0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нил сорский суть взглядов кратко. Нил сорский

«Скитского жития начальник»

Преподобный Нил Сорский и его поучения

Основателем скитского образа монашеской жизни на Руси по праву считается преподобный Нил Сорский. Ему принадлежит заслуга не только создания первого скита на наших землях, но и составления Устава монашеской жизни в нём. Память святого отмечается 20 мая.

Монашеский постриг

Преподобный Нил Сорский Довольно немногочисленные сведения о жизни преподобного Нила Сорского дошли до наших дней. Известно, что родился он в 1433-м г. в семье Майковых, вероятно, имевших дворянское происхождение и живших в Москве. То же, что в своих сочинениях сам Нил часто называл себя «невеждой и поселянином», исследователи объясняют лишь его глубоким смирением.

Первой обителью молодого подвижника стал Кирилло-Белозерский монастырь, где он и принял монашество. Своим духовным руководителем Нил имел опытного старца Паисия (Ярославова), который впоследствии стал игуменом Свято-Троицкого Сергиева монастыря. Известно, что вместе со своим учителем преподобный принимал участие в Соборе в 1490-м г., на котором осуждалась ересь жидовствующих.

Паломничество на Афон

Вскоре и у самого Нила в обители появились свои ученики. С одним из них – иноком Иннокентием, происходившем из княжеского рода Охлебининых – Нил отправился в паломничество на Восток, в котором он побывал, как сам писал, «на Горе Афонской, в странах Цареградских и других местах».

На Святой Горе преподобный провёл несколько лет, очевидно, обучаясь умному деланию и изучая творения святых отцов. Сам он впоследствии вспоминал об этом времени: «Я, как пчела, перелетал с одного цветка на другой, чтобы изучить основы христианского жития и оживить свою зачерствевшую душу, дабы уготовить её ко спасению».

На Афоне Нил познакомился с неизвестным ещё тогда на Руси скитским устройством монашеского жительства. Очевидно, что уже тогда у преподобного появилось желание перенести этот образ жизни монашеской общины к себе на Родину.

Основание скита

По возвращении со Святой Горы Нил поселился вначале невдалеке от Кирилло- Белозерского монастыря, соорудив себе уединённую келлию. Однако суета общежительного монастыря мешала ему и здесь, почему преподобный удалился в ещё более уединённое место не реке Соре, расположенное в 15 км от обители. Местность эта была болотистой, окружённой лесами и весьма отстранённой по этой причине от мирской суеты. Здесь преподобный Нил и устроил первый скит, изначально построив себе келлию и выкопав колодец. Позже он воздвиг здесь ещё часовню.

Со временем и другие монахи, узнавая о подвижнической жизни святого и находя скитское жительство подходящим для себя, стали селиться невдалеке от келлии преподобного. Для удовлетворения нужд братии была устроена водяная мельница, а со временем на высокой насыпи, землю для которой носил сам Нил, был построен деревянный храм в честь Сретения Господня. Также была сооружена братская усыпальница, где раз в неделю совершалась панихида.

Особенности скитского жительства

Жизнь братии в устроенном преподобным Нилом скиту строилась по восточному образцу. Монахи ставили себе келлии на значительном расстоянии друг от друга, на расстоянии брошенного камня, и селились в них по одному. Виделись они не чаще двух раз в неделю за богослужением. На пропитание они должны были зарабатывать исключительно своим рукоделием, причём избирался именно такой вид рукоделия, которым можно было заниматься, не покидая келлии. Главным деланием монахов, таким образом, становилась непрестанная молитва и изучение Священного Писания.

Главным деланием монахов становилась непрестанная молитва и изучение Священного Писания

Известно, что сам преподобный Нил занимался сверкой списков церковных книг и их исправлением с целью наибольшего приближения к оригиналу. Именно на учении святых отцов и исполнении заповедей святой и старался строить всю духовную жизнь в скиту. Сам он писал, что искал ответ на любой неразрешимый вопрос лишь в Священном Писании или Предании, и если не находил, то откладывал вопрос на время и вновь искал, и находил ответ лишь в священных книгах. Так же он учил поступать и своих сподвижников. В связи с этим неграмотных монахов Нил в скит не принимал. Сохранились и некоторые собственные труды преподобного: несколько посланий и «Устав скитского жития».

Ошибочным, однако, будет считать, что жизнь в скиту преподобный Нил Сорский противопоставлял общежительному жительству монахов, отвергая последнее как неудобное для спасения. Об этом свидетельствует и тот факт, что в самом скиту Нил не совершал монашеских постригов – сюда приходили уже постриженные монахи из общежительных монастырей. Таким образом, скитское иночество заняло лишь место недостающего звена в уже сложившейся монашеской традиции, как средний путь между общежитием и отшельничеством.

Пример нестяжательности

Ещё одним обязательным условием жительства в скиту была крайняя нестяжательность монахов. Ничего лишнего в келлии они не должны были иметь, зарабатывали лишь столько, сколько необходимо для их пропитания. Для тех же монахов, кто в силу физической немощи не мог зарабатывать рукоделием, позволительно было брать милостыню у других, но только самую необходимую, чтобы жить без излишества. Не оправдывал Нил дух стяжательства иноков и необходимостью подавать милостыню. Он считал, что главная милостыня монахов состоит в духовном совете и слове утешения.

Свою позицию крайнего нестяжательства преподобный выразил на Московском Соборе 1503 г., на котором он выступал за то, чтобы монастыри отказались от владения селами. Это вызвало противостояние между «нестяжателями» и сторонниками игумена Иосифа Волоцкого («иосифлянами»), который отстаивал право монастырей на владение имениями. И хотя сторонников позиции Нила Сорского тогда оказалось намного меньше, сама идея нестяжательства ещё долгое время была поддерживаема многими иноками и даже целыми монастырями.

Завещание преподобного Нила

7 (20) мая 1508 года, на праздник святых жен-мироносиц, старец Нил преставился. Будучи смиренным при жизни, он желал остаться таковым и по смерти, что выразилось в завещании похоронить его без всяких почестей или же отдать тело на съедение диким зверям. «Ибо оно тяжко согрешило пред Богом и недостойно погребения», – писал он в своём завещании. Эту часть завещания иноки не исполнили и погребли тело преподобного Нила у стен построенного им храма Сретения Господня. В более поздних источниках упоминается и часовня, построенная над гробом святого.

Ещё задолго до своей смерти Нил передал своему верному ученику Иннокентию и распоряжения относительно основанного преподобным скита: «Здесь же как было при жизни моей, так пусть будет и по смерти». Сам святой неоднократно свидетельствовал своё покровительство над обителью и по смерти. Так, когда в 1569-м году царь Иоанн Грозный хотел построить каменный храм вместо деревянного, сам преподобный Нил явился ему во сне и строго запретил это делать.

Спустя много веков после этого – в 1840-е годы – вновь возникла идея строительства каменного храма в Нило-Сорской пустыни на месте старого. Однако когда начали вестись строительные работы, своды нового храма рухнули, но при этом чудом удалось спастись находившимся там строителям. Позже над могилой преподобного всё же был воздвигнут храм в честь Тихвинской иконы Божией Матери.

В советские годы скит преподобного Нила был закрыт и отдан в пользование вначале Дому инвалидов, а затем – в 1961-м году – психоневрологическому интернату. Со временем были обнаружены останки одного из монахов, как предполагали, самого Нила Сорского. Долгое время они хранились в музее и лишь в 2001-м году были отправлены в Москву на экспертизу. Однако после этого в интернате случился большой пожар и ряд других трагических событий, в связи с чем было решено вернуть останки назад и положить их на старое место – под полом бывшего Тихвинского храма, теперь служившего столовой для больных. Так завещание преподобного Нила Сорского о погребении его останков без почестей было исполнено спустя много веков.

Поучения преподобного Нила Сорского

О борьбе со страстями

Ум свой должно содержать в великом благоговении, надежде на Бога, чтобы все делать к благоугождению Его, а не из тщеславия и человекоугодия, постоянно помня, что Господь всегда с нами, все наполняющий и вездесущий. Создавший наше ухо и око все слышит и видит.

Труды телесные требуются только от крепких силами и здоровых, сообразно силам каждого; мысленное же делание, постоянное блюдение ума в благоговении, памятовании о Боге, в любви к Нему, – требуется от всех, даже и находящихся в великой болезни.

Страсть, во всех своих проявлениях, подлежит или соразмерному с виною покаянию, или будущему мучению.

Нужно непрестанно каяться и молиться об избавлении от всякой страсти. Будущей же муке подлежат не за брань врага, а за свою нераскаянность.

Будущей же муке подлежат не за брань врага, а за свою нераскаянность

Отгонять и искоренять помыслы могут только совершенные в духовной жизни, а противостоять им – преуспевающие в ней. А новоначальные и немощные только молятся об избавлении от них и стараются дурные помыслы заменить хорошими…

Самые помыслы гневные нужно искоренять из сердца, что и будет полным сердечным прощением. Великую же победу над гневным помыслом одерживает тот, кто не только прощает, но и молится за оскорбителя.

Побежденный духом гордости сам для себя и бес, и враг и в себе самом же носит готовую для себя погибель.

Слово Божие никто не должен утаивать по своему нерадению, но, сознавая свою немощь, не скрывать и Божией истины, чтобы, наряду с преступлением заповедей, не быть нам повинными и в превратном толковании другими Божиих слов.

О молитве

Много добродетельных деланий, но все они – частные; сердечная же молитва – источник всех благ, она напояет душу, как сады.

Молиться за брата – это есть любовь и прощение, а призывать в помощь его молитвы – это уже есть смирение.

Умная молитва выше телесной; телесное делание – лист, а внутреннее, умное – плод.

О скорбях

Без попущения Божия враг не может сам по себе причинить нам ничего: он опечаливает дух наш не столько, сколько бы ему хотелось, но сколько попустит ему Бог.

Если скорбь приходит от людей, претерпевать ее нужно благодушно, нужно молиться за оскорбителей, твердо зная, что не без Промысла Божия случается все с нами, но Бог устраивает нам это на пользу и для спасения наших душ.

Хотя в настоящее время посылаемые скорби и кажутся нам бесполезными, но впоследствии мы увидим, что истинно полезно нам не то, чего мы сами желаем, но то, что устраивает Бог.

Душа, желающая угодить Богу, должна запастись терпением и надеждою

Прежде же всего душа, желающая угодить Богу, должна запастись терпением и надеждою. Ибо в том и состоит хитрость врага, чтобы навести на нас уныние и чрез то лишить надежды на помощь Божию. Но Бог никогда не попускает врагу одолевать душу, уповающую на Него, поскольку знает немощи наши.

Иноческая милостыня в том, чтобы помочь брату во время его нужды советом, утешить его скорбь мудрым рассуждением. Но это дело способных, для новоначальных же составит милостыню претерпевание скорбей, обид и укоризны от братий.

Без искушений никто никогда не может получить венца, потому, находясь в искушении, должно возблагодарить Господа, Благодателя и Спасителя нашего!

Бог терпит все немощи человека, всегда же ропщущего не потерпит, даже и накажет его.

Нам нужно иметь скорбь полезную, скорбь о грехах наших, с доброю надеждою на милосердие Божие чрез покаяние, зная, что нет греха, который бы победил человеколюбие Божие, что оно все прощает кающимся и молящимся. Этим-то скорбь для человека растворяется радостью, делает его усердным ко всякому добру и терпеливым во всех злоключениях.

Источники:

  1. Преподобные Нил Сорский и Иннокентий Комельский. Сочинения / Изд. подг. Г.М. Прохоров. СПб.: Издательство Олега Абышко, 2005.
  2. Преподобный Нил Сорский // Поселянин Е. Избранные жития святых. М: Артос-Медиа, 2011.
  3. Полное житие преподобного Нила Сорского
  4. Правдин А. Преподобный Нил Сорский и устав его скитской жизни
  5. Еп. Иустин. Преподобный и Богоносный отец наш Нил, подвижник Сорский, и Устав его о скитской жизни
  6. Великие русские старцы. Преподобный Нил Сорский (1433–1508)

преподобный Нил Сорский

Биография

Предварительные сведения

Нил Сорский почитается в Церкви как преподобный отец, один из основоположников скитского подвижничества на Руси.

О раннем периоде жизни святого Нила Сорского известно не много. Родился он в 1433 году. Согласно его собственному признанию, он был поселянином и невеждой. Возможно, это связано с тем, что его родители были простыми сельскими жителями.

Однако, такая оценка могла быть озвучена им и в связи с глубочайшим чувством смирения. Обширность связей святого со многими знатными людьми и высокая образованность дают повод думать, что он, всё же, имел боярское происхождение.

В круг его учеников входили: князь Вассиан Косой, Дионисий, Нил Полев (принадлежавший к роду Смоленских князей) и другие известные лица.

Согласно свидетельству одного из современников Нила Сорского, в миру тот имел прозвание Майков.

Монашество

Иноческая жизнь Нила Сорского началась в Кирилло-Белозерской обители. Здесь он учился навыкам аскетической жизни под руководством строгого и опытного подвижника, старца Паисия Ярославова. Здесь он трудился, предавался молитве и послушанию, бдению и постам.

Читать еще:  Планеты солнечной системы с названиями планет. Солнечная система: описание планет по размеру и в правильной последовательности

Прожив какой-то период в монастыре, он вместе с учеником, монахом Иннокентием (принадлежавшим к боярскому роду Охлебининых) решился путешествовать по святым местам.

Достигнув Афона, пробыл там достаточно долгое время, перенимая опыт местных отцов, возрастая возрастом духовным, изучая правила пустынножительства, трезвения, духовного созерцания.

Одним из его излюбленных занятий было изучение Священного Писания, жизни и творений святых отцов Церкви.

Пребывая на Святой Горе, Нил Сорский приобщился к уединенному жительству, полюбил священное Христа ради безмолвие.

Возвратившись на Русь, он не стал жить в Белозерской обители, а выбрав безлюдное болотистое место неподалеку, приблизительно в 15 верстах от монастыря, на реке Сорке, воздвиг там крест, вырыл колодец, основал келью, часовню, предался аскетическим подвигам.

Вокруг преподобного Нила Сорского собралось несколько братий, искавших спасения. Со временем количество братий увеличилось. Общими стараниями отстроили церковь. Строительство потребовало немалых усилий, ведь храм возводился на болотистой почве. На месте, где он был воздвигнут, предварительно сделали насыпь.

Жизнь в обители организовывалась на основе правил скитского жительства, заимствованных у Афонских подвижников. Так был создан монашеский скит.

Жизнь братий проходила в трудах и молитве, изучении Книг Писания и произведений отцов.

Скитский устав подразумевал отшельническое жительство иноков, совершенный отказ от любых форм обладания имуществом и угодьями, неприятие земных благ.

Отшельники собирались на богослужение вместе по субботним и праздничным дням. Совершавшиеся в скиту преподобного Нила церковные службы отличались особой строгостью и полнотой. Например, скитская всенощная длилась всю ночь.

Большое внимание преподобный отец уделял достижению высокого благодатного состояния.

Важное значение в деле воспитания иноков предавалось молитвенному безмолвию, внутреннему сокрушению, памятованию о смерти и Страшном Суде, борьбе с помыслами.

В пятой главе составленного Нилом Сорским руководства, Уставе, даётся подробное описание, как необходимо вести внутреннюю брань против восьми наиболее губительных страстных помыслов (чревообъедения, блуда, сребролюбия, гнева, печали, уныния, тщеславия, гордости).

В 1491 году Нил Сорский, сыскавший к тому времени известность и уважение, участвовал на Соборе, исследовавшем дело о ереси жидовствующих.

Жидовствующие еретики явили в своем учении одну из наиболее страшных ересей, явившихся на территории Руси. Они отрицали Троичность Бога по Лицам, Божественное достоинство Христа, отвергали почитание святых мощей и икон. Несмотря на кажущуюся очевидность противречия нового учения Преданию Церкви, эта ересь увлекла в свои сети множество людей, включая представителей духовенства, значимых государственных особ.

Со временем очаги этой ереси были подавлены общими услиями ревностных Православных защитников.

Спор о монастырских владениях

В 1503 году Нил Сорский присутствовал на Соборе, где обсуждался вопрос о монастырских имуществах. Будучи сторонником строгой монашеской жизни, причём предпочитающим скитскую жизнь, он решительно выступал против того, чтобы монастыри владели поместьями, селами.

По мнению преподобного, монахи должны кормиться собственным трудом, рукоделием. Чрезмерные же экономические заботы, связанные с управлением материальными имуществами, отвлекают от аскетического делания. Помимо того, что такая забота отнимает силы и время монашествующих, она бывает сопряжена с заботой о прибыли, лихоимстве, что противоречит монашескому нестяжательству.

Мнение Нила Сорского поддерживали присутствовавшие на Соборе белозерские пустынники.

Эта позиция Нила Сорского шла вразрез с точкой зрения другого святого, преподобного Иосифа Волоцкого, отстаивавшего право монастырей на владение значительной земельной и материальной собственностью.

Преподобный Иосиф, будучи ревностным подвижником, конечно же понимал важность и необходимость нестяжательства. Однако считал, что стяжательство собственности монастырем не противоречит нестяжательству подвизающихся в нём иноков.

В отличие от Нила Сорского и его сторонников он ставил акцент на том, что обладание собственностью способствует большей независимости обителей, в том числе от гражданских властей (и как следствие, большей независимости Церкви).

По убеждению святого Иосифа, владение землями и серьёзными материальными средствами открывало возможность для развития монастырей, более широкого строительства храмов, а также для благотворительности в отношении мирян.

Мнение Иосифа на Соборе превозмогло. Митрополит Симон, отстаивая эту позицию перед великим князем, прибегал не только к мнению Собора, но и к обычаям Греческой Церкви.

Блаженная кончина

Перед своей смертью святой Нил Сорский дал последние наставления братиям.

Относительно своих будущих похорон он говорил, что не достоин почетного погребения, как грешник, призывал учеников бросить его тело в пустыне, на съедение зверям, или зарыть с презрением в яме. При этом добавлял, что как он старался не пользоваться честью на земле, в этой жизни, так хотел бы, чтобы было и после его смерти.

7 мая 1508 года святой мирно отошел к Богу. Святые мощи находятся в его пустыни, под спудом.

Тропарь преподобному Нилу Сорскому, глас 4

Удали́вся бе́гая, дави́дски, ми́pа,/ и вся, я́же в нем, я́ко уме́ты, вмени́в,/ и, в ме́сте безмо́лвне всели́вся,/ духо́вныя pа́дости испо́лнился еси́, о́тче наш Ни́ле,/ и, еди́ному Бо́гу изво́лив служи́ти,/ пpоцве́л еси́, я́ко фи́никс,/ и, я́ко лоза́ благопло́дна,/ умно́жил еси́ ча́да пусты́ни./ Тем благода́pственно вопие́м:/ сла́ва Укpе́пльшему тя в по́двиге пустынножи́тельства;/ сла́ва Избpа́вшему тя в Росси́и отше́льником уставополо́жника изpя́дна;// сла́ва моли́твами твои́ми и нас Спаса́ющему.

Ин тропарь преподобному Нилу Сорскому, глас 1

Мирска́го жития́ отве́ргся/ и мяте́жа жите́йскаго бе́гая,/ преподо́бне и Богоно́сне о́тче наш Ни́ле,/ не облени́лся еси́ собра́ти цве́ты ра́йския от писа́ний оте́ческих/ и, в пусты́ню всели́вся,/ процве́л еси́, я́ко крин се́льный,/ отоню́ду же преше́л еси́ и в Небе́сныя оби́тели;/ научи́ и нас, че́стно почита́ющих тя,/ твои́м ца́рским путе́м ше́ствовати// и моли́ся о душа́х на́ших.

Кондак преподобному Нилу Сорскому, глас 8

Любве́ ра́ди Христо́вы удали́вся мирски́х смуще́ний,/ ра́достною душе́ю всели́лся еси́ в пусты́ни,/ в не́йже подвиза́вся до́бре,/ я́ко А́нгел на земли́, о́тче Ни́ле, пожи́л еси́:/ бде́нием бо и посто́м те́ло свое́ изнури́л еси́ ве́чныя ра́ди жи́зни./ Ея́же ны́не сподо́бився,/ во све́те неизрече́нныя ра́дости Пресвяте́й Тро́ице со святы́ми предстоя́,/ моли́, мо́лимтися, припа́дающе, ча́да твоя́,/ сохрани́тися нам от вся́каго наве́та и злых обстоя́ний/ ви́димых и неви́димых враг// и спасти́ся душа́м на́шим.

Ин кондак преподобному Нилу Сорскому, глас 3

Терпя́, потерпе́л еси́ су́етныя обы́чаи/ и мирски́я нра́вы бра́тий твои́х,/ обре́л еси́ пусты́нное безмо́лвие, преподо́бне о́тче,/ иде́же посто́м, бде́нием и непреста́нною моли́твою в труде́х подвиза́вся,/ уче́ньми твои́ми пра́выя стези́ указа́л еси́ нам/ ше́ствовати ко Го́споду.// Те́мже и почита́ем тя, всеблаже́нне Ни́ле.

Молитва

О преподо́бне и Богоблаже́нне о́тче Ни́ле, Богому́дрый наста́вниче и учи́телю наш! Ты любве́ ра́ди Бо́жия от мирски́х смуще́ний удаля́яся, в непрохо́дней пусты́ни и в де́брех всели́тися изво́лил еси́, и я́ко лоза́ благопло́дна, ча́да пусты́ни умно́жив, сло́вом, писа́нием и житие́м о́браз вся́кия и́ноческия доброде́тели яви́лся еси́; и я́ко а́нгел во пло́ти пожи́в на земли́, ны́не в селе́ниих Небе́сных, иде́же пра́зднующих глас непреста́нный, водворя́ешися, и с ли́ки святы́х Бо́гу предстоя́, Тому́ хвалы́ и славосло́вия непреста́нно прино́сиши. Мо́лим тя, Богоблаже́нне, наста́ви и нас, под кро́вом твои́м жи́тельствующих, непреткнове́нно по стопа́м твои́м ходи́ти и Го́спода Бо́га всем се́рдцем свои́м люби́ти, Того́ еди́наго вожделе́ти и о Том еди́ном помышля́ти, му́жественно же и благоиску́сно проти́ву до́лу влеку́щих по́мыслов и прило́гов вра́жиих пра́тися и ты́я всегда́ побежда́ти; вся́кую же тесноту́ мона́шескаго жития́ возлюби́ти и кра́сная ми́ра сего́, любве́ ра́ди Христо́вы, возненави́дети помози́ нам; вся́ку же доброде́тель, в не́йже сам потруди́лся еси́, в сердца́х на́ших насади́ти нам посо́бствуй. Моли́ Христа́ Бо́га, да и всем правосла́вным христиа́ном, в ми́ре живу́щим, просвети́т ум и о́чи серде́чныя, е́же ко спасе́нию, утверди́т я́ в ве́ре и благоче́стии и в де́лании за́поведей Свои́х, сохрани́т же от ле́сти ми́ра сего́, и оставле́ние грехо́в да́рует всем христиа́ном, та́же и вся потре́бная ко вре́менному житию́ всем приложит. Да та́ко вси христиа́не, в пусты́ни и в ми́ре жи́тельствующии, ти́хое и безмо́лвное житие́ поживу́т во вся́ком благоче́стии и че́стности, и Христа́ усты́ и се́рдцем просла́вят, ку́пно со безнача́льным Его́ Отце́м и Пресвяты́м и Благи́м и Животворя́щим Его́ Ду́хом, всегда́, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Нил Сорский

В православной среде Нил Сорский известен как основатель скитского подвижничества на русских землях. Жизненный путь праведника стал примером для многих христиан, а его труды, написанные более пяти веков назад, не теряют своей актуальности и сегодня.

Жизненный путь Нила Сорского

До рождения Нила Сорского было всего два вида монашества — общежительный и отшельнический. При общежительном устройстве быта монахи жили в общих кельях, вели совместное хозяйство. Отшельнический образ жизни не допускал соседства с другими людьми. Скитское же отшельничество подразумевало, что монахи будут жить неподалеку друг от друга, несмотря на то, что подвизались они по отдельности.

Интересно знать! Понятие «подвизаться» в Православии означает — совершить подвиг или доброе дело во благо своей души.

О детстве и юношестве Святого дошло мало сведений. Известно, что родился он приблизительно в 1433 году. Сам монах говорил, что родился в бедной семье, был необразованным, его родители были простыми крестьянами и не могли дать детям образование.

Однако мудрость Святого, его нетипичные для крестьянина рассуждения, познания в различных областях науки и сферах жизни наталкивают на мысль, что в действительности Нил Сорский происходил из знатного рода.

Известно, что до принятия монашеского пострига он занимался переписыванием книг. Бесконечное смирение и отрешенность от мирских дел могли стать причиной, по которой старец скрывал свое происхождение.

Интересно знать! Историки считают, что праведник происходил из дворянского рода Майковых.

Свой путь отшельника Нил Сорский начал в Кирилло-Белозерском монастыре. Старец Паисий Ярославов, проживавший в этом монастыре, обучал молодых иноков навыкам аскетической жизни. Здесь монахи постигали азы монашеской жизни, учились молиться, непрестанно трудились, соблюдали посты.

Несмотря на молодой возраст, имя Нила Сорского часто упоминается в летописях монастыря, наряду с почитаемыми старцами. Монах принимал участие в хозяйственных делах, занимался переписыванием книг.

Нил прожил хорошее время в монастыре, его не тяготил монашеский уклад жизни, но спустя некоторое время подвижник вместе со своим учеником отправился в путешествие по святым местам. Их путешествие длилось долго, много обителей и храмов иноки успели посетить, прежде чем добрались до Афона.

На Афоне Нил Сорский прожил достаточно долго. У мудрых афонских старцев Нил перенимал опыт пустынножительства. За это время он полюбил уединение, проникся ощущением покоя и радости от духовного созерцания.

Сердце подвижника стремилось к священному безмолвию, ведь в пустыне праведник в первую очередь искал не уединения, а Бога. Здесь Нил Сорский выучил греческий язык и прочел много сочинений Святых Отцов Церкви.

Вернувшись в родные земли, Нил принял решение жить не в обители, а в пустынной местности неподалеку. На новом месте праведник поставил крест, построил скромный скит, вырыл небольшой колодец. Здесь Нил Сорский начал новую жизнь в молитве и уединении.

Интересно знать! Место, которое выбрал подвижник для совершения своего отшельнического подвига, находилось рядом с рекой Соркой. Именно поэтому праведника в будущем стали называть Нилом Сорским.

За мудрым советом и наставлениями к праведнику потянулись молодые иноки. С каждым годом их становилось все больше, поэтому было принято решение построить деревянную церковь рядом с домом предстоятеля. На месте будущего храма сначала сделали каменную насыпь, так как строить приходилось на болотистой местности.

Общими усилиями храм был воздвигнут в короткий срок. Жизнь и быт иноков нового монашеского скита строился по примеру аскетической жизни афонских старцев. Как и в любом монастыре, жизнь монахов проходила в труде и молитве. Придя в монастырь, иноки отказывались от любых бытовых благ, материального имущества. Все свободное время братья проводили в изучении Священного Писания, молитвах и богослужениях.

Интересно! Богослужения в скиту Нила Сорского были строгими и максимально полными, например, всенощная служба длилась действительно целую ночь.

Противостояние с Иосифом Волоцким

Нил Сорский руководил монастырем всю свою жизнь и редко покидал его. В 1491 году старец участвовал в Соборе, посвященном противостоянию жидовствующей ереси. К тому времени подвижник снискал всенародную славу высокодуховного человека, и к его мнению прислушивались даже высшие духовные чины.

С его помощью и при участии других защитников Православия, очаги ереси были подавлены. Особо горячо мнение подвижника поддержал на соборе Паисий Ярославов. Уважаемый старец из Кирилло-Белозерской обители во всем был согласен со своим учеником.

На первом соборе у Нила Сорского и Иосифа Волоцкого возникли первые конфликты. Нил Сорский и его последователи резко осуждали любые проявления ереси, но не требовали применения высших мер наказания к ее распространителям. Многие из них были обмануты, некоторых апологетов ошибочного религиозного течения стоило заключить в тюрьмы, изолировав таким образом от общества.

Нил Сорский считал смертную казнь слишком жестоким методом борьбы. Иосиф и Геннадий Волоцкие придерживались радикальных мер в отношении еретиков — всех распространителей ереси предполагалось казнить, выжигая подобную «заразу» каленым железом. По их мнению, любые другие методы борьбы были бы неэффективными.

Нил Сорский был далек от проблем мирян, он междоусобных разбирательств и настроения властей. Праведник считал, что христианского покаяния достаточно для того, чтобы не наказывать человека за ошибочные суждения. Наказывать предполагалось только особо упорствующих, чтобы они не смущали неокрепшие умы ошибочным учением. Сторонники Нила Сорского называли «осифян» чрезмерно жестокими, утверждая, что подобными действиями они сами становятся на путь жидовствующей ереси.

Интересно знать! Понятие жидовствующей ереси в Православии объединяет несколько религиозных течений, преимущественно сконцентрированных в Новгороде и Москве.

Этот период был уникальным для Руси средних веков, когда на русских землях придерживаться другого вероисповедания могли только жители других стран. Еретические течения зародились среди торговцев, которые посещали сами другие страны и общались с иностранными купцами, приезжающими в Россию.

Именно поэтому центром духовного противостояния стали Новгород и Москва — города, которые были крупнейшими торговыми центрами Руси. Власти сложно было уследить за тем, что именно проповедуют заезжие книжники простым людям, несмотря на то, что осуществлять миссионерскую деятельность на территории русского государства иностранцам было запрещено. Жидовствующая ересь возникла после смешивания христианских и иудейских догматов.

Читать еще:  Приметы и суеверия: верить ли в приметы и околоцерковные суеверия?

Второй раз старец посетил Собор, когда на нем рассматривался вопрос о монастырском имуществе. Предстоятель выступил с резкой критикой сторонников монастырских землевладений. Он считал, что монастыри не могут владеть селами и большими земельными угодьями.

Все монахи его обители кормились собственным трудом. Любая забота о прибыли противоречит монашескому подвигу. Мнение подвижника горячо поддержали иноки Белозерской пустоши. На этой почве между Нилом Сорским и Иосифом Волоцким вновь возник жаркий спор.

Расхождение во взглядах предстоятелей Церкви тех времен усугублялось, в церковной иерархии наметилось образование противоборствующих церковных групп. Преподобный Иосиф ревностно отстаивал право монастыря на владение землями и имуществом, считая, что это не имеет ничего общего со стяжательством.

Он говорил, что церковные владения делают Церковь более независимой от государства. Материальные средства, попавшие во владения Церкви, давали возможность строить новые храмы и осуществлять благотворительную деятельность. В конечном итоге на соборе победило мнение Иосифа Волоцкого.

Важно! Иосиф Волоцкий — деятель Русской Православной Церкви, талантливый церковный писатель, покровитель православного хозяйствования. Канонизирован и почитается в лике Святых с 1579 года.

Конфликты, возникавшие в церковной среде, отражали процессы, происходящие в молодом русском государстве. На Руси шел период самодержавия, который был связан с непростыми вопросами распределения власти и собственности.

Последние годы жизни Нила Сорского

Последние годы жизни предстоятеля прошли в его родной обители. Сам подвижник не считал себя безгрешным и особенным. Чувствуя скорое приближение смерти, преподобный Нил приказал своим ученикам не проводить торжественного погребения и не хоронить его тело с почестями. Старец завещал оставить тело на съедение диким животным. Даже находясь на смертном одре, он проявлял удивительную кротость и смирение.

Творения

Главными книгами из духовного наследия, дошедшего к нам от преподобного Нила, считаются «Предания» и «Устав о скитской жизни».

«Устав» можно считать главным трудом Нила Сорского. Книга состоит из 11 глав и представляет собой не регламент монастырской жизни, а мудрые наставления в духовной борьбе. Смысл книги заключается в том, чтобы объяснить инокам, как именно им предстоит подвизаться, чтобы спастись.

В частности, старец давал напутствие инокам о том, как следует противиться блудным страстям, как укрепляться для совершения духовных подвигов. Многие люди, с рвением приступающие к духовной борьбе, быстро выгорают и опускают руки.

Подвижник учит, как сохранить силы для этой борьбы на протяжении всей жизни. Борьбе с разными страстными помыслами посвящены отдельные главы книги. В своем труде праведник также подробно говорит о Страшном Суде, о попечении об истинном.

В «Преданиях» же уделяется много внимания описанию монастырского быта, отношению к материальным благам, общению с людьми из мира. Помимо этого старец также давал душеполезные советы о противодействии блудным помыслам.

Основные положения «Предания»:

  • Пропитание, согласно учению старца, иноки должны были добывать своим трудом.
  • Принимать милостыню отшельникам полагалось только в случаях тяжелой болезни и крайней нужды.
  • Церковный быт следовало организовывать просто, без излишеств. В церкви не должно было быть изделий из драгоценных металлов.
  • Посещать скит мужского монастыря женщинам строго запрещено.
  • Основным принципом скитской жизни было полное нестяжательство, ни у кого из монахов не было своих личных вещей.

Память о Святом

Мощи Нила Сорского хранятся в основанном им монастыре. Обитель, основанная Святым Старцем, прекращала свою работу в советское время. В 90-е годы прошлого века монастырь возродил свою деятельность. Монахи обители живут и трудятся, согласно заповедям Старца, продолжая его дело.

Образ Святого нашел свое отражение во многих иконах. Святые образа с изображением Нила Сорского часто украшают стены православных храмов, такие иконы можно часто встретить в домашних иконостасах православных верующих. Перед иконой праведника христиане читают молитвы и акафисты в дни его памяти.

Важно! День памяти Святого — 9 июня. В честь подвижника названы несколько православных храмов России.

Нил Сорский — яркий пример русского православного подвижничества. Образ Святого стал примером для всех последующих поколений православных христиан.

НИЛ СОРСКИЙ

НИЛ СОРСКИЙ (в ми­ру Ни­ко­лай Май­ков) — русский пра­во­слав­ный по­движ­ник, ду­хов­ный пи­са­тель, бо­го­слов, свя­той.

Све­де­ния о жиз­ни Нила Сорского край­не скуд­ны, основным ис­точ­ни­ком яв­ля­ет­ся «По­весть о Ни­ло-Сор­ском ски­те», со­хра­нив­шая­ся в ру­ко­пи­си XVII века. Про­ис­хо­дил из се­мьи московских дья­ков [его брат Ан­д­рей Фё­до­ро­вич Май­ко (умер 1502/1503 годы) был дья­ком великих кня­зей мо­с­ков­ских Ва­си­лия II Ва­силь­е­ви­ча Тём­но­го и Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча]. По­лу­чил хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние.

Мо­на­ше­ский по­стриг при­нял в мо­ло­до­сти в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ском мо­на­сты­ре. Пос­ле 1475 года Нил Сорский от­пра­вил­ся па­лом­ни­ком в Кон­стан­ти­но­поль и на Афон; воз­мож­но, по­се­щал так­же Па­ле­сти­ну; в афон­ских мо­на­сты­рях изу­чал прак­ти­ку «ум­но­го де­ла­ния» (см. Иси­хазм). К 1489 году вер­нул­ся на Русь, в 15 вер­стах от Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мон., на р. Со­ра, ос­но­вал скит в со­от­вет­ст­вии с прин­ци­па­ми древ­не­го скит­ско­го жи­тель­ст­ва. Сор­ский скит был ос­вя­щён в честь празд­ни­ка Сре­те­ния Гос­под­ня. Ке­льи, в ко­то­рых мо­на­хи жи­ли стро­го по од­но­му, стоя­ли на не­боль­шом уда­ле­нии друг от дру­га. На служ­бу ино­ки со­би­ра­лись два­ж­ды в не­де­лю: с суб­бо­ты на вос­кре­се­нье и со сре­ды на чет­верг (ес­ли на не­де­ле слу­чал­ся дву­на­де­ся­тый празд­ник, то все­нощ­ная со сре­ды на чет­верг от­ме­ня­лась). Основное вре­мя по­свя­ща­лось мо­лит­ве, ру­ко­де­лию, чте­нию Свя­щен­но­го Пи­са­ния и тво­ре­ний от­цов Церк­ви; об­щих по­слу­ша­ний в ски­ту не бы­ло, т. к. ус­тав за­пре­щал мо­на­хам дол­гое пре­бы­ва­ние вне ке­льи.

В 1490 году Нил Сорский уча­ст­во­вал в цер­ков­ном со­бо­ре, осу­див­шем ересь «жи­дов­ст­вую­щих». В це­лях борь­бы с ере­сью Нил Сорский в со­труд­ни­че­ст­ве с Ни­лом По­ле­вым соз­дал па­рад­ный спи­сок Крат­кой ре­дак­ции «Кни­ги на ере­ти­ков» («Про­све­ти­те­ля») прп. Ио­си­фа Во­лоц­ко­го. Нил Сорский пе­ре­пи­сал и от­ре­дак­ти­ро­вал 3-том­ный «Со­бор­ник» жи­тий; све­ряя раз­ные спи­ски, он ис­прав­лял ошиб­ки, вос­ста­нав­ли­вал ла­ку­ны в тек­стах. В 1503 уча­ст­во­вал в цер­ков­ном со­бо­ре, на ко­то­ром Иван III Ва­силье­вич по­ста­вил во­прос о се­ку­ля­ри­за­ции цер­ков­ных и мо­на­стыр­ских зе­мель. Со­глас­но не­ко­то­рым ис­точ­ни­кам, Нил Сорский всту­пил в по­ле­ми­ку с Ио­си­фом Во­лоц­ким, ко­то­рый от­стаи­вал пра­во мо­на­сты­рей вла­деть вот­чи­на­ми. Уче­ние и ас­ке­тическая прак­ти­ка Нила Сорского ста­ли вер­ши­ной идео­ло­гии не­стя­жа­те­лей.

Основные со­чи­не­ния Нила Сорского — «Пре­да­ние уче­ни­ком» и гла­вы «От пи­са­ний свя­тых отец о мыс­лен­ном де­ла­нии. » (из­вест­но как «Ус­тав»). «Пре­да­ние. » пред­став­ля­ет со­бой мо­на­стыр­ский ти­пи­кон и со­дер­жит осн. пра­ви­ла жиз­ни в ски­ту. В гла­вах «О мыс­лен­ном де­ла­нии…» ана­ли­зи­ру­ет­ся при­ро­да вось­ми гре­хов­ных стра­стей че­ло­ве­ка и пред­ла­га­ют­ся спо­со­бы их пре­одо­ле­ния, ос­нов­ным из ко­то­рых яв­ля­ет­ся очи­ще­ние по­мы­слов, т. е. «ум­ное де­ла­ние». Вер­ши­ной та­кой прак­ти­ки, по уче­нию Нила Сорского, счи­та­ет­ся «ум­ная мо­лит­ва», бо­го­об­ще­ние. Ас­ке­тические взгля­ды Нила Сорского не яв­ля­ют­ся ори­ги­наль­ны­ми, од­на­ко но­виз­на его со­чи­не­ния со­сто­ит в том, что в нём осу­ще­ст­в­лён син­тез свя­то­оте­че­ско­го уче­ния о вось­ми стра­стях с тво­ре­ния­ми св. Гри­го­рия Си­наи­та об «ум­ной мо­лит­ве». Нилу Сорскому при­над­ле­жат так­же 4 по­сла­ния о ду­хов­ной жиз­ни мо­на­ха (од­но из них ад­ре­со­ва­но Вас­сиа­ну Пат­ри­кее­ву). Вы­ше всех доб­ро­де­те­лей Нил Сорский ста­вил сми­ре­ние. В сво­ём «За­ве­ща­нии» он про­сил бра­тию ски­та бро­сить его те­ло в ров или по­хо­ро­нить без вся­кой чес­ти. Нил Сорский был по­гре­бён в ос­но­ван­ном им ски­ту ря­дом с церковью Сре­те­ния Гос­под­ня.

Ка­но­ни­зи­ро­ван в 1650-х годах; день па­мя­ти по ка­лен­да­рю Русской пра­во­слав­ной церк­ви — 7(20) мая.

Сочинения:

Пре­да­ние и Ус­тав. СПб., 1912;

Со­бор­ник Ни­ла Сор­ско­го / Сост. Т. П. Лен­нг­рен. М., 2000–2004. Ч. 1–3;

Пре­по­доб­ные Нил Сор­ский, Ин­но­кен­тий Ко­мель­ский. Соч. / Под­гот. Г. М. Про­хо­ров. СПб., 2005.

Преподобный Нил Сорский

Нил Сорский пытался остановить перерождение монашества.

«…то неправда, будто бы подвиг древних Отцов невозможен ныне. Невозможны они для тех, кто беспечно порабощает себя страстям. Тех же, кто усердно кается. тех всех Господь приемлет, милует, дарует им благодать Свою».

Так писал, так мыслил, так жил преподобный Нил Сорский в конце 15 века, по праву получившему название золотого века русской святости. Если до принятия христианства, народными героями были богатыри, обладавшие сверхприродной силой, сокрушавшие видимое зло, то с наступлением христианской эры героями стали исполины духа, святые, часто ничем не примечательные внешне. Полем их «невидимой брани» становится человеческое сердце, из которого подвижники изгоняют все злые чувства и помыслы.

Вглядываясь в просветленные лики святых на древнерусских иконах, читая свидетельства о жизни подвижников, вслушиваясь в их поучения, постепенно начинаешь осознавать, что это люди иной природы, иной внутренней закваски.

Классическая икона со свойственным ей лаконизмом приоткрывает завесу над тайной святой души, зримо являя плод многотрудной внутренней работы подвижника. Осознанная жажда соединения с Богом и всеохватывающее чувство любви к Творцу приводит подвижника, блуждающего в лабиринте души, к таинственной двери, ключом к которой является Иисусова Молитва.

Непрестанно повторяя имя Иисуса Христа, день и ночь призывая Спасителя, подвижник, наконец, удостаивается долгожданной встречи. Дверь приоткрывается, и потоки Божественного света затопляют человеческое сердце, наполняют душу, пронизывают каждую клетку тела. Неслучайно именно лик и руки подвижника являются главными на иконе. Их пишут особым приемом, так называемой «плавью». Иконописец кладет краски, начиная с темной охры, постепенно, слой за слоем, высвечивая фон, чтобы передать зрителю движение света, рвущегося в мир из глубин преображенной души.

Свет струится из глаз святого, часто несколько расширенных, а голова утопает в лучах Божественного сияния. Именно таким подвижником, стяжавшим благодать Святого Духа, был преподобный Нил Сорский. «В Ниле Сорском обрело голос безмолвное пустынножительство русского севера. Единственный из древних наших святых, он писал о духовной жизни и в произведениях своих оставил полное и точное руководство духовного пути».

Благодаря 10 посланиям Нила Сорского, составленному им «Уставу скитской жизни» и «Завещанию» становится возможным восстановить основные этапы жизненного пути Великого Старца.

В миру Нил носил фамилию Майков и происходил из боярского рода. Совсем юным он постригся в знаменитом монастыре преподобного Кирилла Белозерского. Как некогда духовная жажда привела преподобного Сергия Радонежского в глухую чащу леса, заставила игумена Кирилла покинуть богатый Симонов монастырь в Москве, так повлекла она и инока Нила на Афон, в центр созерцательной монашеской жизни.

Полагая главным делом своей жизни встречу с Фаворским светом, афонские монахи-исихасты передали Нилу свой огромный духовный опыт. Изучив греческий язык, Нил смог лично встретиться с писаниями великих молитвенников древности. У египетских аскетов первых веков подвижник учился отрешенности от всех земных ценностей, полной отданности Богу; у синайских старцев, прежде всего, у Иоанна Лествичника, проходил школу покаяния; у преподобного Симеона Нового Богослова постигал силу непрестанной Иисусовой Молитвы.

Впитав в себя духовный опыт вселенского монашества, Нил возвратился в Кириллов монастырь, чтобы в 15 километрах от него начать свое служение. На берегу тихой речки Сорки он поставил крест и первую хижину. Так возникла обитель нового в России скитского направления. Из знаменитых Белозерских монастырей потянулись к Нилу монахи, стремившиеся достичь Евангельского идеала.

Нил принял только несколько человек, ибо скит, в отличие от общежительного монастыря, предполагает совместную жизнь небольшого количества иноков. Каждый из пришедших жил самостоятельно, в своей хижине, построенной вокруг скромной деревянной церкви. Два раза в неделю, в субботу и воскресенье, иноки собирались на богослужение, остальное же время, не обремененные большим хозяйством, довольствуясь самым необходимым, посвящали созерцательной молитве.

Монахов Ниловой пустыни связывали узы любви, исключавшие всякое принуждение. Нил называл своих учеников братьями. Учителем же они почитали только Христа и Его Божественное Слово. Сам старец высоко ценил умственную деятельность, полагая, что «без мудрствования и доброе на злобу бывает». Изучение Священного Писания Нил рассматривал как аскетический подвиг.

Впервые он заговорил о том, что Священное Писание не только определяет принципы христианской жизни, не только указывает путь спасения, но и может руководить человеком в любой момент его жизни. Так на рубеже 15-16 веков старец Нил Сорский становится предтечей тех учителей Церкви, которые спустя столетия стали призывать православных христиан сделать чтение Слова Божия правилом своей жизни.

С болью писал святой о том, что большинство монахов отступает от идеала иноческого служения. Многие не понимают значение Евангелия, не хотят со смирением его изучать, более того, даже слушать и жить по нему. «Как будто не для нас, — говорил старец, — оно писано и не должны соблюдать его в нынешнем роде».

Сокрушался Нил и о внешнем, обрядовом благочестии, насаждаемом в общежительных монастырях, неизменно повторяя: «Кто молится одними только устами, оставляя ум незанятым, тот молится в воздух». Нил первым среди русских аскетов стал писать о «умной молитве».

Невидимые духовные нити, соединившие убогую келью подвижника с великими святыми Отцами древности, превратили Нилову пустынь в школу старчества, главной целью которой стало созидание внутреннего человека по образу Христа. Следуя Божественному замыслу о человеке, старец руководил сложным, многотрудным процессом превращения грешного человека в человека святого. Господь наделил Нила многими духовными дарами: прозорливостью, чудотворением, различением духов. Святой читал в душе человеческой, как в открытой книге, отделяя добрые и злые помыслы, раскрывая суть греха, подводя своих учеников к искреннему покаянию.

Когда в самом конце 15 века в Церкви началось брожение, связанное с появлением «новгородской ереси», архимандрит Геннадий Новгородский, требовавший сожжения еретиков по примеру католической инквизиции, обратился за поддержкой к заволжским старцам. Тогда во второй раз в своей жизни Нил Сорский покинул свое уединение, чтобы выступить на соборе в Москве. Казалось, что вся долгая, наполненная подвижничеством монашеская жизнь старца была лишь подготовкой к этому событию.

Прозревая будущие тяжкие испытания русской Церкви, старец пытался повернуть высоких иерархов того времени к Евангельскому духу. Осудив взгляды еретиков, он призвал к милосердию и молитве всей Церкви о заблудших душах, настаивая на прощении раскаявшихся грешников.

Читать еще:  Снимки вселенной из космоса. Снимки Луны и НЛО с телескопа Хаббл в высоком разрешении

Неожиданно для присутствовавших старец увязал проблему вероотступничества с вопросом о стяжательной практике общежительных монастырей, ставших к началу 16 века крупными и богатыми землевладельцами. Причину болезни, поразившую церковный народ, старец видел в отступлении самих монашествующих от Евангельского идеала, прежде всего, обета бедности. Нил никогда не выступал против общежительной формы монашества, он говорил лишь о вопиющем несоответствии между целью иноческого служения и действительным положением вещей.

Против мнения старца выступил на соборе Иосиф Волоцкий, игумен богатейшего в то время Волоколамского монастыря. Будучи идеологом новой национальной идеи, провозглашавшей Московское государство преемником Константинополя, Иосиф мечтал о создании идеального христианского царства.

Подняв за 6 лет монастырь при поддержке удельного князя, Иосиф стремился подобным же образом, опираясь на государственную власть великого московского князя Ивана III, поднять и всю страну, мучительно выходившую из 250-летнего монголо-татарского пленения.

Монашество Иосиф воспринимал как силу, способную воплотить великую идею строительства «Града Божия» на земле. В своем монастыре он немедленно приступил к воспитанию законопослушных граждан. Вместо любви и добровольного послушания духовному наставнику в монастыре насаждалась казарменная дисциплина, поощрялись жестокие наказания, развивалась система доносительства. Волоколамский монастырь постепенно превратился в тюрьму для инакомыслящих, куда, после разгрома заволжских старцев, попали и некоторые из них.

Нил Сорский пытался остановить перерождение монашества, но голос христианского пророка не был услышан, что привело к тяжелым последствиям. Спустя непродолжительное время великие древние обители начали затухать, утрачивая из года в год авторитет среди мирян. Чем теснее становились отношения между высшей церковной иерархий и государственной властью, тем быстрее шел процесс секуляризации и обмирщения общества. В 18 веке, при императрице Екатерине, потеряв все свои земли, превратился во второсортное заведение с 17 иноками и некогда образцовый Волоколамский монастырь.

Лишь в 1903 году преподобный Нил Сорский был причислен к лику святых, когда возродившееся старчество вновь стало духовно окормлять потерявшую внутреннюю ориентацию страну. В поисках смысла жизни к старцам Оптиной пустыни шли лучшие представители России — писатели, философы, историки, ученые, чтобы услышать слова надежды, с такой пронзительной силой прозвучавшие в 15 веке: «то неправда, будто бы подвиг древних Отцов невозможен ныне. Невозможны они для тех, кто беспечно порабощает себя страстям. Тех же, кто усердно кается. тех всех Господь приемлет, милует, дарует им благодать Свою».

Нил сорский суть взглядов кратко. Нил сорский

Нил Сорский (в миру Николай Майков) – один из отечественных философов, который явно недооценен потомками. Впрочем, далеко не он один; в этом смысле Россия – одна из тех самых стран, которая стараниями своей практически всегда чуждой ей элиты, в полном отрыве от своих же отечественных философов и мыслителей, всегда шла не своим, а чужим и, чаще всего, откровенно губительным путем – об этом мы не раз будем еще размышлять в материалах нашей Карты развития «Новый мир: русская философия». Идти своим путем – слышать и воплощать в жизнь собственные ценности и идеи, собственные порядки и цели, но для этого нужна могучая творчески-созидательная активность власть имущих в единстве со своими такими же могучими мыслителями и духовниками; на протяжении всей российской истории такого рода явление – исключительно редко, в чем, на наш взгляд, одна из главных причин неустроений, трагедий и поражений нашего Отечества…

Но вернемся к герою этого нашего философского эссе — к Нилу Сорскому. Он представляет собой могучую фигуру, во многом ключевую для судеб России, может быть не меньшую, чем Сергий Радонежский с одним, правда, но только роковым для России отличием: историческая миссия Сергия была для России в целом успешной, а вот миссия Нила Сорского, несмотря на все его старания и борьбу со своими противниками, была не выполнена и наша страна, вектор ее судьбы пошел совсем в другую сторону… А жаль: многие наши и сегодняшние проблемы — именно от того, что в свое время Нилу Сорскому, к сожалению, не удалось одолеть своих противников; если бы он был в то историческое время таким же успешным, как Сергий, все мы сегодня жили бы совсем в другой стране! Это к вопросу о том, а на кой ляд всем нам эти самые философы… Итак, обо всем по порядку.

Постригся Николай Майков в монахи Кирилло-Белозерского монастыря, но в знак протеста против «обмирщения» монахов покинул этот монастырь. Много после этого странствовал по Востоку, побывал в Константинополе и Афоне, где познакомился с учением исихастов, глубоко изучал патристическую литературу. Фактически именно так и тогда сформировались его особенное мировидение и качества неординарной личности. В силу огромной важности для понимания сути философии Нила Сорского именно начал патристики и учения исихастов остановимся на анализе их содержания более подробно и лишь потом перейдем к изложению философских воззрений самого нашего отечественного философа – иначе не понять суть его взглядов.

Напомним, что «отцами» церкви – основателями патристики — называют мыслителей первых веков христианства, стремившихся осуществить так называемую доктринальную форму построения христианской культуры через поиск единства религиозных ценностей и древнегреческого литературно-философского наследия. Признавая единую истину Откровения, которая нуждается не в разыскании и обосновании (как в философии), а в разъяснении и истолковании (как в богословии) и становится самым общим достоянием всего христианского сообщества, патристика стремится выступать неким принципиально единым учением, раскрытым разными авторами лишь с той или иной степенью глубины, но в целом без каких-либо идейных различий. Что это значит? Прежде всего, требование от всех мыслителей тотального духовного единства во всем, т.е. почти абсолютного теоретического конформизма, безоговорочно признающего Откровение в качестве абсолютной и господствующей церковной нормы. Поскольку само здесь Священное Писание выступало как источник истины и конечная объяснительная инстанция, христианское теоретизирование формировалось как экзегеза, т.е. как истолкование, объяснение Священного текста, как его герменевтика.

Наиболее высокий (метафизический) вид экзегезы требовал осмысления важнейших положений греческой философии, в ходе которого постепенно проявилось два основных типа теологизирования: апофатический («отрицательный», утверждающий принципиальную непостижимость Бога и его творений) и катафатический («положительный» — попытки теологизирования принципиально противоположного содержания. Первый — апофатический — тип – вырастает от платоновского запредельного Первоначала, стоящего выше всякого бытия и категориальных различий; он и был идеальной объяснительной моделью христианских представлений о принципиальной непостижимости Бога. Второй – катафатический – тип был все же устремлен достичь вполне определенных объяснений сути Бога и всего Божественного: через отношения Бога к миру и к человеку, через философские и религиозные положения, привлекая в этих целях тринитарное учение, Христологию, космологию, антропологию и др. Заметим: ранняя патристика – по преимуществу именно катафатична и космологична, ей во многом было близко стоическое учение о мировом Разуме-Логосе, позволявшим каким-то образом объяснять мироустроительные и провиденциальные деяния Бога — Творца, раскрывающиеся более всего в Христе-Логосе и божественной премудрости — Софии. Ведущие мотивы патристической космологии хорошо известны: это – телеологизм; положение об универсальной гармонии и взаимосоотнесённости всех вещей в мире; представления о строгой иерархичности Космоса; эстетическое оправдание мира и др. Как известно, все это наиболее ярко выражено в «Шестодневе» Василия Великого, у Григория Нисского, Августина и Псевдо-Дионисия Ареопагита.

Второе начало, помимо патристики, как нами было отмечено выше, которое так же глубинно сформировало Нила Сорского как философа и как личность, был феномен афонского исихазма. В чем его суть? В энциклопедическом словаре «Христианство» говорится, что исихасты (от греческого ησυχια – покой, безмолвие, отрешенность) – это молчальники, безмолвники и, что очень важно здесь подчеркнуть, исихасты появились в те же самые древние исторические времена, как и монахи, откуда можно заключить о высокой степени единства этих двух явлений – исихазма и монашества. Исследователи исихазма особо отмечают в нем аскетико-мистическую восточно-христианскую традицию, уходящую корнями в апостольскую и мученическую духовность первохристианской общины. Исихазм через хранение ума, трезвение и благодаря умной молитве призывает всех «приготовить дороги и выпрямить пути» (Мк. 1; 3), что невозможно без воздержания, любви и богодарованного смирения — как начала и укрепления этой любви. Немного поясним слово «трезвение»: блаженный Исихий Иерусалимский говорил: «Как невозможно жить в этой жизни без еды и питья, так невозможно душе чего-либо духовного достигнуть без хранения ума, каковое называется трезвением…». Исихаст стремится достичь очищения от страстей мира сего, уйти тем самым от «ветхого человека», приобрести добродетели и получить благодать, полностью подчиняя свою жизнь послушанию Христу – в этом суть жизни исихаста, который уже на земле становится членом вечного Царствия Христа. Для этого нужен полный отказ от желаний, мыслей и представлений ума, соответствующих миру и направленности человеческой (уже падшей со времен Адама) воли. Конечно, это крайне трудный и весьма болезненный процесс, но другого пути к Богу, как поучают отцы-монахи, — нет.

Патристика и исихазм глубоко проникли в душу Нила Сорского и именно с таким мировоззрением он вернулся на родину, основал вблизи Кирилло-Белозерского монастыря, у реки Соры (отсюда и его имя — Нил Сорский), обитель, где и поселился со своими единомышленниками. Неудивительно, что Учение Нила Сорского сильно отличалось от авторитарного, схоластического и внешнеобрядового православия того времени. В своих сочинениях Нил Сорский начал развивать совсем иные — мистико-аскетические идеи в духе афонского исихазма, требуя полного сосредоточения верующего на своем внутреннем мире, личного переживания веры как непосредственного единения верующего с Богом. Ясно, что философия и теология Нила Сорского была яростным противодействием и обличением стяжательства и праздности духовенства, которое какой-то своей частью было уже устремлено к накоплению богатств, к насильственной эксплуатации чужого труда на монастырских землях. Опираясь на высказывание из послания Павла: «не трудящийся да не ест», Нил Сорский требовал от всех монахов участия в непосредственном производительном труде. Боле того, он постоянно выступал за реформу монашества на началах именно скитской жизни. Нил Сорский оставил нам знаменитый Устав скитской жизни (в настоящее время он называется Устав преподобного Нила Сорского, его вполне легко найти даже в Интернете), где он подробно описал, «какое делание подобает иметь иноку, истинно хотящему спастись во времена нынешние, как мысленно и телесно по Божественным Писаниям и по житию святых отцов сколь возможно надлежит [ему] подвизаться». В этом Уставе, на самом деле, очень много философии, богословия, морали. Например, в главе 5 «О различении [видов] нашей борьбы и победы над восьмью главными страстями помыслами и над прочими» Нил Сорский подробно учит: «Поскольку сказали отцы, что главных [страстных] помыслов, от каковых и прочие многие страстные помыслы рождаются, восемь: 1) чревообъядения, 2) блудный, 3) сребролюбия, 4) гнева, 5) печали, 6) уныния, 7) тщеславия, 8) гордости, — и первым из всех поставили они [помысел] чревообъядения…», то преодоление этих восьми главных страстей обязательно необходимо любому верующему. В Уставе много великолепных образцов глубокой и истинной веры и разума самого мыслителя, огромное количество ссылок на мудрость отцов христианства. Замечательно современно звучит одно из таких поучений: «Как же будем просить и молиться об этом и откуда начало положим? Только от Божественных Писаний: Не способны мы сами помыслить что-либо от себя, но способность наша (2 Кор. 3, 5) — Богодухновенное Писание, как святые написали».

Учение Нила Сорского противостояло воинствующей церкви, идеологом которой являлся Иосиф Волоцкий. Эта идейная схватка завершилась победой сторонников Иосифа Волоцкого и поражением, как мы уже отмечали в самом начале данной работы, сторонников Нила Сорского. На самом же деле проиграла Россия как особая и самобытная культура, как особое мировоззрение, ценности, философия, наконец. Поражение Нила Сорского сделала нашу страну более секулярной, менее традиционно-религиозной. Фактически именно в этом – исток многократно повторяющегося феномена отвратительного заимствования чужого опыта, культуры, ценностей, философии, и, наоборот, гонения на свое традиционно-отечественное, почвенное. Более подробно яростную и во многом роковую для всех нас идейную схватку нестяжателей (Нил Сорский) и «жидовствующих» (Иосиф Волоцкий) мы постигнем чуть позже, когда очертим идейное поле второй в этой схватке стороны в своей работе «Философия Иосифа Волоцкого». Заметим: в это историческое время была еще и третья сторона идейной схватки в российском государстве — «жидовствующие», без учета которой так же многое будет непонятно. Поэтому и об этом явлении – принципиально духовном, мировоззренческом, философском, — о третьей стороне в этой битве идей — необходимо обязательно так же поведать; данная статья сейчас в работе и скоро будет представлена на нашем портале.

Закончить же работу о философии Нила Сорского и о нем самом хочется поразительно и пронзительно звучащими словами Завещания Преподобного Нила: «К этому и еще я, недостойный Нил, моих ближних господ и братий, которые [одного] со мною духа, молю: по кончине моей повергните тело мое в пустынном месте, да изгложут его звери и птицы, потому что согрешило оно пред Богом много и недостойно погребения. Если же так не сделаете, то на месте, где живем, выкопав яму погребите меня со всяким безчестием. Бойтесь же слова, которое заповедал Великий Арсений ученикам своим, говоря: «На суде стану с вами, если кому дадите тело мое». Ибо и у меня, сколько в силах моих, старание было о том, чтобы не сподобиться мне никакой чести и славы этого века, как в жизни этой, так и по смерти моей. Молю же всех, да помолятся о душе моей грешной, и прощение прошу у всех, и от меня прощение да будет: Бог да простит всех нас».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector