1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Педиатр Сергей Бутрий: Я был полноценным антипрививочником

Содержание

Педиатр Сергей Бутрий: Я был полноценным антипрививочником

– Во время учебы в вузе вы относились с сомнением к вакцинации, но потом изменили свою позицию. Почему вам не нравились прививки и что вас переубедило?

– Я не просто относился с сомнением, я успел побыть полноценным антипрививочником. У меня рано появились дети – оба еще в студенчестве. Я мало что знал тогда о них, поэтому читал обычные популярные книжки про кормление, уход, развитие. В то время интернета в общежитии у меня не было, зато он появился в академии. Там я мог после занятий накачать статей на дискету или «прожечь» CD-RW и читать дома с компьютера.

Как и по остальным вопросам, я ввел в поиск свои вопросы о прививках и наткнулся на сайт гомеопата Котока и на скандальный фильм Галины Червонской. Я был поражен. Изложение материала было эмоционально заряженным, сенсационным, казалось очень логичным. Страшные побочные эффекты вакцин, всемирный заговор ученых и фармкомпаний. Объяснение исчезновения эпидемий причинами, не связанными с иммунизацией. Бесконечные личные примеры инвалидности детей «из-за» вакцинации. Особая жизненная философия антипрививочников, специфические шутки про педиатров, про «тупых прививающих родителей». Это было ковровым бомбометанием по моему сознанию, и я очень проникся всем этим.

Моя старшая дочь не получила большую часть всех положенных вакцин лет до двух или трех.

Когда я приходил на плановый осмотр к участковому педиатру и писал очередной отказ от прививок, врач сокрушенно мотала головой: «Не завидую я вашим будущим пациентам». Она знала, что я учусь на педиатрическом факультете. Переубеждать меня у нее не было ни времени, ни сил.

Так продолжалось до тех пор, пока я не заговорил о прививках со знакомым реаниматологом. Мы жарко спорили несколько часов и он разбил все аргументы, которыми я любил «козырять». Я приводил примеры вреда от вакцин из интернета, а он – примеры вреда от управляемых инфекций у непривитых детей, которые видел лично. Статистику на статистику, исследования против исследований… Главный его удар по моим убеждениям был такой: «Ты столько времени читаешь и конспектируешь антипрививочников, ты уверен в своей объективности? Попробуй почитать ученых, выступающих за прививки, просто для разнообразия – и сравнить их доводы со своими».

Разумеется, я не сразу сменил точку зрения. Двухлетнюю инерцию так просто не остановишь, да и обидно признавать свои ошибки. Но с тех пор началось мое «выздоровление».

Тот спор привел меня на форум Дискуссионного клуба Русского медицинского сервера, где я узнал что такое доказательная (читай «настоящая») медицина, и стал ее изучать. Я читал статьи ученых и врачей, развенчивающие противопрививочные мифы, и видел, как бледно выглядят антипрививочники в честном споре с профессионалом, и постепенно убедился в полной несостоятельности идей антипрививочников.

Нужно ли обследоваться перед вакцинацией? Отвечает Сергей Бутрий

Все чаще перед каждой прививкой родителям рекомендуют провести полное обследование ребенка. О том, какие существуют противопоказания, какие анализы действительно нужно сдавать до и после вакцинации, на что можно не обращать внимания, а также о мотивации и страхах в системе здравоохранения рассказывает врач-педиатр Сергей Бутрий .

Каковы реальные противопоказания к прививкам? Когда стоит подождать?

В целом вакцинация является очень безопасным и высокоэффективным медицинским вмешательством. Но, как любое вмешательство, может вызывать осложнения, поэтому требует осторожности и имеет свои противопоказания. Перечень истинных противопоказаний прописан в зарубежных и отечественных руководствах, а также в инструкциях к вакцинам. Прежде всего, противопоказаниями являются иммуно дефициты и тяжелые аллергические реакции на предыдущие введения данной вакцины.

Поскольку вакцинация нередко вызывает кратковременное ухудшение самочувствия (подъем температуры, локальные реакции в месте введен ия), долгое время считалось, что во время острой фазы любой болезни ребенка или обострения хронического заболевания она может усугублять течение болезни. Этические правила не позволяют проводить классические клинические исследования на детях, если возможен вред их здоровью (то есть нельзя привить группу больных детей, группу здоровых детей и сравнить частоту осложнений в этих группах), так что проверить эту гипотезу было крайне сложно. По умолчанию считалось, что больных детей нельзя прививать. Тем не менее, за десятилетия введения вакцин накопился немалый опыт непреднамеренной вакцинации больных детей, который ученые систематизировали, изучили и сделали вывод: «нетяжелые заболевания не являются противопоказанием для вакцинации; прививки не ухудшают течение и исходы заболеваний, а заболевания не изменяют эффективность и безопасность прививок». Поэтому в настоящее время заболевания, не приводящие к резкому ухудшению самочувствия и не ведущие к серьезным осложнениям, исключены из перечня противопоказаний к вакцинации во всех мировых прививочных организациях, а для информирования родителей пишутся памятки .

Разумеется, врачам и родителям спокойнее, если вакцинируют здорового ребенка, обычно так и поступают. Но важно понимать, что, например, если непривитый ребенок болеет отитом, получает антибиотик, и в это время попадает в прямой контакт с больным корью и нуждается в экстренной вакцинации — его можно и нужно экстренно вакцинировать, это не повредит здоровью.

Мне неизвестны ситуации, когда формально вакцинация разрешена, но лучше отложить. Я иногда так поступаю, но только по одной причине: иррациональный страх родителей. Если они в целом согласны на введение вакцин, но морально не готовы сегодня, то я обычно не настаиваю, отпускаю их «переспать с этой мыслью» и настроиться. Иначе, как показывает практика, они будут сильнее придираться к последствиям прививки (например, обращать внимание на любое незначительное ухудшение состояние ребенка) и накручивать себя, сильнее бояться, когда подойдет срок следующего введения вакцин.

Отличаются ли российские рекомендации от западных?

Российские руководства по вакцинации отличаются от западных очень сильно. Для отечественных характерны размытые формулировки, полное отсутствие ссылок на исследования, малый уровень доказательности, крайне редкие обновления и так далее. Это значит, что врачи просто должны принять предписания как догму и исполнять, не думая. Только в последние годы в отечественных руководствах наметилась динамика в сторону доказательной медицины, но пока до мирового уровня еще очень далеко.

Нужно ли проходить какое-то обследование перед прививками?

С точки зрения науки, доказательной медицины и банальной целесообразности — нет. Законодательно никакие дополнительные анализы и обследования перед вакцинацией проводить не требуется, ни в развитых странах, ни в нашей стране. Регулярного наблюдения у педиатра достаточно. Но реальность пока другая.

Российские врачи постоянно находятся под сильным давлением антипрививочников, а также несправедливых проверок всевозможных контролирующих организаций, поэтому иногда им кажется, что безопаснее (как для себя, так и для семьи пациента) назначать перед каждым введением вакцины общий анализ крови, общий анализ мочи и некоторые другие обследования: УЗИ тимуса, иммунограмму, консультацию невролога, аллерголога, иммунолога и прочее. На деле это не более, чем перестраховка. Почти всегда у ребёнка, который подвергся такому обследованию, обнаруживаются мелкие отклонения: кто ищет, тот найдет! От этого у родителей, а иногда и у самого врача, усиливается тревога, в результате принимается решение отложить прививки на потом, или вводить их частями, по одной. Непосвященному человеку (особенно родителям) такой подход может казаться разумным, осторожным, щадящим и индивидуальным — но это не так. Это классический ложный медотвод от прививок, который приносит очень много вреда.

Читать еще:  Слушается дело митрополита Вениамина Петроградского

Требуется ли сдавать какие-либо анализы после вакцинации? За чем нужно следить?

Обычно анализы или тесты после прививок проводить не требуется. Есть ряд исключений, но они для узких случаев, не рутинные.

Обращать внимание (точнее быть информированным и не пугаться в случае возникновения) следует лишь на специфические реакции на вакцину. Врач предупреждает о них при введении прививок. Например, инактивированные вакцины иногда вызывают болезненные уплотнения в месте введения, повышение температуры и легкое недомогание — это неприятно, но неопасно. В таком случае от родителей требуется лишь следить, чтобы реакция была не слишком тяжелой, а также облегчать симптомы у ребенка жаропонижающими препаратами. Реакция на вакцину проходит сама за 1-5 дней и не угрожает никакими последствиями для здоровья. На живые вакцины изредка возможны отсроченные реакции, например, через 2-3 недели после вакцинации против кори и паротита (тот же инкубационный период, что у дикого вируса) может возникнуть «малая корь» или «малый паротит», то есть подъем температуры, кореподобная сыпь, припухлость околоушных слюнных желез. Это тоже не опасно и проходит за несколько дней при минимальном симптоматическом лечении. В остальном наблюдение педиатра и родителей за ребенком после вакцинации ничем не отличается от обычного наблюдения за непривитыми детьми.

Чем вызваны распространенные рекомендации проводить массовое обследование перед вакцинацией?

Требования обязательных обследований перед каждой прививкой вызваны двумя основными причинами: низким уровнем образования российских врачей и усиленным давлением на врачей со стороны правоохранительных органов. Это некая страховка, чтобы утвердить статус-кво, на случай, если после прививки случится что-то плохое, даже не связанное непосредственно с этой вакцинацией. Если родители решат, что в проблеме виноват врач и захотят его наказать, то ему придется доказывать в суде, что на момент введения вакцины ребенок был здоров, а прививка была разрешена. Несмотря на то, что с медицинской точки зрения наличие у ребенка «полного здоровья» не очень важно, логику проведения современной судебно-медицинской экспертизы в России бывает сложно понять; а значит и решения судов часто непредсказуемы и несправедливы.
Избыточные количества анализов и осмотров у детей я вижу часто, но с вакцинацией они связаны далеко не всегда. Многие коллеги просто грешат избыточным назначением анализов, которые ничего не изменят в клинической тактике, но точно ударят по бюджету семьи. Проблему избыточных «чек-апов» нужно решать вообще, а не только применительно к вакцинации, как я уже говорил ранее .

Каким может быть вред от лишних обследований и лечения, помимо необоснованного отказа от вакцинации?

Тревога родителей, чрезмерные финансовые затраты, побочные эффекты терапии… и все это растет как снежный ком!

Сдали ненужный для ребенка анализ, нашли небольшое отклонение — теперь его «нужно» периодически контролировать. Пересдали — отклонение не проходит, педиатр направляет к узкому специалисту, нефрологу, например. Нефролог назначает дополнительные анализы, УЗИ, рентгеновские снимки — там тоже какие-то незначительные отклонения, в рамках физиологической нормы! Но в нашей системе за гиподиагностику ( прим. ред: незамеченные врачом заболевания ) наказать врача гораздо проще, чем за гипердиагностику ( прим.ред: медицинское заключение о наличии у больного заболеваний или осложнений, которых на самом деле нет ). Поэтому врач, скорее всего, назначит анализы мочи ежемесячно, анализы крови раз в полгода, консультацию иммунолога — так для него безопаснее. В результате этих обследований у ребенка обнаружится еще что-то, будут назначены следующие анализы и лекарства, и так бесконечно, пока кто-то (обычно сами родители) не скажет: «так, стоп!». В какой-то момент родителям станет очевидна избыточность такого обследования, и они потеряют доверие к врачу и системе. Когда (если) ребенку действительно потребуется расширенное обследование, велика вероятность, что родители от него откажутся: откуда им знать, вдруг врачи опять просто дуют на воду или страхуются от прокурора?

В целом, я с годами практики все больше утверждаюсь в мысли, что чем чаще врач перестраховывается, тем выше риск, что столкнувшись с реальной проблемой, он не сможет разобраться: пропустит ее, будет лечить не от того, упустит время…. И наоборот, чем сильнее и профессиональнее педиатр, тем меньше он назначает анализов и лекарств, тем реже запрещает семье обычный образ жизни (не отводит от прививок, не назначает диеты, не прописывает домашние режимы, не дает бесконечные запреты на посещение сада, кружков и путешествий). Этим он и ребенку делает лучше, и родителей бережет от чувства вины и несостоятельности.

Запугивание родителей – неработающий метод

“Одной из самых сильных методик пока признано запугивание пациента последствиями управляемых инфекций. Но имеет ли врач моральное право использовать этот метод в беседе с боязливыми и внушаемыми родителями? Чем он тогда будет отличаться от лидеров антивакс-движения, у которых грубые манипуляции на страхах родителей – главный метод воздействия?

Кроме того, ошибкой будет считать, что люди отказываются от прививок только по рациональным соображениям. Есть масса других причин – страхи, недооценка риска бездействия, недоверие к государству или врачам, давление общины и т.д.

Я знаю в Иванове несколько семей, которые буквально тайком вакцинируют у меня детей. Они прячутся от родственников, от религиозной общины или просто от подружек во дворе.

Там большинство так агрессивно настроены против вакцинации, что способны затравить мать, которая делает прививки ребенку. Это буллинг чистой воды.

Справедливости ради нужно сказать, что община может поддерживать антипрививочные настроения не только через отрицательное воздействие (травлю), но и через положительное (поддержку).

Вот рождается ребенок с ДЦП. Его мама обращается к врачу, который говорит, что это не излечивается, реабилитация показана, но приносит слабые результаты, ребенок пожизненно останется инвалидом. Исследования говорят, что детей с ДЦП можно прививать, это не ухудшит их состояние – давайте прививаться.

Затем мама обращается на интернет-форум единомышленников, матерей с теми же бедами, и среди них есть активистки. Эти активистки проделали громадную реабилитационную работу со своими детьми, достигли впечатляющих результатов. Их пример служит поддержкой, дает опору, предлагает конкретные решения, даже вселяет веру в полное исцеление — разумеется, «новенькая» мама выдает таким людям громадный кредит доверия (вполне заслуженно, заметьте). Но именно эти активистки обычно и подвержены псевдонаучным теориям о связи ДЦП и аутизма с глютеном и тяжелыми металлами, о вреде прививок, о заговоре фармкомпаний. А этой маме не нужна наука сама по себе — ей нужно, чтобы ее ребенок поправился настолько, насколько это возможно.

И теперь у нее с одной стороны – врачи и наука, которые ничем особо не могут помочь ее ребёнку, не заслужили ее доверия, и они ЗА прививки. А с другой стороны – собратья по несчастью, которые знают, чем помочь (или думают, что знают), сами прошли этот путь, всячески поддерживают ее, и они против прививок. Так с какой стати ей слушать врачей?

И причем тут разумные аргументы? Мать, не вводящая прививки под давлением своего окружения будет верить в их вред по вторичным причинам, чтобы оправдать для себя этот выбор. Она просто не сможет признаться самой себе в истинных причинах, либо причины будут весомыми не за счет их научности, а за счет громадного авторитета и кредита доверия человеку, который их ей озвучил.

И потом, разум – еще не все. Есть ли на свете человек, который не знает, что курить очень вредно? Много ли людей из-за этого знания бросают курить? Нужны еще как минимум мотивация и сила воли”.

Сергей Бутрий: «Самозабвенно лечить то, что проходит само, — популярная русская народная забава»

Помогают ли мед и лимон от гриппа и простуды? Почему врачи назначают пациентам лекарства, у которых нет доказательной базы? И что будет, если следовать таким рекомендациям? Об этом «Литтлван» спросил Сергея Бутрия, педиатра, автора блога «Заметки детского врача».

Сергей Бутрий, педиатр

Бутрий Сергей Александрович окончил Ивановскую Государственную медицинскую академию в 2009 году. Имеет сертификат врача-педиатра и врача общей практики. Работает в семейной клинике «Медис» (Иваново) и медицинском центре «Рассвет» (Москва). Регулярные публикации в сети, в том числе в собственном блоге «Заметки детского врача», принесли Сергею негласную славу одного из главных педиатров Рунета.

«Врач просто не знает, что лекарство неэффективно»

— Можете в общих чертах рассказать, какие испытания должны пройти лекарства, чтобы их можно было назвать реально работающими?

Читать еще:  Молитва на крыше, колотушка и чувство Пасхи

— С 90-х годов медицина стала переходить от эмпирической модели, где главными были мнения экспертов и другие весьма субъективные источники, к математической. Ее назвали evidence-based medicine — медицина, основанная на доказательствах. Были разработаны высокие стандарты проведения клинических исследований: наличие контрольной группы (принимающей плацебо или не принимающей препарат), рандомизация (случайное распределение участников по группам с соблюдением, однако, максимальной идентичности групп по полу, возрасту, сопутствующей патологии), двойное ослепление (ни участники, ни даже врачи не знают, кто в какой группе и получает ли данный пациент препарат или пустышку). Многие лекарства после проверки в таких условиях оказались неэффективными — они не влияли на прогноз выздоровления, а иногда и ухудшали его вопреки субъективным представлениям врачей.

— А откуда взялись лекарства, у которых нет доказательной базы? Препараты этой группы такие же «древние», как зеленка?

— Есть препараты, которые применяют давно, пользуются доверием врачей, но никто их не тестировал по причине бесперспективности для науки и бизнеса или этических соображений (исследования проводятся только на взрослых небеременных добровольцах). Есть новые лекарства, которые еще не накопили доказательств эффективности. Но чаще проблема в том, что в России очень скромные законодательные требования. Здесь препарату не обязательно подтверждать свою эффективность и безопасность в строгих исследованиях, чтобы успешно продаваться в аптеках.

Я читал интервью бизнесмена, производящего лекарство, которое якобы активизирует обмен веществ в тканях, улучшает трофику и стимулирует процесс регенерации (на самом деле оно не имеет научных доказательств эффективности). Он там прямо говорит: «В России клиническое исследование препарата законодательно не является необходимостью, поэтому его отсутствие не может быть для нас проблемой. Почему мы его не проводим? Потому что не испытываем потребности это делать. Мы видим, что препарат востребован российскими врачами, они его рекомендуют пациентам». Как говорится, sapienti sat («умному достаточно» — прим А. С.).

— Почему врачи назначают такие препараты?

— Есть много причин, но основных две. Первая — врач просто не знает, что лекарство неэффективно. Ежегодно публикуются тысячи исследований по различным препаратам, обнаруживаются их новые свойства и ранее неизвестные побочные эффекты. Никому из практикующих врачей не под силу прочесть и проанализировать их все. Ведущие эксперты публикуют клинические руководства, в которых дают квинтэссенцию всех известных на данный момент научных знаний по конкретному заболеванию, и указывают оптимальную диагностическую и терапевтическую тактику. Однако многие российские врачи ничего не читают и опираются только на свой личный опыт.

— Мама часто болеющего ребенка через какое-то время тоже имеет богатый личный опыт . Она может и сама прочитать те самые исследования. Что ж ей теперь не обращаться к врачам? Но заниматься самолечением, особенно детей, нельзя.

— В идеале, следует найти читающего и современного врача. Это как раз проще сделать, если предварительно самой изучить исследования. Самолечение зло, но есть ряд препаратов, которые совершенно никак не влияют на течение заболеваний — спиртовые настойки трав, гомеопатия, противовирусные при простуде. И если найти доверенного врача пока не удалось, вполне можно не давать эти пустышки ребенку. Но когда речь о необоснованном назначении антибиотиков и других более сложных вопросах — да, это проблема без решения.

— Но вы сказали, что основных причин две. Какая вторая?

— Не все российские руководства основаны на доказательной медицине, во многие еще входят препараты с недоказанной эффективностью. И врач может быть вынужден его назначить. Либо юридическая практика скользкая, и медик страхуется от прокурора и проверок, прописывая препарат. Ведь за лишнее назначение почти невозможно получить наказание, а за недоназначение — запросто. Либо врач полагается на эффект плацебо, считая жалобы надуманными или самопроходящими. Тогда он назначает что-то безвредное, чтобы пациент ушел не с пустыми руками. Иначе он опять-таки может написать жалобу или заняться самолечением.

— Каковы последствия приема препаратов, не имеющих доказательной базы? Я слышала, например, что прием средств для укрепления иммунитета, различных «феронов», увеличивает риск развития онкологических заболеваний …

— Мы этого не знаем, нет исследований безопасности. Периодически врачами высказываются опасения, мол если иммуномодуляторы и впрямь работают так, как заявлено в инструкции, то это увеличит риск аутоиммунной патологии. Но пока и это не доказано. Я предпочитаю говорить пациентам, что они, скорее всего, безопасны, просто бесполезны.

«Грипп — самопроходящее заболевание»

— Существуют ли на самом деле эффективные лекарства против гриппа, или все они борются только с различными симптомами?

— Грипп — самопроходящее заболевание. Организм борется с ним своими силами и, скорее всего, успешно справится и без нас. Говоря о том, что какое-то лекарство эффективно, мы имеем в виду, что оно дает какие-либо преимущества над самопроизвольным выздоровлением. Да, разработаны и успешно применяются несколько препаратов, нарушающих размножение вирусов гриппа, а значит, сокращающих длительность заболевания и снижающих риск осложнений и смерти от него. Из зарегистрированных в России доказанную эффективность имеют только те, основным действующим веществом которых являются осельтамивир, занамивир и с огромными оговорками римантадин. Остальные препараты не сокращают длительность и не предотвращают осложнения, а лишь помогают меньше страдать от симптомов гриппа.

— По вашему мнению, нужно ли детям вакцинироваться от гриппа?

— Разумеется, нужно. Потому что это не идеальный, но вполне эффективный способ снизить риск заражения, тяжелого течения, осложнений и смерти от гриппа. Например, среди детей, ежегодно погибающих в США от гриппа, четверо из пяти не были вакцинированы.

— Как выбрать вакцину, по каким критериям?

— Хорошо, если она будет импортная. К сожалению, наша промышленность сейчас в упадке. Если кроссовки и футболки лучше делают за рубежом, трудно представить, что наши вакцины превосходят импортные по качеству.

«Правее тот, кто смог доказать свою правоту с позиций строгой науки»

— А чеснок, клюква, лук, молоко с медом и прочие нелекарственные популярные средства лечения простуды помогают? Или это другая крайность?

— Самозабвенно лечить то, что проходит само, — это популярная русская народная забава, даже среди многих врачей. Если уж грипп проходит самостоятельно, то банальные ОРВИ — тем более. Если человек первую за зиму простуду будет «лечить» медом, вторую — луком и чесноком, третью — клюквой, а четвертую — заячьим пометом, то одна из них точно пройдет быстрее остальных. И он сделает вывод, что ему лучше помогает, скажем, клюква. Если потом он услышит еще пару историй людей, исцелившихся от клюквы быстрее, чем без нее, он окончательно утвердится в этой точке зрения. И находясь в самом начале кривой Даннинга-Крюгера, начнет самоуверенно поучать всех вокруг. Но нетрудно понять, что это было лишь совпадение и когнитивные искажения, а вовсе не закономерность. Если мы изучим действие клюквы на прогноз ОРВИ в строгом рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании, то не получим никакой разницы между лечебной группой и группой контроля. В этом и заключается краеугольный камень между медициной авторитетов и доказательной медициной — правее тот, кто смог доказать свою правоту с позиций строгой науки.

— Так как же лечить детей? Кого слушать и что принимать?

— Вывод такой: в российской педиатрии сейчас упадок, найти врача, которому можно безоговорочно доверять — огромная удача. Если вам пока не повезло — не кидайтесь в крайности, обращайтесь к врачам, советуйтесь с ними. В случае сомнений, просите предоставить источники, перепроверяйте. Ну и, конечно, самообразовывайтесь, читайте качественный научпоп по педиатрии. Это очень помогает научиться ориентироваться в сложном мире детских болезней и проблем.

Оценка «Биомолекулы»

Качество и достоверность: 9/10
(0 — некачественно, 10 — очень качественно)

Лёгкость чтения: 4/10
(0 — очень сложно, 10 — легко)

Оригинальность: 9/10
(0 — похожих книг много, 10 — похожих книг нет)

Кому подойдет: всем, кто хочет иметь под рукой краткое руководство к действию в случае болезни ребенка

Сергей Бутрий — педиатр, адепт концепции доказательной медицины, активно занимается просвещением и ведет медицинский блог «Заметки детского врача» в социальных сетях (Facebook, Вконтакте, Telegram). В своем блоге автор обращается к родителям и коллегам, рассказывая о широком круге медицинских вопросов. Рекомендации Бутрия основаны на актуальной научной литературе, в том числе международных медицинских гайдлайнах.

Читать еще:  Разве Усекновение главы Иоанна Предтечи – может быть праздником?

Обе книги автора, выпущенные в издательстве Эксмо, изданы на основе публикаций из его блога, так что их вполне можно считать двухтомником. Сергей Бутрий называет свои книги «путеводителями по педиатрии», и они, действительно, являются большим подспорьем для читателя, пытающегося разобраться в большом количестве информации о детских заболеваниях.

Нужно предупредить — в первой книге нет четкой систематизации глав. Автор просто обсуждает с читателями самые частые причины беспокойства родителей по поводу здоровья детей: откуда взялась сыпь, что с ней делать и когда стоит насторожиться. Или что делать, если ребенка укусило животное? Попутно Сергей Бутрий развеивает устойчивые мифы, которые иногда можно услышать на приемах участковых педиатра «старой школы» (например, прием антибиотиков на третий день лихорадки). Во второй книге материал систематизирован по типам заболеваний — в отдельные разделы вынесены инфекционные и неинфекционные заболевания детей.

В обеих книгах большое внимание уделено бытовому травматизму и способам создания для ребенка безопасной среды (например, почему от детей нужно держать подальше плоские батареи или о важности привинчивания стеллажей и комодов к стенам), отдельные разделы посвящены вакцинации. Читатель сможет найти исчерпывающую информацию, касающуюся прививок, как входящих в национальный календарь, так и рекомендованных дополнительно. (Здесь не можем не посоветовать почитать также наш Спецпроект по вакцинации.) Отдельное внимание уделено причинам возникновения движения антивакцинаторов и способах ведения диалога с ними с позиции критического мышления. Эти размышления плавно перетекают в заключительную главу, посвященную врачебной философии и этике, размышлениям о профессии, где автор обращается к студентам и молодым коллегам, делясь случаями из собственной практики, переживаниями и лайфхаками.

В интернете я не только пишу заметки о профилактике и лечении детских болезней, я также пытаюсь показать, как работает врач, как он мыслит, как устроена современная медицина, как она связана с наукой, какова роль интуиции в ней, уместен ли риск и т. д. Мне хочется, чтобы люди увидели это изнутри, глазами рядового педиатра амбулаторного звена. На мой взгляд, это важно для формирования доверия к врачам вообще, а доверие, в свою очередь, критически необходимо обеим сторонам — и докторам, и пациентам. Мои книги — это продолжение блога: цели, стиль и темы те же самые. Кто читает блог давно, могут использовать их как «хранилище главных постов», а для тех, кто начал читать недавно и много пропустил, печатные издания послужат «кратким содержанием предыдущих серий».

Книги Сергея Бутрия будут особенно полезны для молодых родителей, ведь им бывает так непросто разобраться в большом количестве доступной литературы о детском здоровье и понять, какая же — действительно «правильная». А вдобавок книги помогут отфильтровать советы старшего поколения. В целом, книга будет полезна всем тем, кто хочет иметь под рукой краткое руководство к действию в случае болезни ребенка.

Ни в коем случае не обтирайте детей спиртом или уксусом!

Убеждение врача: «Нельзя обтирать ребенка спиртом или уксусом!» (Е. Орлова)

Попадание спирта на кожу вызывает интоксикацию, плюс ребенок вдыхает пары спирта — все это очень опасно. Намного опасней, чем температура 38,5 ( или любая, при которой заботливые родственники достают из холодильника чекушечку для обтирания). Что еще по-настоящему вредно? Аспирин. Он может вызвать редкий, но смертельный синдром Рейе (отек головного мозга и тяжелое поражение печени). Да, и вообще опасны все препараты, кроме разрешенных к применению в детском возрасте ибупрофена и парацетамола в форме свечей или сиропа!

Румянцева, md

В от как-то раньше меня просили писать отзывы о книгах, я писала, и никаких угрызений совести не чувствовала! А тут дочитала книгу, открыла ноут и думаю: «Да кто ты такая, чтобы писать отзыв на книгу Бутрия?» Но я все равно напишу! Он не будет объективным, скажу сразу! Это отзыв мамы, а не врача. Мамы, которая доверяет здоровье своего малыша доктору Бутрию (или доктору Бутрику, как называет его мой старший сын).

*Disclaimer: конфликт интересов очевиден! Я знакома с доктором Бутрием, доверяю ему безгранично и всячески обожаю!

Итак, теперь по делу!

Что в книге?

Самая важная информация об основных детских болезнях: симптомы, когда лечить, когда не лечить, когда насторожиться, когда бегом к врачу или вызывать скорую.

Безопасность ребенка: правила организации пространства вокруг ребенка, поведения дома и вне его.

Профилактика: витамин Д, проба Манту и другие важные моменты, о которых часто забываем.

Вакцинация: в тысячный раз о важнейших аспектах (эффективность, безопасность, где почитать, почему не надо откладывать вакцинацию, ложные медотводы, и т.д.). График прививок прилагается.

О человеческом: об отношениях врача и пациента, о самокопании и собственном несовершенстве, о страхах, победах и поражениях.

Чего нет в книге?

Нет общих рекомендаций по уходу за ребенком (как купать, чем кормить, когда показывать черно-белые картинки, а когда цветные). Книга о здоровье детей, а не вообще обо всем, что касается детей.

Что подкупает меня лично?

Качество информации, бесспорно. Медицина, основанная на доказательствах, как вы знаете, мое слабое место. В этой книге удачнейшим образом приводятся принятые в мировом научном сообществе рекомендации, но при этом они проиллюстрированы ярчайшими примерами из собственной профессиональной (и местами личной) жизни.

Что не понравилось?

Если я не напишу ни одного минуса, никто не поверит ни одному слову! Скажу честно, мне дико не понравился шрифт (и сочетание разных шрифтов на одной странице тоже). Такой вот весомый недостаток нарыла!

Советую ли я купить ее родителям и тем, кто только планирует ими стать?

Однозначно, да! Причем в идеале прочитать ее до того, как вы столкнетесь с первыми болезнями малыша.

Cовременная книга современного педиатра о том, что хочет знать каждая мама. К сожалению, мы сталкиваемся со множеством болезней, пока растим своих малышей, и мы просто обязаны разбираться в принципиальных моментах. Этому и учит книга: отличить страшное от нестрашного, успокоиться там, где нестрашно, и мчать на всех парусах в стационар там, где страшно.

Ну и напоследок не могу не выразить свое восхищение слогом и выверенностью книги. Такое ничтожно малое количество опечаток я давно не видела!

Доктор Бутрий, спасибо за предоставленное удовольствие от чтения! Пиши исчо, как бы ужасно это ни звучало))

Изображения автора

«Правее тот, кто смог доказать свою правоту с позиций строгой науки»

А чеснок, клюква, лук, молоко с медом и прочие нелекарственные популярные средства лечения простуды помогают? Или это другая крайность?

Самозабвенно лечить то, что проходит само, — это популярная русская народная забава, даже среди многих врачей. Если уж грипп проходит самостоятельно, то банальные ОРВИ — тем более. Если человек первую за зиму простуду будет «лечить» медом, вторую — луком и чесноком, третью — клюквой, а четвертую — заячьим пометом, то одна из них точно пройдет быстрее остальных. И он сделает вывод, что ему лучше помогает, скажем, клюква. Если потом он услышит еще пару историй людей, исцелившихся от клюквы быстрее, чем без нее, он окончательно утвердится в этой точке зрения. И находясь в самом начале кривой Даннинга-Крюгера, начнет самоуверенно поучать всех вокруг.

Но нетрудно понять, что это было лишь совпадение и когнитивные искажения, а вовсе не закономерность. Если мы изучим действие клюквы на прогноз ОРВИ в строгом рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании, то не получим никакой разницы между лечебной группой и группой контроля. В этом и заключается краеугольный камень между медициной авторитетов и доказательной медициной — правее тот, кто смог доказать свою правоту с позиций строгой науки.

Так как же лечить детей? Кого слушать и что принимать?

Вывод такой: в российской педиатрии сейчас упадок, найти врача, которому можно безоговорочно доверять — огромная удача. Если вам пока не повезло — не кидайтесь в крайности, обращайтесь к врачам, советуйтесь с ними. В случае сомнений, просите предоставить источники, перепроверяйте. Ну и, конечно, самообразовывайтесь, читайте качественный научпоп по педиатрии. Это очень помогает научиться ориентироваться в сложном мире детских болезней и проблем. опубликовано econet.ru .

Беседовала: Анастасия Столбова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector