6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Святые царственные мученики

Святые царственные мученики

Это кровавое преступление не смыть с совести нашего народа. Даже спустя сто лет душа русского человека содрогается и болит, вспоминая этих мучеников. Божий помазанник, многодетная мать, невинные девы, подобные бутонам, болящий, еле живой наследник-цесаревич. Жизнь этих благочестивых людей, достойных подражания и глубокого уважения, пресеклась в одночасье по вине их же подданных. Как же жестоко поступил с ними народ, ради которого они жили и трудились. У них был выбор, но они выбрали Россию. А значит – смерть без времени…

  1. Царская семья
  2. Царь Николай
  3. Царица Александра
  4. Дети
  5. Убийство царской семьи
  6. Прославление царской семьи, день памяти

Иконография

Первая икона семьи царственных мучеников была написана в РПЦЗ к прославлению их в 1981 году. Вскоре она получила широкое распространение также в отечестве, став образцом для написания множества схожих икон. Однако специалисты отмечали, что этот образ не во всём соответствует иконописному канону. В частности, отмечался тот факт, что Романовы изображены в старинных одеяниях, которых они в жизни никогда не носили [9]. Существуют также образцы вполне каноничных икон, на которых царственные страстотерпцы изображены в одеяниях, которые они носили при жизни — либо скромных повседневных, либо парадно-торжественных.

Претерпевшие до конца. О преданных слугах Царской Семьи

Как яркие звезды сияют на церковном небосклоне святые царственные страстотерпцы. Тех, кто их презирал, гнал и мучил при жизни, было много; тех, кто почитает и любит ныне, – вероятно, еще больше. Но очень мало было тех, кто оказывал им свою любовь во время их уничижения, и еще меньше – тех, кто решился сам разделить с ними их крест. Их имена должны быть золотыми буквами начертаны в нашей памяти.

Первое испытание на верность

Анна Степановна Демидова

В феврале 1917 года в России произошла революция. По воспоминаниям современников, среди ближайшего окружения императора в те дни началась «настоящая оргия трусости». Одни спешно покидали дворец, другие отпарывали со своих погон императорские инициалы. Сын доктора Евгения Боткина Глеб впоследствии вспоминал: «Люди, которые всего лишь несколько дней назад выставляли напоказ свои монархические убеждения, сейчас уверяли каждого в своей верности революции и осыпали оскорблениями императора и императрицу, говорили о Его Величестве “полковник Романов” или просто “Николай”». Однако среди приближенных были и те, кто остался верным своему государю, присяге, долгу чести и веры.

8 марта 1917 года государыне было объявлено об ее аресте, а также о том, что все придворные и слуги свободны покинуть царскую семью. На принятие решения давалось два дня. Повар Иван Михайлович Харитонов, несмотря на то что у него была большая семья, сразу же заявил, что остается при императоре. Так же поступили Анна Степановна Демидова и помощник дядьки цесаревича Клементий Григорьевич Нагорный.

Графиня Анастасия Васильевна Гендрикова в последних числах февраля выехала к тяжело больной сестре в Кисловодск, однако, узнав о произошедших в Петрограде событиях, спешно вернулась в Царское Село. Она прибыла в Александровский дворец лишь за несколько часов до того, как он стал тюрьмой. В дневнике она записала: «Слава Богу, я успела приехать вовремя, чтобы быть с ними».

Гофмаршал князь Василий Александрович Долгоруков

На следующий день, 9 марта, в Царское Село возвратился государь. Его сопровождал единственный человек из всей его многочисленной свиты – гофмаршал князь Василий Александрович Долгоруков. Встречавший их на вокзале полковник Е. С. Кобылинский впоследствии рассказывал: «Я не могу забыть одного явления, которое я наблюдал в то время. В поезде с государем ехало много лиц свиты. Когда государь вышел из вагона, эти лица посыпались на перрон и стали быстро-быстро разбегаться в разные стороны, озираясь по сторонам, видимо проникнутые чувством страха, что их узнают». Император быстро вышел из вагона, не глядя ни на кого, прошел по перрону и сел в ожидавший его придворный автомобиль. Лишь один верный князь Долгоруков последовал за ним, разместившись рядом в машине…

«Если бы у царя было больше таких дворян…»

В первой половине июля 1917 года на заседании Временного правительства было принято решение о перевозе царской семьи в Тобольск.

За два дня до отъезда Анастасия Гендрикова сделала в своем дневнике такую запись: «Будущее больше не страшит, не беспокоит. Я так чувствую и так доверяюсь тому (и так это испытала на себе), что по мере умножения в нас страданий Христовых, умножится Христом и утешение наше».

Граф Илья Леонидович Татищев

Вместе с царской семьей должен был ехать обер-гофмаршал Высочайшего двора граф П. К. Бенкендорф, однако из-за болезни жены он не смог отправиться в тобольскую ссылку. Государь предложил сопровождать его генерал‑майору К. А. Нарышкину, на что тот попросил дать ему 24 часа на размышление. Услышав это, император отказался от его дальнейших услуг и сделал аналогичное предложение графу Татищеву, на которое тот сразу же с радостью согласился. Позднее Илья Леонидович так объяснил мотивы своего поступка: «Было бы нечеловечески черной неблагодарностью за все благодеяния идеально доброго государя даже думать над таким предложением; нужно было считать его за счастье». Генерал Винберг впоследствии писал: «Если б у русского царя было больше таких дворян, как Татищев, то не только не смогла бы революция оказать своего губительного действия на нашу Родину, но самой революции не было бы». Думается, что эти слова вполне можно отнести и ко всем остальным верным царским слугам.

Каждый из подданных, как мог, старался помогать царственным страдальцам. Василий Александрович Долгоруков вместе с доктором Боткиным неоднократно ходатайствовали о том, чтобы царственным узникам предоставили более свободный режим и разрешили им прогулки по городу. Многократно обращался князь с просьбами о денежной помощи к своему отчиму, графу П. К. Бенкендорфу. Повар Иван Михайлович Харитонов, когда начал ощущаться недостаток в средствах, стал ходить к богатым купцам и просить товары в долг. Клементий Григорьевич Нагорный, который к тому времени стал, взамен А. Е. Деревенко, дядькой цесаревича, особенно много делал для Алексея Николаевича: он участвовал во всех его играх и затеях, постоянно дежурил при нем во время приступов его болезни, носил в случае необходимости на руках. Анна Степановна Демидова, как прежде, неустанно служила императрице.

Передача семьи Романовых Уралсовету. Художник: В.М. Пчелин, 1927 г.

«Господь охраняет от отчаяния…»

После того как власть захватили большевики, содержание заключенных, хотя и не сразу, значительно ухудшилось. Царской семье выделялось (из их же собственных капиталов!) 4200 рублей на всю семью в месяц (для сравнения: до этого расходы семьи составляли около 20–25 тысяч рублей ежемесячно).

Однако арестованные старались переносить трудности своего положения с большим достоинством, терпением и смирением. О внутреннем состоянии членов царской семьи могут свидетельствовать письма государыни того периода. Так, в одном из них она писала о радости и тишине, которыми Бог наполняет ее душу: «Разве это не чудо! Не ясна ли в этом близость Бога. Ведь горе бесконечное, – все, что люблю, страдает, счета нет всей грязи и страданьям, а Господь не допускает унынья: Он охраняет от отчаянья, дает силу».

Графиня Анастасия Васильевна Гендрикова

Из писем и воспоминаний современников видно, что и слуги, в особенности доктор Евгений Боткин и графиня Анастасия Гендрикова, старались сохранять в то время мирное устроение души и бодрый, даже радостный дух. «Гендрикова старается быть радостной», – писал князь Долгоруков своей матери. «Гендрикова довольно спокойна, и опустошение ее дома в Петрограде ее не сильно впечатлило», – сообщал он же в другом письме.

Между тем 22 апреля из Москвы прибыл чрезвычайный комиссар ВЦИК Яковлев, для того чтобы вывезти семью из Тобольска. Поскольку наследник был в то время серьезно болен, с ним остались три великих княжны и несколько слуг. Государь, императрица и великая княжна Мария Николаевна вынуждены были покинуть Тобольск. Вместе с ними в неизвестный для них путь отправлялись также князь Долгоруков, доктор Боткин, камердинер Чемадуров, лакей Седнев и Анна Демидова. Сохранилось свидетельство Гиббса о том, что Анне Степановне нелегко было решиться на такой шаг. В вечер перед отъездом она простодушно призналась ему: «Ох, господин Гиббс! Я так боюсь большевиков. Не знаю даже, что они с нами сделают». Однако она нашла в себе силы преодолеть этот страх и разделить судьбу царственных страдальцев до самого мученического конца.

Читать еще:  Армянская церковь в чем отличие от православия. Армянская апостольская церковь

30 апреля, после неоднократной смены маршрута, поезд наконец прибыл в Екатеринбург, причем князь Долгоруков был сразу же отделен от остальных и отправлен в арестный дом № 2 (ныне – здание Центральной городской клинической больницы № 1).

Начало развязки

Царевич Алексей с матросом Нагорным. Могилев, 1910 г.

Вскоре, 20 мая, из Тобольска на пароходе «Русь» выехали и остальные члены царской семьи. Вместе с ними в числе других верных слуг поехали граф И.Л. Татищев, графиня А.В. Гендрикова, дядька цесаревича К.Г. Нагорный, повар И.М. Харитонов.

Известно, что на пароходе комиссар Н. Родионов запирал по ночам цесаревича в каюте, против чего очень протестовал Клементий Григорьевич. Большевики же матроса Нагорного просто ненавидели. Больше всех против него настроен был матрос Павел Хохряков. «Иначе и быть не могло, – отмечал впоследствии полковник Кобылинский, – один – “краса и гордость русской революции”, а другой – преданный Семье человек, глубоко любивший Алексея Николаевича и им любимый. За это он и погиб…».

23 мая великие княжны, Алексей Николаевич и все, кто их сопровождал, прибыли в красную столицу Урала. Согласно постановлению Уральского областного совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, генерал Татищев, графиня Гендрикова, госпожа Шнейдер и камердинер Волков были арестованы и прямо из поезда отправлены в арестный дом. Графиню Гендрикову и госпожу Шнейдер поместили в общую больничную камеру – обе женщины были больны. Рядом с арестным домом находилась действовавшая еще в то время Симеоновская церковь-школа. Узников водили в нее каждое воскресенье, причем служили там и заключенные священники. Богослужения проходили благоговейно и торжественно, многие плакали.

Клементий Григорьевич Нагорный вместе с немногими слугами был допущен к царской семье. Он до конца оставался заботливым слугой и отважным телохранителем юного цесаревича. Защищая интересы Алексея Николаевича, он требовал оставить тому не одну, а две пары сапог, чтобы мальчик имел возможность сменить обувь, если она намокнет; превозмогая собственную усталость, с усердием и любовью служил цесаревичу днем и ночью, когда тот болел. Когда помощник коменданта дома Ипатьева Мошкин хотел было забрать себе висевшую над кроватью наследника золотую цепочку с крестиками и образками, Клементий вместе с Иваном Седневым остановили вора. Мошкин им этого не простил: всего через четыре дня после приезда царских детей в Екатеринбург обоих слуг арестовали и заключили в тюрьму. 28 июня их расстреляли с группой заложников. Незадолго до этого, 10 июня, были убиты Василий Александрович Долгоруков и Илья Леонидович Татищев.

Дом Ипатьева после расстрела Царской Семьи

Ипатьевский дом

Слугам предложили покинуть арестованных, но никто на это не согласился

Царским слугам, остававшимся в доме Ипатьева, большевики снова предложили покинуть арестованных, но никто на это не согласился. Чекист И. И. Родзинский впоследствии рассказывал: «Вообще, одно время после перевода в Екатеринбург была мысль отделить от них всех, в частности, даже дочерям предлагали уехать. Но все отказались».

Условия жизни в доме Ипатьева были несравненно более тяжелыми, чем в Тобольске. Здание обнесли двумя высокими дощатыми заборами, окна замазали белилами. Караульные вели себя грубо и разнузданно. В любое время они имели доступ во все комнаты, а в спальне великих княжон была даже снята дверь. Вообще, над юными царевнами постоянно всячески издевались: к ним приставали с самыми непотребными шутками, «сопровождали» их, когда те шли в уборную и обратно, в их присутствии нецензурно ругались.

Пищу царственным узникам доставляли из столовой, часто несвоевременно и один раз в день. Были случаи, когда приносили только то, что оставалось от комиссаров и солдат. Трапезы проходили за столом без скатерти, иногда на семь человек подавалось пять ложек. Порой во время обеда подходил какой-нибудь красноармеец, лез ложкой в миску с супом и говорил: «Вас все-таки еще ничего кормят». Иван Михайлович Харитонов, придворный повар, чем мог, старался исправить положение. Он сумел отремонтировать дымившую ранее плиту и сам стал готовить, насколько это было возможно, питательную и вкусную еду.

Все чувствовали себя одной большой семьей

В условиях заключения все чувствовали себя как бы одной большой семьей – вместе трудились, вместе ели и отдыхали. Молились также вместе. Согласно показаниям бывших охранников дома Ипатьева, все узники вставали около 8–9 часов утра, «собирались в одну комнату и пели там молитвы».

На пороге Царствия Небесного

Доктор Евгений Сергеевич Боткин

В столь тяжелом положении только вера, как писал Пьер Жильяр, «очень сильно поддерживала мужество заключенных. Они сохранили в себе ту чудесную веру, которая уже в Тобольске вызывала удивление окружающих и давала им столько сил и столько ясности в страданиях. Они уже почти порвали с здешним миром».

От имени членов августейшей семьи доктор Боткин обращался к коменданту Авдееву с просьбой о совершении богослужений, однако за все время были получены разрешения лишь на пять служб. Для их совершения приглашались клирики екатеринбургского Екатерининского собора. Последнее богослужение состоялось 14 июля 1918 года – за два дня до убийства. Когда диакон запел «Со святыми упокой», то государь, а вслед за ним и все присутствовавшие, опустились на колени.

Слуги приняли мученическую кончину вместе с царской семьей

Слуги до конца остались верными святым царственным страстотерпцам и вместе с ними приняли мученическую кончину. В ночь с 16 на 17 июля, в канун праздника святого князя Андрея Боголюбского, все они были зверски убиты в подвале Ипатьевского дома.

Вскоре приняли страдальческую кончину графиня Анастасия Васильевна Гендрикова и гоф-лектриса Екатерина Адольфовна Шнейдер: они были убиты в Перми в ночь на 4 сентября. «Анастасия Васильевна Гендрикова, как глубоко религиозный человек, не боялась смерти и была готова к ней, – писал генерал М. К. Дитерихс. – Оставленные ею дневники, письма свидетельствуют о полном смирении перед волей Божьей и о готовности принять предназначенный Всевышним Творцом венец, как бы тяжел он ни был. Она убежденно верила в светлую загробную жизнь и в Воскресение в последний день, и в этой силе веры черпала жизненную бодрость, спокойствие духа».

Преданные слуги царственных страстотерпцев до конца сохранили в своем сердце любовь и верность царской семье. Разделив с ней все скорби и тяготы заключения, особенно сблизившись с царственными страстотерпцами в тот период, они прониклись и их высоким духовным настроением. Благодаря этому, верим, и ныне они также вместе с ними светло радуются в Царствии Небесном.

Наталья Стукова,
сотрудник Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря
и комиссии по канонизации святых Екатеринбургской митрополии

Существует несколько вариантов молитв в честь святых царственных страстотерпцев. Главной среди них является следующая:

«О, святая седмерице, царственнии страстотерпцы, Николае, Александро, Алексие, Марие, Ольго, Татиано и Анастасие!

Вы, союзом любве Христовы связуеми, дом ваш, яко малую церковь, благочестно устроили есте и смирением себе посреде земнаго величия украсили есте. В годину же братоубийственныя брани и гонений безбожных во отечестве нашем, все упование на Бога возложивше, образ терпения и страдания всей земли Российстей явили есте и, молящеся о мучителех, клевету, узы и изгнание, глумление, насмеяние и оболгание, убиение и телес поругание мужественне претерпели есте. Сего ради от земнаго царствия к Небесному прешли есте и теплии ходатаи о нас явилися есте.

О, святии угодницы Божии! Молитеся о нас Богу, да Церковь в единомыслии и твердей вере соблюдет, страну нашу миром и благоденствием оградит и от междоусобныя брани и разделения избавит, власть предержащую умудрит, воинство мужеством украсит, народ от разорения сохранит, супруги христианския в верности и любви укрепит, чада в благочестии и послушании возрастит, и вся ны купно с вами сподобит воспевати Пречестное и Великолепое имя Живоначальныя Троицы Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Мирликийскому предстателю подражатель, благоверный Царю Николае Вторый чудотворец показался еси. Христово бо Евангелие исполнив, положил еси душу твою за люди твоя и спасл еси неповинныя, паче же повинныя от смерти. Сих ради мученическою кровию освятился еси, яко великомученик Церкви Христовы.

О, святый страстотерпче царю мучениче Николае! Господь тя избра помазанника Своего, во еже милостивно и право судити людем твоим и хранителем Церкве Православныя быти. Сего ради со страхом Божиим царское служение и о душах попечение совершал еси. Господь же, испытуя тя, яко Иова Многострадальнаго, попусти ти поношения, скорби горькия, измену, предательство, ближних отчуждение и в душевных муках земнаго царства оставление. Вся сия ради блага России, яко верный сын ея, претерпев, и, яко истинный раб Христов, мученическую кончину приемь, Небеснаго Царства достигл еси, идеже наслаждаешися Вышния славы у Престола всех Царя, купно со святою супружницею твоею царицею Александрою и царственными чады Алексием, Ольгою, Татианою, Мариею и Анастасиею. Ныне, имея дерзновение велие у Христа Царя, моли, да простит Господь грех отступления народа нашего и подаст грехов прощение и на всякую добродетель наставит нас, да стяжим смирение, кротость и любовь и сподобимся Небеснаго Царствия, идеже купно с тобою и всеми святыми новомученики и исповедники Российскими прославим Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Читать еще:  Вериги апостола и веселый ветер нашего Воскресения

Подлинная история убийства царской семьи

Примерно в час ночи 17 июля 1918 года в укрепленном особняке в Екатеринбурге Романовы: отрекшийся от престола император Николай II, экс-императрица Александра, их пятеро детей и четверо оставшихся слуг, включая верного семейного врача Евгения Боткина, была разбужена большевиками. Им сказали, что они должны одеться и собрать свои вещи для быстрого ночного ухода. Приближались белые войска, которые поддерживали царя; пленные уже могли слышать гул больших пушек. Они собрались в подвале особняка, стоя вместе так, как будто позировали для семейного портрета. Александра, которая болела, попросила кресло, а Николай попросил еще одно для своего единственного сына, 13-летнего Алексея. Но внезапно, 11 или 12 вооруженных до зубов людей, зловеще вошли в комнату.

То, что произошло дальше – убийство семьи и их слуг – было одним из самых страшных событий XX века. Бессмысленная резня, которая шокировала мир и по сей день вызывает ужас у людей. 300-летняя императорская династия, отмеченная как периодами славных достижений, так и ошеломляющим высокомерием и неумелостью, была ликвидирована.

В течение большей части XX века тела жертв лежали в двух безымянных могилах, места расположения которых советские лидеры держали в тайне. В 1979 году историки-любители обнаружили останки Николая, Александры и трех дочерей (Ольги, Татьяны и Анастасии). В 1991 году после распада Советского Союза могилы были вновь открыты, а личности убитых подтверждены ДНК-тестами. В церемонии перезахоронения царских останков в 1998 году приняли участие Президент России Борис Ельцин и около 50 родственников Романовых. Останки были перезахоронены в семейном склепе в Санкт-Петербурге.

Церемония захоронения останков царя Николая II и его семьи в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. Гетти изображения

Еще два скелета, которые считались оставшимися детьми Романовых – Алексеем и Марией, были найдены в 2007 году и аналогично проверены, большинство людей предполагало, что они будут перезахоронены там же.

Вместо этого события приняли странный оборот. Несмотря на то, что оба набора останков были идентифицированы командами ведущих международных ученых, которые сравнивали найденную ДНК с образцами живых родственников Романовых, Русская Православная Церковь подвергла сомнению достоверность полученных данных. Они утверждали, что требуется больше исследований. Вместо того, чтобы перезахоронить Алексея и Марию, власти хранили их в ящике в государственном архиве до 2015 года, а затем передали их церкви для дальнейшего изучения.

Изучение останков царской семьи

Официальное государственное расследование убийства царской семьи было возобновлено, Николай и Александра были эксгумированы, как и отец Николая, Александр III.

Проведенные экспертизы полностью доказали, что все найденные останки являются останками членов семьи Романовых.

Предыстория убийства царской семьи

Если бы Николай II умер после первых 10 лет своего правления (он пришел к власти в 1894 году), он считался бы умеренно успешным императором. В конечном счете, его благонамеренная, но слабая личность, которая также включала двуличность, упрямство и заблуждение, способствовала бедствиям, которые постигли династию и Россию.

Он был красивым и голубоглазым, но слабым и едва ли величественным. И его внешность, и безупречные манеры скрывали удивительное высокомерие, презрение к образованным политическим классам, порочный антисемитизм и непоколебимую веру в его право править единолично. Он не доверял своим министрам, и был совершенно недоволен своим собственным правительством.

Его брак с принцессой Александрой Гессенской только усугубил эти качества. Они любили друг друга, что было необычно для того времени, но и отец Николая, и бабушка Александры, королева Англии Виктория, считали ее слишком нестабильной, чтобы она могла преуспеть в качестве императрицы. Она привнесла в отношения паранойю, мистический фанатизм, мстительную и стальную волю. Также, не по своей вине, она принесла в царскую семью “королевскую болезнь” (гемофилию) и передала ее сыну, наследнику царской империи, цесаревичу Алексею.

Личные недостатки Николая и Александры побудили их искать поддержки и совета у Григория Распутина, святого человека, чья пресловутая половая распущенность, злоупотребление алкоголем, коррумпированные и неумелые политические махинации еще больше изолировали супружескую пару от правительства и народа России.

Кризис Первой Мировой войны поставил хрупкий режим под невыносимый стресс. В феврале 1917 года Николай II потерял контроль над протестами в Санкт-Петербурге и вскоре был вынужден отречься от престола.

Весной 1917 года экс-императорской семье разрешили жить в относительном комфорте в любимой резиденции – Александровском дворце в Царском Селе, недалеко от Петрограда. Двоюродный брат Николая, король Англии Георг V, предложил ему убежище, но затем передумал и отозвал предложение. Это был не лучший момент для дома Виндзора, но вряд ли это имело какое-либо значение. “Окно возможностей” было коротким; требования к бывшему царю предстать перед судом возрастали.

Александр Керенский, первый министр юстиции, а затем премьер-министр Временного правительства, сослал царскую семью в губернаторский особняк в Тобольске, в далекой Сибири, чтобы они были в безопасности. Их пребывание там было терпимым, но удручающим. Скука обернулась опасностью, когда Керенский был свергнут большевиками в октябре 1917 года.

Ленин заявил, что “революции бессмысленны без расстрела дружин”, и вскоре он вместе с Яковом Свердловым рассматривал вопрос о том, следует ли отдать Николая под суд и казнить его или просто убить всю семью.

Большевики столкнулись с отчаянным сопротивлением контрреволюционных сил при поддержке западных держав. Ленин ответил безудержным террором. Он решил перевезти царскую семью из Тобольска поближе к Москве. И в апреле 1918 года Романовы пережили ужасающее путешествие на поезде.

У подростка Алексея случилось кровотечение, и его пришлось оставить. Через три недели он приехал в Екатеринбург с тремя сестрами. Девушки подвергались сексуальным домогательствам в поезде. Но в конце концов семья воссоединилась в мрачном, обнесенном стеной особняке купца Ипатьева в центре города.

Особняк зловеще переименовали в дом специального назначения и превратили в тюремную крепость с закрашенными окнами, крепостными стенами и пулеметными гнездами. Романовы получали ограниченные пайки и за ними наблюдали молодые гвардейцы.

Но семья приспособилась. Николай читал книги вслух вечером и пытался заниматься спортом. Старшая дочь, Ольга, впала в депрессию, но игривые и энергичные младшие девочки, особенно красивая Мария и озорная Анастасия, начали взаимодействовать с охранниками. Мария закрутила роман с одним из них, и охранники обсуждали помощь девушкам в побеге. Когда это было раскрыто большевистским боссом Филиппом Голощекиным, стражи были заменены, правила ужесточены.

Все это еще более тревожило Ленина.

Как убивали царскую семью

К началу июля 1918 года стало ясно, что Екатеринбург собирается пасть под натиском белогвардейцев. Голощекин ринулся в Москву, чтобы получить одобрение Ленина, и он был уверен, что получил его, хотя Ленин был достаточно умен, чтобы не отдавать приказ на бумаге. Убийство планировалось под руководством нового коменданта дома специального назначения Якова Юровского, который решил нанять отряд, чтобы убить царскую семью вместе за один сеанс, а затем сжечь тела и похоронить их в лесу поблизости. Почти каждая деталь плана была плохо продумана.

Ранним июльским утром в подвале стояли испуганные Романовы и их верные слуги, когда в помещение вошел хорошо вооруженный отряд убийц. Юровский зачитал смертный приговор. Началась стрельба. Каждый палач должен был стрелять в конкретного члена семьи, но многие из них тайно хотели избежать стрельбы по девушкам, поэтому все они нацелились на Николая и Александру, убив их почти мгновенно.

Стрельба была дикой; убийцы даже умудрились ранить друг друга, когда комната наполнилась пылью, дымом и криками. Когда был сделан первый залп, большая часть семьи была еще жива, ранена и напугана. Их страдания усугублялись тем, что они были одеты практически в бронежилеты.

Романовы славились своей коллекцией драгоценностей, и покидая Петроград, они спрятали в багаже большой тайник драгоценностей. В течение последних месяцев они вшивали бриллианты в специально сделанное нижнее белье, на случай, если им придется финансировать побег. В ночь казни дети натянули на себя это тайно украшенное драгоценными камнями нижнее белье, которое было усилено самым твердым материалом в мире. По иронии судьбы, пули отскакивали от этих предметов одежды. Поняв, что дети Романовых все еще живы, убийцы начали колоть их штыками и добивали выстрелами в голову.

Читать еще:  Даниловские чтения — в память об основателе Правмира

Кошмар длился 20 мучительных минут. Когда тела начали уносить, оказалось, что две девушки были все еще живы, брызгали кровью и кашляли, прежде чем были заколоты. Это, безусловно, положило начало легенды о том, что Анастасия, младшая дочь Романовых, выжила. История, к тому же вдохновила более сотни самозванцев выдавать себя за убитую великую княжну.

Когда дело было сделано, опьяненные кровью убийцы спорили о том, кто должен был перемещать тела и куда. Они насмехались над покойными королевскими особами, грабили их сокровища. В конце концов тела были сложены в грузовик, который вскоре сломался. В лесу обнаженные тела Романовых пытались сжечь, потом оказалось, что шахты, куда собирались сбросить тела, были слишком мелкими. В панике Юровский бросил тела и поспешил в Екатеринбург за кислотой.

Он провел три дня и три ночи, бессонно ездил туда и обратно в лес, привозя серную кислоту, чтобы уничтожить тела, которые он, в конце концов, решил закопать в отдельных местах, чтобы запутать любого, кто сможет их найти. Он был полон решимости добиться того, что “никто не должен знать, что случилось” с семьей Романовых. Он ломал кости прикладами, обливал их серной кислотой и сжигал бензином. Наконец, он похоронил то, что осталось, в двух могилах.

Юровский и его убийцы позже написали подробные, хвастливые и запутанные рассказы. Эти сообщения никогда раньше не публиковались, но в течение 1970-х годов возобновившийся интерес к месту убийства привел к тому, что Юрий Андропов, председатель КГБ (и будущий лидер СССР), рекомендовал снести дом специального назначения.

Новые исследования

В 2015 году патриархия Русской Православной Церкви совместно с Следственным комитетом, созданным Путиным, распорядилась о проведении повторных экспертиз всех останков. Николай II и его семья были незаметно эксгумированы и их ДНК сравнивали с ДНК живых родственников, в том числе, и с ДНК английского принца Филиппа, одной из бабушек которого была великая княгиня Ольга Константиновна Романова – внучка императора Николая I.

ДНК царя также сравнивали с ДНК его отца, Александра III, и деда Александра II. (Для последнего, ученые смогли использовать кровь, оставшуюся на тунике, которую носил царь, когда он был убит.)

Планировалось также сравнить ДНК Александры с образцами ДНК сохранившегося тела ее сестры Эллы, которая также была убита большевиками, и чье тело теперь находится в стеклянной капсуле в Русской Церкви в Иерусалиме.

На сегодняшний день все тела Романовых идентифицированы.

Саймон Себаг Монтефиоре-историк, чья последняя книга “Романовы, 1613-1918″ была опубликована в прошлом году пишет:

Недавно я закончил историю династии Романовых, и меня часто спрашивают, подвергал ли я цензуре что-либо из ужасных и откровенных в сексуальном отношении материалов, которые я обнаружил в архивах семьи, правящей три века. Ответ – да, но только один раз. Когда я заканчивал книгу, я оставил более ужасные и жестокие детали убийства семьи в 1918 году. Какой бы ни была судьба тел, какое бы будущее ни было в России, однако, если говорить о жестокой драме правления Романовых, то это остается самой душераздирающей и невыносимой сценой из всех.

Молитва царю Николаю 2

О святый великий Российский Царю и страстотерпче Николае! Вонми гласу моления нашего и вознеси ко Престолу всевидящаго Господа стенания и воздыхания народа Русскаго, некогда богоизбраннаго и благословеннаго, ныне же падшаго и от Бога отступившаго. Разреши клятвопреступление, доселе тяготеющее над народом Русским. Тяжко бо согрешихом, отступивше от Царя Небеснаго, оставльше веру православную на попрание нечестивых, преступльше клятву соборную и не возбранивше убиению твоему, Семьи твоея и верных слуг твоих.

Не бо послушахом повеления Господня: «Не прикасайтеся помазанным Моим» паки же Давиду глаголющу: «Иже прострет руку на Помазанника Господня, не Господь ли поразит его?» И се ныне достойная по делом нашим приемлем, тяготеет бо даже до дне сего на нас грех царския крови пролития.

Доныне оскверняются святыни наши. Блуд и беззаконие не оскудевают от нас. Чада наши преданы на поругание. Вопиет к небу кровь невинная, на всякий час в земле нашей проливаемая.

Но виждь слезы и сокрушение сердец наших, каемся бо, якоже киевляне некогда пред князем Игорем, ими умученным; якоже владимирцы пред князем Андреем Боголюбским, ими убиенным, и просим: умоли Господа, да не отвратится от нас до конца, да не лишит народ Русский великаго избранничества Своего, но да подаст нам разум спасения, во еже восстати нам из глубины падения сего.

Имаши бо, Царю Николае, дерзновение велие, ты бо кровь свою пролиял еси за народ свой, и душу положил еси не токмо за други, но и за враги своя. Сего ради предстоиши ныне в Невечернем Свете Царю Славы, яко верный слуга Его.

Буди нам ходатай и заступник, и охранитель. Не отвратися от нас, и не остави нас на попрание нечестивых. Даруй нам силы на покаяние, и правосудие Божие приклони на милосердие, да не погубит нас до конца Господь, но да вся простит и милостивно помилует, и спасет землю Русскую и народ ея.

Да избавит же Отечество наше от постигших бед и напастей, возродит веру и благочестие, восставит же престол Царей православных, еже сбытися пророчествам угодников Божиих. И да прославят люди Русские по всей вселенней всехвальное имя Господне и верно послужат Ему до скончания века, воспевая славу Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Иконография царственных мучеников

Прежде всего, следует подчеркнуть, что иконография семьи Романовых основана на подлинных фотографиях царской семьи. Николай II, как известно, сам увлекался фотографией, и в архивах сохранилось множество снимков его семьи.

Русская православная церковь заграницей причислила царскую семью к лику святых мучеников еще в 1981 году, и сразу же начали появляться иконы царственных страстотерпцев, имеющие портретное сходство с фотографиями. Так, икона царя мученика Николая Второго являет лик царя, хорошо знакомый нам по фото.

Невозможно забыть, однако, что вместе с царем мученическую смерть приняла вся его семья, в том числе и невинные дети, поэтому не меньшее распространение получила икона царской семьи. Канон написания таких образов еще не сложился, поэтому иконописцы пошли двумя путями. Одни изображают царскую семью так, как она запечатлена на фотографиях.

Другие же следуют традициям православной иконописи и изображают царственных мучеников так, как принято писать святых: в соответствующих одеждах и с ликами, хотя и имеющими портретное сходство, но все-таки слегка стилизованными в иконописном стиле.

На иконе, созданной заграницей, увековечены не только царственные мученики, но и все, кто сохранил им верность до смертного часа, а также другие страстотерпцы, пострадавшие за свою верность Христову Учению и Православной Церкви.

Храм во имя Царственных страстотерпцев

Храм-на-Крови во имя Всех святых, в земле Российской просиявших, построен в Екатеринбурге на месте дома инженера Ипатьева, в котором в 1918 году расстреляли Царскую семью.

Само здание Ипатьевского дома снесли в 1977 году. В 1990 году здесь поставили деревянный крест, а вскоре — временный храм без стен, с куполом на опорах. Первую Литургию в нем отслужили в 1994-ом.

Каменный храм-памятник начали строить в 2000 году. Святейший Патриарх Алексий заложил в основание церкви капсулу с памятной грамотой об освящении места строительства. Через три года на месте расстрела Царственных страстотерпцев вырос большой белокаменный храм, состоящий из нижнего и верхнего храмов. Перед входом в него установлен памятник Царской семье.

Внутри церкви, рядом с алтарем, находится главная святыня екатеринбургской церкви — крипта (гробница ). Ее установили на месте той самой комнаты, где были убиты одиннадцать мучеников — последний российский император, его семья, придворный врач и слуги. Крипту оформили кирпичами и остатками фундамента исторического дома Ипатьева.

Каждый год в ночь с 16 на 17 июля в Храме-на-Крови совершается Божественная литургия, а после верующие идут крестным ходом от церкви до Ганиной Ямы, куда после казни чекисты отвезли тела мучеников.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector