0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ас хомяков краткая биография. Алексей Хомяков: философ русской самобытности

Алексей Степанович Хомяков

Полное собрание сочинений

Философ, богослов, публицист, поэт, художник, член-корреспондент Санкт-Петербургской Академии наук.

Биография

Родился в Москве, на Ордынке, в старинной дворянской семье Хомяковых; отец — Степан Александрович Хомяков, мать — Марья Алексеевна, урождённая Киреевская. Получил домашнее образование. В 1821 году сдал экзамен на степень кандидата математических наук при Московском университете. Ко времени учения в Москве относятся первые стихотворные опыты Хомякова и перевод «Германии Тацита», напечатанный в «Трудах Общества Любителей Российской Словесности». В 1822 году Хомяков определился на военную службу сначала в Астраханский кирасирский полк, через год перевёлся в Петербург в конную гвардию. В 1825 году временно оставил службу и уехал за границу; занимался живописью в Париже, написал историческую драму «Ермак», поставленную на сцене только в 1829 году, а напечатанную лишь в 1832 году. В 1828—1829 годах Хомяков участвовал в русско-турецкой войне, после окончания которой в чине штаб-ротмистра вышел в отставку и уехал в своё имение, решив заняться хозяйством. Сотрудничал с различными журналами.

В 1836 году, 5 июля, он обвенчался с сестрой поэта Языкова, Екатериной Михайловной.

В статье «О старом и новом» (1839) им были выдвинуты основные теоретические положения славянофильства. В 1838 году он приступил к работе над своим основным историко-философским сочинением «Записки по всемирной истории».

В 1847 году Хомяков посетил Германию. С 1850 года особое внимание стал уделять религиозным вопросам, истории русского православия. Для Хомякова социализм и капитализм были в равной степени негативными отпрысками западного декадентства. Запад не смог решить духовные проблемы человечества, он увлекся конкуренцией и пренебрёг кооперацией. По его словам: «Рим сохранил единство ценой свободы, а протестанты обрели свободу ценой единства». Считал монархию единственно приемлемой для России формой государственного устройства, выступал за созыв «Земского собора», связывая с ним надежду на разрешение противоречия между «властью» и «землёй», возникшее в России в результате реформ Петра I.

Занимаясь лечением крестьян во время холерной эпидемии, заболел. Скончался 23 сентября (5 октября) 1860 года в селе Спешнево-Ивановском Рязанской губернии (ныне в Липецкой области). Похоронен в Даниловом монастыре рядом с Языковым и Гоголем. В советское время прах всех троих был перезахоронен на новом Новодевичьем кладбище.

Ю. Самарин писал о нём:
«Раз я жил у него в Ивановском. К нему съехалось несколько человек гостей, так что все комнаты были заняты и он перенес мою постель к себе. После ужина, после долгих разговоров, оживленных его неистощимою веселостью, мы улеглись, погасили свечи, и я заснул. Далеко за полночь я проснулся от какого-то говора в комнате. Утренняя заря едва-едва освещала ее. Не шевелясь и не подавая голоса, я начал всматриваться и вслушиваться. Он стоял на коленях перед походной своей иконой, руки были сложены крестом на подушке стула, голова покоилась на руках. До слуха моего доходили сдержанные рыдания. Это продолжалось до утра. Разумеется, я притворился спящим. На другой день он вышел к нам веселый, бодрый, с обычным добродушным своим смехом. От человека, всюду его сопровождавшего, я слышал, что это повторялось почти каждую ночь. «

Ас хомяков краткая биография. Алексей Хомяков: философ русской самобытности

Алексе́й Степа́нович Хомяко́в родился 1 мая (13 мая) 1804, Москва, Российская империя. Дата смерти — 23 сентября (5 октября) 1860, село Ивановское, Данковский уезд, Рязанская губерния, Российская империя. Русский поэт, художник, публицист, богослов, философ, основоположник раннего славянофильства, член-корреспондент Петербургской Академии наук (1856 г.).

Биография
Алексей Хомяков родился в Москве, на Ордынке, в старинной дворянской семье Хомяковых; отец — Степан Александрович Хомяков, мать — Марья Aлексеевна, урожденная Киреевская. Получил домашнее образование. В 1821 году сдал экзамен на степень кандидата математических наук при Московском университете. Ко времени учения в Москве относятся первые стихотворные опыты Хомякова и перевод «Германии Тацита», напечатанный в «Трудах Общества Любителей Российской Словесности». В 1822 году Хомяков определился на военную службу сначала в Астраханский кирасирский полк, через год перевёлся в Петербург в конную гвардию. В 1825 году временно оставил службу и уехал за границу; занимался живописью в Париже, написал историческую драму «Ермак», поставленную на сцене только в 1829 году, а напечатанную лишь в 1832 году. В 1828—1829 годах Хомяков участвовал в русско-турецкой войне, после окончания которой в чине штаб-ротмистра вышел в отставку и уехал в своё имение, решив заняться хозяйством. Сотрудничал с различными журналами.

В 1836 году, 5 июля, он обвенчался с сестрой поэта Языкова, Екатериной Михайловной.
В статье «О старом и новом» (1839) им были выдвинуты основные теоретические положения славянофильства. В 1838 году он приступил к работе над своим основным историко-философским сочинением «Записки по всемирной истории».

В 1847 году Хомяков посетил Германию. С 1850 года особое внимание стал уделять религиозным вопросам, истории русского православия. Для Хомякова социализм и капитализм были в равной степени негативными отпрысками западного декадентства. Запад не смог решить духовные проблемы человечества, он увлекся конкуренцией и пренебрёг кооперацией. По его словам: «Рим сохранил единство ценой свободы, а протестанты обрели свободу ценой единства». Считал монархию единственно приемлемой для России формой государственного устройства, выступал за созыв «Земского собора», связывая с ним надежду на разрешение противоречия между «властью» и «землёй», возникшее в России в результате реформ Петра I.
Занимаясь лечением крестьян во время холерной эпидемии, заболел. Скончался 23 сентября (5 октября) 1860 года в селе Спешнево-Ивановском Рязанской губернии (ныне в Липецкой области). Похоронен в Даниловом монастыре рядом с Языковым и Гоголем. В советское время прах всех троих был перезахоронен на новом Новодевичьем кладбище.

Сын Хомякова, Николай Хомяков — председатель III Государственной думы Российской империи.
Исторические взгляды А. С. Хомякова
Фундаментальный труд «Записки о всемирной истории» (Семирамида) остался незавершённым, однако сохранились журнальные статьи. Вещественный мир представлялся Хомякову лишь внешним выражением свободно творящего Духа (Бога), а материальные факторы общественного развития — его внешними проявлениями. История — процесс постепенного проявления полноты духа в общественной жизни человечества. Каждый народ в своем развитии выражает ту или иную сторону абсолюта. Соответственно, история народа представляла собой процесс проявления в его общественной жизни некой изначально присущей ему первичной идеи. Каждый народ обладал своей особой субстанцией, «началом».

В основе философии А. С. Хомякова лежал провиденциализм. Историческое развитие каждого народа предопределялось абсолютом. Однако в своём развитии народ в силу тех или иных причин может отклониться от него и не выполнить возложенной на него «миссии».

Понимание славянофилами (в том числе А. С. Хомяковым) процесса исторического развития того или иного народа как постепенного проявления его «начала» имело два неоспоримых преимущества. Во-первых, подобный подход подразумевал стремление понять смысл истории народа. Во-вторых, заставлял обратить особое внимание на специфику народной жизни (именно славянофилы первыми обратили серьёзное внимание на такое фундаментальное явление русской действительности, как сельская община).

Таинственный Хомяков: Мыслитель, проповедовавший русскую самобытность

5 октября 1860 года умер великий апологет самобытности и мировой значимости Русского мира. Основатель славянофильского движения, богослов, философ, поэт, изобретатель, полиглот, знавший 32 языка, отец девяти детей Алексей Степанович Хомяков

Таинственен путь русских мыслителей, так же как таинственна и закрыта от людских празднолюбопытных взоров всякая глубокая душа человеческая. Очень сложно объяснить феномен возрастания духа людей сильных, волевых, глубоко верующих и не склонных к публичным рефлексиям своих настроений.

Почти все современники, кроме крайних его недоброжелателей, вспоминают об Алексее Степановиче Хомякове (1804-1860 гг.) как об очень приятном, энергичном и веселом человеке. Для некоторых это внешнее поведение было трудно соединимо с представлением о серьезности и глубине духовной жизни, и они обманывались, называя Хомякова человеком, сугубо погруженным в бытовой мир деревенской барской жизни. По-видимому, Алексей Степанович допускал в свой внутренний мир очень немногих или даже вообще никого, а приоткрывался он лишь случайно, да и то лишь внимательным и деликатным людям.

Алексей Хомяков в молодости. Автопортрет. Фото: www.globallookpress.com

Существует рассказ Ю. Ф. Самарина (1819-1876 гг.) об одном виденном им собственными глазами случае из жизни Алексея Хомякова, в котором он невольно стал свидетелем проявления духовного мира знаменитого славянофила. Произошло это вскоре после смерти Екатерины Михайловны, жены Хомякова, в январе 1852 года.

Жизнь его раздвоилась, — пишет Самарин, — днем он работал, читал, говорил, занимался своими делами, отдавался каждому, кому до него было дело. Но когда наступала ночь и вокруг него все улегалось и умолкало, начиналась для него другая пора. Раз я жил у него в Ивановском. К нему съехалось несколько человек гостей, так что все комнаты были заняты, и он перенес мою постель к себе. После ужина, после долгих разговоров, оживленных и его неистощимою веселостию, мы улеглись, погасили свечи, и я заснул. Далеко за полночь проснулся от какого-то говора в комнате. Утренняя заря едва-едва освещала ее. Не шевелясь и не подавая голоса, я начал всматриваться и вслушиваться. Он стоял на коленях перед походной своей иконой, руки сложены крестом на подушке стула, голова покоилась на руках. До слуха моего доходили сдержанные рыдания. Это продолжалось до утра. Разумеется, я притворился спящим. На другой день он вышел к нам веселый, бодрый, с обычным своим добродушным смехом. От человека, всюду его сопровождавшего, я слышал, что это повторялось почти каждую ночь.

Исследователи, изучавшие жизнь и творчество А. С. Хомякова, конечно, если они способны к погружению в духовные составляющие крупных личностей, всегда писали о нем с нескрываемым удивлением. Его человеческая и писательская цельность удивляла не одно поколение пытавшихся понять процесс вызревания его гения. «Мы не знаем, — писал о Хомякове один из самых глубоких исследователей русской мысли, — как сложился его твердый духовный и умственный характер. Из того, что мы знаем о его молодых годах, сложение его мировоззрения мало объясняется. Создается впечатление, что Хомяков «родился», а не «стал»» (Флоровский Георгий, прот. Пути русского богословия. Вильнюс, 1991. С. 271).

Но это впечатление и у самого протоиерея Георгия Флоровского вскоре заменяется убеждением, что цельность духа у Хомякова — это результат его закаленности, прошедшей, быть может, через многие испытания и искушения, о которых история русской мысли просто не знает из-за отсутствия свидетельств.

Родившись в родовитой московской дворянской семье 1 мая (по старому стилю) 1804 года, Алексей Хомяков рос мальчиком впечатлительным, увлекающимся, с пытливым к разнообразным знаниям умом. Мать Хомякова (урожденная Киреевская), женщина властная, энергичная, умная и глубоко верующая, вероятно, имела сильное влияние на формирование личности Алексея. Она смогла привить сыну религиозную настроенность и церковное мировоззрение, заметные в нем уже с самого раннего возраста. Всю свою жизнь А. С. Хомяков соблюдал все посты, не пропускал праздничные и воскресные богослужения.

А ведь его юность выпала на времена, быть может, самые вольнодумные, заквашенные на революционных масонских и декабристских мечтаниях.

Фото: Sasha_Ivv / Shutterstock.com

Существует несколько известных рассказов из его детства, частично раскрывающих черты характера Хомякова и указывающих на способность тогдашних русских дворянских семей давать не только утонченное светское образование, но и цельное христианское воспитание. Так, обучаясь латинскому языку у аббата Boivin и заметив опечатку в папской булле, которую они переводили на русский язык, маленький Алексей спросил аббата, как тот может считать папу непогрешимым, если римский понтифик делает орфографические ошибки.

Интересен и рассказ о том впечатлении, которое произвел на десятилетнего Хомякова и его старшего брата Санкт-Петербург, показавшийся братьям языческим городом, в котором от них потребуют переменить веру. Они поклялись друг другу лучше претерпеть мучения, чем изменить Православию.

Столь же характерна для пылкой натуры, повсюду ищущей правды, и попытка семнадцатилетнего Алексея бежать из дома в Грецию на помощь православным грекам, восставшим против турецкого владычества. Накопив немного денег, достав фальшивый паспорт и длинный нож, юноша пустился в этот далекий путь, но, к счастью для него, был пойман недалеко от Москвы.

В 1821 году последовала его первая публикация — части перевода «Германии» Тацита.

Далее Алексей Хомяков оканчивает математическое отделение Императорского Московского университета со степенью кандидата наук, и отец в 1822 году отдает его в Астраханский кирасирский полк. Весной 1823 года он переводится в лейб-гвардии Конный полк в Санкт-Петербург.

Здесь Хомяков сводит множества знакомств, в том числе и с будущими декабристами, вступая с ними в многочисленные споры, считая всякий военный бунт безнравственным. Он приводил декабристов в бешенство, доказывая им, что они выступают за установление в России тирании вооруженного меньшинства, а вовсе не за свободу.

В середине 1825 года сам Алексей Хомяков выпрашивает бессрочный отпуск и уезжает на два года в Европу, большую часть времени находясь в Париже. Затем участвует в русско-турецкой войне 1828-1829 годов, где проявляет воинскую смелость и мужество.

В 1837 году умирает А. С. Пушкин, постепенно начинает ослабевать поэтический накал начала XIX столетия, приходит время философских размышлений. В преддверии знаменитых «сороковых годов» со статьи «О старом и новом» (1839 г.), по сути, начинается печатная проповедь славянофильского учения. Встает во весь свой гигантский рост вопрос о самобытности России, о ее дальнейшем онтологическом выборе пути развития.

А. С. Хомяков оптимистически утверждал этот новый путь. «Мы будем продвигаться вперед смело и безошибочно, — писал он в своем рассуждении «о старом и новом», — занимая случайные открытия Запада, но придавая им смысл более глубокий или открывая в них те человеческие начала, которые для Запада остались тайными, спрашивая у истории Церкви и законов ее — светил путеводительных для будущего нашего развития и воскрешая древние формы жизни русской, потому что они основаны на святости уз семейных и на неиспорченной индивидуальности нашего племени. Тогда в просвещенных и стройных размерах, в оригинальной красоте общества, соединяющего патриархальность быта областного с глубоким смыслом государства, представляющего нравственное и христианское лицо, воскреснет древняя Русь, но уже сознающая себя, а не случайная, полная сил живых и органических, а не колеблющаяся вечно между бытием и смертью».

Читать еще:  Подробный гороскоп по дате. Медицинский гороскоп здоровья

Сам А. С. Хомяков был удивительно разнообразным человеком. Его дочь Мария Алексеевна вспоминала о своем отце так:

А С любил всякое состязание (соревнование) словесное, умственное или физическое; он любил и диалектику, споры и с друзьями, и с знакомыми, и с раскольниками на Святой (в Кремле), любил и охоту с борзыми как природное состязание, любил скачки и верховую езду, игру на биллиарде, и шахматы, и с деревенскими соседями в карты в длинные осенние вечера, и фехтование, и стрельбу в цель» (Отдел письменных источников Государственного Исторического Музея).

Он был столь многосторонен, что С. Т. Аксаков говорил о нем, что «из Хомякова можно выкроить десять человек, и каждый будет лучше его».

Во всем этом он был абсолютно неподражаем, обаятелен и запоминаем. Хорошо его знавшие люди вспоминали, что основными чертами его характера были простота и веселость.

В «Былом и думах» Герцен (идейный противник славянофильства) писал о Хомякове следующим образом:

Ум сильный, подвижной средствами и неразборчивый на них, богатый памятью и быстрым соображением, он горячо и неутомимо переспорил всю свою жизнь. Боец без устали и отдыха, он бил и колол, нападал и преследовал, осыпал цитатами и остротами.

(Герцен А. И. Былое и думы. Ч. II. гл. XXX).

Одной из главных тем размышлений А. С. Хомякова была тема Церкви, смысл которой идеально передает название одной из его работ — «Церковь — одна». Он очень тонко чувствовал отличность Православной Церкви от католичества и протестантства и много писал об этом. Веру он понимал как общее дело: «Ты понимаешь писание, во сколько творишь дела, угодные мудрости, в тебе живущей. Но мудрость, живущая в тебе, не есть тебе данная лично, но тебе как члену Церкви, и дана тебе отчасти, не уничтожая совершенно твою личную ложь, — дана же Церкви в полноте истины и без примеси лжи. Посему не суди Церкви, но повинуйся ей, чтобы не отнялась от тебя мудрость».

Церковный опыт, святоотеческая традиция были главным мерилом церковности в его трудах. Католическому авторитету он противополагает свободу, но свободу, основанную не на праве, а на обязанности и единомыслии с Церковью.

Особое место в его творчестве занимают «Записки по всемирной истории», в которых начала исторического развития устанавливаются в связи с религиозным чувством и религиозными идеями. В дальнейшем эту историософскую инициативу А. С. Хомякова развил и продолжил Л. А. Тихомиров в своем капитальном труде «Религиозно-философские основы истории».

Из учения о Церкви А. С. Хомяков выводит и свою антропологию, главным постулатом которой является утверждение не самодостаточности личности как таковой. «Отдельная личность, — утверждает А. С. Хомяков, — есть совершенное бессилие и внутренний непримиримый разлад» (Полное собрание сочинений. Т. I. С. 161). Он говорит о том, что в каждой личности борются два начала: свободы и необходимости. Исходя из такого понимания, он выделяет два типа личности: одни, в которых преобладает принцип свободы (иранский тип, как он называет); другие, в которых господствует принцип необходимости (кушитский). Окончательное раскрытие иранского типа личности он видит в христианстве.

Основой его гносеологии был постулат о том, что «истина недоступна для отдельного мышления, доступна только совокупности мышлений, связанных любовью», причем любовью именно христианской и в Церкви. «Познание божественных истин, — пишет А. С. Хомяков, — дано взаимной любви христиан и не имеет другого блюстителя, кроме этой любви».

Таким образом, любой философский или историософский вопрос для А. С. Хомякова был неотъемлемо сопряжен с христианским учением. Это не было случайностью, поскольку сам А. С. Хомяков стремился к построению именно «христианской философии». Все, что он делал, он делал с убеждением, что поймут его только потомки. Так, еще в 1845 году в письме к Юрию Самарину он писал:

Мы должны знать, что никто из нас не доживет до жатвы, и что наш духовный и монашеский труд пашни, посева и полотья есть дело не только Русское, но и всемирное.

А позже тому же Самарину он напишет такие строки:

Мы передовые; а вот правило, которого в историях нет, но которое в истории несомненно: передовые люди не могут быть двигателями своей эпохи; они движут следующую, потому что современные им люди еще не готовы. Разве к старости иной счастливец доживет до начала проявления своей собственной, долго носимой мысли.

С осознанием невозможности увидеть плоды христианского возрождения во главе с православной Россией философ-славянофил умер 23 сентября 1860 года по старому стилю от холеры, от которой очень успешно лечил тысячи своих крестьян.

Алексей Хомяков: философ русской самобытности

На закате «Перестройки» православное общество столкнулось с не вполне характерной для него задачей. Казалось бы, годы гонений прошли, уже не было необходимости прятать нательные крестики, также как и ходить в храм, озираясь, «огородами». Более того, Священное Писание, давеча покупаемое у спекулянтов за две зарплаты, уже можно было совершенно бесплатно обрести у многочисленных заезжих миссионеров. Да и мудрый и степенный новопреставленный Патриарх Пимен с молодым и деятельным новопоставленным Патриархом Алексием регулярно выступали с голубых экранов Центрального Телевидения.

Но в то же время среди православных стали появляться серьезные расхождения, касающееся не только и не столько вопросов сугубо внутрицерковных. У многих появилась потребность в открытой социально-политической рефлексии (а у иных и деятельности), преломленной через призму православного миропонимания. Однако именно это и стало основой для разделения социально-рефлексирующих верующих на несколько «лагерей», ключевые из которых, по аналогии с политическими, принято называть «либеральным» и «консервативным».

Разумеется, устойчивые штампы, согласно которым церковные «либералы» хором читают Бердяева и Шмемана, помышляя об экуменизме и переводе богослужений на русский язык, а «консерваторы» молятся на портреты Победоносцева и Тихомирова (разумеется, оных не читая), мечтая о Самодержавии, Народности и посрамлении (а еще лучше – уничтожении) еретиков и иноверцев – имеют мало общего с реальностью. С другой стороны, основные тренды, в целом, выявлены верно – христианско-универсалистский и православно-самобытнический, хотя к «либерализму» и «консерватизму» основы обоих имеют очень отдаленное отношение.

И именно на последнем мне бы сегодня хотелось остановиться немного подробнее, не вдаваясь в детали разногласий, но рассмотрев один из истоков самобытнического направления в православной социальной и историософской мысли – большинству известное еще со школьной скамьи славянофильское движение середины позапрошлого века. Сделаю я это на примере одного из его основателей – великого русского мыслителя Алексея Степановича Хомякова, 150-летний юбилей памяти которого мы отмечаем сегодня.

Родился Алексей Хомяков 1 (13) мая 1804 года в семье представителя древнего дворянского рода (корни Хомяковых уходят в XVI век, хотя, по некоторым данным, сам род намного древнее), отставного гвардии поручика. Степан Хомяков, по описанию современников, отнюдь не придерживался почвеннического мировоззрения, но, напротив, был страстным англоманом и даже входил в число основателей знаменитого Английского Клуба в Москве. Однако другая страсть владела им куда сильнее – отец А.С. Хомякова был одержим карточной игрой и, в итоге, в своем же клубе, он проиграл почти все семейное состояние, больше миллиона рублей. После этого, как метко подмечает Сергей Хоружий в своей книге «Современные проблемы православного миросозерцания», «…в семействе произошла гендерная революция: мать философа, Мария Алексеевна Киреевская, дама сильного, властного, гордого характера, отстранила мужа от ведения дел и стала сама главою дома».

Нельзя сказать, чтобы эта «революция» отрицательно повлияла на формирование юного Алексея, который в итоге получил великолепное образование, позволившее в 1819 году 15-летнему Хомякову перевести с латыни очерк Тацита «Германия» (отрывок из перевода спустя 2 года был опубликован в «Трудах общества любителей российской словесности» при Московском университете). А уже в 17 лет Алексей сдал в Московском университете экзамен на степень кандидата математических наук. Разумеется, историческая степень не вполне соответствовала современной, однако здесь Хомякова можно сравнить, разве что с «кумиром» «православных универсалистов» Владимиром Сергеевичем Соловьевым. Последний был утвержден в кандидатской степени «лишь» в 20 лет.

Но далеко не это самое удивительное в начальном периоде хомяковской биографии. В итоге, так и не став ученым-математиком, молодой кандидат наук поступил на военную службу (сначала в Астраханский кирасирский полк, но через год перевелся в Петербург в конную гвардию, где увлекся поэзией – первые стихотворения молодого поэта увидели свет в альманахе Рылеева и Бестужева «Полярная звезда»). Но в 1825 году, не дожидаясь декабристского мятежа, в котором принимали участие и близкие знакомые Хомякова, молодой поручик оставил в 1825 году, уехав за границу.

Вдали от Родины Алексей Хомяков, еще до этого сблизившийся с кружком «любомудров», активно изучал немецкую классическую философию (в основном, И. Канта, И.Г. Фихте и Ф.В. Шеллинга), занимался живописью, а также написал историческую драму «Ермак». И здесь очень важно отметить, что в мировоззрении молодого мыслителя в тот период западные философские влияния достаточно органично сочетались с глубокой православной религиозностью и искренним патриотизмом. Как позднее напишет в своих воспоминаниях о Хомякове его личный друг – другой славянофил «первой волны» Александр Кошелев: «Я знал Хомякова 37 лет, и основные его убеждения 1823 г. остались те же и в 1860 г.».

В 1828-1829 годах Хомяков из патриотических побуждений добровольно принял участие в русско-турецкой войне (участвовал в боях в Белорусском гусарском полку, был отмечен наградами за храбрость и мужество). По окончании войны А.С. Хомяков вышел в отставку, решив заняться хозяйством в своих имениях Тульской, Рязанской и Смоленской губерний, а также литературным трудом. Одним из первых сочинений 30-х годов стала вторая историческая драма «Дмитрий Самозванец». Однако я не стану останавливаться на драматургическом и поэтическом творчестве мыслителя, но перейду непосредственного к его социально-политическому, историософскому и богословскому творчеству, принесшему А.С. Хомякову всемирную известность.

В течение 30-х годов XIX века у мыслителя сложилась стройная система взглядов, которую несколько позднее критики назовут «славянофильством», термином, который сами ранние славянофилы использовали крайне редко. Итогом мировоззренческой эволюции Хомякова стало написание им статьи «О старом и новом», изначально не предназначавшейся для печати и прочитанной зимой 1838-1839 гг. на одной из «сред» И.В. Киреевского в Москве. Именно в этой работе Хомяковым были обозначены ключевые темы дальнейших дискуссий славянофилов и западников: «Что лучше, старая или новая Россия? Много ли поступило чуждых стихий в её теперешнюю организацию. Много ли она утратила своих коренных начал и таковы ли были эти начала, чтобы нам о них сожалеть и стараться их воскресить?»

Не буду вдаваться в детали той внутриславянофильской полемики, которая возникла после прочтения Хомяковым этой статьи, замечу лишь, что другой выдающийся родоначальник славянофильства – хозяин вышеупомянутых «сред» Иван Киреевский написал на нее развернутый ответ. Полагаю, что тем читателям, которые уже одолели первую половину моего очерка, было бы небезынтересно познакомиться с обоими текстами не в пересказе.

Свои историософские взгляды Алексей Хомяков изложил в уникальном для того времени произведении «Семирамида», увы, так и незаконченном, но при этом самом большом по объему творении мыслителя. В «Семирамиде» мыслитель предпринял попытку систематического изложения смысла мировой истории, попытку, на тот момент сравнимую разве что с «Философией истории» Гегеля.

История у Хомякова представлена в виде многовековой борьбы двух противоположных духовных начал, названных им по именам двух древних цивилизаций «иранской» и «кушитской». Первое из них является символом свободы духа, второе – «преобладания вещественной необходимости». При этом сам А.С. Хомяков не абсолютизировал то или иное начало, но отмечал относительность данного деления, полагая, что «История уже не знает чистых племен. История не знает также чистых религий». И в то же время, единственным народом, сохранившим вплоть до XIX века иранский культурный и религиозный тип, мыслитель считал русский народ. При этом, критикуя Запад, Алексей Хомяков отнюдь не идеализировал российское прошлое, хотя и уповал на «воскресение Древней Руси», хранившей православный идеал соборности.

И именно на соборности, как одной из ключевых категорий философского и богословского творчества Хомякова (более того, он первым внес эту категорию в русский философский дискурс), стоит остановиться несколько подробнее, поскольку именно в соборности, по мнению мыслителя, и заключается основа русской самобытности. Разумеется, сам соборный идеал изначально не является чисто общественным, социальным, но зиждется на вероисповедном принципе, заключенном в девятом, экклесиологическом, члене «Символа веры»: «[Верую] во Едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь». Но, исходя из именно этого идеала, по мнению Хомякова, должна выстраиваться (а, если быть точнее, то «нисходить») социальная вертикаль – благодатное органическое единство верующего народа на основе Православной веры. В данном случае, помимо историософских произведений Хомякова имеет его крайне важный текст 40-х годов, опубликованный лишь в 1864 году, то есть уже после смерти автора. Это – относительно небольшая статья «Церковь одна», в которой Хомяков катехизически изложил собственное видение Церкви как живого организма: «Церковь не есть множество лиц в их личной отдельности, но единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати».

При этом очень важно отметить, что в основе своей критике Запада, а, точнее, западного общества Хомяков затрагивает очень важный гносеологический момент: отвергая с, по сути, интуитивистских позиций западный рационализм (опять-таки «кушитское» начало), мыслитель обосновывает необходимость цельного знания (т.н. «живознания»), источником которого также выступает соборность («совокупность мышлений, связанных любовью»). При этом в качестве основы западного отвержения «живого знания» Хомяков совершенно справедливо вычленяет католицизм, который, начиная еще с досхизматических времен (в частности, Блаженного Августина), пошел по сугубо рационалистическому пути.

Критикуя католицизм, Хомяков отмечал в последнем такой существенный недостаток, как ничем не ограниченное господство иерархии. С точки зрения мыслителя, то, что западная церковь фактически превратилась в институт власти, в корне противоречит духу христианского учения. С другой стороны, западный протестантизм в еще большей степени противоречит христианскому идеалу, поскольку является отступлением от апостольских и святоотеческих канонов и проявлением крайнего религиозного индивидуализма.

И в то же время, А.С. Хомякова нельзя назвать консервативным мыслителем. Так, он был последовательным сторонником реформирования России, в некоторых моментах более радикальным, чем некоторые либералы-западники. При этом, оставаясь славянофилом, он был противником западнического идеала «правового государства», справедливо считая основой общественной жизни не право, но нравственность. При этом, как и многие либералы, он выступал за освобождения крестьян с землей (что для того времени было очень радикальным суждением), а также выступал против цензуры, за свободу слова и печати.

Читать еще:  Валерий Панюшкин vs о.Сергий Круглов: Смешное чудо

На этом основании Николай Бердяев пришел в итоге даже к такому парадоксальному выводу, как: «Хомяков был, в сущности, либералом и демократом с народнической и антигосударственной окраской». Однако категоричность сего суждения осталась на совести талантливого, но очень часто противоречивого и непоследовательного автора (который, кстати, отнюдь не осуждал Хомякова, но, напротив, «защищал» от во многом вполне обоснованной критики со стороны священника Павла Флоренского).

И в то же время сам А.С. Хомяков, безусловно, считал православную монархию единственно приемлемой для России формой государственного устройства, хотя при этом выступал за созыв «Земского собора», связывая с ним надежду на разрешение противоречия между «властью» и «землей», возникшее в России в результате западнических реформ Петра I.

К сожалению, Хомяков прожил не столь долгую жизнь, а потому не смог ответить на многие вопросы, которые были заданы ему уже после его кончины. Скончался же мыслитель исключительно по-христиански. Занимаясь лечением крестьян во время холерной эпидемии, он заразился и очень быстро болезнь его сломила. Скончался Алексей Степанович 23 сентября (5 октября) 1860 года в своем родовом селе Спешнево-Ивановском, после чего его прах был перевезен в Москву и погребен на кладбище Свято-Данилова монастыря.

В 1931 году прах Хомякова перенесли на Новодевичье кладбище. И, по некоторым данным, когда тело Алексея Степановича эксгумировали, оно оказалось нетленным. Хотя одно это, конечно же, не является основанием для канонизации, о необходимости которой несколько лет назад поговаривали некоторые исследователи жизни и творчества этого великого русского философа.

Алексей Хомяков, русский философ и поэт: биография, творчество

Алексей Хомяков, биография и творчество которого являются предметом настоящего обзора, был крупнейшим представителем славянофильского направления в науке и философии. Его литературное наследие знаменует целый этап в развитии общественно-политической мысли России в 19 веке. Его стихотворные произведения отличаются глубиной мысли и философским осмыслением путей развития нашей страны по сравнению с западноевропейскими государствами.

Кратко о биографии

Алексей Хомяков родился в Москве в 1804 году, в потомственной дворянской семье. Он получил домашнее образование, сдал экзамен на кандидата математических наук при Московском университете. Впоследствии будущий философ и публицист поступил на военную службу, состоял в войсках в Астрахани, потом перевелся в столицу. Через некоторое время он оставил службу и занялся публицистикой. Он путешествовал, занимался живописью и литературой. В первой половине 19 века мыслитель стал идеологом возникновения славянофильского движения в общественно-политической мысли. Он был женат на сестре поэта Языкова. Алексей Хомяков заболел, занимаясь лечением крестьян во время эпидемии, от этого он и скончался. Его сын был председателем III Государственной думы.

Особенности эпохи

Литературная деятельность ученого протекала в обстановке оживления общественно-политической мысли. Это было время, когда среди образованных кругов общества шли оживленные споры относительно путей развития России, ее сравнения с историей западноевропейских стран. В 19 веке наблюдался интерес не только к прошлому, но и к настоящему политическому положению государства на международной арене. Ведь в то время наша страна принимала активное участие в европейских делах, осваивая культурное пространство Западной Европы. Естественно, что в таких условиях у интеллигенции возник интерес к определению национального, самобытного пути развития нашей страны. Многие пытались осмыслить прошлое страны в контексте ее нового геополитического положения. Таковы были предпосылки, определившие взгляды ученого.

Философия

Алексей Хомяков создал свою уникальную систему философских взглядов, которая, по существу, не утратила своего значения и поныне. Его статьи и работы до сих пор активно изучаются на исторических факультетах, и даже в школе учеников знакомят с его мыслями относительно особенностей исторического пути развития России.

Система представлений мыслителя по данной теме и впрямь отличается оригинальностью. Впрочем, сначала следует отметить, каковы были его взгляды на всемирно-исторический процесс вообще. Этому посвящен его неоконченный труд «Записки о всемирной истории». Алексей Хомяков полагал, что в его основе лежит принцип раскрытия народных начал. Каждый народ, по его мнению, является носителем определенного начала, которое раскрывается в ходе его исторического развития. В древние времена, по утверждению философа, шла борьба между двумя порядками: свободой и необходимостью. Поначалу европейские страны развивались по пути свободы, но в 18-19 веках отклонились от этого направления вследствие революционных потрясений.

О России

С той же общефилософской позиции Хомяков Алексей Степанович подошел и к анализу истории России. По его мнению, народным началом нашей страны является община. Данный социальный институт он понимал не столько как общественный организм, сколько как этическую общность людей, связанных нравственным коллективизмом, чувством внутренней свободы и правды. В это понятие мыслитель вкладывал нравственное содержание, считая, что именно община стала материальным выражением присущей русскому народу соборности. Хомяков Алексей Степанович считал, что путь развития России отличается от западноевропейского. Главное значение он отводил при этом православной религии, которая и определяет историю нашей страны, в то время как Запад отошел от этого вероучения.

О начале государств

Еще одно отличие он видел в путях образования политических систем в обществе. В западноевропейских государствах произошло завоевание территорий, в то время как в нашей стране династия была установлена путем призвания. Последнему обстоятельству автор придавал принципиальное значение. Хомяков Алексей Степанович, философия которого положила начало славянофильскому направлению, считал, что данный факт во многом определил мирное развитие России. Однако он не считал, что древняя русская история была лишена каких-либо противоречий.

Дискуссия

В этом отношении он разошелся во взглядах с другим известным и видным представителем славянофильства И. Киреевским. Последний в одной из своих статей писал о том, что допетровская Русь была лишена каких-либо социальных противоречий. Хомяков Алексей Степанович, книги которого в то время определяли развитие славянофильского движения, возразил ему в работе «По поводу статьи Киреевского “О просвещении Европы”». Автор считал, что еще в древней Руси зародилось противоречие между земским, общинным, областным миром и княжеским, государственным началом, которое олицетворяла дружина. Эти стороны не пришли к окончательному консенсусу, в конце концов восторжествовало государственное начало, однако коллективизм сохранился и проявился в созыве Земских соборов, значение которых, по мнению автора, состояло в том, что они выражали волю всей земли. Исследователь полагал, что именно этот институт, а также община впоследствии определят развитие России.

Литературное творчество

Помимо философских и историософских изысканий, Хомяков занимался и художественным творчеством. Ему принадлежат стихотворные произведения «Ермак», «Дмитрий Самозванец». Особо следует отметить его стихотворения философского содержания. В них автор отчетливо выразил свои мысли о путях развития России и западноевропейских государств. Он высказывал мысль об особом, национально-самобытном пути развития нашей страны. Поэтому его стихотворные произведения отличаются патриотической направленностью. Многие из них имеют религиозную тематику (например, стихотворение «Ночь»). Восхваляя Россию, он вместе с тем отмечал и недостатки в ее общественно-политическом устройстве (стихотворение «О России»). В его лирических по содержанию произведениях также звучит мотив сравнения путей развития России и Запада («Мечта»). Стихи Алексея Хомякова позволяют лучше понять его историософскую концепцию исторического развития.

Значение творчества

Роль этого философа в общественно-политической жизни России в 19 веке огромна. Именно он стал основателем славянофильского течения в нашей стране. Его статья «О старом и новом» положила основу размышлениям целого ряда мыслителей об особенностях развития истории. Вслед за ним многие философы обратились к разработке темы национальных особенностей России (братья Аксаковы, Погодин и другие). Вклад в историософскую мысль Хомякова огромен. Он поставил проблему особенностей исторического пути России на философский уровень. Прежде никто из ученых не делал подобного рода широких обобщений, хотя автора нельзя назвать в полном смысле историком, поскольку его интересовали общие понятия и обобщения, а не конкретный материал. Тем не менее его выводы и заключения весьма интересны для понимания общественно-политической мысли рассматриваемого времени.

Слово и дело Алексея Хомякова

200 ЛЕТ НАЗАД РОДИЛСЯ ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ФИЛОСОФ

МАТЕРИНСКИЙ НАКАЗ

…Когда Федор и Алексей «пришли в возраст», мать призвала их к себе и сказала:

– По нынешним понятиям мужчины вроде бы пользуются свободой. А по-христиански мужчина должен так же строго блюсти свою чистоту, как и женщина. Целомудрие – вот удел людей до брака: и незамужних, и неженатых. Поэтому я хочу, чтобы вы дали мне клятву, что не вступите в связь ни с одною женщиною до тех пор, пока не вступите в брак, выбрав вашу единственную. Поклянитесь.

Когда сыновья поклялись, мать прибавила:

– А буде кто нарушит свою клятву, тому я откажу в последнем благословении.

Оба ее сына сдержали данное слово.

Этот эпизод, рисующий личную, можно даже сказать интимную сторону жизни общественного деятеля, на самом деле, чрезвычайно важен для понимания сути всего богословия, всей философии и публицистики Хомякова. Ключевыми ее моментами являются целомудрие и послушание. Насколько маловажны были эти понятия для петербургского и даже московского общества первой половины XIX века, можно судить хотя бы по книгам. «Евгений Онегин», «Маскарад», «Герой нашего времени» до сих пор с легкостью бросают читателя в водоворот страстей и интриг, где человеку можно выбрать роль благородного героя или подлеца, но откуда, кажется, нет никакого выхода. Хомяков даже не вступил в этот круг. Если сравнить его частную жизнь с частной жизнью его литературных и общественных противников, она окажется чрезвычайно бедной «роковыми событиями».

Дело не только в сравнительно поздней, в 32 года, женитьбе на Екатерине Языковой. Еще за семь лет до этого после ранней смерти старшего брата Алексей Степанович полностью посвящает себя семье, то есть заботе о своих нестарых еще родителях. Это ставит крест и на его военной карьере, и на возможности продвинуться по гражданской службе, и на успехе его стихов и статей. Чтобы выбиться в люди, дворянину надо постоянно вращаться в свете. Хомяков же, по мнению современников, заживо похоронил себя в деревне. В столицы он только наезжал. И, судя по всему, такая жизнь не была для него в тягость. Может быть, первый из русских общественных деятелей, он не просто любил деревенскую жизнь, но и умел жить ей во всей полноте.

– Уметь жить даром, за счет труда доставшихся по наследству крепостных, ничего не стоит, – скажет иной читатель. Скажет и ошибется, ведь Хомяков не только раньше и громче других выступил в московских салонах за отмену крепостного права, но и сумел защитить своих крестьян и от губернского суда, и от холеры, с эпидемиями которой он неоднократно и успешно боролся в своем уезде.

Съездив однажды на лето в Англию, и написав о своем путешествии замечательную статью с похвалами английским порядкам и нравам, Хомяков не переменил после этого своей веры и своего образа жизни, не перестал любить Россию. Его жизнь, его семья, его усадьба, и, в конечном итоге, его страна не казались ему скучными, требующими какой-то постоянной приправы, в виде амурной интриги или политической реформы. Напротив, ему доставляло удовольствие лишний раз видеть те же родные лица, вновь и вновь участвовать в церковной службе, вчитываться в русские летописи, слушать народные песни, постигать происхождение и смысл древних обычаев своей земли и отстаивать их перед лицом наскоро «просветившихся» современников. Не ради красного словца или «политических соображений», а ради семейной любви к своему Отечеству. Любви, достигнуть которой оказалось возможным, только строго соблюдая самые необычные и старомодные просьбы матери.

АНЕКДОТ С БОРОДОЙ

Почти то же самое можно сказать и о жизни его ближайших друзей-славянофилов: братьях Киреевских, отце и сыновьях Аксаковых, Самарине, Кошелеве, Языкове. Но все они, так или иначе, когда-то «переболели» «охотой к перемене мест», страстью к чужестранной философии или литературе. После «выздоровления» это отзывалось у них подчеркнутой, доходящей иногда до крайностей критикой всего «западного». Противники часто использовали в спорах эту их слабость, для того, чтобы лишний раз выставить славянофилов на смех. Хомякова же, при всем желании, невозможно было уличить в шовинизме. Он легко отдавал должное заслугам и святыням других народов, они лишь укрепляли его веру в самобытное русское начало. Но вот в борьбе за признание и торжество этого начала со своими «объевропеившимися» соотечественниками Хомяков был бескомпромиссен. И здесь он не боялся показаться смешным.

Так в середине 1840-х годов Алексей Степанович начинает появляться в лучших московских и петербургских гостиных… с бородой. Это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Впервые со времен Петра I, законодательно предписавшего бритье не только дворянам, солдатам и чиновникам, но всем мало-мальски значимым в России лицам, кроме купцов и духовенства, представитель благородного сословия осмеливается показаться обросшим. И где?! Не в своем имении, не на походном бивуаке, а в свете! Хомяковская борода стала и сенсацией, и манифестом, который сразу подхватили остальные славянофилы. К бороде постепенно прибавились меховые шапки, сапоги, кафтаны, поддевки и архалуки, отороченные мехом зипуны. Отчаянный Константин Аксаков некоторое время даже ходил в красной рубахе и заправленных в сапоги плисовых шароварах. Это было уже чересчур. Ведь целью демонстрации этого своеобразного модельного ряда было не облачить помещиков в некий абстрактный «народный костюм», а вернуть им традиционный для русского дворянского сословия внешний вид. А там, глядишь, появятся и связь с собственным народом, и интерес к его внутренней жизни. Те самые, которые были потеряны после Петра.

Оторопевшее общество сперва обрушилось на эту «изуверскую выдумку» с бранью и едкими насмешками. В травле приняли участие не только Белинский, Герцен и Огарев, но и Некрасов, Тургенев, даже сочувствовавший славянофилам Аполлон Григорьев. Битва кончилась изданием в апреле 1849 года специального императорского указа, в котором Николай I заявил, что ему «неугодно, чтоб русские дворяне носили бороды, ибо, – продолжал он далее, – с некоторого времени из всех губерний получаются известия, что число бород очень умножилось». Но дело было сделано. Русское общество обратило внимание на ненормальность «крепостного состояния» своего лица. Через 10 лет самой плохонькой бородкой спешили обзавестись уже все ее прежние гонители. А через 32 года на петербургский трон впервые взошел бородатый царь, Александр III, открыто провозгласивший целью своей политики, национальные интересы России.

Хомяков вряд ли составлял столь далеко идущие планы. Между прочим, царский указ 1849 года не привел его в уныние. Друзья переживали, горячились, ходили в полицию и, в конце концов, вынуждены были уступить. Алексей Степанович, верный и здесь заветам материнского послушания, покорился легко. Он побрился, уехал в деревню… и вновь отрастил там бороду. Его влекла не столько любовь к щетине, сколько любовь к свободе. Свободе и праву быть русским, то есть самим собой, так, как это испокон веков повелось в России.

Читать еще:  Курение убивает: антитабачная реклама на каждой пачке сигарет

ГЛАС ВОПИЮЩЕГО…

Однако интерес к Хомякову не погас. И в Советской России, и в эмиграции русские с каждым десятилетием все охотнее читали именно его, а не приведших Россию к краху Белинского и Герцена. И хотя тираж двух вышедших в конце 80-х – начале 90-х годов переизданий явно недостаточен, эти книги заново открыли думы Хомякова целому поколению. Мысли о русской крестьянской общине и о византийской иконописи, о славянском братстве и о немецкой науке, о русской литературе, о живописи, о народных песнях, письма к европейским теологам о сущности православия и его значении в русской истории, – все это и сегодня читается с интересом. При повторном прочтении обнаруживается любопытнейшая деталь, Хомяков, считавшийся при жизни «оригинальным мыслителем» и даже «парадоксалистом», претендует на оригинальность лишь в смысле стремления к подлинности. Его статьи основаны на общеизвестных фактах, а тон на редкость спокоен.

«То, что называем мы общим духом школы, признающей над собой высший суд закона христианского, – пишет он в своей «Записке об общественном воспитании в России», – не только не противно некоторой свободе в преподавании наук, но еще требует этой свободы. Всякая наука должна выговаривать свои современные выводы прямо и открыто, без унизительной лжи, без смешных натяжек, без умалчиванья, которое слишком легко может быть обличено. Нет сомненья, что положения некоторых наук положительных, как геология, фактических, как история, или умозрительных, как философия, кажутся не вполне согласными с историческими показаниями Священного Писания или с его догматической системой. Науки не совершили круга своего, и мы еще не достигли их окончательных выводов. Точно также не достигли мы и полного познания Священного Писания. Сомнения и кажущиеся несогласия должны являться; но только смелым допущением их и вызовом наук к дальнейшему развитию может вера показать свою твердость и неколебимость. Заставляя другие науки лгать или молчать, она подрывает не их авторитет, а свой собственный. Опасна не свобода наук, опасно немецкое суеверие в непреложность наук на каждом шагу их развития. Это суеверие, вредное для наук, и еще вреднейшее для религии, должно быть устранено из всякого преподавания».

Перед нами настоящее чудо. Одним абзацем автор снимает многовековое, центральное для европейской мысли противоречие между церковью и просвещением, между верой и разумом. Но стороны предпочитают, не заметив арбитра, продолжить свой спор уже на новой, российской территории.

Когда один из самых ярких русских рационалистов Александр Герцен в 1842–43 годах выступил в «Отечественных записках» с циклом статей «Дилетантизм в науке», где давал право «науке» нисколько не беречь церковных и народных преданий, даже личных человеческих убеждений, как только они противоречат нуждам «просвещения» и «доводам разума», Хомяков возразил ему еще более резко. «Истинное просвещение есть разумное просветление всего духовного состава в человеке или народе. Оно может соединяться с наукою, ибо наука есть одно из его явлений, но оно сильно и без наукообразного знания, наука же – одностороннее его развитие – бессильна и ничтожна без него». Герцен не ответил, никогда не обмолвился об этом ни словом.

«Всякая наша личная прихоть‚ а еще более всякая полудетская мечта о каком-нибудь улучшении‚ выдуманная нашим мелким рассудком‚ дают нам право отстранить или нарушить всякий обычай народный‚ какой бы он ни был общий‚ какой бы он ни был древний», – с горечью писал Алексей Степанович. В этой мысли нет ничего нового, однако она одинаково преследовалась цензурой и в 1848-м, и в 1918 году. Она оказывается злободневной и сегодня, когда новая «российская элита» проводит над своим народом очередные рискованные эксперименты.

– Но интеллигенция – тоже народ, – возразят здесь многие.

– Принадлежать народу – значит с полною разумною волею сознавать и любить нравственный и духовный закон, проявлявшийся в его историческом развитии. Мы России не знаем! – самокритично отвечает им Хомяков. Он, всю жизнь проживший в самой гуще народной стихии и посвятивший себя ее изучению, тем не менее, не решается назвать себя «экспертом».

Русскому обществу потребовалось 200 лет, чтобы осознать, что высмеянные им странности и «чудачества» Хомякова были (и остаются!) лишь отражением, диагнозом болезней самого общества. Что все парадоксы и банальности в его статьях являют собой не безумие или каприз автора, а Правду. Ту Правду, которую люди, ослепленные самолюбием и другими страстями, хотели бы забыть и навсегда оставить в прошлом. Ту Правду, что, в конце концов, переживет их память и сумеет сохранить от забвения имя и честь человека, жившего Ей и бескорыстно Ее защищавшего.

Хомяков, Алексей Степанович

23 сентября (5 октября) 1860 ( 1860-10-05 ) (56 лет)

Содержание

Биография

Алексей Хомяков родился в Москве, на Ордынке в старинной дворянской семье. Получил домашнее образование. В 1821 году сдал экзамен на степень кандидата математических наук при Московском университете. Весьма активно печатается (стихи, переводы). В 1822 году Хомяков определяется на военную службу сначала в Астраханский кирасирский полк, через год переводится в Петербург в конную гвардию. В 1825 году оставляет службу, уезжает за границу, занимается живописью, пишет историческую драму «Ермак». В 1828—1829 годах Хомяков участвует в русско-турецкой войне, после окончания которой выходит в отставку и уезжает в своё имение, решив заняться хозяйством. Сотрудничает с различными журналами.

В 1836 году женится на сестре поэта Языкова, Екатерине Михайловне. В статье «О старом и новом» (1839) выдвигает основные теоретические положения славянофильства. В 1838 году приступает к работе над своим основным историко-философским сочинением «Записки по всемирной истории». В 1847 году Хомяков посещает Германию.

С 1850 года особое внимание уделял религиозным вопросам, истории русского православия. Для Хомякова социализм и капитализм были в равной степени негативными отпрысками западного декадентства. Запад не смог решить духовные проблемы человечества, он увлекся конкуренцией и пренебрёг кооперацией. По его словам: «Рим сохранил единство ценой свободы, а протестанты обрели свободу ценой единства» [1] . Считал монархию единственно приемлемой для России формой государственного устройства, выступал за созыв «Земского собора», связывая с ним надежду на разрешение противоречия между «властью» и «землёй», возникшее в России в результате реформ Петра I [2] .

Занимаясь лечением крестьян во время холерной эпидемии, заболел. Скончался 23 сентября (5 октября) 1860 года в селе Спешнево-Ивановском Рязанской губернии (ныне в Липецкой области). Похоронен в Даниловом монастыре рядом с Языковым и Гоголем. В советское время прах всех троих был перезахоронен на новом Новодевичьем кладбище.

Сын Хомякова, Николай Хомяков — председатель III Государственной думы Российской империи.

Исторические взгляды А. С. Хомякова

Фундаментальный труд «Записки о всемирной истории» (Семирамида) остался незавершённым, однако сохранились журнальные статьи. Вещественный мир представлялся Хомякову лишь внешним выражением свободно творящего духа (Бога), а материальные факторы общественного развития — его внешними проявлениями. История — процесс постепенного проявления полноты духа в общественной жизни человечества. Каждый народ в своем развитии выражает ту или иную сторону абсолюта. Соответственно, история народа представляла собой процесс проявления в его общественной жизни некой изначально присущей ему первичной идеи. Каждый народ обладал своей особой субстанцией, «началом».

В основе философии А. С. Хомякова лежал провиденциализм. Историческое развитие каждого народа предопределялось абсолютом. Однако в своём развитии народ в силу тех или иных причин может отклониться от него и не выполнить возложенной на него «миссии».

Понимание славянофилами (в том числе А. С. Хомяковым) процесса исторического развития того или иного народа как постепенного проявления его «начала» имело два неоспоримых преимущества. Во-первых, подобный подход подразумевал стремление понять смысл истории народа. Во-вторых, заставлял обратить особое внимание на специфику народной жизни (именно славянофилы первыми обратили серьёзное внимание на такое фундаментальное явление русской действительности, как сельская община) [3] .

Примечания

  1. История русской философии, Николай ЛосскийISBN 978-0823680740 с. 87
  2. Биография на сайте «Хронос».
  3. Историография истории России до 1917 г. / под ред. М. Ю. Лачаевой. — М.: ВЛАДОС, 2004. — с. 270—271.

Библиография

  • Полное собрание сочинений в 2х томах с разбитием на страницы
    • Полное собрание сочинений. Том 1. М.: 3 изд. 1900. — 408 с.
    • Полное собрание сочинений. Том 2. М.: 3 изд. 1886. — 450 с.
  • Полное собраніе сочиненій. Томъ I—VIII. Москва, 1900—1914.
  • Сочинения в 2-х томах («Из истории отечественной философской мысли»). Москва, 1994.
  • Lea B.Virághalmy: A homjakovi ekkléziológia szókincsének szemantikai elemzése. Будапешт, 2002.
  • Antonella Cavazza: A. S. Chomjakov. Opinione di un russo sugli stranieri. Bologna, 1997.
  • Albert Gratieux: A.S. Khomiakov et le Mouvement Slavophile (In: Unam Sanctam 5-6). Paris, 1939.
  • Georgio Paša: Homjakovi doctrina de Ecclesia. Excerpta ex dissertatione ad lauream in facultate Theologica Pontificiae Universitatis Gregorianae. Zagrebiae, 1943. 38 p.
  • Peter Plank: Parapolimena zur Ekklesiologie A. S. Chomjakovs // Ostkirchliche Studien. Würzburg, 1980. pp.3–29.
  • John S. Romanides: Orthodox Ecclesiology According to Alexis Khomiakov // The Greek Orthodox Theological Review 1956/II.1. pp. 57–73.
  • Bernhard Schultze S.J.: Chomjakows Lehre über die Eucharistie // Orientalia Christiana Periodica. Vol. XIV. N0 I—II. Roma, 1948. pp. 138–161.
  • Ernst Christoph Suttner: Offenbarung, Gnade und Kirche bei A.S. Chomjakov. // Das östliche Christentum. Neue Folge 20. Würzburg, 1967. 200 p.
  • Jurij Samarin: Préface aux oeuvres théologiques de A.S. Khomiakov. // Unam Sanctam 7. Paris, 1939. 95 p.
  • Marcin Ks. Wojciechowski: Nieomylosc Kosciola Chrystusowego wedlug A. Chomiakowa i jego zwolenników. Lublin, 1938. 187 p.
  • «А. С. Хомяков как философ». 1904.
  • Бердяев Н. «Алексей Степанович Хомяков». 1912.
  • Бердяев Н. «Хомяков и свящ. Флоренский». 1917.
  • Зеньковский В. «Начало „славянофильства“. А. С. Хомяков». 1948.
  • Святополк-Мирский Д. П.«Славянофилы (Хомяков. Киреевский)». 1926.
  • Кошелев В. А. «Пушкин и Хомяков». 1987.
  • Муравьев Вл. «А. С. Хомяков». 1988.
  • Протодиакон Владимир Цуриков. «А. С. Хомяков: Поэт, Философ, Теолог». Джорданвилль, 2004.
  • Сухов А. Д. Хомяков, философ славянофильства / Институт философии РАН. — М .: ИФ РАН, 1993. — 88 с. — 250 экз. — ISBN 5-201-01838-6 (обл.)

Ссылки

Алексей Хомяков в Викицитатнике ?
Алексей Хомяков в Викитеке ?
Алексей Хомяков на Викискладе ?
  • Три стихотворения в переводах на английский язык
  • Перевод стихотворения «К России» на латинский язык
  • А. С. Хомяков — Музейно-архитектурный комплекс с. Богучарово
  • Хомяков А. С. Стихотворения
  • Библиотека о. Якова Кротова: Алексей Хомяков
  • — Открытая православная энциклопедия «Древо»
  • Хомяков, Алексей Степанович в библиотеке Максима Мошкова
  • Хомяков А. С. Политические письма 1848 года
  • Хомяков Алексей Степанович — статья на портале «Институт Русской цивилизации»
  • Просветительский журнал «Наше наследие» — 200 лет со дня рождения А. С. Хомякова
  • «Новый Журнал»: Дмитрий Анашкин «А. С. Хомяков — богослов, философ, поэт», 2003, № 233.
  • Сайт о А. С. Хомякове
Русская философия
ЗападничествоЧаадаев • Белинский • Грановский
Славянофильство, почвенничество, панславизмХомяков • И. Киреевский • И. Аксаков • Страхов • Леонтьев • Данилевский • Самарин
«Революционная демократия»Чернышевский • Добролюбов • Писарев
Русская религиозная философияДостоевский • Соловьёв • Розанов • Шестов • Лосский • Булгаков • Бердяев • Вышеславцев • Карсавин • Флоренский • Франк • Ильин • Федотов • Лосев • Цертелев
Народничество, анархизм и марксизмГерцен • Бакунин • Лавров • Ткачев • Кропоткин • Плеханов • Ленин
ТеософияЛодыженский • Блаватская
Русский космизмФёдоров • Циолковский • Вернадский • Чижевский

Wikimedia Foundation . 2010 .

  • Альперт, Макс Владимирович
  • Жиро де Сен-Фаржо, Пьер Огюстен Эзеб

Полезное

Смотреть что такое «Хомяков, Алексей Степанович» в других словарях:

Хомяков Алексей Степанович — Алексей Степанович Хомяков Дата и место рождения: 1804 Дата и место смерти: 1860 Школа/традиция … Википедия

Хомяков, Алексей Степанович — сын Степана Александровича Хомякова и Марьи Aлексеевны, урожденной Киреевской, род. 1 мая 1804 г. в Москве, умер 23 сентября 1860 г. в селе Ивановском Донковского уезда, Рязанской губернии. И по отцу, и по матери Х. принадлежал к старинному… … Большая биографическая энциклопедия

Хомяков Алексей Степанович — (1804 60), рус. философ, поэт и публицист, член кружка «любомудров», впоследствии один из вождей славянофильства (см. Славянофилы). В 1820 е гг. печатал свои произв. в «Моск. вестнике», в т.ч. стих. «Три стакана шампанского» (1828), из к рого Л.… … Лермонтовская энциклопедия

Хомяков Алексей Степанович — [1(13).5.1804, Москва, ‒ 23.9(5.10).1860, с. Ивановское, ныне Данковского района Липецкой области], русский религиозный философ, поэт, публицист; основатель славянофильства (см. Славянофилы). Из старинного дворянского рода. Получил домашнее… … Большая советская энциклопедия

ХОМЯКОВ Алексей Степанович — (1804 60) русский религиозный философ, писатель, поэт, публицист, один из основоположников славянофильства, член корреспондент Петербургской АН (1856). Ориентация на восточную патристику (учение о соборности и др.) сочеталась у Хомякова с… … Большой Энциклопедический словарь

Хомяков Алексей Степанович — Хомяков (Алексей Степанович) один из наиболее видных вождей славянофильства (см. XXX, 307). Родился в Москве 1 мая 1804 г. Отец Х., Степан Александрович (умер в 1836 г.), был слабовольный человек; член английского клуба и игрок, он проиграл более … Биографический словарь

Хомяков, Алексей Степанович — ХОМЯКОВ Алексей Степанович (1804 60), российский религиозный философ, поэт, публицист, один из основоположников славянофильства. Ориентация на восточную патристику (учение о “соборности” и др.) сочеталась у Хомякова с элементами философского… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

Хомяков Алексей Степанович — (1804 1860), православный богослов, философ, писатель, поэт, публицист, один из основоположников славянофильства (статья «О старом и новом», 1839), член корреспондент Петербургской АН (1856). Ориентация на восточную патристику (учение о… … Энциклопедический словарь

ХОМЯКОВ Алексей Степанович — (1(13).05.1804, Москва 23.09(5.10). 1860, с. Ивановское Рязанской губ.) философ, поэт, публицист. Родом из старинной дворянской семьи. В 1822 г. сдал экзамен при Московском ун те на степень кандидата математических наук, затем поступил на… … Русская Философия. Энциклопедия

ХОМЯКОВ Алексей Степанович — (1804—60), русский поэт, публицист. Стихи филос. религ., ист. и публицистич. содержания, в т. ч. «России» (1854, распространялось в списках). Стихотв. трагедии «Ермак» (пост. 1827, опубл. 1832), «Димитрий Самозванец» (1833). Статьи, в т. ч.… … Литературный энциклопедический словарь

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector