2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Это тебе за руцкий мир! »

Содержание

«Это тебе за руцкий мир!». Как Украина отмечает поражение своего чемпиона

​Взаимосвязь политики и спорта на Украине в последние годы достигла высочайшего уровня. Зачастую отношение к спортсменам зависит не столько от их результатов, сколько от уровня «патриотичности».

Жизнь в Киеве

Жизнь в Киеве не легкая. Как говорится «сразу на голову ничего не упадет». Если вы слабый человек или не готовы много работать, то здесь вам делать нечего. Столица — это другой ритм, стиль жизни, уровень и люди. Достаточно трудно влиться в этот город.

Киев — город сильных, самодостаточных, пробивных и амбициозных людей. Конечно, это не всегда касается коренных жителей, и из этого правила есть множество исключений. Если вы пробивной человек, хороший специалист в своем деле и планируете много работать, тогда можно попробовать покорить столицу.

Расскажу вам историю моего друга, который бросил все и переехал с женой. Антон парень работящий и не ленивый. Он всегда ищет возможность заработать. Раньше Антон жил в маленьком городе в 800 км от Киева. Работал механиком с 8:00 до 18:00. Зарабатывал 6 тысяч гривен в месяц, платил 3 тысячи за квартиру, остальное уходило на проезд и питание. За три года работы он не скопил никаких денег.

В итоге, они с женой решили, что нужно переезжать. Первым уехал Антон. Жил в хостелах и параллельно искал работу. Довольно быстро он нашел работу механиком, согласившись на месяц испытательного срока с зарплатой 10 тысяч гривен. Работать приходилось с 6:00 и до 20:00, иногда заканчивал работу и позже. Но Антон себя отлично зарекомендовал, не боялся работы, брался за все, что ему поручали. И после испытательного срока он начал зарабатывать 20 тысяч гривен в месяц. Антон привез жену, они за один день нашли квартиру без помощи риелторов. Жена тоже работает. Сейчас Антон зарабатывает 30 000 – 33 000 гривен, дополнительно есть заработок жены.

Многие мои знакомые переехали в Киев с глубинок и маленьких городов. В основном, это люди, у которых нет богатых родителей, местных друзей, которые бы помогли, своего жилья, «финансовой подушки безопасности», они все ехали в никуда и ни с чем. У всех была цель – жить лучше. Первое время работали за маленькую зарплату, хватало только заплатить за квартиру, купить продукты и проезд. О развлечениях, курортах и модной одежде речь даже не шла. Спустя год эти люди могут позволить себе поехать на море за границу, помочь родителям, хорошо одеться, откладывают деньги, могут позволить себе завести ребенка и купить свежий ананас которые еще год назад казался роскошью.

Все в наших руках.

«20 лет думала, что меня бросили»: Пропавшие дети, найденные спустя долгие годы

25 мая во многих странах отмечается Международный день пропавших детей. Внезапное исчезновение ребёнка, его поиски – это всегда страшнейшая пытка для родителей. Когда не знаешь, жив твой ребёнок или уже нет, каждый час разлуки воспринимается как день, а каждые сутки – как месяц. Но случаются удивительные истории, когда пропавший ребёнок находится спустя годы, а то и десятки лет. Они лишний раз доказывают: никогда нельзя опускать руки.

Чаще всего, если теряется ребёнок, его находят за несколько часов или дней. Тех, кого ищут дольше, обычно уже не рассчитывают найти живыми. Убитые горем родители пытаются смириться со своей утратой. Но изредка бывают случаи, когда эти дети находятся. Искалеченные судьбой или в добром здравии, но главное – живые. Сегодня мы решили вспомнить эти истории, вселяющие надежду на спасение миллионов других детей, которых прямо сейчас ищут поисково-спасательные отряды по всему миру.

Василий Мусофранов: 16 лет цыганского плена и чудесное возвращение

Шестилетнего шахтинца Васю похитили осенью 2000 года на центральном рынке города, куда мальчик пришел вместе с мамой. Как позже вспоминал Василий, мать оставила его подождать на лавочке, а сама ушла в магазин. Ребёнок заметил троих цыган, которые сначала просто ходили вокруг него, потом угостили шоколадкой, потом предложили прокатиться в автомобиле… С этого «катания» Вася уже не вернулся: его увезли в Волгоград.

Ребёнка искал весь город: сотни ориентировок, громкие статьи в газетах, тысяча опрошенных свидетелей. К делу подключились не только волонтёры, но и опытные следователи, в том числе – те, кто ловил легендарного маньяка Чикатило. Но все тщетно. Мальчика так и не нашли, а уголовное дело через несколько лет закрыли за неимением каких-либо зацепок.

Но вот летом 2016 года полиция Волгограда обнаружила молодого человека – по разным данным, он то ли сидел в припаркованной машине, не имея при себе никаких документов, то ли попался на мелком хулиганстве. Парень рассказал удивительную историю о том, как был похищен цыганами в далеком детстве, как они заставляли его работать и он в итоге сбежал, потому что не хотел оставшуюся жизнь провести «в рабстве». МВД разослало фото молодого человека по регионам, и ответ пришёл из Шахт: в человеке, представившемся Васей, признали того самого пропавшего мальчика. Узнали его по редкому крупному родимому пятну на груди.

Инсталляция «Памятник пропавшим детям» перед парком искусств «Музеон» на Крымской набережной. Фото: АГН «Москва»

Эта история получила большую огласку. И через некоторое время нашлась родственница молодого человека: сестра Галя, с которой у парня общая мать, но разные отцы. Родные мама и папа Василия, не пережив утраты своего ребёнка, умерли. Так Вася попал в семью, где его потихоньку стали учить читать и писать, ведь за время жизни у цыган ребёнок ни разу не ходил в школу, а только много и тяжело работал – продавал металлолом.

Однако через некоторое время Вася сбежал. То ли недостаточно с ним работали психологи, хотя это было необходимо, то ли новая семья пришлась ему не по душе. Отправился он в тот посёлок, где жил с цыганами – к другу «цыганского» детства Армену. Тот принял парня как родного. Жизнь вроде бы стала налаживаться: Вася хоть и не помышлял о серьёзном образовании, считая, что ему уже «поздно», но хотел жениться, обзавестись семьей. Но в одну ночь он вдруг надумал отомстить укравшим его цыганам, пробрался к их дому и украл из припаркованной машины магнитолу и аккумулятор. Цыгане обратились в полицию, и парня отправили в СИЗО – случилось это в январе прошлого года. С тех пор о Васе Мусофранове ничего не известно.

Этот пример, конечно, нельзя назвать счастливым, ведь мальчик фактически потерял детство и юность, а отсутствие образования, воспитания и социальных контактов искалечило его личность. Но ведь всё это ещё можно исправить, хоть и тяжело – он выйдет из тюрьмы, и, если друзья его не забудут, быть может, сможет стать полноценным членом общества.

Читать еще:  «Вы не мерзнете?» Почему москвич ходит зимой и летом в шортах

Ольга Менжерес: Рыжеволосая красавица никак не походила на цыганку – и это её спасло

Эта история произошла на Украине. И вот её-то как раз можно назвать счастливой.

4-летнюю Олю весной 2000 года похитили на вокзале в Киеве. Туда она приехала вместе с папой – они должны были сесть на электричку и отправиться в гости к Олиной бабушке. На вокзале отец отлучился ненадолго в туалет, оставив дочь в зале ожидания, пришёл – ребёнка нет. Мужчина в панике стал разыскивать девочку, обратился в милицию – но все тщетно. На объявление о пропаже рыжеволосой девочки никто не откликнулся.

Все свои сбережения семья Оли потратила на частных детективов, да и сама мать девочки Татьяна ночами обходила все вокзалы Украины в надежде найти своего ребёнка.

Примерно с полгода у меня была полная прострация. Я не соображала ни где я, ни что я. Я ночевала на вокзале, я ходила в электричках, я буквально с этими бомжами чуть ли ни за руку здоровалась, потому что я всё надеялась, что её кто-то из попрошаек мог использовать,

– рассказывала уже сильно позже Татьяна Менжерес. Но все было тщетно. Не выдержав горя, папа Оли запил и стал вести асоциальный образ жизни. Мать же старалась справиться со своим горем и жила ради двух старших детей.

Так прошло семь лет. И вдруг произошло чудо. В одной из телепрограмм односельчанка семьи Менжерес увидела репортаж об одесском интернате, куда направили рыжую девочку, изъятую у цыганского табора. Очень уж похожей на Татьяну показалась Оля соседке, и она сразу позвонила женщине. Без ума от счастья Татьяна стала пытаться вернуть ребёнка. Ещё два года тянулись ДНК-экспертизы для подтверждения родства – ради них женщина влезла в долги и потратила все имевшиеся деньги. В итоге ей удалось вернуть свою девочку, которая, правда, мать совсем не помнила.

Оказалось, что Олю с киевского вокзала похитила полубезумная женщина, которая жила с девочкой в подвале, называлась её «бабушкой» и заставляла вместе с собой попрошайничать. Через какое-то время она начала бить Олю, и та сбежала в цыганский табор, подружившись с его детворой. И, понятное дело, продолжила попрошайничать. Но однажды её заметила милиция – рыжая и белокожая, Оля сильно отличалась от цыганят. Ее забрали в отделение, а оттуда направили в интернат. Ну а после девушку признали в родном селе.

Постепенно она привыкла к родной семье и даже поступила в колледж. Отрадно, что этого ребёнка, который мог всю жизнь провести в нищете, грязи и попрошайничестве, всё-таки удалось вернуть родным и обеспечить нормальное человеческое будущее.

Юлия Моисеенко: Двадцать лет думала, что родилась в России, а родители бросили

Маленькую Юлю еще в глубоком детстве усыновила приёмная семья в Рязани – ей тогда было меньше пяти лет. Двадцать лет она прожила с новыми родителями и старшими братьями, которые всегда помогали девочке и заступались за неё, успела выйти замуж, родить ребёнка, развестись и найти новую любовь. Всё это время Юлия думала, что её настоящие родители – алкоголики или бомжи, что они её бросили, хотя новая семья всегда старалась сгладить озлобленность девочки. Девушка пыталась найти их, чтобы «посмотреть им в глаза». И тут ей помог молодой человек. Он стал искать информацию в интернете по ключевым запросам и нашёл родителей Юли… в Белоруссии.

Оказалось, что Юля пропала 1 октября 1999 года в четырёхлетнем возрасте, когда ехала с отцом в электричке. По его словам, его избили и он потерял сознание, а когда очнулся, ребёнка рядом не было. По смутным детским воспоминаниям Юли, она три недели скиталась по поездам с какой-то парой – мужчиной и женщиной, они прятались от милиции и попрошайничали. Потом мужчина высадил её на перроне в Рязани и уехал. На вокзале девочку нашли местные милиционеры, отвезли в отделение, напоили чаем с печеньем. А ещё через пару недель Юля попала в семью.

Удивлению и шоку девушки, узнавшей, что её родная семья – вполне нормальная, не маргинальная, живет в белорусском селе и всё это время искала её – не было предела. Встретившись с ними, она вспомнила поле, на котором паслись коровы, частично вспомнила свой родной дом. У неё оставались смутные воспоминания и о маленьком братишке и старшей сестре.

Несмотря на предложения родственников вернуться в Беларусь, Юля решила остаться в Рязани со своей приёмной семьей. Всё-таки с ней она прожила большую часть своей жизни. Эти люди дали ей хорошее образование: девушка отучилась на товароведа, сейчас получает вторую специальность – фармацевта. Они же помогали ей переживать жестокую травму детства, водили в церковь. А теперь девушка готовится выйти замуж – за своего молодого человека, который помог ей найти родных.

Однако, живя в Рязани, Юлия теперь активно поддерживает связь с белорусской родней. И ни в коем случае не винит их за свою потерю:

Всё случилось так, как случилось, и закончилось хорошо. Бог всё направил как надо. Это для меня главный урок из всей истории: нельзя отчаиваться, надо надеяться и верить. Бог поможет,

– говорила девушка журналистам.

Ушла искать счастья

А этой историей, не получившей широкой огласки в СМИ, с журналистами поделились тамбовские правоохранители. 17-летняя жительница Тамбова Света в один прекрасный день просто ушла из дома и перестала выходить на связь. Убитые горем родители долго пытались её найти, но безрезультатно. В конце концов, решив, что девушка погибла, стали пытаться смириться с тяжёлой утратой.

Как вдруг спустя пять лет Светлана объявилась – так же внезапно, как и исчезла. Она увидела в новостях информацию о разбившемся самолёте с военными и позвонила бабушке: её родители служили в том регионе, где произошла авиакатастрофа. Родителей Светы на борту не было. Но вот таким странным образом семья воссоединилась: оказалось, что за прошедшее время Светлана уехала в Белоруссию, вышла там замуж и родила двоих детей.

Разные выводы можно сделать из этих историй. Где-то пропажа детей – вина родителей, и будь они чуть внимательнее – трагедий можно было бы избежать. Где-то случившееся – отзвук лихих девяностых, где любой мог быть избит, обворован, украден. Но главное, о чём мы должны помнить, читая об этих найденных спустя годы детях, – что бы ни случилось, никогда не нужно отчаиваться. Ведь каждый, даже давно потерянный ребёнок, сейчас может быть жив и изо всех сил ждёт, когда его найдут.

Отец подошел ко мне и сказал: «Возвращайся! Твое время еще не пришло!». Буквально после его слов я очнулся, открыл глаза и заметил стоящих рядом врачей».

Не все пациенты любят вспоминать собственные «полеты» в мир иной.

Об одном таком случае рассказывает супруга пациента, побывавшего на том свете. «Юрий сорвался с большой высоты и на протяжении недели находился в состоянии клинической смерти из-за тяжелейшего удара головой. Ежедневно навещая мужа, подключенного к аппарату искусственного дыхания, изгоревавшаяся жена потеряла ключи от дома.
Но Юрий выжил! И первое что он спросил жену, придя в сознание: «Ты нашла ключи?». И глядя в ее недоуменные глаза, продолжил: «Они под лестницей!». Как он мог узнать, о потере ключей и откуда знал, где они выпали, мужчина объяснил позднее. Оказывается, во время клинической смерти его душа покинула тело и стала облаком. Он видел каждый шаг своей жены, независимо от того, в каком месте она находилась. Более того, он побывал в месте, где покоились души его умерших родственников – мамы и старшего брата. По словам Юрия, именно родные убедили его вернуться назад.
А спустя год, когда сын Юрия находился при смерти, и мать безутешно плакала, прощаясь с единственным ребенком, Юрий обнял супругу и сказал: «Он проживет еще год». И действительно, ребенок пошел на поправку и умер лишь спустя год. А на похоронах любимого сына мужчина успокаивал жену: «Не грусти. Он не умер, просто раньше нас переселился в иной мир».

«Вымираем»: Татьяна Буцкая оправдалась за слова о налоге на бездетность

В выступлении на радио видный общественный деятель предложила тем, кто не любит детей, «платить налог и не любить дальше».

Читать еще:  Идеи христианской религии. Основные идеи христианства

13 октября 2020 · Текст: Любовь Высоцкая

Казалось бы, это личное решение каждой семьи — рожать детей или нет. Многодетным семьям — почет и уважение, но и в тех, кто не хочет становиться родителями, не стоит кидать камни и уж, тем более, каким-то образом подчеркивать их бездетность.

Впрочем, есть эксперты, которые считают, что низкую рождаемость в нашей стране надо поднимать самими разными способами. Как говорится, на войне все средства хороши. Так, в эфире радио «Говорит Москва» председатель правления общероссийской общественной организации «Совет матерей», педиатр, автор книг о здоровье детей Татьяна Буцкая озвучила идею ввести налог на бездетность.

Мы говорим о тех, кто сознательно отказывается от решения родить ребенка. Не любят, пусть платят налог и не любят дальше. Либо любит детей и рожает, либо не любит и платит за то, что не любит.

Татьяна Буцкая

По словам Татьяны, суммы должны не должны быть запредельными: 300-500 рублей в месяц.

«Никто из-за этих денег не пойдет рожать ребенка, — уверена эксперт. — Но, тем не менее, будет понимание, что я беру на себя ответственность, строю карьеру, живу для себя, путешествую, получаю пятое образование и плачу эти 300 рублей».

Обложить налогом Буцкая предложила людей репродуктивного возраста, у которых нет проблем со здоровьем в части зачатия

Если у человека есть принципиальная позиция не рожать ребенка — хорошо, тогда помоги тем, кто их уже родил. Я уверена, что налог принесет пользу с точки зрения финансовой и демографической. Мы живем в большой стране, представьте, что страны может не быть. Если мы не рожаем детей, значит ее будут заселять те, кто сюда приедет.

Татьяна Буцкая

После выступления на Татьяну обрушился шквал гневных комментариев, а в Минфине поспешно ответили, что такой налог даже не рассматривается. В своем Инстаграме Татьяна попыталась объясниться, отметив, что налог на бездетность, по ее мнению, абсурден, а ее слова были вырваны из контекста.

«Да, и для тех, кто хайпует на вырванных их контекста фразах, еще раз повторю, что не считаю нужным вводить налог на бездетность, а предлагаю задуматься над тем, что каждый год в нашей стране рождается минус 10% детей, — написала Буцкая. — Ну правда ведь вымираем, роддома пустеют. До 2035 года будем катиться вниз, если сейчас не поддержим всех, и кто алименты должен получать, и кто рожать детей хочет».

Но подписчиков — а их у нее, между прочим, 1,7 миллиона человек, — она пока что не убедила. Особенно тех, кто слушал передачу.

«Я дважды прослушала ваше интервью на радио. Дважды, — это один из комментариев на странице Татьяны. — Поверьте, очень сложно сделать „вырванное из контекста“ из того бреда, что вы произнесли. И мне очень хочется знать, как оценивается „есть дети“ или „нет“. Ведь есть доноры яйцеклеток, то есть чисто теоретически детки из этих яйцеклеток могли когда-нибудь родиться. А есть мужчины, которые в принципе могут не знать, что у них есть дети. А есть те кто родил и оставил в детдоме. Они считаются родителями? Какой критерий? Факт родов? Факт беременности? Или что? Поясните, пожалуйста, а то уж очень быстро переобуваетесь».

Кстати

Татьяна не первая, кто выступает с подобной инициативой. В марте этого года и на том же радио подобную идею высказывал главный репродуктолог Минздрава Олег Аполихин.

«Его стоит вводить не для того, чтобы людей наказать, а чтобы помочь тем молодым семьям, которые решили рожать детей — второго, третьего, если эти налоги будут не просто взиматься в доход государства, а перенаправляться на молодые семьи… Это солидарная ответственность, то есть помочь выделением своих средств на содержание малого количества молодых многодетных семей. Потому что эти дети потом будут обеспечивать пожилых людей».

«По любанским меркам мы жили хорошо»

Валентина: Мы с Максом познакомились еще на первом курсе университета. А на пятом поженились. Выходит, уже 15 лет вместе. Сразу после универа поехали жить в родной город Макса — Любань. Это небольшой городок, 12 тыс. населения. Мы никогда не работали «на дядю». У нас всегда было что-то свое.

Максим: Я был индивидуальным предпринимателем. Ремонтировал компьютеры, сдавал напрокат, обучал компьютерной грамотности…

В.: А я, пока сидела в декретном, стала продавать одежду через группу во «ВКонтакте» — получалось и по $1000 в месяц зарабатывать. По местным любанским меркам мы жили хорошо.

М.: В 2011-м открыли производство мебели по индивидуальным заказам: кухни, шкафы-купе. Наняли местных мастеров. Мы в городе были единственной такой компанией. Люди обращались, заказывали. Но доходы все равно были не те. Может, чуть больше, чем на заводе у станка… Но назвать это бизнесом было сложно. Тянули лямку.

Посмотришь за окно: серая погода, ненастье… На меня нападала хандра. Хотелось лета. Я все время смотрел на YouTube видосы, как люди ездят, путешествуют и «бложат». Так появилась идея поехать на два месяца в Таиланд.

Любань — это, можно сказать, деревня. А мы тут собрались в Паттайю. Родственники вообще за голову взялись: «Если себе портить жизнь не боитесь, то хотя бы детей оставьте нам!»

В.: Мама кричала: «Куда вы поедете! Вас посадят в тюрьму! Подкинут наркотики! За наркотики — смертная казнь». А в итоге мы объехали почти весь Таиланд на машине, на пароме переплыли на остров. Дети до сих пор помнят — им было 3 и 5 лет — слонов и обезьян, которые стучались по утрам в окна. Но мне в Таиланде было слишком жарко. Такая влажность, что только выйдешь из дома — весь мокрый, косметика по лицу течет… Просто как в сауне. Я Максу говорю: «Не, я тут жить не смогу». И мы поехали обратно.

М.: Решили в Минск перебраться. Хотели и там мебельное дело наладить, но в столице такая конкуренция, одних шкафов-купе — сотни! А доставка из Любани — это невыгодно.

В.: Полтора года прожили в Минске. Денег хватало на скромную жизнь, чтобы раз в год, без детей съездить отдохнуть в Турцию или Египет. И потом у Макса опять стрельнула идея фикс: нужно перебираться к морю!

М.: Вторая волна, так сказать (смеется. — Прим. Onliner). Это был январь 2017-го. В ту зиму был мороз −27, машина не заводилась, помню, как стоял, вымерз… Наверное, это стало последней каплей. Продали квартиру в Любани за $25 тыс. (под крики родственников «Вы нормальные? Сейчас все профукаете!»), купили камеру, ноутбук, собрали вещи — и вперед, в Хургаду.

«Совет матерей» предложил ввести налог на бездетность. Люди злы и не хотят в СССР, но для хейта пока рано

Организация «Совет матерей» в лице председателя Татьяны Буцкой предложила ввести налог на бездетность и рассердила россиян. Люди считают, что они вправе отказаться от статуса родителей и не рожать детей в такой стране, как Россия. Но подобные реплаи были только началом, а переживать пока рано.

Читать еще:  Великая Пятница. Что происходило на Страстной седмице

В понедельник, 12 октября, председатель общероссийской организации поддержки матерей и детства «Совет матерей» Татьяна Буцкая в эфире радиостанции «Говорит Москва» предложила ввести налог на бездетность в России. Буцкая отметила, что подобные меры должны касаться не только женщин, но и мужчин репродуктивного возраста.

По мнению председателя, причиной для утверждения данного налога считается «демократическая яма» и рост миграции, а оптимальной суммой за «решение строить карьеру, жить для себя и получать образование» станет сумма 500 рублей в месяц.

Мы говорим о тех, кто сознательно отказывается от решения родить ребенка. Не любят, пусть платят налог и не любят дальше. Либо любит детей и рожает, либо не любит — и платит за то, что не любит, – сказала Татьяна.

Пользователи русскоязычного твиттера негативно отреагировали на предложение «Совета матерей». Они вспомнили времена Советского Союза и налог на бездетность, под который попадали не только обыватели, но и монахи, соблюдающие обед безбрачия. Налог действовал начиная с 1941 года и был полностью отменён только после распада СССР.

Мау, как мяу, только через а

Комментаторы поинтересовались, как именно в случае принятия налога ответственные органы будут вести учёт людей, которые не имеют детей по собственному решению, и тех, кто вынуждено отказался от деторождения.

riasame

Многие девушки заявляли, что не хотят иметь отношение к материнству (как женщина, которая родила двоих, но впоследствии сменила пол) и вправе самостоятельно принимать решение, а не руководствоваться новыми налогами, ограничивающими свободу выбора.

apple джъюс

Основной причиной для отказа от рождения детей пользовательницы социальной сети называли плохие, по их мнению, условия жизни в стране и отсутствие материальных и жилищных гарантий.

мышонок

Mei Gideon

всё равно — попрыгай отойдет

Люди иронизировали, обращаясь к «Совету матерей» с просьбой не торопиться и подумать над более актуальными для России налогами. Например, сборы, взимаемые с нейтрино — частиц, которые предложил вооружить Владимир Путин.

Единорог Евлампий

Впрочем, комментаторам не стоило волноваться: Минфин отказался рассматривать инициативу и обратил внимание на развитие мер поддержки рождаемости с помощью материнского капитала, пишут «РИА Новости».

Кроме предложения «Совета матерей», которое на данный момент не прошло рассмотрение, люди обсуждают вторую волну пандемии в России и побочные эффекты, вызванные коронавирусной инфекцией. По словам жительницы Великобритании, к постоянной усталости и отдышке добавились потеря памяти, тошнота и деформация рук. Но комментаторы отказываются верить и встречают изменения с юмором.

Анна и Игорь (совместных детей нет)

У Ани и Игоря была любовь с первого взгляда. Они встретились на дискотеке и уже не расставались. Родители были в восторге от выбора своих детей, ведь роднились богатые семьи. Со свадьбой тоже не тянули. Первые три года молодожены прожили «для себя» — путешествовали, ходили по гостям, в кино, театры…

Но когда все родственники потребовали наследника семейства — тут все и началось… Через год неудачных попыток обратились в клинику, сдали все анализы. Но врач их ошарашил: «У вас анатомическая несовместимость. Вместе у вас не будет детей. По отдельности — пожалуйста, но не вместе…». Начались взаимные обвинения, ссоры, склоки. Однажды Аня предложила мужу усыновить ребенка. «Я не смогу полюбить чужого», — тихо ответил Игорь.

Они развелись. Очень скоро устроили личную жизнь по-новому. У них обоих есть дети. Жалеют ли они о разводе? Кто знает, наверное, для них дети — важнее, чем любовь.

Миссис Вселенная

Когда мы, в конце концов, съехались, стало понятно: в нас двоих столько бешеной энергии, что ей обязательно надо делиться. Мы были, правда, такие сумасшедшие, что людей рядом от нас сносило. Однажды одновременно достали наши носы и — вот же оно! — будем вместе помогать детям и назовемся — Red Nose.

Свадьба у нас была «носатая». Я — в коротком платье, Дима — в фиолетовом пиджаке, гости — в носах. Мы просили дарить нам не подарки, а деньги, на них и основали фонд. Тот французский клоун не смог приехать, зато были другие, и свадьба получилась такой веселой, необычной, что нам хотелось еще раз на ней погулять.

И началась наша совместная жизнь. Тусовки, приключения, путешествия. Дима серфер, он много ездит, ищет хорошие места. Нам было очень здорово вдвоем. А потом и втроем, когда родился наш сынок — Даник.

Он был уникальным ребенком, никогда не плакал, радостно разделял с нами все перелеты, легко менял климатические пояса, за полтора года объездил 11 стран. Помню, как-то мы встали в три утра, чтобы поехать на вулкан, и он легко встал вместе с нами.

Моя подруга тогда работала в российском представительстве конкурса и буквально уговорила поучаствовать. Позвонила: «Катя, ты должна представлять нашу страну». У меня тут же коленки подкосились: кто — я?! Я же совсем не модель, рост метр семьдесят, не умею ходить на каблуках, ничего не умею, я вообще не из этого бизнеса! Но подруга меня убедила.

В конце концов я согласилась — не из-за короны, конечно же, и не из-за звания, мой муж и так называл меня своей вселенной. Я поняла, что это отличная возможность для фонда — сделать его более узнаваемым. И еще хотела рассказать всему миру о российских женщинах, готовых делиться добром.

У меня было всего десять дней для подготовки, и они были очень тяжелыми. Другие участницы готовились год. А мне пришлось в стрессе подтягивать английский, шить костюмы выполнять задания. Переживала, что поехала с короткой стрижкой, а жюри оценивало и длину волос. Австралийка, например, даже наращивала их. Плюс неизбежные склоки внутри. Поддерживали меня муж и сын.

Они не должны были лететь, организаторы не оплачивали билеты. Но за два дня до вылета поняла: не поеду без них, не могу. И это было правильно, потому что после тяжелых дней наступали ночи, когда я могла быть со своей любимой семьей, могла обнять мужа, покормить сына. А днем, кстати, бегала сцеживаться, потому что надо на подиум — а у меня грудь от молока разбухла, платье намокает. В общем, сейчас вспоминаю с улыбкой, а тогда было довольно тяжело. Я похудела на три килограмма. Зато в итоге — третье место, и о нашем фонде стали, наконец, говорить.

Даника не стало через несколько месяцев после той поездки.

Я всегда оберегала его. Ходила за ним, как курица-наседка. В тот месяц мы прилетели на Бали и поняли, что нам все же нужна няня, на два-три часа несколько дней в неделю, чтобы можно было съездить куда-то по своим делам и не брать с собой ребенка. Мы нашли девушку, очень хорошую, светлую. В один из дней, когда я уехала, Даник упал в бассейн. Няня не видела этого момента. Когда обнаружила — было уже поздно. Она позвонила мне, я помчалась в клинику.

Все было как в страшном сне, в дымке, в замедленной съемке. Помню, выехала на встречную полосу, машины разъезжаются в стороны, а я думаю только о том, что сынок там без меня, он умирает. Когда приехала в больницу, он лежал на столе, его пытались спасти. Я кричала, плакала, молилась, валялась на полу. Было так страшно. И все-таки я была уверена до последнего, что они что-то сделают, он же в больнице, он подключен к аппаратам, его спасут! Но настала минута, когда аппараты остановились и врачи покачали головой. Это было точкой, в которой я поняла: уже необратимо. Димы не было рядом, он приехал позже. Не знаю, как бы я это пережила, если бы не муж, если бы не бог. Если бы не душа Даника, которая, мы это знаем, до сих пор с нами.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector