4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Акушер-гинеколог Марк Курцер: «Сегодня здорового ребенка мать может родить и в 45 лет»

На мой взгляд, наиболее эффективный метод профилактики COVID-19 — сокращение, а то и вовсе прекращение любых контактов, то есть самоизоляция. Учитывая, что действенного лечения от этого заболевания пока не существует, а контагиозность у него высокая, то очевидно — лучше стараться всеми силами не заболеть и спокойно дожидаться вакцины.

Безусловно, самоизоляция помогает медицинским учреждениям не захлебнуться в потоке всё новых больных, обеспечивает свободные места в палатах и реанимациях. Но не это главное. Важно, что человек, соблюдающий социальную дистанцию, использующий маски, перчатки и дезрастворы, не подвергает риску свой организм. Все это касается в том числе и женщин, которые планируют беременность.

Мы наблюдали и продолжаем наблюдать около сотни беременных с COVID-19. Те из них, которые болели во втором и третьем триместре беременности, уже благополучно родили детей. И мы не фиксируем отрицательного влияния этого вируса на плод и его развитие. Мы не заметили увеличения перинатальных потерь в виде замерших беременностей или выкидышей. Как и не было у нас ни одного случая, когда бы мы связывали, допустим, бесплодие с перенесенной коронавирусной инфекцией. Поэтому я не могу сказать, что существует прямое влияние коронавируса на репродуктивное здоровье женщин.

Следовательно, если вы здоровы, то нет необходимости откладывать свои планы на беременность просто из-за самого факта пандемии. Но если вы уже переболели, особенно в тяжелой форме, то, конечно, лучше подождать — от трех до шести месяцев, чтобы организм окреп и восстановился.

Самое поразительное — плод стал пациентом

— Какие есть мифы в акушерстве и гинекологии, в которые до сих пор верят и пациенты, и врачи?

— Какие-то мифы актуальны в большей степени, какие-то в меньшей. Например, мнение о том, что УЗИ вредно, сегодня уже практически не встречается, хотя иногда до сих пор приходится давать разъяснения — и это при том, что ультразвук уже делают около 50 лет и никаких тератогенных эффектов не доказано.

Так же и с эпидуральной анестезией. Есть люди, которые ее панически не хотят. Обычно я этим пациентам задаю вопрос: а если у вас будет аппендицит и его нужно будет удалять, вы тоже не будете делать обезболивание? Сейчас же никто не делает аппендэктомию без обезболивания, хотя есть группа пациентов, у которых порог чувствительности совсем другой, и, конечно, если не больно, нет отека шейки матки и нет медицинских противопоказаний, то можно рожать и без обезболивания.

Но мифы существуют до сих пор, и задача современных врачей — рассказывать, объяснять. В любом случае ничего без согласия пациентов производиться не может.

— Какие появились за последние годы новые, революционные медицинские технологии в области акушерства и гинекологии?

— Самое поразительное — это фетальная хирургия: плод стал пациентом, и теперь мы можем его оперировать и устранять то, что помешает ему нормально развиваться после рождения, делать так, чтобы он родился здоровым, не парализованным. Мы стали оперировать при пороке развития плода spina bifida и при многих других патологиях.

Мы также проводим эндоваскулярные операции, когда транспортным путем являются сосуды, и врачи по артериям или венам доходят до оперируемого органа, к примеру, до матки, и могут совершать с ним необходимые манипуляции, не разрезая ткани.

— Почему у нас «тонус матки» — это риск, который надо лечить, а на Западе нет?

— Существует разное состояние тонуса. Вообще, у любой матки всегда есть тонус, как сердце всегда сокращается, но иногда бывает повышенный тонус, при котором может произойти излитие вод.

У нас есть такие пациентки, у которых в 24 недели беременности изливались воды, и мы потом несколько месяцев сохраняли беременность, борясь с восходящей инфекцией и прочими проблемами. Поэтому, конечно, врачи иногда перестраховываются, но это значительно лучше, чем недооценить ситуацию и получать серьезнейшие осложнения, самое тяжелое из которых — это преждевременные роды.

— Правда ли, что на Западе нет практики сохранения беременности, особенно на ранних сроках?

— Не уверен, потому что те методики, которые пришли к нам с Запада, показывают, что там всегда проводится терапия, направленная на пролонгирование беременности, как и у нас.

— Нет ли там такого, что беременным назначают меньше лекарств, чем в России? У нас многие беременные пьют горстями самые разные препараты, в том числе такие, которые входят в список лекарств с недоказанной эффективностью…

— Вы говорите о явлении, которое называется полипрагмазия (одновременное, нередко необоснованное назначение множества лекарственных средств или лечебных процедур. — Ред.). Да, у российских врачей это немного есть, но из года в год мы пытаемся это уменьшить.

Звёздный акушер-гинеколог пойдёт под суд

Потерявшая младенца семья требует от клиники Марка Курцера 3 млрд. руб.

На родовом столе главного акушера-гинеколога Москвы Марка КУРЦЕРА побывали самые известные мамочки страны: Кристина ОРБАКАЙТЕ, Анастасия ВОЛОЧКОВА, Наталья КОРОЛЕВА, Диана ГУРЦКАЯ, Дана БОРИСОВА, Алла ДОВЛАТОВА, Оксана АКИНЬШИНА, Юлия ТАКШИНА, Ольга ЛОМОНОСОВА, Елена ЗАХАРОВА и многие другие. Но даже если вы не звезда, за 580 тыс. руб. Марк Аркадьевич лично примет роды, пообещав, что ваш малыш — в самых надежных руках. Однако недавно против звездного акушера семья ЗАРЕЦКИХ инициировала уголовное дело и выставила принадлежащей ему клинике за смерть малыша иск в 3 млрд. руб.

До сегодняшнего дня репутация клиники «Мать и дитя» Марка Курцера была безупречной: никаких громких скандалов, жалоб, претензий. Одни только хвалебные звездные интервью в глянцевом журнале «РОДЫ.RU», который, кстати, принадлежит учредителям клиники. Алевтина Смирнова и Константин Зарецкий , долгое время не имевшие детей, рассчитывали, что уж здесь-то с их будущими малышами все будет в порядке.

— Я панически боялась рожать в России, — говорит Алевтина. — Знаю наших врачей не понаслышке, поскольку не могла забеременеть 10 лет. У меня брали анализы: то на одни инфекции, то на другие, и все без толку. А израильские врачи в течение недели выявили непроходимость маточной трубы и быстро решили проблему.

Когда Аля узнала, что ждет близнецов, очень обрадовалась. Они с мужем Константином твердо решили рожать за границей: подписали договор с одной из клиник Таиланда. Но до назначенного срока Алевтина вернулась в Москву.

КУРЦЕР дружит с сильными мира сего. На открытие очередной клиники сети «Мать и дитя» пришла вице-премьер правительства Ольга ГОЛОДЕЦ. Фото: РИА «Новости»

— На 28-й неделе стало известно, что один ребенок «обкрадывает» второго, — говорит Аля. — Мне назначили усиленное питание, и дети начали быстрее развиваться.

На очередном УЗИ в Москве врачами был поставлен диагноз: один из мальчиков лежит поперек.

— Мне предложили лечь в клинику Курцера — Перинатальный медицинский центр (ПМЦ) — на сохранение. По дороге туда у меня начались экстренные роды.

На родовом столе в ПМЦ, под наркозом, Але предложили подписать договор на платные роды.

— Никакого прайс-листа на сайте вы не увидите, — объяснила Аля. — Клиентки узнают о ценах в кабинете. За 180 тысяч рублей у вас примут роды врачи первой категории, а за 580 тысяч — шестой. Марка Курцера в списках нет. Очевидно, он вне конкуренции.

Тем не менее роды у Алевтины принимал именно звездный акушер-гинеколог Курцер. Поскольку у женщины начались схватки, первого мальчика она родила сама, а второго — кесарили. Хотя второй малыш появился на свет весом 790 граммов, Курцер твердо заявил: «Я всех спасу!» Правда, за выхаживание назвал астрономическую сумму — около 3 млн. руб.

— Марк Аркадьевич сказал: «Зачем вам переводить малыша в другую клинику? Прогнозы очень хорошие: если мальчики не умерли в первые семь дней, то выживут». Мы назвали одного Сашей, а второго Марком, в его честь, — вспоминает Смирнова.

Второго ребёнка ЗАРЕЦКИЕ назвали в честь главного акушера-гинеколога Москвы

«У Курцера не умирают»

При рождении Марку Зарецкому поставили диагноз — некротический энтероколит (НЭК). Говоря простым языком, у ребенка еще не сформировался желудочно-кишечный тракт. Такой диагноз требует от врачей особой осторожности — чревато одно неверное движение клизмой.

— Есть два варианта выхаживания таких детей, — объяснил отец ребенка Константин. — Врачи клиники Курцера выбрали не хирургический, а метод интенсивной терапии. Нас уверяли, что все в порядке. Марка через две недели перевели из реанимации в отделение выхаживания. Каждый день мы приезжали к сыну, и ни о каких опасениях за его жизнь нам не говорили.

Читать еще:  Покров Пресвятой Богородицы: Шартр — Москва

Неожиданно через три недели родителям Марка сообщили, что их сына в тяжелом состоянии — с дыркой в сигмовидной кишке — перевезли в клинику имени Филатова. Врачи последней приняли решение экстренно прооперировать малыша.

— Когда ребенок погибал, реаниматор вышел и говорит: «Операция прошла успешно, но он через час умрет. Вы езжайте в церковь, окрестите». Когда снова приехали в больницу, Марк был еще жив, и тут врач говорит: «Езжайте ко второму сыну, потому что второй тоже может умереть, так как они — близнецы». Когда я приехал к Саше, у него был пульс под 200, он перевернулся в колбе и бился о стекляшку. Медсестра вышла, открыла колбу, я положил ему руку на лоб, и все прошло, — вспоминает Константин Зарецкий.

Первый ребёнок Константина и Алевтины — Александр

В договоре ПМЦ есть один пункт, который позволяет клинике всегда уйти от ответственности: «В случае патологий детей в одностороннем порядке без согласования с родителями переводят в государственные клиники».

— Только НЭК считается не патологией, а заболеванием, — объясняет Зарецкий. — Просто Курцер в случае форс-мажора снимает с себя всю ответственность. Дети умирают не в его клинике, а в государственных больницах. Когда Марка не стало, пришел главврач ПМЦ. Я спросил: «В каком морге тело?» Тот ответил: «Это же вы его сдали в Филатовскую больницу». Выяснилось: они не оформили перевод, чтобы к ним не было претензий. А ведь уже давно врачи во всем мире разработали схему выхаживания младенцев с НЭК.

В справке из морга Марку Зарецкому поставили диагноз: ребенок умер от неизвестной инфекции, в результате которой повредилась сигмовидная кишка.

— Когда сын умер, нам его никто не показал, — говорит Константин. — Приезжаем в морг на опознание, а вскрытие уже идет. Мы отказались забирать тело и потребовали провести экспертизу ДНК. На что Курцер ответил: «Мы ничего делать не будем. Заплатите деньги за лечение».

Актриса Елена ЗАХАРОВА рожала в клинике звёздного доктора. К несчастью, через восемь месяцев дочь умерла

Миллион за ребенка

Марк Курцер попытался подписать акт выполненных работ на лечение, но родители отказались его брать.

— Акт не совпадает с историей болезни, — говорит Алевтина Смирнова. — Получается, что, подписывая его, я расписываюсь в смерти ребенка. Даже изучив аннотации применяемых лекарств, вижу, что есть противопоказания до 3 месяцев, а есть до 6 лет. Мы стали настаивать на разборе ситуации, но Марк Аркадьевич просил замять скандал, предложив компенсацию в 1 миллион рублей из своего кармана. Я отказалась!

Тогда с главным акушером-гинекологом Москвы состоялся неприятный разговор, который родители записали на диктофон. Курцер прямым текстом предупредил, что они ничего не добьются.

— Дословно Марк Аркадьевич заявил следующее: «Всем известно, что истории болезни переписываются». Историю болезни, кстати, нам не отдавали. Только следователю удалось заполучить копии по погибшему сыну и по мне.

В отношении клиники ПМЦ возбудили уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

Кристина ОРБАКАЙТЕ благодарит во всех интервью Марка КУРЦЕРА за сына Дени, однако дочь предпочла рожать в Майами. Фото: Twitter

— Если ты создаешь бизнес — отвечай, — считает Константин. — Это платная клиника, от которой Минздрав открестился. Как обращаться в Комитет по правам потребителей, если не оформлены документы на перевод в Филатовскую больницу, если нет листов назначения препаратов? Лекарства давали ребенку не в то время. У меня по документам поставлен диагноз НЭК. Если мне владелец клиники лично говорит, что все хорошо, я не сомневаюсь. Я верю главному акушеру Москвы! Мой сын умер от того, что терапия была неэффективной?! А вы, Марк Аркадьевич, хоть раз говорили мне, что дела идут не так?!

Когда родители создали в социальной сети страничку погибшего Марка Зарецкого и опубликовали его фотографии, к ним стали обращаться люди, попавшие в подобные ситуации в ПМЦ, но не решившиеся бороться с элитной клиникой.

— Актриса Елена Захарова рожала и наблюдалась у Курцера, — говорит Зарецкий. — У нее погибла восьмимесячная дочь от инфекции менингококка, которую, скорее всего, занесли в ПМЦ. Сначала Елена заявила, что все связано с ПМЦ, крыла клинику и Курцера матом, а потом почему-то взяла свои слова обратно: мол, виновата «скорая», так как у центра нет лицензии на реанимационные действия с ребенком. Интересно, если бы такое случилось с ребенком Кристины Орбакайте , которая там рожала? И ей бы Курцер, как моей жене, предложил за смерть 1 миллион рублей, лишь бы мы не поднимали скандал?

В клинике КУРЦЕРА родила от финансового олигарха и светская львица Ульяна ЦЕЙТЛИНА. С такими клиентами акушер может не беспокоиться о своём будущем

Комментарий клиента

Деньги в клинике «Мать и дитя» берут за все, — вспоминает муж телезвезды и актрисы Эвелины БЛЕДАНС.

Эвелина Бледанс наблюдалась в клинике «Мать и дитя» еще на ранних сроках беременности — заключила контракт и заплатила кругленькую сумму, а роды должен был принимать сам Марк Аркадьевич.

— Мы отказались рожать в клинике «Мать и дитя», — сообщил «Экспресс газете» муж Эвелины Александр Семин . — Диагноз сыну — синдром Дауна — поставили на раннем сроке, но мы не поэтому там не стали рожать. Эвелине врачи говорили корректно об аборте. Но нам показалось циничным, что в клинике «Мать и дитя» деньги берут за все. Сама атмосфера не понравилась. Поэтому мы с Эвелиной рожали в самом обычном бесплатном роддоме.

В последний момент Эвелина БЛЁДАНС и Сергей СЁМИН ушли из клиники «Мать и дитя» из-за «денежной» атмосферы. Фото из личного архива Эвелины БЛЁДАНС

Комментарий адвоката:

— Наше законодательство построено по принципу справедливости и клятве Гиппократа, — прокомментировал ситуацию адвокат Зарецких Максим Смаль (в свое время представлявший интересы в суде Романа Абрамовича, Сергея Доренко, Владимира Соловьева и многих других). — Врач обязан помочь человеку: может он заплатить или нет. Поскольку Алевтина Смирнова попала к Марку Курцеру с угрозой жизни, экстренные роды не могут рассматриваться как услуга, это — помощь. Марк Курцер — не просто врач-акушер, он чиновник и человек, входящий в список «Форбс». Мы надеемся, что он поможет нам в расследовании причин смерти Марка Зарецкого и объяснит, почему во врачебных бумагах его подчиненных много несостыковок. Например, в одних документах малышу 10 рентгенов делали, а в актах выполненных работ — 4.

Карьера и бизнес Марка Курцера

Во время учебы и работы Марк Курцер познакомился с одним из лучших специалистов в области гинекологии и акушерства – профессором Галиной Савельевой. Она давно горела идеей устроить особенный роддом, в который были бы внедрены самые лучшие и передовые технологии и идеи, заимствованные с Запада.

Высокая должность

Эту мысль удалось воплотить в жизнь, и в 1994 году открывается новый роддом на Севастопольском, а Курцер занимает в нем должность главврача. Он регулярно принимал роды лично, проводил операции и консультировал будущих рожениц.

Занимая высокую должность и активно работая, Марк Аркадьевич не бросает научную деятельность и непрерывно развивается, стремясь вывести на новый уровень и все учреждение, в котором работает.

В 2001 году его биография пополняется докторской диссертацией на острую и актуальную тему «Перинатальная смертность и пути ее снижения». Этим он заслужил еще большее уважение, и в 2003 году врач был признан самым главным акушером-гинекологом в Москве, кем и остается до сих пор.

Как признается сам Курцер, этот высокий статус добавляет ответственности, но не денег. Тем не менее доктор активно развивает медицину в своей области, внедряет новые идеи и добивается положительных результатов. Он приглашает медиков на свои операции, читает лекции и даже лично выезжает на особо сложные случаи.

Первый бизнес-опыт и первый центр «Мать и дитя»

Согласно открытым данным, первым предметом коммерческой деятельности Марка Курцера стала небольшая стоматологическая клиника на окраине Москвы. Он купил ее в 2002 году и немного позже продал.

Куда более интересным, важным и прибыльным проектом стал центр «Мать и дитя». В 2001 году Курцеру удалось добиться того, чтобы правительство Москвы выделило землю для строительства нового перинатального медицинского центра. Это был участок размеров 1,36 га прямо рядом с Центром планирования семьи на Севастопольском.

На строительство требовался 1 миллиард рублей, и, как утверждает бизнесмен, своих денег он в это не вкладывал. Сбербанк выдал нужную сумму в кредит, а затем еще 1 миллиард для того, чтобы полностью оборудовать готовое здание. Принадлежащий Марку Курцеру центр открылся в 2006 году.

Перинатальный центр в Лапино

В 2011 году Марк Аркадьевич сделал еще один решительный шаг – начал строить сеть клиник. Также взяв у «ВТБ банка» кредит на 2,9 миллиарда рублей, компания купила участок в Лапино и начала строительство нового роддома площадью 42 тыс. кв. м. Этот проект также увенчался успехом и уже полностью окупил все расходы.

Читать еще:  Любовь на ретроградной венере. Ретроградная Венера: вернись, я все прощу! Сила и слабость ретроградной Венеры

Рекордное IPO

В 2012 году М.А. Курцер совершил небольшую революцию в сфере медуслуг. Он выставил акции компании, курирующей деятельность центров «Мать и дитя», на Лондонской бирже. К этому времени сеть насчитывала 12 различных частных медучреждений. Поначалу аналитики скептически оценивали идею, считая её рискованной, ведь никто из отечественных частных медицинских фирм не решались на подобный шаг. Сам же Курцер, напротив, был более чем уверен в успехе, он заранее провёл ряд переговоров с потенциальными партнёрами.

Акции «Мать и дитя» оказались очень интересны инвесторам, прежде всего зарубежным. После проведения IPO на Лондонской бирже бизнес Марка Аркадьевича был оценен в рекордные 900+ млн долларов. Было продано около 30 % акций на сумму, превышающую 300 млн долларов. Таким образом, сеть получила необходимые средства для продвижения в регионы, а талантливый акушер-гинеколог стал самым богатым врачом страны. Фото Марка Курцера часто мелькает в таблоидах, напоминая, что и в медицине можно добиваться коммерческих успехов.

Курцер в настоящее время

В настоящее время профессор Курцер контролирует исполнение приказа номер 144, который создан Департаментом московского здравоохранения. Согласно документу, у всех столичных беременных женщин берутся анализы на биохимический скрининг. Процедура делается на первых сроках «интересного состояния».

Анализы позволяют обнаружить внутренние, пока еще невидимые пороки плода. Но признано, что данный метод выявления патологий не отрицает и получение ложного результата синдрома Дауна.

В средствах массовой информации появилась информация, что Марк Аркадьевич занимается продажей послеродовой плаценты. Экспортом за границу занимается специально созданная оффшорная сеть. За рубеж продаются плаценты, в которых содержится половина крови новорожденных малышей. Получается, что такая прибыль идет в обход государственной казны. Правда это все или очередная «утка» — неизвестно.

Публикации Марка Курцера

  • Экстракорпоральное оплодотворение / М. А. Курцер, журнал «9 месяцев», март 2004 г.[16]
  • Интранатальная охрана здоровья плода. Достижения и перспективы / Г. М. Савельева, М. А. Курцер, П. А. Клименко, О. Б. Панина, Л. Г. Сичинава, Р. И. Шалина — Акушерство и гинекология — 2005 — № 3 — С. 3—7.
  • Перевязка внутренних подвздошных артерий как альтернатива гистерэктомии при массивных акушерских кровотечениях / М. А. Курцер, А. В. Панин, Л. В. Сущевич — Акушерство и гинекология — 2005 — № 4 — С. 12—15.
  • Некоторые актуальные вопросы акушерства / Г. М. Савельева, Е. Я. Караганова, М. А. Курцер, А. Г. Коноплянников, О. Б. Панина, Р. И. Шалина — Акушерство и гинекология — 2006 — № 3 — С. 3—6.
  • Иммунологические и молекулярно-биологические методы диагностики краснухи у беременных женщин, плодов и новорожденных / Э. А. Кузнецова, В. А. Гнетецкая, О. Ю. Шипулина, М. А. Курцер, Г. А. Шипулин — Акушерство и гинекология — 2007 — № 4 — С. 37—41.
  • Значение перевязки внутренних подвздошных артерий в лечении массивных акушерских кровотечений / М. А. Курцер, И. Ю. Бреслав — Акушерство и гинекология — 2008 — № 6 — С. 18—22.
  • Материнская смертность и пути её снижения / Г. М. Савельева, М. А. Курцер, Р. И. Шалина — Акушерство и гинекология — 2009 — № 3 — С. 11—14.
  • Неиммунная водянка плода: диагностика и тактика / М. А. Курцер, В. А. Гнетецкая, О. Л. Мальмберг, М. Э. Белковская, Е. Н. Лукаш, Г. А. Шипулин, О. Ю. Шипулина, Ю. А. Тарасова, О. В. Пиксасова — Акушерство и гинекология — 2009 — № 2 — С. 37—40.
  • Результаты пренатального скрининга хромосомной патологии в Москве / М. А. Курцер, В. А. Гнетецкая, В. В. Митькин, И. И. Калиновская, Ю. Ю. Кутакова — Акушерство и гинекология — 2010 — № 3 — С. 32—35.
  • Ранняя диагностика хромосомной патологии плода по программе «Oscar» / В. А. Гнетецкая, М. А. Курцер, О. Л. Мальмберг, М. Э. Белковская, Н. Г. Панина, Е. В. Дубровина — Акушерство и гинекология — 2010 — № 1 — С. 24—28.
  • Здоровье детей, рождённых после ЭКО / Г. М. Савельева, М. А. Курцер, Е. М. Карачунская, М. Е. Младова, М. А. Дронова, Г. Н. Буслаева — Акушерство и гинекология — 2010 — № 5 — С. 49—54.
  • Истинное врастание плаценты (Placenta accreta). Консервативная терапия / М. А. Курцер, И. Ю. Бреслав, М. В. Лукашина, А. М. Штабницкий, Т. В. Алексеева, И. В. Платицын, Е. А. Землянская — Акушерство и гинекология — 2011 — № 4 — С. 118—122.
  • Опыт осуществления органосохраняющих операций при врастании плаценты / М. А. Курцер, И. Ю. Бреслав, М. В. Лукашина, А. М. Штабницкий, А. В. Панин, Т. В. Алексеева, И. В. Платицин — Акушерство и гинекология — 2011 — № 8 — С. 86—90.

Марк Курцер родился в Москве в июне 1957 года. После окончания школы в 1974 году он поступил в Московский государственный медицинский институт имени Пирогова. Будучи способным студентом, он уже на третьем курсе стал ассистировать на операциях. В 1980 году Марк Аркадьевич продолжил обучение в аспирантуре по специализации «Акушерство и гинекология».

С 1982 по 1994 год Марк Аркадьевич прошел путь в Московском государственном медицинском институте от ассистента кафедры до доцента. Защитив в 1983 году кандидатскую диссертацию на тему «Диагностика состояния плода во время родов по данным тканевого парциального напряжения кислорода», Марк Курцер сделал первый шаг к успешной карьере.

В 1994 году Марк Аркадьевич Курцер становится главным врачом «Центра планирования семьи и репродукции человека» города Москвы. Совмещая научную деятельность с высокой должностью, Марк Курцер активно развивает новые перинатальные методики и выводит ЦПСиР на более высокий уровень. В 1997 году награждается медалью «В память о 850-летии Москвы».

В 2001 году Марк Курцер защищает докторскую диссертацию на тему «Перинатальная смертность и пути ее снижения». Ученая степень открывает для врача новые возможности, и его талант замечают в Министерстве здравоохранения. В 2003 году Марк Курцер становится главным акушером-гинекологом столицы.

Помимо врачебной деятельности Марк Аркадьевич активно занимается управленческой работой. В 2004 году он убеждает правительство Москвы выделить земли под строительство нового частного перинатального центра, отвечающего всем современным требованиям. Проект стоимостью в два миллиарда рублей финансирует Сбербанк и фармацевтическая компания «Сиа Интренейшнл».

Открытый в 2006 году первый частный родильный дом «Мать и дитя» становится многопрофильным медицинским центром, соответствующим международным стандартам и позволяющим проводить все виды диагностики и оперативного лечения.

Сегодня созданная Марком Курцером сеть частных клиник «Мать и дитя» возглавляет рейтинг крупнейших коммерческих медицинских учреждений. Клиники предоставляют полный спектр медицинских услуг, позволяющий женщинам забеременеть, выносить и родить ребенка. Среди пациентов клиник «Мать и дитя» много известных личностей.

В 2016 году за высокий вклад в развитие здравоохранения Марк Курцер награжден орденом «За заслуги перед Отечеством III степени».

В его клинике рождаются наследники крупнейших состояний России, однако он сам не считает это своей выдающейся заслугой. Главный акушер-гинеколог Москвы Марк Курцер в 44 года защитил докторскую диссертацию, став одним из самых молодых членов-корреспондентов РАМН, в 45 запустил собственный бизнес – сеть клиник «Мать и дитя», а в 55 вывел компанию на IPO. О преимуществах частной медицины и тенденции к увеличению рождаемости среди российских хайнетов он рассказал Алине Проскуряковой.

Кабинет для МРТ

«Почему до моего прихода не установили фотооборудование? Вы же знаете, у меня очень мало времени. Надеюсь, ответы на финансовые вопросы вы уже получили?» – Марк Курцер достает из кармана белого халата мобильный телефон, чтобы ответить на звонок. «Быстро, если можно, только суть, – просит он в трубку. – Нужно смотреть, я не диагностирую по телефону». В ответ на предложение улыбнуться в объектив признается: это редко получается: «Специалисты по PR часто повторяют, что любая моя фраза может повлиять на цену акций. Может быть, я излишне сдержан с прессой, но я ведь еще молодой акционер».

Мы застаем Марка Курцера в 6 вечера, это разгар рабочего дня, впереди еще три совещания. Здесь, в новой клинике «Лапино» рядом с Рублево-Успенским шоссе, он сейчас проводит большую часть времени. Ежедневный обход в 7 утра, планерки, подписание документов, прием пациентов. Сегодня уедет домой рано – ближе к 11 вечера, нужно отдохнуть перед завтрашней операцией. Кесарево сечение на сроке 38 недель, из-за предлежания плаценты самостоятельные роды невозможны.

«Марк Аркадьевич всегда сам выполняет самые сложные операции», – объясняет заведующий послеродовым отделением и коммерческий директор «Лапино» Сергей Арабаджян. По мнению главы сети клиник «Мать и дитя», управленческая работа должна совмещаться с врачебной практикой. Арабаджян работает с Курцером с момента окончания Медицинского института им. Пирогова. Пришел к нему в Центр планирования семьи, чтобы пройти ординатуру, потом в Перинатальный центр, теперь – в «Лапино», самый крупный и дорогой проект сети. На территории 45 тыс. м² – 20 отделений, здесь работает около 200 врачей. Клиника рассчитана на полмиллиона амбулаторных посещений в год, а родильное отделение – на 3 тыс. родов (для сравнения: самый крупный роддом столицы – Центр планирования семьи и репродукции – принимает около 7 тыс. родов в год). Кроме роддома – хирургическое отделение и скорая помощь, гинекологические и педиатрические отделения, 5 реанимационных, 5 поликлиник, диагностический центр, отделение травматологии и ортопедии, реабилитационный центр, детский стационар. Общая стоимость проекта – около 150 млн долларов. Родить в «Лапино » стоит от 100 тыс. руб­лей, верхний чек – около миллиона рублей.

Читать еще:  Планетарные часы на сегодня. Планетные часы: как их рассчитать и использовать.
Монополия на частные роды

Марк Курцер – создатель и монополист российского рынка частного родовспоможения. Ни одна из клиник, которые принято считать основными конкурентами («Медси», Европейский медицинский центр, ОАО «Медицина»), на сегодняшний день не имеет собственного акушерского стационара. Исходя из наблюдений, убеждающих, что большинство успешных российских бизнесов строится по проверенным западным бизнес-моделям, спрашиваю, на какой зарубежный опыт ориентировались при создании «Матери и дитя». Оказывается, Марк Курцер вообще не считает корректным сравнивать: «Анализировать зарубежный опыт тут бесполезно. Слишком разные условия для реализации проектов. Налоги и проценты по кредиту там ниже, вместе с тем в России более высокий уровень образования у медицинского персонала – поэтому зачем сравнивать? Выстраивали бизнес-модель по небольшому российскому бизнесу. Посмотрели на работающую медицинскую компанию: как формируют налоговую базу, как считают расходы, потом оценили наши демографические перспективы и применили все это к большим числам».

Первую коммерческую клинику – Перинатальный медицинский центр на Севастопольском – строили на кредит Сбербанка, полученный на 7 лет под 11% годовых, «Лапино» тоже планируют окупить за 7 лет. Марк Курцер не видит для себя другого выхода: «За это время я должен вернуть деньги. Могу, конечно, спустя 7 лет вернуть 50 или 60%, реструктуризировать долг, потерять имя, репутацию и продолжать работать. Но так поступать я не хочу».

Чтобы вернуть кредит в установленный срок, «Лапино» необходимо показывать минимум 14% годовой доходности. «Если положить деньги на депозит, можно получать 12% годовых, – добавляет Курцер. – В бизнесе же надо сильно понервничать: успеть со строительством, контролировать сроки поставки оборудования. А вы спрашиваете, почему мало улыбаюсь».

MD Medical Group Investments Plc разместилась на IPO в Лондоне. Почему? Российским инвесторам непонятен или малоинтересен подобный бизнес?

Боялись, что на падающем рынке вообще не соберем денег. У нас почти нет русских инвесторов, за исключением РФПИ, – Марк Курцер с готовностью перечисляет своих институциональных инвесторов, среди которых крупнейшая в мире по объему активов под управлением инвестиционная компания Blackrock.

На вопрос о сегодняшней цене глобальной депозитарной расписки (цена ГДР, равная цене акции, при размещении составила 12 долларов) тоже отвечает без заминки: вчера закрылись 14,99 доллара, сегодня уже больше 15 долларов.

Чего хотят хайнеты

Чего хотят современные пациенты частных клиник, как изменились их запросы в последние годы?

Главное, что изменилось, – увеличилось число желающих иметь детей, в том числе среди обеспеченных людей. Изменились манера поведения пациентов и их отношение к медицинскому персоналу, вырос уровень медицинской грамотности. Они стали интеллигентнее и доброжелательнее, к тому же лучше знают, чего хотят. Если в конце 1990-х не понимали, каких услуг требовать за свои деньги, то теперь, оценив обслуживание в лучших зарубежных клиниках, поняли, на что рассчитывать. Хотят понятных и прозрачных отношений с лечебным учреждением. Во-вторых, хотят, чтобы четко выполнялся медицинский протокол. Очень важны эмоциональная составляющая и комфорт: чтобы было где припарковать автомобиль, чтобы встретили с улыбкой. Для беременной важно иметь возможность общения с мужем за чашкой чая. В кафе нашего госпиталя она ее получает. Кстати, рекомендую непременно попробовать наш ужин.

Ресторанная служба госпиталя «Лапино» работает круглосуточно, несмотря на поздний вечер, ужин готовят за 20 минут. Его подают в транспортировочном лотке, как для пациента. «И сервируйте как обычно, не надо ничего добавлять и украшать», – строго предупреждает Марк Аркадьевич. Мне «прописан» стол № 7, с пониженным содержанием соли, он сегодня состоит из салата «Цезарь» с оливковым маслом, отбивной well-done и жаренной по-французски картошки. «Мы долго экспериментировали с поварами, – рассказывает Курцер. – Для больничного повара представлялось трудным готовить ресторанную еду, а ресторанный все норовил нарушить правила больничной диеты».
По уровню комфорта и оснащения оборудованием Курцер сравнивает «Лапино» с клиникой «Мэйо» в США – вообще клиник такого уровня в мире не больше десяти.

На третьем этаже разместились две VIP -палаты, всего их шесть. В каждой три комнаты – отдельно для роженицы, малыша и папы (няни, членов семьи, водителя) – с кожаным диваном и плазменным ТВ, два санузла: «Женщина не должна смущаться, если в палате гости, второй санузел – для них». Люкс меньше на одну гостевую. Картины повсюду, их Курцер, страстный коллекционер живописи, подбирал сам. И фотографии: Курцер с премьерминистром Путиным на открытии очередной клиники сети «Мать и дитя», коллектив госпиталя «Лапино» со звездами эстрады. «А это моя пациентка, – добавляет Арабаджян, – приехала к нам рожать из Италии…» Дальше – послеродовое отделение – на две палаты для новорожденных четыре бокса: если родится двойня, каждый малыш будет лежать отдельно. «Это нужно для поддержания максимальной стерильности». Вообще же вентиляционная система клиники предусматривает постоянное обеззараживание воздуха.

Есть в «Лапино» и ванны для адептов «естественных» родов в воде. Марк Аркадьевич высказывается против родов на дому.

По вашей оценке, какие масштабы сейчас у этого вида подпольного бизнеса и как удается ему противостоять?

Официальной статистики нет, поэтому непонятно, каков настоящий размер проблемы. Мы постарались создать у себя условия для желающих рожать в воде, только бы не оставлять пациентов дома и наедине с автомобильными пробками. Если дома начнутся осложнения, а это каждый десятый случай, могут не доехать живыми до больницы. Были такие трагедии, когда дело кончалось смертью и матери, и ребенка. Сегодня количество «курсов», обучающих родам на дому, которые нам удалось обнаружить в Москве, более 20. И я думаю, у них не десятки, а сотни желающих «обучиться».

«Рожать в присутствии мужа – не то что модно, теперь это скорее правило», – добавляет Марк Курцер.

Молодые и успешные

Курцера консультируют сразу несколько консалтинговых компаний. Он утверждает, что сам не анализирует рынок и то, какую долю на нем занимает компания: «В нашей стране огромное количество аналитиков и крайне мало дееспособных людей. Я предпочитаю делать бизнес, а если бы я сидел целыми днями и анализировал, я бы ни к чему не пришел». Зато он лично отбирает врачей для всех своих клиник. «У Марка Аркадьевича строгие требования к акушерам-гинекологам, – подтверждает Сергей Арабаджян. – Он умеет быстро оценить человека: речь, манеру держаться, рекомендации, в последнюю очередь – резюме (они хорошие у всех кандидатов). Профессиональное чутье – такая штука, которая есть лишь у гениальных представителей каждого дела. Российская медицина традиционно отличается от других отраслей тем, что здесь не принято быть молодым и успешным, а профессиональный статус подразумевает седую бороду. Существует негласная жесткая иерархия: кто старше, тот и прав. Марк Аркадьевич всегда рассуждал по-другому. Он предпочитает принимать на работу молодых сотрудников и давать им возможность профессионального роста».

Перед входом в стерильную операционную нас облачают в специальные бахилы, халат и шапочку. Кругом оборудование немецких Storz и Drager, операционный стол снабжен системой онлайн-наблюдения, благодаря которой хирург может «показать» пациента коллегам в любой точке мира и получить совет. 64-срезовый компьютерный томограф – одна из лучших разработок для визуализации сердца, легких в травматологии и педиатрии. Комната для МРТ – самая веселая: во время проведения исследования она медленно наполняется разными цветами, а на стене проецируются мультфильмы. Ребенок может лежать вместе с мамой, но только его организм будет при этом подвергаться сканированию. Аппарат МРТ – открытого типа, вместо традиционной «трубы»: он меньше пугает малыша. Лаборатория полностью автоматизирована: машина медленно смешивает плазму крови с реактивом и тут же выдает результат.

В отделении патологии говорим шепотом: здесь лежат пациентки, сохраняющие беременность. Марк Курцер много работал над возможностью выхаживания детей, родившихся с весом 600 и даже 500 г. Рядом – детская реанимация на 8 коек, одна из самых высокотехнологичных в мире: для каждого реанимационного места индивидуальный пульт управления и потолочная газовая стойка. Под стек­лом уютно спит недоношенный трехдневный малыш – его вчера перевели из другого родильного дома. «А вот мальчик моей утренней пациентки, с ним все в порядке, но поскольку у мамы сахарный диабет, ребенок требует повышенного внимания», – говорит Арабаджян. Марк Аркадьевич уже торопится к своей завтрашней роженице. Строгие интонации и деловой тон остаются за порогом смот­рового кабинета.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector