0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кардинал римско католической церкви 16 века. Почему облачение кардинала католической церкви красного цвета

КАРДИНАЛ

Кардинал (лат: Cardinalis, от cardo — дверной крюк), католический духовный сан. Кардиналами называются высшие духовные лица римско-католической церкви, принадлежащие ко всем трём степеням священства и занимающие иерархически место непосредственно за папой, выше всех архиепископов и епископов.

Уже при Феодосии Великом слово Cardinalis встречается как название чиновника. Во II веке это название перешло в римо-католическую церковь, обозначая римского епископа, а затем — и его главных помощников, ближайших к нему лиц. С V по XI ст. так назывались духовные лица, занимавшие постоянные места при определённых приходских церквах (не в сёлах), которые были прочно связаны с своими местами, «как дверь соединена с крюком, на котором висит».

В то время, как в других местах титул кардинала приходил в упадок и исчезал, в Риме он приобретал всё большее значение. В I веке Рим делился на семь округов. В каждом из округов была своя главная церковь (Titulus), и её настоятель назывался incardinatus, cardinalis. Эти церкви были приходскими в собственном смысле: лишь в них преподавались таинства.

Во II веке появляются введённые папой Гигином (139-147) кардиналы-пресвитеры, а Рим оказывается разделённым на 55 округов.

Кардиналы-священники и кардиналы-диаконы Рима присутствовали в совете Папы и принимали значительное участие в его избрании, когда выбор зависел от духовенства и народа, но считались еще (как это можно видеть из соборных актов) ниже всякого епископа. кардиналы-епископов тогда еще не было, но епископы римской метрополии, конечно, принимали участие и в совете, и в выборе Папы. Лишь в XI в. эти подгородные епископы: Остии (ныне Остии и Веллетри), Порто, Руфина (позже соедин. с Порто), Албано, Сабинума, Тускулума и Палестрины (Пренесте) были названы кардиналами.

Важное значение в истории развития сана кардинала имеет изданный на Латеранском соборе декрета папы Николая II (1059), в силу которого кардинальская коллегия получила право выбора папы. Этот декрет сохраняет свою силу и в настоящее время: папа может быть выбран лишь из числа кардиналов (см. Конклав).

При Иннокентии IV кардиналы получили место выше всех епископов и красную шапку, символически обозначающую, что они до последней капли крови, не боясь смерти, будут действовать «pro exaltatione sanctae fidei, pace et quiete populi christiani, augmento et statu Sanctae Romanae Ecclesiae». Бонифаций VIII дал им княжескую мантию, Павел II — право иметь белую лошадь с красным покрывалом и золотыми поводьями.

Пий V в 1567 г. запретил именоваться кардиналами тем, кто не получил этого сана от папы, а при Урбане VIII (1630) кардиналы получили титул «Eminentissimus», «Eminentia», который носили духовные курфюрсты.

Число кардиналов бывало различно (в ХII в. редко более 30, нисходило даже до 7) до 1586 г., когда, по декрету папы Сикста V, оно раз навсегда было определено в 70 (по числу 70 старейшин израильских и 70 учеников Христовых): из них 6 кардиналов-епископов, 50 кардиналов-священников и 14 кардиналов-диаконов. Редко бывает, чтобы были заняты все 70 мест.

Кардиналы-священники и кардиналы-диаконы носят титулы по именам римских церквей и капелл, при которых они числятся. В своих и подчиненных им церквах кардиналы имеют епископскую юрисдикцию и кроме того много других привилегий. Кардиналы назначаются папой сначала в тайном, потом в торжественном заседании консистории, с соблюдением известных обрядов. Папа может назначить кардиналов, но некоторое время не объявлять их имен, хранить их у себя в груди («in petto»), причём счёт старшинства таких кардиналов ведётся со дня заявления папы о совершившемся назначении. Иностранцы, получившие сан кардинала по рекомендации католических правительств и представлявшие при папских выборах своих государей, назывались кардиналами короны. В настоящее время этим правом пользуются Франция и Австрия, а также Испания и Португалия (последние назначают по одному кардиналу).

Кардиналы, вместе с папой, образуют священную коллегию, деканом которой считается старейший кардинал-епископ. Образуя папскую консисторию, они помогают ему в важнейших делах (causae majores). Для заведования известным кругом дел из кардиналов образуются комиссии, называемые «конгрегациями».

Известные должности папского управления занимаются кардиналами. Таковы:

  • кардинал-Камерленго (Camerlengo) — заведует финансами и от смерти одного до выбора другого папы занимает должность блюстителя папского престола;
  • кардинал-викарий — заместитель папы в римской епархии;
  • кардинал-вице-канцлер — председатель римской канцелярии;
  • кардинал-статс-секретарь (министр иностранных дел),
  • кардинал-статс-секретарь по внутренним делам,
  • кардинал-великий пенитециарий,
  • кардинал-библиотекарь ватиканской библиотеки и др. (см. Папская курия).

Главные наружные отличия кардинальского сана:

  • красная мантия,
  • красная шапочка,
  • красная (во время траура и поста — фиолетовая) шапка с двумя шелковыми шнурами и с кистями на концах, которая получается в Риме из рук папы (отсюда: «получить красную шапку» в смысле «быть назначенным кардиналом»),
  • кольцо,
  • крытый красною или фиолетовою материей зонтик,
  • трон (в их собственной церкви),
  • герб.

Полный список кардиналов можно найти в ежегодно выходящей в Риме «La ierarchia catolica e la famiglia pontificia», заменившей прежнюю «Notizie per l’anno. «, называвшуюся (по типографии) «Cracas».

Не только кардиналы одеваются по-кардинальски

25 марта 2012 года состоялся ингресс на патриаршую кафедру Венеции нового Патриарха Франческо Моральи. Вероятнее всего, уже на очередной консистории этот новый патриарх (своей скромной лучезарной улыбкой так напоминающий своего предшественника на этой кафедре Альбино Лучани, ставшего впоследствии Папой Иоанном Павлом I) будет назначен кардиналом, однако уже теперь он, как и все его предшественники, вступает на кафедру в алом хоральном облачении, мало чем отличающемся от кардинальского.

Согласно давней традиции, венецианские патриархи, даже не являющиеся кардиналами, носят «кардинальский пурпур» — облачения алого цвета. Хотя послесоборные реформы упразднили многочисленные привилегии, на протяжении веков предоставлявшиеся тем или иным иерархам, епархиям и монастырям, кое-что все-таки сохранилось.

Попытка унификации облачений прелатов была предпринята в инструкции «Ut sive solliciti», вступившей в силу 13 апреля 1969 года. Пункт 31 этой инструкции относится непосредственно к латинским патриархам и гласит: «Patriarchae Latini Ritus, Romana Purpura non decorati, vestes induant, quibus ceteri Episcopi utuntur» («Патриархи латинского обряда, не удостоенные римского пурпура, облачаются в одежды, используемые прочими епископами»). Хотя, на первый взгляд, эта норма отменяет любые привилегии, касающиеся облачений латинских патриархов, она, тем не менее, допускает более тонкое толкование, поскольку не говорит прямо об иерархах, не являющихся кардиналами, но о «не удостоенных римского пурпура». А привилегия, которой с 1451 года пользовались венецианские патриархи, включала как раз ношение хорального облачения того же цвета, что и у членов Священной Коллегии, и таким образом, можно сказать, что, даже не будучи кардиналом, патриарх Венеции удостоен «римского пурпура».

Читать еще:  «Воскресни, Боже, суди земли» Литургия Великой Субботы

Правда, по другому мнению, красный цвет одежд патриарха Венеции связан не столько с «римским пурпуром», сколько с особым «патриаршим красным цветом» (rosso patriarchino) одежд патриархов Аквилеи, поскольку, согласно булле Regis Aeternae Папы Николая V от 8 октября 1451 года, венецианский Патриарх наследовал все инсигнии, почести и привилегии от патриархата Градо, исторически связанного с Аквилейским патриархатом. Одежды такого цвета (представляющего собой нечто среднее между алым цветом одежд кардиналов и фиолетовым цветом одежд епископов) до сих пор носят архиепископы Удине как преемники Аквилейских патриархов. На фото ниже — архиепископ Удине Андреа Бруно Мадзокатто (слева) и его предшественник архиепископ Удине на покое Пьетро Бролло (справа). Можно заметить отличие «патриаршего цвета» их облачений от обычного фиолетового цвета облачений монсиньоров и епископов.

А здесь можно видеть отличие того же «патриаршего цвета» от кардинальского: архиепископ Удине Бролло (слева) и кардинал Скола (справа):

А здесь «патриарший цвет» можно разглядеть получше — архиепископ Удине Андреа Бруно Мадзокатто:

Кстати, другая привилегия этих архиепископов — изображать внутреннюю часть галеро на своих гербах тем же «патриаршим цветом». Герб архиепископа Удине Андреа Бруно Мадзокатто:

Однако для патриархов Венеции этот «патриарший цвет», по-видимому, является нехарактерным, во всяком случае, последние патриархи использовали именно кардинальский цвет.

Патриарх Альбино Лучани:

Ингресс патриарха Венеции Марко Че (на тот момент — не кардинала):

Патриарх Анджело Скола (на тот момент — не кардинал):

Патриарх Франческо Моралья:

Единственное, по чему можно отличить патриарха-кардинала от патриарха-некардинала — это биретта. Кардинальская биретта традиционно не имеет помпона, тогда как патриарх-некардинал носит биретту алого цвета, но с помпоном. Это правило в 2002 году нарушил патриарх Скола, которого, вероятно, не проинформировали об этой деликатной детали. Еще не будучи кардиналом, он носил кардинальскую биретту (это видно на фото выше), которая должна быть получена непосредственно из рук Папы.

Надо заметить, что красный цвет облачений не распространяется на герб венецианских патриархов — галеро на нем традиционного для епископов зеленого цвета, хотя и с тридцатью кисточками (по 15 с каждой стороны), как у кардиналов, а не c двадцатью, как у обычных архиепископов.

Герб патриарха Франческо Моральи (верхняя часть его щита практически совпадает с гербом св. Пия X ):

Привилегии, аналогичные венецианским, были дарованы в 1717 году Папой Климентом XI патриархам Лиссабона, получившим еще и право на использование некоторых элементов папского церемониала.

В Католической Церкви есть и другие латинские патриархи — это патриарх Иерусалима и патриарх Восточной Индии (этот титул ad honorem с 1572 года носят архиепископы Гоа и Дамана); патриархат Западной Индии с 1963 года является вакантным. Однако эти патриархи правом ношения кардинальских облачений не обладают.

В то же время, кардинальский цвет используют некоторые другие иерархи, главным образом, примасы различных национальных Церквей, руководствуясь давней традицией и привилегиями. Среди них такие прелаты как архиепископы Зальцбурга, Верчелли, Гнезно. Правом носить красное дзуккетто, или пилеолус, обладали епископы испанской Тортосы и итальянской Лукки. Однако как раз эти случаи, по-видимому, подпадают под действие инструкции Ut sive solliciti, а также циркуляра Конгрегации по делам клириков De reformatione vestium choralium от 30 октября 1970 года, в котором постановляется: «Omnia privilegia, etiam centenaria et ab immemorabili, praesentibus Litteris abolentur iuxta statuta, quae in Litteris Apostolicis « Pontificalia insignia » die 21 mensis Iunii anno 1968, motu proprio datis et in Instructione « Ut sive sollicite » die 31 mensis Martii anno 1969 edita, continentur» («Все привилегии, в том числе вековые и незапамятные, настоящим посланием отменяются, согласно постановлениям, содержащимся в Апостольском послании motu proprio „Pontificalia insignia“ от 21 июня 1968 года и в Инструкции „Ut sive solliciti“ от 31 марта 1969 года»). Тем не менее, эта традиция продолжает сохраняться, свидетельством чему могут служить некоторые приведенные ниже фотографии.

Архиепископ Зальцбурга Алоис Котгассер (не кардинал). Кстати, без проблем носит кардинальскую биретту:

Архиепископ Верчелли Энрико Массерони (не кардинал, слева):

Примас Польши архиепископ Гнезно Хенрик Мушинский (не кардинал, справа) со своим предшественником кардиналом Юзефом Глемпом (слева):

А вот ингресс преемника Хенрика Мушинского — примаса Польши архиепископа Юзефа Ковальчука. Никакого пурпура, обычный фиолетовый цвет:

Епископ Тортосы Хавьер Салинас Виньяльс носит красное дзуккетто, согласно привилегии, полученной в XVI веке от Папы Адриана VI, ранее возглавлявшего этот диоцез (правда, как ехидно отмечается на форуме Cattolici Romani, вероятно, та же привилегия освобождает его от необходимости надевать сутану и амикт):

а архиепископ Лукки Бенвенуто Итало Кастеллани не пользуется подобной привилегией, полученной от Папы Каликста II в 1120 году:

По всей видимости, вопрос, принимать ли во внимание нормы, изданные курией Павла VI в конце 60-х — начале 70-х, каждый решает для себя сам.

А напоследок еще небольшое видео с ингресса Патриарха Франческо Моральи:

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект:

4 ответов на » Не только кардиналы одеваются по-кардинальски «

Я когда увидел Моралью на ингрессе 25 марта, я чуть не крякнулся. А потом полез и действительно, падре, все что Вы сказали действительно. Узнал и удивился.

Читать еще:  Звезды которые носят красную нить на запястье. Красная нить на запястье что значит

захватывающие подробности из жизни красной шапочки, красного пояска, красной накидочки. какая у них насыщенная жизнь! 0_о

Спасибо, весьма интересно и познавательно!

Верхняя часть герба свойственна всем патриархам Венеции — был этот лев и у блаж.Иоанна XXIII, и у Иоанна Павла I, и у кардинала Сколы (до перевода в Милан).

Но, кстати, почему на кардинальской биретте нет помпона?

«Псы Ватикана»: Красное, чёрное и радужное в истории ордена иезуитов

485-летие основания Игнатием Лойолой иезуитского ордена – повод напомнить о роли Римско-католической церкви в истории России последних столетий

«Красное и чёрное» Стендаля и «Агасфер» Эжена Сю, «Псы Господни» Валентина Пикуля и «Пражское кладбище» Умберто Эко – лишь малая толика литературных произведений, посвящённых ордену иезуитов. «Духовному» ордену, созданному одним из самых известных католических деятелей позднего Средневековья Игнатием (Игнасио) де Лойолой в Париже, на Монмартре, ровно 485 лет назад, 15 августа 1534 года.

Интерес светских литераторов к этой закрытой, а потому обросшей тайнами организации сравним, пожалуй, только с историей тамплиеров, ещё более загадочной и мифологизированной. Но почему этот католический орден, членом которого является сегодняшний Римский папа Франциск, либеральный гуманист, защитник нелегальных иммигрантов и всевозможных меньшинств, поистине демонизирован? Какова роль ордена в истории нашей страны, где с 1820 по 1917 год деятельность иезуитов была строжайше запрещена? И, наконец, является ли «иезуитская политика», прочно вошедшая в число русских фразеологизмов, сегодняшним ватиканским мейнстримом? Попробуем разобраться.

«Красное»

Кроваво-красное XVI столетие стало для Римско-католической церкви одним из самых тяжёлых за всю её историю после Великой схизмы века XI. Давно назревавшая Реформация охватила значительную часть Центральной и Западной Европы. С началом активной деятельности Мартина Лютера, преданного анафеме папой Львом X в 1520 году, протестантизм в его различных изводах распространялся во многих странах, оказавшись ближе и понятнее латинства (римо-католицизма) для миллионов простых обывателей и политически выгоднее для правителей целого ряда европейских стран.

Восстановить позиции и престиж Римско-католической церкви было непросто, и основная тяжесть этой задачи ложилась на монашеские ордена, которые в обилии стали возникать в 1520-е годы: театинцы и капуцины, варнавиты и бонифраты, урсулинки и, наконец, иезуиты (строго говоря, не монашеский, а духовный орден). Все они ставили задачей возвращения к чистым идеалам христианской аскезы и активной просветительско-миссионерской деятельности.

С этими же искренними идеалами выступил и создатель иезуитского ордена Игнатий Лойола, на тот момент (уже упомянутый 1534 год) ещё относительно молодой доктор теологии баскского происхождения, получивший великолепное образование в Париже. Он искренне горел верой, желал миссионерствовать на Святой Земле, обращать в христианство мусульман, ну и, конечно, одолеть стремительно расширявшую свои владения Османскую империю.

Фото: www.globallookpress.com

По сути, Лойола решил создать не просто монашеский орден, каковых к тому времени уже было немало, но настоящую папскую армию, а точнее, этакий «церковно-политический спецназ». Один из лучших специалистов по иезуитскому ордену профессор Боннского, Марбургского и Лейпцигского университетов Генрих Бёмер (1869 – 1927) в своей неоднократно издававшейся на русском языке книге «Иезуиты» писал:

Решившись, согласно данному обету, предложить папе услуги своей конгрегации, он преобразовал её 1) в постоянную организацию и 2) в общество священников для выполнения внутренней миссии или своего рода католическую армию спасения под верховным командованием папы, ибо он видел её применение и на военной службе, и потому, отправляясь в начале 1537 года в Рим, он дал своему обществу название, под которым оно ведет борьбу и в наше время, – «Дружина Иисуса».

Справедливости ради нужно сказать, что поначалу у иезуитов не заладились дела с инквизицией (с которой их часто ошибочно отождествляют). Вплоть до того, что Лойолу обвинили в ереси. И только в 1540 году папа Павел III официально утвердил создание нового ордена, обратившись к иезуитам как к «правительству воинствующей церкви». С этого момента именно этот орден стал своего рода «передовым отрядом» Контрреформации.

Иезуиты активно проповедовали, занимались благотворительностью, боролись с социальными пороками (в том числе создавая дома-убежища для проституток, решивших оставить своё «ремесло»). И надо признать, именно эта деятельность привела к тому, что протестантская Реформация был приостановлена. Но главным принципом, возведённым Лойолой в абсолют, стало беспрекословное подчинение ему самому и через него – римскому папе. Постепенно этот принцип вытеснил и христианскую аскезу, и просветительские труды, приведя иезуитов к их пресловутой сомнительной «славе».

Уже в конце XVI века отчётливо прорисовалось то, что позднее назвали «иезуитской моралью». Так, испанский иезуит Хуан де Мариана в 1599 году написал книгу «De Rege», где изложил концепцию «тираноубийства», согласно которой правитель-тиран может быть низложен и даже убит, если будет виновен в оскорблении Римско-католической церкви.

Иезуит Хуан де Мариана. Фото: www.globallookpress.com

Очевидно, в первую очередь, речь шла о протестантских правителях, но была вполне применима и к Государству Российскому, в которое иезуиты в это время устремились. Это стало закономерной радикализацией римо-католической ультрамонтанской идеологии, подразумевавшей подчинение всех светских монархов римским папам.

К слову, эта иезуитская идеология мало отличалась от недавней практики трагически известной «Варфоломеевской ночи» (к организации которой иезуиты причастны не были), когда только в Париже в ночь на 24 августа 1572 года католики убили около 2 тысяч протестантов-гугенотов, а всего в погромах тех дней погибло порядка 30 тысяч человек. Стоит заметить, что в России в эту же самую эпоху за десятилетия правления царя Ивана Грозного от его репрессий погибло значительно меньше людей.

«Чёрное»

К концу XVI века число иезуитов превысило 10 тысяч человек, они проникли не только во все страны Западной и Центральной Европы, но и в Латинскую Америку. Уже к 1582 году относится первая попытка иезуитов привести в греко-католическую унию молодое Российское Царство. В тот год в Москву прибыло посольство секретаря генерала ордена иезуитов Антонио Поссевино, который провёл в русской столице диспут о вере. По некоторым данным, в порыве ярости Иван Грозный, сначала принявший иезуита как почётного гостя, чуть не убил Поссевино. Как много позднее писал русский религиозный философ и публицист Василий Розанов:

Известны споры Грозного с Поссевином, где он огорошил «западника» вопросом, для чего они бреют подбородок; и ещё другой случай, где невежливо отвечавшему кардиналу Великий Князь Московский велел прибить шляпу гвоздём к голове.

Разумеется, иезуиты не простили подобное «московитам», а потому сразу же активизировались на восточном направлении, в первую очередь, в находящейся в состоянии перманентной войны с Государством Российским Речи Посполитой.

Читать еще:  Помог вскопать грядку соседу. Надо ли платить налог?

Вот как описывает эту политику иезуитского ордена русский философ-славянофил Юрий Самарин в своей работе «Иезуиты и их отношение к России»:

Увидав совершенную невозможность убедить, заговорить или обольстить Москву, Поссевин присоветовал папе круто повернуть атаку от центра к окружности и направить главные батареи не на Москву, а на Вильну и Киев, употребив в дело. материальную силу и государственное владычество Польши. Один этот совет и план кампании, составленный Поссевиным, для отклонения юго-западной России от естественного ее тяготения к Москве и Византии, для систематического подкупа высшего православного духовенства и для введения латинства, не касаясь на первых порах обрядовой стороны Православия.

Антонио Поссевино. Фрагмент картины Яна Матейко «Стефан Баторий под Псковом» (1872). Фото: www.globallookpress.com

Именно эта политика привела к трагически известной Брестской унии 1596 года, ставшей началом антирусского и антиправославного проекта, который и сегодня активно реализуется в землях Юго-Западной Руси, ныне именуемой «Украиной» (а в меньшей степени и в Белоруссии). Следующим этапом стало участие иезуитов в польско-литовской интервенции времён Смутного времени. Отлично осознавая самозванство первого и второго Лжедмитриев, иезуиты активно их поддерживали, по сути, являясь идеологами вторжения. И были выдворены из нашей страны вместе с польско-литовскими интервентами в 1612 году.

Но, как говорится, «мы их в дверь, а они в окно». Во второй половине XVII века, ознаменованной русским церковным расколом и началом западнических реформ в России, иезуиты вновь проникли в наши земли. Однако царь Пётр I, будучи западником, всё же не жаловал латинян и в 1719 году распорядился выслать всех иезуитов за границу. Но они вновь проникли в Россию при Екатерине II, однако уже «естественным путём»: в ходе разделов Речи Посполитой.

Как это ни парадоксально, но в это время, на рубеже XVIII – XIX веков именно Россия стала прибежищем иезуитов, против которых начались репрессии в самой Римско-католической церкви. Папа Климент XIV в 1773 году, исходя из чисто политических оснований, закрыл иезуитский орден, а уже годом спустя «неожиданно» скончался. Слухи о том, что он был отравлен иезуитами, опровергнуть или подтвердить, конечно же, невозможно.

В Российской империи представители иезуитского ордена продолжили свою прежнюю антиправославную политику, активно занимаясь прозелитизмом – обращением в римо-католицизм представителей российского дворянства. Разумеется, в основном ориентируясь на наиболее знатных и влиятельных деятелей. Главный католический храм Империи, собор святой Екатерины в Санкт-Петербурге, принадлежал иезуитам. Это продолжалось до 1816 года, когда император Александр I сначала распорядился выслать представителей ордена из столицы, а в 1820 году вообще из России.

Император Александр I. Фото: www.globallookpress.com

В итоге в российский Устав о паспортах был внесён следующий пункт:

Иезуиты ни под каким видом и наименованием не впускаются в Россию. Российские Миссии и Консульства всякий раз при выдаче паспортов едущим в Россию духовным должны требовать от них письменного объявления, что они ни по чему не принадлежат и не принадлежали к иезуитскому ордену, и о таковых объявлениях упоминать не только в донесениях Министерству Иностранных Дел, но и в самых паспортах. Высланным же из России иезуитам, хотя бы они и представили свидетельства об оставлении ими иезуитского ордена, выдавать паспорта на возврат в Россию вовсе запрещается.

Тем не менее, и до 1917 года, и после иезуиты не прекращали своей деятельности на территории нашей страны. Разумеется, проводя её подпольно. Впрочем, отношение к ним даже среди римо-католиков постепенно становилось всё менее уважительным. И, несмотря на то что в постсоветской России орден получил официальную регистрацию, с его деятельностью за последние десятилетия связан только один трагический скандал: в 2008 году в московской квартире на Петровке были убиты два клирика-иезуита Виктор Бетанкур и Отто Мессмер. Как тогда писала пресса, убийство произошло в итоге гомосексуальной оргии.

«Радужное»

Казалось бы, что общего у некогда весьма консервативного ордена, в публицистике нередко именуемого «псами Ватикана», с наиболее аморальными проявлениями современного мира? Да, иезуиты и раньше отличались особым цинизмом, однако распространялся он исключительно на врагов Римской курии. Ответ очевиден: если политические интриги становятся главными, заслоняя личное благочестие и христианские добродетели, то рано или поздно произойдёт и полное нравственное падение. Это и произошло с иезуитским орденом. Так, даже сами католики признают (цитирую активного русскоязычного блогера-католика, выступающего под ником «Ivan Renard»):

Некогда самый деятельный орден, самый католический, если можно так сказать, теперь совсем не то, что создавал Игнатий Лойола. В первую очередь, доктринально – за последние 50 лет иезуиты стали, по сути, протестантами, все ультралиберальные и чуждые католичеству идеи исходят от них (разрешение на аборты, эвтаназию, контрацепцию, разводы, однополые браки, как вишенка на торте – женщины-священницы, ну и так далее). Внешне они тоже изменились – не носят духовной одежды, не любят указывать на свой сан, всячески показывая, какие они современные и близкие к народу.

Более того, сегодняшний глава ордена иезуитов Артуро Соса Абаскаль, как и папа Франциск, является выходцем из Латинской Америки, где особенно широко распространились либерально-модернистские течения в римо-католическом богословии. В 2017 году Соса «прославился» скандальными заявлениями, согласно которым диавол является лишь «символической фигурой», выражающей зло, а женщины со временем могли бы войти в состав духовенства.

Всё это, наряду с либерально-обновленческой политикой папы-иезуита Франциска, только усугубляет отпадение не только иезуитского ордена, но и всей Римско-католической церкви от святоотеческого христианства.

Артуро Соса Абаскаль. Фото: www.globallookpress.com

И в этих условиях возрождение в декабре 2018 года Патриаршего экзархата Русской Православной Церкви в Западной Европе, а также тенденция к воссоединению всех западноевропейских русских православных приходов – становятся актуальными не только для православных христиан, но и тех римо-католиков, которых не устраивает «радужный» компромисс с современным миром.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector