0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Людмила Петрановская о; рецепте воспитания

Содержание

Людмила Петрановская о «рецепте воспитания»…

Может ли мама травмировать ребенка тем, что уходит на работу? Почему нежелание играть с трехлетней дочкой – это нормально? Как быть, если ребенок не хочет учиться и как научить его «глотать лягушку»? Семейный психолог Людмила Петрановская ответила на вопросы родителей во время своего выступления в лектории ЕжикFamily.

Мама и работа

Вопрос: Ребенку 2, 5 года и он всегда плачет, когда мама уходит. Нормально ли это? Можно ли это как-то смягчить?

Ответ: Ребенок в два с половиной года и должен быть недоволен, что мама уходит, это нормально. Любой ребенок до 3-4 лет хочет, чтобы мама всегда была рядом. Он имеет право расстроиться. Тут нет ничего страшного, ведь вы потом утешите его, когда придете. Можно начать готовить его к этим расставаниям заранее, понемножку. Но важно, чтобы эта доза была ему посильна. Например, если мама уедет на месяц в командировку – это для двухлетнего ребенка уже будет чересчур.

Вопрос: Я работающая мама, сыну 4 года, я вышла на работу, когда ему было два. Сын хочет, чтобы я проводила с ним все свое свободное время. А когда? В будни работа, в выходные надо прибраться и в магазин сходить. Можно ли как-то повысить качество времени, которое я провожу с ребенком?

Ответ: Это проблема всех работающих мам – и работать надо, и ребенку вы нужны. Здесь надо не столько качество времени повышать, сколько помочь ребенку осознать и пережить его чувства по поводу того, что вы уходите. Надо пожалеть его за то, что он скучает. Давать ему какие-то ваши вещи, чтобы он мог ходить в вашем халате, например. Оставлять для него какие-то сюрпризики, записочки, приносить подарочки. Все это облегчит для него разлуку.

Вопрос: Может ли быть, что я травмирую своего ребенка тем, что я работаю?

Ответ: Ну конечно, мы травмируем детей каждый день. Тем, что мы ходим на работу, тем, что не разрешаем мультики и так далее. Мы вообще все постоянно травмируемся, это не конец света. И дети, пока растут, все время травмируются. Весь вопрос в том, чтобы это были микротравмы. Если вы не теряете контакт с ребенком – то ничего страшного. Он может это пережить и постепенно адаптироваться.

Братья и сестры

Вопрос: У меня двое детей, сыну год, а дочке три. Я с ними дома одна практически 24 часа в сутки. Дочка все время просит, чтобы я с ней поиграла. То есть она с утра до вечера прилипает буквально к ноге и ждет, когда я освобожусь. Получается, что я ей все время отказываю — мне ведь нужно и обед приготовить, и сына покормить. Как быть?

Ответ: Эта ситуация знакома многим, она связана с урбанизацией, в результате которой мамы с детьми оказались запертыми дома. Никогда в жизни молодую мать с ребенком или двумя не оставляли одну. У богатых была прислуга, у бедных – большая семья. А сейчас мы ребенка на улицу одного не выпускаем. Семьи стали маленькие – мама одна, папа на работе. И получается адская ситуация – ребенку дико скучно, он хочет с вами играть, потому что больше не с кем. А мама не может себе позволить играть, ей некогда. Кроме того, ей это тоже дико скучно. Для взрослой женщины неестественно играть в игры трехлетки. Вам надо подумать, как найти ей общество других детей. Ну, например, договориться с подругами, что ваши дети будут по очереди приходить играть то в одну семью, то в другую.

Вопрос: У меня два сына, 3 года и 8 лет. Маленький – забияка и все время провоцирует старшего. Как реагировать родителям – вмешиваться или пусть сами разбираются ?

Ответ: Если вы начнете вмешиваться, то вы так и будете разбираться в их отношениях до совершеннолетия. Если это не входит в ваши планы, то лучше избегать роли третейского судьи. Жалейте пострадавшего и все.

Бабушки и другие родственники

Вопрос: Бабушка часто говорит моей трехлетней дочке неприятные вещи: «Ты такая некрасивая, когда плачешь» или «Какие же у тебя жиденькие волосы» или «Твой братик лучше, потому что он хорошо ест». Насколько бабушка может травмировать ребенка такими высказываниями?

Ответ: Зависимость детей от бабушек и дедушек на порядок меньше, чем от родителей. Если бабушка просто чудовище и ребенку с ней плохо – тогда да, не надо оставлять ребенка с такой бабушкой. Если бабушка «косячит» по мелочам и при этом ребенок доволен – ничего страшного.

Вопрос: Дочери 11 лет, ее окружает много родственников. Я стала замечать, что она пытается угадать, каких эмоций от нее ждут. Даже если ей что-то не нравится, она говорит бабушке: «Ой, как это мило, я давно об этом мечтала». Получается, что ее настоящую я в последнее время практически не вижу. Можно это так оставить или нет?

Ответ: К сожалению, это сейчас довольно частое явление. Когда в семьях все построено на эмпатии, сочувствии, то чувствительные эмпатичные дети попадают в ловушку, потому что они не хотят огорчать взрослых. Но при этом они чувствуют, что их настоящие чувства и эмоции как бы запрещены. Хорошо, если они могут общаться со сверстниками и там получают более здоровую коммуникацию. Если же и со сверстниками тоже нет здоровых отношений, я бы подумала про какие-то лагеря с психологическим компонентом – ролевые игры, чтобы научиться осознавать свои чувства. Ей нужна помощь извне.

Подростки и отсутствие мотивации

Вопрос: Сыну 14 лет, он учится в 9 классе. У него идет полный отказ от школы – неинтересно, не хочу, прогулы и так далее. Его не интересует ничего, кроме компьютера и прогулок с друзьями. Он даже не может сказать, что он будет делать после 9 класса. Как быть?

Ответ: 14 лет? Никак. 9 класс не у вас, а у ребенка. Надо решить, куда идти дальше? Надо. Задайте ему этот вопрос. Вопрос задали – родительский долг выполнили. Пусть подумает, у него еще есть время. Чем больше будете думать вы за него, тем меньше будет думать он. Сказать ему: «Дорогой, тебе 14 лет, как ты решишь, так мы и сделаем». Поздно за него решать эти вопросы.

Вопрос: Моей старшей дочери 13 лет. Она совершенно не хочет ничего делать, ни уроки, ничего. Никакой мотивации у нее нет.

Ответ: Ну кто в 13 лет хочет делать уроки? У ребенка есть право не хотеть. Честный разговор начинается тогда, когда мы признаем за ребенком это право. Не хотеть делать уроки, не хотеть ходить в скучную школу – это нормально. Не надо стараться его замотивировать на все это. Надо присоединиться к нему, сказать – я понимаю, как ты не хочешь. А дальше мы можем помочь ребенку научиться «глотать лягушку». Как помочь? Например, рассказать, как вы сами справляетесь с делами, которые делать не хочется. Или дать что-то вкусненькое, чтобы подсластить пилюлю.

Вопрос: Моей дочери-подростку как будто ничего не нужно. Вот мы собирались куда-то поехать, я говорю: «Давай, сделаешь уроки и поедем». Проходит пять часов, ничего не сделано. Дочь равнодушно говорит: «Ну ладно, не поедем». Даже угроза отобрать телефон не работает: «Ну ок, ладно, забирай».

Ответ: Отказ от всех притязаний и желаний — это крайняя форма протеста для ребенка. Часто это говорит о том, что ребенок чувствует себя слишком уж под контролем, слишком много от него ожидают. И тогда нужно просто отойти, сказать: «Это твоя жизнь, ты живешь ее, как хочешь, если что – кричи».

Вопрос: Ребенку 12 лет. Кажется, что сейчас его интересуют только компьютерные игры. Что делать – ограничивать, не ограничивать или убрать совсем?

Ответ: Весь вопрос, как мне кажется, в том, общается ли он со сверстниками в реале или нет. Есть ли у него приятели во дворе? Играет ли он в футбол? Если нет, я бы подумала про то, чтобы добавить в его жизнь какого-то живого общения. Придумать ситуацию, когда он откроет для себя игру со сверстниками. В деревню увезти, например. Чтобы он понял, что в жизни еще что-то бывает, что можно просто гонять в футбол. Расширить его видение.

Вопрос: Ребенок хочет только лежать на диване с телефоном. И все. Как выводить его из этого растительного состояния?

Ответ: Так проявляется его отказ жить по вашим правилам. Когда вы – активное начало, вы – источник всех мотиваций, желаний, решений. Чем больше вы вокруг него прыгаете, тем больше он закрывается. Оставьте его, дайте ему понять, что вы не будете его оттуда выковыривать. Знаете, меня часто спрашивают, как пережить подростковый возраст ребенка. Так вот, у меня есть три совета родителям – секс, работа, алкоголь (смех в зале). Займитесь собой, своими делами.


Вопрос: Но вы ведь понимаете, мы боимся, что ребенок так и пролежит всю жизнь на диване.

Ответ: Я понимаю, что вы боитесь. Но чем больше вы боитесь, тем больше они лежат. Это механизм созависимости. Когда человек чувствует, что кто-то живет его жизнью и слишком переживает за него, он начинает отстаивать свою субъектность. Хорошо, если активно, когда он говорит: «Да пошли вы!» А когда на активное сопротивление сил нет, он начинает отстаивать себя пассивно. Замыкаясь и закрываясь.

Вопрос: Если мы оставим ребенка в покое, не будем приставать к нему с неприятным, не получится ли так, что вырастет человек, который не сможет бороться с трудностями? В каких ситуациях нужно настоять, преодолеть, а где можно расслабиться и сказать — не хочешь, не надо?

Ответ: В жизни всегда есть что-то, что нужно преодолевать – дойти до дома, когда устал, выйти на улицу, когда холодно, дождаться маму с работы. То есть тепличных условий все равно не получится. Поэтому странно их создавать искусственно. Жизнь и так состоит из трудностей, никуда не денешься. Если он способен преодолеть – поддержите его. Если нет – отстаньте.

Смотрите также цикл онлайн-лекций Людмилы Петрановской:
«Головоломка: как подружиться со своими эмоциями и научить этому ребенка»
Людмила Петрановская расскажет о том, как корректно проживать эмоции, справляясь со стрессом
без саморазрушения и искусственного «спокойствия», и создавать более гармоничные отношения с миром, сохраняя веру в свои силы.

«Что такое совесть?»
«У тебя совесть есть?» — Этот упрек время от времени слышит в свой адрес любой ребенок, причем по самым разным поводам

«Матерная тема»
Лекция о тонких связующих нитях между дочерьми и матерями.

Учите говорить «нет»

Мы хотим, чтобы ребенок был послушным, никогда не говорил нет маме – и в то же время ждем, чтобы он сказал нет, когда в соцсетях ему говорят «вырежи кита на руке» и «ты обещал, что пройдешь все 50 этапов». Хотя до этого времени ребенку все время внушали: упаси господи сказать «нет» тому, кто старше, «обещания надо выполнять».

Читать еще:  Не каждый ли миг мы ступаем на берег зла?

Нужно учить критическому мышлению и не падать в обморок, если ребенок чего-то не хочет, отказывается что-то делать. Пусть на нас тренируется сопротивляться и не слушаться.

Людмила Петрановская — о том, как стать опорой в жизни ребенка

В день рождения Людмилы Петрановской, одного из самых авторитетных детских психологов в стране, вспоминаем основные тезисы ее публичной лекции «Как стать опорой в жизни ребенка» — о том, как формируется детская привязанность, зачем она нужна и чем опасно искажение этого процесса.

Привязанность нужна, чтобы ребенок адаптировался к среде обитания

«Привязанность — это история про то, как у нашего вида выращивается детеныш. Как и у всех сложных животных, у нас детеныши дорогие, нам важно чтобы они могли выживать и развиваться. При этом наш вид адаптивен: при появлении на свет человеческий детеныш не заточен под какую-то конкретную среду обитания, он научается жить в тех обстоятельствах, в которых оказался. Это хорошо видно на освоении родного языка: дети рождаются у носителей разных языков, и все языки прекрасно усваиваются. Период детства — это время, когда ребенок адаптируется к той среде обитания, в которой оказался, усваивает ее социальные нормы, привычки, ограничения, чтобы потом жить полноценным членом общества. Все время, пока детеныш не может о себе позаботиться, необходимо, чтобы кто-то делал это за него. И этот процесс призвана обеспечивать программа привязанности. Она предусматривает определенное поведение взрослой особи: родитель заботится и защищает, тревожится, если ребенок подает сигналы недовольства, чувствует счастье и удовлетворение, когда ребенок доволен. Со стороны детеныша это программа следования: он хочет все время быть в контакте со своим взрослым, знать, где он, чтобы, при необходимости, быстро воссоединиться».

Детям важно наше одобрение, и это не блажь

«В поведение следования входит не только желание ребенка быть в контакте со своим взрослым, но и желание ему нравиться, желание получать от своего взрослого подтверждение: «Все хорошо, ты мой ребенок, я тебя из детей не выгоняю, ты меня устраиваешь». Детям важно наше одобрение, наши улыбки, наши прикосновения. Поэтому они так болезненно переносят, когда взрослый им недоволен. В такие моменты программа привязанности в панике, ребенок думает, что его больше не любят и больше не будут о нем заботиться, защищать. У ребенка нет выбора, реагировать огорчением на ругань родителя или нет. Он не реагирует, только если есть какие-то особенности развития или по какой-то причине он отсоединился. Например, родитель всегда ругается и никогда не заботится, не защищает. Тогда отношения с ним для ребенка уже не воспринимаются как ценность».

Ребенок привязывается независимо от того, насколько удачно взрослый выполняет роль родителя

«Ребенок может адаптироваться жить с любыми родителями и в любых условиях. Это, с одной стороны, хорошо. С другой стороны, ребенок воспринимает все как норму, у него нет образца как надо. Что с ним происходит, то он и считает правильным. Ребенок привязывается независимо от того, удачно или нет взрослый выполняет роль родителя. Эти стратегии становятся устойчивыми, складывается общее представление о том, как устроены близкие отношения. Появляется рабочая модель привязанности, которая работает во всех близких отношениях во взрослой жизни. Это некая совокупность ожиданий и представлений о том, чего ждать и как вести себя в близких отношениях».

Если ребенок сомневается в привязанности, он перестает познавать мир

«Поведение привязанности находится в противофазе поведению познавательной активности. Когда у ребенка все хорошо с привязанностью, он занимается познавательной активностью, осваивает этот мир. Но если что-то пошло не так, если ребенок напуган, он обращается к своей привязанности, к своему взрослому, за помощью, защитой и утешением. Если у ребенка есть основания сомневаться в привязанности, прекращается вся познавательная активность. Все усилия уходят на то, чтобы установить отношения со своим взрослым.

Если отношения плохие, ребенок не может заниматься познавательной активностью, он начинает работать над их восстановлением: ныть, требовать внимания, ходить как привязанный, делать что-то, что в его представлении может помочь.

Когда родители все время в конфликте, ребенок не может заниматься своими делами. Если родитель в плохом состоянии, например, в депрессии, у ребенка начинается тревога. Если родитель дает знать, что ребенок его расстроил, разочаровал, у него нет на него сил или он не хочет о нем заботиться, у ребенка наступает поиск привязанности. И если это сильно и долго, у ребенка возникает состояние паники привязанности, которое отшибает всю другую деятельность до тех пор, пока не будет восстановлена связь».

Для надежной привязанности достаточно, чтобы мама откликалась на 50% запросов

«Ребенок, который постоянно лезет к взрослому, цепляется, требует внимания, очень беспокоится, чтобы взрослый не сердился на него, очень хочет понравиться и быть полезным, как раз не тот, у кого все хорошо с привязанностью, а тот, который тревожится по поводу своей привязанности. У детей с надежной привязанностью легко происходит обращение за утешением к взрослому, и когда ребенок его получает, он легко переходит к автономии, к другой деятельности. Таких детей большинство, где-то 60–65%. Их матери достаточно отзывчивы и сами находятся в неплохом состоянии. Для надежной привязанности достаточно, чтобы мама откликалась на 50% запросов, у ребенка в этом плане большой запас прочности. Мама может быть, например, в туалете, когда она ребенку понадобилась. Это нормально, ребенок на это рассчитан».

Привязанность — это средство, а не цель

«С одной стороны мне хочется, чтобы люди знали о теории привязанности, с другой стороны, сегодня я вижу перекос в другую сторону. Когда люди считают ужасом и кошмаром любое разлучение с ребенком. Боятся за детей, считают, что, если они вышли на работу, они нанесли ребенку невероятную травму, боятся отпускать в сад и школу. Это тревога во многом из собственного детства. Когда приходилось обходиться без своего взрослого, то в родительской роли хочется не столько для ребенка, сколько для себя маленького, додать всего, чего не было. Это люди, которые выросли в ситуации, когда родители не защищали от систем, самоустранялись при проблемах. Идет противопоставление: «Мы сейчас сделаем такую привязанность, что комар носа не подточит, на 5 с плюсом!».

История про привязанность это не китайская грамота. Не надо заканчивать университет и читать 25 книг по воспитанию детей. Это очень простая история. Для того чтобы воспитывать ребенка в привязанности, не нужно ничего особенного. Можно иметь очень ограниченный интеллект, можно вообще не знать слово «привязанность» и не уметь читать. Важно, чтобы родитель был доступен и был отзывчив на потребности ребенка. И сам был в нормальном состоянии, не в депрессии, стрессе и переутомлении. Важно понимать, что привязанность — не цель, а средство, чтобы обеспечить ребенка заботой и защитой».

Нельзя делать фетиш из отношения с ребенком

«Важно, чтобы вы были надежными, а не вездесущими и всегда обучающими. Должен быть зазор между нашей готовностью помочь и ситуацией. Это развивающая фрустрация. И мы часто наблюдаем сейчас, что дети ее недополучают. Поскольку детей все меньше, они становятся все более ценными, мы меньше готовы рисковать, больше тревожимся. И это приводит к тому, что зона развивающей фрустрации исчезает. Это повышает у детей тревогу и склонность к депрессивным состояниям. У ребенка не формируется опыт, что он может сам что-то сделать, столкнувшись с фрустрацией.

Когда мы говорим про привязанность, тайную опору, имеется в виду рабочая модель, когда ты можешь положиться на своего близкого взрослого, можешь обращаться к нему за помощью. Что ты не один. С одной стороны, важно про это вспомнить. С другой, надо следить за собой, когда нас уносит в другую сторону и мы начинаем делать фетиш из отношений с ребенком, делаем их центром своей жизни и трясемся над детьми так, что они не знают, где могут на себя положиться и на что способны».

Взрослый не обязан делать так, как хочет ребенок, но обязан помочь ему пережить фрустрацию

«Ни в одном месте теория привязанности не говорит о том, что ребенок не должен расстраиваться. Очень вредно для ребенка, если мы идем на поводу у его желаний, переворачиваем иерархию в отношениях, даем понять, что он главный. Взрослый не обязан делать так, как хочет ребенок, но обязан помочь ему пережить фрустрацию. Например, если ребенок не хочет идти в магазин, вы все равно идете, как и планировали, но помогаете справиться с негативными чувствами: жалеете, целуете, мотивируете. У нас есть опыт, и мы в состоянии оценить последствия, в отличие от ребенка. Но ребенок имеет право расстраиваться, и наша задача не отменить поход в магазин, а помочь ему пережить расстройство».

Если люди годами ругаются о воспитании ребенка, то это вопрос не про воспитание, а про отношения

«Если у родителей постоянно происходят конфликты на тему воспитания детей, то речь идет не про воспитание детей. Это разборки между родителями. Обсуждение воспитания возможно, когда вы сталкиваетесь с чем-то новым. Дети растут, меняются, появляются новые ситуации. Они могут породить дискуссию, что в этой ситуации делать. Через какое-то время находится компромисс. Конфликты на тему воспитания детей не могут быть долгоиграющими, у них есть задача найти способ действия в конкретной ситуации. Если люди годами ругаются о воспитании ребенка, то это вопрос не про воспитание, а про отношения между ними. Они сливают свое напряжение, а тема воспитания — универсальный выход. Под этими лозунгами всегда можно продвигать свое влияние и выражать свои обиды. Хотя надо просто заняться своими отношениями».

Встреча с Людмилой Петрановской прошла в рамках культурно-образовательного проекта «Слушай сюда». Благодарим организаторов за помощь.

Людмила Петрановская о том, что такое «современное родительство»

Семейный психолог Людмила Петрановская рассказала нам о радостях и трудностях современного родительства. Оказывается, можно выдохнуть и хотя бы немножко расслабиться.

28 ноября 2018 · Текст: Алиса Кобозева · Фото: GettyImages

Людмила Петрановская

семейный психолог

Быть родителями в современном мире стало сложнее. Почему?

В плане быта сейчас проще. Но, с другой стороны, много сил отнимает решение организационных вопросов. Представления о том, до какой степени за ребенком нужно присматривать и как именно нужно обеспечивать его безопасность, сильно изменились. Это в моем детстве детей с 5 лет отпускали гулять во двор и звали домой только с наступлением сумерек. А сегодня невозможно себе представить, чтобы в большом городе родители позволили такую самостоятельность даже 10-летнему школьнику. Хотя на самом деле мегаполисы могут и не быть такими опасными, какими мы их себе представляем. Расстояния тоже увеличились, приходится тщательно продумывать трансфер. А дополнительные хлопоты могут сильно осложнять жизнь.

Такое ощущение, что от всех этих обязанностей еще и очень устаешь.

Это как раз уже психологический аспект свершившихся изменений. Сейчас мы рожаем одного-двух детей и относимся к ним как к главным «инвестиционным» проектам своей жизни. Все мы хотим, чтобы ребенок непременно стал успешным и чтобы мы им гордились. Но все люди разные, и не факт, что эти наши «пожелания» совпадут с его врожденными характеристиками.

Разве это не печальный удел родителей во все времена?

Случаев, когда ребенок становился главным центром жизни родителей, в прошлые времена было крайне мало. Сейчас это встречается сплошь и рядом. В результате тревога родительская растет. Появляется завышенная требовательность к себе и к ребенку, страх разочароваться в нем, боязнь совершить ошибку: не так воспитать, чего-то недодать. Сильно давят на родителей и социальные установки. Общество ждет, что мама и папа сделают ребенка успешным и обязательно счастливым. Мало кому в голову приходит, что это противоречивые требования. По сути-то мы хотим, чтобы наш ребенок учился так же усердно, как китайский, а счастливым и уверенным в себе был бы, как американский. Но достижим ли такой идеал в реальности?

Читать еще:  Соотношение права и веры. Соотношение права и религии

То, что нужно

«Значение методик раннего развития очень преувеличено. Любые знания, если их не поддерживать, у маленьких детей очень быстро выветриваются. А вот приобретен­ные моторные навыки остаются на всю жизнь. Дошкольника лучше учить не читать и писать, а плавать, кататься на велосипеде, на лыжах или на коньках».

В соцсетях пишут, что точно да.

Соцсети усиливают общественное давление. Мы часто забываем, что в эти каналы связи попадает хорошо отфильтрованная информация. Родители показывают друг другу идеальную картинку. И у каждого складывается впечатление, что у всех дети как дети, а у нас «непонятно что». Одни разочарования.

Зато насладиться материнством и отцовством нам обещают сторонники осознанного родительства…

Осознанное родительство подразумевает тотальную включенность в процесс воспитания. В каком-то смысле этот модный тренд придумали не от хорошей жизни. Ведь когда родителю легко? Когда все, что он делает, он делает не задумываясь. На автопилоте. Как все предыдущие поколения, как это продолжают делать животные. Ведь на самом деле чисто родительская функция по выращиванию потомства не требует никаких особых усилий и дополнительных раздумий. Раньше так и было. Если девочка росла в большой полусемье-полуобщине, то к тому моменту, когда у нее самой появлялись дети, она успевала перенянчить десять, а то и двадцать младенцев. И все ­приемы, ­­как ­ребенка успокоить, накормить, уложить спать, были миллион раз отработаны на практике. Ясно, что ни думать, ни переживать, ни сомневаться ей особо не приходилось.

«Мой призыв к родителям: относитесь критично ко всему, что вы читаете. Это все чьи-то домыслы. Они когда-то могут быть точным попаданием, кому-то могут быть полезны. Но ни в коем случае не нужно считать, что это научно доказанная и универсальная истина».

Нам мешает только отсутствие «автоматических» навыков?

Действовать на автопилоте можно лишь в двух случаях. Если нас самих устраивают те методы воспитания, которые применяли наши родители, и если мы продолжаем жить в тех же обстоятельствах, в той же среде и с теми же общепринятыми установками, что и они. Но воспитательными методами своих родителей довольны не все. И жизнь сильно изменилась. Поступать, как мама, уже не получается. Приходится искать свой, новый путь.

В чем мы сомневаемся больше ­всего?

Мы сомневаемся во всем. Многие родители раздумывают над каждым своим словом и поступком, которые так или иначе касаются ребенка. Причем я говорю не о каких-то глобальных вещах, хотя сомнений и тут предостаточно (делать прививки или нет? отдать в сад или подождать?), а о повседневных задачах. «Вот он просит конфетку – дать сейчас или не надо? Хочу его потискать – хорошо это или плохо? А если макароны на ужин сварю – это как, совсем ужасно будет?» Сомневаться приходится в режиме нон-стоп. Проблема в том, что процесс беспрестанного обдумывания каждого решения в отличие от режима работы на автопилоте требует включения всех отделов мозга. А мозг – один из самых энергозатратных органов. Ресурсы быстро иссякают, отсюда и ощущение усталости, чувство не только моральной, но и полной физической опустошенности.

Не сами ли мы в этом виноваты?

Наша жизнь действительно очень быстро сегодня меняется. И мы ­правда растим детей в совершенно иных обстоятельствах, чем росли мы сами. Но мы должны помнить, что к излишним переживаниям на эту тему, к чрезмерной невротизации процесса нас толкают именно эти объективные обстоятельства и наша ответственность, желание хорошо позаботиться о своем ребенке. Тут нет ничьей вины. Времена не выбирают. Хотя все-таки мы склонны преувеличивать наше влияние на характер и судьбу ребенка. Это тоже мешает. Ведь мы чего боимся? «Не то скажу – травма будет на всю жизнь», «Этого не сделаю – вырастет простофиля», «После 3 лет ведь поздно будет!».

«Не нужно ребенка заставлять. Во всем, что касается развития, гораздо важнее оставлять двери открытыми. Пусть он год позанимается музыкой и запомнит, как ему было весело. Если захочет, он потом к этому еще вернется. Да, он не станет профессиональным пианистом, но, поверьте, детей, которые влюблены в музыку, заставлять не приходится».

«Не нужно ребенка заставлять. Во всем, что касается развития, гораздо важнее оставлять двери открытыми. Пусть он год позанимается музыкой и запомнит, как ему было весело. Если захочет, он потом к этому еще вернется. Да, он не станет профессиональным пианистом, но, поверьте, детей, которые влюблены в музыку, заставлять не приходится».

А все-таки поздно не будет?

Откуда вообще взялась фантазия, что воспитание детей – это простой алгоритм: сделай раз, два, три – и получишь результат? Человек – система сложная. Очень много факторов на нас влияет. Никто не может вам сказать, что если наказывать ребенка, то все будет с ним хорошо, а если не наказывать – обязательно плохо. Или наоборот.

Детские психологи, например, ­­лю­бят впе­ред за­глядывать…

Один из факторов, повлиявших на невротизацию родителей, – это лавина психологических знаний, которая за последнее время обрушилась на головы обычных людей. Когда нет уверенности в том, что ты делаешь, даже полярные мнения становятся для нас в некотором роде равноценными. И в ситуации мучительного выбора мы постоянно нервничаем. Но надо понять, что психология, если говорить про глубинную психологию, про становление личности, про то, как влияет воспитание на нашу дальнейшую жизнь, не получила еще статус науки с достоверными ­знаниями. Все ее содержание – это чьи-то представления, концепции, иногда вовсе фантазии. Один психолог ­говорит: «Я так вижу!» Потом получае­т статус мэтра. Его начинают слушать, и ему начинает казаться, что он отыскал истину. А дальше он замечает ее где надо и где не надо. В этом смысле любую проблему в поведении ребенка можно объяснить ошибками, которые в свое время совершили родители. Маму с папой всегда можно призвать к ответу задним числом. Это дело навыка и определенного уровня вербальной одаренности. И, конечно, неспециалистов такие фокусы гипнотизируют.


Как тогда сохранить критичность?

В области версий, теорий, предположений все равно нет другого варианта, кроме как думать и слушать прежде всего себя и внимательными быть к своим отношениям с детьми. Первое, что надо понять: нет никакого абстрактного ребенка вообще. Есть только ваши дети. И они тоже все разные. Что-то будет подходить одному, а другому – нет, что-то будет близко или не близко вам. Второе: нет никаких универсальных рекомендаций. Когда меня просят их дать, я отвечаю: «Не бейте детей по голове!» Для этого не нужен психолог, достаточно Уголовного кодекса.

А что са­мое глав­ное в вос­пи­та­нии – это вы можете рассказать?

Я могу только на метауровне дать советы. Смотрите на своего ребенка. Старайтесь понять, какой он у вас, какие у него особенности. Смотрите на себя. Пытайтесь разобраться, какой вы человек. И смотрите не только на поведение ребенка, а на то, что происходит с вашими отношениями. Отношения важнее поведения. Отношения – это то, с чем вам жить годами, а поведение сегодня такое, а завтра другое. Нет смысла портить отношения с подростком, который сейчас переживает непростой период. Потому что завтра он возьмется за учебу, а вы за то время, пока он три раза прогулял школу, можете так все испортить, что потом не починишь.

наш стиль

«Наша обязанность как родителей – сделать так, чтобы потребности ребенка были удовлетворены. Но это не значит, что мы должны делать все так, как он хочет в данный момент. Мы ведем тот образ жизни, который мы выбрали, и наша задача – помочь детям к нему адаптироваться. Это не значит, что нужно говорить ребенку: «Я делаю что хочу, а ты уж выкручивайся как знаешь!» Пытайтесь понять, какие моменты в вашем образе жизни его действительно напрягают, и ищите способы, как ему помочь».

Многие родители практикуют либеральный подход, потому что не хотят подавлять свободу воли у ребенка. Это правильно?

Позиция: «Мне ничего не разрешали – я разрешу все!» – это не выход. Важно понять, что отношения между ребенком и родителями от природы иерархичны. Нужно не бояться проявлять авторитет и ставить границы. Говорить о свободном выборе в полном смысле слова можно не раньше завершения подросткового периода. А до тех пор ребенок только учится выбирать, постепенно расширяя сферу своей свободы.

Родители же всегда действуют из лучших побуждений. Взять хотя бы раннее развитие. Просто приходится записывать ребенка в 10 кружков, чтобы он от сверстников не отстал!
Безусловно, пример других на нас влияет. Наша задача – это влияние отслеживать и не быть его рабами. Многие подростки сегодня вообще ничего не хотят: ни учиться, ни работать. Каждый раз, когда я разговариваю с родителями таких детей, выясняется, что с ранних лет было очень много кружков и секций, и обязательно чтение с 5 лет, и анг­лийский с рождения. «Он у нас такой талантливый! Мы хотели дать ему все самое лучшее!» Дали.

Получается, делать вообще ничего не нужно?

Хотя нам предлагают относиться к детям как к инвестиционному проекту, важно помнить, что ребенок – это отдельный человек. Мы как родители должны создать благоприятные условия для его развития. Что сюда входит? Да ничего особенного на самом деле. Мы должны обеспечить его физическую и психологическую безопасность, общаться с ним, поддерживать его и давать ему возможность познавать окружающий мир – водить его в музеи, зоопарки, брать с собой в отпуск или в путешествия. И, собственно, все. Больше ничего специального для развития ребенка делать не нужно.

4. Находясь в конфликте с родителями, ребенок перестает познавать мир.

Паника привязанности отшибает всю остальную психическую деятельность. И это до тех пор, пока ребенок и родители снова не помирятся, пока у них снова не будет налажен контакт.

Детская привязанность похожа на эластичный поводок, какие бывают у собак. Когда все хорошо – он растягивается, но когда ребенку нужна защита и забота – он сжимается.

И вот когда эта привязанность сжимается, условно говоря, «возвращаясь на базу», ребенку очень важно, чтоб эта база была доступной, чтоб эта база была способна о нем позаботиться.

Адаптивность психики ребенка имеет теневую сторону. При этой адаптивности ребенок воспринимает что бы то ни было как норму. У него нет жизненного опыта, у него еще нет критичного мышления, у него нет образца, «как надо». Что с ним происходит, то он и начинает считать нормой. Обращают на него внимание – норма, не обращают на него внимания – норма, заботятся о нем – норма, обижают его – норма. Когда кричат и ругаются, не дай бог, пьют и дерутся – все это тоже становится для ребенка нормой.

Меньше крика

Цитата:

«Обесценивающая (не в ресурсе) мама не привыкла праздновать свои достижения и не учит этому ребенка. Она будто все время смотрит не на то, что она сделала, а на то, что она НЕ сделала. И, конечно, когда она так сфокусирована на этом «ничего», на этом пустом месте, она именно так себя и ощущает».

Чьи слова:

@pro_roditelstvo – уникальный интернет-проект, завоевавший любовь уже более полумиллиона человек. «Про родительство. Мама, не кричи!» — результат двухлетней работы, посвященной попыткам ответить на вопрос, как перестать кричать на своего ребенка. Авторы призывают мам и пап к осознанности, анализу собственного состояния: «Наблюдать, в какие моменты дня я чувствую «авторскую позицию» в своей жизни, что дает мне ощущение, что свою жизнь делаю я, а какие события и вещи будто втягивают меня в неконтролируемый поток, над которым у меня нет власти?». Необходимо проследить, какие события предшествуют приливам гнева, и определить, что именно истощает ваши внутренние «ресурсы»: «Что забирает у вас ресурс больше всего? Уборка, работа или нахождение в неуютном пространстве?».

Читать еще:  Алапаевские мученики: искалечены прикладами и сброшены в шахту

Образ родителей на всю жизнь остается у нас в душе. Когда мы сталкиваемся с трудностями, часто слышим внутренний голос, который говорит: «Ты справишься, ты сможешь. Все хорошо!» или «Бестолочь! Ни на что не способен!». На этом стержне, «тайной опоре», держатся наши будущие успехи, стремления, самооценка. Как дать ребенку правильный «автопилот», подарить достаточно заботы и любви, но при этом не поставить крест на собственной жизни? Как простить себя за уже допущенные ошибки и наладить отношения с выросшим чадом? Вам в помощь 20 рекомендаций известного психолога-педагога Людмилы Петрановской.

1. Вот вам мое авторитетное экспертное мнение. Скорее всего, вы хорошая мать. Достаточно хорошая, без оговорок. Вашему ребенку нравитесь именно вы. Он бы не согласился на другую, пусть даже идеальную. Вы такая специальная мама для него, такая, как ему нужно. Предлагаю взять это за основу и дальше из этого исходить.

2. Ребенку не нужно примерно три четверти из того, что ему покупает типичная городская семья. Есть возможность — почему бы и не купить, ведь это так радует родителей. Но доводить себя до истощения дополнительными заработками, выходить на работу раньше времени, чтобы «все было на уровне» — зачем? Не стоит жертвовать общением с ребенком ради того, чтобы «дать ему все самое лучшее». Лучше вас и ваших объятий на свете все равно ничего нет, доверие и душевное спокойствие ребенка не купишь ни за какие деньги.

3. Раздражение — это признак того, что родителя вынесло из взрослой позиции, из позиции защиты и заботы.

4. Иногда, если терпения не хватает и раздражение на ребенка захлестывает, очень полезно спросить себя: «А сколько мне сейчас лет?». И если вы чувствуете, что явно не столько, сколько в паспорте, то самое лучшее в этот момент — отойти немножко в сторону от ребенка и заняться собой. Взять паузу, подышать, умыться, выпить чаю с шоколадкой, сделать несколько энергичных движений.

5. Хотите, чтобы ребенок справлялся с жизнью? Значит, все детство утешайте, обнимайте, принимайте его чувства. Не говорите «Не плачь!», не стремитесь сразу отвлечь и развлечь. Помогайте ему проживать стресс, оставаясь живым, и выходить из него, а не глотать неприятные чувства. Пусть огорчается, плачет, боится, протестует — и пусть с вашей помощью учится принимать несовершенство мира, переходить от разочарования и протеста к утешению и примирению с реальностью.

6. Хотите, чтобы ребенок умел просить прощения? Просите сами, покажите пример выхода из ссоры и признания ошибок. У него включится подражание, и он тоже научится, сам, без нравоучений.

7. Частый случай нарушения границ — требование «сделать немедленно». Почему-то многим взрослым кажется, что, если ребенок не бросает мгновенно все, чем был занят, и не бежит выполнять их поручение, это признак неуважения. На самом деле неуважение — это обращаться к человеку не с просьбой, а с приказом, не интересуясь его планами и желаниями.

8. В семьях, где просьбы к ребенку — всегда именно просьбы и сопровождаются словами «пожалуйста», «если тебе не трудно», «когда тебе будет удобно», «когда освободишься», «если ты не очень устал» и тому подобными, конфликтов и препирательств почти не бывает. Да, ребенок может увлечься и забыть, и вам придется ему напомнить. Но это не злостный саботаж, а обычная детская невнимательность. Если напомнить без агрессии, он вскочит и поспешит выполнять поручение. И даже, весьма вероятно, скажет «прости, я увлекся и забыл». Еще чуть повзрослев, ребенок станет сам замечать, что вы устали, перегружены, что вам нужна помощь. И вы услышите: «Отдохни, я сам сделаю». Не потому, что строили и гоняли. А потому, что сами не раз демонстрировали ему именно эту модель поведения – модель уважения границ, помощи и заботы.

9. Если ребенок иногда скучает – это не только не страшно, но даже полезно. Только по ту сторону скуки начинается собственная деятельность, а не реакция на внешние стимулы. Скука развивает творческое начало. А умение себя занять – очень важный в жизни навык.

10. Вы имеете право жить свою жизнь, а ребенок должен к вашему способу жить приспособиться. Именно на это работают его инстинкты, его мощная программа поведения следования – быть со своим взрослым, ориентироваться на него, считать хорошим и правильным все, что считает хорошим и правильным взрослый, жить в его доме, есть его пищу, говорить на его языке, вести его образ жизни.

11. Лучшее, что вы можете сделать для своих детей, когда они начнут с вами скандалить – скандалить с ними качественно. Разнообразно по репертуару, из позиции силы и заботы, и обязательно восстанавливая потом отношения, показывая, что наши отношения конфликт не может разрушить.

12. Когда мы обнимаем, утешаем, защищаем малыша, мы, конечно, не думаем о том, что несколько десятков лет спустя именно эти слова, наши объятия, наша любовь могут спасти его от депрессии, от опасного пренебрежения собой, от роковой ошибки, от капитуляции перед бедой или болезнью. Но именно так оно и работает. Когда детство кончается, привязанность остается с ним – навсегда. Его тайная опора.

13. Встречали ли вы когда-нибудь людей, которые не способны настоять на своем? Всегда со всем соглашаются, и все на них «ездят»? Возможно, их родители в свое время очень «успешно» справились с капризами. Так успешно, что с тех пор само слово «нет» присыхает у человека к гортани.

14. Качественно «избалованный», то есть выросший в защите и заботе ребенок – это ребенок легкий, сотрудничающий, слышащий, любящий. Ему не надо воевать ни с родителем, ни с собственной тревогой, он внутренне расслаблен и потому полон сил, а значит, хорошо развивается и учится, он уверен, что его потребности будут услышаны и готов слышать потребности других, в том числе, став постарше, заботиться о младших и старших членах семьи. У него бывают, конечно, срывы, кризисные периоды и прочие неприятности, но в общем и целом растить такого ребенка – одно удовольствие, не требующее ни жертв, ни надрыва.

15. Самое лучшее, что мы можем сделать для развития своих детей в нежном возрасте – не мешать им играть. Не стремиться «занять» ребенка – пусть поскучает, помечтает, пусть не спеша понаблюдает за муравьем или покидает камешки в пруд. Это не баловство, – это таинство развития. Роза не станет краше, если вы силой расковыряете бутон. Если ей хватает воды и света, в положенное время она раскроется сама.

16. В подростковом возрасте роль родителей становится похожа на роль ассистентов во время боксерского поединка. Да, иногда нам кажется, что пора самим пойти набить морду тому негодяю, который обижает нашего мальчика (самим решить проблему ребенка). И уж конечно, мы бы справились лучше, с нашим-то опытом, связями, возможностями, знаниями. Но есть проблема: в этом случае бой не засчитают. Потому что это ЕГО бой, а не наш. И дело родителя – оставаться в углу ринга, болеть и переживать, готовить мокрое полотенце, чтобы вытереть своему юному бойцу лоб и слова поддержки, чтобы придать сил.

17. С какого-то возраста сам ребенок станет понимать, что его особенности мешают ему, и захочет что-то изменить, будет готов прилагать к этому осознанные усилия. Медлительный сам предложит ставить будильник на четверть часа раньше, застенчивый запишется в театральную студию, забывчивый начнет составлять списки вещей, робкий пойдет заниматься айкидо, вспыльчивый будет стараться держать себя в руках. Очень важно, чтобы к этому моменту он был уверен, что может с вами посоветоваться, попросить помощи, да просто поговорить откровенно о своих особенностях. А до того – не мучайте ни себя, ни ребенка. Не боритесь с природой – приспосабливайтесь.

18. Для ребенка огромная нагрузка, если он становится смыслом жизни родителей. Это жестоко по отношению к нему. И дети, которые были для родителей «всем», нередко обходятся с собой очень плохо.

19. Наслаждаясь любовью и заботой своего подросшего малыша, важно сохранять распределение ролей и не злоупотреблять его готовностью помочь и пожалеть. Если ваш ребенок в шесть-семь лет не может съесть кусок, пока не проверит, хватило ли всем остальным, если он всегда готов отказаться от соблазна «потому что у нас мало денег», если он подчеркнуто послушен и старается не беспокоить родителя своими проблемами, в том числе и серьезными: сильно ударился, кто-то обижает, не спешите радоваться такой ранней сознательности и самостоятельности. Стоит подумать, не перегружен ли ребенок ответственностью за других членов семьи, не отказался ли он от своего права быть ребенком, от нормального детского эгоцентризма ради поддержки родителей? И не пора ли ему уже сказать: «Спасибо тебе большое за поддержку, но уже все, спасибо, я справляюсь».

20. Никакое образцовое поведение, никакие отличные оценки, никакое одобрение окружающих не стоят того, чтобы ради них жертвовать главным, ради чего вы встретились в этом мире, что останется между вами, когда все задачи воспитания будут решены – любовью, заботой, доверием.

Читайте в Библиотеке КнигиКратко обзор книги Людмилы Петрановской «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка». Эта книга будет полезна как молодым мамам, так и родителям со стажем, бабушкам и дедушкам. Приятного чтения!

Особенности детской психики

Детство — это пора, когда ребёнок начинает познавать мир. Основные черты будущего характера закладываются до 3–6 лет. В детском возрасте ребёнок не понимает многих вещей, но он всецело доверяет родителям, они являются для него главным авторитетом. Детей легко обмануть, ведь они ещё не научились отличать правду от вымысла. Маленький человек мыслит нелогично, он находится в плену своих фантазий и ошибочного представления об окружающем его мире.

Внешне маленькие дети беспомощны и ранимы, хотя на самом деле у них здоровая психика и они знают, как добиться своего от взрослых. Главное для ребёнка — это обеспечить за счёт родителей свои потребности и интересы. С первых дней жизни малыш использует свои эмоции, чтобы получить от взрослых желаемое. Эти маленькие манипуляторы осознанyо управляют родителями в собственных интересах. Нельзя негативные реакции ребёнка воспринимать как признак недовольства или повод для беспокойства. Скорее всего, это придуманный им метод достижения цели, игра с чувствами взрослых людей или проявление мести.

С возрастом дети начинают взаимодействовать друг с другом — играть, общаться, дружить. В школьные годы между ними часто возникают конфликты. В этот период у детей формируется характер, происходит становление личности.

В процессе взросления ребёнок вбирает в себя весь культурный и исторический опыт предыдущих поколений, общественные ценности становятся его личными. Благодаря полученным знаниям развиваются индивидуальные способности детей. В период взросления ребёнок осваивает те понятия, которые приняты в среде его существования. Он приобщается к дружбе, уважению, любви, патриотизму. Благодаря социализации мальчики осваивают роль мужчины, а девочки учатся быть женщинами и матерями.

Детская психология для большинства родителей — это дремучий лес, в нём легко заблудиться и пойти неправильным путём. А чтобы избежать ошибок, которые могут негативным образом сказаться на психике маленького человека, взрослым рекомендуется почитать книги по детской психологии или обратиться к психологу, например Батурину Никите Валерьевичу.

Вывод

На основе теории привязанности вы можете понять, как воспитать ребёнка так, чтобы во взрослом возрасте он умел выстраивать гармоничные отношения с окружающими. Для этого необходимо изучить и правильно пройти все шесть этапов формирования привязанности.

Оставайтесь рядом с вашим ребёнком, поддерживайте его в трудностях, позволяйте проявлять эмоции — и негативные, и позитивные. Проводите вместе время, заполняя его общением, совместным творчеством, обсуждением того, что вам интересно и что вас волнует. Постарайтесь создать с ребёнком тесную эмоциональную связь, чтобы он видел в вас союзника и близкого человека, который всегда придёт на помощь и будет на его стороне. Создав в его сознании образ значимого взрослого, вы поможете ему сформироваться в гармоничную личность и уверенного в себе человека.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector