2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Истории приемных семей глазами мужчин: Петр Свешников и; его семеро детей

Истории приемных семей глазами мужчин: Петр Свешников и его семеро детей

Диана Машкова, писательница, журналистка, руководительница программы благотворительного фонда «Арифметика добра» и мама четверых детей (трое приемные), говорит:

«В канун Нового года министерство просвещения вынесло на общественное обсуждение поправки в семейный кодекс РФ, которые регулируют процедуру усыновления и опеки. Закон вводит ряд новых ограничений – запрещает принимать ребенка в семью, если в течение 12 месяцев до этого уже был принят один, не разрешает усыновление и опеку, если метраж жилья не соответствует установленным нормам. Петр и Ольга Свешниковы, как и большинство приемных семей клуба благотворительного фонда «Арифметика добра» — злостные нарушители этих самых правил, которые будут обсуждаться на «нулевом чтении» в марте. В 2013 году с разницей всего в полгода они забрали в семью двоих детей. Причем привели пятилетнего мальчика с инвалидностью и маленькую девочку с синдромом Дауна в крошечную квартиру, где и без того было не развернуться. Спустя несколько лет семья приняла под опеку еще двоих, и детей стало четверо.

«Кровный сын-подросток сказал мне, что не может принять Егора»

«С особым ребенком сложно. Но жить с тем, что ты его бросила, еще сложнее»

«Солнечные дети» в семье: видеосоветы Александра Семина. Совет 2

Особые дети: Настя бережет любовь для родителей

Кто рано встает, тот быстро устает

Девочка просит не разгоняться. Дети, которые меняют мир

Квартира — тренажер для сирот

Игрушки на пользу

Мама на день рождения

Ругай меня нежно

Ольга и Петр Свешниковы — родители двух детей. Глядя на их яркие фотографии в соцсетях, невозможно не поставить «лайк» — настолько счастливо выглядит это семейство.

Свешниковы воспитывают приемных малышей, от которых отказались их родные мамы. У детей — серьезные заболевания. У 6-летнего Леши — мышечная дистрофия Дюшенна. У малышки Даши — синдром Дауна. Ольга и Петр рассказали, почему они взяли тяжелобольных ребят и решили создать фонд помощи детям и дали советы будущим приемным родителям.

О Мусе

Еще до того, как волонтер Ольга вышла замуж за Петра Свешникова, она ездила в детские дома, проводила там праздники для маленьких пациентов, привозила ребятам одежду и игрушки. Работала и в больницах. Однажды увидела в РДКБ малышку, которая умирала от лейкоза. Родная мама отказалась от дочери, когда узнала ее диагноз. Мусе тогда было около двух месяцев.

Тогда мамой Муси стала Оля. Она переехала жить к ней в больнциу. Кормила малышку молочной смесью из бутылочки, меняла памперсы, укачивала, пела колыбельные, спала с ней рядом. И так все девять месяцев — именно столько продлилась жизнь девочки. Муся ушла в тот момент, когда Оля держала ее на руках. Дома Оля хранит кофточку и ползунки малышки, а еще фотографию, на которой они вместе.

О Леше

О том, как Петр и Ольга стали родителями пятилетнего Леши, они рассказывают с улыбкой. Впрочем, шутят постоянно. «Я стал отцом по причине позднего чтения постов в соцсетях», — с улыбкой говорит Петр. Он тоже волонтер. Вместе с Олей ездил в детские дома, в затопленный Крымск, в дома престарелых. «Мы вместе принимаем решения, у нас никогда не возникает вопроса — а зачем это надо? Просто делаем и все. Друзья удивляются, как это у нас так легко и запросто все получается», — говорит Оля. А на вопрос: «Почему вы делаете это?» — она отвечает: «Только из-за денег и славы». И заливисто смеется.

Петр рассказывает, что прочел в ЖЖпост Ирины Ясиной о мальчике Леше из детского дома, которого усыновила московская семья. Буквально через несколько месяцев после усыновления приемные родители узнали, что у малыша редкое заболевание — мышечная дистрофия Дюшенна. Малыш с трудом поднимался по лестнице, плохо говорил, у него вздулись мышцы на ногах. Новые папа и мама вернули мальчика обратно в детский дом. Ирина Ясина в сети сообщала, что у малыша помимо диагноза с тех пор появилась и новая психическая травма.

Петр и Ольга, узнав историю Леши, сразу решили, что его надо забрать. В опеке их спросили: «Зачем вы берете этого мальчика? Зачем вам это надо?». Но Оля и Петр не в первый раз видели ребенка с ограниченными возможностями, и они понимали, что у Леши с таким диагнозом почти нет шансов на новое усыновление. Для того, чтобы стать приемными родителями, официально расписались, вместе с друзьями-волонтерами сделали ремонт в квартире, окончили ШПР и обошли все необходимые инстанции.

Леша пришел в новый дом к Свешниковым как в родной, рассказывает Оля. Он моментально освоился, хотя, безусловно, помнит и про детский дом, и про предыдущую приемную семью. Когда переехал к Оле и Петру, плохо говорил, практически ничего не умел делать самостоятельно, был закрытым и застенчивым. Теперь отлично рисует, учит буквы, научился считать, говорит намного лучше, стал очень общительным, а еще перестал бояться воды. В деревенской речке Петр научил сына плавать. «Леша — очень нежный, — говорит Оля. — Постоянно обнимает нас, целует. Просит, чтобы папа целовал маму, мама — папу, потом все по очереди — Лешу».

Свешниковы не скрывают от сына его диагноз. Эта редкая болезнь проявляется не сразу. В какой-то момент ребенок с таким заболеванием начинает уставать, потом он не сможет ходить. И проживет определенный отрезок времени — около 20 лет. Как можно быть к этому готовым?

О фонде

«Регулярно мы с Лешей проходим курс лечения в больнице,- говорит Оля. — В нашей стране мышечная дистрофия Дюшенна признана редким заболеванием, у нас нет ни одного реабилитационного центра для детей с нервно-мышечными заболеваниями, нет специальных средств для реабилитации. ТСР (технические средства реабилитации), назначаемые комиссиями МСЭ предназначены для детишек с ДЦП, поэтому чаще всего они не подходят детям с мышечной дистрофией (когда у ребенка отсутствуют мышцы или они ослабевают). В регионах диагностика заболевания обыкновенно поздняя, а это время. Время жизни, которое потеряно. Чем раньше диагностирован ребенок, тем больше у него шансов при правильном уходе и реабилитации продлить период хождения, простите, даже продлить жизнь. Именно поэтому мы решили создать фонд, который будет помогать детям с таким диагнозом их семьям».

Название будущего фонда Свешниковы пока держат в секрете. Им помогает Елена Шеперд , родственники Петра, мама и сестра Оли. Для 50 подопечных ребят они проводит мероприятия, находят средства для приобретения необходимых препаратов для лечения и реабилитации. Таких фондов в России тоже до сих пор нет. Нет и программ психологической поддержки для родителей, которые внезапно узнают о смертельном заболевании своих детей. Как пережить это известие, собраться внутренне, найти силы и средства для того, чтобы поддерживать ребенка, лечить его? Это очень большая травма для семьи. Родным, как и самому малышу, у которого обнаружили такой диагноз, необходима психологическая помощь.

Вместе с этим, родственники должны найти силы, время и деньги на лечение ребенка. «Детям с таким диагнозом нужны специальные индивидуальные корсеты, их делают только в Питере, — говорит Оля. — Значит, туда должна приехать семья, чтобы с ребенка сняли мерки, потом приехать еще раз — примерить и получить корсет. Стоит он немало — около 20 тыс. рублей. Помимо корсета нужен массаж. Нужен даже анализ, который исследует поломку в генах, чтобы таким образом, подтвердить и уточнить диагноз. Никто его бесплатно делать не будет ни в одной клинике. В России пока невозможно сделать качественный и подробный генетический анализ гена Дистрофин». Все эти проблемы сваливаются на родителей. И, к сожалению, очень немного врачей знают, как лечить и реабилитировать при данном заболевании – это о регионах. Поэтому Оля считает необходимым, чтобы фонд работал и по медицинским программам, и по реабилитационным, вместе с тем оказывая адресную поддержку и помощь.

«В канун Нового года мы решили собрать всех ребят, которые проходили курс лечения в больнице, где мы были вместе с Лешей, — вспоминает Оля. — Вместе с заведующей клиники обзвонили всех мам. И никто не отказался от такого приглашения, на ёлку приехали все. И знаете почему? Их никто никогда никуда не звал. Да и добираться с такими ребятами сложно. Наши волонтеры на своих машинах привозили и отвозили обратно ребят-колясочников.

Читать еще:  Георгий Юдин: Рисовать эти книги, не веря, нельзя

Результатом этого праздника стало не только то, что ребята провели замечательный день, получили от Деда Мороза подарки, о которых мечтали, и поучаствовали в конкурсах и мастер-классах. Важно, что родители этих детей перезнакомились друг с другом, пообщались. Ведь одному с бедой справляться тяжелее, чем вместе. Тогда пришло понимание, насколько важно и нужно детям и родителям общение, это время вне 4 (четырех) стен. Представьте семью с мальчиком, который больше не ходит, он в инвалидной коляске, живущую на 4-ом этаже типовой пятиэтажки. Как часто мальчик «выходит» на улицу, в парк? Как часто он общается со сверстниками? Как живут родители?».

Пришла уверенность в необходимости Психолого-Реабилитационной Программы. Когда психологическая помощь, реабилитационные мероприятия, общение – вместе, в одном месте!

Реабилитационная программа требует сбора денег. Как раз сейчас фонд готовит вторую — осеннюю программу.

«Программу мы собираемся организовывать дважды в год, весной и осенью. Реабилитационный курс для 10-15 семей со всей России, — рассказывает Оля. Родители и дети с диагнозом мышечная дистрофия Дюшенна приезжают в дом отдыха на неделю, где работают психологи, а также ортопеды, инструкторы ЛФК, а еще волонтеры, которые занимаются с детьми. Поверьте, это стоит того. После первой реабилитационной программы мы прощались со слезами и благодарностью. Эта программа — глоток воздуха, жизни, надежды!»

Праздники и встречи для детей с таким заболеванием Оля старается проводить с друзьями-волонтерами каждый месяц. Недавно состоялся веселый пикник с рыбалкой для мальчишек-колясочников, Праздник Муравья на который пригласил дружественный фонд «Созидание», незабываемая прогулка по Москве-реке.

«Готова поделиться телефоном нашего фонда — 8-968-786-88-49. Звоните,» – говорит Оля.

«Мы видим, как меняются дети и родители. Это такое счастье слышать смех мальчишки, видеть улыбку родителя после всего через что они проходят каждый день. Счастье иметь друзей, которые помогают, знакомиться с новыми людьми, готовыми помочь. Ведь помощь бывает разная, правда, и всегда очень вовремя», — добавляет Петр.

О Даше

Накануне Нового года у Свешниковых появилась малышка Даша. Девочку с синдромом Дауна родная мама оставила в роддоме. Мамой стала Оля.

«Я почему-то всегда знала о том, что возьму малышку с таким диагнозом, именно девочку, — признается Оля. — Вот мне говорили, что Даша меня узнавать не будет. Как не будет? Посмотрите сами!». Даша при виде мамы расплывается в широкой улыбке и с удовольствием ест кашу, которую только что приготовила Оля.

Малышке — 11 месяцев. Она отстает в развитии от сверстников, у нее — слабые ножки, а еще предстоит операция на сердце. Оля рассказывает, что поначалу Леша побаивался Дашу, переживал, что теперь родители посвятят девочке всю свою любовь. Но когда он понял, что опасности нет, полюбил сестренку, теперь проводит с ней много времени. Помогает ухаживать за девочкой, учит ее чему-то по-своему.

«Мы ни с кем не советовались по поводу того, что будем брать приемных детей, — говорит Петр. — Наши родные сразу приняли и Лешу, и Дашу как племянников, брата и сестру, внуков. Родственники рвутся нам помочь, и их поддержка важна. Но все равно основная нагрузка — на Оле».

О советах приемным родителям

Петр и Оля уверены, что совет может быть только один:

«Если сомневаетесь в том, надо или не надо брать малыша — то лучше не берите. Если взять малыша и вернуть его обратно в детский дом, то такая история станет страшной травмой и для вас, и для ребенка.

На самом деле вопрос усыновления решается во время занятий в Школе приемных родителей. Немало тех, кто уже на занятиях понимает, что не сможет взять на себя такую ответственность. Но если у вас сомнений нет, не надо спрашивать ничьего мнения. Просто берите ребенка и будьте счастливы вместе с ним».

«Главное, не забывайте, что взяв ребенка, вы берете на себя ответственность за него, — добавляет Оля. — Став родителем, ты уже не имеешь права не дать вовремя таблетки или пропустить лечебную гимнастику, которую, к примеру, мне с Лешей надо делать каждое утро.

Но если в семье всех объединяет любовь, мысли о том, зачем ты взял детей, не возникнет. Просто посмотришь на этих малышей и все сомнения сразу рассеются».

Как сложилась судьба сына актёра Вельяминова, который после развода остался с отцом

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Вместе с отцом в другую семью

Сергей Вельяминов появился на свет в браке с Галиной Гришиной, второй женой актёра. До этого Пётр Вельяминов состоял в браке с актрисой Людмилой Нюхаловой, в котором появилась дочь Екатерина.

Когда Сергею было четыре года, Петра Вельяминова пригласили в труппу пермского театра, семья перебралась из Дзержинска Горьковской области в Пермь, где и родился второй ребёнок супругов, дочь Ирина. Но в Перми Пётр Вельяминов и Галина Гришина расстались. Актёр в театре познакомился со своей третьей женой, актрисой Галиной Добровольской.

Вскоре после заключения третьего брака актёр получил приглашение в труппу театра «Современник» и смог, наконец, вернуться в родной город. Приехал в столицу он с третьей женой, её дочерью Ольгой и сыном, которого решил воспитывать сам. Впрочем, его вторая супруга не возражала.

Пётр Сергеевич был довольно строгим родителем, переняв это от своего отца. Стоит отметить, что Вельяминовы – это древний дворянский род, берущий своё начало ещё со времён Ярослава мудрого. И Пётр Сергеевич, и его отец Сергей Петрович на протяжении всей жизни сохраняли дворянские привычки даже после тюремного заключения и лагерей, где побывали оба по надуманному обвинению, а фактически именно за принадлежность к дворянскому роду.

Пётр Вельяминов вместе с сыном часто бывал у своих родителей, а маленькому Сергею очень нравились эти визиты. Ведь в присутствии деда его строгий отец становился послушным ребёнком. Он называл папу на «вы» и во всём слушался, хотя самому уже было больше сорока лет. Дедушка обожал внука и баловал.

В браке с Галиной Добровольской Пётр Вельяминов прожил недолго, но Сергей запомнил настоящее материнское отношение актрисы, да и Оля, её дочь, стала для мальчика практически родной сестрой. Дети часто устраивали импровизированные представления для соседей по общежитию, где жили в столице в первое время. Позже семья получила квартиру на Большой Переяславкой улице, но там семья прожила в полном составе недолго. Однажды отец попросил Сергея собрать вещи и увёл в другую семью. Сын всеми силами старался не показывать, как трудно ему примириться с мыслью о том, что в его жизни больше не будет ни Галины Владимировны, ни Оли.

Вторая мама

Елена Маневич была красива и молода, даже Сергей признавал этот факт. Но со всем пылом юности он пытался поначалу воспитывать четвёртую жену отца. Однажды он, воспользовавшись отсутствием отца, прочитал Елене Иосифовне целую лекцию о том, что негоже строить собственное счастье на чужой беде и уж нем более не пристало разрушать семью.

Лишь много лет спустя Елена Маневич призналась Сергею: после того разговора с пасынком она готова была разорвать отношения с Петром Сергеевичем, но так и не смогла отказаться от своей любви. Она была терпелива и добра к Сергею всегда, воспитывала наравне со своим сыном от первого брака.

Пётр Сергеевич в то время уже много снимался в кино, часто бывал в творческих командировках, а Елена Иосифовна заботилась о Сергее, бывала у него в школе, потому что в переходном возрасте сын актёра не отличался примерным поведением. Со временем Сергей оценил заботу и тепло, которые дарила ему жена отца, и даже стал называть её мамой по собственной инициативе.

Сергей Вельяминов вспоминает то время, как очень счастливое. В их просторной четырёхкомнатной квартире на Фрунзенской набережной часто собирались гости: друзья, родные, знакомые, коллеги отца. Жили они в достатке, дом был полной чашей. Если появлялась возможность, то Елена вместе с сыновьями Михаилом и Сергеем отправлялась на съёмки к мужу.

Выбор пути

До десятого класса Сергей даже не думал о том, чтобы стать актёром, как отец. Но после того, как ему довелось принять участие в школьной постановке, он познал, что такое успех и признание. Тогда-то и решил парень стать актёром.

Нельзя сказать, что отец воспринял желание сына с энтузиазмом. Напротив, сразу предупредил наследника: от него он не дождётся никакой помощи или протекции. По его мнению, мужчина всего в жизни должен добиваться самостоятельно. Сергей полностью разделял позицию папы, поэтому даже не подумал на него обидеться.

Но первая попытка поступить в театральный институт закончилась для юноши полным провалом. Рук он не опустил, а почувствовал даже некий азарт. Он устроился на работу на закрытое оборонное предприятие и стал готовиться к поступлению. Два года он занимался с режиссёром Арией Быховой, а затем блестяще сдал вступительные экзамены и стал студентом Школы-студии МХАТ на курс Василия Маркова.

Читать еще:  Великий Четверг — просфоры, исцеление и диссертация

Но актёрская судьба Сергея Вельяминова оказалась куда менее удачной, чем у отца. Он получил диплом в 1991 году, когда в стране наступил кризис. А у Сергея в то время уже была семья, требующая его заботы. Сергей Петрович прекрасно понимал: он не сможет обеспечить финансовую стабильность своей семье, если пойдёт служить в театр. И выпускник Школы-студии МХАТ устроился на работу в коммерческую структуру, позже стал активно заниматься бизнесом. Он снялся всего в трёх проектах, и зрители утверждают, что Сергей Вельяминов унаследовал талант своего отца.

Родственные связи

Пётр Вельяминов и Елена Маневич прожили вместе 15 лет, а потом актёр снова влюбился, на этот раз в Татьяну Танакову, к которой переехал в Ленинград. Сергей, живущий в Москве, старался поддержать Елену Маневич, часто навещал её после ухода отца.

Навещал и папу в Ленинграде, и видел, что отец, несмотря на годы и обнаруженную у него болезнь Паркинсона, был счастлив. В конце жизни восстановилась связь Петра Вельяминова со старшей дочерью Екатериной, которая, как и отец, стала актрисой, работает в Омском ТЮЗе.

А вот Ирина, родная младшая сестра Сергея, увлеклась алкоголем. Сначала она вышла замуж за Михаила, сына Елены Маневич, потом развелась с ним, в браке со вторым супругом родила дочь. И едва не убила семимесячную малышку, находясь в состоянии алкогольного опьянения. После того, как Ирину арестовали, Пётр и Сергей Вельяминовы просто вычеркнули её из своей жизни.

Сергей Вельяминов признаётся: ему очень не хватает отца, который скончался от пневмонии в 2009 году. Сергей Петрович по-прежнему живёт в Москве, занимается бизнесом и ведёт непубличный образ жизни. Он полностью унаследовал от отца его аристократизм и природную скромность и не пытается прославиться, давая интервью о самом дорогом человеке в своей жизни. Младшего сына Сергей Петрович назвал в честь отца Петром.

У Петра Вельяминова не было театрального образования, зато в полной мере присутствовало врождённое чувство собственного достоинства и преданность избранной профессии. Он прошел 9 лет лагерей, но не разочаровался в жизни, не озлобился, всегда был предельно честен с собой и с окружающими людьми. За его плечами было уже 4 брака, когда судьба одарила его ещё одной встречей. И у них в запасе оказалась целая четверть века счастья.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Счастливые дни

В 80-х мастер детектива купил домик в Мухалатке недалеко от Ялты. И стал проводить в Крыму часть весны, лето и осень. В книге «Юлиан Семенов» его дочь Ольга вспоминала:

«В отличие от Абхазии, ему удавалось избегать шумных пиршеств. В Ялте папа старался вести правильный образ жизни. Мы приезжали на летние каникулы. Это были счастливые дни для нас всех. Он встречал нас, сияющий, загоревший, в шортах и шлепанцах на перроне в Симферополе, сажал в свою длинную желтую «вольво» (когда та одряхлела, поменял на оранжевый «жигуленок») и вез по солнечной трассе, мимо беззаботно зеленевших виноградников. В дверях дома встречала Леля (его помощница Елена Константиновна) в переднике, крепко целовала, обдав перегаром. Радостно скакал коньком-горбунком Рыжий. Этого толстого щенка с большими лапами — помесь волка и овчарки — подарили папе пограничники.

Жена и дочка Оля сквозь пальцы смотрели на пристрастие главы семьи к алкоголю (фото — конец 70-х). Фото из личного архива

День в Мухалатке начинался рано. На рассвете истошно кричали петухи, потом слышалось неторопливое постукивание копыт по асфальту — это вела на горное пастбище корову хозяйственная соседка Тамарочка, позвякивали ведра соседа Миши Леднева, он нес воду с родника, потом яростно мела узенькую улочку дворничиха Люба-Люба. (Муж по пьянке избил ее так сильно, что она помешалась и повторяла любое слово два раза, с тех пор деревенские и прозвали ее Люба-Люба.)

Папа вставал в шесть часов, гулял в горах с Рыжим и садился за письменный стол. Когда жил один, к морю не спускался, но ради нас брал пишущую машинку, кипу чистых листов и ехал в Форос. Разумеется, у отца был пропуск на пляж партийных бонз, но он предпочитал сидеть на лодочной станции, за белым пластиковым столом, под большим зонтиком, специально для него установленным местными ребятами. Наработавшись, отец вставал, заходил по колено в море, с брызгами нырял и долго плыл под водой, а вынырнув, шумно, как морж, отфыркивался.

Нам нравилось, что в Крыму вокруг папы не крутились эти мелкие хищницы, которые трепали ему нервы. Дружила с отцом по-настоящему только одна яркая женщина — Алла Борисовна Пугачева. По-моему, отношения у них были чисто платонические…»

Юлиан и Алла провели вместе немало бессонных ночей. Фото из личного архива

Боязнь перестать быть интересным самому себе

Александр Петров признается, что получить «Оскар» было приятно и неожиданно, фильм «Старик и море» не создавался с расчетом на награды.

«С получением этой премии появилась возможность организовать в Ярославле полноценную студийную жизнь. «Оскар» не принес мне дохода, но появился определенный статус. Ярославские власти вдруг разглядели, что есть художник, который нуждается в помощи, и эта помощь была оказана», — признается Петров.

Он утверждает, что после получения наград ничего не изменилось ни в его характере, ни в восприятии себя. Александр Петров говорит, что чувствует себя дебютантом, приступая к каждой новой работе. «Ты каждый раз ступаешь в эту воду, и даже сложнее становится плыть, потому что появляется боязнь не оправдать ожиданий, разочаровать зрителей, перестать был интересным самому себе», — рассуждает художник.

Впервые Александр Петров был номинирован на премию «Оскар» с фильмом «Корова» в 1990 году. Художник признается, что плохо представлял, что его ждет в Лос-Анджелесе. Там на студии Disney он дал свой первый мастер-класс. Послушать аниматора из России пришли 70 мультипликаторов.

«Я страшно уважал этих людей, они работают на грандиозной студии. Мне казалось, что они придут поглазеть на меня просто как на экспонат, как на африканского аборигена, но оказалось, что все не так. Люди пришли учиться, пришли узнать что-то новое, они оказались очень эмоциональные, открытые. Этот опыт подстегнул меня, и с тех пор я стал давать мастер-классы, хотя и очень редко, но помня то впечатление, тот отклик и доверительное отношение», — рассказывает Александр Петров.

Личную жизнь актрисы никак нельзя назвать счастливой. Впервые она вышла замуж еще в годы учебы в ГИТИСе. Но брак распался очень быстро. После окончания учебы супруга Ольги направили в театр в Ашхабад, а ее – в московский ТЮЗ.

Очень быстро Остроумова вновь вышла замуж. Ее мужем стал писатель и режиссер Михаил Левитин. В браке появилось двое детей. Но это не заставило Левитина хранить верность жене. Он не уважал институт брака и всегда имел отношения на стороне. Ольга же боготворила мужа.

Она считала его гениальным. 23 года она терпеливо мирилась с тем, что супруг совсем не уделяет ей внимания. И только осле того, как она узнала о его многочисленных изменах, решилась развестись.

Ольга Дроздова и Дмитрий Певцов

«Певчие дрозды» — так себя называют известные актёры-супруги Ольга Дроздова и Дмитрий Певцов. Они познакомились на съёмках триллера «Прогулка по эшафоту» 1992 года. По сюжету картины двое влюбленных, которых играли Певцов и Дроздова, обнаружили в глухом валдайском лесу маленькую хижину на берегу чудесного озера. Красота природы омрачалась лишь топором, воткнутым в плаху на деревянном помосте. Утром герои фильма проснулись и увидели: их заброшенный домик превратился в сказочный дворец. На съемках этой мистической притчи Дроздова, по ее словам, поначалу воспринимала своего партнёра как друга. Они очень мило общались.

В интервью «АиФ» Певцов рассказывал, что уже давно пришёл к пониманию: семья для него — это главное. По признанию артиста, если бы с ним рядом не было Ольги все эти годы, он бы «находился на более низком уровне интереса к жизни, к профессии». Супруга — соавтор и инициатор многих его достижений. Как говорит Дмитрий, их пара всегда притягивала к себе внимание, в том числе желтой прессы: «Не верится им как-то, что два артиста уживаются в одном доме. И оба такие красивые, талантливые, и всё у них нормально». Певцова раздражают небылицы, которые о них печатают: «То мы расходимся, то Дроздова уходит к Расторгуеву, то у нас скандал, бьём посуду и морду друг другу, „соседка сказала“. Потом была тотальная слежка за нами во время Ольгиной беременности, просто беспардонная. В связи с этим мы выиграли 7 или 8 процессов в суде».

Читать еще:  Онлайн-курсы вместо плохих преподавателей?

После съемок в «Прогулке по эшафоту» актёры не раз играли пару. Но сейчас Ольга и Дмитрий отказываются от таких предложений. «Вот мы раньше постоянно снимались вместе. Это же ужас! — рассказывала в одном из интервью Дроздова. — На съёмках вместе, дома вместе, 24 часа вдвоем. А за время разлуки успеваешь соскучиться, возникает романтика».

Ольга, дочь Валентина Гафта. «Ее жизнь — агония чудовища»

Относительно причин смерти дочери Гафта Ольги Елисеевой сомнений никогда не было — 29-летнюю женщину нашли повесившейся на дверной ручке с оставленной предсмертной запиской.

«Мне очень плохо, холодно и страшно. Я хочу вырваться, хочу жить, но кто-то прицепился к моему левому плечу и не дает покоя! Только подумаю, сколько счастья я пропустила и, значит, пропущу остальное. Знать, что есть счастье, и не получать его, — это ад и мучения. И поделать ничего невозможно.

Зашла в ванную, там твои штанцы висят. Целовала их. Я обожаю все, связанное с тобой. Любовь во мне есть, но ей не дает проснуться дьявол.

Мне нечего больше сказать. Прощай… Физически навсегда. Целую тебя. Не грусти. Ты и не будешь. Ты веселись».

Такими словами Ольга прощалась со своим возлюбленным — дирижером Владимиром Богорадом.

Владимир Богорад. Родившийся в 1939-м, он был старше Ольги на 35 лет. Фото — личный архив

Комментируя произошедшее, адресат письма не сомневался в причинах. Виновницей он называл мать Ольги и вторую жену Гафта — балерину Инну Елисееву:

«Гафт не собирался жениться на Инне. Так получилось, что они стали близки и Инна забеременела. Тогда она пришла в театр и поставила условие: или Валя женится на ней, или она вскроет себе вены и убьет себя и ребенка. Валя, конечно, согласился. А как только Оленька родилась, тут же развелся. Так что Инна мстила Вале и его дочери .

Инна Елисеева. Фото — личный архив

Формально Оля была психически больным человеком. Ее мать позаботилась об этом нынешней весной. Я как раз был на гастролях и накануне возвращения узнал, что Инна при помощи соседей скрутила Олю и сдала психиатрам. В «Кащенко» Оля провела месяц. Я хотел вытащить ее оттуда, но врачи мне отсоветовали. Сказали, что если она вернется к матери, то может произойти трагедия. Теперь я думаю, что надо было никого не слушать и вытаскивать Олю. Следовало забрать ее к себе. Психотропные средства, которыми Олю пичкали, принесли только вред. Ее разум оказался надорванным, и это привело к трагедии» .

Новые детали сообщали знакомые и соседи. Живущий в одном доме с Елисеевыми Евгений рассказывал:

«Пришел посочувствовать Инне по поводу смерти дочери. Она первым делом схватила за рукав и потащила в комнату со словами: «Посмотри, что эта дрянь натворила!» — начала тыкать пальцем в люстру. А на ней бронзовые вензеля погнутые — видимо, Оля сначала хотела повеситься на люстре и веревкой повредила украшения. Инна и говорит: «Теперь придется реставратора вызывать!». Это красивая породистая стерва, а не женщина» .
Подруга Ольги Ирина добавляла подробностей:

«После очередной истерики матери и ее катания по полу Оля, доведенная до слез, крикнула в сердцах, что покончит собой. Инна тут же набросилась на дочь с кулаками. Оля никогда не отвечала матери на побои — берегла и жалела ее. Инна смертельно больна. Ее съедает рак желудка. Оля жалела Инну. Говорила: «Ну, что же мама так ведет себя? Ей же нельзя волноваться». Так вот, крикнула она, что покончит с собой, схватила шубу и выскочила на улицу. А уже было тепло, и Оля вернулась домой, чтобы переодеться. Инна вцепилась в нее, повалила на пол и бросилась по соседям. Вызвали «скорую» и отвезли Олю на месяц в психушку.

Теперь… Теперь Иннина мечта исполнилась: она одна, при двух квартирах и при деньгах. Все для нее хорошо, а Оли нет больше с нами…. Странно все. Обычно смертельно больные люди стараются, чтобы каждая минута их жизни была наполнена милосердием и любовью. С Инной все наоборот: такое ощущение, что ее жизнь — агония чудовища» .

Комментировал ситуацию и сам Валентин Гафт:

«Все, что случилось, очень несправедливо по отношению к моей умной и красивой девочке. Я не хочу разбираться, что там произошло. Уверен, во всем виновата бывшая жена. Мы часто встречались с Оленькой, и она мне жаловалась, что мать ей покоя не дает. Вот и затравила.

В последнее время Оля жила с молодым человеком, а не с матерью, но он уехал на три дня (Богорад действительно уехал на три дня и созванивался с Ольгой незадолго до трагедии) . И дочка зачем-то пошла к Инне. Там все и случилось. Видимо, очередной скандал, которого Оленька не пережила.

Я в свое время ушел и в том доме больше не бывал. Жалею только, что дочь Инне оставил» .

Валентин Гафт с дочерью.Фото — личный архив

Тело Ольги было кремировано — мать, в отличие от Гафта и Богорада, на церемонию кремации не явилась. Инна Елисеева умерла через год, так и не рассказав свою версию событий.

Навсегда

Последний эпизод земной жизни Петра и Февронии, по свидетельству автора «Повести», произвел огромное впечатление на их современников. По существовавшей тогда традиции в старости супруги ушли в монастырь, чтобы подготовиться к вечности и встрече с Тем, Кому они были обязаны своим счастьем. И Он готов встретить их, посылая им, пожалуй, главную милость, о которой могут мечтать два любящих человека: прожив вместе долгую жизнь, Петр и Феврония умирают практически одновременно.

Заранее для супругов был приготовлен общий гроб, в котором они завещали похоронить себя. Однако люди не решаются исполнить эту последнюю волю. Ведь в конце жизни муж и жена добровольно расстались, выбрав монашеский путь, а значит, и после смерти им не приличествует лежать в одном гробу.

Вечером Петра и Февронью готовят к погребению отдельно друг от друга, но уже утром они лежат вместе, в том самом приготовленном гробу — одном на двоих. С тех пор святых супругов никто не тревожит. Им и сейчас можно поклониться в их усыпальнице в Свято-Троицком женском монастыре города Мурома…

Петр и Феврония прожили вместе долгие годы, и, наверное, им пришлось столкнуться с немалым количеством трудностей столь мелких и многочисленных, что ни один летописец никогда не стал бы фиксировать их. Однако именно мелочи, как правило, становятся причиной охлаждения отношений между супругами. Петр и Феврония — люди, прошедшие через эти трудности и сохранившие свое чувство, во многом потому, что оно перестало быть просто земной любовью двух людей. Любовь мужчины и женщины переросла в вечную Любовь, которая победила смерть.

Для Русской Церкви святые Петр и Феврония Муромские имеют большое значение в первую очередь как символ особого духовного пути, на котором постижение Бога неразрывно связано с отношениями двух людей. Мужчина и женщина созданы друг для друга, их соединение — само по себе воплощает Божественный замысел. Но это соединение невозможно, если человек не видит в другом человеке неповторимую личность, созданную по образу Божию.

Князь Петр мог отнестись к своей супруге как к вещи, а не как к человеку. Более того, в их положении подобный поворот был бы логичен и не встретил бы осуждения общества. Ведь их отношения строились за четыреста лет до Домостроя, во времена, когда его нормы показались бы ультра-либерализмом. Мужчина по факту был властителем женщины. И уж тем более властителем своей жены-крестьянки являлся влиятельный и могущественный аристократ — потомок древнего рода.

В повести есть короткие эпизоды, которые говорят о том, что князю Петру было непросто сломать эти стереотипы даже внутри себя. Он с трудом преодолел высокомерие в отношении жены, не знавшей этикета тогдашней элиты*. Однако он знает, зачем идет на это. Ведь для своей супруги он не князь, не представитель какого-то социального слоя или класса. Для Февронии Петр, в первую очередь, человек.

Широко распространено представление, что настоящий христианин должен исключительно страдать в земной жизни, дабы накопить «духовный капитал» для жизни будущей. Однако история русских святых Петра и Февронии опровергает этот посыл.

Жизнь во Христе становится для них настоящим счастьем, которое они находят в любви друг к другу.
Навеки соединяясь на земле, они обретают Вечность.

* В «Повести» есть упоминание о том, что первое время Феврония по крестьянской привычке собирала со стола рассыпанные крошки, что вызывало чуть ли не отвращение у приближенных и самого князя. — Ред.

Читайте также другие публикации, посвященные Дню семьи.

На заставке фрагмент фото Владимира Ештокина

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector