0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Грехи мои (наши) тяжкие. Сергей крутилин — грехи наши тяжкие И грехи наши тяжкие

Грехи наши тяжкие

Сергей Крутилин, лауреат Государственной премии РСФСР за книгу «Липяги», представил на суд читателя свой новый роман «Грехи наши тяжкие». Произведение это многоплановое, остросюжетное. В нем отражены значительные и сложные проблемы развития сегодняшней деревни Нечерноземья.

Ответственность и долг человека перед землей — вот главная, всеобъемлющая мысль романа.

Часть вторая 22

Часть третья 43

Часть четвертая 61

28 — Последнее слово подсудимого Варгина 76

Сергей Крутилин
Грехи наши тяжкие

Часть первая

За спиной слышалась музыка. Играл все тот же духовой оркестр, что и на демонстрации. Ветер, грачиный гамор, шум праздничной толпы — все это заглушало звучание оркестра. До слуха Варгина доносилось только посвистывание кларнета да глухие удары барабана. Тихон Иванович шел, прислушиваясь к этим ударам, и ему вспоминалось давнее, когда он — рядовой второго года службы — молодой, подтянутый, вместе со своим отделением, — такой же усталой и расслабленной походкой шагал с первомайского парада на Октябрьской площади. Дул свежий ветер с Невы, и вот так же Тихон улавливал не всю музыку полкового оркестра, а лишь удары барабана, которые передавались словно бы по земле. Мир казался ясным, ласковым; хорошо думалось о будущем.

Варгин подтянулся, подобрал свое рано погрузневшее тело, зашагал быстрее, высоко, как на параде, поднимая ноги. Майское солнце пригревало вовсю. Тихон Иванович расстегнул пальто. Полы от скорой ходьбы разметались в стороны. На Варгине был выходной костюм с орденами и медалями, которые при скором шаге позванивали.

И все это: и глухие удары барабана, и гомон птиц, и дозванивание орденов и медалей — радовало Варгина, и он шагал легко, как в молодости. Во всем облике Тихона Ивановича было довольство собой, тем, что достигнуто в жизни. «Такое состояние у нашего брата, занятого человека, бывает редко», — подумал Варгин. Тихон Иванович старался припомнить, когда такое же настроение было у него в последний раз — и не мог. Не до того — времени нет. Завтра, а может, и того раньше, через час-другой, позвонит доярка: так и так, Тихон Иванович! Отключили электричество на ферме, нет воды. И Варгин снимет с себя этот выходной костюм с орденами на лацкане, спрячет под койку модные голландские ботинки, которые на нем, наденет свой заштатный пиджачишко с вытертыми локтями, напялит телогрейку, сунет ноги в резиновые сапоги — и был таков. Он отправится на ферму. А с фермы поедет в поле, потом заглянет в мастерскую — узнать, как идет ремонт. Его захватят заботы, тревоги, думы о прорехах в хозяйстве, короче — дела: как бы прокормить скотинку, достать шиферу на новый коровник, вовремя подвезти аммиачную воду для подкормки озимых.

«А сегодня никаких дел!» — решил Тихон Иванович. Сегодня праздник, и он, Варгин, выключен из суеты. Или он не имеет права отдохнуть?

Ведь это — день его торжества.

Тихон Иванович словно бы плыл по широкой улице городка, и улица, по которой ездил на машине, казалась ему узкой: так он весь распушился.

Думалось: ох, долг путь от обвалившегося сталинградского окопа до трибуны, где стоял сегодня. Сколько надо было на своем веку пережить всего, чтобы тебя возвысили над людьми. Мало того — возвысили, но и попросили выступить, рассказать об успехах сельского хозяйства.

Варгин понимал, что это сделала Долгачева.

«Но доверие ко мне не объявилось сразу, в первый же день, как только в район секретарем райкома пришла Екатерина Алексеевна, — подумал Варгин. — Сколько было поначалу стычек, недомолвок, тайных обид. А теперь, видимо, и Долгачева поняла, что в районе лучше Варгина председателя нет».

Признаться, Тихона Ивановича не очень-то беспокоила мысль о том, имеет ли он право героем стоять на трибуне. Ну, может, не героем, решил он, но все же в окружении Долгачевой. Ведь Екатерина Алексеевна не случайно поставила его рядом.

Варгин не сомневался в своем праве. Это право — стоять перед всеми на виду — никто так глубоко не выстрадал. Сколько зим он провел в окопах?! Одна зима в Сталинграде чего стоит. Всю зиму сорок второго — сорок третьего годов Варгин спал, не раздеваясь, где попало, согнувшись в три погибели. Порой казалось, что он и разговаривать-то разучился, — настолько глубоко засела в нем привычка к молчаливому высматриванию врага.

Варгин на войне был снайпером. А снайперу мало стрелять метко — снайпером надо родиться. Главное его достоинство — выдержка. Он должен всегда помнить об одном: враг так же охотится за тобой, как ты за ним. Если ты выбрал цель, то не спеши, осмотрись хорошенько, а потом уже стреляй. Вот мелькнула в развалинах каска немца. Мелькнула — и тут же пропала. Ждешь ее, ждешь — все жданки проглядишь. Бог знает, чего только не передумаешь, пока поджидаешь фашиста, стоя где-нибудь в окопном проеме, заложенном кирпичом. И свою жизнь всю передумаешь, и родных, оставшихся под немцем, вспомнишь, и о жизни врага, которого высматриваешь, подумаешь. Он был бы неплохим охотником — терпение у него было. Но так уж сложилась жизнь, что занимался он «охотой» на людей. Тихон Иванович высматривал, чтобы немец был повыше в звании. Что толку убить рядового, изможденного окопным сидением солдата? Иное дело — разведать штаб, скрытый в подвале дома, куда ходят только офицеры. Разведать — и каждый день донимать фашистов. Глядишь, во избежание потерь, немцы перенесли штаб в новое место.

Но о его прошлом знают немногие, а то, что он стоит на трибуне, рядом с Долгачевой, видят все и думают, мол, мы-то знаем Тихона, наш брат.

И это правда: Варгин не учен шибко-то. У него родителей было много детей, нельзя всех выучить. Да и понятие об учебе тогда было другое: походил четыре года в сельскую школу — значит, учен — уступай другому место за партой.

В войну, когда принимали в партию, тоже не очень-то допытывались, учен ли Варгин. Главное было другое — метко ли стреляешь, сколько убил фашистов? В анкете он написал: «Образование — неполное среднее».

Учила не школа, а сама жизнь.

Учила, что надо быть смекалистым, изворотливым, напористым. И Тихон Иванович был таким. После демобилизации, когда его определили зоотехником в Туренинский совхоз, у него, по сути, не было никакого специального образования, кроме терпения. Однако спустя пять лет он все тем же терпением собрал в совхозе такое стало, равного которому не было во всем районе — ни по красоте коров, ни по надою. Его выдвинули — послали учиться на курсы зоотехников. Курсы были приравнены к техникуму.

И с той поры Варгин всюду в анкетах писал: «Образование — среднезоотехническое».

Тихона Ивановича беспокоила мысль, что в речи на площади он не сказал о главном — о животноводческом комплексе. Не сказал, что вскоре, когда вступит в строй животноводческий комплекс, в его хозяйстве будет более двух тысяч коров.

Варгин, конечно, думал сказать про коров и надои, но увидел площадь, заполненную народом, и решил не говорить про это. Среди ярко разодетых демонстрантов не было колхозников, а рабочим коммунальных предприятий города и учащимся слушать про колхоз неинтересно. Они перешептывались, толкали друг друга, размахивали ветками с бумажными цветами на них.

Тихон Иванович понял это, когда говорила еще Долгачева. Ее кое-как слушали — и про надои, и про урожай. Но у Екатерины Алексеевной голос-то молодой, зычный, она любого заговорит. А разве перекричать толпу с его хрипловатым голосом и одышкой? Потом, при его солидности, при орденах и прочем — непорядок кричать на всю площадь.

Тихона Ивановича в самую последнюю минуту одолели сомнения во-первых, ферма еще не достроена, а во-вторых, откуда он столько соберет коров? Да сгони он их со всех соседних деревень — и тогда столько не будет! Варгин сказал лишь об успехах своего хозяйства — о том, сколько получено зерна да надоено молока, поздравил собравшихся с праздником и на этом закончил.

Ученики закричали: «Ура!»

Оркестр заиграл марш.

Мимо трибуны, стараясь сохранить рядность, проехали мотоциклисты с красными полотнищами. Стрекот моторов, сизоватый дымок выхлопных газов… Чем не воинский парад?

Потом на площадь вышли школьники, шоферы, рабочие пекарни, продавцы магазинов и секретарь райкома комсомола — щупленькая девушка в очках, — надрывая горло, выкрикивала призывы. Ей нестройно отвечали: «Ура!». Но отвечали лишь одни школьники. А стоявшие у трибуны мужчины — видно было — перешептывались между собой.

Варгин догадывался, о чем они шептались.

Семь лет секретарствует Долгачева в Туренино, и все привыкли к тому, что Екатерина Алексеевна одинока, одна, без мужа, воспитывает дочь. И вот объявился Тобольцев. Объявись Тобольцев раньше — одновременно с Долгачевой, — не было бы никаких толков: приехала новая секретарь райкома с мужем и девочкой — и вся недолга. А то столько лет была холостой — и вдруг объявился муженек.

«А кому зазорно, что объявился? — думал теперь Варгин. — Долгачева — женщина молодая. Нельзя сказать, что Екатерина Алексеевна красавица: она и ростом не вышла и статью. Но она беспокойная и другим спокойно жить не дает. К тому же она — рыжая, а рыжие, говорят, бедовые», — улыбнулся своим мыслям Тихон Иванович.

Грехи наши тяжкие

О книге

Аннотация

Сергей Крутилин, лауреат Государственной премии РСФСР за книгу «Липяги», представил на суд читателя свой новый роман «Грехи наши тяжкие». Произведение это многоплановое, остросюжетное. В нем отражены значительные и сложные проблемы развития сегодняшней деревни Нечерноземья.

Ответственность и долг человека перед землей — вот главная, всеобъемлющая мысль романа.

  • Часть первая
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • Часть вторая
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 23
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • Часть третья
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • Часть четвертая
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28 Последнее слово подсудимого Варгина
  • 29
  • 30
  • 31
  • Примечания

Скачать или читать онлайн книгу Грехи наши тяжкие

На этой странице свободной электронной библиотеки fb2.top любой посетитель может читать онлайн бесплатно полную версию книги «Грехи наши тяжкие» или скачать fb2 файл книги на свой смартфон или компьютер и читать её с помощью любой современной книжной читалки. Книга написана автором Сергей Андреевич Крутилин, является частью серии Новинки «Современника», относится к жанру Советская классическая проза, добавлена в библиотеку 23.06.2014 и доступна полностью, абсолютно бесплатно и без регистрации.

С произведением «Грехи наши тяжкие», занимающим объем 378 печатных страниц, вы наверняка проведете не один увлекательный вечер. В нашей онлайн читалке предусмотрен ночной режим чтения, который отлично подойдет для тёмного времени суток и чтения перед сном. Помимо этого, конечно же, можно читать «Грехи наши тяжкие» полностью в классическом режиме или же скачать всю книгу целиком на свой смартфон в удобном формате fb2. Желаем увлекательного чтения!

Грехи наши тяжкие

  • 216

Скачать книгу в формате:

  • fb2
  • epub
  • rtf
  • mobi
  • txt
Читать еще:  К чему снится уголь по соннику. К чему снится уголь - сонник

Аннотация

Грехи наши тяжкие

За спиной слышалась музыка. Играл все тот же духовой оркестр, что и на демонстрации. Ветер, грачиный гамор, шум праздничной толпы — все это заглушало звучание оркестра. До слуха Варгина доносилось только посвистывание кларнета да глухие удары барабана. Тихон Иванович шел, прислушиваясь к этим ударам, и ему вспоминалось давнее, когда он — рядовой второго года службы — молодой, подтянутый, вместе со своим отделением, — такой же усталой и расслабленной походкой шагал с первомайского парада на Октябрьской площади. Дул свежий ветер с Невы, и вот так же Тихон улавливал не всю музыку полкового оркестра, а лишь удары барабана, которые передавались словно бы по земле. Мир казался ясным, ласковым; хорошо думалось о будущем.

Варгин подтянулся, подобрал свое рано погрузневшее тело, зашагал быстрее, высоко, как на параде, поднимая ноги. Майское солнце пригревало вовсю. Тихон Иванович расстегнул пальто. Полы от .

Отзывы

Популярные книги

  • Читаю
  • В архив
  • 50883
  • 6
  • 12

Наталья Щерба ЧАСОВАЯ БИТВА Спасибо Еве, Татьяне и Павлу — моим первым читателям, поверившим в.

Часовая битва

  • Читаю
  • В архив
  • 291343
  • 48
  • 34

«Книга, которой нет» – это не художественное произведение, автор которого борется за признание, ова.

Книга которой нет

  • Читаю
  • В архив
  • 35986
  • 10

Книга о теле

  • Читаю
  • В архив
  • 37268
  • 38
  • 9

Акина медленно открыла глаза и тут же стремительно сомкнула веки — в голове и так все кружилось, а.

Особый гномий первач

  • Читаю
  • В архив
  • 37015
  • 4
  • 1

Если обстоятельства сложились так, что тебе просто не оставили никакого другого выхода, кроме ка.

Живучий

  • Читаю
  • В архив
  • 64234
  • 13
  • 10

Я — Страж Огня! Если не согласны, предъявите свои претензии моему стражу, каменному дракону! Нет п.

Страж огня

Привет тебе, любитель чтения. Не советуем тебе открывать «Грехи наши тяжкие» Крутилин Сергей Андреевич утром перед выходом на работу, можешь существенно опоздать. Динамичный и живой язык повествования с невероятной скоростью приводит финалу и удивляет непредсказуемой развязкой. Грамотно и реалистично изображенная окружающая среда, своей живописностью и многообразностью, погружает, увлекает и будоражит воображение. Главный герой моментально вызывает одобрение и сочувствие, с легкостью начинаешь представлять себя не его месте и сопереживаешь вместе с ним. Обильное количество метафор, которые повсеместно использованы в тексте, сделали сюжет живым и сочным. Кажется невероятным, но совершенно отчетливо и в высшей степени успешно передано словами неуловимое, волшебное, редчайшее и крайне доброе настроение. События происходят в сложные времена, но если разобраться, то проблемы и сложности практически всегда одинаковы для всех времен и народов. Попытки найти ответ откуда в людях та или иная черта, отчего человек поступает так или иначе, частично затронуты, частично раскрыты. С невероятной легкостью, самые сложные ситуации, с помощью иронии и юмора, начинают восприниматься как вполнерешаемые и легкопреодолимые. Данная история — это своеобразная загадка, поставленная читателю, и обычной логикой ее не разгадать, до самой последней страницы. С первых строк обращают на себя внимание зрительные образы, они во многом отчетливы, красочны и графичны. «Грехи наши тяжкие» Крутилин Сергей Андреевич читать бесплатно онлайн безусловно стоит, здесь есть и прекрасный воплощенный замысел и награда для истинных ценителей этого жанра.

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0
  • 216

Новинки

Пятеро обладателей Рун Силы некогда принадлежавших тотему Первого Белого дракона снова вместе. Отваж.

Повелитель миров 3

Пятеро обладателей Рун Силы некогда принадлежавших тотему Первого Белого дракона снова вместе. Отваж.

  • 2

Текст выставляется как есть, в черновом варианте. (черновой, это без вычитки) 18+ тут только строчек.

Грехи наши тяжкие

О книге

Аннотация

Сергей Крутилин, лауреат Государственной премии РСФСР за книгу «Липяги», представил на суд читателя свой новый роман «Грехи наши тяжкие». Произведение это многоплановое, остросюжетное. В нем отражены значительные и сложные проблемы развития сегодняшней деревни Нечерноземья.

Ответственность и долг человека перед землей — вот главная, всеобъемлющая мысль романа.

  • Часть первая
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • Часть вторая
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 23
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • Часть третья
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • Часть четвертая
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28 Последнее слово подсудимого Варгина
  • 29
  • 30
  • 31
  • Примечания

Скачать или читать онлайн книгу Грехи наши тяжкие

На этой странице свободной электронной библиотеки fb2.top любой посетитель может читать онлайн бесплатно полную версию книги «Грехи наши тяжкие» или скачать fb2 файл книги на свой смартфон или компьютер и читать её с помощью любой современной книжной читалки. Книга написана автором Сергей Андреевич Крутилин, является частью серии Новинки «Современника», относится к жанру Советская классическая проза, добавлена в библиотеку 23.06.2014 и доступна полностью, абсолютно бесплатно и без регистрации.

С произведением «Грехи наши тяжкие», занимающим объем 378 печатных страниц, вы наверняка проведете не один увлекательный вечер. В нашей онлайн читалке предусмотрен ночной режим чтения, который отлично подойдет для тёмного времени суток и чтения перед сном. Помимо этого, конечно же, можно читать «Грехи наши тяжкие» полностью в классическом режиме или же скачать всю книгу целиком на свой смартфон в удобном формате fb2. Желаем увлекательного чтения!

Книга: Сергей Крутилин «Грехи наши тяжкие»

Серия: «Новинки «Современника»»

Сергей Крутилин представил на суд читателя свой новый роман «Грехи наши тяжкие». Произведение это многоплановое, остросюжетное. В нем отражены значительные и сложные проблемы развития сегодняшней деревни Нечерноземья.

Издательство: «Современник» (1983)

Формат: 84×108/32, 384 стр.

Другие книги автора:

КнигаОписаниеГодЦенаТип книги
МастерскаяПредлагаем вашему вниманию сборник повестей Сергея Крутилина «Мастерская» — Молодая гвардия, (формат: 84×108/32, 546 стр.) Подробнее.198180бумажная книга
За косогоромВ основе каждой повести лежат извечные проблемы: любовь и семья, человек и природа, труд и долг. Проблемы эти волновали и долго еще будут волновать людей — Молодая гвардия, (формат: 60×84/16, 288 стр.) Подробнее.1971140бумажная книга
Прощальный ужинСборник включает три повести: «Прощальный ужин», «Пустотелы», «Мастерская в глухом переулке» . Опубликованные в разное время в журналах, эти новые произведения писателя раскрывают нравственный облик… — Современник, (формат: 84×108/32, 368 стр.) Новинки «Современника» Подробнее.1979120бумажная книга
Старая скворечняТри повести составили сборник Сергея Крутилина. На первый взгляд, они разные по материалу и по времени, в котором развертываются события, и по манере письма. И все жеесть в них много такого, что… — Современник, (формат: 84×108/32, 304 стр.) Подробнее.1973140бумажная книга
Сергей Крутилин. Собрание сочинений в 3 томах (комплект из 3 книг)Собрание сочинений советского писателя Сергея Крутилина — Современник, (формат: 84×108/32, 1962 стр.) Сергей Крутилин. Собрание сочинений в 3 томах Подробнее.1984320бумажная книга
РакитыВ книгу Сергея Крутилина вошла повести «Ракиты», «Старая скворечня», «За косогором» и «Лейтенант Артюхов» . В повестях «Ракиты», «Старая скворечня» и «За косогором» писатель ярко, с глубоким знанием… — Советская Россия, (формат: 84×108/32, 432 стр.) Подробнее.197470бумажная книга
Апраксин борРоман Сергея Крутилина посвящен Великой Отечественной войне. Как и в «Липягах», в новом своем романе автор остается верен мысли о том, что героическое буднично, просто, что оно заключено в самой… — Молодая гвардия, (формат: 84×108/32, 496 стр.) Подробнее.1976150бумажная книга
Апраксин борРоман «Апраксин бор» посвящен Великой Отечественной войне. В своем романе Сергей Крутилин остается верен мысли о том, что героическое буднично, просто, что оно заключено в самой природе русского… — Молодая гвардия, (формат: 84×108/32, 736 стр.) Подробнее.197880бумажная книга
Косой дождьВ новой повести писателя Сергея Крутилина ставятся проблемы любви, морали. Написанная в форме монолога главного героя, повесть драматична и в то же время лирична. Без любви, без глубокой… — Советская Россия, (формат: 84×108/32, 112 стр.) Короткие повести и рассказы Подробнее.1970100бумажная книга
Косой дождьВ повести «Косой дождь» Сергея Андреевича Крутилина, лауреата Государственной премии РСФСР имени А. М. Горького, ставятся серьезные нравственные проблемы человеческих отношений, взаимопонимания… — Современник, (формат: 84×108/32, 112 стр.) Подробнее.198690бумажная книга
ЛипягиО жизни родного села, о знакомых с детства людях и их судьбах — иногда счастливых, а иногда и трагических — рассказывает книга Сергея Крутилина «Липяги» . Сергей Крутилин хорошо знает прошлое и… — Известия, (формат: 84×108/32, 680 стр.) Библиотека «Пятьдесят лет советского романа» Подробнее.1967280бумажная книга
ЛипягиПереиздание романа, удостоенного Государственной премии РФСФР имени М. Горького. В центре произведения — проблемы современной деревни — Советская Россия, (формат: 84×108/32, 592 стр.) Земля родная Подробнее.1982430бумажная книга
Грехи наши тяжкиеСергей Крутилин, лауреат Государственной премии РСФСР за книгу «Липяги», представил на суд читателя свой новый роман «Грехи наши тяжкие» . Произведение это многоплановое, остросюжетное. В нем… — Современник, (формат: 84×108/32, 384 стр.) Новинки «Современника» Подробнее.1982160бумажная книга
Сергей Крутилин. Собрание сочинений в трех томах. Том 3В настоящее издание вошли наиболее значительные повести автора: «Старая скворечня», «Косой дождь», «Пустошель», «Мастерская в глухом переулке», а также рассказы иочерки. Во всех своих произведениях… — Современник, (формат: 84×108/32, 510 стр.) Сергей Крутилин. Собрание сочинений в 3 томах Подробнее.1984123бумажная книга
Сергей Крутилин. Собрание сочинений в трех томах. Том 1Роман «Липяги» составлен из отдельных глав-новелл, в которых автор рассказывает историю родного села, затерявшегося в междуречье Оки и Дона. В основе романа лежит автобиографический материал… — Современник, (формат: 84×108/32, 718 стр.) Сергей Крутилин. Собрание сочинений в 3 томах Подробнее.1984123бумажная книга

См. также в других словарях:

ГРЕХИ НАШИ ТЯЖКИЕ — пустогов., выражение сожаления … Толковый словарь современных разговорных фразеологизмов и присловий

Грехи мои (наши) тяжкие — Устар. Выражение сетования на кого либо, досады по поводу чего либо неприятного. Власть, какая она ни будь, а я ей поближе тебя пригожусь… Не меня станут опускать до твоего босого проживания, а тебя со мной выравнивать. Грехи мои тяжкие, Егора… … Фразеологический словарь русского литературного языка

Крутилин Сергей Андреевич — (1921 1985), русский писатель. Рассказы, очерки, повести («Липяги. Из записок сельского учителя», кн. 1 3, 1963 65; «За косогором», 1971; «Пустошель», 1973) о жизни советской деревни. Романы «Апраксин бор» (кн. 1 3, 1968 76) о Великой… … Энциклопедический словарь

КРУТИЛИН Сергей Андреевич — (1921 85) русский писатель. Рассказы, очерки, повести ( Липяги. Из записок сельского учителя , кн. 1 3, 1963 65; За косогором , 1971; Пустошель , 1973) о деревенской жизни. Романы Апраксин бор (кн. 1 3, 1968 76) о Великой Отечественной войне,… … Большой Энциклопедический словарь

Крутилин, Сергей Андреевич — Род. 1921, ум. 1985. Писатель. Произведения: «Липяги. Из записок сельского учителя» (1963 65), «За косогором» (1971), «Пустошель» (1973), «Апраксин бор» (1968 76), «Половодье» (1982), «Грехи… … Большая биографическая энциклопедия

КРУТИЛИН Сергей Андреевич — (р. 1921), русский советский писатель. Чл. КПСС с 1945. Ром. «Подснежники» (1961), «Липяги» (кн. 1—3, 1963—65), «Грехи наши тяжкие» (1982). Пов. «Лейтенант Артюхов» (1968), ром. «Кресты» (1975) и ром. «Окружение» (1976) объединены под… … Литературный энциклопедический словарь

ИСПОВЕДЬ — [греч. ἐξομολόγησις; лат. confessio (peccatorum)], один из основных элементов таинства Покаяния в христ. Церкви; представляет собой устное или письменное изложение своих греховных поступков и помыслов перед священнослужителем в надежде обрести их … Православная энциклопедия

Исповедь — У этого термина существуют и другие значения, см. Исповедь (значения). Таинство покаяния (Никола Пуссен, 2 я треть XVII в. Национальная г … Википедия

СМУТНОЕ ВРЕМЯ — ( смута ), принятый в исторической литературе термин для обозначения событий в России конца 16 начала 17 вв., впервые введён русскими писателями начала 17 в. Эпоха социально политического, экономического и династического кризиса в России. Начало… … Русская история

Список песен Владимира Высоцкого — Основная статья: Высоцкий, Владимир Семёнович Содержание 1 Список песен 2 Произведени … Википедия

Христианство — а; ср. Одна из наиболее распространённых религий мира. Обратить в х. Распространение христианства на Руси. Исповедовать х. ● Религия возникла во второй половине 1 в. нашей эры в восточных провинциях Римской империи первоначально в среде евреев (в … Энциклопедический словарь

Грехи мои (наши) тяжкие. Сергей крутилин — грехи наши тяжкие И грехи наши тяжкие

Грехи наши тяжкие

Погожим майским утром в редакции культуры муниципального телевидения прозвучал телефонный звонок. Мстислав Оборышев снял трубку.

— Мстиша… — недовольным голосом известил Авенир Аркадьич. — Тут к тебе сейчас направляется… э-э… человек…

— Надо же! — не преминул съязвить ядовитый Оборышев. — Кого к нам только не заносит… И как мне с ним поступить?

— Н-ну… не знаю, — замялся Авенир, что вообще-то было ему не свойственно. — Выслушай… а там сам решай… Может, в курьёзы воткнёшь…

Похоже, несмотря на неусыпную бдительность железной Аси, в здание проник некто неадекватный. А по давней и тем не менее отвратительной традиции принято было сплавлять таковых либо в редакцию культуры, либо в редакцию науки. Это, конечно, в случае тихого помешательства. В случае буйного приглашали охранников.

Вскоре послышался деликатный стук в дверь.

Вошёл незнакомец, при первом взгляде на которого Мстиша чуть отстранился и брезгливо прищурился. Красивые мужчины вызывали в нём не меньшее омерзение, чем умные женщины. И то, и другое в понимании Оборышева являлось верхом неприличия.

Так вот, вошедший был неприлично хорош собой.

— Присаживайтесь, — справившись с неприязнью, проскрипел Мстиша. — И представьтесь заодно.

Тот поблагодарил и сел. Красавец. Хорошо хоть не красавчик — черты лица крупные, мужественные. Другая подробность, отчасти обелявшая пришельца в глазах Оборышева, — на диво небрежный прикид. Чувствовалось, что одёжку свою посетитель приобретал давно и явно не в бутиках.

— Вожделея, — сказал он.

Мстиша приподнял брови.

— Вожделея, — виновато повторил тот. — Это моя фамилия. Егор Трофимович Вожделея. Вот… — Он достал и раскрыл паспорт.

Оборышев бросил беглый взгляд и вдруг, заинтересовавшись, взял документ в руки. Лицо на фото было то же самое, но отталкивающе безобразное. Надо полагать, Егор Трофимович расплачивался за свою вызывающую красоту полным отсутствием фотогеничности. Вспомнились строки Достоевского: «Фотографические снимки чрезвычайно редко выходят похожими, и это понятно: сам оригинал, то есть каждый из нас, чрезвычайно редко бывает похож на себя».

— Так что вы мне хотели сообщить, Егор Трофимович? — спросил Мстиша, возвращая паспорт владельцу.

— Мне надо выступить на телевидении, — сказал тот.

— По какому поводу?

— По поводу того, что со мной случилось… Это очень важно, поверьте…

— Верю. — Мстиша кивнул. — И что же с вами случилось?

— Вчера ночью, — известил пришелец, — мне был голос…

«Охрану, что ли, сразу вызвать? — вяло прикинул Мстиша. — Да нет, пожалуй, не стоит… Вроде смирный…»

— И по этому поводу вы хотите…

— Это не так просто, как вам кажется, — с сожалением глядя на помешавшегося красавца, заметил Мстиша. — Вот вы говорите, голос. Чей голос?

— Н-ну… я полагаю… — Посетитель с трепетом взглянул в потолок, отчего стал ещё прекраснее.

— Да, — истово сказал он. — С сегодняшнего дня. Точнее, со вчерашней ночи…

— И сразу направились к нам?

— А у батюшки были?

— Вам был голос, — напомнил Мстиша. — Голос, насколько я вас понял, принадлежал Богу… Так?

— Логично было бы обратиться к специалисту… А вы сразу на телевидение. Что Он вам сказал, если не секрет? Открыл истину?

— Ну, в общем… Да. Открыл.

— И велел поведать её остальным? Урби, так сказать, эт орби? Градам и весям…

— Ну и, естественно, — уже с откровенной скукой продолжал Мстиша, — именно вам предстоит стать во главе нового учения…

— Как «нет»? — не поверил он.

— Так «нет». Просто сообщить — и всё…

Мстиша озадаченно потёр ладонью подбородок.

— Хорошо! Вы можете в двух словах изложить сейчас эту вашу истину?

— Конечно. Он сказал… — Прекрасные глаза пришельца слегка затуманились. — Отныне…

— Простите, — уточнил въедливый Мстиша. — Отныне — это когда?

— Ну… с того момента, как человек услышит от кого-нибудь… узнает…

— Понял. Извините, что перебил. Продолжайте.

— Отныне, — провозгласил новоявленный пророк, — телесная красота будет соответствовать красоте духовной…

Мстиша Оборышев приоткрыл рот и медленно откинулся в потёртом своём полукресле, влюблённо глядя на посетителя. Ка-кая прелесть!

— А дайте-ка ещё раз паспорт!

Взял, раскрыл, вновь сличил лицо с фотографией.

— Таким я был несколько лет назад… — вроде бы застеснявшись, пояснил Егор Трофимович. — И вчера ещё был…

— К батюшке! — решительно сказал Мстиша и встал. — К батюшке, к батюшке, к батюшке! Всё настолько серьёзно, что без благословения иерархов я просто не имею права… Вот ваш паспорт, давайте пропуск, сейчас я его подпишу… А сами — срочно в церковь! Слышите? Срочно! Чем быстрее вы это сделаете, тем быстрее мы с вами выйдем в эфир…

— Никаких «но», Егор Трофимович, никаких «но»! Жду вас с благословением от наших пастырей…

Мягко, но опять-таки решительно выставив обескураженного красавца за дверь, Мстиша выждал секунд двадцать и снял трубку.

— Ася. Это Оборышев. Редакция культуры… Знаю, что знаешь. Вожделею Егора Трофимовича… Это фамилия! Так вот, Вожделею Егора Трофимовича (он сейчас выйдет) больше на территорию не пускать! Ни при каких обстоятельствах! И сменщицам тоже передай… Вожделея Егор Трофимович. Вож-де-ле-я… Записала? Ну и славно…

Отдуваясь, бросил трубку, достал сигареты. Двинулся к двери (курить полагалось только снаружи, у чёрного хода), глянул мельком в зеркало — и чуть не споткнулся. Не веря глазам, подошёл поближе, всмотрелся. Вроде бы черты лица остались прежними, но… Нет, красавцем себя Мстиша никогда не считал. Да и никто его таковым не считал! Однако более гнусного отражения Оборышеву видеть ещё не доводилось.

Минуту, не меньше, он цепенел, глядя в собственные нагловато-вручие глаза, затем уронил курительные принадлежности и снова кинулся к телефону.

— Ася. Ещё не выходил Вожделея. Нет?! Всё отменяется, Ася! Верни его! Слышишь? Верни!

— Вызывали? — Надменная статная Акулина Истомина вторглась в кабинет Авенира Аркадьича без стука. Впрочем, подобным образом она вторгалась в любой кабинет, разве что за исключением председательского.

Поступью топ-модели, с презрительным видом вихляя челюстью, плечами и бёдрами, приблизилась к столу, затем вскинула глаза — и приостановилась, слегка озадаченная.

— Сколько ж вы вчера выпили? — недоверчиво спросила она.

Мужчины (в кабинете их было двое) судорожно сглотнули и переглянулись. Ну ладно, скукоженное личико Авенира Аркадьича и раньше состояло большей частью из морщин, в которых, казалось, гнездились все пороки мира, но вот Оборышев… Пару секунд Акулина зачарованно вникала в странно исказившиеся черты своего давнего друга и любовника, потом, словно бы в поисках эталона, перевела взгляд на висящий позади стола портрет.

По сравнению с коллегами Президент показался ей душкой.

— Тут, собственно… — промямлил наконец Авенир и беспомощно обернулся к Оборышеву. — Мстиша…

Тот шумно выдохнул и с силой отёр ладонью лицо, отчего оно, впрочем, ничуть не похорошело.

— Значит, так, — решительно сказал он. — Псих пришёл. Вот думаем, не воткнуть ли его в «загранку»…

— Ну и втыкайте. Я-то при чём?

— Прости, не поняла. Что за псих?

— Боговидец, — напряжённо пояснил Оборышев. — Точнее, богослышец. Утверждает, что с сегодняшнего числа внешность человека будет соответствовать его моральному облику…

При этих словах оба мужчины так и впились глазами в Акулину. Известие, однако, особого впечатления не произвело — скорчила пренебрежительную гримасу, вскинула плечи.

— Нет, господа, вы точно вчера перебрали! Какое я имею отношение к вашим психам?

Мужчины сглотнули вновь. Было уже ясно, что гримаса, исковеркавшая черты надменной Акулины, останется с ней навсегда. Равно как и окривевшие плечи.

Узнав, что его собираются воткнуть именно в курьёзы (официально рубрика называлась «За гранью культуры»), Егор Трофимович Вожделея нисколько не обиделся.

— Это всё равно, — кротко молвил он. — Главное, чтобы услышали.

Справедливо рассудив, что терять ему уже нечего, краткую беседу с божьим человеком провёл перед камерой сам Мстислав Оборышев. Вопросы в основном задавал натужно-игривые, внутренне обмирая при мысли о том, как он с нынешней своей рожей будет смотреться на экране.

Акулина Истомина рыдала в гримёрной.

Переснимать не пришлось. Внезапно подурневшая Маня, ассистент режиссёра, дала отмашку — и дамский любимчик Рудик отнял от окуляра ошеломительно мерзкую харю прожжённого альфонса и сутенёра. Обезумевшим взглядом Мстиша Оборышев обвёл присутствующих. Каких-нибудь пять минут назад все они выглядели вполне прилично, даже обаятельно. Теперь это была кунсткамера.

— Спасибо! — выпалил он, вскакивая. — У меня к вам, Егор Трофимович, ещё пара вопросов наедине… если позволите…

Грехи мои (наши) тяжкие. Сергей крутилин — грехи наши тяжкие И грехи наши тяжкие

Вся рожа наруже.

Погожим майским утром в редакции культуры муниципального телевидения прозвучал телефонный звонок. Мстислав Оборышев снял трубку.

– Мстиша… – недовольным голосом известил Авенир Аркадьич. – Тут к тебе сейчас направляется… э-э… человек…

– Надо же! – не преминул съязвить ядовитый Оборышев. – Кого к нам только не заносит… И как мне с ним поступить?

– Н-ну… не знаю, – замялся Авенир, что вообще-то было ему не свойственно. – Выслушай… а там сам решай… Может, в курьёзы воткнёшь…

Похоже, несмотря на неусыпную бдительность железной Аси, в здание проник некто неадекватный. А по давней и тем не менее отвратительной традиции принято было сплавлять таковых либо в редакцию культуры, либо в редакцию науки. Это, конечно, в случае тихого помешательства. В случае буйного приглашали охранников.

Вскоре послышался деликатный стук в дверь.

Вошёл незнакомец, при первом взгляде на которого Мстиша чуть отстранился и брезгливо прищурился. Красивые мужчины вызывали в нём не меньшее омерзение, чем умные женщины. И то, и другое в понимании Оборышева являлось верхом неприличия.

Так вот, вошедший был неприлично хорош собой.

– Присаживайтесь, – справившись с неприязнью, проскрипел Мстиша. – И представьтесь заодно.

Тот поблагодарил и сел. Красавец. Хорошо хоть не красавчик – черты лица крупные, мужественные. Другая подробность, отчасти обелявшая пришельца в глазах Оборышева, – на диво небрежный прикид. Чувствовалось, что одёжку свою посетитель приобретал давно и явно не в бутиках.

– Вожделея, – сказал он.

Мстиша приподнял брови.

– Вожделея, – виновато повторил тот. – Это моя фамилия. Егор Трофимович Вожделея. Вот… – Он достал и раскрыл паспорт.

Оборышев бросил беглый взгляд и вдруг, заинтересовавшись, взял документ в руки. Лицо на фото было то же самое, но отталкивающе безобразное. Надо полагать, Егор Трофимович расплачивался за свою вызывающую красоту полным отсутствием фотогеничности. Вспомнились строки Достоевского: «Фотографические снимки чрезвычайно редко выходят похожими, и это понятно: сам оригинал, то есть каждый из нас, чрезвычайно редко бывает похож на себя».

– Так что вы мне хотели сообщить, Егор Трофимович? – спросил Мстиша, возвращая паспорт владельцу.

– Мне надо выступить на телевидении, – сказал тот.

– По какому поводу?

– По поводу того, что со мной случилось… Это очень важно, поверьте…

– Верю. – Мстиша кивнул. – И что же с вами случилось?

– Вчера ночью, – известил пришелец, – мне был голос…

«Охрану, что ли, сразу вызвать? – вяло прикинул Мстиша. – Да нет, пожалуй, не стоит… Вроде смирный…»

– И по этому поводу вы хотите…

– Это не так просто, как вам кажется, – с сожалением глядя на помешавшегося красавца, заметил Мстиша. – Вот вы говорите, голос. Чей голос?

– Н-ну… я полагаю… – Посетитель с трепетом взглянул в потолок, отчего стал ещё прекраснее.

– Да, – истово сказал он. – С сегодняшнего дня. Точнее, со вчерашней ночи…

– И сразу направились к нам?

– А у батюшки были?

– Вам был голос, – напомнил Мстиша. – Голос, насколько я вас понял, принадлежал Богу… Так?

– Логично было бы обратиться к специалисту… А вы сразу на телевидение. Что Он вам сказал, если не секрет? Открыл истину?

– Ну, в общем… Да. Открыл.

– И велел поведать её остальным? Урби, так сказать, эт орби? Градам и весям…

– Ну и, естественно, – уже с откровенной скукой продолжал Мстиша, – именно вам предстоит стать во главе нового учения…

– Как «нет»? – не поверил он.

– Так «нет». Просто сообщить – и всё…

Мстиша озадаченно потёр ладонью подбородок.

– Хорошо! Вы можете в двух словах изложить сейчас эту вашу истину?

– Конечно. Он сказал… – Прекрасные глаза пришельца слегка затуманились. – Отныне…

– Простите, – уточнил въедливый Мстиша. – Отныне – это когда?

– Ну… с того момента, как человек услышит от кого-нибудь… узнает…

– Понял. Извините, что перебил. Продолжайте.

– Отныне, – провозгласил новоявленный пророк, – телесная красота будет соответствовать красоте духовной…

Мстиша Оборышев приоткрыл рот и медленно откинулся в потёртом своём полукресле, влюблённо глядя на посетителя. Ка-кая прелесть!

– А дайте-ка ещё раз паспорт!

Взял, раскрыл, вновь сличил лицо с фотографией.

– Таким я был несколько лет назад… – вроде бы застеснявшись, пояснил Егор Трофимович. – И вчера ещё был…

– К батюшке! – решительно сказал Мстиша и встал. – К батюшке, к батюшке, к батюшке! Всё настолько серьёзно, что без благословения иерархов я просто не имею права… Вот ваш паспорт, давайте пропуск, сейчас я его подпишу… А сами – срочно в церковь! Слышите? Срочно! Чем быстрее вы это сделаете, тем быстрее мы с вами выйдем в эфир…

– Никаких «но», Егор Трофимович, никаких «но»! Жду вас с благословением от наших пастырей…

Мягко, но опять-таки решительно выставив обескураженного красавца за дверь, Мстиша выждал секунд двадцать и снял трубку.

– Ася. Это Оборышев. Редакция культуры… Знаю, что знаешь. Вожделею Егора Трофимовича… Это фамилия! Так вот, Вожделею Егора Трофимовича (он сейчас выйдет) больше на территорию не пускать! Ни при каких обстоятельствах! И сменщицам тоже передай… Вожделея Егор Трофимович. Вож-де-ле-я… Записала? Ну и славно…

Отдуваясь, бросил трубку, достал сигареты. Двинулся к двери (курить полагалось только снаружи, у чёрного хода), глянул мельком в зеркало – и чуть не споткнулся. Не веря глазам, подошёл поближе, всмотрелся. Вроде бы черты лица остались прежними, но… Нет, красавцем себя Мстиша никогда не считал. Да и никто его таковым не считал! Однако более гнусного отражения Оборышеву видеть ещё не доводилось.

Минуту, не меньше, он цепенел, глядя в собственные нагловато-вручие глаза, затем уронил курительные принадлежности и снова кинулся к телефону.

– Ася. Ещё не выходил Вожделея. Нет?! Всё отменяется, Ася! Верни его! Слышишь? Верни!

– Вызывали? – Надменная статная Акулина Истомина вторглась в кабинет Авенира Аркадьича без стука. Впрочем, подобным образом она вторгалась в любой кабинет, разве что за исключением председательского.

Поступью топ-модели, с презрительным видом вихляя челюстью, плечами и бёдрами, приблизилась к столу, затем вскинула глаза – и приостановилась, слегка озадаченная.

– Сколько ж вы вчера выпили? – недоверчиво спросила она.

Мужчины (в кабинете их было двое) судорожно сглотнули и переглянулись. Ну ладно, скукоженное личико Авенира Аркадьича и раньше состояло большей частью из морщин, в которых, казалось, гнездились все пороки мира, но вот Оборышев… Пару секунд Акулина зачарованно вникала в странно исказившиеся черты своего давнего друга и любовника, потом, словно бы в поисках эталона, перевела взгляд на висящий позади стола портрет.

По сравнению с коллегами Президент показался ей душкой.

– Тут, собственно… – промямлил наконец Авенир и беспомощно обернулся к Оборышеву. – Мстиша…

Тот шумно выдохнул и с силой отёр ладонью лицо, отчего оно, впрочем, ничуть не похорошело.

– Значит, так, – решительно сказал он. – Псих пришёл. Вот думаем, не воткнуть ли его в «загранку»…

– Ну и втыкайте. Я-то при чём?

– Прости, не поняла. Что за псих?

– Боговидец, – напряжённо пояснил Оборышев. – Точнее, богослышец. Утверждает, что с сегодняшнего числа внешность человека будет соответствовать его моральному облику…

При этих словах оба мужчины так и впились глазами в Акулину. Известие, однако, особого впечатления не произвело – скорчила пренебрежительную гримасу, вскинула плечи.

– Нет, господа, вы точно вчера перебрали! Какое я имею отношение к вашим психам?

Мужчины сглотнули вновь. Было уже ясно, что гримаса, исковеркавшая черты надменной Акулины, останется с ней навсегда. Равно как и окривевшие плечи.

Узнав, что его собираются воткнуть именно в курьёзы (официально рубрика называлась «За гранью культуры»), Егор Трофимович Вожделея нисколько не обиделся.

– Это всё равно, – кротко молвил он. – Главное, чтобы услышали.

Справедливо рассудив, что терять ему уже нечего, краткую беседу с божьим человеком провёл перед камерой сам Мстислав Оборышев. Вопросы в основном задавал натужно-игривые, внутренне обмирая при мысли о том, как он с нынешней своей рожей будет смотреться на экране.

Акулина Истомина рыдала в гримёрной.

Переснимать не пришлось. Внезапно подурневшая Маня, ассистент режиссёра, дала отмашку – и дамский любимчик Рудик отнял от окуляра ошеломительно мерзкую харю прожжённого альфонса и сутенёра. Обезумевшим взглядом Мстиша Оборышев обвёл присутствующих. Каких-нибудь пять минут назад все они выглядели вполне прилично, даже обаятельно. Теперь это была кунсткамера.

– Спасибо! – выпалил он, вскакивая. – У меня к вам, Егор Трофимович, ещё пара вопросов наедине… если позволите…

Выволок за рукав растерявшегося Вожделею в коридор, и следует сказать, очень вовремя, потому что из студии послышались уже первые вскрики.

– Так, – хрипло сказал Мстиша. – Вот ваш пропуск – и быстро на проходную!

– Нигде не задерживайтесь! И вообще мой вам совет: на люди не показываться. Хотя бы пару дней… Да! Передача – в шесть тридцать по местному времени. Вообще-то в шесть ровно, но пока дело дойдёт до «загранки»… Шесть тридцать! Не пропустите…

Глаза его внезапно стали незрячи, и он снова оцепенел, представив, что стрясётся с телезрителями в эти самые шесть часов тридцать минут, когда истина безвозвратно уйдёт в эфир.

Домой Мстиша вернулся к восьми, изрядно выпив для храбрости. Несмотря на многочисленные заходы налево, жену свою он любил и со страхом гадал заранее, какая гарпия предстанет его глазам. Внешность у Светы, следует заметить, была самая невзрачная: серая мышка, воробышек. Что же с ней будет теперь? Акулину-то вон как перекривило!

Ключ упорно не желал вставляться в прорезь замка. Наконец хозяйка, не выдержав, открыла дверь сама – и трудно даже сказать, кто из супругов был поражён в большей степени. Вне всякого сомнения, передачу Светлана посмотреть успела, ибо перед Мстишей возникла на пороге маленькая хрупкая женщина ангельской красоты. Оборышев протрезвел от ужаса. Он почувствовал себя раздетым донага. Все его обманы, измены и заначки были теперь оттиснуты на физиономии и в комментариях не нуждались.

Пауза длилась и длилась.

– Боже… – с жалостью глядя на мужа, выдохнула волшебно похорошевшая Света. – Бедняжка ты мой… Сколько же вам приходится врать на этом своём телевидении.

Трудно сказать, откуда и зачем берутся на белом свете порядочные люди, если их появлению естественный отбор, мягко говоря, не способствует. Но вот берутся откуда-то и даже иногда умудряются дожить до совершеннолетия, а то и до преклонных лет, хотя одному богу известно, чего им это стоит. Порядочный человек – публичная пощёчина обществу. Своим поведением он как бы опускает окружающих, напоминая им о том, кто они такие. Думается, именно поэтому Христос завещал творить добро втихомолку и ни в коем случае не напоказ. Иначе пришибут.

Естественно, что, стоило схлынуть первому потрясению, Оборышев почувствовал себя оскорблённым. Нет, но как вам это понравится: опять он весь в экскрементах, а она вся в белом! А уж наивное восклицание Светы и вовсе уязвило до глубины души. К счастью, Мстише хватило ума обиды своей не выдать и покорно испить горькую чашу до дна.

Светлана утешала мужа весь вечер, так что в конце концов он чуть ли не сам уверовал, будто поразившее его безобразье вызвано скорее профессиональными, нежели бытовыми проступками.

На следующее утро позвонил Авениру, сказался больным. Телефон отключил. Пил и смотрел телевизор. Вчерашний сюжет муниципалка прокрутила трижды. В полдень благолепный Вожделея и неподобный Оборышев возникли в столичных новостях.

А ближе к вечеру за Мстишей пришли.

Визитёров пожаловало двое, оба в штатском. Судя по их обличью, с истиной они тоже ознакомились: у той страхолюдины, что повыше, были глаза маньяка и рот садиста; у той, что пониже и потолще, – жабья физия похабника и сластолюбца.

Слава богу, Светлана к тому времени ещё не вернулась с работы.

– Как же это вы? – посетовал маньяк и садист, устремляя на Оборышева ласковый взор и словно бы видя уже собеседника в пыточной камере. – Опытный вроде работник – и так подставились…

Голос его показался знакомым.

«Подставился. – жёлчно подумал Мстиша. – Нет, ребята, не подставился – это я вас всех подставил! А то что ж мне, одному пропадать. »

– В суд на вас подают.

– Вам всех перечислить?

– А-а… по какой статье?

– Да мало ли! За нанесение ущерба деловой репутации, за причинение вреда здоровью, за оскорбление чувств верующих…

Похабник и сластолюбец помалкивал с матерным выражением лица. Садист продолжал:

– Где вы раскопали вообще этого вашего Вожделею?

Alib.ru > Автор книги: крутилин. Название: грехи наши тяжкие

Крутилин Сергей. Грехи наши тяжкие.
Сергей Крутилин, лауреат Государственной премии РСФСР за книгу `Липяги`, представил на суд читателей свой новый роман `Грехи наши тяжкие`. Произведение это многоплановое, остросюжетное. В нем отражены значительные и сложные проблемы развития сегодняшней деревни Нечерноземья. Ответственность и долг человека перед землей — вот главная всеобъемлющая мысль романа. Сергей Андреевич Крутилин (1921-1985) — русский советский писатель. Родился 2 октября 1921 в селе Делехово в крестьянской семье. В 1940 окончил ремесленное училище, после чего призван в РККА и направлен на стройки Дальнего Востока. Принимал участие в войне, в 1942 при выходе из окружения в районе деревни Мясной Бор тяжело ранен и в 1943 демобилизован. В 1947 окончил филологический факультет МГУ. После этого начал литературную деятельность. С 1965 входил в состав правления СП СССР, с 1967 входил в редколлегию журнала «Москва». Жил в Москве. Умер 28 февраля 1985 в Москве. Вес 440 г.

В продаже:

ПродавецОписаниеСостояниеФотоКупить по цене
1BS-Vladas
Томская обл., г. Асино.
М. Современник 1983г. 382 с. Твердый переплет, обычный формат.Состояние: Оч. хорошее.фотоКупить за 60 руб.
2BS-RUVEN
Уфа.
Москва. Современник. 1983г. 382с. Твердый переплет, Обычный формат.Состояние: Хорошее. Без штампов и печатей. После заказа, до выставления счета пришлем несколько фото книги.Купить за 90 руб.
3BS-Orlik
Петрозаводск.
М Современник 1983г. 382с тверд переплет, слегка увеличенный формат.Состояние: хорКупить за 149 руб.
4BS-sbrostov.ru
Ростов-на-Дону.
Москва Современник 1982г. 384с. Твердый переплет, обычный формат.Состояние: очень хорошее,фотоКупить за 150 руб.
5BS-razval
Новосибирск.
М.: Современник, 1982г. 384с. Твердый издательский переплет с золотым тиснением, обычный формат.Состояние: хорошее, ближе к очень хорошему.Купить за 150 руб.
6BS-Orlik
Петрозаводск.
М Современник 1982г. 382 с твердый переплет, обычный формат.Состояние: хорошее, штампКупить за 199 руб.
7BS-Izdatel52
Москва.
/Серия: Новинки «Современника»/М. Современник 1983г. 382с. твердый переплет, обычный формат.Состояние: как новоеизображениеКупить за 200 руб.
8BS-Pushkin
Санкт-Петербург, Пушкин.
М. Современник 1982г. 382с. твердый переплет, обычный формат.Состояние: хорошееКупить за 225 руб.
9BS-manbooks
Москва.
Современник 1982 г. 384 стр. Твердый переплет, Обычный формат.Состояние: ОтличноеСмотретьКупить за 250 руб.
10BS-Knighist
Москва.
М Современник 1982г. 382 с. твердый переплет, обычный формат.Состояние: отличноефото – фотоКупить за 250 руб.
11BS-Orlik
Петрозаводск.
М Современник 1982г. 382с тверд переплет, слегка увеличенный формат.Состояние: хор.Купить за 350 руб.
12BS-Orlik
Петрозаводск.
М Современник 1983г. 382с тверд переплет, слегка увеличенный формат.Состояние: хор.Купить за 390 руб.
Лучшие продавцы >>>

Copyright &#169 1999 — 2021, Ведущий и K&#176. Все права защищены.
Вопросы, предложения пишите в книгу

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector