0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Откуда взялись мифы о русалках. Русская русалка

Как возникли легенды о русалках

Содержание статьи

  • Как возникли легенды о русалках
  • Поверья о русалках
  • Как появились легенды

Как выглядят русалки?

У разных народов и в разных культурах эти существа описывается по-своему. Чаще всего русалки – это довольно красивые девушки, имеющие человеческое женственное тело до талии, а ниже – рыбий хвост. Но не все культуры именно так описывают русалок. Представления о русалках, как о девушках-полурыбах свойственно преимущественно западным культурам.

Исконно-русское представление об этих существах совсем другое: в русских преданиях хвостатые русалки практически не встречаются. В большинстве случаев они ничем не отличаются от обычных людей, вот только места их обитания – хрустальные чертоги, а все потому, что русские русалки – это девушки-утопленницы, живущие на дне реки или озера. Нередко местом жительства русской русалки становится колодец. В нем она хранит влагу бессмертия.

Согласно представлениям древних славян, русалки – это умершие некрещеные девочки или девушки-утопленницы. Именно под водой суждено коротать им свой век, поэтому в их сердце живут два чувства: любовь к смертному прекрасному мужчине и ярое желание мести за свою загубленную судьбу.

Откуда берутся мифы и легенды о русалках?

Легенды и мифы о русалках были широко распространены еще в эпоху средневековья. Например, одно из первых литературных упоминаний об этих созданиях датируется 1366-м годом: о русалках говорится в «Романе о розе», который написал Джеффри Чосер. Там можно прочитать такие строки: «То было чудо, подобное пению морских русалок». Вообще легенды о русалках – это настолько завораживающее и популярное явление, что сами «виновницы торжества», будучи порождениями человеческих фантазий, превратились уже в вечный и узнаваемый символ.

В современном мире легенды и мифы о русалках складываются на основании чьих-либо историй, проверить подлинность которых не представляется возможным. Большинство легенд слагают моряки, которые якобы встречали русалок на пути хода своих кораблей. Например, некоторые источники описывают события со слов тех или иных матросов, которые якобы видели русалок в море и даже пытались заговорить с ними, однако те не произнесли ни слова.

Еще один исторический факт описывает встречу с русалкой в Нидерландах. Якобы семья, живущая в одной из голландских деревень, приютила русалку, которая прожила у них более 15-ти лет. Когда она умерла, то ее якобы похоронили как крещеную.
Согласно некоторым источникам, встречи с русалками имели место быть и в Великую Отечественную Войну. Описывается случай встречи солдата с каким-то неизвестным земноводным существом, напоминающим человека. Якобы солдат, отставший от своего взвода, шел по лесной дороге и увидел, как на ней что-то или кто-то лежит.

С виду это был бородатый мужчина, но весь в рыбьей чешуе. Вместо пальцев у него виднелись перепонки. Когда солдат перевернул это существо на спину, то понял, что лицо у него – человеческое. Существо знаками показывало солдату, куда его следует отнести: это было небольшое лесное озеро. Солдат выполнил желание чешуйчатого создания, после чего оно благополучно скрылось в глубине.

Откуда взялись русалки на самом деле?

Большинство людей прекрасно знают историю русалочки Ариэль благодаря сказке Ганса Христиана Андерсена и мультфильму студии Уолта Диснея. Однако русалки в восточнославянском фольклоре – явление не столь веселое и радостное и связано с «неправильной» смертью. Кстати, никаких хвостов они не имели.

«Неправильная» смерть

У восточных славян, как и у многих других народов, считалось, что покойники делятся на две категории: умершие «правильной» и «неправильной» смертью. Собственно, «правильно» умершие – те, кто умер естественной смертью, прожив отмеренный срок. Самоубийцы; убитые матерями младенцы; некрещеные; погибшие в результате несчастного случая; те, кого прокляли родители; колдуны (те, кто водил дружбу с нечистой силой) и т. п. – умерли «неправильно». Такие люди не попадают на «тот» свет, они «доживают» жизнь (в этом, кстати, наблюдается отличие от христианского понимания «неправильной» смерти, где самоубийца совершил страшный грех, а гибель в результате несчастного случая ни к чему «эдакому» не ведет). Все, кто умер «неправильно», опасны для живых, они не могут быть погребены обычным способом и недостойны поминовения. Такие покойники становятся русалками, кикиморами, упырями и различными мелкими демонами.

В науке «неправильных» мертвецов называют «заложными» или ходячими. Любопытно, что представления о таких покойниках были сформированы у славян в глубокой древности, но до сих пор сохраняются в слегка измененном виде. Кстати, к глубоким старикам тоже относились нехорошо, так как считали, что они «чужой век заедают», ведь дело не может быть только в крепком здоровье, тут однозначно присутствует колдовство, в результате которого ведьма/колдун питается жизненной силой цветущих растений, живых людей и даже сливками с молока.

Читать еще:  Медико-социальная экспертиза — пытка для инвалидов

Кого называют русалками?

Итак, кто становится русалкой? Девушка, умершая «неправильной» смертью; некрещеный или родившийся мертвым ребенок; редко – мужчина, если умрет во время Русальной недели (после или до праздника Троицы). Но все же, как правило, это утонувшая обрученная девушка или утопившаяся из-за любви. В этом смысле удивительно читается сказка Андерсена о русалочке Ариэль. Ведь она пожертвовала собой ради возлюбленного и стала морской пеной, вдобавок обретя душу. Как принято теперь говорить: «сломала систему».

Происхождение слова «русалка» – серьезный вопрос. Среди ученых существуют разные мнения на этот счет, но более или менее популярное в данный момент гласит, что это слово берет начало в античном празднике роз – rosalia, который был посвящен душам умерших. При этом образ русалки сложился в жизни древних славян. Но славяне, в зависимости от региона проживания, называли это существо и другими словами: «шутовка», «чертовка», «водяниха», «лоскотуха» (от укр. «лоскотать» – «щекотать»), «мавка», «купалка», «казытка» (от бел. «казычут» – «щекочут»).

Образ русалки

Русалка выглядит так: никакого рыбьего хвоста, белая (цвет траура в Древней Руси) одежда, длинные распущенные зеленые (как осока) или русые волосы и цветочный венок на голове (так хоронили незамужних девушек). Рыбьего хвоста у них нет – это явление, характерное для западноевропейских легенд и относится к морским людям, о которых мы писали ЗДЕСЬ. Восточнославянский образ русалок дополнялся красотой, бледным лицом, холодными руками и закрытыми, как у трупа, глазами, почти прозрачным телом. В некоторых поверьях говорится, что ростом они с деревья. Менее распространенный в народе образ русалки подчеркивает ее принадлежность к нечисти: страшная, безобразная, заросшая шерстью, горбатая, брюхастая, когтистая и с длинными, обвисшими грудями.

Живут русалки обыкновенно на дне водоемов, поэтому детей предостерегали не подходить в том числе и к колодцам. Русалки обычно опасны для людей, хотя не всегда, как любая нечистая сила, способны оборачиваться животными и предметами, используемыми в человеческом быту. Убивает русалка человека, защекотав его до смерти, но может и кусать, и душить, и щипать. Представления о деятельности русалок на суше радикально разнятся: то ли они вредят людскому хозяйству, то ли стерегут жито и помогают урожаю расти хорошо. Кстати, русалку, сидящую на дубе, Александр Сергеевич Пушкин придумал не сам. В народе говорили, что на Русальной неделе русалки селятся в лесах и особенно любят дубы и березы. Любовь русалок к растительности, особенно к деревьям, – дальний отголосок веры в то, что деревья связывают мир живых и мир потусторонний. Для молодого мужчины (русалки их особенно любят) верная погибель, если он присядет покачаться с такой русалкой на ветке или качелях. А кого убьет русалка – тот сам становится русалкой.

Спасение у попавшего к русалке одно – народные поверья гласят, что от нее можно откупиться: дать ей ткань или готовую одежду, чтобы она могла укрыться сама или укрыть своего ребенка. За такую добродетель русалка даже может наградить сверхъестественной способностью или дать волшебный предмет.

Какими были русские русалки

Мифолог Елена Левкиевская — о русалочьих ногах и хвостах, колосящейся ржи, потерянном гребне, железных грудях, неправильной смерти, танцах, щекотке и соблазнении мужчин

Русалка литературная

В русской литературе первой половины XIX века часто встречается сюжет о русалке — речной или морской женщине, часто с рыбьим или драконьим хвостом, которая соблазняет земного мужчину или мстит неверному возлюбленному, утягивая его в воду. Это есть и у Пушкина, и у Лермонтова, и у Ореста Сомова, и у многих других. Этот мотив является литературным романтическим штампом, почерпнутым отчасти из западноевропейской литературы, отчасти из западноевропейской мифологии. Он пришел вместе с романтизмом и связанным с ним комплексом идей, в том числе — интересом к национальным корням и народной традиции как квинтэссенции, как бы сейчас сказали, национальной идентичности. Прежде всего, это веяние приходит с Жуковским, который в 1820-е годы очень много переводил немецких романтиков. Он вбрасывает эти сюжеты в русскую литературу, и все тут же начинают интенсивно их использовать. Даже Гоголь, хорошо знавший народную традицию, был увлечен западноевропейским романтизмом и заимствовал западные сюжеты — это встречается и в «Вечерах на хуторе близ Диканьки», и в «Миргороде». Например, сюжет «Страшной мести» взят из новеллы Людвига Тика «Пьетро из Абано».

Образ русалки — литературный и романтический штамп, почерпнутый из западноевропейской литературы и мифологии

Между тем в славянской народной традиции тоже есть женские персонажи, которые называются русалками, и женские персонажи, связанные с водой и способные затянуть человека в воду. Чем они отличаются от русалок и морских царевен Лермонтова, Пушкина и Жуковского?

Мелюзина. Рисунок Дж узеппе Челлини. 1886 год © Иллюстрация к сборнику Габриэле д’Аннуцио «Isaotta Guttadàuro ed altre poesie»

Женщины с ногами, но без лиц

Русалка — один из центральных образов украинской и белорусской мифологических традиций. Это очень известный, хорошо сформированный персонаж, о котором существовало (и до сих пор существует) огромное количество текстов с очень разветвленной системой мифологических мотивов.

Прежде всего, это никакие не морские полудевы-полурыбы, а обычные женщины с ногами, без всяких хвостов. Они выглядят как девушки и женщины с распущенными светлыми волосами в белых одеждах. Очень часто у них не видно лиц, потому что они — покойницы. Причем не любые покойницы, а неправильно умершие и из-за этого не имеющие упокоения на том свете.

Читать еще:  Великий пост в 2018 году – с 19 февраля по 7 апреля

Русалочка. Иван Билибин. 1937 год © Иллюстрация к изданию «Albums du Pere Castor»

Представление о людях, умерших неправильной или нечистой смертью, — одно из самых древних в восточнославянской мифологии, оно восходит еще к индоевропейскому пласту. Сюда относятся чаще всего самоубийцы, те, кто умер без покаяния, занимавшиеся при жизни колдовством и знавшиеся с нечистой силой, а также люди, умершие до брака, — потому что с точки зрения народной традиции неправильной является всякая смерть человека, который не изжил своего положенного века и не выполнил заложенную для него жизненную программу, особенно если он умер, не вступив в брак и не оставив потомства (в первую очередь это касается девушек, умерших в период между обручением и венчанием). Кроме того, в украинской и белорусской традиции часто русалками становятся девушки, которые умерли на Троицкую неделю.

На Троицкую неделю приходится пик солнечной активности и цветения растений, и в соответствии с очень древними представлениями это связывается с возвращением душ умерших на землю. Вероятно, слово «русалка» восходит к древнегреческим «розалиям», или «русалиям», — празднику, который отмечался в античном мире в начале мая, когда расцветали розы. В этот период устраивались поминальные обряды и на могилы умерших возлагали розы и розовые венки. В восточнославянской традиции на Троицкую неделю, когда начинает колоситься рожь, на землю приходят русалки, поэтому по-украински эта неделя называется «Русальний тиждень» (Русальная неделя).

Вернувшись, русалки бегают по ржи, качаются на ветвях деревьев, танцуют, устраивают хороводы. Чаще всего появляются гурьбой. В этот период они очень опасны для людей: нападают, пугают, щекочут до смерти, вообще причиняют очень много неудобств. Кроме того, они могут приходить в свои дома, и там для них оставляют пищу и какую-то одежду, особенно люди, у которых кто-то из родни умер неправильной смертью и имел шанс стать русалкой.

После окончания Троицкой недели, в первый день Петровского поста или в воскресенье перед ним, русалки должны уйти назад, в иной мир. Для того чтобы это наверняка произошло, существовал особый обряд, который назывался «проводы русалки», или «изгнание русалки». Для него в последний день Троицкой недели делали соломенное чучело и с пением специальных песен всем селом выносили за границы села, в поле или в лес, а там ритуально уничтожали: топили в реке, сжигали или разрывали на кусочки и разбрасывали по полю. Второй вариант этого обряда — когда какую-нибудь девушку наряжали русалкой (одевали в светлые одежды, закрывали лицо), под руки, с пением специальных обрядовых песен, выводили за пределы села и оставляли. Эта девушка, посидев какое-то время где-нибудь в поле или под кустом, тихонько возвращалась к себе домой и продолжала жить своей обычной жизнью.

Русалки почти не занимаются соблазнением мужчин

Мы видим, что семантически эти восточноевропейские русалки связаны с вегетацией растений, но не с водоемами. В текстах может говориться о том, что они выходят из воды, но это один из многочисленных вариантов — точно так же они могут приходить с кладбища или просто с того света. Кроме того, в народной традиции чрезвычайно слабо проявляется любовная сюжетная линия, которую так любят эксплуатировать писатели и поэты-романтики: русалки почти не занимаются соблазнением мужчин. Редкие тексты, в которых русалка все-таки соблазняет земного мужчину, как подозревает целый ряд фольклористов, спровоцированы именно книжностью, знанием литературных текстов, а не собственно народной традицией.

Шутовка с гребнем

В северорусской традиции есть другой женский персонаж. Он довольно редко называется русалкой — скорее шутовкой, чертовкой, какой-нибудь водяной бабой. Этот персонаж лишен четко выраженной сезонности, всегда появляется в одиночку и связан именно с водным пространством — с какой-нибудь рекой или озером. Очень часто говорят, что эти шутовки происходят из утопившихся девушек и женщин. Фактически этот персонаж проявляет себя только в одном сюжете: шутовка сидит на берегу, на каком-нибудь прибрежном камне или на мостках, где стирают белье, и расчесывает свои длинные волосы большим костяным, каким-то необычным гребнем. При приближении человека она бухается в воду и скрывается в ней. На берегу остается ее гребень. И если человек заберет этот гребень с собой, она потом будет ходить к нему под окна, просить, нудить, чтобы он ей его отдал, и не оставит его в покое, пока он не положит гребень на место. В некоторых случаях она может причинять вред, в том числе затягивать человека в воду, — но это никак не связано с гендерными признаками, затянуть могут и мужчину, и женщину. Сексуальная составляющая, которая так сильна в романтической литературе, здесь никак не эксплицируется.

При приближении человека она бухается в воду и скрывается в ней

И украинские и белорусские русалки, и русские шутовки — это вполне нормальные, даже красивые женщины. Но если в европейской романтической традиции их красота всячески подчеркивается, то у славянских русалок это не слишком актуально. Кроме выдающейся внешности западноевропейские русалки часто обладают прекрасными голосами и поют красивые песни, заманивая к себе земных мужчин. Славянские русалки ничего особенного не поют и вообще по большей части молчат. То есть славянские русалки похожи на обычных девушек и женщин, ничем особенно от них не отличаясь ни по облику, ни по поведению.

Читать еще:  Необычные воины: предупреждены, но не вооружены

Русалки. Картина Ивана Крамского. 1871 год © Государственная Третьяковская галерея

Некрасивая русалка

Но в восточнославянской традиции есть еще один женский образ, который тоже может называться русалкой. Это безобразная русалка — косматая, некрасивая, старая, горбатая, одетая в какое-то рванье, с длинными отвисшими грудями, которые она может перекидывать через плечи. Она часто нападает на детей — убивает их, пугает, вообще им вредит и совершает над ними какое-то насилие. Иногда говорится, что у нее железные груди, и детей в Полесье, например, часто ими пугали: не ходи в жито, а то тебя русалка железной цыцькой затолчет. Как полагают исследователи, этот образ является заимствованием из тюркских представлений о женском демонологическом существе, которое называется «албасты», или «албаста», и которое специализируется на причинении вреда детям и роженицам. В тюркских традициях оно иногда нападает на взрослых мужчин, щекочет их и может даже выступать в качестве мифологической любовницы, заманивая их к себе и сожительствуя с ними.

Некрасивая, старая, горбатая, одетая в какое-то рванье, с длинными отвисшими грудями, которые она может перекидывать через плечи

Но в восточнославянских рефлексах на эту тему оно проявляет себя исключительно как страшная баба с длинными отвисшими грудями, которая может причинить вред детям.

Получается, что у восточных славян прототипа литературной романтической русалки мы не находим.

Русалочья болезнь

У южных славян тоже есть некие русалкоподобные существа, но они в некоторых своих проявлениях сближаются с украинскими и белорусскими русалками: это множественные и сезонные существа, появляющиеся на Троицкой неделе. Они появляются на земле во время цветения такого растения, которое по-болгарски называется «росен», и проявляют себя чаще всего в том, что поют и танцуют на полянах, где растет это растение, и оставляют на траве круги. Человек, ступивший на то место, где танцевали русалки, или нарушавший запреты на работу, предписанные для троицкого периода, заболевает «русальской болезнью», которая проявляется в некоторой слабости, в неадекватном сознании — человек находится, что называется, не в себе. Для того чтобы излечить его от этой болезни, односельчане должны танцевать вокруг него специальный танец хоро — типа нашего хоровода, только все время убыстряющийся, с высокими подскоками. Участники этого хоровода носили название «русалии».

Иллюстрация к стихотворению Лермонтова «Русалка». Рисунок Михаила Врубеля. 1891 год © Государственная Третьяковская галерея

Хвост, красивый голос и зачаровывание мужчин

Что касается западных славян, то у них как раз есть представления о полуженщинах-полурыбах. У поляков они называются сиренами, или сиренками: на старом гербе Варшавы изображена такая сиренка — девушка с рыбьим хвостом; ее же изображение есть на Рыночной площади Старого города. Но в тех польских фольклорных и этнографических материалах XIX–XX веков, с которыми я знакома, этот персонаж известен плохо, в крестьянской традиции он не популярен.

На польскую и чешскую мифологии во многих узловых моментах сильно повлияла западноевропейская, особенно германская, традиция.

Полуженщины-полурыбы или женщины с драконьими хвостами, иногда женщины с двумя драконьими или рыбьими хвостами, тоже встречаются в разных мифологиях на севере Европы — кельтской, балтийской, германской. У всех есть набор общих черт: они красивые, очень часто поют красивые песни, впечатления от их голоса специально отмечаются в рассказах. Проявляют себя они чаще всего, вступая в любовные отношения с земными мужчинами. Называться могут по-разному — никса, ундина, Лорелея или Мелюзина. Все они имеют ряд общих черт с древнегреческими сиренами. Я не берусь утверждать, что все эти североевропейские персонажи генетически связаны с древнегреческими, но ведут себя они аналогично. Скорее всего, этот сюжет, так же как и сюжеты о карликах, проник в польскую традицию с Запада — возможно, это произошло где-то в Средние века — и к нашему времени стал расхожим местом, таким туристическим брендом. Теперь эта сиренка изображается на сувенирах — магнитиках, открытках и значках — в качестве символа Варшавы.

Русалка в декоративной резьбе. Музей деревянного зодчества на Щелоковском хуторе в Нижнем Новгороде. Середина XIX века. © Ирина Бобылькова

То же самое произошло и в некоторых восточнославянских ареалах: эта сюжетная линия из книжности проникла в народную традицию России, Белоруссии и Украины, и там возник отдельный, совершенно самостоятельный сюжет о фараонках, или мелюзинах. В начале XX века русский этнограф и фольклорист Дмитрий Константинович Зеленин одним из первых выдвинул предположение о том, что образ полуженщины-полурыбы в восточнославянской мифологии был позаимствован. Он проник в устную традицию из библейского сюжета о воинах фараона, которые погибли в Красном море, преследуя еврейский народ, когда тот уходил из‑под египетского рабства. Волны моря расступились и пропустили евреев, а воины фараона потонули. Из них и возникли полулюди-полурыбы, живущие в море. Поэтому одно из русских названий таких персонажей — фараонки.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector