0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему все люди верят бога. Почему человек верит в Бога? Почему большинство современных учёных и философов — неверующие

Содержание

Почему человек верит в Бога?

И вот, одни до последнего «стоят на своем» и умирают без покаяния и причастия. Не помогают ни уговоры воцерковившихся детей или внуков, ни ощутимое присутствие Церкви в информационном пространстве. Другие же, пусть и на закате дней своих, открывают сердце Богу, начинают ходить в храм, готовятся к жизни вечной.

И когда стоишь на похоронах, отнюдь не отвлеченно-философским представляется вопрос «почему человек верит или не верит в Бога?»А еще совсем не праздной кажется мысль «насколько от самого человека зависит – верить или не верить?».

Говорит протоиерей Алексий Иродов, настоятель храма священномученика Владимира в Виннице:

– Моё глубокое убеждение, что человек верит в Бога только лишь по одной причине: Бог такому человеку нужен, и человек хочет, чтобы Бог был. И человеку глубоко наплевать, видел Гагарин в космосе Бога или нет. Такому человеку не нужны доказательства. Доказательством для него является его горячее желание, и уже потом весь мир, который красноречиво свидетельствует о том, что без Бога он не мог бы существовать.

Верующий человек всю жизнь ищет Бога, хотя не видит глазами. Он прекрасно понимает, что не видит, но его сердце знает, что Бог есть. Инициатива веры всегда исходит только от человека. Первый и самый важный шаг человек совершает сам. И уже в ответ на это Бог даёт человеку помощь, которую человек ощущает лично. Неверующие люди напрасно думают, что Бог их чем-то обделил, не дал им веры. Я глубоко уверен, что просто эту веру «некуда было положить». Наше сердце открыто перед Богом.

– Есть у человека особый дар веры, способность к этому?

– Есть. Исключительно у каждого есть этот дар. Весь хороший пафос в нашей жизни мы создаём сами по нашему желанию. Но не синтезируем. Строительный материал в равной мере доступен каждому, но каждый поступает по слову Спасителя: «Добрый человек из доброго клада сердца своего выносит доброе, а злой из злого злое».

– Почему многие люди хотят поверить и не могут?

Потому что в жизни человека есть вещи непредставимые и немыслимые. Есть много явлений, о которых мы слышали, и мы хотим их получить, но как они выглядят – мы не знаем. Это факт. Способ, чтобы обрести что-либо Евангелие называет. Оно говорит: «Царствие Божие нудится и нужницы восхищают е». Этот принцип не случайный. Мы видим его в Священном Писании много раз. Бог как бы задаёт задачу, и оставляет человека решать её трудясь. Например, выводит перед Адамом животных, чтобы тот в свою очередь дал им имена. Или говорит Адаму и Еве «плодитесь и размножайтесь», и не рассказывает как, чтобы они сами наполнили это смыслом, чтобы это была именно их жизнь, а не чужая. Так и Евангелие создаёт довольно странное на первый взгляд пространство, чтобы человек мог лично своей любовью наполнить его. Чтобы не было у человека повода испытывать горечь по поводу того, что сокровище его сердца не было украдено тем, что его рассказали ему заранее, и не дали места его для его личной любви.

– Есть ли критерий подлинности веры? Вот этотверит искренне, а этотделает вид? Причем, обманывает сам себя.

– Критерии есть обязательно, но на этот вопрос лучше отвечать из предыдущего моего комментария. Человек узнаёт только те вещи, которые пережиты им самим, знакомы ему. Чужой опыт веры поэтому, хоть и полезен, но понять его можно тоже только через личный труд. Именно труд, а не работу. О том, что это была работа узнаёшь потом, а пока ищешь – как будто горы передвигаешь.

Верующего от неверующего отличить бывает трудно. По одной очень важной причине. Многие люди воцерковляются как бы снизу вверх – от церковной традиции ко Христу, вместо того, чтобы правильно воцерковляться – от Христа к традиции. Традиция сама по себе никуда не ведёт, и при этом очень «калорийна», так, что можно заработать всяческие расстройства «пищеварения». И именно поэтому люди, воцерковляющиеся через традицию, поступают, как они думают, благоразумно. Сначала они обожрутся до отвращения традицией, потом становятся «философами», а до Христа так и не доходят. «Не могут больше». Как подружка «Вовочки», которая не пьёт и не курит, потому что больше не может.

– На что рассчитывают люди, которые не верят в Бога? И те, которые говорят, что Бог у них в душе, что все религии равны, и Бог один для всех?

Моё убеждение, что такие люди, равно как и атеисты, и даже самоубийцы, что, в общем, одно и то же, просто оригинальничают перед Богом. Думают, что Бог обязательно «прельстится» «красотой их души». Таким образом они противопоставляют себя всем окружающим, позируют, и думают, что Бог обязательно обратит таким образом на них внимание. Это лукавый расчёт, и конец его – смерть. К сожалению, эти «остроумные» узнают результат своего лукавства слишком поздно, за порогом смерти. Страшно даже представить, как бы они хотели вернуться. Испытать такую тоску – и тебе уже никакого ада не надо.

– Какова будет посмертная участь неверующих и тех, кто не ходил в храм, не причащался Тайн Христовых?

– Я считаю, что никакого спасения они не наследуют, но я далёк от того, чтобы запрещать Богу что-нибудь придумать и для них на Своё Праведное Усмотрение. Если я увижу их в Царствии Небесном – я не буду обижаться.

Может ли ученый верить в Бога? Отвечает биолог-атеист

На днях папа римский пригласил ведущих астрофизиков мира в Ватикан обсудить проблемы космологии. «Афиша Daily» поговорила с двумя российскими учеными о том, возможен ли в XXI веке компромисс между наукой и религией. Сегодня мы публикуем монолог скептика.

Английский математик Томас Байес придумал очень важную теорему: представьте, что вы сидите спиной к столу, кидаете мячик и не знаете, куда он упал. Приходит ваш ассистент, вы просите его кинуть мячик и сказать, где он упал относительно вашего мячика. И чем больше раз он сделает это, тем точнее вы будете знать исходное положение вашего мяча. В некотором смысле это описание любого познания: не будучи уверенными ни в чем на сто процентов, мы получаем какие-то крупицы информации и уточняем картину мира. Единственная ситуация, при которой такое познание невозможно, — это когда мы отказываемся от проверки наших знаний. Это явление называют «Байесовская ловушка». Утверждение, что вера не нуждается в доказательствах, как раз такой случай.

Моя позиция простая: если вы что-то утверждаете, то предъявите убедительные свидетельства. Если предъявите — я свою точку зрения изменю. У нас есть проект «Премия имени Гарри Гудини»: мы предлагаем миллион рублей любому, кто докажет, что он экстрасенс. Мы не дискриминируем между формами веры: если к нам придет человек, который покажет, что молитвы работают, я тоже буду агитировать за то, чтобы ему выдали миллион, и рассмотрю гипотезу существования Бога более серьезно.

Самый необъяснимый момент в моей жизни случился под Новый год в Америке. Когда мы с родителями ушли к друзьям, я точно проверил, что подарков под елкой не было. Но когда мы вернулись, они там появились! Родители все отрицали, и у меня нет доказательств, что это был не Дед Мороз. Тем не менее я склонен полагать, что этому есть рациональное объяснение.

Нет никакого «нового атеизма» Система взглядов современных ученых и публицистов (Р.Докинза, К.Хитченса, Д.Деннета и др.), сформировавшаяся как реакция на христианский фундаментализм начала 2000-х. Адепты «нового атеизма» отвергают существование Бога, апеллируя к научным методам. . Просто с развитием социальной психологии расширилось наше представление о том, почему люди верят, — так, скажем, вышла важная книжка антрополога Паскаля Буайе «Объясняя религию». Все это снизило вероятность того, что вера напрямую связана с существованием Бога.

«Мемы» — очень удачная концепция Ричарда Докинза, позволяющая по-другому смотреть на то, как меняется культура, на конкуренцию идей и их распространение. Например, есть исследование о том, что люди лучше запоминают истории, в которых нарушаются некоторые базовые представления о мире (например, фигурирует говорящий шкаф или куст). Это отчасти объясняет популярность рассказов о паранормальном. У людей есть склонность совершать определенного рода ошибки мышления, которые с высокой вероятностью приводят к разным верованиям. Наиболее приспособленные «мемы» используют изъяны нашего мышления для своего распространения.

До того как появилась теория эволюции, концепция Бога казалась намного более правдоподобной: раз существуют сложные организмы, значит, кто-то должен был их создать. Потом выяснилось, что есть натуралистическая теория, которая имеет массу подтверждений. В свете подобных теорий мы понижаем оценку вероятности существования «творца» — и сегодня она низка, как никогда. Наверное, поэтому и растет количество атеистов, особенно в научном сообществе.

Читать еще:  Церковь — на помощь наркозависимым. Бесплатная помощь Христа ради

Тем не менее среди ученых встречаются и верующие. Я, впрочем, вижу здесь некие двойные стандарты мышления: если я допускаю сомнительную аргументацию в одной сфере, то что помешает использовать ее в других?

Атеисты, скептики и агностики: 11 великих ученых отвечают на вопросы о Боге

Olga Steb

Британский нейрохирург и автор множества статей про научный атеизм Джонатан Парараджасингхем смонтировал видеозапись, в которой собрал воедино 50 интервью с признанными мыслителями в области физики, химии, философии и психологии. Они поделились своим мнением о вере в Бога и жизни после смерти. Ноам Хомский, Бертран Рассел и Гарольд Крото — «Теории и практики» публикуют подборку самых интересных высказываний о религии.

«Я думаю, что теология борется с фантомами. Теологи изобрели удивительную вещь — эту практически самодостаточную дисциплину, которая никак не пересекается с физической реальностью. Они сочинили самые разные теории и мысленные конструкции, с помощью которых долгое время пытались наставлять человечество на путь истинный. Одна из таких теорий — о божественной цели. Богословы утверждают, что существует некая предопределенность, которую наука не в силах объяснить. Это типичная теологическая концепция. Они не уважают — и поэтому недооценивают — силу человеческого интеллекта. Они постоянно повторяют этот одновременно наивный и обезоруживающий «аргумент» о неисповедимых путях господних, который ни в коем случае нельзя подвергать сомнению. Это красивые слова, но они лишены всякого смысла. С какой стати, спрашивается, у всего на свете должна быть своя цель и свое назначение?»

«О нет, в религиозном плане я — безнадежный скептик. Я думаю, вся эта мифология — прекрасный материал для хорошей комедии, воистину человеческой комедии! Наука оперирует понятиями и явлениями из реального мира — чувственно постижимыми. А Богословие пытается проникнуть в потустороннее, в нечто, что находится за или над реальностью. Дэвид Хьюм говорил, что у религии ничего не получается, потому что подобные начинания просто-напросто бессмысленны. Все по-настоящему полезные идеи касаются того мира, в котором мы находимся. Поэтому лучше бы религия помалкивала!»

«Я — когнитивный психолог, и я придерживаюсь натуралистского подхода к вопросу о человеческом разуме. Иными словами, человеческий разум — следствие существования мозга, а мозг — результат эволюции. Я уверен, что нет никакой надобности придумывать некую метафизическую душу для того, чтобы объяснить работу нашего разума. Потому что существуют вполне доказуемые теории о человеческой природе — взять хотя бы нейробиологию или генетику. И если вы вдруг захотите ответить на главные вопросы бытия, вы с легкостью можете обойтись без отсылок к эзотерическим сущностям и божественному началу».

«Я пытаюсь изо всех сил не верить и стараюсь исходить из того принципа, который провозгласил в свое время Бертран Рассел: необходимо держаться подальше от домыслов о жизни после смерти и верить только тому, чему можно найти подтверждение или доказательство. И единственное возможное исключение из этого правила — вера в идеалы. Например, в равенство, свободу и справедливость. Я бы даже сказал, что это не вера вовсе, это — верность».

«Наука учит нас, что даже самые простые вещи сложны для понимания. И это заставляет меня с подозрением относиться к любому, кто утверждает, что у него есть простая теория, объясняющая природу всего сущего. То есть я — в мере пессимист. Думаю, что максимум, на который мы можем рассчитывать, — это объяснять устройство окружающей действительности посредством неких условных метафор и допущений. Соответственно, я полагаю, что мы никогда не сможем похвастаться абсолютным пониманием мироздания. Тем не менее сам я точно не принадлежу к числу тех, кто мог бы принять какую бы то ни было религиозную догму».

«Я изучил христианские догмы и историю противостояния людей верующих и неверующих. И все доводы в пользу существования Бога выглядели настолько неубедительно с точки зрения логики, что я сделал вывод: нет никакой практической пользы в вере в недоказуемые вещи. Ведь тут налицо логическая ошибка: утверждение либо истинно, либо — нет. Если оно истинно — верю, если нет — не верю. И если вы не в силах доказать истинность утверждения, то вы обязаны воздержаться от всяких домыслов и суждений по этому вопросу».

«Каждое иррациональное убеждение несет в себе настоящую угрозу. Оглянитесь вокруг — главная причина проблем в обществе заключается в том, что люди действуют иррационально, потакают своей невежественности. Мне бы хотелось, чтобы с помощью науки можно было добиться сознательности человека. К сожалению, нам пока что не удалось достичь этой цели. Сегодня мы не более рациональны, чем в свое время были древние греки».

«Можно сказать, что я чувствую себя более комфортно благодаря моей вере в Неизвестное. В этом — весь смысл науки, не так ли? Где-то там есть вещи, миллиарды явлений, о которых мы ничего не можем знать. И то, что мы о них ничего не знаем, восхищает меня и пробуждает во мне желание отправиться туда и все разузнать. Это и есть цель науки. Поэтому мне кажется, что если мысль о существовании Неизвестного заставляет вас чувствовать себя неуверенно, то вам лучше не заниматься наукой. Мне не нужен готовый ответ — точнее, готовые ответы — на все вопросы. Для меня самое важное — возможность самому найти и сформулировать их».

«Я атеист, и мне кажется, что большая часть ученых разделяют мое отношение к религии. Есть некоторые, которые верят в Бога, но более 90% всех крупных исследователей — не религиозны. Мы применяем научные методы в своей повседневной жизни — я считаю, что это моя главная интеллектуальная задача. Не то чтобы я не нуждался в некоторой мистической составляющей — я ее не признаю. К тому же, верующие люди — крайне уязвимые создания. Они неразборчивы в своих убеждениях, такие люди могут добровольно принять за чистую монету древние убаюкивающие сказочки, о достоверности которых даже не приходится говорить. Они меня беспокоят, потому что многие из них — влиятельные люди, от их решений зависят судьбы миллионов. Отвечают ли они за свои дела? Сомнительно. Если они готовы поверить в такие небылицы, то возникает вполне резонный вопрос: как далеко они могут зайти в своей легкомысленной иррациональности? Не отразится ли эта прихоть на моей жизни?»

«Я не верю в то, что Вселенная была целенаправленно создана неким абсолютом. Я верю, что она появилась в силу тех же причин, что и человек. Разумеется, до Дарвина все выглядело так, как будто человека создал творец. Это вполне естественная мысль: только сущность еще большей сложности — нечто непостижимое и совершенно прекрасное — может сконструировать столь непростой организм и головной мозг. Однако потом этому нашлось намного более прозаичное объяснение — человек, как выяснилось, появился в результате случайной мутации, произошедшей всего лишь из-за перемены в химическом составе атмосферы. Какие-то виды оказались более успешными, какие-то — не очень, кто-то выжил, кто-то — нет. Так что, по справедливости говоря, человека создала другая троица — случайность, статистика и законы физики. Думаю, что примерно то же самое можно сказать о Вселенной».

«Я не верю в антропоморфного Бога, который каким-то чудесным образом сотворил Вселенную. Что касается жизни после смерти, то все, что я могу сказать по этому поводу: «Было бы здорово!» Но у меня нет ни малейшего основания думать, что она существует».

Почему люди верят или не верят в Бога?

Почему люди верят в Бога? Может быть, для кого-то ответ будет очевиден: для поиска смысла жизни, поиск истины, вечных ценностей и т.д. Но я бы не стала торопиться с ответом. Поэтому для начала я бы задала другой вопрос: А кто такой Бог в сознании среднестатистического человека? Давайте начнем издалека, как обычно, из детства.

Ребенок целиком и полностью зависит от своего родителя, в родителе все его обеспечение, защита, знание, сила, любовь и т.д. По своей «высоте и недосягаемости» родитель воспринимается ребенком как Бог.

Родитель, как правило, учит свое дитя в категоричной форме: надо, нельзя, должен, это хорошо, это плохо и т.д. В ребенке личность еще не сформирована. Нет того внутреннего психического стержня, благодаря которому бы он воспринимал — оценивал — делал вывод — поступал на основе вывода. Для ребенка этим управляющим и регулирующим механизмом является родитель.

В процессе воспитания ребенок как бы «проглатывает» модель своего родителя, без «разжевывания, переваривания и усвоения». Этот психологический механизм называется «интроецирование». А набор интроецированных («проглоченных» без осмысления) правил, установок, долженствований — интроекты. Ребенок еще не способен анализировать информацию, он «пустой», ему не с чем сравнивать. Поэтому, если родители такие, то и весь мир такой. Он не способен анализировать, что «вкусно и полезно», а что «отрава». Поэтому глотает все без разбора, надо ведь как-то адаптироваться к незнакомому, и даже угрожающему миру.

В зависимости от типа воспитания (а он зависит от психологического типа родителя), возможны следующие направления развития ребенка, известные в психотерапии (ограничиваюсь только необходимыми для раскрытия темы):

Ребенка сильно ограничивают в возможностях выбора решений разных задач. «Драться нельзя, так делают только плохие дети» (без предоставления другой альтернативы решения конфликта). «Надо делиться, тогда будешь хорошим, с тобой будут все играть». Для интроективных посланий очень характерны обобщающие слова: «всегда», «никогда», «никто», «все» и т.д., которые предполагают только один-единственный вариант действия. «Будь хорошим (в отличие от «поступай хорошо»), и тогда все будут тебя любить». А так как любовь для ребенка — главное условие его жизнеобеспечения и развития, то он всегда выбирает способы поведения, дающие ему в сложившейся ситуации максимальное количество любви и внимания (которое может компенсироваться провокацией родителя на гнев и раздражение). В понимании психотерапевта такой ребенок, а в последствии, взрослый делает все «как принято», «как положено», «как надо», «все так думают, чувствуют, поступают» (хотя в реальности это далеко не так). Он усвоил все эти шаблоны, и они стали неотъемлемой частью его личности. Такие люди живут внешне «нормальной» жизнью, но как будто не своей. Вроде все правильно, а внутри тоска и ничего не хочется, и сил нет. Они, как правило, всегда знают и за себя, и за всех. Но их жизнь — это сплошные серые будни, «надо», а не «хочу». Психотерапия полагает, что часто угодническое поведение, чтобы всем понравиться; компромиссное поведение — «драться ведь нельзя», а по-другому не умеют. И все ради сохранения бессознательной установки «я хороший», а все, что за ее рамками — страх, одиночество, в крайней форме, смерть.

Читать еще:  Символ веры. едино крещение

У психологов это тот случай, когда ребенка, стараясь обеспечить максимальный комфорт и атмосферу любви, освобождают не только от положенных его возрасту обязанностей, но и от приобретения необходимых навыков. Часто дают ему сверх необходимого удовлетворения потребности раньше, чем они успевают возникать. Из-за этого возникает неразборчивость в собственных желаниях и предпочтениях. У ребенка не формируются в должной степени волевые качества, целеустремленность, самостоятельность. Такой взрослый безынициативный, неорганизованный, недисциплинированный, нерешительный, безответственный ребенок не умеет доводить дело до конца. С точки зрения детской психотерапии он — «хороший», и потому ему все должны. Такой взрослый не имеет своей точки зрения, пребывает в замешательстве в ситуации выбора, так как его лишали этой возможности. Не знает, когда он прав, а когда нет, поэтому чаще глотает обиды и соглашается, боясь отказать. Он тоже не знает, чего хочет, и чем ему заниматься в жизни.

Этот вариант возникает, когда ребенка воспитывают в жестких рамках, но за счет его врожденных сильных качеств родителям не удается его сломать, и тогда он вступает с ними в войну. Часто делает наперекор установившимся правилам, чтобы доказать свою независимость. Он ненавидит ограничения, протестует против установившегося порядка, демонстрируя свою свободу.

А теперь вернемся к первоначальному вопросу Богу.

У ребенка, в зависимости от психологического типа родителя и формы воспитания, складывается внутренний образ Бога:

И получается, что в первом варианте, Бог — это грозный старик, для которого я все делаю плохо и неправильно. Если я поступаю не как «должен», я грешу, я «плохой». А как хочу поступать, я и не знаю. И Он меня не любит, отвергает. Такой человек старается не грешить, чтобы заработать благосклонность Бога, его любовь и благословения. У него естественно ничего не получается, он кается, начинает новую жизнь с понедельника, опять «падает» и т.д, никогда не дотягивая до «хорошего и любимого». Либо, если «удалось» стать хорошим (на самом деле обмануть себя в этом), то рефреном в его речи звучит: «Я такой хороший, Бог, ни с кем не ругаюсь («добрый»), никому не отказываю («отзывчивый»), «не лезу по головам» («смиренный»), а все жду, когда же чаша моих заслуг заполнится, и ты, Бог, воздашь мне. И сидят, ждут. Таким людям легче всего прийти к вере в Бога, потому что это продолжение его детских отношений с родителями. И если он их не проработал, то Бог так и останется для него призраком из прошлого. Фигуры поменялись, а потребности и мотивы этих отношений остались прежними. Такую веру в Бога нельзя назвать искренней и истинной, потому что она продиктована в большей степени не внутренним поиском, не жаждой духовного самоопределения и развития, а невротическим чувством вины, либо перфекционизмом.

В представлениях такого человека, Бог — это тот, кто меня любит, кто полностью определяет мою судьбу, все в его власти, а я такой слабый и беспомощный. В основе лежит отсутствие навыка решать текущие вопросы своей жизни, определять свои потребности и удовлетворять их, в связи с чем, он не готов взять ответственность за свою жизнь. Когда он узнает, что Бог его любит, прощает, обладает верховной властью, это как нельзя лучше вписывается в его картину мира, так как сами они не в состоянии нести бремя ответственности за свою жизнь. Они склонны только молиться — просить, не вникая глубоко в познание Бога и себя, могут с энтузиазмом участвовать в служении. Часто разочаровываются, когда обнаруживают, что почему-то благословения с неба не сыплются на его благословенную голову. Здесь еще сказывается их непостоянство и поверхностность. В понимании православной психотерапии такая вера тоже является невротической, поверхностной, так как «Бог» является заменителем собственной зрелости. Человек нуждается в таком Боге, как дитя — в маминой юбке.

Здесь, как вы, наверное, уже поняли, отношения с Богом совсем не складываются. Это бунтарь против правил, норм, установок. Но он может быть не сильно выражен на поверхностном уровне, и такой человек выглядит вполне порядочно. Но у него уж точно на все своя точка зрения, пролоббирует свои интересы, решительный, любит ответственность, так как это дает ему свободу, в общем, «моя жизнь — мои правила». Их протест против родительской фигуры может быть канализирован именно в сторону Бога. Это наиболее социально безопасно. Можно протестовать сколько душе угодно. Где Он этот Бог-то? Среди этой группы часто встречаются психологи и психиатры. В отношении них положение дел усугубляет религия, которая преподносит Бога, прежде всего как диктатора моральных правил, верховную наказующую власть. Он любит и наказывает для твоего же блага, и ты должен терпеть, смиряться и т.д. А для этих противоборцев подобные слова, как красная тряпка для быка. И Бог превращается в главного врага жизни. Но это отношение также не является зрелым, а невротическим переносом агрессии с родительской фигуры на образ Бога.

Возвращаясь к первоначальному вопросу, можно сказать, что для многих за причинами веры или неверия в большей степени скрываются симптомы невроза. И это дает повод некоторым психотерапевтам рассматривать веру в Бога однозначно как нездоровое проявление. Как неспособность справиться с жизненными ситуациями и убегание «под крылышко» Бога.

Потому что то, что такие люди себе представляют Богом, не Бог вовсе. Это далекий бессознательный образ родительской фигуры, искаженный детским восприятием. Такой Бог — призрак прошлого. Такая вера (или неверие) – не признак духовной зрелости, а продолжение детского внутреннего конфликта.

Я — православный психотерапевт и написала эту статью не с целью критики «невротической личности». Я руководствовалась желанием расширить вашу зону осознания в таких далеко неоднозначных вопросах: Почему я верю в Бога или не верю? Кто такой Бог для меня? Что мне дает моя вера?

И если это возможно в рамках данной статьи, «запустить» внутри вашей личности процесс трансформации невротической веры в зрелую веру в Бога.

Врач-психиатр, психотерапевт, православный психотерапевт Емельянова Ксения Ивановна.

Почему люди верят в Бога?

Можно сколько угодно рассуждать о том, есть ли Бог на свете и какая религия правильнее. Однако факт остаётся фактом: на протяжении всей истории человечества люди признавали те или иные формы божественной сущности. Что же их к этому побуждало с психологической точки зрения?

Религиозный инстинкт

Психологи считают, что не последнюю роль здесь играет страх смерти. Недавно специалисты из новозеландского Университета Отаго решили провести эксперимент, в котором приняли участие и верующие, и атеисты. Всем им предлагалось подумать о своей будущей кончине и написать об этом. В исследовании участвовали 265 человек. Всех их попросили написать о том, что они думают о своей смерти.

После того как люди справились с заданием, психологи попытались выяснить, насколько изменились религиозные взгляды опрошенных. Оказалось, что верующие люди, написав эссе о смерти, ещё больше убедились в существовании высших сил. Атеисты же, напротив, заявляли о своём неверии.

Однако тесты на подсознание продемонстрировали совсем иную картину. В ходе тестирования исследователи попросили испытуемых отреагировать на те или иные заявления, вроде «Бог есть» или «Бога нет». По скорости реакции они определяли, верит ли в душе человек в Божественный промысел. На деле многие «неверующие», хоть и декларировали атеизм, подсознательно всё же допускали существование Бога.

Эксперты объясняют этот парадокс тем, что человека с самого рождения преследует страх смерти. Религиозное мировоззрение пропагандирует посмертное бытиё. То есть верить в Бога — значит, давать себе шанс спастись от небытия.
Кстати, учёные из Гарварда выяснили, что среди религиозных людей больше тех, кто при принятии различных решений полагается на свою интуицию, а не на прагматический расчёт. Это лишний раз доказывает, что вера в Бога у нас присутствует на уровне инстинктов.

Интуиция или логика?

Американский религиовед Амитай Шенхав также предположил, что наличие или отсутствие религиозной веры определяется фундаментальными различиями в образе мышления. Учёный считает, что вера многих людей в Бога проистекает из невозможности отыскать логическое объяснение некоторым явлениям. И в результате их списывают на Божественное вмешательство.

Шенхав и его коллеги решили проверить, как влияет на силу веры человеческая интуиция. С этой целью они провели ряд экспериментов.

На первом этапе 882 взрослых американца должны были ответить на вопрос, верят ли они в Бога. После этого подопытным предложили тест из трёх простых математических задач. Условия задач были построены таким образом, что при попытке их решения интуитивно напрашивались неверные ответы. И только подумав, можно было дать верный ответ.

Оказалось, что среди правильно решивших все три задачи верующих в полтора раза меньше, чем атеистов. Причём результат теста не зависел от уровня образования испытуемых.

Далее 373 участникам эксперимента нужно было припомнить ситуации, когда принять верное решение им помогла либо интуиция, либо логическое мышление. И опять же, те, кто больше полагался на интуицию, как правило, верили в Бога, в отличие от людей, которые предпочитали логические рассуждения.

Наука вместо религии

Однако сегодня мы живём в мире логики. Необходимость манипулировать сложными технологиями, которые с каждым годом все больше и больше развиваются, делает нас более прагматичными, говорят учёные.

Читать еще:  Где находится линия жизни на ладони человека. Линия жизни на руке и ее значение в хиромантии

Анна-Кайса Ньюхеизер из Иельского университета и её коллеги обнаружили любопытный феномен. Они выяснили, что у нерелигиозных индивидов в ситуациях, связанных со страхами или стрессами, возникает своя форма веры. Но не в Бога, а… в науку!
Исследователи использовали для эксперимента две группы гребцов, не отличавшихся сильной религиозностью. Одним сообщили, что им предстоит участвовать в регате, другим — что их ждёт всего лишь обычная тренировка. После этого добровольцам предложили согласиться или не согласиться со следующими высказываниями: «Мы можем рационально принимать лишь то, что научно доказуемо», «Все проблемы, с которыми сталкивается человечество, разрешимы наукой», «Научный метод — единственный надёжный путь к знаниям».

Спортсмены из первой группы, естественно, больше волновавшиеся перед предстоящими соревнованиями, примерно на 15% чаще выражали веру в науку, чем их товарищи из второй группы.

В следующем эксперименте участвовали преподаватели и студенты двух крупных британских университетов, также не отличающиеся религиозностью. Одних попросили подумать о собственной смерти, других — вспомнить ситуацию, когда они испытывали сильную зубную боль. Дальше людям для оценки предложили те же высказывания, что и в предыдущем случае. Результат получился точно таким же.

По мнению экспертов, если религиозная вера основана на интуиции, духовном опыте, а также на доверии к священным писаниям, то в основе науки лежит аналитическое мышление, и её методы — рациональное исследование предмета и тщательное взвешивание доказательств.

— В стрессовых ситуациях люди, вероятно, прибегают к тем формам мировоззрения и веровании, которые для них являются наиболее значимыми, — констатирует Анна-Кайса Ньюхеизер. Её коллега, психолог Бастиан Рютьенс из Амстердамского университета (Нидерланды), также полагает, что наука, как и религия, помогает людям находить опору в нашем непредсказуемом мире.

Вера — путь к бессмертию?

Кстати, недавно группа американских экспертов во главе с Даниэлем Абрамсом из Северо-Западного университета Иллинойса и Ричардом Вейнером из Университета Аризоны, проанализировав данные по статистике за последние сто лет, пришли к выводу, что в наши дни количество верующих в развитых странах сокращается, а атеистов — напротив, растёт. Так, в Голландии и США около 40% граждан называют себя неверующими. А в Чехии около 60% безбожников. Эти люди склонны верить в научно-технический прогресс, а не в Божественную благодать.

Не исключено, что в будущем мы окончательно потеряем веру в Бога, полагают Абраме и Вейнер. Хотя возможно, что религиозность обретёт иные формы, так как человеку просто необходимо допускать наличие сверхъестественных сил — это помогает ему отрицать конечность собственного существования и надеяться на бессмертие…

Сейчас уже изобретены технологии, позволяющие оцифровывать мозговые и нейронные волны. Со временем эти информационные матрицы, содержащие человеческую личность, можно будет сохранять на жёстком диске компьютера. Так что после биологической смерти мы сможем существовать хотя бы в электронном виде.

Новое в блогах

  • Как вывести сюда мое сообщество?

Сообщество «Естественные Науки против глупости, невежества и лжи»

Почему человек верит в Бога? Новые исследования мозга человека

Сила веры в Бога зависит от типа мышления, которому человек отдаёт предпочтение. К этому выводу пришли учёные из университета Британской Колумбии Ара Норензаян и Уилл Жервэ. В исследовании, размещенном на страницах научного журнала Science, были рассмотрены психологические корни духовности.

В психологии есть теория, утверждающая, что существует два типа мышления: аналитическое и интуитивное. Используя интуитивное восприятие человек может в кратчайшие сроки прийти к нужному решению, в то время как аналитический тип мышления требует более тщательного и осознанного осмысления ситуации, доказательств, опровержений.

Учёные предположили, что интуитивное мышление ближе к Богу, а вот аналитическое, напротив, является одним из источников недоверия. Чтобы проверить этот факт, исследователи провели 4 эксперимента, в которых приняли участие более 650 человек из Канады и США.

Учёные предлагали участникам исследования оценить, насколько для них важна вера в Бога. Главной задачей второго этапа эксперимента было «включение» аналитических способностей. Для этого испытуемых просили решить математические задачи, причём задания были напечатаны специальным, трудночитаемым текстом. Психологам удалось установить, что после включения аналитического типа мышления отношение участников опроса к Богу менялось.

«Что происходит с человеком, когда он видит чудеса, то есть необъяснимые для его мозга явления. В первую очередь, это мощно сотрясает его психику. Психика просто начинает зашкаливать от того, что не владеет информацией, объясняющей данное явление. И поскольку наш мозг обладает удивительными механизмами самосохранения и самозащиты, то моментально включаются компенсаторные функции, защитный фактор мозга. Выражаясь языком физиологии, зоны мозга, группы нервных клеток не могут полноценно включиться в мысленную деятельность. И вот тут происходит важный момент. Если в человеке преобладает животное начало, он начинает либо внутренне отторгать данный факт существования такого явления, сваливая всё на нереальность происходящего, какие-то фокусы, либо в нём появляется желание обучиться всему этому ради своих собственных, меркантильных интересов удовлетворения мании величия.
Человек же, у которого уравновешенны эти два начала, начинает метаться мыслями из одной крайности в другую. То есть сегодня он во всё это «слепо» верит, завтра начинает сомневаться, послезавтра он опять начинает сомневаться в своих сомнениях и так далее. Короче говоря, в нём активно идёт борьба двух начал на поле разума.

А в человеке, в котором преобладает духовное начало, зарождается на вере дух исследования данного явления, познания своих возможностей и тайн природы ради самого этого процесса познания, ради совершенствования своей души. Его первоначальный страх перед неизвестностью данного явления приглушен, а в процессе познания и вовсе полностью исчезает, превращая «слепую» веру в знания, то есть в истинную веру»

А. Новых «Сэнсэй. Исконный Шамбалы»

Интуитивное мышление помогает приблизиться к разгадке тайн Вселенной и Богу. С другой стороны, люди, использующие преимущественно аналитический тип мышления, гораздо чаще становятся атеистами.

«Наш эксперимент доказывает, что при активации аналитических способностей, даже у самых верующих людей, интуитивное восприятие и вера в сверхъестественное снижается, во всяком случае, временно», — отметила профессор психологии Ара Норензаян, — «Тем не менее, каждый человек обладает двумя системами мышления и может использовать их в равной мере», — объяснила профессор.

Человек подавляет области мозга, отвечающие за аналитическое мышление, чтобы верить в Бога

Исследователи обнаружили, что верующие люди способны «отключать» критическое мышление, также как и неверующие люди могут делать подобное с областью мозга, отвечающей за эмпатию, сообщает The Independent.

Такие выводы были сделаны после 8 экспериментов, в которых приняли участие более 500 участников. По данным исследования удалось выявить, что верующие люди отзывчивее, нежели атеисты.

Ранее учёные, используя метод магнитно-резонансной томографии, установили, что мозг имеет сеть нейронов, позволяющую людям мыслить критически и, так называемую, социальную сеть, отвечающую за способность сопереживать. Человек исследует мир, используя обе сети, и когда он сталкивается с дилеммой — верить или анализировать, в мозгу активируется соответствующая сеть, которой человек отдал предпочтение, но, в то же время, подавляется другая.

Мозг обладает уникальными функциями и способен выполнять различные сложные операции в зависимости от необходимости, но, тем не менее, последнее «слово» всегда остаётся за самим человеком. Только Личность принимает решение, как использовать инструмент, данный ей для познания этого мира.

«Потому что человек двойственен, он состоит как из духовного, так и из материального. И главная задача существования человека — это духовно вырваться из материального плена, используя в том числе и научные знания для разрушения иллюзии бытия. Но никак не тешить свой эгоизм лишь «пониманием» высших законов материи, пребывая в это время в грязи своих мыслей. Ведь этот мир для нашей истинной сущности — души — не наш мир и не наша подлинная стихия. Ведь мы лишь временно пребываем в этом мире. И на все наши духовные метания, поиски Бога толкает именно духовное начало. Поэтому мы отчаянно и бросаемся на разыскивание способов собственного спасения через книги, практики, религии, даже науку, в тайной надежде, что она, в конечном счете, приведёт нас к пониманию присутствия Бога в каждом Его творении от микро- до макрокосмоса. Ибо этот мир для нас — не просто школа, а своеобразный материальный плен, где душа может либо окончательно погибнуть из-за духовной несостоятельности в процессе реинкарнации, либо прийти к Богу».

А. Новых «Сэнсэй -IV». Исконный Шамбалы»

Вышеприведенные эксперименты свидетельствуют о том, что человек двойственен по своей природе и может балансировать между Духовным и Животным началами. Но чем больше он работает над собой, тем совершеннее становится. Если Личность избирает духовный путь — ей открываются широкие возможности для познания. Личность начинает исследовать мир с позиции наблюдателя от духовного начала. Благодаря этому, человеку открывается целостная картина, ведь интуиция и наука — путь, ведущий к великим открытиям. Однако, это становится возможным, если научное познание и аналитическое мышление опираются на чувственное восприятие.

«– Сейчас время «слепой» веры прошло. Настало время глобальных перемен. И основой будущего прогресса в познании Бога является наука.
– Ну, как же наука, если она официально отвергает Бога? – удивленно спросил тот парень.
– Это сейчас бытует такое ошибочное мнение, поскольку ещё мало что познано человечеством. Если наука до сих пор не может объяснить перво­причину импульсной силы электромаг­нитного поля, о чём можно тогда вообще говорить. Её сегод­няшнее состояние можно сравнить со стадией раз­вития годо­валого ребёнка, который ползает в огра­ниченном родителями пространстве, чтобы не травмироваться, и познает мир через игрушки, кото­рые ему дают. Но это же вовсе не означает, что у не­го нет перспективы роста и истинного осознания настоящих ценностей мира».

А. Новых «Сэнсэй. Исконный Шамбалы»

Сегодня человек может прийти к доказательству реального существования Бога через науку. Отправной точкой для начала познания может стать книга “АллатРа”. В ней даются Исконные Знания об устройстве и сотворении мира, которые можно легко подтвердить, используя современные технологии. Познание тайн вселенной неизменно приведёт к познанию Бога, а именно для этого люди и пришли в этот мир.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector