0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Смысл фильма Спасение

Смысл фильма Спасение

«Спасение» — фильм необычный во всех отношениях. Броская афиша — фотопортрет Полины Гришиной в монашеском одеянии. Неявный, не всякому понятный конфликт. Обилие зрительной информации — говорящие пейзажи, позы, взгляды — и переполненные смыслами редкие диалоги. Ни слова на русском языке, ни одного русского героя (не считая фотографа, мелькнувшего в финале) — и вместе с тем режиссёр фильма «Спасение» Иван Вырыпаев заявляет, что осветил «проблемы нашей страны». А ещё Вырыпаев уверен, что фильм получился не для массового зрителя. После просмотра картины у меня, как и у вас, остались вопросы, и эта статья — попытка проанализировать смысл фильма «Спасение».

Спасение по вере, проявляемой в делах

Спасение дается по вере, которая проявляется в наших делах. Это условие нашего спасения. Как вы сказали, мы спасаемся верой, а не делами (Послание к Ефесянам 2:9-11). Вопрос в том, какая вера является спасающей? Это вера, которая просто признает существование Бога и предлагает спасение? Конечно, нет. Как сказал Павел, имеет силу «лишь вера, проявляемая в поступках, совершаемых по любви» (Послание к Галатам 5:6).

Итак, вера, которая не выражена в любви, — в безусловной любви, которая знаменует учеников Иисуса (Евангелие от Иоанна 13:34), не является спасающей верой. Иаков, как вы отмечаете, говорит, что вера, не выраженная в «делах» веры, также не является спасающей верой.

«Вы видите, что человека оправдывают перед Богом его дела, а не одна только вера» (Послание Иакова 2:24).

Здесь нет противоречия. Бог определяет условия спасения. Одним словом, это вера в Него, а точнее в Его кровь (Послание к Римлянам 3:25). Но эта вера абсолютно точно должна содержать «дела», которые сопровождают спасение, и это должно быть выражено в любви и в послушании. Мы призваны к послушанию, исходящему из веры, чтобы получить благодать (Послание к Римлянам 1:5). Мы говорим о совершенном послушании? Мы говорим о совершенной любви и определенном количестве дел? Нет, но без послушания и любви вера не может быть спасительной. Это то, чему учит Библия.

Режиссер говорит о своем фильме

Композитор этого фильма, Андрей Самсонов, не нуждается в представлении. Он сегодня – один из самых главных наших продюсеров и композиторов.

Широкой публике он известен, как автор и саунд-продюсер альбомов Земфиры, Бориса Гребенщикова и многих других удачных проектов. Он также выступает с Ником Кейвом в Лондоне, а еще он – лауреат Премии королевы Великобритании за создание цифровой музыки. В общем, это наша российская гордость и наш старый друг. И большая честь, что Андрюша уже для третьей нашей картины специально пишет музыку.

В фильме звучит песня, которую написал исполнитель роли рок-музыканта Казимир Лиске. Он – актер и музыкант. Еще я даже могу похвастаться, что вначале поет он один, а потом вступает группа. Эта группа «Сахар», в которой я тоже участвую. В общем, Казимир пишет музыку разную, в том числе, к фильмам и театральным постановкам. Сейчас делает музыку к моему новому спектаклю.

Тяготы безмолвников

Казалось бы, молчание облегчает спасение, поскольку исключает словесные излишества, которые обременяют душу новыми грехами. Но на пути молчаливых подвижников немало терний.

Брань невидимая

Невидимой бранью именуют внутреннюю борьбу человека с силами зла. Бесы являются незримыми врагами каждого. Особенно они ополчаются на подвижников, желая сбить их с пути истинного. Для верующего человека бесы не аллегория страстей, а вполне реальные личности. Они обладают даром речи, умением видеть и слышать, но при этом — в силу искажения ангельского образа — сердца их тверды, как камни и жестки, как жернова (Иов. 41:16).

Пока человек молится, не доверяет падшим духам, не прислушивается к их советам, бесы бессильны. Но нечисть никогда не оставляет свои попытки навредить и отвлечь от благочестивых размышлений.

По свидетельствам монахов, бесы способны:

— пугать по ночам, поднимая шум вокруг кельи;

— являться в виде соблазнительных блудниц;

— притворяться ангелами, ожидая поклонения;

— разжигать сомнения в избранном пути;

— внушать кощунственные помыслы и многое другое.

Таким образом, в сознании человека всё время идёт борьба за веру и добродетели. Никодим Святогорец написал на эту тему известный духовный труд «Невидимая брань».

Серафим Саровский в лесу, художник Павел Рыженко

Видимые враги

Грешники ведут себя не лучше бесов, когда вмешиваются в жизнь праведников.

Так, Иоанн Безмолвник едва не погиб от нападения сарацинов в пустыне, но Господь послал ему защитника-льва. Зверь спугнул разбойников.

И даже монахи могут стать гонителями, конечно, по наущению нечистого. Так Корнилий Молчальник, будучи послушником, претерпел немало насмешек от братии. Его считали простецом и юродивым. А Веру Молчальницу пытались завистницы изгнать из обители.

Преследования от властей

Вера Молчальница, проживая в миру, за своё нежелание отвечать на вопросы попала сначала в тюрьму, а затем в психбольницу, и это в царские времена! Правда, справедливость восторжествовала: подвижницу освободили и она ушла в монастырь.

Навязчивые почитатели

Саламан Молчальник не раз претерпевал беспокойство от своих почитателей. Он был уроженцем селения Каперсана, неподалеку от которого поселился в хижине и стал нести подвиг молчания.

Окрестные жители, поняв, что их земляк — человек весьма праведный, решили возвеличить его и вовлечь в свою общину. Архиерей города, к которому относилось селение Каперсана, пришёл к молчальнику, желая рукоположить его в священники. Тот не открыл гостю, поскольку замуровал дверь.

Саламан Молчальник

Архиерей приказал проломить часть стены кельи Саламана, вошёл к нему в келью, возложил руки на Саламана и прочитал молитву на хиротонию в иерея. Сделав Саламана священником, архиерей произнёс пространное поучение, объясняя, какая благодать дана теперь Саламану. Тот не ответил. Архиерей велел заделать пролом в стене кельи Саламана.

Жители, видимо, ожидавшие ответных действий святого, например, проповедей, но так и не дождавшись, недолго думая, разрушили его хижину и перенесли Саламана к себе в селение. Саламан при это не сопротивлялся и не говорил не слова. Жители построили в селении хижину, в коей поселили Саламана.

Тем временем в соседнем селении люди позавидовали на приобретение праведника селением Каперсана. Они собрались, явились в Каперсану, разломали хижину и увели Саламана в своё селение. Святой продолжал хранить стоическое спокойствие, сколько его не переселяли, не переносили, не переводили. Он так и молчал до самой кончины.

Как правило, признание окружающих приходило к праведникам на склоне лет. И не всегда проявлялось разумно, что видим на примере поклонников святого Саламана.

Давать ли Богу обет молчания?

Мы говорим постоянно, даже не замечая этого. Что-то делаешь, комментируешь. Споткнулся, выругался. К старости одинокие люди беседуют сами с собой за неимением собеседника. И это отнюдь не молитвы.

Читать еще:  Молитва умершему сыну до 40 дней. Поминальные молитвы об усопших

А сколько лишнего люди сообщают о себе посторонним, чтобы потом пожалеть об этом! Сколько слов брошено сгоряча…

В селе, где я выросла, была столь дерзкая старушка, что давала советы священнику прямо во время богослужения. Она считала, что знает больше своего пастыря.

Вспомним народную мудрость пословиц: «Молчание – золото», «Язык мой, враг мой», «Всякое молчание лучше ворчания».

По мнению учёных, молчание/тишина:

— запускает эффективное мышление;

— успокаивает сердце и снижает давление;

— помогает регенерации клеток мозга в области, ответственной за память и обучение.

Последний вывод опубликован в журнале «Мозг, структура и функция».

Таким образом безмолвное тихое житие укрепляет не только дух, но и тело.

Может быть, стоит дать Богу обет молчания?

В интернете человек, заинтересованный этим вопросом, может найти Правила обета молчания. Увы, вам предложат буддийскую практику випассану или другие оккультные способы.

Значит, молчание молчанию рознь. За молчанием заблудшего могут скрываться заклинания языческим божествам. И приведёт такой «подвиг молчания» в бездну огненную. Не только говорить, но и молчать нужно по-христиански.

Соблюдать обет молчания в миру сложно. Даже если ты живёшь один и работаешь дистанционно, придётся идти в магазин, где тебя знают, по дороге встречаться с соседями. Как обойтись хотя бы без слов приветствия, без «пожалуйста» и «спасибо»? Что подумают о твоём молчании знакомые люди? Готов ли ты прослыть невеждой или неадекватным? Ведь ещё вчера ты со всеми беседовал, а сегодня киваешь и пытаешься объясниться жестами. Перед таким выбором стояли и святые, но не боялись, что их сочтут юродивыми.

Возможно, для нас, современных мирян, разумнее будет ограничиться двенадцатью словами в день? Их хватит на самые насущные нужды и проявление вежливости. Или дать обет молчания на определённый срок — для начала на неделю, или в определённые дни — например, в выходные?

Икона “Спас Благое молчание”

— эти строки поэта Иннокентия Анненского посвящены иконе «Спас Благое молчание».

Считается, что здесь Иисус Христос изображён ещё не пришедшем на Землю. Он Ангел Великого совета, один из Троицы. Лик его юный, безбородый, а за спиной крылья. «Спас Благое молчание» помогает нести подвиг бессловесной молитвы, даёт смирение и терпение в житейских бурях.

Война старых и новых богов

И все равно поражает, насколько холоден и пуст тот мир, который Бергман воссоздает в своих фильмах 60-х годов. Является ли эта пустота выражением необыкновенной двойственности Бергмана, его «протестантского атеизма»? Возможно. Сравните Бергмана, например, с католиком Робером Брессоном (Robert Bresson), чьи обнаженная эстетика и религиозная тематика, весьма вероятно, и вдохновили Бергмана на создание «Причастия». Мир Брессона, может, и жесткий, и грубый, но при этом он насквозь пронизан ощутимой святостью. Или возьмите фильмы глубоко верующего православного Андрея Тарковского, тоже во многом мрачные: практически каждый кадр заполнен присутствием бога.

Персонажи не окружены, как у Брессона или Тарковского, реальностью, пронизанной божественным присутствием. Бог, за исключением нескольких немногочисленных благословенных моментов, не присутствует в мире сакраментально и ощутимо. Ни церковь, ни что-то иное в мире не приносят веру и чувство бога людям. Бог — это абстракция. Персонажи Бергмана воспринимают sola fide Лютера, спасение только верой, чересчур буквально и невероятно всерьез. Все опирается на собственную веру. И здесь действительно речь идет об одиночестве отдельного человека перед богом.

Возможно, также и поэтому отношение к богу в фильмах Бергмана так психологизировано. И очеловечено. Персонажи Бергмана ищут не того Бога, который Есмь, хранителя и основу Бытия, Бога, в котором мы «живем и движемся и существуем», как об этом говорится в Деяниях святых апостолов. Им нужен не библейский бог, не христианский бог. Скорее, возникает ощущение, что они как раз ищут то, чем бог не является, то есть мирское существо, доброго старца на облаке. Они ищут защиту, бога, который говорит по команде, бога, который больше похож на идеализированного и совершенного человека, чем на что-либо еще. Но такой бог остается немым просто-напросто потому, что его не существует, как это грубо констатирует Мэрта в «Причастии». Когда персонажи Бергмана в отчаянии взывают к такому богу, это крик в пустоту. Ответом становится эхо собственного голоса. «Пустота — это зеркало, в котором я вижу свое лицо», как говорит рыцарь Антониус в «Седьмой печати».

Так что можно сказать, что Бергман переворачивает основополагающее библейское представление о том, что человек создан по образу и подобию бога. В фильмах Бергмана скорее бог создается по образу человека. В связи с этим представляется, что Бергман присоединяется к основному направлению современной атеистической критики религии от Людвига Фейербаха до сегодняшних неоатеистов. Ядро этой критики составляет представление о боге как человеческой проекции и религии как «опиуме для больной конечности», как это, напоминая о Марксе, говорится в «Земляничной поляне». С годами, однако, Бергман в своих фильмах все больше утверждает реальность трансцендентной действительности и жизни после смерти, в особенности в более поздних своих произведениях и после смерти жены Ингрид. Эта новая открытость находит выражение в красивой сцене последнего телевизионного фильма Бергмана «Сарабанда», где персонаж Бёрье Альстедта (Börje Ahlstedt) рассказывает о своей мечте вновь увидеть покойную жену.

Однако божественное Бергман в первую очередь помещает в земное, в человеческое. Когда Анна в «Исповедальных беседах» спрашивает своего старого пастора Якоба, правда ли он верит в бога «с руками, сердцем и бдительными глазами», пастор отвечает: «не произноси слово „бог“, говори „святой“. Человеческая Святость. Все остальное — лишь атрибуты, маскарад, манифестации, выходки». Значит, прочь все то, что Пэр Лагерквист (Pär Lagerkvist) называл «святым хламом», прочь церковь и религию. Если бога и можно найти — то в искусстве, поэзии и музыке.

«Только поэты, музыканты и святые протягивают нам зеркало непостижимого, — говорит священник, которого играет Макс фон Сюдов (Max von Sydow). — Для меня большое утешение думать о человеческой святости и таинственных необъятностях, окружающих нас».

Тут, возможно, Бергман как раз и подходит ближе всего к признанию веры. Без сомнения, красиво сформулировано, но едва ли хорошо отточено с теологической точки зрения. Что, вероятно, Бергман сам первый и признал. «Материал для моих фильмов — это жизненный опыт, часто плохо обоснованный с точки зрения логики и разума», — говорит он в книге интервью «Бергман о Бергмане». Можно пойти еще дальше и наподобие Франка Гадо (Frank Gado) утверждать, это Бергман в своих фильмах облачает в «теологические одеяния» собственный страх. Возможно, это не совсем справедливо, но и не вполне неправильно тоже.

Борьба Бергмана с богом совершенно точно была искренней и глубоко переживаемой. Многие из его фильмов действительно затрагивают серьезные вопросы о смерти и существовании бога. Но также он рассматривает эти вопросы эмоционально, просто и немного по-детски.

Бергман был не философом или теологом, а художником, ярко выраженным человеком чувства. Его фильмы часто считаются глубокомысленными. Но они скорее наивны. И именно в этом во многом и заключается их величие. Ведь и ребенок может понять экзистенциальный смысл, заложенный в фильме вроде «Седьмой печати». Его фильмы взывают, как он и сам много раз говорил, напрямую к чувствам. И даже его ищущие бога персонажи в первую очередь — люди чувства. Они застряли в своих эмоциях и никогда не выбираются из самих себя, чтобы суметь встретить бога, который всегда больше их. Они — пленники самих себя. Поэтому их бог становится нарциссистическим отражением их самих (Томас в «Причастии»), эхом пустоты (Антониус в «Седьмой печати») или монстром, пауком, который пытается порваться в замкнутое эго («Сквозь тусклое стекло»).

Читать еще:  Дочь взяла меня ладошками за щеки и произнесла: “Не понимаешь?”

Нет, библейского бога, того, кто Есмь, у Бергмана не находят никогда, или, по крайней мере, очень редко. Но даже если Бергман и переживал бога в первую очередь как отсутствие, и его фильмы полны сомневающихся, в одном нет никаких сомнений: режиссером он был от бога.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Спасение (2015)

Молодую католическую монахиню сестру Анну из Польши отправляют служить в миссию католического прихода высоко в гималайских горах. Сестре Анне 25 лет, и половину жизни она провела в монастыре. И вот, первый раз в жизни она выезжает в другую страну, и не просто в какую-то страну, а в аутентичный край Ладакх, который является частью тибетской Индии. Приехав туда, сестра Анна оказывается в совершенно незнакомом ей мире. Она сталкивается с совсем иной культурой, с другими энергиями и абсолютно другой религией. Загадочный мир Тибета и случайные встречи в пути приносят сложные мысли и вопросы.

Смотреть онлайн

Смотрите также

Актеры

Видео

Скачать бесплатно

Отзывы

. Я полагаю, что чтобы сегодня делать фильмы о вере, о поиске Б-га или столкновении религий, нужно обладать стальными нервами и недюжинной смелостью – того и гляди, неоязычники разгромят премьеру, учинят актерам травлю или в бессильной злобе уничтожат близстоящий памятник архитектуры. С них станется. Умный российский режиссер Иван Вырыпаев нашел интересный способ обходить потенциальные угрозы со стороны явно не слишком интеллектуальных «носителей сакральности» – он просто снимает кино, которое не дано понять человеку, не имеющему души в самом широком понимании этого слова. Отсюда и забавное отношение к фильму самого Ивана, его одновременно хвалят и ругают, люди с одинаковыми взглядами на жизнь трактуют ленту противоположным образом, да и общество,похоже, не определилось с тем, как оценивать . Это надругательство над Заповедями или надиктованные Святым Духом притчи? Ответ у каждого свой. «Спасение» – фильм, адресованный сердцу и душе в гораздо большей степени, чем ушам и глазам. Для глаз в нем все просто – девушка приезжает в страну, где не знает ни языка, ни культуры, ни обычаев, общаясь со всеми на английском, как языке международного общения, ждет несколько дней, на «перевалочном пункте», а затем добирается до места назначения. Уши тоже не перенапрягутся – два больших диалога и короткая, подводящая черту последней фразой беседа в финале . А вот для всего остального фильм предоставляет массу трактовок… И разбег мнений виден невооруженным глазом. Кто-то воспринмает кино, как историю поиска Б-га, кто-то в бОльшей степени оценил проблемы коммуникации героини с внешним миром. Кто-то в словах собеседников Анны услышал новые притчи, а кто-то, наоборот, посчитал ленту «приземлением» монашества, утратившего свое влияние в Европе и неспособного вписаться в современный мир. Этим и хорош Вырыпаев, своим фильмом дающий каждому зрителю ту подсказку к ответу на самый главный вопрос, которая на самом деле давно хранится в голове человека…Полагаю, глупо подходить к картине с позиций чисто кинематографических или, наоборот, религиозных. Для кино «Спасение» достаточно прямолинейно, нет в нем ни столкновения религий ( а ведь Анна из католической страны приехала в индуистскую культуру, в которой, правда, мирно помещаются 17 млн католиков ), ни ярких испытаний, посланных Всевышним, нет сколько-то динамичных сцен. С религиозной точки зрения «Спасение» тем более далеко от канонов – где еще можно увидеть монахиню, ведущую вполне человеческий образ жизни: собирающую дорожный чемодан, принимающую душ,etc. Редкий случай – б-жий человек показан человеком, а не функцией ее религии. И именно это смешение простых вещей, элементарных деталей быта, помноженных на великолепные безграничные просторы гор, придает ленте особую способность задеть внутренние струны грусти и теплоты. Только самых восторженных слов заслуживает великолепная Полина Гришина, не имеющая профильного актерского образования и до «Спасения» работавшая художником-постановщиком на театральных и кинопроектах, а тут дебютировавшая в кино. Ее по-настоящему чистый образ, ее искренность, открытость миру героини ., заставляет зрителя, независимо от его религиозной конфессии, задуматься о том, кто в современном мире спасен, а кто утратил веру, надежду и любовь…Удивительным образом этот наполовину польский фильм моментами напоминает знаменитую «Иду»: та же сестра Анна, которая вышла из монастыря и нашла что-то очень важное. Но напоминает только на первый взгляд. Фильм Вырыпаева – именно о религии в первоначальном смысле латинского слова ее значения, то есть о воссоединении с Б- гом, к которому стремится человек в своей глубине. Конечно, хотя Анна и католичка, речь тут совсем не о христианском Б-ге и вообще не о Б-ге, а о б-жественном, растворённом в мире. Поэтому когда Вырыпаев сам войдёт в кадр в финале фильма, то зрителю и так уже всё будет понятно. Потому что задолго до этого в кадр войдёт его жена и муза Каролина Грушка и озвучит в длинном диалоге всё, что режиссёр хочет сказать. Вырыпаев не боится таких актов коммуникации внутри фильма, так что Грушка сформулирует свою мысль очень подробно, с аргументацией, а сестра Анна выслушает её, задумается и пойдёт дальше (хотя, откровенно говоря, в том диалоге Анна выглядела много убедительней )…. Несмотря на все перечисленные достоинства, этот фильм действительно не для всех. И даже не для всех поклонников творчества Вырыпаева. Кого-то может раздражать отсутствие внешнего действия, кажущаяся неестественность диалогов, определенная умозрительность сюжета. Но всё это искупается искренностью, с которой рассказана эта история. В каждом кадре чувствуется, насколько то, о чем говорится в фильме, важно для его создателей. Это ни в коем случае не проповедь, это просто искреннее желание говорить на темы, небезразличные гораздо большему числу людей, чем может показаться на первый взгляд. В этом, пожалуй, и есть основное отличие искусства, многопланового, художественного, скромного, открытого множественным интерпретациям, от публицистики…. Полагаю, где-то у кого-то крутится вопрос … А зачем третий, финальный, совсем нереальный эпизод. Лишь окунувшись в другую культуру, проделав длинное путешествие, героиня смогла постичь простую истину: Б-г не только в храмах, его присутствие можно чувствовать не только в святых местах; он везде, здесь и сейчас . Но вот внедрение в сюжет НЛО не придало вырыпаевской пустоте ни эйфории, ни келейной суггестивной силы, не превратило её в таковую, что «при мысли о ней видится вдруг как бы свет ниоткуда». Попытка выглядит заправской софистикой, от неё не дрожат струи «непостижного света». Хотя, возможно, как и в вопросе с наполовину полным или пустым сосудом всё упирается в то, каким/какой его/её узрел именно конкретный зритель. Отдельного упоминания безусловно заслуживает игра Полины Гришиной. Она оказалась настолько хороша, что получила главный приз за лучшую женскую роль на Кинотавре. Что же касается режиссера, фильмы Ивана Вырыпаева— оригинальны и не однотипны. Сам он в интервью говорил, что видит смысл «Спасения» в диалоге, постижении и принятии окружающего мира и другой культуры, а также в понимании, что Б-г — везде… Замечу, фильм не открывает новых дверей для зрителя, они открываются лишь для главной героини. и то что таится за ними оставляет приятные впечатление! Мне фильм понравился. Картина имела свою небольшую но устойчивую зрительскую аудиторию в Польше (и не очень в России). Меня фильм не разочаровал, так что рекомендую всем любителям авторского кино.

Читать еще:  Как развить магию рук. Предложения слово мага Магический взмах 4 буквы сканворд

Было бы смешно, если бы не было так скучно. На время влезть в чужую шкуру бывает интересно, но слишком выхолощенный её мирок, слишком серый и безрадостный. «Здесь красиво. немного боюсь. буду больше молиться» О чём? Вот интересно мне, о чём может молить эта блёклая. девушка. Я и включила только из-за Тибета, но такое унылое кино способно и его красоту преподнести всего лишь как тусклую открытку.

То случай,когда фильм пытались снять типа «артхаус»-а получилась кинопрокатная ниша особых фильмов,на любую критику которых можно ответить,что вы не поняли замысел режиссёра.
Главное присутствие сцен с унитазом и блеванием. )и хотя пытались развить глубокие философские мысли,но как-то скудно-НЕ ВЕРЮ!(
«-Почему на экране танцуют фиолетовые коты,а за кадром ко-то блюёт?
-Тише!Хватит ворчать.Это арт-хаус,им принято восторгаться. &quot )

очередная высоколобая кинобеспомощность от Вырыпаева

получил удовольствие от просмотра.

Фильм понравился, только вот конец подгадил. На 1:16:40 хотела даже выключить. Досмотрела только потому, что там осталось всего-ничего.

Путешествие помогло Анне взглянуть на пугающий ее внешний мир по-новому

На один раз. Я не увидела здесь каких-либо глубоких мыслей: диалог о пылесосе — абсурдный и очень раздражал при неоднократном повторении одной и той же ереси, концовка позабавила.

к просмотру. 10/10

Хороший фильм. Горы красивые.
Диалоги персонажей позабавили.
Вобщем в стиле Вырыпаева.
Мне фильм понравился.

Любопытна сама нелепость присутствия христианской миссии в Тибете. Кто все эти люди?

Мне понравился очень даже, хотя в начале фильма хотелось выключить.

Фильм на любителя. Мне понравился. =)

Видя значок телеканала Культура чего — то подобного стоит ожидать, простенького, немногословного и погружающего. точно не будет обременительных философских размышлений или непристойных кадров, лишь некая поверхностная оценка, которая должна подталкивать на путь истинный! Фильм не открывает новых дверей для зрителя, они открываются лишь для главной героини. и то что таится за ними оставляет приятные впечатление! Мне понравился фильм, смотрел и отдыхал, как — то так)

Хорошее медитативное кино, как сказал сам Вырыпаев (режиссер), главное первые пол часа осилить, а потом уже интересно. Кто любит арт-хаус и в частности Ивана Вырыпаева, тому я думаю понравится.

Да., есть в фильме тишина . но за весь фильм две слабых мысли , обременяющие идеи . Пища для ума . Ждал большего.

1,604 ответа, два часа назад

7,992 ответа, два часа назад

16,669 ответов, три часа назад

Название фильма

  • Смотреть онлайн
  • Кадры из фильма
  • Трейлеры
  • Обзоры
  • С фильмом смотрят

Фильмы похожие на Спасение

Применение практики монашеского молчания вне религиозного контекста

Духовная практика молчания была распространена на медицинские учреждения под рубрикой «Целительство разума и тела». Доктор Джек Энглер, представитель буддийской традиции тхеравады, является директором Психиатрического центра Шиффа в Гарвардском университете и участвует в христианско-буддийском диалоге. Доктор Энгллер жил послушником в Гефсиманском аббатстве, которое связано с Мертоном, и изучал буддийские практики медитации в Бирме и Индии.

«Спасение»

#1 Neta

  • Капитул
  • 20 033 сообщений
    • Город южный
    • Вероисповед.: католичество

    Недавно состоялась премьера художественного фильма «Спасение», поставленного драматургом и режиссером Иваном Вырыпаевым. Картина повествует о польской о католической монахине, приехавшей в Тибет. Нам удалось связаться с режиссером и задать ему несколько вопросов о фильме.

    — Необычно, когда русский режиссер обращается к теме католической монахини, привычнее православие. Почему?

    — Для меня это фильм о моей стране, о России. И о главной проблеме в этой стране, проблеме коммуникации. Православной монахиня быть не могла, потому что в православии нет такой практики миссионерства. И тем более в Тибете нет православной миссии. А история эта для меня началась с того, что я узнал о существовании католического храма на высоте 4, 5 км в северном Тибете. И мы туда поехали с женой и познакомились с этим странным явление — в абсолютно буддийской культуре католический приход и католики тибетцы и священник тибетец и месса на тибетском. Почему? Чего этим людям не хватало в их религии? Вот все эти вопросы и привели меня к тому, что родилась идея фильма.

    — Вы говорили, что этот фильм не о религии, а о коммуникации. Казалось бы, должно быть много диалогов, но вышло наоборот. Почему?

    — Не в диалогах дело. Слов ровно столько сколько нам бы хотелось в этом фильме, ну может, можно было еще чуть меньше. Это фильм о человеке, который идет по пути. И посвящается он тем, кто знает, что такое идти по пути. Перед этими людьми я снимаю шляпу.

    — Почему фильм называется «Спасение»? Что значит этот термин для Вас?

    — Это слегка ироническое название, ведь, на самом деле, спасаться не от чего, да собственно, и некому. С точки зрения вселенной — все ок. Но человек ищет спасения от боли, от страдания, от скуки, от бессмысленности, ну и главное от смерти. И для многих людей на планете таким спасением является Бог. Но что это такое Бог? Вот ведь вопрос. Можно, конечно, просто принять на веру, концепцию какой-то религии, но является ли Бог нашим настоящим опытом. Вот, наверное, именно этого опыта-то и ищут настоящие искатели, опыта познания Бога. И это путь. И хвала тем безумцам, которые не побоялись спустить всю свою жизнь под откос, ряди поиска истины.

    — Готовясь к этому фильму, Вы даже прожили в католическом монастыре. Какие самые яркие впечатления?

    — Мы с женой жили в польском монастыре отца Березы, его уже нет на этом свете. Там монахи имеют зал для буддийских медитации дзен и часто медитируют вместе с дзен монахами, которые к ним приезжают. Они научились использовать буддийскую медитацию в своей христианской практике молитвы, и это дает большой эффект. Это все великий о. Томас Мертон их научил, а его научил Далай-лама.

    — Сейчас очень в России популярно оскорбляться в своих религиозных чувствах. Не боитесь, что фильм вызовет подобную реакцию?

    — Мой фильм никогда не может никого оскорбить. В нем нет этой энергии. Ну, конечно, сейчас и правда в России столько оскорбленных верующих, можно кусок мыла показать и какой-то священник напишет, что церковь в опасности. Но, если серьезно, то я не люблю всего этого эпатажа и заигрывания с религиями. Зачем людей трогать? Ну, если есть в тебе любовь, то и неси ее через свое творчество, на настоящую любовь не оскорбляются, максимум ее бояться, потому что она может взорвать сердце, а мы побаиваемся этого взрыва. Да что я вам говорю, в Евангелии же все об этом сказано.

    Беседовал Михаил Фатеев

    • Наверх

    #2 Владимир М.

  • Пользователи
  • 10 565 сообщений
    • Город Charcovia
    • Вероисповед.: РПЦ

    Neta (24 Июнь 2015 — 15:47) писал:

    • Наверх

    #3 Mitrich

  • Пользователи
  • 1 076 сообщений
    • Город Almaty
    • Вероисповед.: католичество

    Вот она, эта тибетская церковь, и есть.

    • Наверх

    #4 Mitrich

  • Пользователи
  • 1 076 сообщений
    • Город Almaty
    • Вероисповед.: католичество

    • Наверх

    #5 Neta

  • Капитул
  • 20 033 сообщений
    • Город южный
    • Вероисповед.: католичество
    • Наверх

    #6 Владимир М.

  • Пользователи
  • 10 565 сообщений
    • Город Charcovia
    • Вероисповед.: РПЦ
    • Наверх

    #7 Маричка

  • Пользователи
  • 2 698 сообщений
    • Город Зазеркалье
    • Вероисповед.: иудаизм
    • Наверх

    #8 Mitrich

  • Пользователи
  • 1 076 сообщений
    • Город Almaty
    • Вероисповед.: католичество

    Neta (25 Июнь 2015 — 11:49) писал:

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector