7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Красный террор: тринадцать убийств на берегу реки Цны

Красный террор: тринадцать убийств на берегу реки Цны

Пытками и казнями во время большевистской революции и гражданской войны занимались многие силовые структуры – милиция и суды, Красная Армия, продовольственные отряды, ВЧК. Проявлялась тенденция к тому, чтобы сосредоточить основные средства террора в руках ВЧК. Председатель ВЧК Феликс Дзержинский в 1922 году назвал этот процесс «систематизацией карательного аппарата революционной власти».

Истоки конфликта

Павел приехал в поселок из Сургута, чтобы поохотиться и порыбачить. Выкатный — довольно маленький населенный пункт, поэтому жители друг друга знают. И с Павлом они тоже были знакомы.

Несколько дней назад (еще до воскресенья) Павел и местные жители поругались около поселкового магазина, рассказал «360» очевидец и друг погибшего Алексей. По его словам, в ту встречу около магазина все стороны были выпившие и даже подрались. Встретились они там из-за нелепого ДТП: у одной из машин отказали тормоза, и она задела другую. По словам Алексея, местные вышли из своей машины и начали приставать к Павлу и компании.

Потом конфликт будто бы исчерпал себя — по крайней мере так сказали Алексею. Но следующая встреча произошла 11 октября, когда Павла застрелили. Сразу после этого подозреваемый сел в свою машину и находился там до приезда полиции. Другие участники тоже спрятались в автомобили, потому что боялись, что ружье стрелявшего еще заряжено.

Когда «360» связался с Алексеем, он ехал из морга, откуда забирали тело Павла. Его должны похоронить в поселке.

Все началось с выстрела в бабушку

Определить личность стрелка, а также восстановить общую картину событий сотрудникам МВД удалось довольно быстро. 18-летний Даниил в Большеорловское приехал к своей бабушке Галине Монаховой. По словам соседей и знакомых Галины, визиты внука к ней не были редкостью — Даниил приезжал как один, так и с отцом.

По некоторым данным, 12 октября бабушка и внук поссорились — женщина настаивала на возвращении Даниила в Нижний Новгород для продолжения учебы, а внук якобы уезжать не хотел. В итоге бабушка пошла провожать Даниила на автобусную остановку. Уже оттуда юноша отпросился назад на минуточку, в туалет. После того как внук не вернулся, Галина пошла домой, чтобы поторопить его. Но на пороге Даниил встретил ее с охотничьим ружьем в руках. Первый его выстрел достался родственнице.

За жизнь Галины медики боролись всю ночь. Несколько раз поступали сообщения о ее смерти, однако министр здравоохранения Нижегородской области Давид Мелик-Гусейнов опроверг их.

Следующим, в кого выстрелил юноша, оказался сосед его бабушки — по предварительным данным, он услышал крики женщины и поспешил на помощь.

Затем стрелок вышел на улицу, выстрелом в спину убил случайного прохожего, а затем просто стал стрелять во всех, кого видел. Попал под его огонь и автобус, но водитель успел вовремя среагировать и увел машину с пассажирами из зоны обстрела.

После этого Монахов скрылся. По данным правоохранительных органов, при нем могут быть два ружья и до 40 патронов к ним. Не исключено, что злоумышленник может передвигаться на автомобиле.

Красный террор в России 1918-1923

«…Мы должны превратить Россию в пустыню населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, которая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн». (Лев Троцкий)

Что такое «Красный террор?»

Красный террор — карательные меры, принимаемые большевиками во время Гражданской войны (1918—1923 гг.) для подавления сопротивления классовых врагов и враждебных действий внутренней и внешней контрреволюции.

Красный террор проводили в послереволюционной России органы ВЧК во главе с Феликсом Дзержинским и некоторыми частями красной армии. Поводом для проведения карательных мероприятий послужила неудачная попытка покушения на Ленина (30 августа 1918 г.) Фанни Каплан. Как результат, это явилось в известной степени, обоснованием создания тайной полиции и некоторых частей армии, занимавшимися людьми, якобы причастными к той или иной контрреволюционной или политической деятельности.

Красный террор был официально объявлен 2 сентября 1918 г. Яковом Свердловым в обращении ВЦИК и подтвержден постановлением Совнаркома от 5 сентября 1918 г. как ответ на покушение на В.Ленина 30 августа, а также на убийство тем же днем председателя Петроградской ЧК М.Урицкого.

Цель оправдывает средства. Такая фраза, приписываемая Макиавелли, стала негласным оправданием для действий большевицкой власти во времена террора.

Рекламное видео:

Сущность красного террора

Сущностью этого социального и политического института является то, что было тотальное истребление людей, социальных элементов, не согласных с существующим режимом в государстве и деятельностью большевиков.

1918 год, 1 ноября — в газете «Красный террор» было откровенно опубликовано: «Мы не ведем войну против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не следует искать на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против Советской Власти. Первый вопрос, который вам надо ему предложить — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания или профессии. Такие вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность красного террора».

Право на расстрел

Террор в России начался задолго до Октябрьской революции. Еще с Февраля — в виде солдатско-матросских самосудов, деревенских погромов помещиков и «мироедов». А уже к осени 1918 г. он разросся до весьма значительных масштабов. Комиссарам, направлявшимся для формирования воинской части или выполнения других ответственных задач, выдавали мандат с правом на расстрел. Ужасная жестокость царила на фронтах гражданской войны, во время подавления восстаний и просто при уничтожении неугодных.

Репресси инициировались центральными и местными органами большевиков, однако не менее часто они были проявлениями жестокости рядовых военных. «Особая комиссия по расследованию «злодеяний большевиков», работавшая в 1919 г. под началом барона Врангеля Петра Николаевича, выявила многочисленные случаи жестокого, граничащего с садизмом, обращения с населением и пленными со стороны красноармейцев. На Дону, на Кубани, в Крыму комиссия смогла получить материалы, свидетельствовавшие об уродовании и убийствах раненых в лазаретах, об арестах и казнях всех, на кого показывали как на противников большевиков — зачастую вместе с семьями. Все казни, обычно, сопровождались реквизицией имущества.

Историческая реальность «красного террора»

После свершения февральской революции, население страны к закону перестало относится серьезно. Также совершенно не регулировалась деятельность ВЧК. Дзержинский мог не имея на то никаких оснований, взять и казнить 800 человек в Санкт-Петербурге. Не было ни судебного разбирательства, ни доказательства вины, человек мог погибнуть только лишь потому, что оказался не в том месте и не в то время.

Такие действия ВЧК нашли поддержку многих государственных деятелей тех времен, а именно Ленина и Зиновьева. Они всячески поощряли данную деятельность и даже считали ее необходимой для построения новой государственности.

С учетом неразберихи в 1918 г. в официальных бумагах и секретность многих аспектов деятельности полиции, трудно найти точные данные о пострадавших во времена «Красного террора». Бытует любопытное мнение о том, что, если основная цель деятельности ВЧК и полиции было устрашение населения, то данные могут быть сознательно завышены, но как бы то ни было цифры получаются довольно ошеломляющие. Считается, что около 10 – 15 тыс. человек были казнены ЧК с сентября по октябрь 1918 года в районах, которые по факту были под контролем большевиков. Также существует мнение, что цифры в своем роде занижены, так как имеются некоторые факты, которые по сути подпадают под понятие «красный террор», и которые по своим масштабам попросту колоссальны. К примеру, приказ Ленина о расстреле 50 тыс. человек в Крыму.

Кроме самых разнообразных санкций к непосредственным участникам антибольшевистских движений они широко применяли систему заложничества. Например, после убийства М. Урицкого в Петрограде расстреляли 900 заложников, а реакцией на убийство (в Берлине!) Розы Люксембург и Карла Либкнехта был расстрел всех находившихся под арестом заложников. А после покушения на Ленина в различных городах было казнено несколько тысяч человек. Теракт анархистов в Леонтьевском переулке Москвы (сентябрь 1919 г.) повлек за собой расстрелы большого числа арестованных, которые в подавляющем большинстве своем к анархистам никакого отношения не имели.

Из архива событий. Пытки

Каждая местность во время гражданской войны имела свои специфические черты в сфере проявления человеческого зверства. Формы издевательств и пыток неисчислимы.

• Большевики в Харькове. Там царил такой террор, что много людей сходили с ума от всех переживаемых кошмаров. Расстреливали беспощадно, не исключая женщин и детей.

На 2-х улицах и в подвалах некоторых домов вырыли коридоры, к концу которых ставили расстреливаемых и, когда они падали, их присыпали землей. На следующий день там же расстреливали следующих, и опять присыпали землей и так до верху. Потом начинали следующий ряд этого же коридора. В одном из этих коридоров было обнаружено около 2 тысяч расстрелянных. Некоторых женщины расстреливали лишь потому, что они не принимали ухаживаний большевиков. В подвалах находили распятых на полу людей и привинченных к полу винтами. У многих женщин была снята кожа на руках и ногах в виде перчаток и чулок и вся кожа спереди.

Читать еще:  Современное монашество: Любовь рождается в атмосфере любви

• Пенза — председательницей ЧК была женщина Евгения Бош, зверствовавшая так в 1919 году, что ее даже отозвал центр.

В Пензе и окрестностях жестокость Бош во время подавления крестьянских выступлений вспоминали и через десятки лет. Тех коммунистов, кто пытался помешать расправе над людьми, она называла «слабыми и мягкотелыми», обвиняя в саботаже.

• Пытка в так называемой «китайской» ЧК в Киеве:

«Человека привязывали к стене или столбу; после к нему крепко привязывали одним концом железную трубу в несколько дюймов ширины»… «Через другое отверстие в нее сажали крысу, отверстие тут же закрывали проволочной сеткой и к нему подносили огонь. Доведенное жаром до отчаяния животное начинало въедаться в человеческое тело, чтобы найти выход. Такая пытка продолжалась часами, подчас и до следующего дня, пока жертва умирала». Применялась и такого рода пытка: «человека зарывали в землю до головы и оставляли так до тех пор, пока несчастный мог выдержать. Если несчастный терял сознание, его выкапывали, клали на землю, пока он не приходил в себя и вновь так же зарывали»…

• Воронеж — несчастных сажали голыми в бочки, утыканные гвоздями, и катали. На лбу выжигали пятиугольную звезду; священникам надевали на головы венки из колючей проволоки.

• Царицын и Камышин — пилили кости.

• Полтава и Кременчуг — всех священников сажали на кол. «В Полтаве, где хозяйничал „Гришка проститутка“ в один день было посажено на кол 18 монахов». «Жители сообщали, что здесь (на обгорелых столбах) Гришка-проститутка сжигал особо бунтовавших крестьян, а сам… сидя на стуле, наслаждался зрелищем».

• Екатеринослав — отдавали предпочтение распятию и забиванию камнями.

• Одесса — офицеров пытали, привязывая цепями к доскам, медленно вставляя в топку и жаря, других разрывали пополам колесами лебедок, третьих опускали по очереди в котел с кипятком и в море, а после бросали в топку.

• Киев — жертву клали в ящик с разлагающимися трупами, над ней стреляли, потом объявляли, что похоронят в ящике заживо. Ящик зарывали, через полчаса снова открывали и… тогда производили допрос. И так делали несколько раз подряд. Удивительно ли, что люди действительно сходили с ума.

• Вологда — председатель ЧК 20-ти летний юноша любил такой прием. Он садился на стул на берегу реки; приносили мешки; выводили из ЧК допрашиваемых, сажали их в мешки и опускали в прорубь. Позднее в Москве он был признан ненормальным, когда слух о его злодеяниях дошел до центра.

«Большевики приказывали несчастных становиться на колени и вытягивать шеи. Вслед за чем наносили удары шашками. Среди палачей попадались неумелые, неспособные нанести смертельный удар с одного взмаха, и тогда жертву ударяли раз по пять, а то и больше». Или «рубили вначале руки и ноги, а потом уже головы»

«Нельзя помиловать…»

Системный характер белого террора доказывает историк И. С. Ратьковский. Его труд «Хроника белого террора» включает в себя 400-страничное описание актов террора в 1917 — 1920 гг. (описана только часть преступлений). «Фронтовой» белый террор начался уже 28 октября 1917 г. во время боев в Москве — юнкерами в Кремле были расстреляны красные пленные. Более четырех лет кровавая вакханалия практически не прекращалась. По степени жестокости белые ничуть не уступали красным — в ряде случаев они вырывали своим жертвам глаза, языки, снимали полосы кожи на спинах, хоронили раненых заживо, сжигали, привязывали людей к лошадям… Не зря монaрхист В. В. Шульгин говорил, что белое дело нaчaли «почти святые», а зaкончили «разбойники».

На европейской территории России последние кровавые акции белых произошли в ноябре 1920 г. и отличались особенно извращенной, уголовной жестокостью. 12 ноября Народно-Добровольческая армия С. Н. Булак-Балаховича взяла г. Мозырь в Белоруссии. Начались казни и террор против евреев и советских служащих. Так это описывал А. Найдич, местный житель: «…нaчaлся погром с мaссовыми изнaсиловaниями, избиениями, издевaтельствами и убийствaми. Офицеры учaствовали (…) нaрaвне с солдатами. (…) Всю ночь по городу стояли душерaздирaющие крики…» В одном только Мозырском уезде белые ограбили более 20 тыс. человек, убили более 300, изнасиловали 500 женщин. Над еврейскими мужчинами чинили сексуальные издевательства, буквально заставляя их (цитата из показаний потерпевших): «…лизать друг другу задницы», «мочиться друг другу в рот и делать другие мерзости… (…) Зaстaвляли нaс делaть половой aкт с телкой…»

Практика белого террора походила на красный — здесь были и эксцессы, была и государственная воля. Восстановить государственную монополию на насилие можно только насилием, и претендующие на государствообразующую силы боролись друг с другом насмерть. Террор воспринимался как бремя власти и ее право. «Казнить нельзя помиловать», — в годы Гражданской войны все точно знали, где следует поставить запятую. Донской генерал С. В. Денисов говорил: «Трудно было влaсти… Миловaть не приходилось… (…) уличенных в сотрудничестве с большевикaми нaдо было без всякого милосердия истреблять. Временно надо было исповедовать правило: «Лучше нaкaзaть десять невиновных, нежели опрaвдaть одного виноватого».

Политизированные попытки оправдать террор и заявить, что террор другой стороны — «хуже», устарели. По выражению историка Г. М. Ипполитова, они отдают «цинизмом с элементами некрофилии». Никакой террор не может быть оправдан или назван менее жестоким.

Кровавое лето 1918 года

— Андрей, 5 сентября 1918 года считается официальной датой красного террора. До этого времени на Урале было относительно спокойно?

— Нет. На самом деле декрет «О красном терроре» был лишь одним из распоряжений. До этого выпускались распоряжения, санкционирующие репрессии по отношению к так называемым контрреволюционерам. Если говорить про Урал, то здесь насилие по отношению к священникам и простым верующим началось задолго до выпуска декрета.

— С какого времени?

—Начиная с весны 1918 года, были локальные аресты, некоторые из заключенных священников были впоследствии расстреляны. Как таковой террор в Екатеринбургской епархии, которая почти совпадала с границами нынешней Свердловской области, начинается с лета — по мере отступления Красной армии во время Гражданской войны.

Точкой отсчета можно считать Далматовский бой, который состоялся 10 июля 1918 года. После этого красноармейцы, уходя с занятых районов, берут священников в заложники или расстреливают их на месте.

В июне-июле наблюдаются репрессии в южных уездах уральского региона, с августа террор перемещается на север — в Невьянск и Верхотурский уезд. По этой же причине начало красного террора в Пермском крае принято отсчитывать с осени, поскольку к тому времени белая армия дошла до Прикамья.

— Какие особенности террора можно отметить с июня по июль 1918 года на Урале?

— Именно в этот период мы видим особый накал — проявляются зверства, последствия которых были обнаружены белыми в занимаемых районах. Например, в 20-х числах июля 1918 года, в лесу около станции Синарской в Камышловском уезде, были найдены тела жертв советской власти — 80-летнего священника села Колчеданского о. Стефана Луканина, диаконов того же села — Нестора Гудзовского и Георгия Бегмы, а также 80-летнего протоиерея Василия Победоносцева с Каменского завода и тело неизвестной женщины.

Все трупы имели явные следы издевательства. На теле отца Стефана насчитали 19 штыковых ран, левая рука отесана острым оружием. У Гудзовского выкололи глаза, а пальцы левой руки заострены, как карандаш. У Бегмы изуродовали лицо, у женщины отрезали грудь. Волосы на головах священнослужителей были выдерганы и частью опалены.

Еще можно вспомнить о телах священника Александра Попова и прихожан, которых большевики арестовали и в селе Травянском того же уезда на протяжении ночи фактически пытали. Об этом также свидетельствуют найденные впоследствии останки.

У священника Александра Попова были сломаны позвоночник, рука и челюсть, отрезаны пальцы, на теле — следы глубоких штыковых ран, руки лежали скрещенными на груди. У старосты была снята кожа на голове и на пальцах рук, ноги перебиты, на спине выколота пятиконечная звезда. Одному из убитых сломали пальцы за то, что он писал иконы.

Согласно рассказам современников, пытки длились в течении многих часов, несмотря на скорое отступление красных. Не меньшие издевательства чинили над взятыми в заложники. В одном из центров большевитской власти, в Камышлове обнаружили наспех зарытую братскую могилу с телами 20 крестьян, священника Василия Милицына и просворни Екатерины Боголюбовой, пригнанных в Камышлов карательными отрядами.

Во время террора успели отметиться и те, кто участвовал в расстреле царской семьи в Екатеринбурге. Один из них — комиссар Петр Ермаков некоторое время занимал с отрядом Каслинский завод.

После его ухода было обнаружено тело 80-летнего священника Александра Миропольского. Его узнали не по лицу, которое было разбито, голова развалена или топором, или кайлом, а по подряснику. В теле было две огнестрельных раны. Присутствовавшие при розысках при виде изуродованных пришли в ужас.

Некоторые не верили, что человек может дойти до такого зверства и будет так убивать людей.

Читать еще:  Отложите свой смартфон и посмотрите вместе «Свинку Пеппу»

Красный террор новейшей истории: кому по силам убить премьера

Похитить и убить экс-премьера, действующего лидера ведущей политической силы в стране — на такое из всех террористических группировок послевоенной Европы оказались способны только итальянские «Красные бригады».

За первые десять лет своего существования группировка совершила 14 тысяч актов насилия. Ее членов подозревали в связях с КГБ, ЦРУ, «Моссадом», Организацией освобождения Палестины и органами госбезопасности Чехословакии. Стрелковое оружие и взрывчатку банда получала прямиком с беспокойного Ближнего Востока по героиновым каналам.

«Красные бригады» воевали не только с государством, но и с жаждущими реванша фашистами. В полулегальные и нелегальные боевые группы организации входило около 25 тысяч человек. Несмотря на все усилия итальянских правоохранительных органов, практически полностью разгромивших Brigate Rosse в 80-е годы, группировка продолжает жить, совершать экспроприации и теракты.

Неправедный путь к свободе

Италия проиграла Вторую мировую войну. Обещания Муссолини возродить мощь Римской империи обратились в прах. Страна вошла в НАТО и по факту стала зависеть от США и их союзников.

К 70-м годам подросла молодежь, которая категорически отказалась принимать такое положение вещей, и лево- и праворадикальные группировки стали претендовать на власть. На городских улицах и площадях оказались всегда готовые к бою с оппонентами вооруженные коммунисты, фашисты, анархисты, мафиози и пытающиеся предотвратить конфликты стражи порядка.

Коммунистическая молодежь встала на путь вооруженной борьбы против государства. Началось все, как водится, с жаждущих справедливости студентов: Ренато Курчо, Мара Кагол и Альберто Франческини решили, что «так жить нельзя», надо бороться «за свободу». Их целью стали революция и выход Италии из западного блока.

Вопросов, с кого брать пример, не возникло: смогли коммунисты перевернуть Россию и свергнуть царя, смогут перевернуть и Италию. И убить главного политика страны.

Разгул анархокоммунистического террора в Российской империи начала XX века не знал себе равных в мировой истории: ежедневно в газетах публиковали списки убитых террористами чиновников. Итальянские приверженцы учений Маркса, Энгельса и Ленина пошли тем же путем: ограбления, убийства, шантаж, похищения… Связи с иностранными спецслужбами тоже не стали чем-то новым.

Главное дело в истории организации провернуло второе поколение «Красных бригад». К концу 70-х у красных революционеров накопился богатый опыт похищения людей с целью выкупа — политиков, судей, чиновников, промышленников. Дерзким налетом они сумели вызволить осужденного на 18 лет Ренато Курчо из заключения. Впрочем, вскоре главу «Красных бригад» вскоре вновь арестовали.

Тогда у руля организации встал Марио Моретти. «Красные бригады» расширили сеть ячеек, установили контакты с другими радикалами из-за рубежа и объявили беспощадную войну «Империалистическому государству транснациональных корпораций».

Преступление века

В 1978 году бывший премьер Италии Альдо Моро был самым популярным политиком в стране. Он намеревался создать правительство национального единства с участием его Христианско-демократической партии и Итальянской компартии.

Министерство внутренних дел Италии знало о непримиримом настрое леворадикалов и выделило для охраны ведущим политикам 28 бронемашин. Как так получилось, что Альдо Моро такого автомобиля не досталось, до сих пор толком не ясно.

Утром в четверг, 16 марта, Моро вышел из дома в Риме, сел в машину и направился на ключевое заседание парламента по вопросу о создании коалиции. По обыкновению экс-премьер намеревался заехать в церковь Санта-Кьяра помолиться перед началом рабочего дня. Его на трех автомобилях сопровождали пятеро телохранителей.

По пути произошла незначительная авария, подстроенная боевиками «Красных бригад». Кортеж Моро оказался блокирован. Стоявшие на тротуаре четверо мужчин в форме сотрудников авиакомпании Alitalia достали автоматическое оружие и открыли шквальный огонь по автомобилям.

Вся охрана и водители были убиты. Политика вытащили из машины, надели ему на голову мешок и затолкали в подъехавший автомобиль. Альдо Моро отвезли на конспиративную квартиру на юго-западе Рима.

За освобождение Моро «бригадисты» потребовали свернуть план по образованию коалиции, официально признать «Красные бригады» повстанческим движением и выпустить из тюрьмы своих товарищей. Руководство Христианско-демократической партии приложило все усилия для вызволения Моро из плена, но правительство Италии на переговоры с террористами идти отказалось.

По официальной версии, Альдо Моро находился в заложниках 54 дня. За это время переговоры террористов с властями зашли в тупик, и «Красные бригады» приняли решение ликвидировать экс-премьера.

Казнь была изощренной. Альдо Моро дали понять, что его намерены освободить. Ему предоставили свежий костюм и предложили спуститься к машине. Но вместо того, чтобы посадить его в салон, Моро настоятельно попросили залезть в багажник. После этого в него выпустили 11 пуль из израильского пистолета-пулемета Uzi. Машину с телом экс-премьера бросили между штаб-квартирами Христианско-демократической и Коммунистической партий.

Позже Марио Моретти в мемуарах написал, что это убийство было «крайним выражением марксистско-ленинских революционных действий». Находившийся на момент казни за решеткой один из основателей группировки Альберто Франческини писал, что выбор жертвы и мотивы убийства были и остаются загадкой для осужденных «бригадистов».

Приказано выжить

Это преступление сыграло против «Красных бригад». Итальянская полиция, наконец, осознала степень опасности «красного террора» и вскоре дала жесткий ответ. Были арестованы около 12 тысяч революционеров, не менее 600 были вынуждены бежать, в основном во Францию и Южную Африку

Удар резиновой дубинкой с алюминиевой обмоткой по голове и почкам круто охлаждает революционный пыл на уличных манифестациях. Как и чем карабинеры били «бригадистов», естественно, не разглашается. Однако же лидеры группировки довольно быстро пошли на сотрудничество со следствием, сдали своих оставшихся на свободе товарищей, а некоторые и вовсе отреклись от собственных идеалов.

Более того, итальянские (в том числе и радикальные) коммунисты в основной массе не поняли смысл убийства Альдо Моро и осудили действия «Красных бригад». В глазах общества массовые облавы не сделали террористов мучениками. От них отвернулись все.

Впрочем, сильно поредевшая группировка выжила и не намеревалась сдаваться. Уже в 1981 году «Красные бригады» похитили проживавшего в Вероне бригадного генерала США Джеймса Ли Дозиера, который на тот момент занимал пост замначальника Сухопутных войск НАТО в Южной Европе.

На этот раз итальянские спецслужбы действовали профессионально и смогли вызволить американского военного из коммунистического плена. Тем не менее это было первое похищение высокопоставленного американского военнослужащего в истории, что прибавило растерянного было авторитета «Красным бригадам».

Однако уже в 1984 году «Красные бригады» раскололись на две группировки, а основатели организации из тюрьмы заявили о прекращении вооруженной борьбы.

Больше чем на десять лет «Красные бригады» ушли в тень. Но в конце девяностых дали о себе знать убийством советника кабинета премьер-министра Массимо д’Антона. В 2002 году боевики убили экономического советника итальянского премьера Марко Бьяджи, а в 2003 году устроили перестрелку с полицией с жертвами с обеих сторон.

Итальянское правительство утверждает, что на сегодняшний день «Красные бригады» окончательно разгромлены. Но вышедший на свободу Франческини заявляет, что «официальных похорон» организации никто не проводил, а значит, она жива. Выходит, в Италии не только мафия бессмертна….

Революционный террор в Российской Империи: За что взрывали князей, покушались на царя, и что из этого вышло

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

От «Молодой России» до покушения на императора

В 1862 году двадцатилетний заключенный Тверской полицейской части Петр Заичневский написал прокламацию «Молодая Россия», быстро разошедшуюся по всем крупным городам империи. В прокламации, выпущенной от имени несуществующего Центрального Революционного Комитета, лекарством для излечения недугов общества объявлялся революционный террор, а главной целью террористов — Зимний дворец.

Автор вдохновлялся в основном идеями французского социалиста-утописта Л. О. Бланки, но отчасти и Герцена, чьи труды распространял организованный Заичневским в Москве студенческий кружок. Однако Герцен отозвался о молодых сторонниках террора с отеческой снисходительностью: «Крови от них ни капли не пролилось, а если и прольется, то это будет их кровь — юношей-фанатиков». Время показало, что он ошибался.

Популярность радикальных взглядов стала очевидной, когда было совершено первое из многочисленных покушений на Александра II. 4 апреля 1866 года член тайного общества «Организация» Дмитрий Каракозов выстрелил в императора, направлявшегося после прогулки в Летнем саду к своей карете. Изумленный Александр спросил террориста, одетого, как крестьянин, почему тот хотел убить его. Каракозов ответил: «Ты обманул народ: обещал ему землю, да не дал».

К повешению приговорили и Каракозова, и лидера «Организации» Николая Ишутина. Но последнему объявили о помиловании в момент, когда на его шею уже была наброшена петля. Не в силах справиться с потрясением, он сошел с ума.

Процесс нечаевцев

В ноябре 1869 года произошло событие, подсказавшее Достоевскому идею романа «Бесы». Московский студент Иван Иванов был убит своими же товарищами — членами кружка «Общество народной расправы». Его обманом заманили в грот на берегу пруда в парке Петровской сельскохозяйственной академии, избили до бесчувствия и застрелили. Тело, спущенное под лед, было найдено спустя несколько дней.

Судебный процесс затронул почти девяносто человек и широко освещался в газетах. Был обнародован документ, получивший название «Катехизис революционера». В нем говорилось, что революционер — «человек обреченный», отказавшийся от собственных интересов, чувств и даже имени. Его отношения с миром подчинены единой цели. Он должен не задумываясь принести соратника в жертву, если это нужно для грядущего «полнейшего освобождения и счастья» народа.

Сергей Нечаев, лидер «Народной расправы», автор (или один из авторов) «Катехизиса» и организатор убийства Иванова, действительно не задумываясь приносил товарищей в жертву, но чистота его намерений более чем сомнительна.

Читать еще:  Доктор Лиза Глинка о предательстве и любви

Он был умелым мистификатором и манипулятором. Он распространял о себе легенды — например, о своем героическом побеге из Петропавловской крепости. Отправившись в Швейцарию, Нечаев ввел в заблуждение Бакунина и Огарева и получил 10 000 франков на нужды вымышленного революционного комитета. Он оболгал студента Иванова, обвинив в предательстве, тогда как вся вина молодого человека состояла в том, что он осмелился спорить с Нечаевым. А это, по мнению лидера, могло подорвать его авторитет в глазах остальных.

После начала арестов Нечаев сбежал, бросив товарищей на произвол судьбы, за границу — снова в Швейцарию. Но был выдан швейцарскими властями российским в 1872 году.

Процесс нечаевцев произвел сильное впечатление не только на Достоевского. Вскрывшиеся факты на несколько лет отвратили большинство оппозиционно настроенной интеллигенции от мыслей о пользе террора.

Суд над Верой Засулич

Новую веху развития революционного терроризма в России историки отсчитывают от покушения на санкт-петербургского градоначальника Ф. Ф. Трепова в начале зимы 1878 года. Пришедшая к чиновнику на прием 28-летняя революционерка-народница Вера Засулич тяжело ранила его двумя выстрелами в живот.

Поводом для покушения стала вздорная выходка Трепова, имевшего репутацию взяточника и самодура. В обход запрета телесных наказаний он распорядился высечь розгами заключенного, который не снял перед ним шапку.

Засулич спасли от каторги два блестящих юриста: председатель окружного суда А. Ф. Кони и адвокат П. А. Акимов. Им удалось подать дело так, что присяжные, по сути, рассматривали уже не уголовное преступление, а нравственное противостояние жестокого градоначальника, олицетворявшего все замшелое и косное, что было в правительственной системе, и молодой женщины, движимой исключительно альтруизмом.

Кони лично наставлял Веру Засулич — по воспоминаниям современников, мягкую, стеснительную, рассеянную до неряшливости, — как произвести наилучшее впечатление на суде. Он принес поношенный плащ («мантильку»), который должен был помочь подсудимой показаться безобидной и заслуживающей жалости, и уговаривал ее не грызть ногти, чтобы не оттолкнуть присяжных.

Присяжные оправдали Засулич. Это вызвало восторг либеральной общественности в России и на Западе и возмущение императора и министра юстиции К. И. Палена. Но главным следствием дела Засулич стало то, что ее пример вдохновил других и привел к волне терактов в 1878–1879 годах. В частности, 2 апреля 1878 года член революционного общества «Земля и воля» Александр Соловьев пять раз выстрелил (все пять раз промахнувшись) в Александра II близ Зимнего дворца.

Сама же Вера Засулич вскоре стала убежденной противницей террористических методов.

«Народная воля». Охота на царя

Летом 1879 года «Земля и воля» раскололось на «Черный передел», исповедовавший мирные «народнические» способы борьбы, и террористическую «Народную волю». Члены последней в 1881-м положили конец ожесточенной охоте на «царя-освободителя» Александра II, которая велась пятнадцать лет, со времен Каракозова.

Одной лишь осенью 1879 года народовольцы трижды неудачно пытались подорвать царский поезд. Следующую попытку цареубийства они предприняли 5 февраля 1880-го. На этот вечер в Зимнем дворце был намечен торжественный ужин. Степан Халтурин, устроившийся на работу во дворец столяром, заранее заложил динамит в подвалы. Интересно, что ему выпала возможность убить императора еще до намеченной даты. Халтурин и Александр II случайно остались наедине в царском кабинете — но император так любезно разговаривал со «столяром», что у того не поднялась рука.

5 февраля Александра и всю его семью также спасла случайность. Ужин задержался на полчаса из-за опоздания высокопоставленного гостя. Однако взрыв, прогремевший в 18.20, убил десятерых солдат. Восемьдесят человек ранило осколками.

Развязка трагедии произошла 1 марта 1881 года. Царя предупреждали о подготовке очередного покушения, но он отвечал, что, коли уж высшие силы хранили его доселе, то сохранят и впредь.

Народовольцы заминировали Малую Садовую улицу. План был многоступенчатым: на случай осечки на улице дежурили четверо бомбометателей, а если бы и их постигла неудача, собственноручно зарезать императора должен был Андрей Желябов. Цареубийцей стал второй из бомбометателей, Игнатий Гриневицкий. Взрыв смертельно ранил и террориста, и императора. Александра II, которому раздробило ноги, перенесли в Зимний, и через час он скончался.

10 марта революционеры представили его наследнику Александру III письмо-ультиматум, призывая к отказу от мести и «добровольному обращению верховной власти к народу». Но добились они прямо противоположного результата.

Казнь пятерых из первомартовцев — Желябова, Николая Кибальчича, Софьи Перовской, Николая Рысакова и Тимофея Михайлова — положила начало так называемому периоду реакции. А среди крестьян Александр II прослыл царем-мучеником, которого погубили недовольные реформами дворяне.

Покушение на Александра III

Попытки возродить «Народную волю» и ее дело предпринимались несколько раз. 1 марта 1887 года, ровно через шесть лет после гибели Александра II, члены «Террористической фракции “Народной воли”», основанной Петром Шевыревым и Александром Ульяновым, покусились на жизнь Александра III. Взрывчатку для теракта брат будущего «вождя мировой революции» купил, продав свою гимназическую золотую медаль.

Покушение было предотвращено, а его главные организаторы — вновь пять человек, включая Ульянова и Шевырева, — повешены в Шлиссельбургской крепости. Дело «Второго 1 марта» надолго положило конец революционному террору в России.

«Мы пойдем другим путем»

Фраза, якобы сказанная Владимиром Ульяновым после смерти брата, — на самом деле перефразированная строка поэмы Маяковского. Но действительности она не соответствует и по сути. Большевики, так же как эсеры и анархисты, активно участвовали в подъеме революционного терроризма в начале XX века. При всех этих партиях существовали боевые организации.

В 1901–1911 годах террористы убили и ранили, в том числе и случайно, порядка 17 000 человек. Революционеры не брезговали сотрудничеством с уголовниками в операциях, связанных с продажей оружия и контрабандой. К терактам иногда привлекались дети: так, четырехлетнюю «товарища Наташу» ее мать, большевичка Драбкина, использовала для прикрытия при перевозке гремучей ртути.

Арсенал и инструментарий террористов, с одной стороны, предельно упростился — в ход нередко шла самодельная взрывчатка из консервных жестянок и аптечных снадобий. С другой стороны, покушения стали планироваться более продуманно и тщательно. В своих воспоминаниях Борис Савинков описывал, как боевики-эсеры неделями выслеживали важных персон, работая извозчиками и уличными торговцами. Такая слежка велась, например, при подготовке покушений на министра внутренних дел В. К. фон Плеве в Петербурге и на московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича.

Последним значительным терактом в литературе часто называют убийство в 1911 году П. А. Столыпина анархистом Дмитрием Богровым, однако акции террористов продолжались вплоть до Февральской революции.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Перегибы на местах

2 августа 1938 года на Николаевском судостроительном заводе № 200 произошёл пожар, в результате которого два человека погибли, ещё 30 получили ранения. Чекисты начали искать виновников произошедшего и объявили пожар «диверсионным актом врагов».

С разрешения начальника управления НКВД по Николаевской области П.В. Карамышева 11 человек с завода были арестованы. В конце октября троих из них расстреляли, а в апреле Киевский военный окружной трибунал потребовал освободить оставшихся. Их отпустили, более того — выдали денежные компенсации и путёвки в санатории, а кого-то даже восстановили на работе.

Спустя некоторое время трое секретных сотрудников НКВД сообщили руководству о заговоре среди бывших подследственных. По мнению чекистов, группа заговорщиков пыталась дискредитировать николаевских работников НКВД и всё партийное руководство СССР. Результатом этого донесения стали репрессии — но не в отношении работников завода, а в отношении самих чекистов.

В январе 1939 года Карамышева сняли с поста начальника управления. В мае специальная областная комиссия НКВД рассмотрела жалобы репрессированных и их родственников и выявила должностные преступления николаевских чекистов. В июле Карамышева арестовали и обвинили в том, что он применял к подследственным «физические меры воздействия» и покрывал факты убийств арестованных. Вместе с ним был арестован начальник секретно-политического отдела НКВД Трушкин, а через некоторое время и двое его агентов. В обвинении Трушкина говорилось, что он проводил «необоснованные аресты и культивировал провокационные методы следствия».

Свидетелями обвинения выступали бывшие подследственные с завода — они рассказывали о многочасовых выстойках на «конвейере», лишении воды, еды и сна, избиениях, посадках в карцер и переполненных камерах. Сами секретные сотрудники НКВД на допросе валили вину друг на друга и рассказывали, что руководство секретно-политического отдела заставляло их собирать компромат на «троцкистскую группу», вину которой во чтобы то ни стало нужно было доказать.

В марте 1941 года Трушкина и его подчинённых осудили трибуналом войск НКВД Киевского особого военного округа за «нарушение социалистической законности» и «злоупотребление служебным положением». Трушкина приговорили к расстрелу, его подчиненных — к 10 и 8 годам заключения. Расстреляли и Карамышева.

Обстановка в стране менялась. Репрессии против обычных граждан и пытки на допросах ещё применялись, но гораздо меньше, и даже массовые расстрелы не шли ни в какое сравнение с масштабными операциями 1937–38 годов. Тем временем, приближалось очередное испытание для страны — в 1941 году началась война.

Лаврентий Берия оставался на посту руководителя органами госбезопасности до 1946 года. Он был заместителем Сталина в Совете народных комиссаров, в годы войны фактически руководил обороной Кавказа, а затем депортацией народов. После смерти вождя в марте 1953 года Берия вновь начал умеренную реабилитацию жертв репрессий, но уже 26 июня был арестован по решению Никиты Хрущёва, а 24 декабря — расстрелян.

Использованы исследования Геннадия Бордюгова, Рольфа Биннера, Ирины Гридуновой, Питера Соломона, Валерия Уйманова, Владимира Хаустова, Марка Юнге

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector