0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Крипипаста наша обычная жизнь. Почему расследование о «группах смерти» — это новая крипипаста

Содержание

«Группы смерти» всё ещё живы. Почему не работает закон

В соцсети «ВКонтакте» до сих пор можно найти десятки так называемых «групп смерти», организаторы которых могут заманивать детей и доводить их до самоубийства. Максимально массовыми «группы смерти» были несколько лет назад. Тогда ситуацию удалось переломить, но такие паблики в соцсетях ещё остались. В России есть законы, которые могли бы положить этому конец, но они не работают. В чём же проблема?

«Группы смерти» – это по-настоящему опасное и крайне трагическое явление для нашей страны, большая социальная проблема. Несколько лет назад мы столкнулись с массовыми детскими самоубийствами детей в России. Выяснилось, что большинство погибших состояли в «группах смерти», куда кураторы заманивали детей и заставляли их играть в «игру», у которой был только один конец – смерть.

За последние годы на проблему неоднократно обращали внимание, высказывался по этой теме и президент России Владимир Путин, назвавший в 2020 году организаторов «групп смерти» «мразью». В России между тем появились законы, которые могли бы навести порядок, исключить возможность заманивания детей в такие группы. Но законы эти не работают, а власти как будто не спешат с этим что-то делать.

Что это за группы и воскресают ли «синие киты»?

«Синий кит» – это название одной из самых известных «групп смерти» в прошлые годы. В «ВКонтакте» и сейчас можно встретить паблики, имеющие отсылки к той группе и её аналогам, или некое упоминание «китов» в увязке с отвлечёнными понятиями («космические киты» и т. п.). Мы не можем утверждать сегодня, что «синие киты» окончательно побеждены и что наших детей, как и тогда, не пытаются обработать. Нет, такие группы есть и они работают.

Информация о «группах смерти» стала активно распространяться в 2017 году после материалов СМИ, которые на примере истории покончившей с собой девочки рассказывали о методике работы таких «групп». Расследование вызвало широкий общественный резонанс и, очевидно, отчасти предотвратило новые волны самоубийств детей и подростков.

Организаторы «групп смерти» умело пользовались особенностями психики детей и подростков, их проблемами в школе, в общении с родителями или сверстниками. Детям на полном серьёзе промывали мозги, вдалбливали им в головы, что они «лишние» на этой планете, что они «биомусор», от которого они могут избавить всех, убив себя. Чтобы ребёнок не отказался от своих планов, ему «помогали». Убеждали его в том, что он «урод», а если это девочка – что она «толстая» или «тупая». Если причина в крушении отношений, то помогали развить комплекс вины.

Проблема приобрела массовый характер. Центральным понятием для таких групп была «игра», которая позволяла детям повышать свой статус в сообществе. И тут снова мы должны говорить об умелом манипулировании детьми, так как им позволяли чувствовать себя значимыми, членами некоего «секретного сообщества», о котором никто не знает. Но как об этом могли не догадаться родители? Ведь ребёнок, который часами просиживает в соцсети, – это и странно, и подозрительно.

Но и тут организаторы придумали уловку. «Разбуди меня в 4.20» – так назывался ещё один раскрученный преступниками паблик. Детей будили в это время и примерно полтора часа они проводили в общении с другими членами, обсуждении способов самоубийства, а также хвастались травмами, которые нанесли себе сами. Нанесение себе травм было одним из обязательных заданий, которые выполнял ребёнок. В определённый момент организаторы составляли «календарь самоубийств» – в какой день кто из участников и каким способом должен покончить с собой. Не убить себя означало «струсить», лишиться уважения членов сообщества.

С ноября 2015 года по апрель 2016 года в России произошло 130 самоубийств детей, почти все они были членами одних и тех же «групп смерти». По данным Следственного комитета, всего в 2016 году покончили с собой 720 детей, а в 2015 году суицид совершили 504 ребёнка. В 2017 году в «ВКонтакте» насчитывалось не менее полутора тысяч «групп смерти».

Почему закон не работает?

17 июля 2017 года один из организаторов «групп смерти», 21-летний Филипп Будейкин, был приговорён к заключению в колонии на три года и четыре месяца (вышел на свободу в апреле 2019 года). Были допрошены его подельники, которые также состояли в «группе».

Но самоубийства детей не прекратились. Администраторы таких групп всегда имели резервную копию информации и контактов. Как только паблик закрывали, они снова его воссоздавали по новому адресу и вновь приглашали туда тех же детей. Там вновь размещались видео о суициде, депрессивные картинки, песни с намёками на уход из жизни и прочий информационный мусор на соответствующую тематику.

1 февраля 2021 года в России вступили в силу поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», получившие название «закон о самоцензуре соцсетей». Закон ввёл понятие «владелец публичной сети» и определил род его деятельности как распространение информации в интернете. Такой соцсетью считается ресурс с посещаемостью более 500 тысяч пользователей в сутки.

Закон даёт на удаление противоправного контента соцсети одни сутки. То есть отныне соцсети должны сами выявлять «группы смерти», паблики экстремистов, поклонников «колумбайна» (стрельбы в школе), любителей наркотиков и так далее. Казалось бы, вот вам и способ борьбы. Но он не работает.

Дело в том, что закон не предусматривает никакой ответственности для соцсетей, не выявивших самостоятельно и не удаливших противоправный контент. Как пояснил 1 февраля глава комитета Госдумы по информационной политике Александр Хинштейн, авторы документа надеются на добровольное исполнение его требований соцсетями.

Но какая соцсеть будет тратить время, деньги и ресурсы на такую самоцензуру? Хинштейн напомнил, что ответить за противоправный контент соцсети могут лишь тогда, когда не выполнят требования Роскомнадзора по его удалению. Получается, что для того, чтобы ведомство узнало о наличии «группы смерти» или террористического паблика, оно должно найти его самостоятельно или же получить жалобы от пользователей, а самоцензура соцсетей тут совершенно ни при чём.

При этом нередко соцсеть сначала должна получить предписание Роскомнадзора, который перед этим составляет запрос на блокировку, сводя в один текст мнения целого ряда экспертов, признавших аккаунт деструктивным. То есть на закрытие паблика может уйти неделя, а откроется снова он уже через пять минут.

Закон также обязывает Роскомнадзор составить реестр соцсетей. Однако с момента вступления закона в силу этого реестра на сайте ведомства пока не появилось. Согласно порядку, сначала Роскомнадзор отправляет владельцу соцсети уведомление о включении его сайта в реестр, и лишь спустя не более чем два месяца соцсеть обязана включить в собственные правила работы нормы этого закона.

Сегодня борьбу с «группами смерти» и другими деструктивными сообществами в интернете ведёт Лига безопасного интернета (ЛБИ). Кстати, во многом благодаря усилиям специалистов Лиги, работавших совместно с ФСБ, в 2017 году удалось нанести по «группам смерти» удар, от которого они уже не оправились. В связи со вступлением в силу закона о самоцензуре соцсетей глава ЛБИ Екатерина Мизулина говорила:

Мы призываем Роскомнадзор не медлить с созданием реестра, чем быстрее он будет создан, тем быстрее заработает сам закон и быстрее соцсети в России будут очищаться от запрещённой информации.

И как с этим быть?

Получается парадоксальная ситуация. В России принимается закон, который должен заставить соцсети самостоятельно выявлять и удалять запрещённую информацию. Но они этого не делают (возможно, пока). Ответственности по закону для них нет никакой. Точнее, к ним теоретически можно применить положения законодательства России, например, о недопустимости распространения порнографии, пропаганды насилия или разжигания розни. Но это также не будет иметь отношения к тому, чтобы работал принцип самоцензуры.

Пока что в отношении «групп смерти» действует обычный заявительный порядок, в результате которого Роскомнадзор может вынести соцсети предписание об удалении паблика или блокировке аккаунта. За невыполнение могут уже последовать санкции со стороны Роскомнадзора.

К этому следует добавить, что пока неясно, как будет работать закон о самоцензуре соцсетей в отношении иностранных ресурсов. Например, YouTube, TikTok или Facebook. К ним будет применяться та же схема, по которой Роскомнадзор уже наказал Twitter замедлением работы и перспективами блокировки в России. И только если «приземлить» западную соцсеть в России, то есть потребовать от неё открыть представительство, можно будет рассчитывать на результат. Однако соответствующий закон пока находится в стадии разработки.

То есть сейчас «группы смерти» всё ещё существуют, потому что процесс очищения соцсетей идёт очень медленно и бюрократично. Их закрывают, но они открываются вновь. Мы хотим верить, что бума «групп смерти» уже не будет, но прямо сейчас исходящая от них угроза остаётся очень опасной как для детей, так и для взрослых.

«Привет, я твой куратор». Взгляд на «группы смерти» изнутри

Исследователи внедрились в «группы смерти» и провели в них почти год. Что они узнали?

Фото: Eduard Korniyenko / Reuters

О «синих китах» и «группах смерти» жители России узнали почти год назад из резонансной статьи Галины Мурсалиевой, опубликованной в «Новой газете». Сама вероятность того, что некие кураторы целенаправленно доводят детей до самоубийства, оказалась настолько пугающей, что история обрастает все новыми слухами, вроде запланированных в минувшие выходные массовых самоубийств. Вокруг «групп смерти» прямо сейчас строятся все новые конспирологические теории – например, о стоящих за кураторами внешних силах. Но пока родители хотят любой ценой защитить детей от суицида, а прокуратура разбирается с одним из кураторов, остается открытым вопрос, что же на самом деле стоит за такими группами, как «F57», «F58», «Тихий дом», «Мертвые души F57» и «Синий кит»?

Читать еще:  Страшный суд — и ход процесса описывает Сам Судья

Для того чтобы это понять, участник нашего исследовательского коллектива «Мониторинг актуального фольклора» внедрился в них под псевдонимом и активно участвовал в коллективных чатах (таких, например, как «Мертвые души» и «нет») с мая 2016 года и по настоящее время. В общей сложности наш наблюдатель состоял в 20 группах, которые можно было заподозрить в том, что они относятся к «группам смерти». Среди 49 респондентов, которые связывались с ним за это время, было девять кураторов и даже один участник, представившийся сотрудником ФСБ, ищущим кураторов. К каким выводам в ходе этого исследования мы пришли?

Детский нетсталкинг

В статье Галины Мурсалиевой говорилось, что кураторы «групп смерти», стремящиеся принудить к самоубийству, в качестве заданий детям предлагали разгадывать шифры. Такая интернет-практика – дешифровка странных посланий – действительно существует последние десять лет (об этом журналист не упоминает) как часть субкультуры нетсталкеров, которые ищут скрытый контент в интернете, пытаясь расшифровать послания, зашитые в странных видео или аудио, или просматривая коды страниц. Некоторые нетсталкеры считают, что группы типа «синий кит» – неудачные примеры таких квестов для школьников.

Мурсалиева, проведя анализ географии и хронологии подростковых самоубийств, приходит к выводу о некоей «карте самоубийств», которая, по ее мнению, указывает на организованный характер суицидов. Сама по себе эта «разгадка» подозрительно напоминает содержание популярной легенды 2012 года про группу Cicada 3301. Некая тайная организация предлагает всем желающим разгадывать сложные криптографические загадки, чтобы обнаружить «самых умных людей на свете». Предлагаемые загадки весьма похожи на те, что приводятся и в историях о «группах смерти»: найти шифр в файле jpeg, расшифровать полученное сообщение с помощью «шифра Цезаря», получить ссылку onion (в сети Tor) на новую картинку, которую надо опять расшифровать. Если игрок разгадает загадки, он получит карту, но только не самоубийств, а координат некоего места с новыми загадками. Тайная организация, которая объявляет себя то ли частью ЦРУ, то ли сообществом хакеров, работающих над созданием свободного интернета, зачислит «самых умных» в свои ряды.

Итак, тип практик, о которых шла речь в расследовании Мурсалиевой, – нагнетание саспенса, выполнение странных заданий по расшифровке с использованием таинственных символов – существовал и раньше. Но действительно ли в группах смерти, о которых пишет «Новая», участников планомерно подталкивают к самоубийству?

Внутри «группы смерти»

Как показывает наблюдение нашего коллектива, «группы смерти» живут ожиданием, что игра наконец начнется. В одной группе в мае 2016 года шло активное обсуждение подростками своих проблем в школе, семье и личной жизни, а также суицидальных мыслей (с указанием на то, что никто из группы так и не совершил самоубийство). В общем чате другой «группы смерти» все ждали, что администратор наконец объявит правила игры, обсуждали, что такое «F58», нетсталкинг и как найти настоящую «группу смерти».

Что делать, если ребенок попал в «группу смерти»

  • Подписаться на канал новостей TengriNews:
  • Google News
  • Яндекс Новости
  • Email рассылка
  • Новости
  • Новости Казахстана
  • Новости мира

В социальных сетях массово распространяется информация о «смертельных играх» среди несовершеннолетних. Детей и подростков призывают вступить в игру «Синий кит», или «Тихий дом», а также некоторые ее варианты — «Море китов», «Разбуди меня в 4.20». По правилам «игры» в течение 50 дней игроку необходимо выполнять различные задания, и в конце якобы совершить самоубийство. Это и будет победой. Корреспондент Tengrinews.kz совместно с руководителем проекта TEENS Светланой Богатыревой разъясняют, что нужно знать о «смертельных играх» и куда обращаться, если казахстанцы обнаружили, что подросток в «игре».

Все началось в России с самоубийства тинейджера Рины Паленковой (настоящее имя Рената Камболина, 16-летняя студентка колледжа из Уссурийска) в ноябре 2015 года. Незадолго до самоубийства она опубликовала селфи на фоне поезда с подписью «Ня. Пока». Это фото стало интернет-мемом, которое перепостили тысячи подростков по всей России. Правда, уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства» было заведено на ее мать. В российских СМИ информация об игре вышла в мае 2016 года. Тогда «Новая газета» опубликовала статью «Группы смерти» о сообществах «ВКонтакте». Автор материала утверждала, что сообщества в социальной сети доводят детей до самоубийства посредством «игры». По данным издания, из 130 молодых людей, покончивших жизнь самоубийством в период с ноября 2015 года по апрель 2016 года, около 80 состояли в этих «группах смерти», готовясь к тому, чтобы сознательно лишить себя жизни по чьей-то указке. Содержание текста вызвало широкое обсуждение в Интернете, а Роскомнадзор заявил, что совместно с Роспотребнадзором проверит изложенные в статье факты. Позже следствие установило, что 15 несовершеннолетних, состоявших в «группах смерти», совершили самоубийство. В ходе расследования был задержан администратор «групп смерти» «ВКонтакте» Филипп Будейкин. Ему предъявлено обвинение по статье «Доведение до самоубийства». Кроме России, «игры» распространились в Казахстане и Кыргызстане.

Пользователи «ВКонтакте» пишут на своей странице пост с определенными тегами и ждут сообщений от организаторов, которые должны с ними связаться и дать дальнейшие указания. По правилам «игры» в течение 50 дней игроку необходимо выполнять различные задания, и в конце он якобы должен убить себя. Как правило, первое здание — нацарапать на руке синего кита и сбросить фотографию. Последнее — убить себя. Администраторы связываются с жертвами в 4.20. Если же подросток отказывается от выполнения финального задания, то есть завершить игру самоубийством, приходит ссылка. Когда он по ней переходит, компьютер выдает: «404 ошибка. Страница не найдена», а спустя 10 минут приходят сообщение с адресом подростка и текст о том, что «они придут и убьют всю его родню».

Ответить однозначно на этот вопрос сложно, так как все люди имеют разный темперамент и разный опыт общения с родными. У кого-то в поведении может и не произойти никаких перемен, так как они будут тщательно скрываться ребенком из-за страха быть наказанным или чем-то огорчить своих близких. И все же, подтвержденными маркерами суицидального поведения являются резкие изменения в поведении, причем не обязательно в сторону слез и депрессий. Родителям нужно обращать внимание на следующие перемены в поведении ребенка:

Уход в себя. Стремление побыть наедине с собой естественно и нормально для каждого человека. Но будьте начеку, когда замкнутость, обособление становятся глубокими и длительными, когда человек уходит в себя, сторонится вчерашних друзей и товарищей.

Излишняя капризность, привередливость. Каждый из нас время от времени капризничает, хандрит. Это состояние может быть вызвано погодой, самочувствием, усталостью, служебными или семейными неурядицами и тому подобное. Но когда настроение человека чуть ли не ежедневно колеблется между возбуждением и упадком, налицо причины для тревоги.

Депрессия. Это глубокий эмоциональный упадок, который у каждого человека проявляется по-своему. Некоторые люди становятся замкнутыми, уходят в себя, но при этом маскируют свои чувства настолько хорошо, что окружающие долго не замечают перемен в их поведении.

Агрессивность. Непонятные вспышки раздражения, гнева, ярости, жестокости к окружающим. Нередко подобные явления оказываются призывом подростка обратить на него внимание, помочь ему. Однако подобный призыв обычно дает противоположный результат — неприязнь окружающих, их отчуждение. Вместо понимания человек добивается осуждения.

Саморазрушающее и рискованное поведение. Некоторые подростки постоянно стремятся причинить себе вред, ведут себя «на грани риска». Где бы они ни находились — на оживленных перекрестках, на извивающейся горной дороге, на узком мосту или на железнодорожных путях — они везде едут на пределе скорости и риска.

Потеря самоуважения. Молодые люди с заниженной самооценкой или же относящиеся к себе и вовсе без всякого уважения считают себя никчемными, ненужными и нелюбимыми. Им кажется, что они аутсайдеры и неудачники, что у них ничего не получается и что никто их не любит.

Изменение аппетита. Отсутствие его или, наоборот, ненормально повышенный аппетит тесно связаны с саморазрушающими мыслями и должны всегда рассматриваться как критерий потенциальной опасности. Подростки с хорошим аппетитом становятся разборчивы, те же, у кого аппетит всегда был плохой или неважный, едят «в три горла». Соответственно, худые подростки толстеют, а упитанные, наоборот, худеют.

Изменение режима сна. Подростки начинаю спать целыми днями или, напротив, теряют сон и превращаются в «сов»: допоздна они ходят взад-вперед по своей комнате, некоторые ложатся только под утро, бодрствуя без всякой видимой причины.

Изменение успеваемости. Многие учащиеся, которые раньше учились на «хорошо» и «отлично», начинают прогуливать, их успеваемость резко падает. Тех же, кто и раньше ходил в отстающих, теперь нередко исключают из школы.

Внешний вид. Подростки, оказавшиеся в кризисной ситуации, неопрятны, похоже, им совершенно безразлично, какое впечатление они производят.

Раздача подарков окружающим, приведение дел в порядок. Предварительно раздают близким, друзьям свои вещи, которые раньше очень любили и ценили.

Угрозы покончить жизнь самоубийством. Они могут быть прямые и косвенные.

Перемены в поведении. Внезапные, неожиданные изменения в поведении человека должны стать предметом внимательного наблюдения. Когда сдержанный, немногословный, замкнутый человек неожиданно начинает много шутить, смеяться, болтать, стоит присмотреться к нему. Такая перемена иногда свидетельствует о глубоко переживаемом одиночестве, которое человек стремится скрыть под маской веселья и беззаботности. Другим тревожным симптомом является, напротив, снижение энергетического уровня, усиление пассивности, безразличие к общению, к жизни. Подростки, которые переживают кризис, теряют интерес ко всему, что раньше любили. Спортсмены покидают свои команды, музыканты перестают играть на своих музыкальных инструментах, те же, кто каждое утро делал пробежку, к этому занятию остывают. Многие перестают встречаться с друзьями, избегают старых компаний, держатся обособленно.

Психологическая травма. Каждый человек имеет свой индивидуальный эмоциональный порог. К его слому может привести крупное эмоциональное потрясение или цепь мелких травмирующих переживаний, которые постепенно накапливаются. Расставание с родными, домом, привычным укладом жизни, столкновение со значительными физическими и моральными нагрузками, незнакомая обстановка и атмосфера. Если к этому добавляется развод родителей, смерть или несчастье с кем-либо из близких, личные невзгоды, у него могут возникнуть мысли и настроения, требующие обязательной работы со специалистом.

Читать еще:  Димитриевская родительская суббота — 3 ноября в 2018 году

Ну и есть вариант просто поговорить и спросить об этом ребенка, если контакт не утрачен. Многие родители заводят фейковые подростковые профили «ВКонтакте», добавляются к своему ребенку и отслеживают, что он публикует. Такой вариант, безусловно, про нарушение границ и доверия, но на войне все средства хороши.

Прежде всего ситуацию нужно признать. Как показала наша практика — именно это сложно многим родителям. Они говорят себе «это не правда, с моим ребенком такого быть не может. Он же у меня хороший/спокойный/неконфликтный/позитивный и так далее. Это какая-то ошибка, он/она в этой группе случайно, его затянули туда». Это очень типичная картина.

Далее — отнестись к этому по возможности без эмоций — это не вы плохая семья, не вы плохой родитель, и уж тем более не ваш ребенок плохой/нарушитель. Это просто происходит. У этого есть причины, их надо понять. И надо что-то сделать, так, чтобы не стало еще хуже.

Повторюсь, если контакт сохранен, если вы в доверительных отношениях с ребенком, если он делится с вами чем-то личным, а не только школьными новостями и оценками, лучше поговорить откровенно. Сказать, что вы узнали факт его присутствия в группе, что вас это беспокоит, спросить, что ребенок обо всем этом думает. Причем в разговоре 20 процентов должно быть текста родителя и 80 процентов — текста ребенка, важно ВЫСЛУШАТЬ. А потом вместе принимать решение — идти ли к психологу.

Разговор ни в коем случае не должен сводиться к причитаниям и истерике родителя по поводу того, каков окружающий мир в целом и ребенок в частности, не должен строиться в агрессивной, или требовательной, или иной авторитарной форме. Это разговор не для снятия тревожности или гнева родителя, а для того чтобы УСЛЫШАТЬ ребенка и дать ему понять, что вы по-прежнему помните, что он — один из самых главных и близких ваших людей в этой жизни.

Если контакт утерян, важно все же попробовать поговорить в таком же ключе, но здесь просто обязателен визит с специалисту. В каждой школе и поликлинике есть бесплатный психолог, есть национальный телефон доверия 150, есть телефон детского омбудсмена 111. Все это бесплатно. Если не устроило качество помощи, лучше найти платного консультанта, их сейчас много. Контакты специалистов и центров здесь.

Контакты, в общем, те же. Дополнительно можно сообщить в Комитет связи, информатизации и информации РК. Их телефон: +7 (7172) 74 05 86. Им нужно отправить ссылку на опасную группу, чтобы ее проверили. Также в случае обнаружения подозрительных сообществ можно направлять жалобу по адресу. Кроме того, со всеми обращениями можно обращаться через сайт teenslive.kz, заполнив форму обратной связи.

Нужно быть внимательным к своим детям, к их вопросам, проблемам, потребностям и состоянию. Даже если внешне это уже далеко не дети, им все равно нужно внимание и помощь родителей. Подростковый возраст — очень сложный с точки зрения физиологии. Гормональные сбои могут приводить к тому, что ребенок чувствует и ведет себя неадекватно, грубит или, наоборот, впадает в чувствительное и тревожное состояние. Мы всегда советуем маме вспомнить, как она чувствовала себя, когда была беременной, ведь тоже гормональный механизм задействован. Родители должны помнить, что они подростком уже были, и именно они могут помочь сейчас своему ребенку. Важно сохранить контакт, разговаривать, проводить совместное качественное время. Понимать, чем живет ребенок, знать его окружение и увлечения. Быть готовым подставить плечо, если будет нужно. Осознавать, что потребности ребенка далеко не ограничиваются материальными. Следить за его здоровьем, так как в этом тоже могут крыться причины депрессии. И не бояться обращаться к специалистам из сферы душевного здоровья — психологам, психотерапевтам, психиатрам, особенно когда речь идет о жизни ребенка.

Подготовила Василина Атоянц

«Группы смерти» распиаренные либеральной «Новой Газетой» стали вызовом для России

Вступил в силу закон об уголовной ответственности за склонение детей к суициду, а правоохранительные органы задержали еще одного куратора «группы смерти». Прошло чуть больше года с момента, как эта проблема стала предметом общественной дискуссии. Есть повод подвести промежуточные итоги и постараться понять, почему события развивались именно так.

8 июня в Москве был задержан куратор еще одной «группы смерти», 26-летний Илья Сидоров. Он подозревается в попытке доведения до самоубийства 14-летней девушки из Челябинска.

Сидоров был задержан на следующий день после того, как Владимир Путин подписал закон об уголовной ответственности за склонение детей к суициду. Теперь максимальным наказанием за подобное преступление является лишение свободы сроком до шести лет.

Данные обстоятельства являются удобным поводом обернуться назад, вспомнить, с чего все началось и как развивались события. А кроме того, вся эта история является во многом показательной, поскольку наглядно продемонстрировала и состояние гражданского общества в России, и уровень его взаимодействия с государством, и работу самого государства.

Все началось чуть больше года назад, когда 15 мая 2016 года в «Новой газете» вышла статья Галины Мурсалиевой «Группы смерти». Именно из этой публикации широкая общественность узнала о существовании сообществ в социальной сети «ВКонтакте», которые вовлекают подростков в смертельную игру, последним шагом в которой должно стать самоубийство. В статье утверждалось, что жертвами игры стало уже 130 детей.

Публикация вызвала чрезвычайно широкий резонанс. С одной стороны, огромное количество людей оказалось крайне встревожено изложенной в ней информацией. Органы власти, депутаты, уполномоченный по правам детей и другие официальные лица потребовали провести проверку изложенных фактов.

С другой, на автора и редакцию «Новой газеты» обрушилась жесткая критика, которая при этом оказалась в существенной степени обоснованной. Их обвинили в смешивании разных ситуаций, в краже материалов у других СМИ и организаций, занимавшихся этой проблематикой, в непрофессионализме и других грехах.

Редакция признала «сырость» опубликованного материала, но оправдала это желанием предотвратить акцию массовых самоубийств, якобы назначенную на 17 мая.

Эта тема – сама публикация «Новой газеты» – еще требует своего общественного осмысления. Потому что после нее феномен «групп смерти» из малоизвестного и замкнутого мирка превратился в проблему национального масштаба. О «группах смерти» узнали тысячи детей и подростков, но в силу свойственного этому возрасту восприятия мира они их не отпугнули, а наоборот, привлекли, и в итоге многие стали новыми жертвами «синего кита».

Это выглядит безнадежной в своей тупиковости ситуацией. Пока о «группах смерти» не узнала широкая общественность, они не воспринимались как угроза и проблема, требующая системного решения и государственного вмешательства. Но стоило этой проблеме приобрести масштабную известность, как количество потенциальных и реальных жертв «синего кита» резко возросло (у юного родственника автора статьи таким образом до самоубийства была доведена одноклассница несколько месяцев назад).

Реакция государства

Как бы то ни было, публикация «Новой газеты» действительно вызвала острое внимание к теме общества и масштабные проверки со стороны компетентных органов.

Весь 2016 год шли дискуссии на данную тему с участием общественных организаций, органов государственной власти и социальных сетей. «Роскомнадзор» продолжал свою деятельность по блокированию страниц с информацией о способах совершения суицида или призывами к его совершению. Кстати, с 1 ноября 2012 года к началу 2017 года им было заблокировано 9357 подобных страниц.

Все резко изменилось в начале 2017 года. После более полугода обсуждений резко активизировалось государство.

20 февраля президент России поручил правительству принять решения, направленные на совершенствование системы профилактики подросткового суицида.

Спустя несколько дней в Государственную думу был внесен законопроект об уголовной ответственности за склонение детей к самоубийству. Проект был поддержан и президентом, и правительством.

Законопроект прошел все стадии принятия в ускоренном темпе – фактически за три месяца.

Параллельно резко активизировались правоохранительные органы. МВД и Следственный комитет начали интенсивно заниматься «группами смерти» и их организаторами. Произошел первый арест создателя «группы смерти».

Безусловно событийный ряд заставляет задаваться вопросом – почему более полугода после публикации в «Новой газете» тема «групп смерти» оставалась, в основном, предметом общественно-государственного обсуждения, а с февраля 2017 года вдруг заработала «тяжелая артиллерия» государства?

Ответ видится простым.

Весь 2016 год эта тема являлась предметом спекуляций, в которой доминировали субъективные оценки и единичные примеры, некоторые из которых успешно опровергались. Не зря в тот момент весьма распространенной была точка зрения, что онлайн-игры «в самоубийство» – это вообще просто городская легенда, выдумка, не имеющая отношения к реальности.

А потом пришла объективная информация – и она оказалась страшной: в 2016 году в России был зафиксирован 60-процентный рост детских самоубийств.

Общественности эта информация стала известна в начале марта, а значит, компетентные органы ее получили в феврале.

Именно тогда государство осознало реальность и масштабы угрозы, исходящей от «групп смерти», и был включен на полную мощность ресурс для ее ликвидации.

Осмысливая итоги произошедшего, можно сделать достаточно позитивные выводы:

– гражданское общество в России демонстрирует все большую активность в отношении волнующих его тем;

– государство готово разговаривать с обществом и прислушиваться к нему, но не поддается истерическим требованиям;

– в случае осознания проблемы государство способно действовать очень быстро (3–4 месяца для государства – это чрезвычайно быстро).

Правда, остается неотвеченным вопрос: вот эта страшная цифра 60-процентного роста детских самоубийств – насколько за нее ответственны исключительно «группы смерти», а какова доля ответственности «Новой газеты» и общественной истерики 2016 года, когда из широкого публичного обсуждения о существовании «суицидной игры» узнали и очаровались ей в силу возрастных особенностей тысячи детей, которые бы в другом случае так бы и остались непосвященными?

Эксперт рассказал, как работают «группы смерти» и почему дети в них попадают

Корреспондент газеты Минского района «Прысталічча» Татьяна Шимко поговорила со специалистом о «группах смерти» и о том, как им можно противостоять.

Если помните , сразу две школьницы в Минской области и в Витебске попытались покончить с собой, действуя по инструкциям из групп в социальных сетях. О проблеме поговорили с начальником отдела по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий УВД Миноблисполкома Кириллом Вяткиным.

Кто попадает в «группы смерти»?

– Дети начинают все чаще «бегать» в интернет и искать там возможности выговориться, когда у них нет по-настоящему доверительного общения в кругу семьи. Не находя времени и терпения, мы оставляем их наедине с планшетом или ноутбуком.

Читать еще:  О детской трансплантации, родителях-донорах и актрисе Дарье Мороз

Как выяснилось, в «группы смерти» нередко попадают ребята даже из благополучных семей. Не задумывались, почему это происходит? Там, в интернете, для наших детей всегда кто-то найдет время, чтобы выслушать и дать совет.

Но это не значит, что по ту сторону монитора сидят какие-то эксперты с благими намерениями. Это могут быть люди с психическими отклонениями или какими-то тайными умыслами. Возможно, там такие же запутавшиеся подростки.

Как работают «группы смерти»?

– Начинается все с простых и безобидных на первый взгляд заданий: «проснись в 04:20», «нарисуй кита», а позже «послушай музыку», «посмотри видео», «порежь себе руку»…

Каждый шаг продуман до мелочей. Особенно у тех, кто занимается этим профессионально. Ведь они не только подводят к последней черте. Потом на определенных закрытых ресурсах выкладываются предложения о том, что есть фото и видео суицида. И на это предложение имеется спрос, причем за немалую плату.

Есть открытые группы, туда может попасть любой желающий. Чаще всего за ними стоят дилетанты. Закрытые «группы смерти» не так легко принимают новых участников. Предварительно анкеты потенциальных жертв детально изучаются, нащупываются болевые точки. Закрытых групп меньше, чем открытых. Они так явно не видны. Доступ к ним только через кураторов. Куратор сам выбирает, кто «достоин» такой группы.

Кто становится куратором «групп смерти»?

– Это могут быть люди с психическими отклонениями или какими-то тайными умыслами. Возможно, там такие же запутавшиеся подростки.

Кто-то из молодых людей становится куратором «групп смерти», чтобы почувствовать себя более значимым, стать, по их мнению, вершителем судеб. Нередко такой куратор и сам не понимает, что на самом деле, а не в игре подталкивает кого-то к последнему, необратимому шагу.

Сценарии развития событий разные. Куратором может быть подросток, не нашедший себя в реальной жизни, либо взрослый человек с некими психическими отклонениями. По ту сторону экрана может сидеть и профессионал, доведение до самоубийства для которого стало «бизнесом».

Что бывает, если ребенок хочет выйти из группы?

– Когда ребенок хочет выйти из группы, осознав ее опасность, его начинают шантажировать. Пишут: «Мы знаем, где ты живешь, где работает твоя мама, мы ее подкараулим…»

Складывается ощущение тотальной слежки, и начинается паника. А на самом деле всю информацию о ваших близких людях в большинстве случаев можно без проблем найти в социальных сетях.

«Группы смерти» – это что-то новое?

– Мы не можем быть стопроцентно уверены, не были ли связаны прежде смерти подростков с интернетом. Ведь подтолкнуть могут не только группы смерти. Вариантов много. Виртуальное пространство вместе с благами и удобствами таит множество опасностей и угроз, особенно для подрастающего поколения. Неумелое использование этого инструмента приводит к самым негативным последствиям.

На мой взгляд, правоохранителям будет легче заниматься профилактикой и бороться с деструктивными группами, если у нас появится своя отечественная социальная сеть. В таком случае мы сможем оперативно реагировать на противоправные действия.

Как дети попадают под влияние?

– Попробуйте под видом подростка зарегистрироваться в Сети, создав правдоподобную страничку. Очень скоро придет несколько предложений знакомств и общения от совершенно незнакомых мужчин, подростков, мальчиков.

Ведь преступники все время ведут охоту на новых жертв. Сначала им нужна все более «острая» интернет-переписка, а затем реальные встречи. Да, все начинается зачастую довольно безобидно, считай, по-дружески. Поэтому ни в коем случае нельзя позволять детям отправляться в самостоятельное бесконтрольное плавание в интернет-пространстве.

Фото: Volkan Olmez .

Разбор. Что нужно знать о «группах смерти»?

В 2016 году в обществе с подачи СМИ начали активно обсуждать так называемые «группы смерти». Почти за год появилось много расследований , которые не только подняли важную проблему подросткового суицида , но и прибавили этим сообществам популярности. Теперь за каждым случаем детского суицида в стране стоит тень групп смерти. Мы постарались разобраться , действительно так опасны эти группы и как обезопасить своего ребенка.

Сообщества , посвященные тематике суицида , появились в сети «ВКонтакте» еще в 2013 году. Содержание самых популярных подобных пабликов в основном связано с тематикой китов. За основу взята идея о том , что эти млекопитающие сами выбрасываются на берег «от отчаяния». В группах много картинок , песен и стихотворений на эту тему. Администраторы стараются привлечь в свои сообщества преимущественно подростков. Для тех детей , кто более подвержен манипуляции , создаются закрытые группы.

В ноябре 2015 года 16-летняя студентка из Уссурийска Рената К. gокончила жизнь самоубийством. Перед смертью девушка выложила «ВКонтакте» свою фотографию с подписью «ня.пока». История активно обсуждалась в сети. Особый интерес к этому случаю был вызван тем , что в сеть попало фото тела девушки. По одной из версий , как следует из расследования «Новой Газеты», ее опубликовал следователь , прибывший на место трагедии. «Ня.пока» быстро стало мемом , а вокруг личности Рины П. ( так девушка называла себя «ВКонтакте») возник целый интернет-культ.

Создатель одной из «групп смерти», Филипп Будейкин ( он же Лис) использовал историю Рины для привлечения внимания к своему сообществу. Он начал активно поддерживать версию о том , что студентка состояла в закрытой группе и совершила самоубийство по его указанию. Эта версия так и осталась неподтвержденной.

По данным расследования «Новой газеты», жертвами групп смерти с ноября 2015-го по апрель 2016 года стали около 130 детей. В материале газеты и последующих подобных расследованиях других СМИ озвучивались названия около 10 самых популярных «групп смерти».

После публикации об этих группах узнали не только родители. Сообщества стали еще популярнее среди подростков. Посвященные данной теме телепередачи на федеральных каналах также заметно увеличили аудиторию пабликов. Собственно , с момента выхода первого расследования и начался пик популярности групп смерти. С тех пор каждый случай детского самоубийства связывают с деятельностью закрытых сообществ.

Подростков тщательно отбирают перед тем , как приглашать их в закрытые группы. Детей привлекают с помощью определенной игры или квеста. Каждую ночь «кураторы» требуют от подростков просыпаться в 4.20 и просматривать шок-контент: видео со сценами насилия , сопровождаемое тяжелой депрессивной музыкой. Каждому участнику присуждается его собственный номер и выдаются задания. В задачи «кураторов» входит следить , чтобы все требования беспрекословно выполнялись. За малейший проступок участники исключаются. Это заставляет детей дорожить своим местом в закрытой группе. Подростков пытаются убедить в том , что их жизнь не имеет смысла , и суицид — это единственный выход. Итоговым заданием в каждом случае является самоубийство.

Информацию о 130 жертвах , которую опубликовала «Новая газета», трудно проверить. Более того , сейчас эти группы стали мемом. Большинство ставит соответствующие хэштеги скорее для развлечения. Именно поэтому становится все труднее отличить шутку от реальной опасности.

Со школьниками продолжают вступать в переписки так называемые «кураторы» групп. Совсем недавно на Алтае возбудили уголовное дело по факту совершения попытки суицида 15-летним школьником. По данным следствия , школьника принуждали к самоубийству в одной из «групп смерти».

Опасность для детей действительно существует. Однако не нужно ее преувеличивать и поднимать панику. Это значит , что родители должны быть внимательнее к тому , чем их дети занимаются в сети. Вы должны хорошо понимать своего ребенка , чтобы точно знать , подвержен он чужому воздействию или нет. И в случае опасности вовремя вмешаться в ситуацию.

В Уголовном Кодексе РФ существует лишь 110-я статья — «доведение до самоубийства». Однако действия администраторов групп смерти «ВКонтакте» не попадают под ее действие. Поэтому администраторов «групп» очень трудно привлечь к ответственности.

Создатель сразу нескольких подобных пабликов , Филипп Будейкин , в ноябре 2016 года был арестован. По версии следствия , он причастен к самоубийствам как минимум 15 подростков. В качестве доказательств причастности называются его личные переписки с погибшими.

В Госдуму уже внесен законопроект , который предполагает уголовную ответственность за содействие в совершении суицида. Наказывать за подобное планируют тюремным сроком до восьми лет. Законопроект рассмотрят до окончания весенней сессии.

Вице-спикер Госдумы Ирина Яровая выступила с инициативой о создании кибердружин. Первые подобные «отряды» уже появились в некоторых городах России. В феврале в поиске страниц с опасным для детей контентом приняли активное участие 450 волонтеров из 185 городов. Российская кибердружина в настоящее время требует от администрации «ВКонтакте», чтобы в причинах пожаловаться на страницу пользователя была добавлена строка «Размещение материалов , оправдывающих совершение суицида».

Как считают психологи , самое главное в общении с ребенком — доверительные отношения. Необходимо внимательнее относиться к детям , разговаривать с ними на разные темы. Тогда с со своими проблемами они будут обращаться не в интернет , а к родителям.

Самое важное , на что следует обратить внимание — нарушение сна ребенка. Если ребенок постоянно сонливый , то , возможно , у него прерывистый сон. Это должно стать тревожным звонком для родителя. Особенно , если подросток ложится спать вовремя.

Как это ни банально , но резкое ухудшение успеваемости тоже может свидетельствовать о том , что у ребенка не все в порядке. Дети проводят в школе достаточно много времени , и поэтому родители должны сотрудничать с учителями.

Также нужно по мере возможностей узнавать , чем ребенок занимается в сети. Если вы видите , что подросток все свое время проводит в социальных сетях , а не с друзьями , следует задуматься. Когда жизнь человека переходит из офлайна в онлайн , то на него становится проще воздействовать с помощью подобных групп.

Если вы обнаружили , что ваш ребенок состоит в одной из таких групп , то нужно это вовремя пресечь. Однако нужно помнить , что после такого действия вы столкнетесь с тяжелым сопротивлением. Подростка , наоборот , будет притягивать то , что ему запрещают. Поэтому важно не просто оборвать эти контакты , но и предложить ему что-то взамен.

ВАЖНО

Чтобы изобличить лиц , подталкивающих детей к непоправимому шагу , следователи обращаются к гражданам , которым что-либо известно о попытках совершения несовершеннолетними суицида под воздействием социальных сетей , с просьбой сообщить информацию по телефонам СКР, 121 (телефон для сообщений о преступлениях против детей) или номеру 02. Следствие гарантирует анонимность звонков.

В России также действует детская бесплатная горячая линия , доступная по телефону: 8 800 200 01 22. На этот номер на условиях анонимности может позвонить любой подросток в кризисной ситуации или родитель , переживающий за состояние ребенка.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector