0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Предание о китеже. Сказание о невидимом граде китеже и деве февронии

Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии

«Сказа́ние о неви́димом гра́де Ки́теже и деве Февро́нии» — опера русского композитора Николая Андреевича Римского-Корсакова. В опере четыре действия, шесть картин. Основой сюжета стала легенда конца XVIII века о граде Китеже. Либретто было составлено композитором совместно с В. И. Бельским. Римский-Корсаков приступил к написанию музыки к опере в 1903 году. 7 (20) февраля 1907 года на сцене Мариинского театра в Петербурге состоялась премьера оперы.

Содержание

Действующие лица

  • Князь Юрий Всеволодович — бас;
  • Княжич Всеволод Юрьевич — тенор;
  • Феврония — сопрано;
  • Гришка Кутерьма — тенор;
  • Федор Поярок — баритон;
  • Отрок — меццо-сопрано;
  • Двое лучших людей — тенор, бас;
  • Гусляр — бас;
  • Медведчик — тенор;
  • Нищий-запевало — баритон;

Богатыри татарские:

  • Бедяй — бас;
  • Бурундай — бас;

Райские птицы:

Княжьи стрельцы, поезжане, домрачи, лучшие люди, нищая братия и прочий народ. Татары.

Сюжет

Действие I

Опера открывается увертюрой «Похвала пустыне». В «пустыне» — то есть в пустом месте, в глухом лесу юная девушка Феврония живёт со своим братом-охотником. Феврония дружит со зверями; она не боится даже страшного медведя. Заблудившись во время охоты, княжич Всеволод случайно встречается с Февронией. Девушка думает, что он княжеский ловчий. Всеволод спрашивает, ходит ли девушка молиться в церковь. Феврония рассказывает, что природа для неё — «великая церковь», молитва в которой дарит радость. Всеволод в недоумении: он воспитан в аскетических понятиях, считает земную жизнь юдолью скорби и сам хотел бы когда-нибудь уйти в монастырь. Но Феврония убеждает его, что человек не может жить без радости и веселья, и только радость ведет к истинному спасению души. Потрясенный её мудростью, княжич делает ей предложение; они обмениваются кольцами. Княжич уходит; вслед за ним Февронию находят его дружинники. Только тут она узнает, что ее жених — сын князя Юрия.

Действие II

В Малом Китеже люди ждут приезда невесты княжича. Скоморохи с медведем развлекают публику («Покажи, Михайлушко, покажи, дурашливый»). Гусляр поет печальную песню о турах и турице: в ней содержится предсказание трагической судьбы города. Из кабака вываливается пьяница — Гришка Кутерьма. Местные богачи подбивают его посмеяться над Февронией: им кажется, что княжич унизил себя женитьбой на простой девушке. Приезжает Феврония. Гришка обращается к ней с грубыми насмешками, называя её «невестой из болота», на которой «шуба из мышиных хвостов». Добрая Феврония просит людей не обижать Гришку, а самому ему советует помолиться Богу. В ответ пьяница снова осыпает ее насмешками. Слуга княжича, Поярок, приказывает играть свадебную песню. Свадебный поезд уезжает. Вдруг возникает паника. К городу приближается татарское войско. Люди в ужасе бегут. Звучит хор — «Ой беда идёт, люди, ради грех наших тяжких, и не будет спасенья, до единого сгинем». Появляются татары. Они хотят узнать путь к Великому Китежу. Но несмотря на пытки, горожане ничего не говорят врагам. Единственный, кто согласен выдать соотечественников — Гришка Кутерьма. В живых остаются только он и Феврония, которую берут в плен.

Действие III

В Великий Китеж приходит страшная весть о татарском нашествии. Ослепленный татарами Поярок рассказывает о случившемся; ему сказали, что путь в город татарам выдала Феврония. Люди молятся. Княжич, собираясь на битву, запевает песню «Поднялася с полуночи дружинушка крестьянская». Таинственный покров опускается на Китеж: люди понимают, что происходит чудо. Звучит оркестровая картина «Сеча при Керженце», которая изображает трагическое сражение армии княжича Всеволода с татарами. В тумане татары пытаются найти путь к Великому Китежу. Татарские вожди — Бурундай и Бедяй — спорят из-за Февронии; в конце концов, Бурундай убивает соперника. Между Февронией и Гришкой происходит спор; в конце концов, Гришка рассказывает ей, что «велел сказывать», что именно она оказалась предательницей. В ужасе Феврония спрашивает «Ты уж, Гриша, не антихрист ли?», на что тот цинично отвечает: «Просто я последний пьяница, нас таких на свете много есть». Феврония освобождает Гришку; тот пытается бежать, но тут наступает утро. Великий Китеж исчез, видно только его отражение в воде. Гришка уводит Февронию в лес. Татары в ужасе и недоумении бегут подальше от озера.

Действие IV

Гришка и Феврония идут по лесу. Безумие охватывает Гришку, и он с воплем убегает. Измученная Феврония засыпает. На ветвях деревьев загораются свечи; вскоре вокруг девушки уже не чаща, а райский сад, где поют невиданные птицы — Сирин и Алконост. Феврония видит своего потерянного жениха. Звучит оркестровая картина — «Хождение в невидимый град». Наконец, Феврония в Великом Китеже. Город чудесно преображен. Звучат свадебные песни в честь Февронии и Всеволода. Но Феврония не может забыть Гришку Кутерьму: она жалеет его, верит, что он раскается и придет в себя. Феврония пишет ему письмо, выражая надежду, что когда-нибудь и он сможет попасть в невидимый град. Теперь Феврония и Всеволод могут обвенчаться.

Читать еще:  Ферапонтов монастырь и уникальные фрески дионисия. Ферапонтов монастырь Фрески дионисия в ферапонтовом монастыре единственный

Интересные факты

  • Замысел оперы возник у Римского-Корсакова, когда композитор работал ещё над оперой «Сказка о царе Салтане».
  • Либретто оперы, написанное В. И. Бельским, имеет репутацию одного из лучших в истории жанра и занимает видное место в истории литературы. За него Бельский получил премию им. А. С. Пушкина, одну из престижнейших отечественных литературных премий того времени.
  • На свой «Китеж» Римский-Корсаков смотрел как на последний крупный труд, завершающий, в сущности, всю его жизнь, как на её итог, и одно время он даже думал разрешить публикацию и постановку оперы только после своей смерти.
  • Это опера — единственный пример тройной альтерации музыкального звука (трижды диез). Знак используется под цифрой 220.

Постановки

  • 7 февраля 1907 — Мариинский театр (дирижёр Феликс Блуменфельд, реж. Василий Шкафер, художники Константин Коровин и Васнецов; Юрий Всеволодович — Иван Бурхардт, Всеволод — Андрей Лабинский, Феврония — Мария Кузнецова-Бенуа, Гришка Кутерьма — Иван Ершов, Федор Поярок — Василий Шаронов, Отрок — Мария Маркович, Медведчик — Григорий Угринович, Бедяй — Иван Григорович, Бурундай — Константин Серебряков, Сирин — Надежда Забела-Врубель, Алконост — Евгения Збруева, Гусляр — Владимир Касторский);
  • 1908 — Большой театр (дирижёр Вячеслав Сук, реж. Иосиф Лапицкий, художники Коровин, Михаил Клодт, Васнецов; Юрий Всеволодович — Василий Петров, Всеволод — Николай Ростовский, Феврония — Надежда Салина, Гришка Кутерьма — Антон Боначич, Поярок — Георгий Бакланов, Отрок — Елизавета Азерская, Бурундай — Степан Трезвинский);
  • 1916 — Большой театр, возобн. (дирижёр Вячеслав Сук, реж. Пётр Оленин, художники Коровин, Клодт, Внуков и Петров).
  • 15 ноября 1918 — Петроградский театр оперы и балета (дирижёр Коутс, реж. Мельников, художники Коровин, Овчинников и Внуков; Юрий Всеволодович — Филиппов, Всеволод — Большаков, Феврония — Николаева, Гришка Кутерьма — Ершов, Поярок — Андреев, Медведчик — Угринович, Бедяй — Белянин, Бурундай — И. Григорович, Сирин — Коваленко, Алконост — Панина, Гусляр — Грохольский)
  • 1926 — Большой театр (дирижёр Сук, пост. Раппопорта, художники Коровин, Клодт, Васнецов; Юрий Всеволодович — В. Петров, Всеволод — Богданович, Феврония — Держинская, Гришка Кутерьма — Озеров, Поярок — Савранский, Отрок — Антарова, Гусляр — Норцов, Бедяй — Лубенцов, Сирин — Катульская, Алконост — Петрова);
  • 1934 — Большой театр (дирижёр Голованов, реж. Нардов, художники Коровин и Федоров, хорм. Авранек; Юрий Всеволодович — Михайлов, Всеволод — Федотов, Феврония — Кругликова, Гришка Кутерьма — Озеров, Поярок — И. Бурлак (Стрельцов)).
  • 1955 — в концертном исполнении в Москве (дирижёр Самосуд) и Ленинграде (дирижёр Грикуров).
  • 1958 — Театр оперы и балета им. Кирова (дирижёр Ельцин, реж. Соковнин, худ. Юнович, хорм. А. Михайлов).
  • 1949 — Театр оперы и балета Латв. ССР (дирижёр Глазуп, пост. Васильева, худ. Лапинь, хорм. Ванаг); 1962, там же.
  • Барселона (1926, на рус. яз.)
  • Лондон (1926, концертное исполнение на рус. яз., т-р «Ковент-Гарден»)
  • Париж (1926, концертное исполнение на рус. яз; 1929, на рус. яз.)
  • Рига (1926)
  • Буэнос-Айрес (1929.на рус. яз)
  • Милан (1933, т-р Ла Скала)
  • Брно (1934)
  • Дуйсбург (1935)
  • Загреб (1935)
  • Филадельфия и Нью-Йорк (1936, на рус. яз)
  • Каунас (1936)
  • Берлин (1937)
  • Прага (1938)
  • Брюссель (1939, концертное исполнение на рус. яз.)
  • Лондон (1951, концертное исполнение — дирижёр Добровейн)
  • Милан (1951, т-р Ла Скала — дирижёр Добровейн, реж. Добровейн)
  • Рим (1960) и др.

Сказание о невидимом граде Китеже

Авторы и постановщики

Музыка Николая Римского-Корсакова
Либретто Владимира Бельского

Музыкальный руководитель – Валерий Гергиев
Режиссер и художник-постановщик – Дмитрий Черняков
Художники по костюмам: Ольга Лукина, Дмитрий Черняков
Художник по свету – Глеб Фильштинский
Адаптация света на сцене Мариинского-2 – Камиль Кутыев
Ответственный концертмейстер – Наталия Мордашова

Краткое содержание

Краткое содержание оперы публикуется в авторском изложении Дмитрия Чернякова

Вступление
Похвала пустыне

Действие I
Пустынь
Середина лета. Птицы поют, кукушка кукует. Дело к вечеру. В лесной глухомани, в пустыни, с детства живет Феврония. На ее голос собираются птицы и звери: Журавль, Медведь, Тур.
Заблудившись во время охоты, в пустынь забрел княжич Всеволод, сын правителя Великого Китежа князя Юрия. В изумлении он застывает перед Февронией, говорящей со зверьми. Не наваждение ли это?
Но Феврония ласково и приветливо встречает гостя, которого приняла за княжеского ловчего.
Всеволоду нужно спешить, ведь уже темнеет, к тому же кровоточит рана, оставленная медвежьими когтями. Феврония заботливо обмывает рану и прикладывает к ней лесные травы. Пораженный чудесным исцелением, Всеволод расспрашивает Февронию, кто она и почему живет одна в лесной глуши. Феврония говорит о своей простой и бедной жизни, о нужде, о зимней стуже. О желанном приходе весны, когда цветение природы и голоса вешних птиц рождают в ней чудесные видения, золотые сны. Она словно видит преображение природы в храм Божий – пророчество, которому суждено сбыться.
Всеволод поначалу с сомнением слушает необычные речи. Но рассказы Февронии о Божьей радости увлекают и его. Восхищенный княжич обручается с девушкой. Заслышав в лесу голоса охотников, он прощается с ней. Феврония в смятении: последовав за Всеволодом в Великий Китеж, она должна будет оставить лесную обитель, зверей и птиц.
Появляются разыскивающие княжича охотники во главе с Федором Поярком и объявляют Февронии, кто был ее гость.

Читать еще:  Клонирование человека станет возможным, но не очень нужным

Действие II
Малый Китеж
Толпится народ, идет торговля. Нищие просят подаяния, снуют мальчишки. Горький пьяница Гришка Кутерьма смешит толпу. Городская жизнь идет своим чередом. Но сегодня здесь царит необычное оживление: через этот город проедет невеста княжича Феврония. Древний старик пророчествует о страшном бедствии и разорении, которое постигнет землю. Сперва испугавшись, толпа отказывается верить предсказаниям – беды, мол, ждать неоткуда.
«Лучшие люди» (богатые китежане) с негодованием наблюдают за оживлением толпы: оскорбил их Всеволод, взяв невесту без роду, без племени. Снабдив деньгами бражника Гришку Кутерьму, они хотят, чтобы тот унизил Февронию. Гришка рад поглумиться. Наконец-то прибывает Феврония в сопровождении Федора Поярка.
Толпа приветствует невесту. К Февронии пытается протиснуться изрядно захмелевший Гришка, но его не пускают. Она берет пьяницу под свою защиту. Кутерьма издевается над Февронией, высмеивая ее низкое происхождение. Она отвечает искренне и смиренно, жалеет горького пьяницу. Гришка теряется, злится и от злости кричит, предрекая Февронии нищету и унижения.
Общее смятение прерывает Поярок, призывая заводить свадебную песню. Но песня обрывается. Ко всеобщему ужасу пророчество старика сбывается: орды хана Батыя во главе с Бедяем и Бурундаем врываются в город. Татары убивают перепуганных жителей, хватают Февронию, ослепляют Федора Поярка.
Никто не указал им дороги на Великий Китеж. Один только обезумевший от страха пыток Гришка соглашается вести татар.
Феврония молит Бога сотворить град невидимым.

Действие III
Великий Китеж
В полночь весь народ от старого до малого собрался, чтобы узнать участь Великого Китежа. Все обступили Федора Поярка, который вместе с Отроком добрался до города. Всех потрясают его полные ужаса слова о страшном бедствии, о падении без боя Малого Китежа, о том, что, по слухам, сама невеста Феврония ведет татар к Китежу Великому.
Народ подавлен. Скорбит старый князь Юрий. Молитвы китежан чередуются со знамениями. Отрок видит горящий город и кровавые реки, текущие из его ворот. Это видение сменяет картина разоренного Китежа, и наконец Отроку является пустой берег озера Светлый Яр, затянутый туманом: город исчезнет с лица земли.
Китежане готовятся к смерти. Княжич Всеволод призывает мужчин в поле, на битву с врагом. Дружина уходит навстречу неминуемой гибели. Остаются жены, матери, дети. Они прощаются друг с другом.
Сами собой тихо загудели церковные колокола, на город густым покровом опускается туман. На пороге смерти или нового рождения скорбь китежан сменяется светлой радостью.
Сеча при Керженце
Княжеская дружина гибнет в кровавой битве с татарами. Всеволод получает сорок смертельных ран.
У озера Светлый Яр
Глухая ночь, темень непроглядная. Противоволожный берег, где стоит Великий Китеж, окутан густым туманом. Гришка выводит татар к озеру. Бедяй и Бурундай подозревают, что Кутерьма специально завел их в чащу и угрожают ему расправой, если поутру не увидят города, а пока привязывают его к дереву. Усталые татары делят добычу. Бурундай требует себе Февронию и во вспыхнувшей ссоре убивает Бедяя. Весь стан погружается в сон. Феврония плачет по погибшему Всеволоду. Кутерьму терзают страх смерти и китежский звон Успения, который непрерывно ему чудится. Окликая Февронию, он умоляет вызволить его, но та боится татарской расправы. Гришка признается, что велел всем говорить, будто это она повела татар на Китеж, а значит, беречь свою жизнь ей теперь незачем. Феврония поражена и напугана чернотой гришкиной души, но его жалобы заставляют ее перерезать веревки. Она отпускает Гришку, чтобы он смог замолить грех предательства. Кутерьма от страха не может бежать. В отчаянии он хочет броситься в озеро, но останавливается как вкопанный: в первых лучах зари он видит пустой берег и опрокинутое отражение города. Праздничный звон становится все громче. Кутерьма теряет рассудок и с диким криком бросается в лес, увлекая за собой Февронию.
Его крики разбудили татар. Увидев в воде отражение невидимого Китежа, они в безотчетном ужасе разбегаются.

Действие IV
Непроходимое место в китежских лесах
Темная ночь. Сквозь чащу много дней пробирается обессиленная Феврония в разорванном платье, Кутерьма следует за ней. Гришкины речи безумны. Не зная, где спрятаться от страха, он то возвращается к прежнему нахальству, то слезно жалуется. Феврония учит его молиться земле-матери, но Гришке повсюду чудятся бесы, и в конце концов он с диким воплем убегает в дремучую чащу.
Феврония окликает Гришку, но ответа нет. Она осталась одна. Путь завершен. Феврония ложится на траву и ждет смерти. Она погружается в блаженное состояние: усталость и боль прошли. И будто во сне начинают сбываться ее пророчества: мистическим образом все, о чем рассказывала она Всеволоду при первой встрече, обращается в явь. В момент, когда душа ее покидает земную жизнь, она видит преображение леса в Божий храм, видит райские цветы, слышит вещих птиц. Птица Алконост поет о смерти, покое и милости, птица Сирин – о радости и вечной жизни.
Феврония встречает погибшего жениха Всеволода. Полная сил, она бросается к нему. Теперь он приносит ей хлеб – хлеб причастия. Они отправляются в далекий путь, и перед дорогой исстрадавшейся Февронии нужно укрепиться. Крошки хлеба она бросает лесным птицам.
Хождение в невидимый град
Успенский звон все громче и громче. Сирин и Алконост поют о новом небе, новой земле, о светлом царстве и несказанном свете.
Невидимый град
Феврония и Всеволод входят в град Китеж, чудесно преображенный. Яркий, яркий свет со всех сторон. Феврония сквозь слезы умиления всматривается в счастливых китежан. Здесь и князь Юрий, и Отрок, и прозревший Поярок. Она узнает знакомую свадебную песню – ту самую, что не допели в Малом Китеже. Не помня себя от счастья, Феврония не понимает, за что ей эта радость, удивляется свету и белизне риз. Князь Юрий отвечает, что этот свет – молитвы праведных, что огнистыми столпами восходят к небесам, а белые ризы омыты слезами мучеников.
Среди этой гармонии Февронии не хватает только одного: она помнит об оставшемся в лесу Гришке и хочет ввести его в град. Но его время еще не пришло. Тогда Феврония пишет ему письмо и сообщает, что Китеж не пал, но скрылся, а китежане не умерли, но живут в дивном месте. Письмо Февронии – благая весть, указывающая на знамения как на путь в невидимый град.
Под колокольный звон и песнь вечной радости Всеволод и Феврония идут в собор венчаться.

Читать еще:  Триграмма белых гор. Триграммы и их значение

О спектакле

«Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» – последняя большая эпическая опера Римского-Корсакова. Само ее длинное название адресует к былинным сказаниям, к их неторопливому, поэтически образному слогу. Думается, что главные слова в этом названии – «невидимый» и «дева». В последние годы своей жизни, пришедшиеся на начало смутных времен в России, композитор много размышлял о драматической судьбе родины и уже предчувствовал новые испытания, которые ей предстояло пережить. Он писал о «душных, тревожных состояниях», беспокоивших его, и грезил о «невидимой», то есть призрачно-идеалистической, затерянной в былинно-сказочном прошлом «девственной святой Руси». В философии этой оперы (а к ней нужно относиться именно как к философскому труду) много аллюзий и подтекстов. Сам сюжет ее мифологичен и в существе своем близок к библейским притчам: это история о силе человеческой природы, одухотворенной верой. Той силе, которая побеждает бесовскую «нежить» (слова самого Римского-Корсакова) искренностью и истовостью веры. Не случайно поэтому половину оперного действия занимают молитвы, коллективные или потаенно-исповедальные. А весь интонационный строй «Китежа» как бы всматривается вглубь, в исконные, сакральные первоосновы «русского духа». В этот последний период своей жизни Римский-Корсаков находился на вершине творческой зрелости, но постоянно занимался обновлением своего музыкального языка. Он писал: «Я чувствую, что вступаю в какой-то новый период и что овладеваю приемом, который у меня до сих пор являлся как бы случайным…» Речь идет об особой манере вокального письма, близкой к древним крестьянским распевам, свободным от тисков западноевропейской классической гармонии. Именно в «Китеже» результаты этих поисков достигли совершенного воплощения, как в больших хоровых сценах, так и в монологах солистов.
Премьера оперы состоялась 7 февраля 1907 года в Мариинском театре и прошла с исключительным успехом, которому предшествовали полтора года напряженных репетиций. Многие идеи шестидесятитрехлетнего композитора даже молодому поколению артистов казались чересчур радикальными, и однажды, уходя с очередной репетиции, Римский-Корсаков воскликнул: «Ноги моей не будет в этом театре». Общий язык все же был найден, композитор высоко оценил плоды нелегкого совместного труда.
Впоследствии театр неоднократно обращался к «Китежу»: постановки 1910, 1918, 1958, 1994 годов и, наконец, нынешняя – 2001 года. Режиссер Дмитрий Черняков использовал некоторые элементы оформления первой постановки, например – живописные занавесы Коровина и Васнецова. Но присущий ему новаторский дух проявился и в этой работе. Уже в начале действия декорации лесной пустоши, где обитает Феврония, пленяют зрителя видеорядом удивительной, сказочной прелести. Они столь причудливы, что сразу переносят зрителя в иные временные и пространственные координаты, в смысловое поле русского эпоса. По-иному решен образ Малого Китежа – вместилища мирских сует. Он напоминает некий привокзальный буфет с его обычной нищетой и неприкаянностью. Наконец, в финале режиссер блестяще визуализировал метафору преображения человеческого духа – путь искупления грехов и вознесения из земного тлена в царство небесного света.
Враг внешний мыслится Дмитрием Черняковым как враг внутренний, укоренившийся в слабых душах, беспомощных перед соблазнами порока. Тревожные предчувствия Римского-Корсакова находят, к несчастью, свое воплощение в сегодняшней России. Поэтому грандиозный духовный труд композитора, помещенный в партитуру «Китежа», до сих пор остается актуальным и даже злободневным. О том, почему так происходит, режиссер и размышляет в своей постановке.
Владимир Раннев

Спонсор постановки: Фонд Мариинского театра (Великобритания)

Мировая премьера: 7 февраля 1907 года, Мариинский театр
Премьера постановки: 20 января 2001 года

Продолжительность спектакля 4 часа 50 минут
Спектакль идет с тремя антрактами

Узнать больше об этой постановке, посмотреть фотографии с репетиций и спектаклей можно на виртуальной выставке «Римский-Корсаков в Мариинском»

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector