вина, которые .

© 1999-2020 Екатеринбургский епархиальный Информационно-издательский центр

Все материалы интернет-портала Екатеринбургской епархии (тексты, фотографии, аудио, видео)
могут свободно распространяться любыми способами без каких-либо ограничений по объёму и срокам
при условии ссылки на источник («Православная газета», «Радио «Воскресение», «Телеканал «Союз»).
Никакого дополнительного согласования на перепечатку или иное воспроизведение не требуется.

Дорогие друзья

Мы не просим у вас милостыню. Мы ждём осознанной помощи от тех, для кого телеканал «Союз» — друг и наставник.

Цель телекомпании создавать и показывать духовные телепрограммы. Ведь сколько людей пока еще не просвещены Словом Божиим? А вместе мы можем сделать «Союз» жемчужиной среди всех других каналов. Чтобы даже просто переключая кнопки, даже не верующие люди, останавливались на нем и начинали смотреть и слушать: узнавать, что над нами всеми Бог!

Давайте вместе стремиться к этой — даже не мечте, а вполне достижимой цели. С Богом!

Отцы о детях: как священники воспитывают своих детей

Большинство православных священников — отцы не только в переносном, но и в прямом смысле: у них есть дети, зачастую много, и в семейной жизни их пастырский опыт сочетается с родительским. Как же воспитывают своих детей священники? Наш журналист побеседовал с несколькими священниками — и московскими, и провинциальными. У всех у них огромный опыт воспитания детей. Всем батюшкам задавались одни и те же вопросы, и в чем-то их мнения сходились, а в чем-то различались. Естественно, не стоит механически перенимать чужой опыт — его надо осмыслить и приложить к своей семейной ситуации.

Что безоговорочно запрещать?

Протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Святой Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва)

Не люблю слова «безоговорочно». Безоговорочно надо запрещать касаться оголенных проводов — но объяснить маленькому ребенку, что такое оголенные провода и чем они опасны, невозможно: для него это слишком отвлеченные понятия. Обобщая: безоговорочно надо запрещать лишь то, что реально опасно для жизни. Но от таких запретов толк будет лишь тогда, когда ребенок их поймет, а понятийная система рождается медленно, постепенно. Вообще же запреты — это самое последнее из тех средств, что может использовать воспитание. А первое и основное — любовь.

Протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского (Москва)

Надо запрещать хамство. Никогда нельзя хамить, никому, нигде. Не должно быть превозношения над другими людьми. Для меня хамство и ложь — два безусловных табу. Мои дети знают, что если хочешь увидеть папу в гневе — можешь кому-то нахамить или соврать.

Протоиерей Евгений Соколов, настоятель домового храма святого праведного Иоанна Кронштадского при Северном (Арктическом) Федеральном университете (Архангельск)

Прежде всего надо запрещать ложь. Как только ребенок соображает, как можно получить от взрослых какие-то блага, он тут же начинает ими манипулировать. Безусловно нужно запрещать любые непристойные фильмы. Область интимного вообще должна быть закрыта для ребенка очень долго. До 12-13 лет ребенок никак не должен с ней соприкасаться. Увы, сегодня слишком часто душу ребенка опаляют этими грязными знаниями. Он все равно это узнает, но чем позже — тем лучше.

Как наказывать?

Протоиерей Антоний Волков, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Казанская» в селе Богородское Воскресенского района Нижегородской области

Я, бывает, срываюсь на детей, могу наорать. Потом приходится извиняться. Но это же не наказание, а просто распущенность. А наказывать — кто я такой, чтобы наказывать? Я не судья, не прокурор. Всегда стараюсь объяснить, усовестить, если знаю, что кто-то что-то натворил. Могу пригрозить, что если не исправится, то это в перспективе может кончиться проблемами с законом, тюрьмой, если не чем похуже. Но наказывать…

Читать еще:  Заупокойный храм царицы хатшепсут. Храм царицы хатшепсут в дейр эль бахри

Я вообще не понимаю, как можно говорить о способах наказания своих собственных детей так, как будто речь идет о выборе продуктов питания. Правильнее говорить не о наказаниях, а о способах воздействия. У всех у нас имеются способы воздействия друг на друга. Но критерий тут один: если ты злишься, обижаешься на ребенка — значит, ты неправ, даже если формально произносишь правильные слова. Тут вообще очень тонкая грань: как научиться возмущаться, не обижаясь. А этому нужно учиться, потому что попросту невозможно всегда оставаться невозмутимым. Да и будь оно возможным, дети просто сядут на шею, видя, что их поведение никак не задевает отца. Однако, повышая голос, ты даешь своему собеседнику моральное право в каком-то случае повысить голос на себя.

Что же касается телесных наказаний, то я убежден, что рукоприкладство недопустимо в семье ни в каком случае. У меня пятеро детей, от девяти до двадцати трех лет, и как-то же обходился я без этого, и никакой катастрофы не случилось.

Протоиерей Максим Первозванский, клирик московского храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, главный редактор православного молодежного журнала «Наследник»

Решая, как наказать ребенка, нужно понимать очень важную вещь: степень вины ребенка это одно, а степень вашего гнева, раздражения, расстройства — это совсем другое, и эти вещи могут быть никак друг с другом не связаны. Например, ребенок разбил чашку. Если это обычная чашка, вы можете вообще этого не заметить, а если это чашка, которую государь Николай II подарил вашему прапрадедушке — вы расстроитесь страшным образом. Но при этом мера наказания в обоих случаях должна быть одинаковой, потому что для ребенка это всего лишь чашка. То есть наказание должно быть объективным. Необходимо разорвать эмоциональную связь между своим гневом, своим правом наказывать и собственно наказанием.

А уж какие могут быть наказания — тут все зависит от семьи, от особенностей ребенка, от его отношений с родителями. И, естественно, наказание должно быть соразмерным проступку.

Но тут вот еще что важно: родители порой потому так строго наказывают детей, что видят в их проступках свою вину, и гневаясь на ребенка, по сути дела гневаются на себя. При этом они исходят из ложного принципа, что абсолютно всё зависит от родителей, что любые детские косяки можно было бы предотвратить, будь они, родители, чуточку умнее, предусмотрительнее. Но это не так. Конечно, мы не должны пускать воспитание на самотек, но не должны и обольщаться, будто все можем. Напомню, что у Адама и Евы было два сына, и вполне возможно, что Каина они воспитывали лучше. По крайней мере, в Священном Писании нет ни малейшего намека на то, что Каина они воспитывали неправильно, а Авеля правильно. Поэтому что получится из наших детей, не на сто процентов зависит от того, как мы их воспитывали. Связь есть, но вовсе не линейная.

В чем давать свободу?

Протоиерей Константин Островский, благочинный церквей Красногорского округа Московской областной епархии, настоятель храма Успения Божией Матери (город Красногорск Московской области)

Свобода дана ребенку (как и любому человеку) Богом, но вот насколько можно доверять ребенку принятие решений — это уже вопрос. Вот когда мы учим малыша ходить — где-то поддержим, где-то отпустим, но будем готовы мгновенно перехватить, а где-то совсем отпустим. Так же и со свободой. Важно, чтобы ребенок, вырастая, научился принимать самостоятельные решения. Если маленького человека слишком опекать, это сделает его инфантильным во взрослые годы.

Интересный урок преподал мне один из сыновей, когда он лет в семнадцать собрался куда-то ехать один на поезде дальнего следования, а потом еще и на каком-то местном автобусе. Я не решался его отпустить, мотивируя тем, что он никогда раньше один в такие поездки не ездил. А сын и говорит мне: «А как же я научусь самостоятельно путешествовать, если никогда не попробую?»

Протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Святой Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва)

Свободу надо давать ребенку постепенно, но начинать с самого раннего возраста. Ведь свобода — это не то, что дает ребенку возможность поступать как ему хочется без контроля и внимания родителей. Учить свободе — означает учить ребенка самому искать выход из сложного положения, учить принимать самостоятельные решения. Это, на мой взгляд, одна из самых важных задач воспитания.

А когда ребенок становится свободным, то уже сам несет ответственность за принятие решений — будь ему при этом тринадцать лет, пятнадцать, семнадцать… И тогда уже он сам может прийти к родителю и спросить: а как правильно? Я не понимаю, помоги!

Что делать, чтобы дети сохранили веру?

Протоиерей Антоний Волков, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Казанская» в селе Богородское Воскресенского района Нижегородской области

У взрослых верующих, особенно у новоначальных, бывает очень много внешнего, почти театрального. А дети очень быстро усваивают театральность, начинают пользоваться ею, чтобы произвести на взрослых впечатление. Этой театральностью, к сожалению, нередко наполнены наши православные гимназии. Поэтому, думаю, детям из верующих семей лучше бы учиться в обычных, светских школах с высоким уровнем образования. Это, конечно, не гарантия сохранения веры, но по крайней мере меньше будет лицемерия, которое веру убивает напрочь.

Протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского (Москва)

Самое главное — надо не разочаровать детей своим поведением. Есть такая очень точная фраза: если отец не станет богом, то Бог не станет Отцом.

Протоиерей Константин Островский, благочинный церквей Красногорского округа Московской областной епархии, настоятель храма Успения Божией Матери (город Красногорск Московской области)

Чтобы дети сохранили веру — ничего не сделаешь. Вера — дар Божий, а принять этот дар — свободный выбор самого человека, это относится и к нашим детям. Дай Бог хотя бы нам не быть соблазнителями собственных детей.

Самый обычный соблазн — это лицемерие родителей. Обычно это даже не намеренный обман, когда люди не верят во Христа, а только делают елейный вид ради каких-то житейских выгод. Чаще бывает искреннее фарисейство, когда вера сводится к чему-то внешнему, к соблюдению каких-то внешних правил. И ту, и другую ложь дети, конечно, чувствуют.

Кроме того, на веру детей разрушительно действует и чрезмерное давление в духовной области. Одно дело, когда ребенку хочется, например, в кино, а его засадили делать уроки — это нормально. Но совсем другое дело, когда ребенку говорят: как это ты не пойдешь в церковь? Ты что, Бога не любишь? Да я тебе мороженого не куплю! Вот это прямо провоцирует бунт против веры.

Читать еще:  Легенда о вампире вики. Легенды о вампирах

Как сохранить доверие ребенка?

Протоиерей Антоний Волков, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Казанская» в селе Богородское Воскресенского района Нижегородской области

Надо научиться любить своих детей. И вообще научиться любить людей. Не пытаться выглядеть в глазах ребенка супер-героем, супер-родителем. Авторитет — штука нужная, но он должен быть естественным, настоящим, он должен вырастать из жизни, а не специально поддерживаться какими-то дисциплинарными мерами.

Важнее сохранить связь с ребенком, чем здесь и сейчас доказать собственную правоту.

Протоиерей Константин Островский, благочинный церквей Красногорского округа Московской областной епархии, настоятель храма Успения Божией Матери (город Красногорск Московской области)

Надо общаться с ребенком, и быть при этом искренними. Для родителей должно быть важнее внутреннее состояние сына или дочери, чем внешнее благообразие. Когда все общение сводится к ругани за плохие отметки, за непочищенные ботинки, а слушать ребенка не слушают, его внутренним миром не интересуются — тогда в подростковом возрасте ребенок, как правило, вообще теряет душевный контакт с родителями, какое уж там доверие.

Проповеди

В них священник обращается к самым злободневным темам современности. Нужно заметить, что он не особо жалеет собеседников. Особенно суров к тем, кто ждёт от церкви лишь подарков: здоровья, счастья и всего самого лучшего в этой жизни. Таким строгим и одновременно любящим батюшкой предстаёт Алексей Уминский, священник.

Отзывы о нём демонстрируют то, что он занимает достаточно активную социальную позицию: выступает с проповедями и лекциями для различной публики, отвечает на самые сложные и порой провокационные вопросы.

Одной из обсуждаемых тем является ситуация на Украине. И от церкви ждут, чтобы она заняла одну из сторон. Но это невозможно, ведь с обеих сторон её дети. Поэтому православные обеих стран, занявших непримиримую позицию, молятся и просят Господа о мире.

Отец Алексий Уминский работал телеведущим и до сих пор участвует в христианских телепроектах

Много времени отец Алексий занят в многочисленных телевизионных проектах. При этом он выступает не только как участник разнообразных дискуссий или лектор. Он был постоянным ведущим трех православных программ.

Вначале была программа на телеканале «Культура» под названием «Дела житейские». Позже на телеэкранах появился сериал о житиях святых — «Тесные врата».

В этой студии отец Алексий не гость, а полноправный хозяин и ведущий. Большая подборка проповедей и телепрограмм с о. Алексием Уминским можно найти на сайте «Православие и мир»

Сегодня он ведущий телевизионного проекта «Православная энциклопедия». В программе идет речь об основах православной жизни.

В этих передачах известными деятелями культуры, историками, писателями и представителями духовенства рассматриваются и обсуждаются темы, относящиеся к православию.

В каждом выпуске программы освещаются события Патриаршего служения, сообщается о важнейших новостях и событиях жизни православной церкви. Темы таких программ всегда жизненны и любой зритель получит ответы на волнующие его вопросы.

Другие лжеучения протоиерея Алексия Уминского

Перечислить все лжеучения известного модерниста невозможно — мне вообще кажется, что это открытый список, который отец Алексий постоянно пополняет. Назову лишь некоторые из них.

Той же несчастной молодежи, которой этот протоиерей впаривал басни о том, что есть сомнительные таинства, он объявил, что все православные христиане — это священники: «И поэтому, дорогие миряне, это надо очень хорошо понять: мы все рукоположены в священный сан. Через миропомазание. А все дальнейшие рукоположения — это следующие ступени священства. Первая ступень священства — быть христианином».

Это просто неприкрытое протестантство. Как известно, Мартин Лютер сделал такое «открытие» — что каждый христианин является священником. Тут отец Алексий фактически отрицает священство, потому что если все мы священники, то зачем нам еще нужны священники в рясах? То же самое делают протестанты — они отвергают священство. У них всеобщее священство. Пасторы протестантов это не священники.

В Катехизисе говорится, что миропомазание — это таинство, во время которого верующим подаются Дары Святого Духа, возращающие и укрепляющие в жизни духовной. А в таинстве священства человек получает благодать духовно возрождать и воспитывать других посредством учения и таинств. Существует три степени священства: епископ, пресвитер и диакон. Из этого видно, что протоиерей Алексий Уминский вступает в противоречие с Катехизисом.

Также во время выступления перед молодежью протоиерей Алексий Уминский попрал догмат о святости Церкви, заявив: «Церковь — Богочеловеческий организм, который подвержен в том числе и болезням, и трансформации». По Катехизису, Церковь свята, кающиеся грешники не препятствуют ей быть святой, а нераскаянные грешники, через которых может быть внесена болезнь, отсекаются от Церкви или видимым образом — действием церковной власти, или невидимым образом — Самим Богом. Таким образом Церковь никогда не теряет своей святости и в ней никогда не появляются болезни. И трансформации Церковь не подвержена — в ней лишь иногда меняются некоторые частности. Например, если лет сто назад в Русской Поместной Православной Церкви причащались один или четыре раза в год (в те времена люди, в отличие от наших современников, не были облеплены со всех сторон грехами и страстями), то теперь причащаются раз в месяц и чаще, но это нельзя назвать трансформацией.

Также отец Алексий призывает переводить богослужение с церковнославянского на русский язык, хотя это значительно обеднит великие тексты великих отцов и выхолостит из них половину глубоких мыслей.

Кроме того, он как-то раз говорил, что можно отпевать подростков, доведенных до самоубийства через соцсети. Это прямое нарушение канонов Церкви, которые запрещают отпевать самоубийц — исключение делается только для психически больных людей со справками, которые не соображали, что делали — грубо говоря, выходили в окно, думая, что это дверь. К тому же о самоубийцах опасно молиться даже дома, потому что, как показывает практика, такие молитвенники сами в итоге совершают суицид.

Помимо этого отец Алексий призывал православных самостоятельно вырабатывать для себя устав поста, и допускал, что человек может признать постной курицу и поститься курицей. За 2000 лет существования Церкви Христовой в ней еще никто и слыхом не слыхивал о том, что мясо является постным продуктом.

А недавно в интервью порталу «Православие и мир» протоиерей Алексий Уминский высказал такую богохульную мысль, что это не то что копировать, а даже читать стыдно, противно и страшно. Но чтобы люди знали, что это за человек, я скопирую сюда эту богохульную ересь отца Алексия. Рассуждая об интимных отношениях в браке, о которых другому священнику, может быть, и неудобно было бы разглагольствовать, этот протоиерей неожиданно заявил: «Церковь — это тоже форма соития, только совершенно иного. Соития, когда мы становимся единым телом со Христом, когда мы и Он буквально друг в друга проникаем. Это наибольшее пронзение любви, через которое ты наконец-то можешь другого до конца принять в себя — так, что уже невозможно отделиться друг от друга, вы совершенно вместе. Это любовь, которая делает единым существом». Я не знаю, к чему относится фраза после многоточия, поставленного редакцией «Правмира», — к Христу или к интимным отношениям в браке, но это просто какой-то кошмар.

Читать еще:  Досуг православных детей. Отдых и часы досуга

Не зря святитель Игнатий Брянчанинов писал: «Вселенская Церковь всегда признавала ересь смертным грехом, всегда признавала, что человек, зараженный страшным недугом ереси, мертв душою, чужд благодати и спасения, в общении с диаволом и его погибелию. Ересь — грех более диавольский, нежели человеческий; она — дщерь диавола, его изобретение, нечестие, близкое к идолопоклонству. Отцы обыкновенно называют идолопоклонство нечестием, а ересь — злочестием. В идолопоклонстве диавол принимал себе божескую честь от ослепленных человеков, ересию он делает слепотствующих человеков участниками своего главного греха — богохульства».

ТОЧНОЕ ВРЕМЯ

Разработка сайта:

Главный редактор — наместник монастыря епископ Болградский Сергий (Михайленко)

Администратор сайта Димитренко Татьяна Анатольевна

При использовании материалов сайта просим указывать нашу гиперссылку http://golos-obitely.prihod.ru/

Бог несправедлив? (+Видео)

Справедлив ли Бог?

Над этим трудным вопросом размышляет протоиерей Алексий Уминский.



Вопрос о Божественной справедливости – сложный. Наверное, трудно назвать Бога справедливым.

Даже невозможно.

Божественной справедливости мы не замечаем.

Да мы и не ищем у Бога никакой справедливости.

Мы ищем у Него милости.

Там, где есть милость и любовь, не может быть справедливости. Справедливость должна быть на суде. Когда есть суд, рассуждение, когда каждому – по делам его, когда каждому – по заслугам его…

А вот у Бога справедливости просить невозможно.

Даже царь Давид в своём псалме говорит: «Суди ми, Господи, по правде моей, и по незлобе моей на мя» (Пс. 7:9).

Не «по Твоей правде», потому что перед правдой Божией никто устоять не может.

Поэтому мы не к справедливости Божественной обращаемся, а к Его безграничной милости и любви.

Считать, что Бог посылает нам скорби, несчастья и этим как бы воздает Свою справедливость – глубочайшая ошибка. Бог не посылает скорби, зло, болезни, несчастья. Как можно вообще так подумать, что Бог может послать кому-то несчастье!

Это противоречит Его божественной природе.

Бог не радуется даже о страданиях грешников.

Не нравятся Богу страдания даже самых-самых грешных.

И то, что происходит с людьми на земле в качестве наших скорбей и страданий, не является тем, что Бог нам посылает. Я бы сказал, что эти вещи в нашей жизни встречаются нами. Встречаются как последствия человеческой злобы и греха, которыми мир искажен.

Мир лежит во зле. Поэтому мир тоже к справедливости никакого отношения не имеет. Можно даже сказать, что справедливость – это категория почти неуловимая.

Это человеческая категория, выработанная нашими условиями. Что справедливо? Око за око, зуб за зуб? Это справедливо с точки зрения морали, когда ты не можешь требовать большего.

Если тебе выбили один зуб, значит, по справедливости, ты должен выбить не более одного. Если тебе выкололи один глаз, то по справедливости ты не можешь претендовать на то, чтобы вырвать у твоего врага два глаза.

Протоиерей Алексий Уминский.

Фото Анны Гальпериной

Этой справедливости человечество ищет и добивается? Нет, все равно везде и всегда человек ищет милости, сочувствия, понимания. И в этом нет справедливости.

Есть жесточайшая несправедливость, которую мы видим вокруг себя, которая существует в государстве, в судах — в тех органах власти, которые должны были бы следить за справедливостью, но сами являются источниками несправедливости.

Здесь существуют наши внутренние критерии, про которые я бы сказал, что человечество больше стремится к тому, чтобы с каждым человеком поступали по совести. И тогда совесть может, в каком-то смысле, подтянуть человечество к понятиям справедливости, правды.

Крещение Христа на Иордане. Приходит толпа грешников: фарисеев, солдат… Толпа разных людей, по-разному согрешающих, по-разному требующих очищения. И приходит невинный Христос.

Остальные устремляются сюда, чтобы исповедовать свои грехи, то есть открыть свои болезни, свою несправедливость, свою неправду, неправедность. С тем, чтобы омыться в Иордане, получить прощение и приготовиться к пришествию Мессии.

Тут появляется Христос, который к ним вроде бы никакого отношения не имеет. Вдруг Он говорит Иоанну Крестителю, который отказывается Его крестить: «Оставь ныне, ибо так надлежит исполнить всякую правду». В чем же правда состоит? Правда Бога по отношению к этим людям?

Должник по правде должен отдавать долги, вор, украв, должен сидеть, и так далее – каждый должен как-то правде удовлетворить. Но разве Христос с этой правдой приходит в мир? Он берет всю неправду мира на себя. Он берет на себя все грехи мира как раз в этот момент, когда говорит, что Ему «надлежит исполнить всякую правду».

Можно ли Его обвинять в том, что он посылает нам страдания, несчастия, скорби?! И говорить, что через это Его любовь исполняется? По-моему, это величайшая ересь, которую только можно высказать.

Другое дело, когда нам в нашей жизни встречаются скорби, боль, страдания, несчастия, рядом с нами оказывается Христос. Если мы дадим Ему возможность присутствовать с нами в скорбях и болезнях, то Он тут же с нами и окажется и разделит с нами весь этот ужас в жизни, в мире несправедливом, в мире, который лежит во зле.

Мы встретили свое несчастье в искаженном злобой и грехом мире, и вместе с нами оказался любящий Христос. В этом Его милость. А может быть, и справедливость.

Несчастья и скорби встречаются в нашей жизни не потому, что кто-то их заслужил. Если бы было так, то Бога можно было бы назвать Богом справедливости.

Тогда злые люди должны были бы умирать от страшных болезней, а добрые должны были бы быть счастливыми, богатыми, очень здоровыми и вообще никогда не умирать.

Но так не может быть, потому что если бы была Божественная справедливость в этом мире, то спасения не было бы никому. Потому, что по справедливости, по правде, все очень грешные.

И наши добрые дела, добрые характеры являются, собственно говоря, не нашей заслугой, а часто просто Его дарами и милостью по отношению к нам.

Поэтому – мир несправедлив и в лучшем смысле этого слова, и в худшем смысле. В худшем – потому, что он лежит во зле, и здесь правит зло, неправда, несправедливость.

В падшем мире – законы падшего мира.

С другой стороны – это благо.

Бог милосерден, и поэтому Его любовь покрывает любую правду и любую справедливость.

Потому что она выше и значительно лучше.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector