0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Карлейль Томас – краткая биография. Томас Карлейль: биография, сочинения

Краткая биография Томаса Карлейля

Карлейль Томас, 1795-1881 гг., английский писатель, философ

Родился в Эклфехене (Шотландия).

Воспитывался в строгих пуританских правилах, восприняв от отца, необразованного каменщика и фермера, неколебимую убежденность в могуществе истинной религиозности и важности труда.

Начальное образование получил в Эклфехене и в частной школе шотландского города Эннана.

В 1809 г поступил в Эдинбургский университет, где готовился к духовной карьере, но вместо этого получил ученую степень по математике и с 1814 по 1818 гг. учительствовал в Эннане, затем в Кирколди.

Вскоре вернулся в Эдинбург изучать право, однако уделял больше внимания немецкому языку, истории и философии.

В 1820 г Карлейль окончательно оставил мысли о священнослужительстве, юриспруденции, математике и учительстве, отказался от намерения эмигрировать и решил зарабатывать на жизнь литературным трудом.

В 1824 г опубликовал жизнеописание Шиллера и переводы «Геометрии» А. Лежандра и романа «Годы учения Вильгельма Мейстера» И.В. Гёте, авторизовавшего его перевод.

В 1826 г женился на Джейн Уэлш и поселился в Эдинбурге, зарабатывая публикациями в «Эдинбург ривью» и других журналах.

В 1828 г слабое здоровье и денежные затруднения вынудили его переехать на ферму жены, где он жил вплоть до 1834 г, откуда перебрался в Лондон, выпуская книги, очерки, беседы и письма.

Работу прерывали только поездки в Шотландию на праздники, два путешествия в Германию, вступление в почетное ректорство Эдинбургского университета и смерть жены в 1866 г.

Первая работа Карлейля, принесшая ему широкую известность, «Сартор Резар-тус» (лат. “Перекроенный портной”), публиковалась во «Фрейзере мэгэзин», отдельной книгой вышла в Америке и Лондоне.

В 1837 г появилось лучшее историческое сочинение Карлейля «История Французской революции.

В своей книге «Чартизм» Карлейль призывал аристократию извлечь урок из французской революции, обеспечив массам мудрое руководство — залог процветания и спокойствия. Подробнее эту тему он разобрал в книге «Герои, культ героев и героическое в истории».

В поздних книгах он особо настаивал на исполнимости своей концепции вождей. Так, яркий портрет сильного лидера дан в «Письмах и речах Оливера Кромвеля», биографии «Жизнь Джона Стерлинга». В книге «История Фридриха Второго Прусского» предстал идеализированный образ короля-героя.

К концу жизни, став знаменитым, Карлейль отказывался от почестей, в том числе от дворянского титула и пенсиона.

В 1872 г он принял прусский орден «За заслуги», учрежденный Фридрихом Великим, а в 1875 г. — почетную степень Гарвардского университета.

Томас Карлейль: биография, книги

Английский публицист, философ и историк, он выдвигал концепцию «культа героев». По его мнению, единственных творцов истории. Его теорию подвергали сомнению еще во времена написания. Что уж говорить о настоящем времени. Но, несмотря на переменчивость мировоззрения и философии автора, идейно-тематическую составляющую многих его романов можно считать поистине революционными.

Томас Карлейль. Биография

Томас старший из девяти детей каменотеса Джеймса Карлейля и Маргарет Эйткен. Родился 04.12.1795 года в деревне Экклефечан, Дамфрисшир, в Шотландии. Отец его был строгий, вспыльчивый пуританин, человек необыкновенной честности и силы характера. От него Томас перенял способ мышления и правила поведения, повлиявшие на его жизненную философию.

С пяти до девяти лет мальчик учился в сельской школе. Затем в школе Аннана, где проявил способности к математике. Томас прекрасно знал латынь и французский язык. Задавшись целью стать в будущем министром, он в 1809 году поступает в Эдинбургский университет.

В 1814 году Карлейль оставил эти мысли и занялся изучением математики. Но в конечном итоге увлекается немецким языком, много читает за пределами учебной программы и в 1816 году переходит в школу Керколди. Там встречает старого знакомого по школе Аннана, теперь уже школьного учителя, Эдварда Ирвинга. Между молодыми людьми завязалась крепкая дружба, продолжавшаяся до самой смерти Ирвинга.

Томас Карлейль был гением, но эгоистичным и самоуверенным, он не знал смысла истинной любви. В его глазах жена — это повар, экономка, женщина, готовая пожертвовать всем ради его таланта. В те годы Томас увлекся дамой из хорошей семьи Маргарет Гордон, ради нее остался в Керколди еще на два года.

Возможно, именно Маргарет составила бы ему подходящую партию. Но ему было суждено жениться на женщине, которая сама была гениальной.

Встреча с Джейн Уэлш

Перед отъездом в Лондон Ирвинг знакомит Карлейля с Джейн Бейли Уэлш, дочерью хирурга Джона Уэлша. Она была красивой, хрупкой, благовоспитанной девушкой. Хорошо образованная, с блестящим чувством юмора, она отличалась ненасытной жаждой к знаниям. Отец поощрял и всегда поддерживал свою дочь.

Он познакомил ее с блестящим ученым Эдвардом Ирвингом, который давал ей частные уроки. Учитель и ученица влюбились друг в друга с первого взгляда. Но эти отношения были безнадежны, так как Ирвинг был уже помолвлен. И, как он ни старался, ни невеста, ни ее отец не освободили его от данных обещаний. Он вынужден был жениться.

Джейн же тем временем обратилась за утешением к литературе. И Ирвинг познакомил ее с писателем, человеком бедным, без славы. Но, по убеждению Эдварда, обладающему талантом и призванному светить на небосводе искусства.

Среди многочисленных поклонников Джейн грубоватый Томас производил неприятное впечатление. Он был странным, грубым и властным. Томас Карлейль сразу проникся к девушке теплыми чувствами. И его любовь пробудила в ней интерес. Но не больше этого. Джейн даже поклялась себе, что ни за что не выйдет за него замуж.

Джейн восхищалась тем, как виртуозно Карлейль владел немецким языком. Она попросила его позаниматься с ней. Вскоре Карлейль вернулся в Эдинбург и между ними завязалась переписка. Уроки немецкого по почте, конечно, необычный способ ухаживания. Но Карлейль был уверен, что это единственный путь к сердцу Джейн.

Она же в своих посланиях писала, что всегда будет ему преданным, верным другом, но женой не станет никогда. Судьба распорядилась иначе. Однажды Эдвард Ирвинг проговорился общей знакомой о своей безнадежной любви к Джейн.

И Джейн, отчасти назло Ирвингу, отчасти, чтобы пресечь разговоры, что она испытывает чувства к женатому мужчине, позволила объявить о ее помолвке с Карлейлем. В 1826 году они поженились и уехали жить в Комели Банк (Эдинбург).

Личная жизнь

Несколько первых месяцев их совместной жизни были счастливыми. Comely Bank был в пределах досягаемости цивилизации. Джейн имела возможность общаться со своими знакомыми. И Карлейль, несмотря на полное и эгоистичное поглощение работой, проявлял уважение к ее чувствам и интересам.

Но когда они переехали в Craigenputtock, где провели шесть лет, Джейн осознала весь ужас своего положения. Томас Карлейль был равнодушен к целям и интересам других. Он не осознавал и не обращал внимания на душевные страдания своей жены.

И трудно представить, что образованная и талантливая девушка, исполненная радости к жизни, смогла похоронить себя в этой унылой местности. Но Джейн терпела все лишения ради того, чтобы Томас мог спокойно работать.

Она сама шила себе платья, когда семья была стеснена в средствах, готовила ему еду, так у него был больной желудок. Да и позволить себе держать прислугу они не могли.

Джейн старалась собрать в своем доме людей, которые ценили талант ее мужа. Терпела ухаживания светских львиц за ее мужем. Но самым удивительным в этой женщине было то, что она не пыталась изменить характер мужа. Она принимала его таким, каким он был.

Публицистика

Творческую деятельность Карлейль начал с написания статей для Эдинбургской энциклопедии. Статьи не имели особых заслуг, но приносили небольшой доход. В 1820 г. и 1821 г. он посещает в Глазго Ирвинга и надолго задерживается на новой ферме своего отца в Мэнхилле.

В 1821 году Карлейль испытал духовное возрождение, которое сыграло роль в создании Sartor Resartus. В этом же году Карлейль следует за Ирвингом в Лондон. Еще в школе Керколди у Томаса начались сильные желудочные боли, которые мучили его всю жизнь. Он занимается своим здоровьем, лечит желудок. Затем ненадолго уезжает в Париж.

С весны 1823 года Томас Карлейль является наставником Чарльза и Артура Буллеров, сначала в Эдинбурге, затем в Дункельде.

В это же время он занимается переводами с немецкого языка. «Жизнь Шиллера» публиковалась в лондонском журнале небольшими частями в течение 1823-1824 гг. Отдельным томом работа была издана в 1825 году. Следом Карлейль переводит работу И. В. Гете «Годы учения Вильгельма Мейстера». Она также была издана отдельной книгой.

В 1825 году он возвращается в Шотландию на ферму своего брата и работает над немецкими переводами.

Литературные работы

Карлейль работает в качестве автора в «Эдинбургском обозрении». В 1827 году публикует две важные статьи: «Рихтер» и The State of German Literature. «Обозрение» также опубликовало два проницательных очерка о Гете. И между Карлейлем и великим немецким писателем завязалась сердечная переписка.

Гете написал рекомендательное письмо для Томаса на кафедру философии в Сент-Эндрюсский университет. Другую рекомендацию отправил в новый университет Лондона. Но обе попытки трудоустройства оказались неудачными. И нелюбивший городского шума Карлейль решил перебраться в сельскую местность.

До 1834 года Томас ведет отшельническую жизнь. Он полностью посвящает себя написанию эссе, а его талантливая жена страдает в сельской глубинке от одиночества. Фрэнсис Джеффри, редактор «Эдинбургского обозрения», который думал о Карлейле как о своем преемнике, делает ему выгодное предложение о сотрудничестве. Но Томас отказывается.

В августе 1833 года Карлейля посещает молодой Ральф Эмерсон. Его любезно приняли и впоследствии он стал лучшим другом семьи.

Первая крупная работа

«Сартор Ресартус» публиковался в журнале Fraser’s частями в течение десяти месяцев 1830 года. Позже этот труд будет издан в книжном формате. Sartor Resartu – иронический, пародийный трактат, в котором автор описывает жизнь несуществующего профессора Тейфельсдрека с несуразным и непристойным прозвищем.

В шутливой форме автор критикует в своем произведении политику, искусство, религию и общественную жизнь. В иносказательной форме он пишет о нищете и роскоши – двух полюсах действительности Англии того времени. Это повествование еще интересно тем, что в ней автор высказывает дорогие для него мысли о значении биографии знаменитых людей.

Читать еще:  О каноне Андрея Критского, инопланетянах и марках холодильников

Здесь Карлейль Томас затрагивает и филологические вопросы. Рассуждения автора о природе языка явно навеяны работами немецких лингвистов. Уделяет внимание природе и значениям символов. В этих вопросах также прослеживается влияние немецкого идеализма.

Его труд был пропитан удивительной, юмористической энергией, моральной силой. Работа была «разгромлена» прессой, и вплоть до 1838 года его не издавали отдельной книгой. Теперь этот роман в числе самых значительных работ Карлейля. Другие его заметные работы того времени – это эссе о Вольтере, Новалисе и Рихтере – публиковались в Foreign Review.

После безрезультатных обращений в университеты Лондона и Эдинбурга в январе 1834 года Карлейль решил основательно устроиться в Лондоне. Борьба за существование в этот период была особенно тяжелой. Случилось это из-за отказа заниматься журналистской работой, даже на предложение The Times о работе Карлейль ответил отказом. Вместо этого он начал работать над «Французской революцией».

Величайшая работа Карлейля

Весной 1835 года важную и значимую для истории работу написал Карлейль Томас. «Французская революция» — произведение, которое было признано литературными критиками одним из значимых. Первую рукопись Карлейль отдал для обработки философу Дж. Миллу.

Но по невнимательности последнего рукопись попала в руки его неграмотной экономки, которая сочла это макулатурой и сожгла рукопись Карлейля. Милл был безутешен. Карлейль же предельно стойко пережил потерю и вел себя благородно, с трудом приняв от Милла небольшую денежную компенсацию в 100 фунтов стерлингов.

«Французская революция» была переписана и в январе 1837 года опубликована. Эта работа была признана одним из самых передовых сочинений того времени и укрепила репутацию Карлейля. Но продавался этот фундаментальный труд довольно медленно, и Карлейлю приходилось читать лекции, чтобы обеспечить семью. Поселившись в Лондоне, Карлейль проделал огромную работу, постепенно создавая себе литературную славу, которая потом стала всемирной.

В этой работе Карлейль пишет о французской революции и ее влиянии на общественно-политическую жизнь Европы. Карлейль ставит в центр повествования личности, отрицая при этом важность объективных причин в развитии человечества.

Неизбежность падения монархии, которая неспособна управлять народом, требующего перемен, — именно об атмосфере Франции рассказывает Томас Карлейль. Французская революция, история, предпосылки, приведшие к этому значимому событию, автор раскрыл в своем произведении полно и разносторонне.

В сороковых годах он уже стал популярен среди литераторов, аристократии и государственных деятелей. Он обзавелся влиятельными и известными друзьями. Среди них были Тиндалл, Пил, Гроте, Раскин, Монктон Милнес и Браунинг. Близким другом Карлейля был священник Джон Стерлинг. Карлейль отразил это в своем произведении «Жизнь», опубликованном в 1851 году.

Произведения Карлейля

В литературе Карлейль все больше отдалялся от демократических идей. Например, работа «Прошлое и настоящее». Томас Карлейль в произведениях «Чартизм» и «Кромвель» также развивал тезисы о сильном и беспощадном правителе, которому бы все повиновались. В «Памфлетах последних дней», куда входит и «Статуя Хадсона», вылилось все его презрение к филантропическим и гуманитарным тенденциям.

Последним сильным трудом Карлейля была шеститомная история Пруссии «Фридрих Великий». Работая над книгой, он два раза (в 1852 и 1858 годах) побывал в Германии, пересмотрел огромное количество материала. Первые два тома, которые вышли осенью 1858 года, были восприняты как шедевр. Остальные тома вышли в 1862-1865 годах.

Осенью шестьдесят пятого года Карлейль был избран ректором Эдинбургского университета. В это же время он узнал о внезапной кончине своей жены. С этого момента начинается постепенный упадок в творчестве. Осенью 1866 года он присоединяется к комитету по защите губернатора Эйра, которого обвиняли в жестокости подавления восстания.

В следующем году Карлейль написал трактат Shooting Niagara против Закона о реформе. В войне 1870-1871 годов он встал на сторону прусской армии. В 1874 году он был награжден прусским орденом Pour le Merite и в том же году он отказался от Большого Креста Ордена Бани и пенсии. Умер Карлейль 4 февраля 1881 года и был похоронен в Экклефечане.

Наследие Карлейля включает тридцать томов исторических и публицистических работ. После смерти своей супруги Джейн в 1866 году он не создал ни одного значительного труда.

Философские взгляды

Как и характер Карлейля, так и его философия, полны противоречий. Благородный и преданный своим идеалам, он в то же время был грубым и недружелюбным к другим людям.

Его современники утверждают, что Карлейль был нелюдимым, необщительным человеком. Его любовь к жене была глубокой, но для нее жизнь с ним была тяжелой. Карлейль презирал филантропию и либеральное законодательство, но все больше восхищался деспотизмом. В его учении не было никакого связного философского содержания.

Карлейль был слеп к величайшему феномену того времени – подъему науки, оскорбительно отзывался о Дарвине. Его осуждению подвергалась и формальная экономика.

Теологическое мировоззрение Карлейля трудно определить: ему чужды были какие-либо ортодоксальные вероучения, но в то же время он осуждал атеизм. Его главным догматом было – поклонение силе. Начав как радикал, стал презирать демократический строй и все чаще превозносить необходимость сильного и сурового правительства Томас Карлейль.

Книги автора познакомили читателей не только с Германией, но и выступили против буржуазии в те годы, когда вкусы и идеи ее подчинили себе литературу того времени. Поэтому в литературе Карлейль был пионером — его рассуждения носили порой революционный характер. В этом и заключалась историческая заслуга автора.

Томас Карлейль — о писателе

Информация

Биография

Томас Карлейль (Карлайл) родился 4 декабря 1795 года в Эклфехане (Шотландия) в семье каменщика и фермера. Начальное образование получил в Эклфехане и в частной школе шотландского города Эннан. В 1809 году он поступил в Эдинбургский университет, где готовился
к духовной карьере, но вместо этого получил ученую степень по математике и после окончания университета с 1814 года был учителем в Эннане, затем в Кирколди. В 1818 году Томас Карлейль вернулся в Эдинбург для изучения права, однако больше внимания уделял немецкому языку, истории и философии. В 1820 Карлейль окончательно отказался от карьеры священника, юриста и учителя и решил зарабатывать на жизнь литературным трудом. В 1824 году он…

Томас Карлейль (Карлайл) родился 4 декабря 1795 года в Эклфехане (Шотландия) в семье каменщика и фермера. Начальное образование получил в Эклфехане и в частной школе шотландского города Эннан. В 1809 году он поступил в Эдинбургский университет, где готовился
к духовной карьере, но вместо этого получил ученую степень по математике и после окончания университета с 1814 года был учителем в Эннане, затем в Кирколди. В 1818 году Томас Карлейль вернулся в Эдинбург для изучения права, однако больше внимания уделял немецкому языку, истории и философии. В 1820 Карлейль окончательно отказался от карьеры священника, юриста и учителя и решил зарабатывать на жизнь литературным трудом. В 1824 году он опубликовал жизнеописание Шиллера и ряд переводов, жил в Эдинбурге и на ферме жены, зарабатывал на жизнь журналистикой. В 1834 году Карлейль опубликовал роман «Сартор Резартус. Жизнь и мнения профессора Тейфельсдрока», написанный в духе немецкого романтизма и классического идеализма, которые вообще оказали сильное влияние на мировоззрение писателя. В этом философско-публицистическом романе выразилась суть карлейлевской философии: современный мир «вывихнут», ибо для решения своих проблем он избрал методы научного рационализма, вместо того чтобы возродить к жизни истину духа.

С 1834 года Томас Карлейль постоянно жил в Лондоне, выпуская книги, очерки, беседы и письма. В 1837 появилось лучшее историческое сочинение Карлейля — «История французской революции». В нем, наряду с оправданием свержения народными массами абсолютистского строя, уже намечается крайне субъективистская идеалистическая концепция «культа героев», развернутая в цикле лекций «Герои, почитание героев и героическое в истории» (1842). Среди других работ Карлейля — книга «Теперь и прежде»(1843), «Письма и речи Оливера Кромвеля» (1845-1846), «Современные памфлеты» (1850), «Жизнь Джона Стерлинга» (1851), «История Фридриха Второго Прусского» (1858-1865). К концу жизни, став знаменитым, Томас Карлейль отказывался от почестей, в том числе от дворянского титула и пенсиона. Умер он в Лондоне 5 февраля 1881 года, и его «Мемуары» увидели свет после смерти автора.

Томас Карлейль

британский писатель, публицист, историк и философ

  • 4 декабря 1795 226 лет назад
  • 5 февраля 1881 140 лет назад

Томас Карлейль

Томас Карлейль (англ. Thomas Carlyle) родился 4 декабря 1795 года в Шотландии, в семье сельского каменщика. Рано проявив незаурядные способности к гуманитарным наукам, он поступил в Эдинбургский университет и в 1814 году окончил его.

Философское мировоззрение Карлейля и его взгляд на историю человечества формировались под влиянием немецких романтиков, главным образом Фихте и Шеллинга.

В 1820-х годах промышленный переворот был практически закончен, крупная буржуазия закладывала фундамент своей эстетической культуры. Сын каменщика, сельский учитель, профессиональный литератор, под конец жизни ректор Эдинбургского университета, Карлейль соединил буржуазный культ сильной личности с аристократическим пантеизмом раннешеллингианского типа. Он выдвигал теорию избранных, которым надлежит править миром. Его политико-исторические и философские теории оказали значительное влияние на развитие английской общественной мысли.

Несомненной заслугой Карлейля является создание методов «органической критики». Другая его заслуга – создание философского романа-памфлета «Заштопанный портной» – романа в большой степени автобиографического. Согласно развитой им здесь «философии одежды», весь мир, вся история представляются в виде ряда внешних, преходящих одеяний, личин, за которыми пребывает вечная божественная сущность – единственная реальность.

В лучшем своем произведении «История Французской революции» (1837) Карлейль оправдывает свержение монархии. В памфлетах «Чартизм» (1840) и «Теперь и прежде» (1843) автор, высказывая искреннее сочувствие к трудящимся, называет себя сторонником феодального социализма.

В 1841 году вышла книга Карлейля, сильно повлиявшая на европейскую историческую науку, – «О героях и почитании героев» (1841). Он предложил рассматривать историю мира в контексте жизни и деяний великих людей. Развивая эту концепцию, Карлейль в 1845-1846 годах написал книгу «Письма и речи Оливера Кромвеля», а в 1858-1864 годах работал над своим самым крупным трудом – «История Фридриха II Прусского» в 13 томах.

Томас Карлейль умер 5 февраля 1881 года в Лондоне.

Карлейль, Томас

То́мас Ка́рлейль (также Ка́рлайл [1] , англ. Thomas Carlyle , 1795—1881) — британский писатель, публицист, историк и философ шотландского происхождения, автор многотомных сочинений «Французская революция» (1837), «Герои, почитание героев и героическое в истории» (1841), «История жизни Фридриха II Прусского» (1858-65). Исповедовал романтический «культ героев» — исключительных личностей вроде Наполеона, которые своими делами исполняют божественное предначертание и двигают человечество вперёд, возвышаясь над толпой ограниченных обывателей. Известен также как один из блестящих стилистов викторианской эпохи.

Содержание

Начало деятельности

Родился в простой крестьянской семье; предназначаемый своими родителями-строгими кальвинистами к духовной карьере, в 14 лет поступил в Эдинбургский университет. Не желая быть священником, он по окончании курса в университете стал учителем математики в провинции, но скоро вернулся в Эдинбург. Здесь, живя на случайный литературный заработок, он некоторое время усиленно занимался правом, готовясь к адвокатской деятельности; но и это он быстро забросил, увлекшись немецкой литературой.

Читать еще:  Токарев ранние формы религии читать онлайн. Токарев с.а

Сочинения о немецкой литературе

Перевод Гётевского «Вильгельма Мейстера» в 1824 г. и «Жизнь Шиллера» в 1825 г. были первыми крупными работами Карлейля; за ними последовали критические разборы и переводы из Жан-Поля

Книга о французской революции. Историко-философские взгляды

Такой же оригинальностью, как и эти произведения, отличается «История французской революции» («French Revolution, a history», 1837), едкий памфлет «Чартизм» (1839), лекции о героях и героическом в истории («On Hero worship», 1841) и историко-философские размышления «Past and present» (1843).

Не подходя ни к одной из установившихся политических партий, Карлейль чувствовал себя одиноким и думал некоторое время об издании собственного журнала для проповеди своего «верующего радикализма». Все указанные произведения Карлейля проникнуты стремлением свести прогресс человечества к жизни отдельных выдающихся личностей-героев (согласно Карлейлю, всемирная история есть биография великих людей), положить в основу цивилизации исключительно нравственный долг; его политическая программа ограничивается проповедью труда, нравственного чувства и веры. Утрированная оценка героического в истории и недоверие к силе учреждений и знания привели его к формальному культу прошедших времен, более благоприятных для героических людей. Взгляды его ярче, чем где-либо, сказались в двенадцати «Памфлетах последних дней» («Latter-day pamphlets», 1858); здесь он смеется над эмансипацией негров, над демократией, филантропией, политико-экономическими учениями и пр. Не только прежние враги после этих памфлетов негодовали на Карлейля, но и многие поклонники перестали его понимать.

Другие исторические сочинения

На протяжении 40-х годов взгляды Карлейля менялись в сторону консерватизма. Постепенно в работах Карлейля критика капитализма звучала все глуше, а его высказывания, направленные против выступлений народных масс,— все резче. В книге «Прежде и теперь» он рисовал идиллические картины средневекового общества, где якобы царили простые благородные нравы, добрый монарх обеспечивал благополучие и свободу подданных, а церковь пеклась о высоких моральных ценностях. Это была романтическая утопия, сближавшая Карлейля с феодальными социалистами. Из всех сочинений Карлейля наибольшее историческое значение имеет «Letters and Speeches of Oliver Cromwell» (1845-46), с комментариями; последние далеко не беспристрастны к «герою» Кромвелю. Карлейль по-новому показал роль Кромвеля в истории страны, в частности, его заслуги в возвышении морского могущества Англии и в усилении ее международного престижа. Работа носила для своего времени новаторский характер. Английские историки до того времени игнорировали этого деятеля, видя а нем только «цареубийцу» и «тирана». Карлейль сделал попытку вскрыть подлинные мотивы и значение государственной деятельности Кромвеля. Он пытался понять и характер самой революции, но исходил из того, что Английская революция, в отличие от Французской, носила религиозный характер и не имела «земных целей». Самое обширное сочинение Карлейля — «History of Frederick II» (1858-65), заставившее его предпринять путешествие в Германию; при многих блестящих качествах оно страдает большою растянутостью. Карлейль воспевает этого «короля-героя» и восхищается порядками крепостнической Пруссии. В 1847 г. появились его «Исторические и критические опыты» (сборник журнальных статей), в 1851 г. — биография его друга юности, поэта Стерлинга. С 1868 до 1870 г. Карлейль был занят изданием полного собрания своих сочинений («Library edition», в 34 т.). За этим изданием последовало на следующий год дешевое издание «People’s edition», которое много раз было повторено. Далее он напечатал ряд очерков под заглавием «Первые норвежские короли» (1875). В 1866 г. Карлейля предложили почетное место ректора Эдинбургского университета; кроме этого места, он никогда не занимал никакой должности, всю жизнь оставаясь только писателем. Во время франко-прусской войны он стал на сторону Пруссии и горячо и искренне отстаивал её дело в своих письмах в «Times», изданных и отдельно (1871). Он умер в 1881 году.

Карлейль и нацизм

Английский философ Томас Карлейль (1795–1881) был одним из тех, кто вернулся к идее выдающейся роли личностей, «героев» в истории. Одно из самых известных его произведений, оказавших очень сильное влияние на современников и потомков, так и называлось – «Герои и героическое в истории» (1840, рус. пер. 1891; см. также: Карлейль 1994). Согласно Карлейлю, всемирная история есть биография великих людей. Карлейль и сосредоточивается в своих работах на тех или иных личностях и их роли, проповедует высокие цели и чувства, пишет целый ряд блестящих биографий. О массах он говорит гораздо меньше. По его мнению, массы нередко только орудие в руках великих личностей. По Карлейлю, существует своего рода исторический круг, или цикл. Когда героическое начало в обществе ослабевает, тогда наружу могут вырваться скрытые разрушительные силы массы (в революциях и восстаниях), и они действуют, пока общество вновь не обнаружит в себе «истинных героев», вождей (таких как Кромвель или Наполеон). Подобный героический подход, несомненно, привлекал внимание к роли личностей, ставил (однако не решил) задачу раскрытия причин колебаний этой роли в истории. Но он имел слишком очевидные изъяны (помимо несистематического изложения): рассматривались только «герои», общество жестко делилось на вождей и массу, причины революций сводились к социальным чувствам и т. п. [2]

Взгляды Карлейля в чём-то предвосхитили воззрения Ницше с его культом сверхчеловека, а через него — Гитлера и других фашистских идеологов. Так, профессор Чарльз Сароли в своей профашистской статье 1938 года «Был ли Карлейль первым нацистом?», пытается ответить на этот вопрос утвердительно в журнале «Anglo-German Review»:

Нацизм — не немецкое изобретение, изначально он возник за границей и пришел к нам именно оттуда… Философия нацизма, теория диктатуры были сформулированы сто лет назад величайшим шотландцем своего времени — Карлейлем, самым почитаемым из политических пророков. Впоследствии его идеи были развиты Хьюстоном Стюартом Чемберленом. Нет ни одной основной доктрины… нацизма, на которых основана нацистская религия, которой не было бы… у Карлейля, или у Чемберлена. И Карлейль и Чемберлен… являются поистине духовными отцами нацистской религии… Как и Гитлер, Карлейль никогда не изменял своей ненависти, своему презрению к парламентской системе… Как и Гитлер, Карлейль всегда верил в спасительную добродетель диктатуры. [3]

Бертран Рассел в своей книге «История Западной философии» (1946) утверждал: «Следующий шаг после Карлейля и Ницше — Гитлер.»

Известный историк Мануэль Саркисянц в своей книге «Английские корни немецкого фашизма» [4] посвятил вопросу о влиянии Карлейля на развитие нацистских идей отдельную главу [5] .

КАРЛЕЙЛЬ

[Карлайл; англ. Carlyle] Томас (4.12.1795, Эклфехан, близ Дамфриса, Шотландия — 5.02.1881, Лондон), брит. (шотл.) философ, религ. мыслитель, писатель, публицист, историк. Старший из 8 детей каменщика и дочери фермера. Обучался в частной школе в Эклфехане, с 1801 г.- в приходской школе в Ходдаме. К. с юных лет проявлял способности к учебе, и его родители, ревностные пресвитериане, стали готовить сына к духовной карьере. В 1806-1809 гг. он учился в средней школе («академии») в г. Аннан, достигнув особых успехов в математике.tab

В 1809 г. К. поступил в Эдинбургский ун-т. Первые годы жизнь в Эдинбурге тяготила К., он был невысокого мнения о большинстве студентов и преподавателей (кроме профессора математики Дж. Лесли). Впечатления от студенческой жизни К. впосл. отразил в романе «Sartor Resartus». В нояб. 1813 г. К., не закончив обучения на подготовительном фак-те свободных искусств, записался на заочное отд-ние Эдинбургской семинарии (Divinity Hall). По рекомендации Лесли в 1814 г. он получил место преподавателя математики в школе в Аннане, в 1816 г. перешел на аналогичную должность в школу в Керколди, близ Эдинбурга, где преподавал его друг Э. Ирвинг (впосл. основатель секты ирвингитов). Осенью 1818 г. К. оставил тяготившее его преподавание и переехал в Эдинбург, окончательно отказался от мысли стать священнослужителем и поступил на юридический фак-т ун-та (оставил учебу в 1821). Одновременно он начал самостоятельно изучать нем. язык, увлекся трудами И. В. Гёте, Ф. Шиллера, И. Г. Фихте. Зарабатывал на жизнь частными уроками, переводами и журналистикой. В этот период К. пережил острый духовный кризис, к-рый сам объяснял как противоречие между привитой родителями религ. верой и усвоенными идеями франц. просветителей и Э. Гиббона. К. характеризовал свое состояние как потерю надежды и веры, составляющих смысл жизни человека. В июне 1821 г. К. пережил «духовное возрождение» (позднее описанное в романе «Sartor Resartus» как «крещение огнем»), преодолев «кошмар неверия» и обретя смысл жизни в постоянном труде и подвиге во имя высоких идеалов (в духе нем. романтиков).

Роман состоит из 3 частей: в 1-й, изобилующей шутками и отступлениями в духе книг Л. Стерна, рассказывается о карьере нем. профессора Диогена Тейфельсдрека и о том, как рукопись о нем попала в руки предполагаемого редактора; 2-я часть повествует о детстве и юности Тейфельсдрека; в 3-й излагается «Философия одежды». В образе главного героя, написавшего труд «Одежда, ее происхождение и философия», К. прослеживает развитие стремления человеческой души к свободе. В романе К. попытался представить свои взгляды на мир, историю, природу, человеческий разум, общество, религию и др. ключевые вопросы мироздания. «Философия одежды» для К. заключается в том, что пространство, время и все бытие — только символы Бога, за к-рыми надо видеть самое Божество. Но мир — «платье Бога» — не является мертвым, это его живое одеяние, и все происходящее в мире символизирует вечную деятельность Творца.

В 1834 г. К. переехал в Лондон и приступил к работе над книгой о Французской революции. Хотя К. много времени уделял сбору и изучению материалов (занимался в Британской б-ке, беседовал с очевидцами революционных событий и т. д.), свой труд он рассматривал в первую очередь не как беспристрастное исследование, а как художественное описание грандиозной исторической драмы. К. стремился донести до современников представление о революции как о закономерном результате социальных противоречий, неуклонно нараставших во Франции XVIII в., о необратимом характере происшедших изменений. Его книга должна была стать наставлением и грозным предостережением для англ. общества. Весной 1835 г. рукопись 1-го тома, к-рую К. дал почитать другу, философу Дж. С. Миллю, сгорела в результате несчастного случая, однако К. восстановил утраченный текст и завершил работу над книгой в янв. 1837 г. «Французская революция: История» была опубликована в марте того же года (The French Revolution: A History. L., 1837. 3 vol.; рус. пер.: М., 1866. Т. 1: Бастилия; СПб., 1907. 3 т. в 1 кн.) и принесла К. всеобщее признание.

В 1837-1840 гг. К. прочел в Лондоне 4 курса публичных лекций: «О немецкой литературе», «История литературы», «Революции в Европе Нового времени» и «О героях, культе героев и о героическом в истории». Особенно широкий резонанс получил последний цикл, в к-ром К. наиболее последовательно сформулировал свои воззрения на историю человечества. Он выделил 6 типов героев: божества (Один и др. персонажи сканд. мифов), пророки (Мухаммад), поэты (Данте, У. Шекспир), священники (М. Лютер и Дж. Нокс), писатели (С. Джонсон, Ж. Ж. Руссо, Р. Бёрнс), правители (О. Кромвель, Наполеон I Бонапарт). В 1841 г. лекции были опубликованы отдельной книгой (On Heroes, Hero-Worship, and the Heroic in History. L., 1841; рус. пер.: Герои и героическое в истории. СПб., 1891).

Читать еще:  С Лазаревой субботой! Да воскреснет Российская Церковь якоже Лазаре Четверодневный, друг Христов! Друг христов лазарь Лазарь друг христа.

Несмотря на успех лекций, К. так и не смог привыкнуть к выступлениям перед большой аудиторией и после укрепления своего материального положения решил полностью посвятить себя творчеству. К нач. 40-х гг. XIX в. он приобрел в брит. обществе репутацию «пророка» и «провидца», возвещающего наступление перемен в совр. мире. Громкий общественный резонанс получила брошюра «Чартизм» (Chartism. L., 1839), ставшая реакцией на недавние события: отклонение парламентом в июле 1839 г. петиции о политических и экономических реформах, собравшей более 1 млн подписей, серию забастовок рабочих и Ньюпортское восстание шахтеров в Уэльсе (нояб. 1839). Отказавшись примкнуть к к.-л. из противоборствующих сторон, К. рассматривал чартизм прежде всего как симптом глубокого кризиса брит. общества. Он критиковал мнение современных ему экономистов о временном характере бедствий трудящихся, которые якобы исчезнут сами собой, не согласился с принципом полного невмешательства гос-ва в экономическую жизнь. В качестве положительных мер К. выступал за повышение образовательного уровня рабочих и поощрение эмиграции в колонии. В кн. «Теперь и прежде» (Past and Present. L., 1843; рус. пер.: 1906) К. критиковал совр. ему брит. общество, противопоставив ему идеализированный мир средневек. англ. аббатства Бери-Сент-Эдмундс (описание аббатства основано на опубликованной незадолго до того хронике монаха XIII в. Джоселина Брейклондского).

Параллельно в 1840 г. К. работал над большим сочинением об О. Кромвеле. Он отказался от первоначального замысла создать полноценную биографию лорда-протектора и в 1845 г. опубликовал «Письма и речи Оливера Кромвеля» с обширными комментариями (Oliver Cromwell’s Letters and Speeches: With elucidations. L., 1845). Апологетическая по своему характеру книга имела успех и в значительной мере повлияла на брит. общество, изменив его отношение к Кромвелю, в к-ром ранее видели только изменника и тирана.

Революционные события 1848-1849 гг. в Европе К. первоначально встретил с энтузиазмом, но их итог поверг его в глубокий пессимизм. В цикле из 8 статей «Памфлеты последнего дня» (Latter-Day Pamphlets. L., 1850; рус. пер.: 1907) он обрушил уничижительную критику едва ли не на все институты и движения современного ему зап. мира: парламентскую демократию, филантропические орг-ции, экономический либерализм, культ наживы («философия свиней»), аболиционизм, Римско-католич. Церковь и т. д. Но он не мог сформулировать последовательной программы преодоления этого глобального кризиса. «Памфлеты» вызвали бурную и почти исключительно негативную реакцию брит. общества, отношения с К. прекратили некоторые его друзья (напр., Милль). Вместе с тем они способствовали и дальнейшей мифологизации его образа как «визионера» и «пророка».

В 1851 г. К. задумал еще один масштабный исторический труд, на этот раз посвященный кор. Пруссии Фридриху II Великому, личность которого давно вызывала восхищение К. Он дважды посетил Германию для сбора материала (1852, 1858), изучил военное дело. Получившаяся в результате 13-летней работы «История Фридриха II Прусского, прозванного Фридрихом Великим» (History of Friedrich the Second, Called Frederick the Great. N. Y., 1858-1866. 6 vol.; нем. пер.: Geschichte Friedrich II von Preussen genannt Friedrich der Grosse. B., 1858-1869. 6 Bde) стала последним крупным сочинением К. В нояб. 1865 г. К. был избран на пост почетного ректора Эдинбургского ун-та.

Тяжелым ударом для К. стала смерть жены (21 апр. 1866). Последние годы жизни он пребывал в глубоком душевном кризисе, повлиявшем и на физическое здоровье. К. продолжал высказываться в печати по мн. злободневным вопросам (выступление в поддержку губернатора Ямайки Э. Дж. Эйра, подавившего восстание местных жителей (1866); памфлет «Шумящая Ниагара» (1867) с критикой парламентской реформы Б. Дизраэли и демократии вообще; письма в газеты в поддержку Пруссии во франко-прусской войне 1870-1871 гг. и против поддержки брит. правительством Османской империи в противовес России (1875-1876)), однако они уже не имели прежнего резонанса. В 1875 г. в ж. «Fraser’s Magazine» были опубликованы его последние исторические сочинения — очерк «Ранние норвежские короли» (Early Kings of Norway) и эссе «Портреты Джона Нокса» (The Portraits of John Knox), к-рые не вызвали особого интереса англ. общественности, хотя К. по-прежнему оставался уважаемой фигурой. В 1874 г. К. отказался принять предложенные премьер-министром Дизраэли гос. пенсию и орден Бани. Год спустя в честь 80-летия К. ему вручили золотую медаль и поздравительный адрес, подписанный 119 ведущими брит. литераторами, учеными и общественными деятелями. Большим признанием пользовался К. и в Германии, в 1874 г. имп. Вильгельм I по представлению канцлера О. фон Бисмарка наградил его прусским орденом «За заслуги» (учрежден в XVIII в. Фридрихом II).

Характер сочинений К. не позволяет определить его взгляды в виде четкой философской системы, по-видимому, он и не ставил перед собой подобной задачи. Но важнейшим стержнем мировоззрения К. было представление о том, что следование «божественной воле» является необходимым условием для полноценной жизни индивида и социального благополучия. Мировоззрение К. было глубоко религиозным, но вместе с тем он решительно отвергал «официальное» христианство, как и вообще любые существовавшие в его время формы «институционализированной» религии. Называя бессмысленными любые попытки описания Бога терминами богословия или естественных наук, он считал высшей и по сути единственной формой религ. служения созидательный труд. В остальном он предпочитал придерживаться позиций, близких к агностицизму. В беседе с другом, ученым Дж. Тиндаллом, он отмечал, что для него «свидетельством — единственным свидетельством — о Боге служат прячущиеся на самом дне сердца чувства правды и справедливости. Я полагаю, что всем управляют Вечные Благо и Мудрость, и никак иначе; но мы не понимаем и никогда не поймем, как это происходит» ( Allingham. 1907. P. 268).

Хотя К. уже с 15 лет начал скептически относиться к основным догматам христианства (Боговоплощение и др.), мн. представления, воспринятые от родителей-пуритан, оказывали влияние на его мировоззрение до конца жизни. Он искренне восхищался деятелями Реформации Лютером и Ноксом, к-рых представил как «геров-священников» в цикле лекций о культе героев и героическом в истории. В 1831 г. (уже после разрыва с Церковью) К. перевел и опубликовал под названием «Псалом Лютера» перевод знаменитого гимна Лютера «Eine feste Burg ist unser Gott» (Твердыня наша — Вечный Бог), в дальнейшем включенный во мн. пресвитерианские молитвенники.

Огромное влияние на язык и стиль сочинений К. оказала Библия. Прямые цитаты, аллюзии и общий дух «Библии короля Якова» буквально пронизывают и ранние, и поздние работы К. Особенно созвучна его мыслям была Книга Иова, которую он называл «одним из величайших когда-либо написанных произведений» (Теперь и прежде. 1906. С. 43). Вместе с тем «Вечной Библией и Божьей Книгой» (Там же. С. 273) для К. было не Свящ. Писание, а история человечества, управляемая Божественным провидением. В истории К. видел постоянную борьбу противоположных начал: справедливости и лицемерия, веры и безверия. Непосредственной движущей силой исторического процесса для К. были герои. Но если во «Французской революции» он был готов представить в качестве своеобразного «коллективного героя» народ, то в более поздних произведениях он акцентирует внимание на отдельных «выдающихся личностях», подчиняющих и ведущих за собой безвольную и безгласную толпу. В благополучном обществе существует гармония интересов между «героями» («аристократией талантов») и «толпой». Однако со временем правящий класс неизбежно начинает пренебрегать своими обязанностями, тогда происходят социальные потрясения и возникает новая элита.

Двойственным было отношение К. к Англиканской Церкви. Он признавал значение Церкви как важного социального института и, в целом позитивно оценивая Реформацию, признавал определенные достоинства за англиканством. Но он весьма скептически относился к богословским и литургическим спорам в современной Англиканской Церкви, считая их неадекватным представлением идеи «божественного». Наиболее открытую критику Англиканской Церкви К. выразил в биографии друга, поэта и англикан. свящ. Дж. Стерлинга (1806-1844; The Life of John Sterling. L., 1851).

Гораздо более негативным было отношение К. к католицизму. Если в средневек. церковных институтах он признавал наличие позитивного начала (что особенно ярко выразил в памфлете «Теперь и прежде»), то в посттридентское время, по мнению К., католицизм превратился в «веру, или, еще хуже, лицемерную полуверу, или, что самое дурное, притворную, по Макиавелли, показную веру в освященные облатки теста и в божественность бедного старого итальянца» (Французская революция. 1991. С. 100). Особенно негативно К. относился к Игнатию Лойоле и иезуитам, он воспринимал их как воплощение неискренности, утилитарного отношения к окружающему миру и людям. Эти качества вызывали у него наибольшее отторжение. «Иезуитство» (Jesuiutism — название одного из самых резких по форме эссе из «Памфлетов последнего дня») — такой диагноз К. поставил не только Римско-католич. Церкви, но и всему совр. ему миру.

Необычной для викторианской Англии была оценка К. ислама, особенно фигуры Мухаммада, к-рого он избрал примером «героя-пророка». В отличие от характерного для западноевроп. средневековья и Нового времени исключительно негативного отношения к Мухаммаду, считавшемуся полубезумным фанатиком или шарлатаном, К. отмечал его способность проникать «в суть вещей» и стремление жить в соответствии с волей Бога. К. воспринимал ислам как «своеобразную побочную ветвь христианства; ей присущ элемент подлинного; несмотря на все ее недостатки, в ней просвечивается наивысшая и глубочайшая истина» (Теперь и прежде. 1906. С. 65). В целом позитивное отношение К. к исламу вызвало упреки нек-рых его друзей, напр. Стерлинга, но вместе с тем способствовало росту интереса к этой теме в брит. обществе.

Сочинения К. оказали огромное влияние на многих его современников, напр. Эмерсона, У. М. Теккерея, А. Теннисона, Ч. Кингсли, Дж. Рескина, Дж. Фруда, Г. Д. Торо, А. И. Герцена (познакомился с К. в Лондоне в 1853), Дж. Мадзини и др. («Повесть о двух городах» Ч. Диккенса была написана в значительной мере на материале «Французской революции» К.). В то же время труды К. привлекали для обоснования своих взглядов идеологи брит. империализма (С. Дж. Родс и др.). Карлейлевский «культ героев» повлиял и на теорию «сверхчеловека» Ф. Ницше. Впосл. произведения К., особенно «О героях» и «Историю Фридриха II», активно использовала нацистская пропаганда.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector