6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Не каждый ли миг мы ступаем на берег зла

Содержание

Commander_Z все записи автора В час важнейшего в жизни открытия
мне открылось, гордыню гоня,
что текущие в мире события
превосходно текут без меня.

* * *
Я нужен был и близок людям разным,
поскольку даром дружбы одарен,
хотя своим устройством несуразным
к изгнанию в себя приговорен.

* * *
Видно только с горных высей,
видно только с облаков:
даже в мире мудрых мыслей
бродит уйма мудаков.

* * *
Я живу, в суете мельтеша,
а за этими корчами спешки
изнутри наблюдает душа,
не скрывая обидной усмешки.

* * *
В этой мутной с просветами темени,
непостижной душе и уму,
я герой, но не нашего времени,
а какого — — уже не пойму.

* * *
Ум так же упростить себя бессилен,
как воля перед фатумом слаба,
чем больше в голове у нас извилин,
тем более извилиста судьба.

* * *
Я люблю, когда слов бахрома
золотится на мыслях тугих,
а молчание — — признак ума,
если признаков нету других.

* * *
Именно поэты и шуты
в рубище цветастом и убогом —
те слоны, атланты и киты,
что планету держат перед Богом.

* * *
Где надо капнуть —я плесну,
мне день любой — для пира дата,
я столько праздновал весну,
что лето кануло куда-то.

* * *
Неявная симпатия к подонкам,
которая всегда жила во мне,
свидетельствует, кажется, о тонком
созвучии в душевной глубине.

* * *
Я, Господи, умом и телом стар;
я, Господи, гуляка и бездельник;
я, Господи, прошу немного в дар
еще одну субботу в понедельник.

* * *
Явились мысли — запиши,
но прежде — сплюнь слегка
слова, что первыми пришли
на кончик языка.

* * *
Доволен я и хлебом, и вином,
и тем, что не чрезмерно обветшал,
и если хлопочу, то об одном —
чтоб жизнь мою никто не улучшал.

* * *
Я должен признаться, стыдясь и робея,
что с римским плебеем я мыслю похоже,
что я всей душой понимаю плебея,
что хлеба и зрелищ мне хочется тоже.

* * *
Своих печалей не миную,
сполна приемлю свой удел:
ведь, получив судьбу иную,
я б тут же третью захотел.

* * *
В толпе не теснюсь я вперед,
ютясь молчаливо и с краю:
я искренне верю в народ,
но слабо ему доверяю.

* * *
Мне все беспечное и птичье
милее прочего всего,
ведь и богатство — — не наличие,
а ощущение его.

* * *
В сужденьях о поэте много значит,
как хочет он у Бога быть услышан;
кто более величественно плачет,
тот кажется нам более возвышен.

* * *
В людской активности кипящей
мне часто видится печально
упрямство курицы, сидящей
на яйцах, тухлых изначально.

* * *
Что я преступно много сплю,
с годами стало очевидно,
и мне за то, что спать люблю,
порой во сне бывает стыдно.

* * *
Мой разум, тусклый и дремучий,
с утра трепещет, как струна:
вокруг витают мыслей тучи,
но не садится ни одна.

* * *
Внезапное точное слово
случайно прочтешь у поэта
и мир озаряется снова
потоками теплого света.

* * *
Благое и правое дело
я делал в часы, когда пил,
смеялся над тем, что болело,
и даже над тем, что любил.

* * *
Я смущен не шумихой и давкой,
а лишь тем, что повсюду окрест
пахнет рынком, базаром и лавкой
атмосферы общественных мест.

* * *
В сей жизни краткой не однажды
бывал я счастлив оттого,
что мне важнее чувство жажды,
чем утоление его.

* * *
Живя в душном равновесии
и непреклонном своеволии,
меж эйфории и депрессии
держусь высокой меланхолии.

* * *
Мне с самим собой любую встречу
стало тяжело переносить:
в зеркале себя едва замечу —
хочется автограф попросить.

* * *
Ни мыслей нет, ни сил, ни денег.
И ночь, и с куревом беда,
А после смерти душу денет
Господь неведомо куда.

* * *
Успех мой в этой жизни так умерен,
что вряд ли она слишком удалась,
но будущий мой жребий — я уверен —
прекрасен, как мечта, что не сбылась.

* * *
Природа тянет нас на ложе,
судьба об этом же хлопочет,
мужик без бабы жить не может,
а баба — может, но не хочет.

* * *
В политике — тайфун, торнадо, вьюга,
метель и ожиданье рукопашной;
смотреть, как раздевается подруга,
на фоне этом радостно и страшно.

* * *
Люблю, с друзьями стол деля,
поймать тот миг, на миг очнувшись,
когда окрестная земля
собралась плыть, слегка качнувшись.

* * *
Есть женщины, познавшие с печалью,
что проще уступить, чем отказаться,
они к себе мужчин пускают в спальню
из жалости и чтобы отвязаться.

* * *
Он даму держал на коленях,
и тяжко дышалось ему,
есть женщины в русских селеньях —
не по плечу одному.

* * *
И дух, и плоть у дам играют,
когда, посплетничать зайдя,
они подруг перебирают,
гавно сиропом разводя.

* * *
Мужик тугим узлом совьется,
но если пламя в нем клокочет —
всегда от женщины добьется
того, что женщина захочет.

* * *
Чисто элегическое духа ощущение
мы в конце недели рюмкой лечим,
истинно трагическое мироощущение
требует бутылки каждый вечер.

* * *
Я устал. Надоели дети,
бабы, водка и пироги.
Что же держит меня на свете?
Чувство юмора и долги.

* * *
Когда роман излишне длителен,
то удручающе типичен,
роман быть должен упоителен
и безупречно лаконичен.

* * *
В мечтах отныне стать серьезней,
коплю серьезность я с утра,
печально видя ночью поздней,
что где-то есть во мне дыра.

* * *
Думая о бурной жизни личной,
трогаю былое взглядом праздным:
все, кого любил я, так различны,
что, наверно, сам бывал я разным.

* * *
Предпочитая быть романтиком
во время тягостных решений,
всегда завязывал я бантиком
концы любовных отношений.

* * *
Я мыслю и порочно, и греховно,
однако повторяю вновь и вновь:
еда ничуть не менее духовна,
чем пьянство, вдохновенье и любовь.

* * *
Если я перед Богом не струшу,
то скажу ему: глупое дело —
осуждать мою светлую душу
за блудливость истлевшего тела.

* * *
Я не даю друзьям советы,
мир дик, нелеп и бестолков,
и на вопросы есть ответы
лишь у счастливых мудаков.

* * *
Вижу в этом Творца мастерство,
и напрасно все так огорчаются,
что хороших людей большинство,
но плохие нам чаще встречаются.

* * *
Любой мираж душе угоден,
любой иллюзии глоток.
Мой пес гордится, что свободен,
держа в зубах свой поводок.

* * *
Есть в идиоте дух отваги,
присущей именно ему,
способна глупость на зигзаги,
недостижимые уму.

* * *
Тоскливей ничего на свете нету,
чем вечером, дыша холодной тьмой,
тоскливо закуривши сигарету,
подумать, что не хочется домой.

* * *
В кипящих политических страстях
мне видится модель везде одна:
столкнулись на огромных скоростях
и лопнули вразлет мешки гавна.

* * *
Не все заведомо назначено,
не все расчерчены пути,
на ткань судьбы любая всячина
внезапно может подойти.

* * *
Наш век нам подарил благую весть,
насыщенную горечью глобальной:
есть глупость незаразная, а есть —
опасная инфекцией повальной.

* * *
Забавно, что, живя в благополучии,
судьбы своей усердные старатели,
мы жизнь свою значительно улучшили,
а смысл ее — значительно утратили.

Читать еще:  Ольга Седакова: Светлана Алексиевич не боялась спускаться в ад

* * *
А странно мы устроены: пласты
великих нам доставшихся наследий
листаются спокойно, как листы
альбома фотографий у соседей.

* * *
Везде в эмиграции та же картина,
с какой и в России был тесно знаком:
болван идиотом ругает кретина,
который его обозвал дураком.

* * *
Мы ищем истину в вине,
а не скребем перстом в затылке,
и если нет ее на дне —
она уже в другой бутылке.

* * *
Густой поток душевных драм
берет разбег из той беды,
что наши сны — дворец и храм,
а явь — торговые ряды.

* * *
После смерти мертвецки мертвы,
прокрутившись в земном колесе,
все, кто жил только ради жратвы,
а кто жил ради пьянства — — не все.

* * *
Правнук наши жизни подытожит.
Если не заметит — не жалей.
Радуйся, что в землю нас положат,
а не, слава Богу, в мавзолей.

* * *
Как ночь безнадежно душна!
Как жалят укусы презрения!
Бессонница тем и страшна,
что дарит наплывы прозрения.

* * *
Мне жалко иногда, что время вспять
не движется над замершим пространством:
я прежние все глупости опять
проделал бы с осознанным упрямством.

* * *
Увы, всему на свете есть предел:
облез фасад и высохли стропила;
в автобусе на девку поглядел,
она мне молча место уступила.

* * *
Так было раньше, будет впредь,
и лучшего не жди,
дано родиться, умереть
и выпить посреди.

* * *
Я жил распахнуто и бурно,
и пусть Господь меня осудит,
но на плите могильной урна —
пускай бутыль по форме будет.

* * *
Судьбу свою от сопель до седин
я вынес и душою и горбом,
но не был никому я господин
и не был даже Богу я рабом.

Таити

На берегу в ботинках неудобно –
В них сыплются ракушки и песок.
А вы в цветах, вы просто бесподобны,
А вместо юбки крашенный платок.
И, чёрт возьми, я кажется не в силах
Заснуть под этот барабанный бой,
Ещё вчера со мной вы милой,
А завтра с вами кто–нибудь другой.

Ну что ж, пускай, за ней придёт другая,
Чьи волосы как крылья за спиной,
С гирляндами цветов, почти нагая,
И также будет нежною и со мной.
Мелькают лица, живопись Гогена,
Он так их совершенно рисовал,
Мелькает жизнь легка и неизменна,
А нас куда–то гонит океан.

Подробнее о книге

  • Рецензии 4
  • О книге
  • Цитаты 1
  • Подборки 11
  • Книгообмен 1/1
  • Читатели 34

Напишите рецензию!

2 сентября 2020 г. 03:05

4 Эстетика мгновений

Письмо к матери оказывается не эксклюзивный русский жанр.

Необязательно также, чтобы оно было зарифмовано. Все равно получится поэзия. Современная, конечно.

Роман Вуонга не так прост, как может показаться по рекламным закличкам: парень, почти как Штирлиц, учится ценить мгновения. Не учится, а уже научился. Об этом и рассказ.

Но основа его и впрямь может показаться заурядной — традиционный набор популярных ныне тем и способов аранжировки текста. Можно сразу перечислить, как в сопроводительной инструкции.

Элементы автофикшна – да.

Smells Like Teen Spirit (ремикс в духе Макото Синкая) – да

История взросления – да

История семьи – тоже да.

Интимность, задушевность, открытость и откровенность до полного самообнажения – да, да, да.

10 января 2020 г. 12:43

Это была первая книга в моей жизни, которую я слушала. И не пожалела — если она Вас заинтересовала, найдите аудиоверсию и включайте скорее. Она есть в озвучке автора и это полностью меняет дело. Письмо матери, которая не умеет читать. Откровенность, которая остаётся в вакууме. Жизнь с чужаками на своей территории, поиск дома и примирения с миром, собственной природой и желаниями. Проза, так поразительно похожая на поэзию.

21 октября 2020 г. 13:54

Человеческий глаз — самое одинокое творение Господа на свете. Едва ли не целый мир проходит сквозь него, но внутри не остаётся ничего.

⠀ «Хватит уже играть на струнах моей души и моих чувств», — мне так отчаянно хотелось сказать автору. Ведь неоднакратно за время чтения я углублялась в себя — подумать о том, что меня беспокоит, дабы не дать собственным старым ранам закровоточить. ⠀ Перед нами будет глубокая исповедь человека, которую автор представил нам в форме письма от сына к матери. Это настолько личная, откровенная история, что мне казалось будто я сама стала свидетелем чьей-то жизни. Меня поместили в сюжет обозревателем, чтобы я могла переживать все легкие и тяжелые моменты вместе с автором. ⠀ Разговор сына с матерью при помощи письма, которое не будет прочтено адресатом, заставляет…

Танцевать от печки

Выражение «танцевать от печки» впервые появилось в романе русского писателя XIX века Василия Слепцова «Хороший человек». Книга вышла в 1871 году. В ней есть эпизод, когда главный герой Серёжа Теребенев вспоминает, как его учили танцевать, а требуемые от учителя танцев «па» у него никак не получались. В книге есть фраза:

— Эх, какой ты, брат! — с укором говорит отец. — Ну, ступай опять к печке, начинай сначала.

В русском языке это выражение стали употреблять, говоря о людях, у которых привычка действовать по затверженному сценарию заменяет знания. Человек может выполнить определённые действия только «от печки», с самого начала, с самого простого и привычного действия:

«Когда ему (архитектору) заказывали план, то он обыкновенно чертил сначала зал и гостиницу; как в былое время институтки могли танцевать только от печки, так и его художественная идея могла исходить и развиваться только от зала до гостиной». (Антон Чехов, «Моя жизнь»).

Уильям Батлер Йейтс. Стихи

Он жаждет небесного плаща

Будь у меня в руках небесный шёлк,
Расшитый светом солнца и луны.
Прозрачный, тусклый или тёмный шёлк,
Беззвёздной ночи, солнца и луны.
Я шёлк бы расстилал у ног твоих.
Но я — бедняк, и у меня лишь грёзы.
И я простираю грёзы под ноги тебе!
Ступай легко, мои ты топчешь грёзы.

He Wishes for the Cloths of Heaven

Had I the heaven’s embroidered cloths,
Enwrought with golden and silver light,
The blue and the dim of the dark cloths
Of night and light and the half-light,
I would spread the cloths under your feet:
But I being poor have only my dreams;
I have spread my dreams under your feet;
Tread softly, because you tread on my dreams.

Я сшил из песен плащ,
Узорами украсил
Из древних саг и басен
От плеч до пят.
Но дураки украли
И красоваться стали
На зависть остальным.
Оставь им эти песни,
О Муза! интересней
Ходить нагим.

Слова

«Моей любимой невдомек, —
Подумалось недавно мне, —
Что сделал я и чем помог
Своей измученной стране».
Померкло солнце предо мной,
И ускользающую нить
Ловя, припомнил я с тоской,
Как трудно это объяснить,
Как восклицал я каждый год,
Овладевая тайной слов:
«Теперь она меня поймет,
Я объяснить готов».
Но если бы и вышло так,
На что сгодился б вьючный вол?
Я бы свалил слова в овраг
И налегке побрел.

Нет другой Трои

Как мне пенять на ту, что в дни мои
Впустила боль; ту, что, алкая мести,
Звала безумцев развязать бои
И натравить трущобы на предместья, —
Была б отвага не слабей, чем злость.
И что могло бы дать хоть миг покоя
Той, чей надменный дух, как пламя, прост,
Чей лик — как лук, натянутый рукою
Из тех, что в век бессилья не в чести.
С той красотой, торжественной и ярой,
Что совершит она, и где найти
Вторую Трою для её пожара?

Не отдавай всего себя

Не отдавай любви всего себя;
Тот, кто всю душу дарит ей, любя,
Неинтересен женщине — ведь он
Уже разгадан и определен.
Любовь занянчить — значит умертвить;
Ее очарованье, может быть,
В том, что непрочно это волшебство.
О, никогда не отдавай всего!
Запомни, легче птичьего пера
Сердца любимых, страсть для них игра.
В игре такой беспомощно нелеп,
Кто от любви своей и глух, и слеп.
Поверь тому, что ведает финал:
Он все вложил в игру — и проиграл.

Читать еще:  Эльвира Китнис: То, что происходит в Европе, – это провал

Кот и луна

Луна в небесах ночных
Вращалась, словно волчок.
И поднял голову кот,
Сощурил желтый зрачок.
Глядит на луну в упор —
О, как луна хороша!
В холодных ее лучах
Дрожит кошачья душа,
Миналуш идет по траве
На гибких лапах своих.
Танцуй, Миналуш, танцуй —
Ведь ты сегодня жених!
Луна — невеста твоя,
На танец ее пригласи,
Быть может, она скучать
Устала на небеси.
Миналуш скользит по траве,
Где лунных пятен узор.
Луна идет на ущерб,
Завесив облаком взор.
Знает ли Миналуш,
Какое множество фаз,
И вспышек, и перемен
В ночных зрачках его глаз?
Миналуш крадется в траве,
Одинокой думой объят,
Возводя к неверной луне
Свой неверный взгляд.

Мудрость приходит в срок

Не в кроне суть, а в правде корневой;
Весною глупой юности моей
Хвалился я цветами и листвой;
Пора теперь усохнуть до корней.
Одному поэту, который предлагал мне
похвалить весьма скверных поэтов,
его и моих подражателей
Ты говоришь: ведь я хвалил других
За слово точное, за складный стих.
Да, было дело, и совет неплох;
Но где тот пес, который хвалит блох?

Дорога в рай

Когда прошел я Уинди-Гэп,
Полпенни дали мне на хлеб,
Ведь я шагаю прямо в рай;
Повсюду я как званый гость,
Пошарит в миске чья-то горсть
И бросит мне селедки хвост:
А там что царь, что нищий — все едино.
Мой братец Мортин сбился с ног,
Подрос грубиян, его сынок,
А я шагаю прямо в рай;
Несчастный, право, он бедняк,
Хоть полон двор его собак,
Служанка есть и есть батрак:
А там что царь, что нищий — все едино.
Разбогатеет нищеброд,
Богатый в бедности помрет,
А я шагаю прямо в рай;
Окончив школу, босяки
Засушат чудные мозги,
Чтоб набивать деньгой чулки:
А там что царь, что нищий — все едино.
Хоть ветер стар, но до сих пор
Играет он на склонах гор,
А я шагаю прямо в рай;
Мы с ветром старые друзья,
Ведет нас общая стезя,
Которой миновать нельзя:
А там что царь, что нищий — все едино.

Когда ты состаришься

Когда-нибудь старушкою седой
Откроешь книгу, сядешь у огня, —
Мои стихи! — и вспомнишь про меня,
И вспыхнет взгляд твой, нежный и живой.
Ты прелестью своей в сердцах мужских
Рождала бури, свет и темноту.
Но кто заметил странницы мечту
И скорбный лик, открывшийся на миг?
В камине жар, как догоревший мост.
Ты вспомнишь, как Любовь ушла в слезах
И горевала высоко в горах,
Лицом зарывшись в мириады звезд.

Проклятие Адама

В тот вечер мы втроем сидели в зале
И о стихах негромко рассуждали,
Следя, как дотлевал последний луч.
«Строку, — заметил я, — хоть месяц мучь,
Но если нет в ней вспышки озаренья,
Бессмысленны корпенье и терпенье.
Уж лучше на коленях пол скоблить
На кухне иль кайлом каменья бить
В палящий зной, чем сладостные звуки
Мирить и сочетать. Нет худшей муки,
Чем этот труд, что баловством слывет
На фоне плотско-умственных забот
Толпы — или, как говорят аскеты,
В миру». — И замолчал.

В ответ на это
Твоя подруга (многих сокрушит
Ее лица наивно-кроткий вид
И голос вкрадчивый) мне отвечала:
«Нам, женщинам, известно изначала,
Хоть это в школе не преподают, —
Что красота есть каждодневный труд».
«Да, — согласился я, — клянусь Адамом,
Прекрасное нам не дается даром;
Как ни вздыхай усердный ученик,
Как ни листай страницы пыльных книг,
Выкапывая в них любви примеры —
Былых веков высокие химеры,
Но если сам влюблен — какой в них толк?».
Любви коснувшись, разговор умолк.
День умирал, как угольки в камине;
Лишь в небесах, в зеленоватой сини,
Дрожала утомленная луна,
Как раковина хрупкая, бледна,
Источенная времени волнами.
И я подумал (это между нами),
Что я тебя любил, и ты была
Еще прекрасней, чем моя хвала;
Но годы протекли — и что осталось?
Луны ущербной бледная усталость.

Молитва о дочери

И вновь порывы с моря налетели
На дом, где безмятежно в колыбели
Спит дочь моя. К ней ветру нет преград:
Лишь роща Грегори и голый холм стоят
Перед шальным посланцем океана,
Нещадно треплющим и крыши, и стога;
Как мысль моя печальна и горька,
Вот и молюсь за дочку безустанно.

Давно брожу, а ветер не стихает,
Я слышу, как он в башне завывает,
Ревет под сводами моста, ревет
Над вязами у вздыбившихся вод.
Молюсь за дочь, и чудится мне вскоре:
Грядущих лет выходит строй
Под дикий барабанный бой
Из смертоносной девственности моря.

Неизбывный Зов

Умолкни, неизбывный сладкий Зов!
Ступай к небесным стражам-овчарам —
Пускай кочуют до конца веков
Тебе вослед сияньями во тьме.
Иль не слыхал ты, что душа стара,
Что ты — в прибое, в шелесте дубов,
И в крике птиц, и в ветре на холме?
Умолкни, неизбывный сладкий Зов!

Песня из пьесы «Воскрешение»

Я видел: дева, не склонив чела,
Смерть бога Диониса зрела строго,
Живое сердце вырвала у бога
И на ладони сердце унесла.
Кровавой той и страшною порою
Шли музы вслед за девой неземной
И пели «Магнус Аннус» той весной,
Как будто бога смерть была игрою.
Другая Троя встанет высоко,
Вновь будет ворон павшими кормиться,
И вновь к заветной цели устремится,
Раскрасив гордый нос, другой Арго.
И будет Рим имперские бразды
В дни мира и войны ронять от страха,
Едва из горнего услышит мрака
Глас грозной девы и ее Звезды.

(Перевод Л. Володарской)

  • Добавить комментарий

Дорогие друзья, наш проект существует исключительно благодаря вашей поддержке.

Остров Миагани

Загадки Риддлера это специальные головоломки в Batman: Arkham Knight . Риддлер выдаёт вам в фразу, в которой скрывается определённый смысл, разгадав его, вы должны найти месторасположение, и исследовать его с помощью режима детектива. Решение таких загадок откроет нам определённые истории в Готэм-сити, которые помогут вам лучше понять, этот безумный мир Бэтмана. В данном гайде, мы расскажем вам а заодно и покажем, расположение загадок на Острове Миагани

Не забывайте, для того чтобы исследовать какую-либо из загадок необходимо, удерживать клавишу режима детектива до тех пор, пока не случится щелчок и вы не проанализируете данный объект или местность. Если вы по каким-то причинам пропустили загадки в других местах Готэма-сити, обратите внимания на наши подробные гайды из списка:

Загадка в Приюте

Хочешь кошку усмирить, что же проще может быть? Закрой задвижку, зови летучую мышку.

Решив эту загадку открывается доступ к истории «Добыча». Для решение этой загадки вы должны будете пойти в приют Пинкни, в юго-западной части острова. Вход в приют находится с задней стороны, в большом холле вас будет ждать Женщина-кошка. Проанализируйте её, а точнее одетый на неё ошейник — всё готово, приступаем к следующей загадке.

P.S. Если вы завершили все миссии Загадочника с Женщиной-кошкой, так и не разгадав загадки, то вам придётся вернуться на место решения последнего испытания. Возле ящика где вы взяли последний ключ, лежит тот самый ошейник, который нужно исследовать.

Загадка в Больнице

Друг Уэйна решил отомстить, убийство отца мешает жить.

Данная загадка разблокирует историю под названием Держите друзей близко. Чтобы решить эту загадку, отправляйтесь в больницу — Eliott Memorial Hospital, чуть позже у вас будет возможность оказаться там. Встаём перед главным входом, анализируем знак над дверью, всё готово.

Загадка Адские ворота

Тьма или свет, добро или зло, расколотым надвое выбрать так тяжело!

Решение этой загадки позволит вам прочесть историю Вынос мусора. Следуйте по пути рельс от Гранд Авеню в Бристоль. Обращайте внимание на витрины пока бежите. На одной из них будет написано крупными буквами “HELLS GATE”, включаем режим детектива и исследуем надпись.

Загадка Рекламной вывески

Такой пытливый репортёр: прекрасна на вид, и разум остёр.

Читать еще:  Бабушка читала псалтырь, а кот не отходил от нее

Разгадав загадку вы получите историю под названием Время шоу. Для это вам понадобится исследовать рекламную вывеску с “THE The Vicki Vale SHOW”. Вы без труда её найдёте, данная вывеска самая примечательная в городе, её трудно не заметить.

Загадка с Плакатом

Начальник психушки ушёл в большую политику – не придумаешь лучше мишени для критики!

После решения загадки вы получите историю Часы посещения. Если пойти на запад от площади Гранд-авеню, вы увидите витрину с вывеской “Lacey’s”. На этом же здании вы найдёте часы, поднимитесь рядом на здание, увеличьте чтобы исследовать.

P.S. Плакат ниже часов с Квинси Шарпом, является правильным ответом на эту загадку. Прошу прощение за дезинформацию.

Загадка c Граффити

Убийцы сильны, но далеко до успеха: семейные ссоры — большая помеха.

Отгадав загадку вы получите история про Голову Демона(Ра’с аль Гул). Решение загадки находится в северо-восточной части острова, недалеко от моста Милосердия в захудалом домишке, на стене будет располагаться граффити с надписью “The Demon’s Head Will Return” / “Голова Демона Вернётся”. Исследуйте граффити.

Загадка с Башней

Мрачные стены, безжалостный врач, безумие здесь – самый страшный палач.

После решения вы получите историю про Чудо Башню. Поднимитесь на Башню Уэйна и повернитесь лицом на восток. Вы увидите огромную башню на расстоянии – увеличьте и исследуйте её.

Загадка Семейного Портрета

Принц Готэма занял трон по праву, но участь отца ему не по нраву.

Решение загадки даст вам прочесть, историю Наследие. Чтобы разгадать загадку, вы должны будете пойти в офис «Башни Уэйна», и исследовать рядом с дверью семейный портрет Уэйнов. Добраться до загадки, можно будет во время прохождение миссии Друг в Беде, в которой мы проверяем всё ли в порядке с Люциусом — помощником Бэтмана.

Загадка Ботанический Сад

Вдохни полной грудью, не страшен газ, но эти цветы уже не для нас.

Решение приведёт к разгадки истории Нежная Фиалка. После того как вы очистите Готэм от токсина Пугала, подымайтесь на крышу Ботанического Сада Миагани. Посмотрите на землю возле гигантского дерева — вы увидите один красный цветок. Подойдите поближе и изучите его.

Загадка Последний Экзамен

Разгадку найди придётся не раз: в этой игре не возможен отказ.

Решив эту загадку откроется история под названием Изгой. Вы столкнетесь с этой загадкой в приюте, во время заключительной миссии с женщиной-кошкой. Вашей задачей будет взломать консоль на полке, заполненной плюшевыми игрушками. После чего откроется дверь в комнату Риддлера, где он придумывал зловещие планы против Бэтмана. Заходим в комнату и исследуем чертёжную доску.

2. Текст песни Жанна Бичевская — Мы лишь на миг приходим в этот мир.

Мы лишь на миг приходим в этот мир,
Где учимся любить и ненавидеть.
Одно мгновенье длится жизни пир,
Спешите жить, спешите видеть.

Спешите жить, но брать от жизни все
Не надо торопиться суетливо.
С собою ничего не унесешь
И не подаришь прошлому стыдливо.

Спешите стать терпимей и добрей
И отдавать, спешите научиться,
Чтобы потом у запертых дверей,
Когда окончен пир, не очутиться.

» Некрасов Николай- Забытая деревня

Я, может быть, неоригинальна, но моя страсть — Н. Некрасов. Просто умираю от его умения складывать строки и переданного смысла.

У бурмистра Власа бабушка Ненила
Починить избенку лесу попросила.
Отвечал: нет лесу, и не жди — не будет!»
«Вот приедет барин — барин нас рассудит,
Барин сам увидит, что плоха избушка,
И велит дать лесу», — думает старушка.

Не могу, всегда слезы наворачиваются
_________________

Скажите «Спасибо!». Ведь всегда есть, за что поблагодарить жизнь.

Когда ты уже готов сдаться — ты гораздо ближе к цели, чем ты думаешь.

Скажите «Спасибо!». Ведь всегда есть, за что поблагодарить жизнь.

Когда ты уже готов сдаться — ты гораздо ближе к цели, чем ты думаешь.

Мудрейшая притча о том, как вести себя, когда вас хотят задеть

«Оценки окружающих нужно уважать и учитывать. Как погоду. Но не более» — Н. Козлов

Photo by JD Mason on Unsplash

Время от времени все мы становимся участниками какого-нибудь конфликта и можем услышать в свой адрес что-нибудь обидное. Кто-то сознательно пытается нас задеть, а кто-то говорит лишнее на эмоциях и сам потом жалеет об этом. В любом случае, справиться с оскорблениями гораздо проще, если знать, как на них реагировать. В этом поможет старая притча.

История о мудреце и горожанах

В далекие времена жил мудрец, который странствовал по свету. Он помогал бедным и обиженным, всегда был готов выслушать и дать мудрый совет. В каждом городе у него появлялись благодарные почитатели.

Однажды старец решил вернуться в родной город, в котором не был много лет. Но жители встретили его оскорблениями. Они кричали:

— Иди, откуда пришел! Где ты был все это время, бездельник, пока мы трудились в поте лица?

— Бродяга! – подхватил кто-то.
— Разбойник! Он наверняка живет тем, что ворует у честных людей!
— Вор! Пьяница!

Но старик никак не реагировал на эти слова. Он просто шел по улице к своему заброшенному дому.

Один юноша побежал вслед за ним и спросил:

— Почему ты им не отвечаешь? Я знаю, что ты мудрейший человек, и все эти злые слова – чистая клевета!

— Пойдем со мной, я хочу кое-что тебе показать, — ответил старик.

Вместе они зашли в его дом. Там мудрец долго рылся в старом сундуке и наконец достал оттуда грязные и потрепанные лохмотья.

— Вот, примерь, — с этими словами он бросил тряпье юноше.
Тот возмущенно воскликнул:
— Зачем мне эти обноски? Я что, похож на нищего?

— Вот видишь, — спокойно ответил мудрец. – Ты отказался надевать лохмотья, потому что точно знаешь: ты – не тот, для кого они предназначены. Так и меня не задевают злые слова, ведь я знаю, что на самом деле они не обо мне. Только ты сам можешь решить, примерять ли на себя все, что тебе предлагают.

Зло лишь в том человеке, который пытается обидеть

Смысл этой простой истории лежит на поверхности. Не стоит принимать близко к сердцу все, что вы слышите. Мы ответственны за свои мысли и эмоции не меньше, чем за реальные поступки. Только от нас зависит, нести ли груз обид и тревог через всю жизнь или сбросить его и идти дальше с расправленными плечами.

Злые и завистливые люди всегда были, есть и будут. Чем вы успешнее, тем их больше. Даже у самых талантливых звезд есть свои хейтеры. Но зачем ориентироваться на злопыхателей, если вы знаете, что гораздо больше тех, кто вас ценит?

Не нужно пререкаться или оправдываться. Просто перешагните через лохмотья, которые вам бросают из толпы – они не для вас.

Нет смысла тратить драгоценное время на обидчиков

Порой бывает сложно не реагировать на оскорбления, особенно незаслуженные. Но здесь есть один секрет. Не нужно просто терпеть, стиснув зубы, и все проглатывать. Если вы будете так делать, разрушительный гнев будет клокотать внутри. Однажды он либо вырвется на свободу (вероятно, задев при этом невинных людей), либо уйдет глубоко внутрь и начнет подтачивать ваше здоровье болезнями.

Бывают ситуации, когда стоит сразу дать обидчику отпор. Но чаще всего достаточно просто понять: человек, который самоутверждается, оскорбляя других, попросту несчастен. Представьте, насколько серая и скучная у него жизнь, что единственное доступное ему развлечение – «разводить» других людей на эмоции.

Не давайте таким «энергетическим вампирам» питаться вашими чувствами. Ведь они только и ждут этой реакции, а если не получают ее, злятся все сильнее и сильнее. Пусть их негатив останется при них. Что бы ни случилось, широко улыбайтесь, относитесь ко всему с долей юмора.

Вспомните хотя бы гениальную Фаину Раневскую и ее фирменную фразу:

«Хрен, положенный на мнение окружающих, обеспечивает спокойную и счастливую жизнь».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector