4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поцелуй Иуды: почему именно этот знак выбрал библейский предатель

Содержание

Поцелуй Иуды: почему именно этот знак выбрал библейский предатель

«Поцелуй Иуды» – это выражение уже давно стало фразеологизмом, который используют для обозначения предательства. Согласно Евангелию, ученик Иисуса Иуда, который сдал своего учителя стражникам, действительно поцеловал того. Однако для чего он это сделал? И почему Иуда воспользовался именно поцелуем, а не каким-либо другим знаком?

В апокрифе «Слово о сошествии Иоанна Крестителя во ад», восходящем к византийским сочинениям Евсевия Эмесского и Евсевия Александрийского, подробно рассказывается о том, как дьявол подтолкнул Иуду к предательству и проводится следующее рассуждение о его поцелуе в Гефсиманском саду:

«О поцелуй, полный беззакония! О поцелуй, гибельный для души! О уступка геенне огненной! Блудница, целовавшая ноги Владыки, душу свою очистила от скверны. Этот же, поцеловав, душу свою погубил. Она, целуя, список грехов своих разорвала, этот же, целуя, вычеркнул себя из книг жизни. О премудрость женщины! О неразумье ученика! Когда она целовала ноги Владыки, ангелы радовались и венец ей готовили, когда этот целовал — бесы радовались и сплетали веревку для повешения».

  1. Слово о сошествии Иоанна Крестителя во ад
  2. Суд над Иисусом Христом: богословский и юридический взгляд
  3. Амессай // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб. , 1890—1907.
  4. Михаил (Лузин). Толковое Евангелие. Т. 1. М., 1870. С. 503
  5. Толкование Феофилакта Болгарского на Евангелие от Луки
  6. Иоанн Златоуст. Беседа «О предательстве Иуды»
  7. Поцелуй (Энциклопедия «Символы, знаки, эмблемы»)
  8. Перевод: «я врагам Твоим не открою тайны, и не дам Тебе такого поцелуя, как Иуда, но как разбойник (покаявшийся на кресте) верую в Тебя»

Wikimedia Foundation . 2010 .

  • Похутукава
  • Поцелуй перед смертью (фильм, 1991)

Смотреть что такое «Поцелуй Иуды» в других словарях:

Поцелуй Иуды — ПО ЕЛУЙ, я, м. Прикосновение губами к кому чему н. как выражение привета, любви, ласки, уважения. Жаркий, нежный п. П. в губы. Осыпать поцелуями кого н. Протянуть руку для поцелуя. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

Поцелуй Иуды — см. Иуда. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М.: «Локид Пресс». Вадим Серов. 2003 … Словарь крылатых слов и выражений

ПОЦЕЛУЙ ИУДЫ — что Подлое, лицемерное предательство; ложная демонстрация любви. Подразумевается крайняя степень цинизма и безнравственности предателя. Имеется в виду, что кто л., совершая изменнический поступок (Р) по отношению к кому л., реже к чему л.,… … Фразеологический словарь русского языка

поцелуй иуды — О каком л. предательском действии, скрытом за лицемерным проявлением любви, дружбы … Словарь многих выражений

Иудин поцелуй (поцелуй Иуды) — Книжн. Предательский поступок, лицемерно прикрываемый проявлением любви, дружбы. /em> Восходит к Евангелию. БМС 1998, 468 … Большой словарь русских поговорок

ПОЦЕЛУЙ — (или, устар., поцалуй), поцелуя, муж. Прикосновение губами к кому чему нибудь в знак любви, дружбы, привета, уважения или как выражение чувственного влечения к кому нибудь. Дружеский поцелуй. Жаркий поцелуй. Дать поцелуй кому нибудь (поцеловать… … Толковый словарь Ушакова

поцелуй — Лобзание. Воздушный поцелуй; поцелуй Иуды. .. дать поцелуй. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. поцелуй лобзание, целование; лобызание, чмок, поцелуйчик, засос Словарь… … Словарь синонимов

ПОЦЕЛУЙ — ПОЦЕЛУЙ, я, муж. Прикосновение губами к кому чему н. как выражение привета, любви, ласки, уважения. Жаркий, нежный п. П. в губы. Осыпать поцелуями кого н. Протянуть руку для поцелуя. • Поцелуй Иуды (книжн.) предательский поступок под маской любви … Толковый словарь Ожегова

Поцелуй — У этого термина существуют и другие значения, см. Поцелуй (значения). В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы мо … Википедия

Грех Иуды: роковое предательство или замысел Небес

Иуда Искариот — это тот самый предатель, из-за которого был распят Иисус Христос. Мало кто сомневается в самом факте предательства, однако предметом споров до сих пор является его причина.

Было ли предательство Иуды следствием его сребролюбия? Или же оно оказалось предначертано самим Небом? Ответы на эти вопросы богословы ищут до сих пор.

Грех имел место быть, ведь Иуда не просто совершил предательство, а отрекся от Господа, продав его за 30 серебренников из-за собственной алчности . Этот грех считается одним из самых страшных. Мы собрали все семь смертных грехов в одну статью, чтобы на Страстной неделе каждый мог позаботиться о своей душе.

Говоря о грехе сребролюбия, церковь не желает своим прихожанам неблагополучия. Именно у Бога стоит просить о финансовом благосостоянии, если вы попали в трудное положение. А важно при этом не впадать в мракобесие и не совершать ради денег неблаговидных поступков. Об этом и о многом другом рассказывают прошедшие через бедность люди, на своем примере убедившиеся в силе молитвы.

Корысть или происки дьявола

Итак, Иуда отрекся от Христа, однако почему он это сделал, не ясно до конца никому, кроме него самого и Бога. Никто из учеников Иисуса Христа и сам Иисус еще при жизни не знали, почему Иуда так поступил. В соответствии писанием, он предал своего учителя и Бога, потому что им овладели алчность и зло или же бес и дьявол. Уступив ему, Иуда поддался искушению и согрешил против своей веры.

По словам Матфея, Иуда предал Иисуса за 30 серебренников, что было в те времена целым состоянием, на которое можно было купить дом. Это свидетельство, тем не менее, оспаривается, так как встречается оно только в Евангелие от Матфея.

Поцелуй Иуды

В соответствии с Библией, Иуда договорился с первосвященниками и старейшинами, что поцелует того, кто именует себя Иисусом. Таким образом этот жест стал условным знаком для стражи, схватившей Христа. Сегодня «поцелуй Иуды» — это самый известный символ предательства.

Что случилось после с Иудой, тоже не до конца известно. По версиям учеников, он повесился, совершив третий грех — самоубийство. Есть и небиблейские версии, что Иуда прожил долгу жизнь и умер от страшной болезни. Но в любом сказании жизнь его весьма печальна, а конец ее безрадостен.

Великий пост посвящен смерти Иисуса и его страданиям. Страстная неделя отражает все события, предшествовавшие смерти Христа и его Воскресению. Именно поэтому весь пост праведные люди стараются вести скромный и смиренный образ жизни. Именно молитвами мы становимся ближе в Богу во время Страстной недели. Узнать тексты лучших молитв для Великого поста вы можете в другой нашей статье.

Замысел Небес

Никто из живущих людей не может даже предположить — была ли смерть Иисуса замыслом Отца нашего Небесного или это были стечения обстоятельств. Конечно, об этом может знать только сам Бог, и в этом мире нам не суждено узнать, что двигало Иудой.

Известно, что замыслом небес было спасение людей от греха. Более того, сам Иисус сказал, что он явит себя миру во второй раз, когда люди погрязнут во грехе и безверии. Это позволяет предположить, Иуда мог продать душу дьяволу, но предательство его все же нужно было и Небесам.

Вызывает вопрос и его последующее раскаяние. Ведь если он продал своего Учителя и получил желаемое, откуда этот запоздавший благородный порыв? А если им двигал дьявол, то почему Иуда все же вешается? Ответить на эти вопросы пока не возможно, и нас остается лишь заботиться от чистоте теперь уже наших душ.

В виду событий Страстей Христовых, к Пасхе священнослужители рекомендуют каждому проходить таинство причастия, чтобы встречать светлое время в душевной чистоте. Сблизиться с Богом поможет только крепкая вера и истинная любовь, чистейшим проявлением которой будет искупление грехов.

Читать еще:  Католическая Пасха – праздник Воскресения Иисуса Христа. Празднование католической Пасхи: обычаи и традиции Когда отмечают пасху католическая церковь

Лучше всего исповедаться в Чистый четверг. Подготовка к исповеди должна проходить в чтении молитв и посте. Советы церкви подскажут, как правильно исповедоваться и чего не стоит делать перед этим таинством.

Смерть Иуды

Согласно Евангелиям, после предательства и распятия Иисуса Христа, Иуда раскаялся. В Библии есть две версии дальнейшего развития событий. По одной (ее описывает Матфей), Иуда хотел вернуть первосвященникам их деньги. Он пришел к ним и заявил, что совершил страшный грех, пролив невинную кровь. Первосвященники восприняли эти слова равнодушно, ответив, что ответственность на это полностью лежит на Иуде, а они здесь ни при чем. После этого Иуда якобы бросил злополучные тридцать сребреников в храм и повесился. Деньги же эти были использованы для покупки поля, которое стало местом погребения иностранцев. Его назвали Полем крови.

Другая версия, изложенная в «Деяниях Апостолов», несколько отличается от вышеприведенной. Согласно ей, после разговора с первосвященниками, Иуда Искариот приобрел на эти тридцать сребреников участок земли – то самое Поле крови, — на котором и умер ужасной смертью: ринулся вниз с высоты, и от удара об землю все внутренности его вывалились наружу.

Интересно, что раннехристианский святой Папий Иерапольский выдвигает третью версию, объединяющую вышеуказанные две. По Папию, Иуда действительно повесился, но под тяжестью тела веревка оборвалась, Иуда упал, ударившись об землю, и от удара его внутренности выпали.

После предательства и смерти Иуды в числе двенадцати апостолов его заменил другой человек – Матфий, из числа тех, кто все время был вместе с апостолами и был вместе с ними свидетелем Его воскресения.

«Евангелие Иуды»

Исключительным персонажем, превыше всех апостолов, Иуда представлен и в неканонической раннехристианской рукописи, известной как «Евангелие Иуды». Полуистлевший папирус впервые всплыл в конце 1970-х в Египте, радиоуглеродный анализ датировал его примерно III веком нашей эры.

Одна из страниц рукописи. Wikimedia

Текст на коптском языке, скорее всего, является переводом с древнегреческого и, вероятно, был написан последователем одной из раннехристианских сект. Современная церковь считает его «ересью», но он несомненно представляет научный интерес.

В противоположность Новому Завету, Иуда показан в манускрипте как лучший из учеников Христа. Якобы он единственный понял истинную суть его учения, так что только ему Христос открыл тайные знания. Иуда выдал Иисуса врагам только потому, что послушно и жертвенно выполнял его указания.

«Иуда», Эдвард Окунь, 1901. artchive.ru

Более того, согласно «Евангелию Иуды», Христос умер не ради искупления человеческих грехов, а чтобы задобрить богов нижнего порядка. Потому что истинный Бог милостив и не требует никаких жертв, тем более таких кровавых.

«Поцелуй Иуды» как исторический источник

Есть у нас в России хорошая поговорка: дорого яичко к Пасхе. Поскольку, раз у нас сегодня Пасха, давайте не только поздравим с этим праздником друг друга, но и используем его, чтобы вновь познакомиться с прекрасными средневековыми миниатюрами и изображенными на них воинами в доспехах. То есть опять обратимся к источниковой базе наших знаний о Средних веках.

«Сколько людей, столько… и описаний»

Об аресте Христа и поцелуе Иуды в Новом завете рассказывают все четыре его автора, хотя Иоанн описывает только сцену ареста. В Евангелии от Матфея сказано: «…вот Иуда, один из двенадцати, пришёл, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных. Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его». (Мф. 26:47-49) Описание Марка более коротко: ««Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите осторожно. И, придя, тотчас подошёл к Нему и говорит: Равви! Равви! и поцеловал Его». (Мк. 14:44-45) Лука же пишет об этом так: «…впереди его шёл один из двенадцати, называемый Иуда, и он подошёл к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть. Иисус же сказал ему: Иуда! целованием ли предаёшь Сына Человеческого?» (Лк. 22:47-48)

«Поцелуй Иуды», барельеф со стены Бременского собора.

«Предательский поцелуй – библейская традиция»

Причем исследователи Нового Завета также отмечают тот факт, что поцелуй, который Иуда выбрал в качестве условного знака для воинов, явившихся арестовать Христа, в то время был традиционным приветствием у евреев и ничего особенно не подразумевал. Ну а сам поцелуй перед предательством был известен еще из Ветхого Завета, когда полководец царя Давида Иоав прежде чем убить Амессая «взял. правою рукою Амессая за бороду, чтобы поцеловать его. Амессай же не остерегся меча, бывшего в руке Иоава, и тот поразил его им в живот» (2Цар. 20:9-10).

«Арест Христа». Фреска ок. 1290 г. Церковь Сан-Франческо в Ассизи, базилика Святого Франциска в монастыре Сакро-Конвенто. На ней очень интересно изображены воины. Явно не в традиции Средневековья, хотя на некоторых шлемы, явно соответствующие времени создания фрески. Но не все… Скорее всего ее автор был в Риме и видел собственными глазами колонну Траяна или какие-то другие памятники древней римской истории.

То есть все зависело от источника информации и… интеллекта самого иллюстратора, попытавшегося на основе увиденного точно показать эпоху события. Потому что, когда этого не было, на тех же фресках появлялись вот такие воины, как, например, работы фра Анджелико (1395-1455). Фреска относится к 1437-1446 гг. и находится в музее Сан-Марко во Флоренции.

«Конан Дойль об аресте Христа»

Естественно, что такая вот кульминация земной жизни Христа не могла не найти своего отражения во всех видах искусства Средних веков, будь то скульптура, фресковая живопись или книжная миниатюра. А вот как описал сцену ареста Христа Артур Конан Дойль в своем историческом романе «Белый отряд». Он же упоминает и о рабе первосвященника Малхе, которому за то, что он ударил Христа по щеке, апостол Петр отсек мечом правое ухо: «Кстати, что касается убийства Спасителя, то это была прескверная история. Добрый падре во Франции прочел нам по записи всю правду о ней. Солдаты настигли его в саду. Может быть, апостолы Христовы и были людьми святыми, но как воинам им грош цена. Правда, один, сэр Петр, действовал как настоящий мужчина; но — если только его не оклеветали, он отсек слуге всего лишь ухо, а рыцарь не стал бы хвалиться таким подвигом. Клянусь десятью пальцами! Будь я там с Черным Саймоном из Нориджа и несколькими отборными людьми из Отряда, мы бы им показали! А если уж ничего бы не смогли поделать, мы бы этого лжерыцаря, сэра Иуду, так истыкали английскими стрелами, что он проклял бы тот день, когда взял на себя столь подлое поручение».

«Арест Христа» как исторический источник

Нас, однако, больше всего интересует то, как сцена ареста Христа и Иудиного целования была отражена в средневековой живописи – фресках и книжных миниатюрах. И опять-таки даже не изображение самого Христа, достаточно традиционное у всех художников, а людей, окружавших его. Потому, что здесь живописцы и иллюстраторы уже не следовали библейским канонам, а рисовали то, что хорошо знали – то есть окружавшую их жизнь.

Вот, например, фреска XV в. в Констанцском кафедральном соборе Девы Марии (бывшая епископская церковь в городе Констанц на Боденском озере, Германия). На ней хорошо виден самый настоящий рыцарь в «граненых», типично германских доспех и в шлеме салад. Согласно результатам Фоменко и Носовского, Иисус Христос жил в 1152–1185 гг. Но… тогда все равно не сходится, потому, что изображенные на фреске латы — это никак не XII, а именно XV в.

Это пентаптих, выполненный около 1390 года, представляет собой роспись темперой и золотом на дереве. Высота: 123 см; Ширина: 93 см. (Национальный музей в Варшаве) Прекрасное качество изображения позволяет сделать прекрасную реконструкцию воина этого времени, ориентируясь, ну, скажем, по крайней фигуре справа.

Очень много прекрасных миниатюр встречается в «Часословах». Вот одна из них из «Часослова» 1390-1399 гг. из Брюгге, в Бельгии. (Британская библиотека, Лондон). Как видите, страны – разные, книги – разные, художники и их живописная манера тоже отличается, а вот фигуры воинов похожи словно близнецы. И ясно почему: да просто мода в то время была такая, что где-то в Польше, что в городе Брюгге…

Ну, а вот таким в этот же «Часослове» представлен Св.Георгий, поражающий дракона. Здесь на себя внимание обращает его выгнутый щит, как раз по моде того времени и шлем бацинет с выпуклым забралом в отверстиях для дыхания.

Фреска из церкви Сан-Аббодино в Комо в Италии, примерно 1330 -1350 гг. вызвала настолько сильный интерес со стороны английского историка Дэвида Николя, что он посвятил ее разбору целых две страницы в своем энциклопедическом труде «Arms and Armour of the Crusading Era, 1050 – 1350». Сюжетов, связанных с последними днями жизни Христа, там несколько: «Предательство», «Путь на Голгофу», «Распятие», «Обвинение Петра», словом, посмотреть там есть на что, а у художника была возможность украсить церковь красочными многофигурными композициями. При этом интересно, что воины, изображенные на этих фресках, представляют собой типичную пехоту итальянских городов, и в частности – ополчения Милана, под властью которого в то время находился и город Комо.

Читать еще:  Представления о смерти и загробной жизни. Представления о загробном мире

А вот что об это сообщает Дэвид Николь…

Большинство мужчин на фресках носят бацинеты, причем некоторые с кольчужными авентайлами. Некоторые из последних носят поверх кольчуг жесткие воротники, воротниками, которые достаточно высоки и достают до края шлема. Причем длинные волосы мужчины слева указывают на то, что шлем и воротник между собой не соединяются. На некоторых надет шлем «железная шляпа», но поля у него узкие, что опять-таки было характерно для Италии.

Миниатюра с изображением воинов шлемах «шапель-де-фер» из «Библии моралисе» 1350 г. из Неаполя. (Национальная библиотека Франции, Париж)

Все воины одеты в кольчуги, а на одном из них, который стоит позади Христа, надеты даже латы, из-под которых видны кожаные претиги в чисто римской традиции. Интересно, что абсолютно у всех воинов из-под кольчуг видны длинные стеганые гамбезоны с вертикально выполненной простежкой, причем спускаются они ниже колен. Подобной длины гамбезоны на рыцарских эффигиях практически не встречаются, но вот на изображениях итальянской «милиции» — их можно увидеть довольно часто.

На данной фреске латной обуви ни у кого из воинов нет. Но из-под «стеганок» видны латные наголенники, то есть перед нами воины явно небедные, раз на них столько всего надето. По сути от рыцарей они отличаются только более простыми шлемами и отсутствием латной обуви.

Щиты разнообразны и интересны, начиная от обычного «змеевидного» типа с плоской вершиной, до более крупного щита с круглой вершиной заметным шипом в его основании. Последний мог использоваться для того, чтобы щит можно было воткнуть в землю, чтобы создать стену из щитов, за которой могла бы присесть пехота. Третьей формой щита является маленький баклер (у воина слева). Разнообразное вооружение включает в себя кинжалы, начиная с маленьких и до полноразмерных базилардов, одним из которых вооружен воин, стоящий позади Христа. Мечи практически не видны, но они есть у воинов, а на заднем плане показаны различные наконечники копий и боеголовка шестопера.

«Часословы» как источники

Интересно, что похожие доспехи мы видим и на миниатюре из знаменитого «Великолепного часослова герцога Беррийского», (иначе «Роскошный часослов герцога Беррийского»), 1405-1408 гг., созданного по заказу герцога Жана Беррийского братьями Лимбург. Этот манускрипт сегодня хранится в средневековом собрании Клойстерс, музея Метрополитен в Нью-Йорке и принадлежит к числу ценнейших исторических памятников Средневековья. В инвентарной описи 1413 года хранитель библиотеки герцога Робине д’Этамп описал это манускрипт как: «… прекрасный часослов, очень хорошо и богато иллюстрированный. В начале его располагается изящно написанный и иллюстрированный календарь; к нему примыкают сцены жития и мученичества Святой Екатерины; далее следуют четыре Евангелия и две молитвы к нашей возлюбленной Деве; с них начинаются часы Девы Марии и различные другие часы и молитвы…»

Миниатюра из «Часослова» герцога Беррийского. Здесь мы видим довольно любопытные фигуры воинов и, скорее всего, перед нами уже работы мастеров Возрождения, знакомых с образцами римского искусства, но синкретически соединяющие его с реалиями своего времени.

Ну и, конечно, мы не можем обойти молчанием миниатюрные сцены из «Бедфордского часослова» из собрания Британской библиотеки. Работы над рукописью могли начаться еще в 1410-1415 годах и продолжаться до начала 1420-х годов. Наиболее значительные дополнения в него были сделаны между 1423 и 1430 годами, когда рукопись находилась во владении Джона, герцога Бедфорда. Они включают в себя цикл полностраничных миниатюр из Книги Бытия, портреты герцога Бедфорда и его жены Анны Бургундской с молитвами к их святым покровителям.

Страница из «Бедфордского часослова». Интересующие нас миниатюры находятся на страницах в медальонах справа. То есть это самые настоящие миниатюры, требовавшие от иллюстраторов большого мастерства…

Сцена с поцелуем и «ухом Малха»

Допрос у первосвященника.

Несение креста. Как видите, художники особенно не фантазировали, а обрядили всех персонажей за исключением Христа в одежды своего времени.

Гроб воскресшего Христа и… два рыцаря, об этом чуде сообщающие.

Ну, и последняя иллюстрация с несением креста на Голгофу, 1452-1460 гг. и выполненная на пергаменте. Размеры: высота 16, 5 см, ширина 12 см. (Музей Конде, расположенный в замке Шантийи в коммуне Шантийи (департамент Уаза), в 40 километрах севернее Парижа) На ней мы видим типичные рыцарские доспехи северной Европы, причем некоторые воины, явно победнее, носят бригандины. Интересно содержание миниатюры. На переднем плане куют гвозди для распятия. Христос облачен в царственный пурпур. Позади на дереве висит удавившийся Иуда, а дьявольский дух покидает его бренное тело.

Таким образом, изучение тематических миниатюр в иллюминированных манускриптах Средневековья дает нам ценную информацию о воинском снаряжении этой эпохи, подтверждаемую также скульптурами-эффигиями и сохранившимися образцами доспехов и оружия.

И в заключение всех, кто читает этот материал, хочу поздравить с праздником Пасхи! Христос воскрес! Воистину воскрес!

Обстоятельства преступления

Поступок Иуды – модель любого предательства. Мы точно не знаем причину его вероломства, но это тоже символично. Можно предположить следующее:

1.Поиск выгоды любой ценой

Прежде всего Иуду обвиняют в алчности, жертвой которой он пал. Будучи казначеем апостольской общины, он носил ящик с деньгами. За исцеления Христу жертвовали деньги, которые Он раздавал нищим. Иуда из казны крал, о чём прямо сказано в Евангелии. Видимо, он не связывал своё будущее с Христом, но считал, что за счёт Его чудес накопит денег на сладкую жизнь. На предательство Иуду толкнула лишняя, по его мнению, трата на Учителя. В Вифании Мария, сестра Лазаря, воздавая честь Спасителю, возлила на него дорогое ароматическое масло, нард.

«Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал: Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали»,

– сказано в Евангелии от Иоанна. Но динарии прикарманить не удалось, и, чувствуя себя в убытке, Иуда решил продать Христа.

2. Перемена политических убеждений

Есть версия, что Иуда стал разделять точку зрения иудейских священнослужителей, считавших Иисуса еретиком, который смущает народные умы. Якобы Иуда был патриотом, тщетно ждавшим, когда Иисус возглавит восстание против Рима. Но в Евангелии нет подтверждения этому, иначе один из апостолов непременно упомянул бы о взглядах Иуды. И всё же непостоянство свойственно ему – сегодня он идёт за Христом, завтра бежит сдавать его, послезавтра раскаивается. Мятущийся нестойкий ум.

3. Неудовлетворённые амбиции

Иуда надеялся, что Иисус займёт царский трон Израиля. Тогда Иуде доверят не просто ящик с пожертвованиями, а всю казну государства. Видя, что Сын Божий не стремится к земной власти, разочарованный Иуда оставляет Его.

4. Зависть и уязвлённая гордыня

Постоянно присутствуя рядом с Богочеловеком, наблюдая его чудеса, Иуда начал завидовать чужому могуществу и славе. Сам он был неспособен стать святым и получить часть Господней благодати и силы. Зато мог погубить Христа и так войти в историю.

“Предательство Иуды”, Миронов Андрей Николаевич.

5. Стремление обезопасить себя

У Христа было много почитателей, но и немало недоброжелателей. Рано или поздно Он рисковал попасть в руки врагов и сам предсказывал свою кончину. Иуда предполагал, что может пострадать, как ученик Христа. Поэтому решил предупредить события и лично предал Учителя.

Один из этих аспектов или несколько сразу присутствуют в предательстве любого рода. Грех Иуды проецируется на всех его последователей. Каждый из них – по-своему Иуда.

В истории Распятия есть ещё одно предательство – когда пророка предаёт его народ. И отзвук этого события также звучит в истории, когда невинных людей осуждает толпа. Хотя бы в сталинские времена, когда на комсомольских собраниях прорабатывали за ношение креста и религиозность. Когда коллективами писали письма в поддержку арестов и расстрелов по сфабрикованным делам. И сегодня всякая общественная травля неугодных – от школы до большой политики – тень того сборища, которое призывало Пилата: «Да будет распят!»

Отвергая ближних, мы отталкиваем Христа, учившего любви.

Святой Петр и раб с отрезанным ухом

А теперь посмотрите на фигуры святого Петра и раба. И вспомните, как их изображали предшественники Джотто.

Джотто. Поцелуй Иуды. 1303-1305 гг. Фреска в Капелле Скровеньи в Падуе, Италия

Их фигуры нормальных размеров. Они гармонично вписаны в композицию. Мы верим, что святой Петр пытается броситься на защиту Христа. Вытащил нож, чтобы поразить Иуду. Но отрезал ухо попавшего под руку человека. Он уже не просто прилеплен где-то сбоку. Он в толпе. Он зол.

Такой же предатель, как и мы. Как Иуда стал идиотом, спецагентом и искупителем

В издательстве Phantom Press вышел роман израильского писателя Амоса Оза «Иуда», который исследует феномен предательства и верности и показывает самого известного предателя в истории с новой стороны. Егор Михайлов — о том, каким предстал Иуда в литературе.

Читать еще:  Географ и глобус, или Счастье не за горами?

С одной стороны, с Иудой все ясно: негодяй, предатель, самый презренный человек в истории. С другой же — не ясно ничего. В любом детективе у преступника должны быть возможность, средство и мотив. И вот с мотивом Иуды возникает загвоздка: по официальной версии он предал своего учителя за нелепо смешную сумму, а затем вдруг повесился с горя.

У классических авторов проблем с этим не возникало. Данте просто бросил его в компании с Брутом и Кассием в девятый круг ада, где их грызет Люцифер. А в наше время авторы все чаще пытаются понять, что же сподвигло Иуду на его преступление. И мотивы находятся — один радикальнее другого.

«Иуда Искариот». Грешник

Пожалуй, самый известный Иуда в литературе — рыжий безобразный негодяй из повести Леонида Андреева, «любопытный, лукавый и злой, как одноглазый бес». Христа он предает скорее из ревности: Иуда любит своего учителя, а тот никак не признает его первым своим учеником. Прочие же апостолы, по мнению Иуды, — «трусливые собаки, которые бегут, как только человек наклоняется за камнем».

Получив от Синедриона тридцать сребреников, Иуда пробует каждый на зуб: «Но разве благочестивые люди умеют отличать фальшивое от настоящего? Это умеют только мошенники». Так и он, лжец и предатель, смог разглядеть в Христе невинного человека.

«Мастер и Маргарита». Влюбленный

Иуда из Кириафа в булгаковском романе — симпатичный горбоносый юноша, который влюблен в красавицу Низу и хочет увезти ее от опостылевшего мужа. Именно для этого Иуде и нужны деньги — тридцать тетрадрахм, которые он получает, предав «безумного философа» Иешуа.

Однако Низа и сама оказывается агентом Афрания, начальника тайной стражи. Отправляясь на свидание с ней в масличное имение, Иуда встречает нескольких убийц, возглавляемых самим начальником стражи. Предатель Иуда сам стал жертвой предательства.

Поразительно, что сцена убийства Иуды повторяет другую сцену романа. «И в тот же миг за спиной у Иуды взлетел нож, как молния, и ударил влюбленного под лопатку», — пишет Булгаков, напоминая о любви, которая выскакивает, «как из-под земли выскакивает убийца в переулке»: «Так поражает молния, так поражает финский нож!» Иуда у Булгакова оказывается отражением не только Иешуа, но и Мастера.

«Отягощенные злом». Идиот

Братья Стругацкие в одном из последних своих романов заимствуют булгаковскую форму «роман в романе». Здесь историю Иуды рассказывает Агасфер Лукич, комичный толстячок снаружи, древняя сверхчеловеческая сущность внутри, а по совместительству — проклятый апостол Иоанн.

В его версии событий Иуда — нищий идиот, «жалкий сопляк, мальчишка, дрисливый гусенок». Прибившись к компании Христа, Иуда остается аутсайдером: апостолы гоняют его «то за водой, то на рынок, то к ростовщику, то к старосте», сердятся, издеваются. Только Иисус остается для Иуды единственным человеком, который не поднимает на него руку и не обижает.

После Тайной вечери Иисус уединяется с Иудой и начинает давать ему указания. «Рабби говорил, а потом требовал, чтобы он повторил сказанное, чтобы он запомнил накрепко: куда, кого, что рассказать и что делать потом». После Иуда, не осознавая своих действий, следует инструкциям учителя, для которого мученическая смерть на кресте — единственный способ выделиться среди иерусалимских лжепророков.

«Войдя, он сказал, как было приказано: „Я пришел, Рабби“, и Рабби, ласково освободившись от рук Иоанна, поднялся и подошел к нему, и обнял его, и прижал к себе, и поцеловал, как иного сына целует отец. И сейчас же в помещение ворвались стражники…» Поцелуй Иуды у Стругацких оборачивается поцелуем Христа, который сам инсценирует предательство и все последующие события, дурачок Иуда же остается лишь инструментом в его руках.

«Евангелие от Афрания». Спецагент

Роман палеонтолога Кирилла Еськова состоит из двух частей. В первой он последовательно разбирает евангельскую историю «с сугубо рациональных позиций», пытаясь построить внутренне непротиворечивую версию библейских событий, которая объясняла бы нестыковки в канонических Евангелиях. Вторая же часть — реконструкция этой версии в форме шпионского триллера.

Подобно многим, Еськов не принимает тридцать сребреников как мотив предательства. Казначею апостолов проще было бы «приворовывать из доверенного ему денежного ящика общины». По версии Еськова, Иуда (оперативный псевдоним Демиург) был агентом тайной стражи при прокураторе Иудеи, который внедрился в общину Иешуа Назаренина, чтобы создать на ее основе сильную религию, которая позволила стабилизировать ситуацию в регионе. Для этого им нужно было организовать «появление на политической сцене Палестины влиятельного религиозного лидера, который проповедовал бы отказ от насильственных действий и перенос естественной конфронтации евреев с властью Кесаря исключительно в сферу идеологии и морали».

Иуда обеспечивал безопасность Христа и поднимал авторитет общины, подкупая актеров и организуя «чудеса». Успеху операции помешала алчность Иуды, который прикарманивал часть римских денег, выделявшихся на операцию. Прикрытие Иуды оказалось под угрозой, он предложил Синедриону «сдать» Христа и сопроводил группу захвата к Гефсиманскому саду.

Прокуратор, которому передали проповедника, приговорил Иешуа к смерти, при этом сделав так, что виновником смерти выглядел Синедрион. Римляне инсценировали «чудесное воскрешение», наняв актера, который «воскрес» после того, как они выкрали тело из гробницы, а опасный свидетель Иуда был устранен.

«Тайная полиция, покрывая свой прокол (не уберегли ключевого свидетеля!), обеими руками ухватилась за подброшенный нами слух о „самоубийстве“ Иуды. Это именно их усилиями смехотворная байка о том, что человек с проникающим ранением в области живота собрал последние силы и повесился от угрызений совести, стала непреложным фактом», — ехидно комментирует Еськов расхождения между Евангелием от Матфея и «Деяниями апостолов».

«Три версии предательства Иуды». Искупитель

Борхес однажды заметил, что «люди поколение за поколением пересказывают всего лишь две истории: о сбившемся с пути корабле, кружащем по Средиземноморью в поисках долгожданного острова, и о Боге, распятом на Голгофе». Его перу — точнее, перу выдуманного им евангелиста Нильса Рунеберга — принадлежит, пожалуй, самая радикальная трактовка личности Иуды. Борхес отметил, что Иуда был не просто знакомым Иисуса, но одним из двенадцати избранных, а значит, и его поступок не стоит приписывать низменным стимулам вроде алчности.

По версии Рунеберга, поступок Иуды скорее был свидетельством грандиозного смирения. Подобно аскету, который истязает свою плоть, Иуда осквернил дух: «Он отрекся от чести, от добра, от покоя, от царства небесного, как другие, менее героические, отрекаются от наслажденья». Для этого он избрал грехи, «не просветленные ни одной добродетелью», совершенно непростительные: злоупотребление доверием и донос.

«Иуда искал Ада, ибо ему было довольно того, что Господь блажен. Он полагал, что блаженство, как и добро, — это атрибут божества и люди не вправе присваивать ее себе». Так Рунеберг от поисков мотива Иуды приходит к закономерной, радикальной и совершенно еретической мысли. Иуда не просто был отражением Христа, он не просто совершил духовный поступок — его предательство и было истинным искуплением.

«Бог стал человеком полностью, но стал человеком вплоть до его низости, человеком вплоть до мерзости и бездны. Чтобы спасти нас, он мог избрать любую судьбу из тех, что плетут сложную сеть истории: он мог стать Александром, или Пифагором, или Рюриком, или Иисусом; он избрал самую презренную судьбу: он стал Иудой».

«Иуда». Единственный христианин

В романе Амоса Оза вечный студент Шмуэль Аш пишет диссертацию о христианстве глазами евреев и приходит к тому же выводу, что и десятки писателей, библеистов и исследователей до него: ключевым персонажем христианской религии был предатель Иуда. «Ведь не будь Иуды, то, возможно, не было бы и Распятия, а без Распятия не было бы и христианства».

По версии Шмуэля, Иисус был «кем-то вроде реформистского еврея», который стремился очистить еврейскую религию от «прилепившихся к ней самодовольных культовых добавок». Иерусалимские священники видели в нем врага и велели Иуде бен Симону Искариоту присоединиться к приверженцам «галилейского парня» и докладывать об их делах в Иерусалим.

Вместо этого Иуда неожиданно для себя уверовал в божественность Иисуса. И уверовал так сильно, что сам организовал распятие, пытаясь «доказать всему миру Его величие». Иуда верил, что его учитель воскреснет. Когда же тот в муках умер на кресте, раздавленный апостол повесился на мертвой смоковнице — той самой, которую проклял Иисус по пути в Иерусалим.

Историю же о тридцати сребрениках выдумали ненавистники евреев: «Ибо зачем состоятельному владельцу поместий из города Крайот эти тридцать сребреников? В те дни тридцать сребреников стоил один обычный раб. И кто станет платить даже три шекеля за выдачу человека, которого и так знает весь Иерусалим?»

«Иуда» — роман о предательстве, с которым порой путают абсолютную верность. Вот и Иуда, возможно, «был самым верным и преданным учеником Иисуса из всех Его учеников и никогда не предавал Его» и стал настоящим основателем христианской веры.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector