0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проблема смысла любви в русской философии. Владимир соловьев «смысл любви»

Содержание

Анализ работы В.С. Соловьева «Смысл любви»

Независимость любви от функции размножения, необходимость принесения в жертву эгоизма. Трансформация личности и изменение центральной позиции собственного «Я» в процессе любви. Сущность истинного соединения полов, проявляющегося в духовном единстве.

РубрикаФилософия
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления16.05.2013
Размер файла17,5 K
  • посмотреть текст работы
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе
  • весь список подобных работ

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Самостоятельное исследование по работе В.С. Соловьева «Смысл любви»

любовь размножение эгоизм духовный

Тема любви очень актуальна в наше время, ведь ни ученые, ни философы до сих пор не разгадали загадку происхождения любви и ее предназначение. Так в чем же заключается суть любви? Рассмотрим эту тему по работе философа Владимира Соловьева «Смысл любви».

В.Соловьев написал работу, состоящую из пяти статей, каждая статья состоит из 3-7 глав. В первой статье автор говорит, что смысл половой любви заключается не в размножении рода, т.к. размножение живых существ может обходиться и без половой любви. «Смысл любви следует искать лишь в идее высшего организма». Электронный ресурс. В.Соловьев «Смысл любви» ст.1 гл.1 «Смысл любви не может заключаться и в потомстве, т.к. зачастую самая сильная любовь бывает неразделенной, и никакого потомства не производит». там же ст.1 гл.2 Так, например, печально закончилась судьба безумно влюбленных Ромео и Джульетты. Даже в общей и в священной истории любовь не является средством или орудием исторических целей, она не служит человеческому роду. «Любовь никакой роли не играет и прямого действия на исторический процесс не оказывает: ее положительное значение должно корениться в индивидуальной жизни». там же ст.1 гл.3

Во второй статье автор пишет об эгоизме. Любовью он называет истину, овладевающую внутренним существом человека и выводящую его из ложного самоутверждения. Смыслом человеческой любви он считает оправдание и спасение индивидуальности через жертву эгоизма. «Жертвуя своим эгоизмом, отдаваясь сам любви, человек находит в ней животворящую силу и не теряет вместе со своим эгоизмом и свое индивидуальное существо, а, напротив, увековечивает его». Электронный ресурс. В.Соловьев «Смысл любви» ст.2 гл.2 Таким образом, эгоизм — это не самосознание и самоутверждение индивидуальности, а наоборот самоотрицание и гибель. «Есть только одна сила, которая может изнутри подорвать эгоизм, и действительно его подрывает — это любовь, и главным образом любовь половая». там же ст.2 гл.3

Любовь родительская — в особенности материнская — и по силе чувства, и по конкретности предмета приближается к любви половой, но не может иметь равного с нею значения для человеческой индивидуальности. Материнская любовь в человечестве достигает иногда до высокой степени самопожертвования, мать также жертвует своим эгоизмом. «Во всяком случае, несомненно, что в материнской любви не может быть полной взаимности и жизненного общения уже потому, что любящая и любимые принадлежат к разным поколениям, что для последних жизнь — в будущем с новыми, самостоятельными интересами и задачами, среди которых представители прошедшего являются лишь как бледные тени. Достаточно того, что родители не могут быть для детей целью жизни в том смысле, в каком дети бывают для родителей». там же ст.2 гл.4 3

В третьей статье автор делает вывод, что смысл и достоинство любви как чувства состоит в том, что она заставляет нас действительно всем нашим существом признать за другим то безусловное центральное значение, которое, в силу эгоизма, мы ощущаем только в самих себе. «Любовь важна не как одно из наших чувств, а как перенесение всего нашего жизненного интереса из себя в другое, как перестановка самого центра нашей личной жизни». Электронный ресурс. В.Соловьев «Смысл любви» ст.3 гл.1 Любовная идеализация в наше время перестала быть источником безумных подвигов и не вдохновляет ни к каким. Она оказывается только приманкой, заставляющей нас желать физического и житейского обладания, и исчезает, как только эта совсем не идеальная цель достигнута. «Свет любви ни для кого не служит путеводным лучом к потерянному раю; на него смотрят как на фантастическое освещение краткого любовного «пролога на небе», которое затем природа весьма своевременно гасит как совершенно ненужное для последующего земного представления. На самом деле этот свет гасит слабость и бессознательность нашей любви, извращающей истинный порядок дела». там же ст.3 гл.2 Так же, чувство любви, если оно сильно и вполне сознательно, не может примириться с уверенностью в предстоящей смерти любимого лица и своей собственной. Между тем тот несомненный факт, что все люди всегда умирали и умирают, всеми или почти всеми принимается за безусловно непреложный закон. «Но если неизбежность смерти несовместима с истинной любовью, то бессмертие совершенно несовместимо с пустотой нашей жизни». там же ст.3 гл.3

Четвертую статью автор начинает с размышлений о том, что в низших отделах животного царства особи существуют только для того, чтобы произвести потомство и затем умереть. «Пока человек размножается как животное, он и умирает, как животное. Но столь же ясно, с другой стороны, что простое воздержание от родового акта нисколько не избавляет от смерти» Электронный ресурс. В.Соловьев «Смысл любви» ст.4 гл.1 . В чем же состоит и как осуществляется истинное соединение полов? Наша жизнь так далека от истины в этом отношении, что за норму принимается только менее крайняя, менее вопиющая ненормальность. Под этой ненормальностью автор подразумевает уклонения от нормы в половых отношениях, например любовь мужчиной просто женского тела, а не конкретной женщины. «На первом месте в нашей действительности является то, что поистине должно быть на последнем, — животная физиологическая связь. Она признается основанием всего дела, тогда как она должна быть лишь его крайним завершением». там же гл.4 ст.4 Духовная любовь, по мнению автора, находится в возвышенном, но крайне неудовлетворительном положении.

В пятой статье автор пишет, что действительно спастись, т. е. возродить и увековечить свою индивидуальную жизнь в истинной любви, единичный человек может только сообща или вместе со всеми. Он имеет право и обязанность отстаивать свою индивидуальность от дурного закона общей жизни, но не отделять свое благо от истинного блага всех живущих. «Истинное соединение предполагает истинную раздельность соединяемых, т. е. такую, в силу которой они не исключают, а взаимно полагают друг друга, находя каждый в другом полноту собственной жизни». там же ст.5 гл.4

Автор пишет, что, как в любви индивидуальной два различные, но равноправные и равноценные существа служат один другому не отрицательною границей, а положительным восполнением, точно то же должно быть и во всех сферах жизни; всякий социальный организм должен быть для каждого своего члена не внешней границей его деятельности, а положительной опорой и восполнением: «Как для половой любви (в сфере личной жизни) единичное «другое» есть вместе с тем все, так с своей стороны социальное все, в силу положительной солидарности всех своих элементов, должно для каждого из них являться как действительное единство, как бы другое, восполняющее его живое существо». Электронный ресурс. В.Соловьев «Смысл любви» ст.5 гл.4

«Связавши в идее всемирного единения индивидуальную половую любовь с истинною сущностью всеобщей жизни, я исполнил свою прямую задачу определить смысл любви, так как под смыслом какого-нибудь предмета разумеется именно его внутренняя связь со всеобщею истиной». там же ст.5 гл.5

В своем труде В. Соловьев подробно рассмотрел любовь между мужчиной и женщиной с религиозной и с философской точки зрения. В первую очередь он опроверг взгляд на половую любовь, как только на средство размножения и продолжения рода. Он также рассмотрел любовь как способ воздействия высших сил (мировой материи, Бога) для производства гения или сверхчеловека. В итоге автор делает вывод, что смысл любви заключается в полном изменении мира. Он пишет, что чувство любви — это высшее эмоциональное проявление человеческой сущности. И, несмотря на то, что чувство любви часто затмевается или сменяется разочарованием, автор доказывает, что конечная цель любви — это не просто средство единения двух людей, а средство преобразования всего мира. И я согласна с мнением автора, что без духовного преобразования всего мира, любовь в идеальном виде невозможна и будет очень краткой в жизни людей.

Я думаю, что без любви существование человека невозможно. Но для каждого любовь имеет свой смысл. В моем понимании смысл любви заключается в движении прогресса человечества. Ведь любящий человек стремится стать лучше ради своего объекта любви, он стремится к развитию. Я считаю, что любовь дана человеку не просто так, она нужна для того, чтоб человек существовал в мире не только для себя, чтоб он стремился заботиться о любимых людях, помогать им, и реализовывал себя в этом стремлении. Любовь является одним из главных смыслов жизни человека и ведет к духовному развитию человека и всего человечества.

Таким образом, В.Соловьев рассмотрел проблему смысла любви с разных позиций, раскрыл понимание смысла любви и обосновал свои положения. Его работа внесла большой вклад в развитие философии любви.

Смысл любви в понимании Владимира Соловьёва

В. С. СОЛОВЬЕВ. СМЫСЛ ЛЮБВИ.
Краткое содержание произведения.

Любовь, о которой идёт речь,
автор называет половой,
поясняя это так:

«Я называю половой любовью (за неимением лучшего названия) исключительную привязанность (как обоюдную, так и одностороннюю) между лицами разного пола, могущими быть между собою в отношении мужа и жены, нисколько не предрешая при этом вопроса о значении физиологической стороны дела.»

СТАТЬЯ 1. Смыслом любви не является
размножение.

1. Смыслом любви не является
размножение.
Это доказывается тем, что,
с одной стороны,
чем проще организмы,
тем более они размножаются,
но тем менее в их отношениях наблюдается что-то,
напоминающее любовь,
а со стороны другой,
чем организмы сложнее,
тем более они приближаются
к любви,
но тем менее у них потомство.

2. Любовь часто бывает очень индивидуализированной —
о смене партнёра часто не может быть и речи,
даже если его нет в живых,
что совершенно противоречит пониманию любви как
средства размножения.
Если же любовь оказывается взаимной,
в результате вовсе не обязательно рождается
какой-то необыкновенный человек,
который, казалось бы,
мог появиться только от этой пары;
если же необыкновенный человек рождается,
то чаще от самых заурядных отношений,
а вовсе нет от какой-то именно любви.

3. Происхождение Иисуса Христа
показывает, что
непосредственно любовь участия в Его происхождении
не принимала:
Его предки родились от самых обыкновенных отношений,
люди же, испытывавшие именно любовь,
не произвели на свет потомков,
ставших впоследствии Его непосредственными предками.

СТАТЬЯ 2. В любви между людьми противоположного пола
реализуются прежде всего
признание ценности человека самого по себе
и выход человека за пределы собственного изначального эгоизма,
данного ему в силу отдельности существования каждого человека,
выход из эгоизма реализуется путем устремления
к другому равному себе,
но одновременно противоположному,
существу.

1. Индивидуальность каждого человека настолько ценна,
что не может быть средством для
каких угодно, даже самых возвышенных, целей.
Человек, в отличие от всех других живых существ,
обладает сознанием, способным к осмыслению
всего мироздания,
поэтому нет смысла в существовании какого-то ещё
более совершенного вида жизни,
чем жизнь человеческая.
Выше человека в плане совершенства сознания —
только Бог,
так как Он уже всё понимает
и не нуждается в улучшении.
Человек же, хотя и не идеален,
обладает способностью
к неограниченному развитию своего ума
и приближению к Уму Божественному,
поэтому как вид живого существа
человек есть живое существо самое совершенное.
Всё дальнейшее совершенствование типов жизни
может происходить в пределах совершенствования жизни человеческой.

2. Любое живое существо
служит целям Мирового Разума, Бога,
но только человеку дано это осознавать.
Поэтому жизнь других живых существ не имеет большей ценности, чем время их индивидуальной жизни,
так как индивидуальная жизнь каждого из них не вмещает в себя понимания собственного места в жизни всего мира,
они осознают себя только как
отдельных существ.
Человек же может вместить себя понимание своего места
в общем мировом процессе,
и потому его индивидуальная жизнь имеет бо;льшую ценность,
чем просто время его жизни.
Однако само по себе это понимание
является лишь теоретическим,
практически же каждый человек
всегда остаётся отдельным от всего остального мира
живым существом.
Поэтому развития одного только понимания
для человека недостаточно.
Реализовать на практике
единство с миром
человек может только путём любви,
так как любовь —
противоположность эгоизму,
которым на практике и проникнут
каждый человек
в силу собственного существования
как отдельного существа.

3. Зло эгоизма не в утверждении человеком
собственной значимости —
любой человек значим —
но в отрицании той же значимости
у других.
Эгоистичность преодолевается через любовь,
а любовь — это когда
некто или нечто вне преодолевающего эгоизм существа
становится для него важнее его самого.
Но как бы человек ни любил,
он остаётся эгоистом
просто в смысле существования себя
как отдельного существа.
Для преодоления эгоизма в самом корне
он должен полюбить существо,
полностью равное ему по содержанию,
но противоположное
по форме выражения этого содержания.
И реализуется это
в любви между людьми противоположного пола.

4. В других видах любви
отсутствует или равенство в достаточной степени,
или различие.
В любви к Богу
человек становится просто ничем
ввиду огромности Бога.
В любви родительской
есть несоизмеримость жизненного опыта,
также родительская любовь
имеет не зависящую от воли обеих сторон
физиологическую основу,
в связи с чем родительская любовь
в определенной степени вынужденная,
не свободно идущая из души.
В дружбе лиц одного пола,
даже самой близкой,
недостаёт формального различия друг друга.
В любви к человечеству, государству, науке, искусству и т. д.
объект любви ещё менее соизмерим
с данным конкретным человеком.

СТАТЬЯ 3. Любовь открывает в человеке способность
видеть, каким в идеале должен быть человек.
Другими способами этот идеал
воспринимается лишь теоретически.
Цель любви —
реализовать этот идеал.

1. Любовь между людьми противоположного пола
изначально есть мечта
о чем-то очень возвышенном и романтичном,
на деле же всё оказывается
намного прозаичнее.
И хотя это не мешает
продолжению человеческого рода,
и даже продолжению успешному,
изначальная мечта настолько прекрасна,
что вопрос её осуществления
остаётся актуальным,
особенно в свете того, что
предел духовному развитию человека
не представляется существующим,
ведь на протяжении тысяч лет
человечество мечтало о многом,
что осуществилось лишь недавно, —
поэтому можно надеяться, что
когда-то и мечта об идеальной любви
станет реальностью.

2. В изначальном чувстве любви
дано нечто лишь в зачаточном виде,
человек этим и довольствуются,
в то время как нужно это развивать.
Такова причина, почему
любовь остаётся лишь мечтой.
Любовь в зачаточном виде есть
придание исключительного значения человеку и
желание единства с ним.
Как правило, развитие
останавливается лишь на
физиологическом обладании любимым лицом
и житейском союзе с ним.
Необходимо же идти дальше —
чтобы индивидуальность любимого человека
действительно обрела исключительное значение
и чтобы единство с ним так же
вполне было реализовано.

Читать еще:  Можно ли жить на Венере? Возможна ли жизнь на Венере

3. Любовь видит человека в идеальном свете,
но ведь человек и должен быть
в идеале идеальным,
поэтому любовь открывает на практике,
каким человек в идеале должен быть,
другими же, кроме любви, способами,
этот идеал можно воспринять лишь теоретически.

4. Физическая и житейская близость есть
лишь средства для реализации цели любви,
причём средства не достаточные,
они — внешние факты,
а ни что внешнее само по себе
значения не имеет.
Средства не должны занимать места цели.
Реализации цели любви мешает
смертность и материалистичность
нашей жизни,
любовь же зовёт к
вечности и одухотворенности.
Обычная же жизнь такова, что
и не достойна вечного продолжения,
даже если направлена на самые возвышенные задачи,
так как не сообщают вечной значимости
жизни человека —
человек создан для большего,
только любовь открывает то,
что, будучи реализованным,
достойно вечного существования,
то есть в идеале любовь должна приводить к
бессмертию, в том числе физическому,
к одухотворению даже тела
настолько сильному, что
любые недостатки утрачиваются.

СТАТЬЯ 4. Цель любви —
становление женщины
воплощением Вечной Женственности,
мужчины —
воплощением Бога.

1. Жизнь различных живых существ
вечна благодаря продолжению рода,
но это вечность лишь рода,
а не отдельного существа.
Чем ниже форма жизни,
тем более воспроизведение потомков
приводит к прекращению индивидуальной жизни
родителей,
тем более родовая жизнь
превалирует над личной.
Чем более жизнь совершенна,
тем менее продолжение рода
означает ущемление жизни личной.
Следовательно, логично предположить, что
на высшем уровне жизненного совершенства —
в жизни человеческой в идеале —
родовая жизнь нисколько
не должна ущемлять личную.
Смерть есть распад существа,
причём само разделение на полы
уже есть начало смерти.
В любви же человек стремится
это разделение, начало смерти,
преодолеть.

2. Любовь только физическая есть
неправильное отношение к человеку,
ведь тело — лишь часть человеческого существа,
а ставится эта часть на место целого.

3. Человек — существо составное.
Что правильно для одной его части,
может быть неправильно для другой,
а потому и не быть верным для
всего человека.
Физиологическое влечение к противоположному полу
естественно для человека как физического тела,
но ограничивается социально-нравственной природой человека,
физиологическое соединение
уступает место соединению социально-нравственному обычно в форме семьи.
Но выше этих двух природ
находится Божественная природа человека,
поэтому ещё выше —
Божественное соединение любящих,
и только на этом уровне возможно
достижение цели любви.

4. Основное нарушение в отношении любви
заключается в том, что
задачи всех видов любви —
физической, социально-нравственной и Божественной —
осуществляются отдельно друг от друга,
причём любовь духовная занимает
наименьшее место.
Если любовь только духовна, то
она стремится к разъединению души и тела,
но это с успехом может быть осуществлено смертью.
Истинная любовь едина,
включает в себя всё в единстве.

5. Как Бог созидает Вселенную
из ничего,
не получая ничего взамен
как Христос созидает Церковь
на материале уже существующем,
не получая ничего по существу,
но увеличивая масштаб своего собирательного Тела,
так мужчина должен созидать женщину,
сам при этом становясь вполне человеком.

6. Любовь открывает то,
каким человек должен быть в идеале,
с точки зрения Бога,
в нашем же мире человек другой.
Через этот идеальный образ
любовь открывает нам Бога.

7. Поскольку Вселенная относится к Богу
так же, как женщина к мужчине и
как Церковь (Невеста Христа) ко Христу,
то Вселенная для Бога —
Вечная Женственность.
Поэтому женщина для мужчины является
выражением этой Вечной Женственности.
Цель любви, по словам автора —
«превращение индивидуального женского существа в неотделимый от своего лучезарного источника луч вечной Божественной женственности».

СТАТЬЯ 5. Стремясь к достижению цели любви,
нужно стремиться и к увеличению единства всей Вселенной.

1. Ошибкой является то,
что физическое соединение,
которое должно быть на последнем месте,
ставится на место первое,
на место Божественного соединения.
Для достижения цели любви
нужно, прежде всего, верить
в достижимость идеала
и сохранять эту веру.
Достижение цели не может
осуществляться любящими
в отрыве от их включённости
в общую жизнь человечества,
так как любовь по природе подразумевает единение
и потому всеобщему единению противоречить не может.

2. Реализация цели любви
может осуществляться только
в единстве со всем человечеством
ещё и потому, что
без предыдущих поколений
невозможно было бы настоящее
такое, какое оно есть,
поэтому единство с человечеством необходимо
уже хотя бы из одного уважения.

3. Физический мир содержит в себе
прежде всего несовершенство
уже на уровне своего пространственно-временного устройства:
одно событие сменяется другим,
вытесняя его,
не будучи возможным быть с ним одновременным,
два тела не могут одновременно занимать одно и то же пространство.
Смысл мирового процесса —
в преодолении этой разорванности,
в том числе и на элементарном
пространственно-временном уровне.

4. Достижение цели любви
невозможно без единения
всей Вселенной.

5. Все частные формы единения
способствуют единению Вселенной.

Любовь — это чувство,
позволяющее наиболее выразительно понять,
каким в идеале должен быть человек,
и дающее возможность достигнуть этого идеала.
Это осуществимо только в любви
между людьми противоположного пола,
могущими находиться в супружеских отношениях,
так как в этом случае
они друг для друга одновременно
наиболее равны,
благодаря чему истинно способны понимать друг друга,
и наиболее противоположны,
благодаря чему взаимное влечение наибольшее.
Женщина в идеале должна стать
воплощением Вечной Женственности,
мужчина — воплощением Бога.
Любовь настолько ценна,
что ничто другое
не является её смыслом,
даже размножение,
так как человек никогда не есть средство.
Любовь есть стремление
любящих к единству друг с другом, поэтому
для достижения цели любви
необходимо стремиться
и к единству всего мироздания.

Любовь начинается
с мечты о чем-то необыкновенно прекрасном,
смысл любви — это необыкновенно-прекрасное реализовать.
Человек совершает ошибку,
когда житейские вопросы
ставит на первое место,
отставляя в сторону сами первоначальные мечты.
Всё житейское —
лишь средство,
причём средство ещё не достаточное,
стремиться же нужно, прежде всего,
к реализации изначальной мечты.

Проблема смысла любви в русской философии. Владимир соловьев «смысл любви»

ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Глава 7


СМЫСЛ ЛЮБВИ
(В.С.Соловьев, Н.А.Бердяев)

§ 1. Владимир Сергеевич Соловьев в работе «Смысл любви» оспаривает распространенное мнение, будто любовь – это лишь средство для продолжения рода. Смысл ее не в том. Наоборот, чем сильнее любовь, тем менее она способствует размножению. Подтверждение этой мысли можно найти в природе: во-первых, размножение возможно не только без любви, но даже бесполым образом (деление, почкование, партеногенез); во-вторых, можно заметить, что чем выше определенный вид существ стоит на ступенях эволюции, тем меньше у него оказывается «сила размножения» (т.е. плодовитость особей), а сила полового влечения, наоборот, – больше. Значит, «половая любовь и размножение рода находятся между собою в обратном отношении : чем сильнее одно, тем слабее другая». «. На двух концах животной жизни мы находим, с одной стороны, размножение без всякой половой любви, а с другой стороны, половую любовь без всякого размножения 29 , – значит, эти явления не подчинены друг другу и имеют самостоятельное значение.

29 Соловьев B.C . Сочинения. М.: Мысль, 1988. Т.2. С. 494.

Эти соображения Соловьева направлены прежде всего против теории А.Шопенгауэра, согласно которой половая любовь является средством полового инстинкта, орудием размножения. По мнению русского мыслителя, шопенгауэровская теория не способна объяснить тот факт, что у людей самая великая любовь обычно не дает не только великого, но и вообще никакого потомства, а подчас приводит человека и к самоубийству.

Настоящий смысл любви заключается не в размножении, а в стремлении человека к единству с другими, причем к такому единству, в котором не теряется его индивидуальность. В любви человек отрицает свой эгоизм и вместе с тем не утрачивает, а, наоборот, обретает свое настоящее «Я». Заблуждение эгоиста состоит в том, что, пренебрегая достоинством других, он тем самым лишает смысла свое собственное существование среди людей, которых не уважает и не любит.

Благодаря любви нам открывается идеальная сущность человека, обыкновенно закрытая его «материальной оболочкой». Идеализация любимого человека не искажает его «подлинный» образ, а как раз позволяет увидеть, что, кроме животной материальной природы, он имеет в себе природу идеальную, связывающую его с Богом.

«Идеальный» человек должен быть целостным, однако в повседневной жизни нам встречаются только «половинки» человека – т.е. либо мужчины, либо женщины. «Осуществить это единство, или создать истинного человека, как свободное единство мужского и женского начала», – в этом Соловьев видит ближайшую задачу любви.

Высшим типом и «идеалом всякой другой любви» является, по Соловьеву, «половая любовь». По сравнению с нею меньшее значение имеют и материнская любовь, и дружеские отношения, а также патриотические чувства, любовь к человечеству, науке, искусству и т.п. Ведь именно в любви мужчины и женщины возникает идеальное единство противоположных начал – образ целостного, «истинного» человека.

Любовь Соловьев отличает от «внешнего соединения» – от «житейского» (брачного) и особенно от «физиологического». И брак, и секс возможны без любви, как и любовь бывает без них. Они должны быть не основанием, а высшим завершением любви. Однако исключительна лишь духовная любовь, – считает Соловьев, – тоже аномалия, явление бесцельное.

Человеческой любви, по мнению Соловьева, предшествует «идеал Божьей любви». Бог как единый соединяет с собою все другое (т.е. вселенную), и это другое имеет для Него образ совершенной, вечной Женственности. И для человека предметом любви является, по сути, одна и та же «вечная Женственность», хотя конкретная женская форма земной природы может быть и преходящей, поэтому человеческая любовь может повторяться.

Реальные условия, в которых мы живем, не благоприятствуют любви. Она должна себя отстаивать против игры животных страстей и еще худших страстей человеческих.

«Против этих враждебных сил у верующей любви есть только оборонительное оружие – терпение до конца» 30 . Полное осуществление любви в мире, считает Соловьев, невозможно без соответствующего преобразования всей внешней среды, т.е. без обеспечения «сигизии» (от греч. «сочетание») в жизни общественной и всемирной.

30 Соловьев B.C . Сочинения. М.: Мысль, 1988. Т.2. С. 537.

§ 2. Николай Александрович Бердяев уделил теме любви значительное внимание во многих работах: «Смысл творчества» (1916), «О назначении человека» («Опыт парадоксальной этики») (1931), «О рабстве и свободе человека» (1939) и др.

В суждениях Бердяева о любви синтезированы идеи христианства и воззрения Платона, А.Шопенгауэра, Н.Ф.Федорова, В.С.Соловьева, З.Фрейда. Он не создал систематизированного «учения о любви», не стремился дать ей «теоретическое объяснение», а рассматривал ее в соотнесении с такими важными для него «предметами», как личность, свобода, творчество.

Будучи приверженцем философии персонализма 31 , Бердяев особое значение придавал понятию личности; а смысл любви, по его мнению, состоит в том, что благодаря ей личность совершенствуется, стремится к идеальному бытию, относится к другому индивиду, как к личности.

Бердяев, вслед за В.С.Соловьевым, отличает любовь от полового влечения и противопоставляет их друг другу. Половое влечение продиктовано «волей рода», оно подавляет индивида, смеется над его индивидуальными целями. Любовь, напротив, индивидуальна, направлена на неповторимую и незаменимую личность. Личное и родовое начала находятся в антагонизме между собой: чем больше индивидом овладевает половое влечение, тем меньше в нем остается личного, и соответственно сильная любовь к другой личности может ослаблять родовые инстинкты.

Половое влечение порабощает, тогда как любовь ведет человека к освобождению от рабства – природного, состоящего в следовании животным инстинктам, и социального, подчиняющего индивида обыденным безличным нормам социальной жизни.

«В подлинной любви есть творческий прорыв в иной мир, преодоление необходимости», она – неземная гостья, она зовет к иной жизни. В силу инородности ей трудно ужиться в нашем мире, она – «не здешний цветок, гибнущий в среде этого мира». Она – высшее призвание, над которым не властны предписания житейского здравого смысла, она может уступить лишь зову свободы или сострадания: «Нельзя отказаться от любви. во имя долга, закона, во имя мнения общества и его норм, но можно отказаться во имя жалости и свободы» 32 . Природа любви – космическая, она «не от мира сего»; любовь приходит к нам не по нашему произволу, но по божьей воле; она выше людей, поэтому не должна бояться причиняемых ею страданий.

32 Философия любви. М.: Политиздат, 1990. Ч.2. С. 441, 431, 413.

Бердяев, вслед за В.С.Соловьевым, выделяет два типа любви: любовь восходящую (эрос) и нисходящую (агапэ, caritas ). Любовь – эрос влечет человека к совершенству, красоте, духовному обогащению; она устремлена ввысь и видит образ любимого в Боге. А любовь – агапэ не ищет возвышения для себя; она «видит другого в богооставленности, в погруженности во тьму мира, в страдании, уродстве». Каждый из этих типов любви ущербен в отдельности от другого. Эрос и агапэ должны сочетаться и взаимодополнять друг друга, жалость агапэ способна смирять жестокость эроса.

По мнению Бердяева, пол имеет природу не только физиологическую, но и мистическую. Пол – это полярность, которая расщепляет весь мир, наполняет его половым томлением, жаждой соединения. Пол, половинчатость, пронизывает и все существо человека, заряжает его творческой энергией. Половое влечение – это и есть творческая энергия в человеке, – утверждал Бердяев, ссылаясь на учение З.Фрейда. Связь между творчеством и рождением в том, что и то и другое являются «разрядкой» энергии пола; противоположность – в том, что творческая и родовая продуктивность человека обратно пропорциональны. Деторождение отнимает энергию от творчества. «Наиболее рождающий – наименее творящий» 33 .

33 Там же С. 427.

Любовь не только побуждает личность к свободе, развитию и творчеству, но и открывает нам глаза на других личностей. «Любящий прозревает любимого через оболочку природного мира. Любовь есть путь к раскрытию тайны лица, к восприятию лица в глубине его бытия» 34 . Напротив, сексуальный акт закрывает тайну лица. Он дает поверхностное и призрачное соединение, после которого отчужденность между мужчиной и женщиной становится еще большей.

34 Там же С. 434.

Такое соединение развратно. От развратности его не спасает и официальный брак. Разврат, по мнению Бердяева, состоит не в «недозволенных» формах соединения, а в недостаточном соединении, при котором не происходит проникновение в «тайну лица».

Существуют, как отмечает Бердяев, три точки зрения на смысл полового соединения. Смысл его видят: 1) в деторождении; 2) в получении наслаждения; 3) в стремлении к единству с любимым. Только последний, по убеждению философа, является морально и духовно оправданным, так как предполагает одухотворение пола, утверждает достоинство личности.

ОГЛАВЛЕHИЕ >>> Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)

Философия любви по В.Соловьеву «Смысл любви»

Среди философских размышлений о любви, заметная роль принадлежит русскому философу Владимиру Сергеевичу Соловьеву. Его работа «Смысл любви»- самая яркая и запоминающаяся из всего написанного о любви. Обычная забота о самом себе как бы вдруг резко меняет направление, переходя на другого человека. Его интересы, его заботы делаются теперь твоими. Перенося свое внимание на другого человека, проявляя трогательную заботу о нем, происходит любопытная ситуация – эта забота о любимом как бы проходит сквозь мощный усилитель и делается намного сильнее, чем забота о самом себе. Более того, только большая любовь раскрывает духовно-творческий потенциал личности. Это признается почти каждым, даже никогда не испытавшим на себе этого высокого чувства. Владимир Соловьев понимает любовь не только лишь как субъективно-человеческое чувство, любовь для него выступает как космическая, сверхприродная сила, действующая в природе, обществе, человеке. Это сила взаимного притяжения. Человеческая любовь, прежде всего любовь половая, есть одно из проявлений любви космической. Именно половая любовь, по мнению великого русского философа, лежит в основе всех других видов любви – любви братской, родительской, любви к благу, истине и красоте. Любовь, согласно Соловьеву, помимо того, что ценна сама по себе, призвана выполнить в человеческой жизни многообразные функции.

Читать еще:  «Говорите, вас слушают». Как работает молитва

*Только через любовь человек открывает и познает безусловное достоинство личности – своей и чужой. « Смысл человеческой любви вообще есть оправдание и спасение индивидуальности чрез жертву эгоизма». Ложь эгоизма не в абсолютной самооценке субъекта, « а в том, что, приписывая себе по справедливости безусловное значение, он несправедливо отказывает другим в этом значении; признавая себя центром жизни, каков он и есть в самом деле, он других относит к окружности своего бытия…». И только через любовь человек воспринимает других людей в качестве таких же абсолютных центров, каким он представляется себе.

*Сила любви открывает нам идеальный образ любимого и образ идеального человека вообще. Любя, мы видим предмет любви таким, каким он «должен быть». Мы обнаруживаем его лучшие качества, которые при равнодушном отношении остаются незамеченными. Любящий, действительно, воспринимает не то, что другие. Только любя, мы способны усмотреть в другом человеке, возможно, еще не реализовавшиеся черты характера, способности и таланты. Любовь не вводит в заблуждение. « Сила любви, переходя в свет, преобразуя и одухотворяя форму внешних явлений, открывает нам свою объективную мощь, но затем уже дело за нами; мы сами должны понять это откровение и воспользоваться им, чтобы оно не осталось мимолетным и загадочным проблеском какой-то тайны».

*Половая любовь соединяет материально и духовно существа мужского и женского пола. Вне половой любви человека как такового нет: существуют лишь раздельные половины человека, мужская и женская, которые в своей отдельности не представляют человека как такового. «Создать истинного человека, как свободное единство мужского и женского начала, сохраняющих свою формальную обособленность, но преодолевших свою существенную рознь и распадение, — это и есть собственная ближайшая задача любви».

*Любовь — не есть только лишь сфера частной жизни. Любовь значима для жизни общественной. Любовь укрепляет интерес человека к социальной жизни, пробуждая у него заботу о других людях, вызывая душевный трепет и изъявление высоких чувств. Это происходит потому, что любовь проявляется как внутренняя, чисто человеческая потребность «отдать самого себя» другому человеку и одновременно сделать его «своим», а в эмоциональном пределе и «слиться» с ним.

Заключение

Подводя итог, хочется сказать, что русская литература XIX – XX веков постоянно обращалась к теме любви, пытаясь понять ее философский и нравственный смысл.

На примере произведений литературы XIX – XX веков рассмотренных в реферате, я попыталась раскрыть тему любви в литературе и философии, используя взгляд на нее разных писателей и знаменитого философа.

Так, в романе «Мастер и Маргарита», Булгаков видит в любви силу, ради которой человек может преодолеть любые преграды и трудности, а так же достичь вечного покоя и счастья.

Толстой работал над своим романом более четырех лет, в связи с чем произведение претерпело большие изменения. Но при всех изменениях, внесенных Толстым в образ Анны Карениной, она остается, одновременно и «потерявшей себя», и «невиноватой» женщиной. Она отступила от своих священных обязанностей матери и жены, но у нее другого выхода не было. Поведение своей героини Толстой оправдывает, но в то же время трагическая судьба ее оказывается неизбежной, и все это из-за огромной любви.

В своей работе «Смысл любви», Владимир Соловьев заметил: «Смысл и достоинство любви как чувства состоят в том, что она заставляет нас действительно всем нашим существом признать за другим то безусловное центральное значение , которое, в силу эгоизма, мы ощущаем только в самих себе. Любовь важна не как одно из наших чувств, а как перенесение всего нашего жизненного интереса из себя в другое, как перестановка самого центра нашей личной жизни. Это свойственно всякой любви. Забота о других и интерес к ним должны быть подлинными, искренними, в противном случае любовь ничего не значит».

Любовь сильнее всего на свете. Любовь многообразна и противоречива, как сама жизнь. Ей присущи всевозможнейшие вариации, хитрости, фантастические требования, проявления разума, иллюзии. Мы часто разочаровываемся в любви оттого, что ждем от нее чуда. Однако любовь лишь более свободно и вдохновенно выражает саму личность. А чудо надо искать в людях! И в завершении, мне хотелось бы закончить свою работу стихотворением одной моей знакомой, которая к 33 годам своей жизни, казалось, уже так разочаровалась в любви, что ничего и не ждала. Но как написано в одной песне: «Любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь»!

Мне надежда мой путь освещала,

Да удача меня обошла,

Если б знать, где конец, где начало,

Я б любовь от себя не гнала.

Если б вернуть мне то время,

Когда так звенела душа,

То первой любви моей бремя

Я б храбро и гордо несла.

Прочь гоните земные печали,

Прочь гоните вы зависть и зло,

Ведь вы тоже когда-то мечтали,

И ЛЮБИТЕ всем бедам назло!

6. Список литературы:

1. «Мастер и Маргарита» — М. Булгаков

2. «Анна Каренина» — Л.Н. Толстой; Москва издат-во «Правда», 1984 г.

3. Соловьев В. С. Смысл любви. – В кн.: Мир и эрос: антология философских текстов о любви. — М.: Политиздат, 1991.

4. « Философия любви» — А.А. Ивин», «Политиздат», М. 1990 г.

5. «Любовь» — К. Василев, 1992 год

6. Н.М. Велкова «Русский Эрос, или Философия любви в России», «Просвещение», М.1991 г.

7. В.Г. Боборыкин «Михаил Булгаков», Просвещение, М. 1991 г.

Проблема смысла любви в русской философии. Владимир соловьев «смысл любви»

Владимир Сергеевич Соловьев

Обыкновенно смысл половой любви полагается в размножении рода, которому она служит средством. Я считаю этот взгляд неверным – не на основании только каких-нибудь идеальных соображений, а прежде всего на основании естественноисторических фактов. Что размножение живых существ может обходиться без половой любви, это ясно уже из того, что оно обходится без самого разделения на полы. Значительная часть организмов как растительного, так и животного царства размножается бесполым образом: делением, почкованием, спорами, прививкой. Правда, высшие формы обоих органических царств размножаются половым способом. Но во-первых, размножающиеся таким образом организмы, как растительные, так отчасти и животные, могут также размножаться и бесполым образом (прививка у растений, партеногенезис у высших насекомых), а во-вторых, оставляя это в стороне и принимая как общее правило, что высшие организмы размножаются при посредстве полового соединения, мы должны заключить, что этот половой фактор связан не с размножением вообще (которое может происходить и помимо этого), а с размножением высших организмов. Следовательно, смысла половой дифференциации (и половой любви) следует искать никак не в идее родовой жизни и ее размножении, а лишь в идее высшего организма.

Разительное этому подтверждение мы находим в следующем великом факте. В пределах живых, размножающихся исключительно половым образом (отдел позвоночных), чем выше поднимаемся мы по лестнице организмов, тем сила размножения становится меньше, а сила полового влечения, напротив, больше. В низшем классе этого отдела – у рыб – размножение происходит в огромных размерах: зародыши, порождаемые ежегодно каждою самкою, считаются миллионами; эти зародыши оплодотворяются самцом вне тела самки, и способ, каким это делается, не позволяет предполагать сильного полового влечения. Изо всех позвоночных животных этот хладнокровный класс несомненно более всех размножается и менее всех обнаруживает любовную страсть. На следующей ступени – у земноводных и гадов – размножение гораздо менее значительно, чем у рыб, хотя по некоторым своим видам этот класс не без основания относится Библией к числу существ, кишмя кишащих; но при меньшем размножении мы уже находим у этих животных более тесные половые отношения… У птиц сила размножения гораздо меньше не только сравнительно с рыбами, но и сравнительно, например, с лягушками, а половое влечение и взаимная привязанность между самцом и самкою достигают небывалого в двух низших классах развития. У млекопитающих – они же живородящие – размножение значительно слабее, чем у птиц, а половое влечение хотя у большинства менее постоянно, но зато гораздо интенсивнее. Наконец, у человека сравнительно со всем животным царством размножение совершается в наименьших размерах, а половая любовь достигает наибольшего значения и высочайшей силы, соединяя в превосходной степени постоянство отношения (как у птиц) и напряженность страсти (как у млекопитающих). Итак, половая любовь и размножение рода находятся между собою в обратном отношении: чем сильнее одно, тем слабее другая.

Вообще все животное царство рассматриваемой стороны развивается в следующем порядке. Внизу огромная сила размножения при полном отсутствии чего-нибудь похожего на половую любовь (за отсутствием самого деления на полы); далее, у более совершенных организмов, появляется половая дифференциация и соответственно ей некоторое половое влечение – сначала крайне слабое, затем оно постепенно увеличивается на дальнейших степенях органического развития, по мере того как убывает сила размножения (т. е. в прямом отношении к совершенству организации и в обратном отношении к силе размножения), пока наконец на самом верху – у человека – является возможною сильнейшая половая любовь, даже с полным исключением размножения. Но если таким образом на двух концах животной жизни мы находим, с одной стороны, размножение без всякой половой любви, а с другой стороны, половую любовь без всякого размножения, то совершенно ясно, что эти два явления не могут быть поставлены в неразрывную связь друг с другом, – ясно, что каждое из них имеет свое самостоятельное значение и что смысл одного не может состоять в том, чтобы быть средством другого.

То же самое выходит, если рассматривать половую любовь исключительно в мире человеческом, где она несравненно более, чем в мире животном, принимает тот индивидуальный характер, в силу которого именно это лицо другого пола имеет для любящего безусловное значение как единственное и незаменимое, как цель сама в себе.

Тут мы встречаемся с популярною теорией, которая, признавая вообще половую любовь за средство родового инстинкта, или за орудие размножения, пытается, в частности, объяснить индивидуализацию любовного чувства у человека как некоторую хитрость или обольщение, употребляемое природою или мировою волей для достижения ее особых целей. В мире человеческом, где индивидуальные особенности получают гораздо больше значения, нежели в животном и растительном царстве, природа (иначе – мировая воля, воля в жизни, иначе бессознательный или сверхсознательный мировой дух) имеет в виду не только сохранение рода, но и осуществление в его пределах множества возможных частных или видовых типов и индивидуальных характеров. Но кроме этой общей цели – проявления возможно полного разнообразия форм – жизнь человечества, понимаемая как исторический процесс, имеет задачей возвышение и усовершенствование человеческой природы. Для этого требуется не только чтобы было как можно больше различных образчиков человечества, но чтобы являлись на свет лучшие его образчики, которые ценны не только сами по себе, как индивидуальные типы, но и по своему возвышающему и улучшающему действию на прочих. Итак, при размножении человеческого рода та сила – как бы мы ее ни называли, – которая двигает мировым и историческим процессом, заинтересована не в том только, чтобы непрерывно нарождались человеческие особи по роду своему, но и в том, чтобы нарождались эти определенные и по возможности значительные индивидуальности. А для этого уже недостаточно простого размножения путем случайного и безразличного соединения особей разного пола: для индивидуально-определенного произведения необходимо сочетание индивидуально-определенных производителей, а следовательно, недостаточным является и общее половое влечение, служащее воспроизведению рода у животных. Так как в человечестве дело идет не только о произведении потомства вообще, но и о произведении этого наиболее пригодного для мировых целей потомства и так как данное лицо может произвести это требуемое потомство не со всяким лицом другого пола, а лишь с одним определенным, то это одно и должно иметь для него особую притягательную силу, казаться ему чем-то исключительным, незаменимым, единственным и способным дать высшее блаженство. Вот это-то и есть та индивидуализация и экзальтация полового инстинкта, которою человеческая любовь отличается от животной, но которая, как и та, возбуждается в нас чуждою, хоть, может быть, и высшею силою для ее собственных, посторонних нашему личному сознанию целей, – возбуждается как иррациональная роковая страсть, овладевающая нами и исчезающая как мираж по миновании в ней надобности.

Если б эта теория была верна, если б индивидуализация и экзальтация любовного чувства имели весь свой смысл, свою единственную причину и цель вне этого чувства, именно в требуемых (для мировых целей) свойствах потомства, то отсюда логически следовало бы, что степень этой любовной индивидуализации и экзальтации или сила любви находится в прямом отношении со степенью типичности и значительности происходящего от нее потомства: чем важнее потомство, тем сильнее должна была бы быть любовь родителей, и, обратно, чем сильнее любовь, связывающая двух данных лиц, тем более замечательного потомства должны бы мы были ожидать от них по этой теории. Если вообще любовное чувство возбуждается мировою волею ради требуемого потомства и есть только средство для его произведения, то понятно, что в каждом данном случае сила средства, употребляемого космическим двигателем, должна быть соразмерна с важностью для него достигаемой цели. Чем более мировая воля заинтересована в имеющем явиться на свет произведении, тем сильнее должна она притянуть друг к другу и связать между собою двух необходимых производителей. Положим, дело идет о рождении мирового гения, имеющего огромное значение в историческом процессе. Управляющая этим процессом высшая сила, очевидно, во столько раз более заинтересована этим рождением сравнительно с прочими, во сколько этот мировой гений есть явление более редкое сравнительно с обыкновенными смертными, и, следовательно, на столько же должно быть сильнее обыкновенного то половое влечение, которым мировая воля (по этой теории) обеспечивает себе в этом случае достижение столь важной для нее цели. Конечно, защитники теории могут отвергать мысль о точном количественном отношении между важностью данного лица и силою страсти у его родителей, так как эти предметы точного измерения не допускают; но совершенно бесспорно (с точки зрения этой теории), что, если мировая воля чрезвычайно заинтересована в рождении какого-нибудь человека, она должна принять чрезвычайные меры для обеспечения желанного результата, т. е. по смыслу теории должна возбудить в родителях чрезвычайно сильную страсть, способную сокрушить все препятствия к их соединению.

35. ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ «СМЫСЛ ЛЮБВИ»

35. ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ

Проблема любви постоянно находилась в центре внимания крупнейших мыслителей всех времен и народов. В русской философии никто не сделал так много для ее глубочайшего теоретического осмысления, как Владимир Соловьев. Продолжая линию, идущую от древних, он возвел Любовь в ранг универсального вселенского Начала, не просто управляющего миром, но обусловливающего его как самый Мир. Без любви нет ни жизни, ни смысла существования, ни Бога, ни Человека. Обоснованию данного тезиса фактически посвящено все творчество поэта и мыслителя.

Миросозерцание Соловьева с полным правом можно назвать Философией любви. (Так, кстати, и названа вступительная статья Арсения Гулыги к первому переизданию — после многих лет отлучения и забвения — трудов русского философа). О том же говорил и сам Соловьев — и в философской прозе, и в стихах:

Смерть и Время царят на земле,

— Ты владыкам их не зови;

Все, кружась, исчезает во мгле,

Неподвижно лишь солнце любви.

«Смысл любви» — рубежное произведение Соловьева. Первоначально оно было напечатано в виде пяти статей в русском философском журнале, что позволило автору достаточно основательно изложить суть своего учения. В одной из энциклопедических статей он определял любовь как «влечение одушевленного существа к другому для соединения с ним и взаимного восполнения жизни». В знаменитом трактате он наполняет данную дефиницию конкретным содержанием.

Главный вопрос, который волнует философа: сводится ли половая любовь исключительно к продолжению рода или же она нечто большее. Вывод однозначен: половая любовь ведет, прежде всего, к человеческой целостности, где любящие существа — мужчина и женщина — в акте соития образуют некое новое сверхсущество в соответствии с законами, предписанными высшими космическими законами:

Задача любви состоит в том, чтобы оправдать на деле тот смысл любви, который сначала дан только в чувстве; требуется такое сочетание двух данных органических существ, которое бы создало бы из них одну абсолютную идеальную личность. «…» В эмпирической действительности человека как такового вовсе нет — он существует лишь в определенной односторонности и ограниченности, как мужская и женская индивидуальность (и уже на этой основе развиваются все прочие различия). Но истинный человек в полноте своей индивидуальной личности, очевидно, не может быть только мужчиной или только женщиной, а должен быть высшим единством обоих.

Именно в такой абсолютной целостности и преодолевается эгоизм, от природы присущий всему живому и в особенности — человеку:

Читать еще:  Крещение Руси: нет ни русского, ни украинца, ни белоруса

Эгоизм как реальное основное начало индивидуальной жизни всю ее проникает и направляет, все в ней конкретно определяет. «…» Смысл человеческой любви вообще есть оправдание и спасение индивидуальности через жертву эгоизма. «…» Эгоизм есть сила не только реальная, но основная, укоренившаяся в самом глубоком центре нашего бытия…

«Преодоление эгоизма» — задача, которую провозгласил еще Шеллинг, — возможна только в сфере любви. Во имя нее — сознательно или бессознательно — и приносится в жертву эгоизм. Людвиг Фейербах показал, почему это происходит: любовный акт и половое соитие по своей природе таковы, что, удовлетворяя свои в общем-то всегда эгоистические половые потребности и достигая личного чувственного наслаждения, одна сторона (безразлично какая — мужчина или женщина) одновременно и неизбежно доставляет точно такое же удовлетворение и наслаждение другой стороне. Соловьев также подходит к аналогичному выводу, но формулирует его в сугубо абстрактной форме.

Философа больше волнуют совершенно другие проблемы. Например, насколько связан «пафос любви» с продолжением рода. Ответ: очень незначительно и несущественно. Совсем не редкость, когда продолжение рода, то есть деторождение, происходит не только без какого бы то ни было «пафоса», но даже и без любви как таковой — просто как естественное отправление потребности. Это, с одной стороны. С другой, — можно привести сотни, если не тысячи, примеров, когда любовь достигала высшего, прямо-таки нечеловеческого развития, не сопровождаясь при этом никакой половой близостью, а потому не завершаясь, естественно, и никаким продолжением рода. Любовь Данте к Беатриче и Петрарки к Лауре являются высочайшими образцами того, чего может достигнуть человек в возвышенной любовной страсти и «пафосе». Но хорошо известно также, что ни Данте, ни Петрарка не прикасались к объектам своего вожделения даже кончиком мизинца.

Соловьев продолжил и в определенной мере завершил решение грандиозной философской задачи — дать всестороннее обоснование космической сущности любви. Человеку всего лишь кажется, что он является единственным источником любовной потенции, заложенной в его половых клетках и подкрепленной гаммой эмоций. В действительности же сексуальная энергия (то, что древние именовали Эросом) имеет вселенско-космическое происхождение. Говоря современным языком, она рассеяна в звездно-вакуумном и информационно-энергетическом мире, взаимодействуя в прямом смысле со всей Вселенной (Соловьев предпочитал подчеркивать ее божественную ипостась). Конкретные индивиды — мужчины и женщины — лишь временно аккумулируют и ретранслируют то, что в природе существует извечно. Получая порцию или заряд космической по своей природе сексуальной энергии, они реализуют ее в акте любовного соития, дабы дать продолжение роду и удовлетворить свои потребности носителей любви.

Космизированный образ любви получил у Соловьева и поэтическое оформление в образе-символе Софии-Премудрости Божьей, которая лучезарным светом разливается по всей Вселенной. В отличие от абстрактно-философского «всеединства» (центральная категория в космистской концепции Соловьева) София-Премудрость доступна чувственному восприятию, но только подвижникам и только в минуты наивысшего вдохновения (экстаза). Сам Соловьев трижды испытал соприкосновение с вселенским символом Любви в образе премудрой Софии. Эти встречи описаны русским философом и первоклассным поэтом в хрестоматийной поэме «Три свидания».

Первый раз София-Премудрость явилась Соловьеву — девятилетнему ребенку, впервые испытавшему чувство любви:

София предстала перед ним, пронизанная лазурью золотистой и лучистой улыбкой:

Пронизана лазурью золотистой,

В руках держа цветок, нездешних стран,

Стояла ты с улыбкою лучистой,

Кивнула мне и скрылася в туман.

Точно такой же он — уже доцент и магистр — увидел ее во второй раз, находясь в Британском музее. Но наиболее полное впечатление (описание) осталось от третьей встречи, когда Соловьев ночью оказался в египетской пустыне неподалеку от Каира. Пережив потрясение и забывшись, он проснулся от яркого света, который сливался с утренней зарей:

И в пурпуре небесного блистанья

Очами, полными лазурного огня,

Глядела ты, как первое сиянье

Всемирного и творческого дня.

Знаменательно, что в чувственно воспринимаемом образе «вечной женственности» Соловьев четко уловил и глубинный вселенский смысл:

Что есть, что было, что грядет вовеки —

Все обнял тут один недвижный взор…

Софийность как символ высшей Любви к Богу, Миру и Человеку испокон веков была знаменем и знамением русского народа. Слитая с просветленным образом Богородицы — Пречистой Девы Марии, избравшей Россию «своим последним домом», софийность не только вдохновляла богословов и философов, но и оберегала и обогревала сердце каждого русского человека. Софийские соборы — главные храмы в двух главных городах Древней Руси — Киеве и Новгороде — точно навеки закрепляли своей рукотворной вещественностью и нерукотворной красотой покровительство и сбережение со стороны высших космических начал, воплощенных в Софии-Премудрости.

Через Владимира Соловьева София — этот космоорганизующий и земноустроительный принцип — была воспринята всей плеядой его последователей — главных представителей русского философского Ренессанса: С. Н. Булгаковым, Н. А. Бердяевым, П. А. Флоренским, Л. П. Карсавиным, А. Ф. Лосевым.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

В. С. Соловьёв

В. С. Соловьёв Владимир Сергеевич Соловьёв (1853–1900) — знаменитый русский философ — писал серьёзные трактаты, развивая идеи всеединства, Богоматерии, высокой духовности. Но, как свидетельствовали очевидцы, он обладал незаурядным чувством юмора и заразительно смеялся. И

Владимир Соловьев — Николай Бердяев

Владимир Соловьев — Николай Бердяев Последним блестящим взлетом дворянской культуры в России, ее заключительным величественным аккордом стал русский духовный ренессанс конца XIX — начала XX века. В основе этого мощного духовного и культурного течения стояла грандиозная

ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ СОЛОВЬЕВ. (1853-1900)

ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ СОЛОВЬЕВ. (1853-1900) В.С. Соловьев — русский философ, поэт, публицист, критик. Сын русского историка С.М. Соловьева. Учился на физико-математическом и историко-филологическом факультетах Московского университета. В 1874 году защитил в Санкт-Петербурге

СОЛОВЬЁВ

СОЛОВЬЁВ В первой сотне самых употребительных русских фамилий десять ведут свое начало от названий птиц, правильнее сказать, от прозвищ, связанных с певчими и чирикающими пташками. Так, у современных Соловьёвых в предках определенно был человек с удивительным голосом,

Соловьёв Владимир Сергеевич

Соловьёв Владимир Сергеевич Соловьёв Владимир Сергеевич [16(28).1.1853, Москва, — 31.7(13.8).1900. с. Узкое, ныне в черте г. Москвы], русский религиозный философ, поэт, публицист и критик. Сын С. М. Соловьева. Учился на физико-математическом, затем на историко-филологическом факультете

СОЛОВЬЕВ, Владимир Сергеевич

СОЛОВЬЕВ, Владимир Сергеевич (1853–1900), философ 345 Идолы и идеалы. Загл. статьи (1891) У Ф. Ницше: «Мое ремесло – низвергать идолов – так называю я “идеалы”» («Esse homo» (1888; опубл. в 1908), предисловие, 2). ? Ницше, 2:694. 346 Народопоклонничество. «Идолы и идеалы», II («Вестник

СОЛОВЬЕВ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ

СОЛОВЬЕВ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ Владимир Сергеевич Соловьёв (1853–1900). Русский поэт, философ, публицист, критик. Автор поэмы «Три свидания»; лирических стихотворений, в том числе из «софийного цикла» «Вся в лазури сегодня явилась…», «У царицы моей есть высокий дворец…», «Око

СОЛОВЬЕВ Владимир Александрович (1907—1978), поэт-песенник

СОЛОВЬЕВ Владимир Александрович (1907—1978), поэт-песенник 175 Не любовь, а наказанье – / Друг от друга вдалеке.«Милый мой живет в Казани. » (1938), муз. Б.

Владимир СОЛОВЬЕВ (1853–1900) философ

Владимир СОЛОВЬЕВ (1853–1900) философ У нас (как кто-то заметил) честные люди встречаются реже, чем святые. * * * Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности. * * * Человек должен быть нравственным свободно, а это значит, что ему

Верность в любви См. также «Измена в любви»

Верность в любви См. также «Измена в любви» Верность – это устранение конкуренции. Хельмар Нар* Верность – это наказание за любовь. Эва Радомская-Витек* Верность – самая страшная месть женщины мужчине. Жак Боссюэ* В верности есть немного лени, немного страха, немного

Измена в любви См. также «Верность в любви», «Ревность»

Измена в любви См. также «Верность в любви», «Ревность» Неверность как смерть – она не знает нюансов. Дельфина Жирарден* Любопытство – первая ступенька к измене. Магдалена Самозванец* Я скучала – вот почему это началось. Он мне прискучил – вот почему это

Любовь См. также «Верность в любви», «Измена в любви», «Платоническая любовь», «Разлука и ожидание», «Ревность», «Флирт. Ухаживанье»

Любовь См. также «Верность в любви», «Измена в любви», «Платоническая любовь», «Разлука и ожидание», «Ревность», «Флирт. Ухаживанье» Любовь – это эгоизм вдвоем. Перефразированная Жермена де Сталь Любовь – это взаимное святотатство. Кароль Ижиковский* Любовь – это

anchiktigra

СЧАСТЬЕ ЕСТЬ! Философия. Мудрость. Книги.

Автор: Аня Скляр, кандидат философских наук, психолог.

Владимир Соловьев — Смысл любви (1884). Конспект.

Истина, как живая сила, овладевающая внутренним существом человека и действительно выводящая его из ложного самоутверждения, называется любовью. Любовь, как действительное упразднение эгоизма, есть действительное оправдание и спасение индивидуальности. Смысл человеческой любви вообще есть оправдание и спасение индивидуальности чрез жертву эгоизма. Смысл и достоинство любви как чувства состоит в том, что она заставляет нас действительно всем нашим существом признать за другим то безусловное центральное значение, которое, в силу эгоизма, мы ощущаем только в самих себе. Любовь важна не как одно из наших чувств, а как перенесение всего нашего жизненного интереса из себя в другое, как перестановка самого центра нашей личной жизни. Истинное назначение любви состоит не в простом испытывании этого чувства, а в том, что посредством него совершается. Человек кроме своей животной материальной природы имеет еще идеальную, связывающую его с абсолютной истиной или Богом. К аждый человек заключает в себе образ Божий . Этот образ Божий в любви познается конкретно и жизненно. Должны мы признать за любовью видимое восстановление образа Божия в материальном мире, начало воплощения истинной идеальной человечности. Прежде физиологического соединения должно быть соединение в Боге. В области половой любви противоестественно для человека не только всякое беспорядочное, лишенное высшего, духовного освящения удовлетворение чувственных потребностей наподобие животных, но так же недостойны человека и противоестественны и те союзы между лицами разного пола, которые заключаются и поддерживаются только на основании гражданского закона, исключительно для целей морально-общественных, с устранением или при бездействии собственно духовного, мистического начала в человеке. Как Бог относится к своему творению, как Христос относится к своей Церкви, так муж должен относиться к жене. Отношение же между мужем и женой есть отношение двух различно действующих, но одинаково несовершенных потенций, достигающих совершенства только процессом взаимодействия. Дело истинной любви прежде всего основывается на вере. Коренной смысл любви состоит в признании за другим существом безусловного значения. Мы должны под верою в предмет нашей любви разуметь утверждение этого предмета как существующего в Боге и в этом смысле обладающего бесконечным значением. Это трансцендентное отношение к своему другому, это мысленное перенесение его в сферу Божества предполагает такое же отношение к самому себе, такое же перенесение и утверждение себя в абсолютной сфере. Признавать безусловное значение за данным лицом или верить в него (без чего невозможна истинная любовь) я могу, только утверждая его в Боге, следовательно, веря в самого Бога и в себя как имеющего в Боге средоточие и корень своего бытия. Когда мы воображаем идеальную форму любимого предмета, то под этою формой нам сообщается сама всеединая сущность. Невольное и непосредственное чувство открывает нам смысл любви как высшего проявления индивидуальной жизни, находящей в соединении с другим существом свою собственную бесконечность. Истинная жизнь есть то, чтобы жить в другом, как в себе, или находить в другом положительное и безусловное восполнение своего существа. Основанием и типом этой истинной жизни остается и всегда останется любовь половая, или супружеская.
(Владимир Соловьев, подборка цитат)

Согласно А. Ф. Лосеву, «самое главное — это правильно понимать, что имеет в виду Вл. Соловьев в данном трактате под термином “половая любовь”. Дело в том, что “половой” звучит по-русски слишком натуралистически и прозаически. Скорее — это термин биологический, физиологический, даже слишком мало психологический, скорее бытовой и обывательский. Сам Вл. Соловьев считает этот термин совершенно неудачным для своей теории и употребляет его, как он сам говорит, только за неимением термина более подходящего» [ Лосев А. Ф. «Владимир Соловьёв и его время». Серия «Жизнь замечательных людей». — М.: Молодая гвардия, 2009. — 617 с. ] .

Впервые напечатана в «Вопросах философии и психологии». 1892. № 14. С. 97-107; № 15. С. 161-172; 1893. № 1 (16). С. 115-128; 1893. № 2(17). С. 130-147; 1894. № 1(21). С. 81-96.

Писательская манера Вл. Соловьева своеобразна: он не убеждает, а объясняет; он не проповедник, а учитель. В одном из писем Фету (1889?) он признавался: «Я, впрочем, не только об угождении, но даже об убеждении людей давно оставил попечение. Довольно с меня свидетельствовать, как умею, об истине, в которую верю, и о лжи, которую вижу».

Склонность к учитальству, даже нравоучительству — психологическая особенность ума Соловьева, черта, быть может, наследственная, родовая, идущая — через отца-профессора — от деда и прадеда, православных священников. Оттого и названия многих его работ откровенно назидательны, дидактичны: «Смысл современных событий», «Общий смысл искусства«, «Что значит слово «живописность»», «Смысл войны». В этом ряду стоит и «Смысл любви», статья, над которой он работал с особым тщанием, недовольный собой или — так вернее! — недовольный принципиальной невозможностью высказать свои давние и твердые убеждения так, чтобы их поняли и приняли. В сущности, Соловьев, несмотря на привычку к каждодневному писательскому труду и потрясающую порой откровенность, недалеко отошел от своего наставникав философии П. Д. Юркевича, о котором он, совсем молодой человек, писал в 1874 г.: «Как и большая часть русских даровитых людей, он не считал нужным и возможным давать полное внешнее выражение всему своему умственному содержанию, выворачивать его наружу напоказ, он не хотел перевести себя в книгу, превратить все свое духовное существо в публичную собственность».

Завершая работу над «Смыслом любви», Вл. Соловьев сообщал Н. Я. Гроту: «Какая это вышла размазня, какая каша поганая, какая мерзостыня! А ведь я хотел написать как можно лучше». Суровость оценки — от самоиронии, от умения критически взглянуть на свой труд., но, главным образом, от важности для автора самой темы. Еще в докторской диссертации «Критика отвлеченных начал», защищеннойв апреле 1880 г., Соловьев близко подошел к пониманию «смысла любви»»: «Любовь есть самоотрицание существа, утверждение им другого, и между тем этим самоотрицанием осуществляется его высшее самоутверждение. Отсутствие самоотрицания, или любви, то есть эгоизм, не есть действительное самоутверждение существа, — это есть только бесплодное, неудовлетворимое стремление или усилие к самоутверждению, вследствие чего эгоизм и есть источник всех страданий; действительное же самоутверждение достигается только в самоотрицании, так что оба определения суть необходимо противоположные себя самих. Итак, когда мы говорим, что абсолютное первоначало, по самому определению своему, есть единство себя и своего отрицания, то мы повторяем только в более отвлеченной форме слово великого апостола: Бог есть любовь.

Как стремление абсолютного к другому, то есть к бытию, любовь есть начало множественности, ибо абсолютное само по себе, как сверх-сущее, безусловно-едино; притом всякое бытие есть отношение, отношение же предполагает относящихся, то есть множественность. Но абсолютное, будучи началом своего другого или единством себя и этого другого, то есть любовью, не может, как мы видели, перестать быть самим собою; напротив, как в нашей человеческой любви, которая есть отрицание нашего я, это я не только не теряется, но и получает высшее утверждение, так и здесь, полагая свое другое, абсолютное первоначало тем самым утверждается как такое в своем собственном определении».

После «Смысла любви» тема по-прежнему не отпускает Соловьева. В 1896 г. он пишет статью «Любовь» для Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, любви и нравственности посвящены многие страницы «Оправдания добра», «Жизненной драмы Платона».

██ ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ (1853-1900). ██ Русский философ, писатель, религиозный мыслитель, мистик, поэт, публицист, литературный критик.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector