0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ЗА ВЕРУ, СЕМЬЮ И ОТЕЧЕСТВО

Содержание

ЗА ВЕРУ, СЕМЬЮ И ОТЕЧЕСТВО

Медицинские беседы св. митр. Серафима (Чичагова) Том I, Том II

  • «К своему ужасу мы видим – от источника идут наши пьяные дети»
  • Какое отношение Церковь имеет к Богу?
  • Живут ли христиане в страхе перед адом
  • Отнимает ли вера свободу: три важных момента
  • Наступит момент, когда поздно будет присоединяться к Царству

Нагорная проповедь на закате

Из наших паломнических поездок мне очень запомнился один эпизод. Я думаю, что и всем паломникам из нашей группы тоже. Это было в 2009 году, за полтора года до моего назначения на Св. Землю. В тот раз у нас была небольшая и очень дружная группа паломников наших прихожан из Нижнего Новгорода и несколько человек из Москвы, которых присоединили к нашей группе, так как они почему-то остались без пастырского попечения.

Первую ночь на Святой Земле мы провели в Тиверии в гостинице и на следующий день начали нашу программу с посещения святых мест вокруг Галилейского моря. В общем — все как у всех паломников: Тиверия, Магдала, Табха, Капернаум, омовение в реке Иордан. Большинство наших паломников впервые были на Св. Земле, поэтому для них каждое из этих мест было как откровение. Но и для меня и для остальных новая встреча с известными святынями была очень радостна.

Так весьма насыщенно мы провели первый день паломничества. И когда основная программа на день уже была выполнена, а день еще не склонился к вечеру наш гид Роман, ныне диакон Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, предложил — не хотим ли мы посетить одно очень интересное место, куда обычные паломники никогда не ходят, но это место также связано с евангельской историей и историей Церкви. Только нужно будет потрудиться и пройти по жаре пару километров в гору. И мы согласились.

Это оказались развалины одного из городов Десятиградия, часто упоминаемого в Новом Завете — Суситы (или по-другому Иппоса). Город существовал до 7 века, пока не был разрушен страшным землетрясением. После этого христианское его население разошлось в разные края, Святая Земля была завоевана мусульманами и никто не хотел восстанавливать древний и славный город на высоком холме над самым Галилейским морем.

Но это все предыстория. Мы поднялись к Сусите по узкой каменистой тропинке проложенной между минных полей, оставшихся от арабо-израильских войн на Голанских высотах. Осмотрели живописные остатки древнего города и вышли на смотровую площадку по-над озером. И тут нам пришла мысль прочитать на этой горе Нагорную проповедь из Ев. от Матфея. Наверное в этом не было ничего оригинального, многие паломники читают на Галилейском море Нагорную проповедь. Есть даже пару мест на берегах озера, которое предание соотносит с произнесением Спасителем этой проповеди. Но всю нашу группу как будто охватило благодатное вдохновение, все видели красоту лежащего перед нами Киннерета, который с Суситы виден целиком, от одного края до другого. И все выразили желание выслушать евангельские слова при начинающемся закате.

Читать еще:  Отвечает Борис Хигир. Влияет ли имя на судьбу и характер? Отвечает Борис Хигир Хигир что в имени тебе моем

Кто-то выбрал место на обломках старинных колонн, чтобы сидеть, кто-то стоял и смотрел на прекрасную Галилею и все внимали чтению священника. Мне кажется если бы не заходящее солнце мы бы потеряли счет времени. Времени как будто бы больше не было, и мы находились на берегу вечности. Всех посетило необычайное умиление, до слез сердца — слышать евангельское слово как из уст Самого Спасителя.

Еще оставалось некоторое время до заката. Солнце садилось за горами Галилеи — горами Арбель, одного из вероятных мест произнесения Нагорной проповеди. За холмами Карней Хиттин, где крестносцы потерпели решающее поражение от мусульман, положившее конец Иерусалимскому королевству. В полной тишине блистала гладь Галилейского озера, небо окрасилось в трагические цвета заката. И мы решили последние минуты дня посвятить чтению самых последних строк Священного Писания, 21 и 22-й глав Откровения Иоанна Богослова, с умиленным сердцем благодаря Бога за обещание будущей жизни и всеобщего воскресения.

Назад по тропе мы возвращались уже в темноте. Этот паломнический вечер я лично запомнил на всю жизнь. Думаю и наши спутники тоже всегда будут помнить его. Слава Богу за все.

Публицист Виктор Судариков

Экспресс-старцы и демоверсия христианства

Преподобный Сергий и преподобный Серафим ни разу не были на Афоне. И что-то я не слышал, что те, кто бывает регулярно в паломнических поездках, спасается лучше тех, кто остается в городе. Зато я знаю, что те, кто дает хлеба нищим, помогает в больницах, поддерживает несчастных, спасаются точно.

Да, священник при необходимости может направить свое духовное чадо к конкретному человеку, в конкретном монастыре. Точно так же, как врач где-то в Кемерово, понимая, что в работе с данным пациентом ему не хватает квалификации, может отослать его в Москву. Но не для того, чтобы больной бродил по улицам столицы. Он может отослать, например, в институт МОНИКИ, но не для того, чтобы пациент шатался по коридорам и заглядывал в процедурные кабинеты и подсобки. Больные не ездят целыми автобусами и вагонами в институт клинических исследований сердца попить чаю с главврачом. Направляют к конкретному специалисту. Так должно быть и в духовной жизни.

Настоящий священник, как и настоящий врач, не имеет права убить, выполняя капризы сумасшедшего и самовлюбленного больного. Он должен лечить. А лечение может длиться годами. Нужно соблюдать режим и регулярно принимать лекарства под наблюдением своего врача. При чем тут турпоездка в обитель?

«Духовный» туризм – чума монастырей. Но многим монастырям он нравится. И многие из них заточены на эту демоверсию христианства: игумены с показушными барашками на руках, монахи с волками, енотами и страусами, хлеб, мед, молоко, галантерея, колокола, постные супчики, оладушки, творожок с молочком, прогулка на источник, беспрерывный треп туристов, экспресс-старец и пророчества за пять минут.

Экспресс-старцы делают вид, что духовно лечат. А экспресс-больные делают вид, что лечатся. Они нашли друг друга. Пьют экспресс-кофе, едут на экспрессах в экспресс-туры и подключены к экспресс-тарифам. Экспресс-жизнь, экспресс-любовь и экспресс-смерть. Все включено. Все, что НЕ нужно для настоящей жизни.

А приедут такие туристы домой – и грызутся там как собаки. Экспресс-старец поулыбался – и пошел гонять монахов метлой по монастырю. Спонсоры ушли на источник. Демоверсия выключена.

У нас в одном «брендовом» монастыре был случай. Иеродьякон ночью кирпичами побил все пластиковые окна, вытоптал розы, согнул фонари с криками: «Туризм, говоришь? Музей?! Нет. Шутишь. Вот тебе туризм с музеем!» Монастырь всю ночь тихо внимал побоищу. Старец с наперсником и родственником-настоятелем жил вдалеке и не слышал. Монахи хранили сугубое молчание и тихо молились на своих ложах, не считая нужным вмешаться.

Брат иеродьякон лупашил «красоту» всю ночь. Его, разумеется, выгнали…

«Горим!»

Но вот однажды, когда наш автобус подъехал к вратам обители, я, закончив рассказ, поставила микрофон и, оглянувшись назад, поняла, что на заднем сидении автобуса происходит что-то странное. Учительница, сопровождавшая класс, была совсем молоденькая и недоглядела… И теперь, оглянувшись, мы вместе с ней понимаем, что вся наша «галерка» абсолютно пьяна. Шумною покачивающейся толпой четыре молодецкие персоны вывалились из автобуса.

Читать еще:  Астрологический новый год. Астрология

Надо сказать, что в то время в монастыре еще не успели построить врата и стены. Поэтому, чтобы дети вели себя хорошо, я традиционно на входе говорила, что у обители есть стены невидимые, за которыми начинается другая жизнь, где всегда присутствует Господь.

В данной ситуации эта мысль была донесена наиболее ярко. После чего мы со всеми детьми отправились в храм, а провинившихся определили трезветь в трапезной.

После службы направились на источник.

Была зима, очень холодный день, и вот к своему ужасу мы видим, что нам навстречу, уже искупавшись, идут наши пьяные дети, а на головах у них ледяная шапка из сосулек.

Они прыгнули в воду без полотенца, и вода на волосах просто застыла, когда они вышли.

В общем, сдала я их послушникам монастыря, таким же мальчишкам по возрасту. Те их отогрели, чаем напоили и протрезвили уже окончательно.

На обратном пути «галерка» вела себя тихо и стыдливо. И вдруг один из них вскакивает с криком: «Горим!»

Мы остановили автобус и стали эвакуировать детей. Что-то загорелось в моторе, прямо под сидением провинившихся мальчишек.

Через час суеты мы поменяли один старый «Икарус» на другой такой же (в те годы других не было), перекрестились и поехали дальше.

Когда садились в автобус, мальчишки подошли ко мне с повинной. Сказали: «Мы поняли все про невидимую преграду и обещаем вам никогда больше пьяными в монастыри не ездить!»

Нужна ли была им эта поездка, принесла ли она им пользу? Не мне судить.

Сейчас мы живем в Германии, прошло уже очень много лет, мы открыли Паломнический центр апостола Фомы и рассказываем православному миру о христианских святынях европейских земель. Но иногда мы заглядываем на сайт Крестового монастыря в Ачаире и видим, что именно в этот монастырь идут венчаться молодые пары. Как знать, может быть, среди них есть и те «наши» дети?

Паломники – баловники, как их именовали в монастыре в далеком 1995 году.

Не низкое холуйство, а сердечная преданность

Но и мы знаем проблески какого-то иного мира. В нашем мире есть не только эксплуатация — и яростные попытки этой эксплуатации избежать. В нашем мире бывает любовь. Как говорит невеста в «Песне Песней», «я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой — мне» (Песн. 6:3). Принадлежность другому человеку — не всегда источник угрозы. Иногда — как для влюбленных — это источник глубокой радости, счастья, полноты жизни. Ребенок находится во власти родителей — и это (кроме небольшого числа трагических случаев) хорошо и правильно, его любят, о нем заботятся.

Мы не можем представить себе отношения доверия и преданности между слугой и господином, хозяином и рабами — но такое иногда бывало. Как, например, повествуется в книге Бытия, «Аврам, услышав, что сродник его взят в плен, вооружил рабов своих, рожденных в доме его, триста восемнадцать, и преследовал [неприятелей] до Дана» (Быт. 14:14). Аврам вооружил своих рабов, будучи уверен, что они не обратят оружие против него, не разбегутся, а будут сражаться и подвергать свою жизнь опасности за хозяина — и это вполне оправдывается.

Такое бывало — не низкое холуйство, а сердечная преданность; не барское самодурство — а отеческая забота. Увы, не слишком часто — мы живем в падшем мире. Но само слово «раб» могло обозначать и нечто другое — и вызывать совсем другую цепь ассоциаций, чем у нас.

Оно могло быть выражением благодарности и преданности — правитель поразил людей своими великодушными благодеяниями, и они признали себя его рабами. Оно могло быть выражением принадлежности — как в наши дни люди остро переживают свою принадлежность к национальности, к партии или стране.

Преданность по отношению к личности почти исчезла из нашего мира. Но в античном мире (как и в средневековом) всем было понятно, о чем идет речь. Средневековый король мог воскликнуть в гуще битвы: «Те, кто любит меня, за мной!» — и за ним следовали.

Слово «раб» могло означать полное доверие — «я принадлежу тебе».

Читать еще:  Когда отмечают день святой троицы. Праздник святой троицы

Путь в Церковь мог бы затянуться

«Едут тут, платок на бриджи намотала, юбку надеть сложно, что ли. О, еще спрашивает, куда свечку поставить, чтоб успехи в бизнесе были. И вообще – это просто некрасиво – какая-то тряпка вместо юбки», – на территории одного известного монастыря я чувствовала себя как рыба в воде и с «сестринской любовью» смотрела на тех, кто шел в главный храм поклониться святыне. Мысль я тогда не додумала. Вспомнила себя, почти двадцать лет назад – пергидролевую блондинку в мини-юбке в Троице-Сергиевой лавре. И что бы было, если бы меня встречали тогда с теми же «добрыми» мыслями, которые возникли у меня при виде паломницы, мечтающей об успехах в бизнесе…

В Сергиевом Посаде жила мамина подруга детства, нас, конечно, повезли смотреть достопримечательность. «Подскажите, где свечку поставить, чтобы учеба хорошо шла. А какую икону Ксении покупают?» – это уже мои вопросы. Причем вроде барышня образованная, с высшим гуманитарным образованием, крещенная по собственному желанию.

Удивительно, на мои дурацкие вопросы я получала добрые хорошие ответы. Мне были рады. Радость была в самом монастыре, я как будто действительно пришла в гости к родным и дорогим людям. Надо ли сомневаться, что услышав: «У вас замечательная, удивительная святая – Ксения Петербуржская», – я заинтересовалась, нашла и прочитала житие.

Через полгода мы с мужем, тогда еще – женихом, собрались в Петербург. Узнав об этом, моя воцерковленная соседка по комнате в общежитии Суриковского попросила передать «записочки» в часовню. Ее подруга (темная юбка в пол, платок почти всегда) с ужасом развернулась ко мне: «Так это ТЫ едешь?!»

По ее выражению лица выходило, что молиться в часовню собрался крокодил или неистовая грешница из страшного притона.

А я всего лишь оставалась блондинкой (причем уже даже не пергидролевой) в мини-юбке. Скрепя сердце, она-таки отдала мне «записочки», но, видимо, опасалась, что я их съем.

Вскоре мы с мужем поженились, а через год – решили венчаться. Я по работе оказалась на службе в одном из московских храмов, в старом разрушенном, прониклась атмосферой службы и привела мужа. Мы явно представляли идеальный пример совсем не разбирающихся в церковной жизни людей. «Как вас зовут? Нет такого имени – Оксана, есть только Ксения. А зачем вы пришли именно в этот храм?» – священник говорил с нами свысока, мы чувствовали, что чем-то ему мешаем.

Наше робкое бормотание в ответ его не убедило, точнее, благодаря ему он окончательно уверился в том, что пришли мы зря – толком не знаем ни о Церкви, ни о церковной жизни. А мы понимали, что венчаться нам необходимо. Потом я долго боялась представляться Оксаной, хотя в паспорте стоит именно это имя.

А на следующий день муж пошел в храм Спаса Нерукотворного Образа в Андрониковом монастыре. Вернулся – с сияющими глазами: «Такой храм, такой священник!» Пошли вместе, и отец Анатолий Копалкин встретил нас так, будто всю жизнь ждал, когда же лично мы, Альберт (в крещении Алексей) и Оксана (в крещении Ксения), придем в храм. Как дорогих родственников. Мы почувствовали любовь – и пошли за ней. Исповедались, причастились, венчались, стали ходить на богослужения…

Сейчас муж – художник, делает мозаичные иконы для храмов, я – журналист, пишущий на темы православия.

А ведь если бы не отец Анатолий, встретивший нас с любовью, которую мы точно не заслуживали, путь в Церковь мог бы затянуться…

Печатать кожу и щитовидную железу уже научились

Тем не менее, и в этом направлении идут работы, в том числе и в России. Печатать кожу и сердечную ткань для операций на сердечных клапанах уже научились, а в позапрошлом году в России сумели напечатать искусственную щитовидную железу. Минус: эта железа была мышиной. Плюс: после трансплантации она успешно работала.

Теперь у ученых, работающих в области регенеративной медицины, появился третий путь. Несколько останавливает запрет, действующий на получение химерных организмов с человеческой ДНК. Впрочем, в США обещали его снять.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector