9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

История Чернобыля

История города Чернобыль начинается с 1193 года, назвали его из-за полыни, в древние времена ее называли чернобыльником.

Город расположен на реке Припять, он не всегда находился на территории Украины.

В 1548 году город входил в состав Великого Княжества Литовского и являлся уездным центром.

Несмотря на свою значимость, городское поселение использовалось для размещения евреев.

В 1793 город Чернобыль вошел в состав Российской империи, на этот момент численность населения составляла около десяти тысяч человек, при этом 70% из них являлись евреями.

В городе неоднократно происходили погромы, жертвами которых становились евреи, а в период Первой мировой войны город был оккупирован.

Войска Красной Армии несколько раз пытались занять город, однако потребовалось несколько попыток для выполнения поставленной задачи.

После последнего погрома численность еврейской общины значительно уменьшилась, многие покинули город добровольно, потому что их жизни и их имущество постоянно становилось объектом агрессии.

В 1921 году город Чернобыль входит в состав УССР.

Оставшиеся представители были полностью уничтожены в период оккупации войсками Нацисткой Германии, многие из них были уничтожены в собственных домах, остальные попали в концентрационные лагеря.

Город был освобожден в 1943 году.

История города Чернобыль имеет несколько легенд. Первая связана с его основанием.

Когда Киевская Русь решила обосноваться в этом регионе, было обнаружено, что территории заняты другим народом.

Народ молился своим богам, и принимать православие отказался, тогда Киевская Русь решила насильно сместить народ с этой территории.

Доводить до масштабного кровопролития народ не стал и покинул территорию, однако проклял ее перед уходом.

Проклятие заключалось в невозможности жизни на этих землях, нет нас, нет никого. В целом история это подтвердила и даже не один раз.

Вторая легенда заключается в сказаниях Ванги, якобы она предрекла падение звезды полыни, понял ли кто-нибудь тогда эти слова, не известно, но сейчас они понятны как никогда.

Некоторых интересуют рассказы очевидцев Чернобыля, но это истории людей, пострадавших от нелепого случая и большинству из них она разрушила или забрала жизнь.

Тоже самое касается и воспоминаний ликвидаторов ЧАЭС: они наполнены болью и пониманием о произошедшем даже спустя годы.

Читать про Чернобыль можно много, как и говорить о нем. Эту историю точно не забудут те, кого она коснулась лично или его семью.

Апрель в огне: Авария на Чернобыльской АЭС в лицах

Кем были самые известные участники событий на Чернобыльской АЭС в 1986-м и как изменилась их жизнь после аварии?

Фото: Youtube.com, РИА Новости / Борис Приходько

34 года назад произошла первая и самая крупная авария в истории атомной энергетики. Небольшой украинский город Припять, который в основном населяли работники Чернобыльской АЭС и их семьи, стал эпицентром катастрофы мирового масштаба. Кроме урона окружающей среде, событие изменило судьбы десятков тысяч человек.

О героях событий аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986-го, рассказывает 5-tv.ru.

Валерий Легасов

Советский ученый и член Академии наук СССР Валерий Легасов сыграл одну из ведущих ролей в устранении аварии на ЧАЭС. Он одним из первых оказался на территории четвертого разрушенного блока и провел в эпицентре аварии четыре месяца, после которых получил дозу радиации 100 бэр. При таком показателе у облученного развивается лучевая болезнь.

Валерий Алексеевич был выдающимся химиком-неоргаником. Он родился 1 сентября 1936-го в Туле и в 1961-м окончил МХТИ имени Менделеева. Под его руководством создана школа химии благородных газов, также результатом его научной деятельности стало открытие эффекта Бартлетта. В 1984-м он стал первым заместителем директора института атомной энергии имени Курчатова. Через два года Легасов попал в Чернобыль, где начался закат не только его карьеры, но и жизни.

Валерий Легасов был одним из первых, кто отравился в эпицентр катастрофы и пролетел над «светящимся» реактором на вертолете без какой-либо личной защиты. Фото: РИА Новости / Александр Красавин

Сразу после аварии Легасова назначили членом правительственной комиссии по расследованию причин происшествия. Как рассказывала его дочь Инга, отец случайно попал в эту комиссию. В субботу 26 апреля Валерий Алексеевич вместе с академиком Анатолием Александровым был на заседании президиума Академии наук СССР. В тот момент раздался телефонный звонок и стало известно, что в срочном порядке требуется ученый для комиссии. Так как все заместители Александрова почему-то были недоступны, ехать пришлось Легасову. В тот же день он отправился в аэропорт «Внуково», где его посадили на правительственный самолет и доставили в Припять.

Именно благодаря Легасову 27 апреля 1986-го началась эвакуация города, а поврежденный реактор засыпали бором, доломитовой глиной и свинцом. Бор собирали по всему Советскому союзу. Всего на реактор сбросили с вертолетов более пяти тысяч тонн смеси этих природных материалов.

Легасов также предлагал правительству СССР создать оперативный штаб журналистов, чтобы освещать события и информировать население, но ему отказали. О взрыве ядерного реактора было практически ничего не известно до 28 апреля: ТАСС опубликовало официальную информацию спустя три дня после случившегося. К тому времени радиоактивное облако накрыло не только Украинскую ССР, но и дошло до других стран. Радиация добралась даже до Исландии.

Легасов предлагал создать оперативный штаб журналистов, чтобы информировать население и западную прессу, но ему отказали. СССР грозили многомиллионные судебные иски за ядерное облако над Европой и отсутствие какой-либо информации о причинах его появления. Фото: РИА Новости / Игорь Костин

Когда Припять стала городом-призраком, в нем остались только ликвидаторы аварии. Легасов и члены комиссии работали без средств личной защиты. Они не имели доступа к респираторам, йоду и чистой воде. По рассказам участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, они «очищались» водкой и спиртом. Валерий Алексеевич первый раз вернулся в Москву 5 мая с явными признаками лучевой болезни: он был изрядно похудевшим, облысевшим и имел так называемый «чернобыльский загар». Вскоре Легасов вернулся в Чернобыль для дальнейшей работы.

Через год Валерия Алексеевича отправили в Вену для участия на специальном совещании Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ). Ждали Горбачева, но приехал химик-неорганик. Он стал «адвокатом» СССР перед всем миром.

В течение пяти часов Легасов, невзирая на репутацию и реакцию правительства родной страны, рассказывал правду о катастрофе 26 апреля 1986-го.

Участие в ликвидации аварии на ЧАЭС заметно подкосило здоровье Валерия Легасова. В 1987-м он уже страдал лучевой болезнью четвертой степени. Фото: РИА Новости / Игорь Костин

Валерия Легасова убила не только травля и негативно отношения правительства к его персоне, но и проблемы со здоровьем, которые возникли в результате радиоактивного облучения. На момент его 50-летия в сентябре 1987-го у ученого уже была лучевая болезнь четвертой степени. Он страдал радиационным панкреатитом, в его крови были обнаружены миелоциты, был затронут костный мозг.

28 апреля 1988-го Валерий Алексеевич должен был озвучить правительству причину аварии на Чернобыльской АЭС. Но этого так и не случилось, так как 27 апреля ученого нашли мертвым в собственном кабинете.

Валерий Ходемчук

Оператор главных циркулярных насосов ЧАЭС стал первой жертвой апрельской трагедии. Валерий Ильич родился 24 марта 1951-го в Киевской области. В возрасте 22 лет начал работу на Чернобыльской АЭС в 1973-м.

Он пропал сразу после взрыва 26 апреля, а его тело так и не нашли. Известно, что после того, как Ходемчук отправился проверить циркулярные насосы из-за вибраций, его накрыла взрывная волна. Тело Валерия так и осталось под завалами станции.

Тело Валерия Ходемчука навсегда останется под завалами Чернобыльской АЭС. Фото: Globallookpress.com / Collin Raddatz / Geisler-Fotopress

Валерий Ходемчук погиб, а его товарищи по смене, которые находились неподалеку от взрыва, получили настолько сильные ожоги, что одежду с их тел снимали вместе с кожей. Все, кто отправился на поиски Ходемчука, также получили большую дозу радиации. Валерий Ильич посмертно награжден правительственной наградой, а его памятная плита появилась рядом с захоронениями его товарищей на Митинском кладбище в Москве.

Людмила Игнатенко

Жизнь и судьба этой женщины стала известна после выхода сериала « Чернобыль» в 2019-м. Людмила стала олицетворением людей, жизнь которых разрушила авария на Чернобыльской АЭС, и самой известной «чернобыльской вдовой». Таких жен и матерей как она — тысячи, но именно ее история была экранизирована.

История Людмилы и Василия Игнатенко показана в мини-сериале «Чернобыль». Именно после его выхода о «чернобыльской вдове» заговорил весь мир. Фото: Youtube.com / BBC News — Русская служба

О Людмиле Игнатенко известно немного. Она родилась в Ивано-Франковской области и училась на повара в училище. Девушка попала в Припять в 17 лет, ее направили туда по распределению в кондитерский цех предприятия «Фабрика-кухня» примерно в 1979-м. Спустя год жизни в городе, она познакомилась с 20-летним пожарным Василием Игнатенко, который родился и вырос в Белоруссии. Пара поженилась в 1983-м, им дали квартиру в доме, построенным специально для пожарной части Припяти.

В роковой 1986-й Людмила забеременела. Это была ее вторая беременность от Василия, так как первая была неудачной. Ребенка молодая семья Игнатенко очень ждала, но их планам было не суждено сбыться.

В день аварии Василий взял отгул, но его пожарную часть срочно вызвали на работу посреди ночи. Домой он так и не вернулся, а Людмила увидела его только спустя несколько день в больнице в Москве. Фото: Youtube.com / BBC News — Русская служба

В день аварии Василий взял отгул, так как они собирались поехать в соседний город «на картошку». Выйти из дома пара планировала в четыре утра, но за несколько часов до этого произошла авария на станции, а Игнатенко вскоре вызвали на работу. Бригада Василия не была поставлена в известность, куда они направляются, поэтому пожарные не надели специальную защиту. Мужа Людмила так и не дождалась, а увидела его спустя несколько дней уже в Москве. Когда она прорвалась к нему в палату, врачи ее предупредили, что она может получить порцию облучения и больше не сможет иметь детей. Игнатенко промолчала о беременности.

Здоровье Василия ухудшалось с каждым днем, прогнозы были плохие. В сериале «Чернобыль» не было показано, что его пытались спасти и сделали пересадку костного мозга. Но операция не помогла и он умер спустя 11 дней в барокамере. Острая лучевая болезнь буквально не оставила от него следа.

Людмила Игнатенко не очень довольна, что о ней и ее муже сняли сериал. Авария на ЧАЭС и гибель Василия — личная и больная тема женщины. Фото: Youtube.com / BBC News — Русская служба

Хоронили Василия Игнатенко в цинковом гробу, как и всех его коллег. Через два месяца после похорон мужа, Людмила преждевременно родила дочь. У девочки был врожденный цирроз печени и она умерла в день своего рождения.

Эти события оставили отпечаток в жизни Людмилы навсегда. Она несколько лет приходила в себя после случившегося. Так как в квартиру в Припяти девушка уже вернуться не могла, государство выделило ей жилье в селе Троещина, которое находится недалеко от Киева. Вопреки прогнозам врачей, Людмила смогла выносить и родить сына уже от другого мужчины, но у мальчика была врожденная астма.

После выхода сериала «Чернобыль», Людмиле пришлось переехать из своей киевской квартиры в пригород к матери, так как ее преследовали журналисты. Фото: Youtube.com / BBC News — Русская служба

Одно из своих последних интервью Людмила Игнатенко дала русской службе BBC News в ноябре 2019-го. Она рассказала, что не очень довольна съемками сериала HBO и ее никто об этом не предупредил. Для женщины это личная трагедия, делиться которой со всем миром Людмила не хотела. Из-за внимания журналистов Игнатенко покинула свою квартиру в Киеве и сейчас живет с матерью в загородном доме.

Анатолий Дятлов

Дятлова принято считать антигероем Чернобыля, ведь он находился у пульта управления четвертого энергоблока 26 апреля 1986-го. Что произошло в ту ночь на ЧАЭС, точно не известно до сих пор, но во всем обвиняли именно его.

Анатолий Дятлов родился 3 марта 1931-го в Красноярском крае, а в 14 лет сбежал из дома. Известно, что он учился в норильском горно-металлургическом техникуме и подрабатывал электриком. В 50-е уже перебрался в Москву, поступив в Московский инженерно-физический институт (МИФИ), который окончил с отличием по специальности «Автоматика и электроника».

В момент аварии Анатолий Дятлов находился за пультом управления четвертого энергоблока. Фото: РИА Новости

До аварии на ЧАЭС Дятлов уже был знаком с радиационным облучением, которое получил работая на судостроительном заводе имени Ленинского комсомола в Комсомольске-на-Амуре. Там Анатолий Степанович руководил лабораторией, снаряджая атомные подводные лодки ядерными реакторами. Во время одного из инцидента, он получил дозу радиации равной 100 бэр. Дятлов передал радиацию одному из сыновей, в результате чего у мальчика развилась лейкемия и он умер в десятилетнем возрасте.

Читать еще:  “Мамы говорят, что не хотят надежд, но мы все равно работаем”

В 1973-м Анатолий Дятлов перевелся на работу в строящуюся тогда Чернобыльскую АЭС. Он стал третьим руководящим специалистом, который имел непосредственный опыт работы в ядерной отрасли.

Анатолия Дятлова (посередине) осудили на десять лет колонии общего режима за нарушение правил безопасности на взрывоопасных предприятиях. Фото: РИА Новости

Во время взрыва четвертого реактора 26 апреля 1986-го, он был под контролем Дятлова. Анатолий Степанович считал, что реактор был заглушен и отдал команду начать его охлаждение. Только к середине ночи (взрыв прогремел в 01.23) он понял, что четвертый реактор разрушен, хотя ему неоднократно об этом говорили другие инженеры. Дятлов проигнорировал это сообщения, а убедился в этом, когда увидел на территории станции куски графита.

Дятлов получил огромную дозу радиации — 500 бэр. Его доставили на лечение в Москву вместе с другими работникам ЧАЭС. После того, как Анатолий пошел на поправку, его признали одним из виновников катастрофы и осудили на десять лет колонии общего режима. Но он вышел спустя четыре года по состоянию здоровья и отправился лечиться в ожоговую клинику в Мюнхен. 13 декабря 1995-го умер от инфаркта в возрасте 64 лет.

12 кадров из сериала «Чернобыль» и реальные фотографии с места трагических событий

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Весной 2019 года на экраны вышел мини-сериал «Чернобыль», который стал одним из самых успешных сериалов современности, побив на рейтинге IMDB даже «Игру Престолов» и «Во все тяжкие». Создателем сериала стал Крейг Мазин — он выступил одновременно сценаристом и режиссером сериала. Среди предыдущих работ Крейга были сценарии к таким фильмам как «Очень страшное кино 3», «Поймай толстуху, если сможешь» и «Мальчишник 2: Из Вегаса в Бангкок», и потому выбор Мазина такой серьезной темы был неожиданным для общественности. Однако для него это был долгожданный проект — тема Чернобыльской катастрофы интересовала Мазина уже много лет, и он внимательно изучил эту тему, читая первоисточники и просматривая документальные видео.

Джаред Харрис в роли Валерия Легасова

Валерий Легасов был химиком, а также заместителем директора Института атомной энергии имени И. В. Курчатова, и сразу после аварии на Чернобыльской АЭС его назначили быть членом правительственной комиссии по ликвидации катастрофы. На конференции экспертов МАГАТЭ в Вене Легасов выступил с анализом и отчетом произошедшего в день аварии, разгласив ряд секретных сведений. Во вторую годовщину аварии на ЧАЭС Легасов покончил с собой у себя в квартире. Накануне своей смерти он записал на диктофон свое видение причин катастрофы.
В сериале Валерия Легасова сыграл Джаред Харрис, которого зрители могли видеть в роли Джеймса Мориарти в фильме «Шерлок Холмс: Игра теней».

Джесси Бакли в роли Людмилы Игнатенко

Людмила была женой Василия Игнатенко, одного из пожарных, которые первыми прибыли на место аварии. В течение двух недель она ухаживала за своим мужем в больнице, наблюдая его страдания от острой лучевой болезни. В тот момент Людмила была беременна.
В сериале «Чернобыль» Людмилу сыграла Джесси Бакли, которая в 2016 году сыграла Марью Балконскую в британском сериале «Война и Мир».

Стеллан Скарсгорд в роли Бориса Щербины

Борис Щербина руководил ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС, возглавив правительственную комиссию. Он прибыл в Чернобыль в день аварии и распорядился о его немедленной эвакуации. Щербина умер через 4 года после аварии — считается, что его здоровье было сильно подорвано командировками в зону ликвидации сразу после катастрофы.
В сериале Бориса Щербину сыграл шведский актер Стеллан Скарсгорд, который снялся в более 120 фильмах и сериалах, в том числе в самых знаменитых фильмах Ларса фон Триера («Танцующая в темноте», «Догвилль», «Нимфоманка» и другие).

Сэм Тротон в роли Александра Акимова

Александр Акимов был начальником ночной смены энергоблока № 4. Вместе со своими подчиненными работал до утра, пытаясь закачать воду в реактор. Умер на третий день после аварии от острой лучевой болезни. Ему было 33 года.
В сериале в роли Александра Акимова снялся английский актер Сэм Тротон, больше известный по театральным ролям, чем по кино, однако его можно увидеть в таких фильмах как «Чужой против Хищника», «Сильвия» и «Ловушка для призраков».

Адам Нагайтис в роли Василия Игнатенко

Василий Игнатенко был ликвидатором аварии на ЧАЭС, командиром пожарного отделения в Припяти. Он был одним из тех, кто первыми прибыл на место аварии и тушил пожар в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года. Умер через 17 дней от острой лучевой болезни. Похоронен на Митинском кладбище в Москве. Ему было 25 лет.
В сериале Василия Игнатенко сыграл британский актер Адам Нагайтис.

«Биороботы»

Защищать крышу реактора от графита вышли как военные, так и гражданские. Позже они получили статус Ликвидаторов аварии на ЧАЭС.

Пол Риттер в роли Анатолия Дятлова

На день аварии Анатолий Дятлов был заместителем главного инженера по эксплуатации Чернобыльской АЭС. По официальной версии был признан одним из виновных в аварии и был осужден на 10 лет колонии общего режима. Его освободили досрочно после официальных писем за подписью академика А.Д. Сахарова и других ученых. Дятлов умер от инфаркта вызванного хронической лучевой болезнью через 9 лет после аварии.

В сериале «Чернобыль» Анатолия Дятлова сыграл британский актер театра Пол Риттер, которого зрители могли видеть в шестой части саги о Гарри Поттере в роли Элдреда Уорпла.

Давид Денсик в роли Михаила Горбачева

На момент аварии Михаил Горбачев был генеральным секретарем ЦК КПСС. По указанию Горбачева в Киеве, Минске и других городах, находящихся в опасной зоне от аварии, были проведены первомайские демонстрации, чтобы не допустить панику среди населения. Позже Горбачев признал, что именно авария стала одной из причин распада СССР.
В сериале Михаила Горбачева сыграл шведский актер Давид Денсик, который в основном снимался в скандинавских фильмах.

Кон О’Нил в роли Виктора Брюханова

Виктор Брюханов был директором Чернобыльской АЭС. После аварии его отстранили от должности и исключили из КПСС, а через два года его приговорили к 10 годам в исправительно-трудовом лагере, однако через пять лет его освободили по состоянию здоровья. Брюханов стал инвалидом II группы.
В сериале Виктора Брюханова сыграл британский актер Кон О’Нил, которого можно увидеть еще в фильме «Властелин колец: Возвращение короля».

Ральф Айнесон в роли Николая Тараканова

Генерал-майор Николай Тараканов руководил операцией по удалению высокорадиоактивных элементов из особо опасных зон Чернобыльской АЭС. Сейчас Тараканов является инвалидом второй группы из-за развившейся у него лучевой болезни.
Ральф Айнесон, сыгравший роль Тараканова, появлялся и в других сериалах на второстепенных ролях, в том числе в сериале «Офис» и «Игра престолов».

Эдриан Роулинс в роли Николая Фомина

Николай Фомин был главным инженером ЧАЭС. Накануне суда Фомин пытался покончить с собой, из-за чего суд был отложен. Вместе с Виктором Брюхановым и Анатолием Дятловым, его приговорили к 10 годам лишения свободы. Как и остальных, его досрочно освободили из-за плохого состояния здоровья.
Актера, сыгравшего Николая Фомина, Эдриана Роулинса, можно увидеть в роли Джеймса Поттера в фильмах о Гарри Поттере.

29 июля 1988 года суд приговорил Николая Фомина, Виктора Брюханова и Анатолия Дятлова к 10 годам лишения свободы как виновных в аварии на ЧАЭС. Никто из них не отсидел полный срок, все трое были освобождены досрочно из-за сильно ухудшившегося состояния здоровья.

О том, что стало с флорой и фауной через 30 лет после катастрофы, читайте в нашей статье «Дикая природа Чернобыля».

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Чернобыль. Последствия катастрофы для человека и природы

История чернобыльской катастрофы повествует о том, что пожар в реакторе потушили около 6 утра. Но на этом ужасы трагедии не прекратились.

Черное облако, которое образовалось над взорванным реактором, стремительно спешило проглотить все больше территорий. Воздух, почву и воду беспощадно наполняли опасные радиоактивные элементы.

Дата чернобыльской катастрофы имеет большое значение для населения Украины, Беларуси, России. Ведь опасный цезий, стронций и плутоний нанесли вред не только окружающей среде и животному миру, оставляя после себя генные мутации и выгоревшие леса. Человеческий организм также пострадал в этой невидимой схватке.

Здание больницы в г. Припять

Герои, которые ликвидировали последствия взрыва, попадали на больничные койки с диагнозом «острая лучевая болезнь». Но это были лишь первые тревожные сигналы, доносившиеся от чернобыльской катастрофы 26 апреля 1986 года. На очереди стояли невинные люди, которые после эвакуации из родных мест обнаружили у себя ряд заболеваний, разрушивших многие жизненные планы.

Заболевания органов дыхания, щитовидной железы, органов кроветворения стали появляться значительно чаще в СССР после аварии, чем до нее. Кроме этого, согласно статистическим данным, а также информации о чернобыльской катастрофе, пострадавшими оказались и нерождённые дети.

В зоне риска, прежде всего, очутились дети, которые в те дни находились на первоначальной стадии своего развития, преимущественно до 12 недели. Эти малыши подверглись влиянию радиации, которое впоследствии принесло им генетические заболевания. Тогда ученые заговорили о мутациях среди людей.

Здание кинотеатра Прометей

Чернобыль: 9 жутких историй из радиоактивной зоны

В ночь на 26 апреля 1986 года произошел взрыв на Чернобыльской АЭС, радиоактивное облако накрыло десятки стран — ветер разнес его на огромную территорию. Приблизительное число жертв достигает четырех тысяч человек. Это не только ликвидаторы катастрофы, но и те, кто погиб от облучения.

После трагедии прошло уже больше 30 лет, но события тех дней до сих пор ужасают. Мы собрали девять историй, каждая из которых могла бы стать сюжетом для фильма. Увы, все это случилось на самом деле.

Ядерный загар

Одна из страшных примет того времени — люди с «ядерным загаром». Те, кому не повезло схватить большую дозу радиации, удивлялись, почему кожа вдруг стала бурого цвета, даже под одеждой. Тело уже было повреждено интенсивным излучением. Не все догадывались об опасности: в день аварии многие и вовсе специально загорали на крышах и на речке возле АЭС, а солнце усиливало действие радиации.

Из рассказа очевидца: «Сосед наш, Метелев, часов в одиннадцать полез на крышу и лег там в плавках загорать. Потом один раз спускался попить, говорит загар сегодня отлично пристает! И бодрит очень, будто пропустил сто грамм. К тому же с крыши прекрасно видно, как там реактор горит… А в воздухе в это время было уже до тысячи миллибэр в час. И плутоний, и цезий, и стронций. А уж йода-131! Но мы-то этого не знали тогда! К вечеру у соседа, что загорал на крыше, началась сильная рвота, и его увезли в медсанчасть, потом дальше — в Киев. И все равно никто не заволновался: наверное, перегрелся мужик. Бывает…»

Врачи, которые принимали первых облученных, именно по «ядерному загару» определяли наиболее пострадавших.

Невидимая смерть

Авария на ЧАЭС застала всех врасплох. Никто не знал толком, как реагировать на бедствие подобного масштаба. Власти не только скрывали полную информацию, но и сами оказались не способны быстро и адекватно оценить обстановку. В стране не существовало системы, которая отслеживала бы в реальном времени информацию о радиационном фоне на обширных территориях.

Поэтому в первые дни после аварии люди, уже находящиеся в зоне поражения, еще не знали об опасности.

Из рассказа очевидца: «26 апреля в Припяти был день как день. Я проснулся рано: на полу теплые солнечные зайчики, в окнах синее небо. На душе хорошо! Вышел на балкон покурить. На улице уже полно ребят, малыши играют в песке, старшие гоняют на велосипедах. К обеду настроение стало и вовсе веселым. И воздух стал ощущаться острее. Металл — не металл в воздухе… что-то кисленькое, как будто батарейку от будильника за щекой держишь».

Из рассказа очевидца: «Группа соседских мальчишек поехала на велосипедах на мост, откуда хорошо был виден аварийный блок: хотели посмотреть, что там горит на станции. У всех этих ребятишек потом была тяжелая лучевая болезнь».

Первое краткое официальное сообщение о ЧП было передано 28 апреля. Как потом объяснял Михаил Горбачёв, праздничные первомайские демонстрации в Киеве и других городах решили не отменять из-за того, что руководство страны не обладало «полной картиной случившегося» и опасалось паники. Люди с шариками и гвоздиками гуляли под радиоактивным дождем. Только 14 мая страна узнала об истинных масштабах катастрофы.

Гибель первых пожарных

О серьезности ЧП на четвертом энергоблоке не знали и пожарные, которые первыми прибыли на вызов. Они понятия не имели, что дым, поднимающийся над горящим реактором, чрезвычайно опасен.

Они шли на смерть, не понимая этого. Мощность излучения от обломков из активной зоны была около 1000 рентген в час при смертельной дозе в 50. Плохо пожарным стало почти сразу, но они списывали это на дым и высокую температуру, о радиации никто не думал. Но потом они стали терять сознание.

Когда в медсанчасть Припяти доставили первую группу пострадавших, у них был очень сильный «ядерный загар», отеки и ожоги, рвота, слабость. Почти все первые ликвидаторы погибли. Хоронить героев пришлось в запаянных гробах под бетонными плитами — настолько радиоактивны были их тела.

Читать еще:  Бизнес гороскоп — Телец. Бизнес гороскоп — Телец Мобильный гороскоп — Телец

Заглянуть в жерло реактора

Сразу после взрыва работники АЭС еще не понимали, что именно произошло. Необходимо было найти место ЧП и оценить разрушения. В реакторный зал отправили двух инженеров. Не подозревая об опасности, они подошли к месту взрыва и увидели, как из жерла разрушенного реактора бьет красный и голубой огонь. На людях не было ни респираторов, ни защитной одежды, но они бы и не помогли — излучение достигало 30 тысяч рентген в час. От него жгло веки, горло, перехватывало дыхание.

Через несколько минут они вернулись в зал управления, но были уже загорелые, словно месяц жарились на пляже. Оба вскоре умерли в больнице. Но их рассказу о том, что реактора больше нет, сначала не поверили. И лишь потом стало ясно, что реактор бесполезно охлаждать — надо тушить то, что от него осталось.

Убрать графит за 40 секунд

Когда взорвался четвертый энергоблок, куски ядерного топлива и графита из реактора разбросало по округе. Часть упала на крышу машинного зала, на третий энергоблок. У этих обломков был запредельный уровень радиации. В некоторых местах можно было работать не более 40 секунд — иначе смерть. Техника не выдерживала такого излучения и выходила из строя. А люди, сменяя друг друга, лопатами счищали с крыши графит.

Из рассказа очевидца: «Нам открылся вид на 4-й энергоблок сверху. Зрелище было невероятное! Поймите, энергоблок парил! Это выглядело так, будто весь воздух над ним дрожал. И запах такой был… Как озоном пахло. Как будто в медкабинете после кварцевания. Это необъяснимо».

Трое героев спасли мир

Через несколько дней после взрыва выяснилось, что активная зона разрушенного реактора все еще плавится и медленно прожигает бетонную плиту. А под ней находится огромный резервуар с водой. Если бы поток расплавленного металла соприкоснулся с ней, произошел бы гигантский радиоактивный взрыв — в воздух должны были попасть десятки тонн ядерного топлива. Последствия трудно вообразить, но специалисты считают, что заражена была бы большая часть Европы, вымерли бы целые города.

Любой ценой нужно было добраться до запорных клапанов и открыть их. Вызвались три водолаза: Алексей Ананенко, Валерий Беспалов и Борис Баранов. Они знали, что это, скорее всего, будет стоить им жизни, но все равно отправились к реактору — по колено в радиоактивной воде — и осушили бассейн. Все, о чем они попросили перед тем как уйти на смерть, — это позаботиться о семьях после их гибели.

Но героям удалось выжить! Они захватили с собой шесть дозиметров и постоянно сверяли показания — так они сумели обойти самые опасные участки, никто не получил смертельной дозы.

«Ангелы Чернобыля»

Одна из самых сложных миссий на ЧАЭС досталась летчикам. Они должны были потушить раскаленные графитовые стержни внутри реактора. Вертолеты совершили сотни полетов над активной зоной и сбросили тысячи мешков свинца, песка, глины, доломита и бора. Летчики зависали над реактором на высоте всего 200 метров. А снизу бил жар и поднимался конус радиоактивного дыма.

При этом ни у вертолетов, ни у людей внутри не было должной защиты и приспособлений для сброса груза. Защищались как могли — в салоне выстилали свинцом пол, оборачивали им сиденья. Многих летчиков рвало уже после двух-трех вылетов, мучил кашель, а во рту чувствовался вкус ржавого железа.

Из рассказа очевидца: «У многих кожа приобретала нездоровый загар — это были первые признаки лучевой болезни. Про себя могу сказать одно: я ничего не ощущал, только очень большую усталость. Мне все время хотелось спать».

Из рассказа очевидца: «Я все время подчеркиваю, что это не было приказом. Но и добровольным решением это назвать сложно. В Чернигове нас построили и рассказали, что произошла авария на Чернобыльской АЭС, что ветер идет на Киев, а там — старики и дети. И предложили тем, кто не желает участвовать в спасательной операции, выйти из строя. Для боевых офицеров это запрещенный прием. Конечно, никто не вышел».

Летчиков, которые гасили реактор, прозвали «ангелами Чернобыля». Им удалось подавить главный очаг радиационного заражения. После ликвидация пожара в реакторе уже можно было приступить к работам на земле.

Кладбище фонящей техники

В Чернобыль везли много техники — она очень быстро набирала радиацию и выходила из строя. Работать на такой было нельзя. Брошенные машины собирали в специальных отстойниках. Некоторые образцы «светились» на запредельном уровне — например, немецкий радиоуправляемый кран, которым собирали с реактора «фильтры-промокашки». И те самые вертолеты, что зависали над аварийным реактором, поглощая смертельные дозы радиации. А также облученные автобусы, грузовики, пожарные машины, скорые, БТРы, экскаваторы — их оставили ржаветь на кладбищах мертвой техники.

Неизвестно, что собирались с ней сделать позже, но до машин добрались мародеры. Они растащили сначала двигатели, а затем фурнитуру и корпуса. Запчасти продавали потом на авторынках. Многое ушло на металлолом. Эти свалки поражали своими размерами, но со временем почти вся фонящая техника «испарилась» — смертоносное излучение никого не остановило.

Рыжий лес

Одно из самых загадочных и страшных мест зоны — Рыжий лес. Когда-то он был обычным сосновым, разделял атомную станцию и город Припять. По нему ходили туристы, местные жители собирали грибы и ягоды. В ночь аварии этот лес первым принял на себя радиоактивный удар — его накрыло облако из разрушенного реактора. Ветер дул в сторону Припяти, и если бы не этот живой заслон, город получил бы страшную дозу облучения.

Десятки гектаров леса как губка вобрали в себя радиоактивную пыль: у сосен более плотная крона, чем у лиственных деревьев, и они сработали как фильтр. Уровень радиации был просто чудовищным — 5000–10000 рад. От такого смертоносного излучения хвоя и ветки приобрели ржаво-рыжий оттенок. Так лес и получил свое прозвище. Ходили слухи, что по ночам радиоактивные деревья Рыжего леса светились, но достоверных сведений на этот счет нет.

Из рассказа очевидца: «У меня кроссовки были „Адидас“, в Твери сделанные. Я в них в футбол играл. Так я в этих тапочках через „рыжий лес“ ходил в промзону станции, чтобы сократить путь. После Чернобыля еще год в них мяч гонял, а потом академик знакомый попросил кроссовки померить на предмет радиации. И не вернул… Их забетонировали».

Рыжий лес решено было уничтожить — он был слишком опасен. Ведь мертвые сухие деревья могли вспыхнуть в любой момент — и радиация снова оказалась бы в воздухе. Деревья спилили и захоронили в грунте. Позже на этом месте высадили новые сосны, но прижились не все — уровень радиации здесь все еще слишком высок.

Находиться на этой территории запрещено — опасно для жизни.

Как увековечили память о катастрофе в Белгородской области?

В 2016 году в посёлке Волоконовка заложили камень в основание первого храма в России в честь ликвидаторов последствий аварии в Чернобыле. Инициатива построить храм принадлежала Валерию Сорокину, который в 1986 году одним из первых белгородцев отправился в Чернобыль вместе со своей женой Ириной. Освящение храма состоялось в мае 2017 года.

— Изначально жители этого села относились с настороженностью к нашей идее, опасались, что строительство может доставить неудобства, но за полтора года нам удалось переломить отношение людей, — сказала член президиума совета союза «Чернобыль» Ирина Сорокина.

Отмечается, в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС участвовали 30 жителей села Заломного, 11 из них уже нет в живых.

Авария на ЧАЭС

Взрыв на Чернобыльской атомной электростанции прогремел в 4-м энергоблоке 26 апреля 1986 года , сообщает Всемирная организация здравоохранения. Ночью специалисты проводили эксперимент по измерению инерционного вращения турбогенератора. Перегрев топлива спровоцировал разрушения активной зоны реактора. При этом , реактор не был оснащен должным образом. Автоматика оказалась не технологичной и это затрудняло и управление , и контроль за станцией. О сбоях в ходе эксперимента никто даже не догадывался.

Реактор в принципе не должен был работать в ту ночь. Но его отключение перенесли на 9 часов позже , в связи с предстоящим празднованием 1 Мая. Тогда в электричестве нуждались для завершения производственного плана. Остановить реактор стало задачей другой смены , которая была к этому не подготовлена.

Взрывы прогремели в 1:24 по местному времени. Их было два. Исследования показали , что системы безопасности были попросту отключены или выведены из строя — еще до первого взрыва.

Радиоактивный пар вместе с водородом разрушили крышку реактора весом в 1200 тонн , а затем крышу станции. И если первый взрыв некоторые исследователи относят к химическому , то второй точно был ядерным , с выходом 0,3 килотонн. Сразу после аварии другие реакторы отключили , а управление электростанцией перешло в аварийный режим из подземного бункера.

Очевидцы сходятся в показаниях: за первым взрывом последовало красное пламя , за вторым — голубое. После над реактором поднялся «гриб».

Чернобыль-30. Воспоминания ликвидатора аварии: «Работали в 50–100 метрах от саркофага»

Уроженец деревни Мотоль Ивановского района Иван Палто не понаслышке знает о чернобыльской аварии. Тридцать лет назад эта трагедия красной нитью прошла через его жизнь.

В архивной справке, выданной Министерством обороны РБ, говорится, что лейтенант Палто Иван Петрович выполнял особо важные и ответственные работы по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в зоне №3 по дезактивации территории, непосредственно прилегающей к 4-му энергоблоку. Указана и доза полученного облучения — 5,05 рентген.

Родившийся в крестьянской семье, Иван Палто всю свою дальнейшую жизнь планировал связать с сельским хозяйством. В 70–80 годах прошлого века на весь Советский Союз гремел колхоз «40 лет Октября», ныне это передовое сельскохозяйственное предприятие ОАО «Агро-Мотоль». В те времена родной дядя Ивана, механизатор Павел Семёнович Палто, за свой труд был удостоен высокой правительственной награды — звания Героя Социалистического Труда. Так что после окончания школы парень без вариантов пошел поступать в Минский институт механизации сельского хозяйства. Вернулся Иван в родной колхоз уже дипломированным специалистом и стал работать инженером. Женился, в молодой семье появился ребенок. Вот тогда и встал вопрос о собственном доме. В передовом колхозе не ощущалось дефицита кадров, наверное, поэтому была солидная очередь на получение жилплощади.

Когда Ивану в 1984 году предложили квартиру и должность главного инженера в санатории «Берестье» Брестского района, он долго не раздумывал. Вместе с семьей переехал жить и работать на берега живописного Рогознянского озера.

Об аварии, случившейся на 4-м энергоблоке Чернобыльской атомной станции, Иван Петрович узнал из теле- , радиопередач через несколько дней после начала трагедии, случившейся 26 апреля 1986 года.

Уже в первых числах мая санаторий прекратил принимать отдыхающих, а тех, кто уже успел приехать, отправили по домам. Вскоре стали прибывать эвакуированные из Чернобыльской зоны переселенцы. Бывало, в комнату заселяли семью, а на этаж – целую деревню. Настроения среди гомельских царили самые панические. Люди считали, что жизнь закончилась.

Через несколько месяцев эвакуированных куда-то расселили, и санаторий вновь наполнили отдыхающие. Жизнь постепенно вошла в нормальное русло. Однако через год инженер-лейтенант запаса Иван Палто получил повестку из горвоенкомата с формулировкой: «… явиться для уточнения учетных данных». Всех собравшихся построили на плацу, и военком под роспись зачитал приказ о призыве на военные сборы. На ночь всех отпустили домой.

А уже 7 мая 1987 года всех призванных на службу «партизан» привезли в деревню Околица под Минском, где был развернут Белорусский полк гражданской обороны. По прибытии переодели в военную форму и отправили к месту временной дислокации воинской части в палаточный городок в окрестностях города Брагин.

Лейтенанта Палто поставили на должность командира взвода пожарной роты. Первые дни военных сборов «партизаны» занимались обустройством палаточного городка и обслуживанием техники. Три пожарные машины, находившиеся в подразделении Ивана, смывали радиоактивную пыль с дорог и зданий, несколько раз выезжали на тушение пожаров вместе с брагинскими огнеборцами.

А 18 мая личный состав части № 11905 перебросили в деревню Парышев, находившуюся в 10-километровой зоне от ЧАЭС. Людей разместили в брошенных зданиях — школе, фельдшерско-акушерском пункте и т. д.

— Места красивейшие, ведь этот населенный пункт находится в месте впадения реки Припять в Днепр, кругом санатории и Дома отдыха, — делится впечатлениями Иван. — Было время гласности, и в часть прибыла информационная группа из Москвы, которая рассказала нам о различных аспектах нашего пребывания в зоне. Полковник медслужбы даже поделился информацией о пользе спиртного при радиоактивном облучении крови. Но тут же пояснил, что в свете горбачевской антиалкогольной кампании ликвидаторам боевые 100 грамм не положены. Вопрос этот сильно мужиков волновал и, как оказалось, не напрасно.

Начиная с 20 мая в части каждый день зачитывали приказ с перечислением фамилий о направлении на работу по дезактивации территории 3-го энергоблока, который постановлением партии и правительства было решено той осенью запустить в эксплуатацию.

Ездить приходилось через мертвый город Чернобыль, потом по понтонной переправе через реку к самой АЭС. Панорама была фантастическая: почти непрерывным потоком в одну и другую стороны шли автомобили с людьми и различная техника. В небе барражировали вертолеты, свою продукцию выдавали специально построенные асфальтные и цементные заводы.

Читать еще:  Сергий радонежский эссе. В помощь школьнику

Работать нашему взводу пришлось в 50 — 100 метрах от разрушенного энергоблока при радиационном фоне 40 миллирентген в час, а это в десятки раз выше нормы. Из защиты на лице только лепестковый респиратор. Одна из задач — очистить рубероидную кровлю галереи, где находился транспортер отработанного ядерного топлива 3-го реактора. На крыше здания валялись куски кабеля и графита из взорвавшегося реактора, наш армейский дозиметр ДП-5 от них иногда просто зашкаливал. Мы с дозиметристом пробегали выделенный для работы участок и с помощью прибора рассчитывали время нахождения возле объекта. В среднем получалось 1 — 1,5 минуты.

Солдат с топором, приваренным к стальной арматуре, по приставной лестнице взбирался на высоту семь метров и вырубал куски рубероидной кровли. Пока он спускался вниз, на его место уже мчался следующий. Радиоактивный мусор складывался на поддоны, которые снимал с крыши телеметрически управляемый подъемный кран. Заполненные контейнеры с площадки вывозили КрАЗы с обшитыми свинцовыми листами кабинами.

Возле четвертого реактора, уже прикрытого саркофагом, стоял огромный ярко-красный радиоуправляемый японский бульдозер. Как говорили, он «сошел с ума» от радиации — электроника не выдержала. В то время такая техника для нас была диво дивное, ведь в СССР даже легковые автомобили так красиво не красили.

При жаре в 25 градусов работали в черных комбинезонах, кирзовых сапогах и пилотках. От радиации, несмотря на респиратор, постоянно першило в горле и чувствовалась сильная усталость. Поэтому приходилось предостерегать бойцов от желания присесть отдохнуть на бетонных плитах, ведь под ними иногда скрывались сильнейшие источники излучения. Главной страшилкой, которой пугали солдат, было то, что они не смогут иметь своих детей.

Во время работы на кровле боец из соседнего подразделения задержался наверху и сильно облучился. Вниз пострадавший спустился с землистого цвета лицом, у него начались рвота и понос. После этого случая другие военнослужащие стали заметно осторожнее.

Одновременно на территории АЭС работало три — четыре тысячи человек со всего Советского Союза. Люди постоянно менялись. Так что хватало неразберихи и бестолковости. Вместо того, чтобы быстрее увести людей из опасного места, некоторые кадровые офицеры устраивали построения прямо на рабочей площадке.

После выполнения поставленной на день задачи все военнослужащие проходили через огромный санпропускник. Здесь сбрасывали грязную одежду, мылись под душем и переодевались в чистое.

Но молодость всё равно брала свое. После работы парни играли в волейбол и футбол, но от этого накатывалась страшная усталость, некоторых тошнило. Кое-кто отправлялся на рыбалку, ведь на берегу реки лежали беспризорные лодки и различные рыболовные снасти, которыми можно было воспользоваться. Однако выловленная рыба показывала чудовищный уровень радиации. Некоторые все-таки умудрялись где-то найти водку, и выглядели они на фоне остальных значительно бодрее.

После каждого выезда на ЧАЭС лейтенант Палто и дозиметрист сдавали дозиметры-накопители специалистам. С ними беседовали офицеры химической и радиационной разведки и наносили на карту те места, где они работали. Какую дозу радиации индивидуально получал каждый военнослужащий, им не сообщалось. Да и практически вычислить такое было невозможно.

Шесть дней подразделение лейтенанта Ивана Палто выполняло задачи по ликвидации последствий Чернобыльской аварии в непосредственной близости от саркофага, а вся командировка на военные сборы заняла 30 дней.

На прибывших из чернобыльской зоны ликвидаторов аварии в Брестском горвоенкомате, когда выписывали документы, смотрели как на смертников. Со временем лейтенанта Палто наградили Почётной грамотой Верховного Совета БССР и медалью «Ликвидатор последствий аварии на Чернобыльской АЭС».

Когда Иван Петрович вернулся на работу в санаторий «Берестье», ему выплатили пять месячных окладов плюс командировочные деньги. Тридцать лет назад для людей, спасавших мир от последствий ядерной катастрофы, были предусмотрены серьезные льготы. Нуждающимся в улучшении жилищных условий предоставляли квартиры, всем желающим льготникам давали беспроцентный кредит на строительство дома. Иван Петрович бесплатно ездил поправлять здоровье в различные белорусские санатории. Досрочно, в 50 лет, вышел на пенсию.

В 2012 году в РБ производили обмен удостоверений участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и удостоверений потерпевшего от катастрофы на Чернобыльской АЭС на удостоверение единого образца. Всем присвоили статус пострадавшего от катастрофы на Чернобыльской АЭС. Но свое старое удостоверение ликвидатора Иван Петрович сдавать не стал, пускай останется на память внукам и правнукам.

О чем до сих пор жалеет Иван Палто, так это о том, что после Чернобыля побоялись с супругой завести второго ребенка. Было действительно страшно. Зато сейчас Ивану Петровичу и его супруге дочка подарила двух замечательных внуков.

Источник информации: Юрий Макарчук, «Заря».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Жертвы и последствия аварии

Известно, что в первые три месяца после аварии скончался 31 человек. К ее прямым последствиям относят еще 19 человеческих смертей, которые произошли с 1987 по 2004 год.

Острую лучевую болезнь той или иной степени тяжести перенесли 134 человека из числа ликвидаторов аварии.

Официальные данные свидетельствуют, что высокие дозы облучения людей стали причиной еще четырех тысяч смертей. По мнению же экспертов и общественности, эти цифры существенно меньше реального количества жертв.

Утечку радиации в результате взрыва на четвертом энергоблоке ЧАЭС приравнивают к взрыву 500 атомных бомб, сброшенных в 1945 году на Хиросиму.

Была загрязнена территория площадью 160 тысяч квадратных километров.

Общая площадь радиационного загрязнения Украины составила 50 тысяч квадратных километров в 12 областях, радиационному загрязнению подверглись 19 российских регионов с территорией почти 60 тысяч квадратных километров и с населением 2,6 миллиона человек, были загрязнены 46,5 тысяч квадратных километров территории Белоруссии, где проживало около 20 процентов населения страны.

Около 400 тысяч человек были эвакуированы из зоны бедствия. Из них – 47 тысяч 500 жителей Припяти. Сейчас, по разным данным, в зоне отчуждения проживают 140 так называемых самопоселенцев.

Bloomberg: Россия относится к ядерным инцидентам так же, как в 1986 году

Знаете, почему эти ребята погибли, а мы остались живы? Потому что мы работали на своем объекте, мы знали, куда заходить, куда выходить. А их часть, где был Игнатенко, занимались охраной города. Они бывали у нас на учениях три раза в год, но хорошо объект они не знали. Они приехали, увидели, где горит, а это полыхала радиация. И пошли сразу туда, прямо в радиацию, попали в пекло. Если бы они поднимались, например, со стороны транспортного коридора, то все было бы не так. А так они поработали там минут 20, и все. Скорые только успевали приезжать и забирать их в больницу. А через сутки их самолетом отправили в Москву в больницу.

— Но вы же тоже там получили серьезные дозы. Как вас лечили?

— Мой старший брат Леонид получил 600 рентген. А хлопцы, которые умерли в Москве, у них было по 400-450, только у одного было 500. Потому что они лечились в Москве, а мы в Киеве у доктора Леонида Петровича Киндзельского.

Что-то нас удерживало от того, чтобы ехать в Москву. Еще до аварии я знал, что если схватил радиацию, то нужно выпить спирт или самогонку. Еще начальник цеха Фроловский мне говорил, если на выходе у меня обнаруживали дозу: «Сынок, тебе еще детей рожать. Иди и выпей полстакана спирта, и без этого его не выпускать».

И нам еще надо было в своем селе в Белых Сороках картошку сажать, а Ивану в селе надо было тоже помочь теще. А тут в Москву гонят. Мы решили сбежать. Но нам это не удалось, потому что Припять закрыли, а нам сказали оставаться на службе.

А уже на второй день нас всех вывезли в Чернобыль подальше. Там в пожарной части у нас стали брать анализы. Нам всем было плохо, мы валялись на травке. Приехали автобусы, сначала нас завезли в больницу в Иванково. Там нам поставили почти на сутки капельницы. Медсестры сидели с нами, постоянно переставляли эти капельницы. Постоянно нас промывали. И уже во второй половине следующего дня нам привезли в Киев на Ломоносова, в клинику онкологии.

— Как вас лечили? Если смотреть по сериалу, то там их поместили в отдельные палаты, закрыли пленкой. А как у вас в Киеве было?

— Нас там сначала помыли, забрали всю одежду и принесли то, что было. Брату досталась ночнушка, мне — пододеяльник. Только к обеду нам уже принесли одежду.

Врачи с нами работали не так, как в Москве. Там боялись ребят, шарахались от них. Врачи приходили к ним в защитной одежде, как в скафандрах. В первые дни капельницы им никто не ставил, а две недели давали какие-то таблетки. Их расселили по боксам. А с нами врач разговаривал так, как мы с вами сейчас сидим.

Потом главный врач Московской больницы №6 Гуськова вместе с американским профессором Гейлом прилетели к нам, посмотреть, как Киндзельский нас лечит. Наш врач одевал только халат, а они зашли в своих скафандрах, боялись украинской радиации. Леонид Петрович берет карточку каждого и зачитывает, как нас зовут, какие анализы у нас.

Меня поразило, как Гейл подходит ко мне и через переводчика говорит, мол, этот протянет лет семь. А брату, Леониду он дал от 3 до 5 лет. А мой брат еще 25 лет прожил, и я жив до сих пор. А ребята в Москве остались на кладбище.

— Киндзельский лечил вас по своей методике?

— Да. Брату сделали пересадку костного мозга. У Лени в костном мозге осталось 27% живых частиц, он уже чах. И если бы его лечили, как в Москве, то он давно был бы на кладбище. Отличие методики Леонида Петровича в том, что он пересаживал живой костный мозг. А по теории Гейла тем, у кого костный мозг убит на 80%, нужно перед пересадкой костный мозг донора облучить, и только потом пересаживать.

За то, что Леонид Петрович делал все по-своему, его Гуськова (главврач Московской больницы №6 — прим. авт.) сняла с должности. Но он все равно к нам приходил, говорил, что нас не бросит. «Они мне запретили работать самостоятельно, а я спасал человека», — говорил он. А Москва хотела, чтобы он работал по методике Гейла. У брата донорский мозг прижился, он стал выздоравливать. А они своими экспериментами убили людей. Как так получилось, что у нас умер только один человек, а в Москве почти все?

После этого Киндзельского восстановили в должности. И Гуськова снова приезжала и просила, чтобы он поделился своей методикой. Но он ей не дал, Москва ее не получила, а вот Америка получила.

— Как так случилось?

— Расскажу. Меня часто приглашали в музей Чернобыля, когда туда приезжали делегации. И как-то приехала группа, где были американцы, канадцы. Они хотели послушать живых участников событий. И в конце разговора встает афроамериканец и говорит, что хочет задать вопрос мне. И переводчик передает: «Вы очень красиво рассказывали про Леонида Киндзельского, а знаете ли вы Игоря Киндзельского?» Отвечаю, что нет, не знаю. Он заулыбался и говорит: «А я знаю».

И уже после встречи подошел ко мне и сказал, что Игорь — это сын Леонида Петровича. «Он у нас в Америке главный радиолог», — пояснил мужчина.

— Вам тоже делали пересадку костного мозга?

— Нет. У меня было 60% живых частиц в костном мозге. И тогда Леонид Петрович сказал, что будем работать с кровью. Мне просто вливали плазму. Я очень долго лежал в больнице, у меня подозревали рак крови, потому что были низкие лейкоциты. Но третья пункция показала результаты лучше. Слава Богу, все обошлось.

— Как вело себя руководство станции?

— В фильме показали неправду. Директор станции вел себя отлично. Я находился с ним в противорадиационном бункере. Мы, три офицера, в первый день там дежурили. Брюханов находился в штабе. Я каждые 15 минут подходил к двери, чтобы получить указания, и передавал их наверх.

— А главный инженер Дятлов, который в ту ночь проводил эксперимент на станции, вы его знали? В фильме он показан жестким, не терпящим чужого мнения?

— Я его хорошо знал. Он был на своем месте. Да, жестковатый, своеобразный, со своим характером. Был и твердый, и грубоватый. Он по науке директору практически не подчинялся. Как и у Брюханова, у него в кабинете стояла правительственная связь. Брюханов не хотел проводить эксперимент, а он его не слушал. Потому что Москва напрямую ему давала указания проводить эксперимент. Его заставляли. Никто же не слышал, что ему говорили.

Ему говорят во время эксперимента, что автоматика не срабатывает, не надо продолжать. А он докладывает сначала в Москву, а потом приходит и говорит: «Делайте». Он выполнял свои обязанности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector