0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что говорит закон о домашнем насилии 2020 года в России и на чьей стороне он стоит

Что говорит закон о домашнем насилии 2020 года в России и на чьей стороне он стоит?

Домашнее насилие – достаточно распространенная проблема во всем мире. Страдают от данного явления и мужчины, и женщины, и дети, однако последние две категории наиболее сильно подвержены рискам. В 2020 году многие развитые страны имеют закон, позволяющий привлекать к административной и уголовной ответственности домашних тиранов. В России же вокруг принятого в 2019 году законопроекта развернулась целая полемика с участием политиков, юристов и даже РПЦ. Как обстоят дела в РФ с данным законом и как юридически правильно и безопасно защитить себя или близкого человека в подобной ситуации.

Обратите внимание! Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с нашим юристом внизу экрана или позвонить по телефону: +7 (800) 700-93-02 ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ. Бесплатный звонок для всей России.

Зачем нужен закон о домашнем насилии?

Необходимость разработки закона о домашнем насилии была выявлена после скандального дела сестер Хачатурян. В материалах дела было указано, что три девушки убили своего отца после нескольких лет издевательств, побоев и сексуального насилия с его стороны. При этом несовершенство российского законодательства позволило главе семейства безнаказанно издеваться над всеми членами семьи на протяжении более двух десятков лет.

Кроме громкого дела сестер Хачатурян в течение последних нескольких лет были и другие прецеденты, указывающие на необходимость принятия нового закона о домашнем насилии. Катализатором событий стала отмена уголовного наказания за побои в семье, принятая Государственной Думой в 2017 году. Это изменение статьи 116 УК РФ привело к тому, что уровень домашнего насилия в России вырос в несколько раз. Ощущая собственную безнаказанность, домашние агрессоры наносили побои членам семьи.

Кроме защиты от побоев, закон о домашнем насилии защищает от психологического, материального и сексуального насилия в семье, а также преследования жертв насилия. Этот закон нужен для того, чтобы предупредить насилие по отношению к детям, супругам и родителям в семье, обеспечить психологическую помощь жертвам насилия, оградить их от влияния агрессоров.

На сайте Совета Федерации опубликован законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, к дискуссии по которому пригласили всех желающих. Предполагается, что новый документ обеспечит защиту прав жертв насилия, даст им возможность психологической реабилитации и поможет с социальной адаптацией.

Помимо большого перечня профилактических мер, жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписания) на срок от 30 суток до 1 года, которые запрещают преследователю вступать в контакты с пострадавшим (в том числе по телефону и через интернет), предпринимать попытки выяснить его местопребывание. В исключительных случаях новый закон обяжет нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. А нападавший должен будет пройти специализированную психологическую программу.

Общественные организации давно заявляли о необходимости нового закона. Активистки Алена Попова и Александра Митрошина собрали около 900 тыс. подписей под петицией с требованием принять документ, а их флешмоб #янехотелаумирать вызвал широкий резонанс. В своем обращении девушки привели пугающую статистику: по их словам, от домашнего насилия в России за год пострадали более 16 млн. женщин, а 38 процентов женщин подвергались вербальному насилию в семье в течение жизни. Реакция же полиции такова: «Когда будет труп, приедем и опишем».

«Сейчас жертва сама доказывает, что она жертва, при этом никакой бесплатной юридической помощи для нее не предусмотрено, а насильнику предоставляется за наши налоги бесплатный адвокат! Государство защищает насильника больше, чем жертву. В случае принятия закона жертва будет защищена государством, полиция, а не сама жертва, займется сбором доказательств», – написали в петиции общественницы.

Сейчас у полиции нет превентивных методов воздействия для предотвращения насилия в семье. Согласно Конституции, государство имеет право вмешиваться в частные дела семьи для отдельных категорий лиц, а пределы такого вмешательства должен определить новый закон.

Попытка разрушить семью?

Однако, кроме сторонников, у законопроекта появились и ярые критики. Люди и организации, которые говорят о себе как о защитниках традиционных ценностей, называют проект «фантазиями дам с Рублевки» и предсказывают разрушительный эффект для российского общества. По их утверждению, цифры о подвергающихся насилию женщинах завышены чуть ли не в тысячи раз, а общественные организации, поддержавшие законопроект, отстаивают в числе прочих и интересы сексуальных меньшинств, а значит, являются сторонниками радикальных антисемейных идеологий.

«Законопроект о профилактике семейно-бытового (домашнего) насилия – это антиконституционный акт. Он фактически уничтожает провозглашенные в Конституции РФ права граждан: на неприкосновенность частной жизни и жилища, частную собственность, на свободу передвижения, право родителей на воспитание детей. Он направлен на дискриминацию мужчин и разрушение семьи», – написали в открытом письме президенту России представители десятков общественных организаций.

Выступила против закона о семейном насилии и Русская православная церковь, заявление об этом появилось на сайте Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Основные аргументы: инициатива «противоречит правовым принципам разумности, справедливости и равенства», нарушает право на неприкосновенность жизни, личную и семейную тайну, а также право на защиту информации о частной жизни граждан. Более того, по мнению представителей церкви, подобный закон способствует коррупции.

Читать еще:  Проблема смерти в философском осмыслении. Жизнь после смерти Жизнь смерть как философская проблема

Если некуда бежать

О том, насколько актуальна сегодня тема насилия в семье, мы решили расспросить людей, имеющих непосредственное отношение к решению этой проблемы. В Краснодаре вот уже восемь лет работает краевой кризисный центр помощи женщинам, учрежденный краевым министерством труда и соцразвития. Сюда можно прийти, когда больше бежать некуда, и остаться здесь на 60 дней (за это время, как подсчитали аналитики, женщина может найти работу, получить первую зарплату и снять жилье). В стационаре могут находиться 23 женщины с детьми, а юристы, психологи и психотерапевты абсолютно бесплатно проконсультируют всех, кто оказался в трудной жизненной ситуации.

– За годы работы мы помогли более чем 37 тысячам человек – консультациями или размещением в стационаре, – рассказывает директор центра Елена Бескоровайная. – Думаю, эта цифра лучше всего говорит о важности и актуальности проблемы семейного насилия в нашем обществе. И, к сожалению, стационар никогда не пустует. Избитые, запуганные, с переломанными костями – сердце разрывается, когда смотришь на этих женщин. Приходят беременные – ставим на учет, в роддом отправляем, приданое для малыша собираем…

Главное условие получения помощи в центре – наличие российского гражданства. По словам директора, их клиентками (вернее, получателями социальных услуг – именно так правильно называть посетителей учреждения) становятся жительницы даже самых отдаленных уголков страны. Полиция и органы соцзащиты порой вынуждены прятать женщин от домашних тиранов, как в настоящем детективе, тайно переправляя их в другие регионы. Однако «любящие супруги» проявляют чудеса изобретательности и находят своих жертв даже за тысячи километров.

– Звонят, представляясь сотрудниками прокуратуры, адвокатами, пытаются выяснить местонахождение жены, – рассказывает Елена Бескоровайная, – Приходят ко мне с охапками цветов и падают на колени: «Люблю, скучаю, детей хочу видеть!» Решать, конечно, только женщинам, тут мы ни советовать, ни запрещать не можем. Однако, как ни печально, многие поверившие клятвам и обещаниям вновь и вновь становятся нашими клиентками. Приезжают синие от побоев, с зашитыми ранами и тут же говорят: «А кто же ему там супчик сварит? Он же после операции, надо возвращаться…»

Со всеми жертвами здесь работают психологи, но порой необходимы годы титанического труда, чтобы избавить от заниженной самооценки и убежденности «бьет – значит, любит».

Кто виноват и что делать

Что же на сегодняшний день предлагает существующее российское законодательство, которое призвано защищать от насилия и дома, и за его пределами? Законами уже предусматривается наказание и за умышленное причинение легкого вреда здоровью, и за побои, не причиняющие вреда здоровью, и оскорбления. До 2017 года побои «в отношении близких лиц» также фигурировали в Уголовном кодексе, но потом был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

Разбираются в семейных конфликтах обычно участковые – именно к ним надо идти с заявлением, они же направляют на бесплатную судебно-медицинскую экспертизу, чтобы определить вред здоровью.

– К сожалению, мы не можем из общей статистики выделить именно количество семейно-бытовых конфликтов, – рассказал руководитель пресс-службы ГУВД Краснодара Артем Коноваленко. – В итоговые цифры попадают все побои – будь то драка на улице, в ночном клубе или дома. Есть такая категория, как «домашние дебоширы», вот их на данный момент в Краснодаре на учете 25 человек, и эта цифра постоянно меняется. Что касается наказаний домашних тиранов, из нашей многолетней практики могу сказать, что чаще всего жены сами отказываются от своих претензий. Зачастую супруги начинают примиряться еще по дороге в отделение полиции, куда везут дебошира. Бывает, что происходит примирение в суде – и там прекращают уголовное дело (а заводят его обычно за повторные нарушения в течение года).

Цели и задачи закона

Главная цель законопроекта – недопущение насилия в семье в любой его форме

Цели и задачи закона о семейно-бытовом насилии 2019 года прямо не отражены в нем. Их можно определить только в результате анализа положений законопроекта, что существенно снижает социальную значимость правового акта. Так, основной целью законопроекта выступает защита чести, достоинства, физической неприкосновенности личности, а также сохранение семьи, восстановление семейных отношений. В качестве задач можно выявить следующие:

  1. Оказание помощи гражданам, подвергшимся насилию.
  2. Применение мер воздействия в отношении лиц, причиняющих страдания членам семьи.
  3. Поддержка и сохранение семьи.
  4. Ведение профилактического учета или контроля, посредством которого ведется мониторинг настоящей ситуации.
  5. Проведение индивидуальной профилактической работы.
  6. Организация реабилитационных центров, на базе которых будут содержаться пострадавшие.

Законодатель отмечает, что реализация всех задач и целей возможна только при условии взаимодействия и совместной деятельности уполномоченных органов. Это еще раз подчеркивает важность и значение профилактики семейного насилия в РФ.

А как же ЛГБТ и Сорос?

Закон о профилактике семейного насилия — это происки врагов, либералов, ЛГБТ и Сороса. Они не пройдут!

Возможно. Очень даже может быть, что и происки. Но чтобы эти происки отразить и разоблачить, необходимо соблюдать несколько правил.

Прежде всего, нужно быть компетентным в теме, которая является областью «происков». А этой компетентности невозможно достичь, не обсуждая тему предметно, отрицая наличие проблемы.

Кроме того, нельзя позволить агентам и провокаторам навязать себе ложную дихотомию: либо защита людей от насилия, либо любовь к Родине. От этой дихотомии — один шаг до ложного выбора «ты либо за жертв насилия, либо за Родину», который подразумевает, что Родина и есть насильница.

Читать еще:  Проектно-исследовательская работа "средневековый монастырь". Скальные монастыри юго-восточной европы Легкий план 1 из старейших монастырей европы

Наша Родина — не насильница. И не Молох, которому надобны человеческие и детские жертвоприношения. Если наша Родина может что-то сделать для уменьшения насилия в семье, она это сделает, а мы ей в этом поможем.

Для этого мы будем внимательно изучать данную тематику и изобретать меры по защите жертв домашнего насилия. А также по наказанию и перевоспитанию насильников. Призыв же ничего не делать, дабы не нарушить традиционного благолепия, мы полагаем фарисейством, недостойным нас и нашей Родины.

Чтобы отмести происки, нужно самому иметь представление о проблеме, вести свои разработки ее решения. Если же подобных разработок нет, значит защита семьи для разоблачителя происков стоит далеко не на первом месте, по сравнению с политическими очками, которые он может получить из публичного возмущения.

Наконец, еще один аргумент:

Психологическое насилие — это когда вам обидное слово сказали, а экономическое — это когда вам мороженое не купили.

На самом деле определение данных видов насилия есть. И они не имеют ничего общего с мороженым и обидами. Эти определения составлялись врачами, а не ненормальными активистами. Эти определения содержатся в документах ВОЗ ООН. Однако нам ничто не мешает предложить собственные определения, если дефиниции ООН нас по каким-то причинам не устраивают.

Предложение же ничего не делать равносильно предложению отдать повестку тем самым ненормальным активистам и бросить на произвол судьбы сограждан, которые страдают от домашнего насилия и нуждаются в нашей выручке.

Таким образом, я полагаю, что необходимость разработки в России специального законодательства в области защиты от домашнего насилия я доказал.

В следующей части я постараюсь обосновать, почему законопроект, предложенный для рассмотрения на сайте Совета Федерации, — это халтура, вброс, профанация и издевательство.

Злосчастные предписания

Практически все перечисленные в законопроекте методы профилактики насилия можно реализовывать уже сегодня. К примеру, кто сейчас мешает общественным организациям «принимать участие в выявлении причин и условий совершения семейно-бытового насилия» или «проводить информационные кампании»? Никто. Но столь же очевидна ничтожная польза от подобных мероприятий.

Но с одной стороны, при ближайшем рассмотрении оно оказывается не таким уж и волшебным. На срок до 60 суток предписание запрещает нарушителю любые контакты с жертвой – нельзя даже извиниться или покаяться. Однако никакой речи о «не приближаться ближе, чем на 50 метров» и тому подобном не идёт. То есть преступник может сидеть в одной комнате с жертвой или идти вплотную к ней по улице. Защитили, нечего сказать.

Идти вплотную позволяет и судебное защитное предписание, которое может быть вынесено на срок до года. Зато оно может потребовать от нарушителя покинуть место совместного с жертвой проживания. Правда, жену безработного алкаша эта норма защитить не сможет. Как и мужа женщины в декрете. Потому что соответствующее предписание может быть вынесено только в отношении лица, имеющего возможность проживать в ином помещении, в том числе по договору найма. У безработного такой возможности явно нет.

Отсутствие достоверной статистики

По данным авторов доклада, в России насчитывается около 78,8 млн женщин — 54% всего населения. В 2012 году Росстат и Минздрав провели исследование и выяснили, что каждая пятая женщина в течение жизни подвергалась физическому насилию со стороны супруга или партнера.

В России число насильственных преступлений против членов семьи, особенно женщин, продолжает расти. Как сообщает Росстат со ссылкой на МВД, всего в 2012 году зафиксировано 32 845 таких случаев. Из них в отношении женщин – 24 017. Почти 13 тысяч совершены в отношении супруга, а 11 534 или 90% — в отношении жены.

Инфографика: Медиазона

В 2016 году общее число преступлений данной категории выросло до 64 421, из них 29 465 было совершено одним супругом в отношении другого. Причем чаще всего внутри супружеской пары страдают женщины: 27 090 случаев или 92%.

А вот в 2017 году произошел спад количества насильственных преступлений в отношении членов семьи — до 34 007. Причина — декриминализация побоев в отношении близких лиц.

По данным Левада-Центра, 12% опрошенных женщин заявили, что их бил супруг/бывший супруг/партнер. 2% рассказали, что насилие было частым, 4% — что происходило многократно, 6% — один или два раза.

Мы видим, что статистику случаев домашнего насилия ведут различные ведомства. Однако проблема в том, что систематизированного сбора такой информации на правительственном уровне нет. В результате, официальные данные появляются редко. К тому же, они фрагментарны и непоследовательны.

Один из важнейших факторов, который мешает не только сбору статистики, но и решению проблемы домашнего насилия в целом — отсутствие в России закона о домашнем насилии или хотя бы соответствующего юридического определения, которые позволило бы выделить случаи насилия в семье в отдельную категорию.

Инфографика: Медиазона

Более того, в полицию обращается только 10% жертв домашнего насилия. По оценке экспертов, 60 – 70% женщин не сообщают о таких случаях и не обращаются за помощью. Только 3% таких случаев доходит до суда.

Авторы доклада отмечают, что уголовные дела по заявлениям о домашнем насилии возбуждаются редко и в большинстве случаев прекращаются еще до суда. Все это доказывает, что реальное число жертв домашнего насилия намного превышает приведенные выше цифры.

На кого должен распространяться закон

«В то время как в остальном мире признан приоритет прав человека, в современной России наблюдается приоритет семьи. Даже если посмотреть на госпрограммы по решению семейных проблем, то это помощь ВИЧ-инфицированным женщинам, программы адаптации для женщин, вышедших из тюрьмы, — тема домашнего насилия там практически не озвучивается. Когда в семье происходит насилие над ребенком и женщиной, то случай с ребенком сразу привлекает внимание, а насилие над женщиной не вызывает беспокойства. Показателен случай с убийством 9-месячной Ани Шкапцовой: мужчина несколько лет бил свою первую жену, потом годами издевался над своей второй женой, и никакого резонанса это дело не имело, пока он не убил ребенка.

Читать еще:  Нехватка храмов в окраинных районах Москвы: как решить проблему?

Мировая практика демонстрирует, что работать надо не только с жертвами, но и с теми, от кого исходит насилие. Во многих странах после оглашения приговора мужчины постоянно наблюдаются у специалистов и посещают групповые занятия под жестким контролем приставов. Чаще всего насилие в семье сопровождается недовольством мужчины тем, как женщина выполняет свою роль. Программа, которую ведут специалисты из организации «Мужчины XXI века», которую мы продвигали в Петербурге, называется «Альтернатива насилию» и раскрывает другой взгляд на мужскую роль в семье, где мужчина — сильный, но при этом добрый, заботливый и понимающий. К сожалению, мужчины вообще редко обращаются к психологу в нашей стране — это на 80% женская практика. Проблема насилия в семье — это не проблема поведения отдельных сумасшедших, а частное воспроизводство общественной нормы. В этой норме насилие государства широко применяется по отношению к гражданам и между гражданами».

Хорватская регби-ассоциация призывает мужчин проявлять агрессию только на поле

«Обычные человеческие взаимоотношения попадают в разряд преступлений»

Председатель Молодежного благотворительного общественного объединения «Город без наркотиков» Петр Шапко рассказывает, что в их организации также собирали подписи против концепции закона о противодействии домашнему насилию. Под двумя разными обращениями к президенту, по его словам, в целом подписалось около шести тысяч человек.

Он отмечает, что суть опасений, связанных с концепцией закона, в том числе в максимальном расширении понятия насилия: «Когда насилием можно будет назвать то, что сейчас таковым не считается».

— Обычные человеческие взаимоотношения попадают в разряд преступлений, и большая часть населения может стать преступниками. При этом в концепции планируется расширение возможностей беспрепятственного внедрения в семью государственных органов и общественных структур. Кроме этого, вместо гендерного воспитания в учебных заведениях мы хотим для своих детей нормального человеческого воспитания: где мальчик — это будущий мужчина, а девочка — будущая женщина, — объясняет он.

Фото: pixabay.com

Петр Шапко уверен: законопроект в области насилия в семье ничего нового не принесет. И сегодня уже могут наказывать за то, что кого-то избили.

— Нам говорят, что кроме, например, избиения и психологического прессинга, который доводит людей до суицидальных мыслей, что мы считаем насилием, есть и другое насилие и что само это понятие шире. Например, говорят, что не только шлепнуть ребенка нельзя, что, кстати, уже есть в законодательстве, но нельзя и отругать, что-то не купить… Мол, это тоже насилие, но психологическое и экономическое. Фактически таким способом хотят полностью изменить отношения в семье между детьми и родителями и лишить на законном основании родителей всех рычагов воздействия на ребенка.

Собеседник считает, что проект концепции закона против насилия в семье неоправданно увеличивает возможности вмешиваться в дела семьи. Более того, он может увеличить и число случаев мошенничества, когда кто-то просто использует закон в своих корыстных целях.

— Представьте ситуацию: минчанин познакомился с девушкой из деревни, и уже неделю они живут в его квартире в Минске. У них случился первый скандал, она вызывает наряд милиции и говорит, что парень ее оскорбил, унизил, кричал на нее и так далее.

По словам собеседника, по концепции милиционер наделяется правом «без суда и следствия самостоятельно принять решение о том, чтобы хозяина квартиры выдворить по предписанию на срок до 15 суток». При этом с санкции прокурора защитное предписание предлагается продлить до 30 суток, если в отношении человека идет административный или уголовный процесс из-за домашнего насилия, или если подано заявление о разводе, разделе общей совместной собственности или определении порядка общения, воспитания и содержания совместных несовершеннолетних детей.

— И мужчина не имеет права приближаться к своему дому и к этой женщине (с которой живет всего неделю. — Прим. TUT.BY). Он бесправен в отношении своей собственности на это время. Мы спрашивали у представителей МВД, где ему жить все это время? Нам ответили, что этим должны заниматься местные власти. Но разве у исполкомов есть такие возможности? Поэтому вопрос о том, где будут жить эти люди, остается открытым, — говорит он.

Фото: Reuters

Сегодня защитное предписание могут вынести, если человек совершает административное правонарушение в области домашнего насилия повторно в течение года. После первого раза ему объявят официальное предупреждение.

— Сейчас предлагается выдавать защитное предписание с первого раза на основании принятия решения лично одним милиционером. Простым обычным милиционером. Он будет решать судьбу ваших соседей по вашему звонку, потому что вам надоело, как их ребенок кричит.

Собеседник обращает внимание, что в концепции проекта закона нет ни слова о том, что очень часто насилие в семье происходит со стороны пьяного человека. И проблему алкоголизации населения нужно решать прежде всего.

— Мы не против борьбы с насилием в семье, мы за это. Просто в этой ситуации разговор о другом: эта концепция закона не касается реального насилия в семье и никак с ним бороться не собирается. Эта концепция — технология разрушения традиционного общества. И эти технологии сейчас внедряются по всему миру с помощью разных грантов, внешнего политического давления…

По его словам, такая технология ведет за собой сокращение коренного населения и нежелание вступать в брак и создавать семью, рожать детей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector