0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Православие в Китае

Православие в Китае. Записки миссионера

Почему Китай? Часто, говоря о православии в Китае и Гонконге, я предваряю свой рассказ вступлением, в котором отвечаю на вопрос, […]

Почему Китай?

Часто, говоря о православии в Китае и Гонконге, я предваряю свой рассказ вступлением, в котором отвечаю на вопрос, для многих очевидный: почему Китай? Какой интерес для русского православного священника представляет собой эта страна? Почему выбрано служение в ней?

Протоиерей Дионисий Поздняев

Впервые я приехал в Пекин в 1994 году – по приглашению моего друга-китайца, которого крестил еще в Москве. Китай я полюбил еще в детстве. Позже, учась в семинарии, заинтересовался историей Пекинской миссии. Позднее Бог судил мне познакомиться со многими людьми – и в Китае, и в Европе, и в Америке, – которые имели непосредственное отношение к истории Православной Церкви в Китае. Постепенно пришло понимание того, что и как нужно сделать, чтобы Православная Церковь в Китае не стала лишь случайным эпизодом в истории Поднебесной.

В свое время у меня была возможность поделиться своими мыслями со Святейшим Патриархом Кириллом, возглавлявшим тогда Отдел внешних церковных связей Русской Православной Церкви. Тогда же сложилось и понимание того, что особую роль в проекте возрождения Православной Церкви в Китае может сыграть Гонконг как территория, с одной стороны, китайская, а с другой – не обремененная законодательными ограничениями для деятельности христианских, в том числе и иностранных, миссионеров. С 1994 года я регулярно ездил в Китай, сначала – в Пекин, Харбин, Синьзян. Со временем поездки стали достаточно частыми, возобновились регулярные службы на территории бывшей Пекинской миссии – ныне посольства России в Пекине. Укрепились контакты с немногоми православными китайцами. И наконец, в 2003 году я получил благословение на воссоздание православной общины в Гонконге.

Как появилось православие в Китае?

Православная миссия возникла в Китае в начале XVIII века. В те времена император Петр I активно стремился установить отношения с Китаем, хотя это было весьма непросто: Поднебесная всегда оставалась замкнутой страной. Предлогом для направления официальной миссии в Китай была забота о группе русских пленных албазинцах (албазинцы – потомки русских казаков-поселенцев пограничного с Китаем острога Албазин; в конце XVII века острог был захвачен китайцами, а казаки в качестве пленных были доставлены в Пекин – Ред.). Это был первый шаг России в Китай. И до конца XIX века Пекинская миссия наряду с миссионерскими задачами исполняла и дипломатические поручения, что не могло не обременять ее, не очень способствуя выполнению основной, проповеднической задачи. По-настоящему миссионерская работа в Поднебесной началась лишь в конце XIX века, хотя, к сожалению, события 1917 года в России ее существенно затормозили.

Албазинская икона Божией Матери

Сегодня православной миссии в Китайской Народной Республике де-юре нет. Согласно китайским законам, иностранные миссии не имеют права действовать на территории страны. Чтобы как-то обойти этот закон, в 50-х годах прошлого века Пекинская миссия была преобразована в Китайскую Православную Церковь, но она, увы, не пережила периода «культурной революции» и была фактически уничтожена. Хотя модель автономной Православной Церкви была создана, были рукоположены два китайских епископа, полтора десятка китайских священников. Тем не менее, фундамент этой Церкви не выдержал испытаний «культурной революции» – институционально оны была разрушена в 60-е годы прошлого века.

Китайские просфоры

Однако в некоторых местах остались верующие, сохранились храмы. И сегодня идет речь о том, как нормализовать церковную жизнь православных верующих. Правда, работа в этом направлении не может развиваться без поддержки извне, и прежде всего со стороны Русской Православной Церкви. В этом смысле правильно говорить о необходимости создания православной среды, развития китайской православной культуры для утверждения православия среди китайцев. В этом смысле такую задачу можно назвать по-настоящему миссионерской.

«Все православные храмы на территории Китая были открыты или восстановлены по инициативе местных приходов или местного правительства»

Основная проблема Православной Церкви в Китае – это то, что в силу исторических обстоятельств была разрушена православная среда приходов. Нет системы образования, нет архиереев, людям неоткуда серьезным образом получить опыт духовной и богослужебной жизни. Нынешние власти, учитывая сегодняшнюю их политику, вполне адекватно бы отреагировали на увеличение православной общины. Нужно сказать, что все православные храмы на территории Китая были открыты или восстановлены без всякой инициативы извне. Это всегда была инициатива местных приходов или местного правительства. То есть когда шло восстановление церковной жизни в Китае, скажем, в 80-90-е годы, со стороны Русской Православной Церкви на это не было направлено никаких усилий. Так, храм в Кульдже, построенный в 2000 году, возник по инициативе местной общины, на деньги местного правительства. Поэтому мы видим много примеров того, что китайские власти готовы адекватно реагировать на развитие православия в том случае, когда оно идет изнутри, по линии именно местных общин.

«Важно ставить акцент на духовную сторону вопроса, а не на политику. Первая забота – о духовной жизни существующих общин, об образовании людей, об опыте молитвы, богослужения»

Православие – всемирная религия, православные общины Китая не могут быть изолированными. В силу исторической связи они опираются прежде всего на Русскую Православную Церковь. Не имея достаточной степени внутренних ресурсов для своего роста и развития, они надеются на ту помощь, которая могла бы и должна была бы прийти со стороны Русской Православной Церкви. Для китайских властей сейчас самая большая сложность – понять, в какой мере и в какой форме они готовы допустить эту необходимую для нормализации православной жизни в Китае помощь со стороны Русской Православной Церкви. С одной стороны, существуют улучшающиеся отношения: председатель КНР Си Цзиньпин встречался с Патриархом. Но нужно заметить, что для официальных властей Китая это всегда взгляд с политической точки зрения. Нельзя сказать, что в религиозной жизни нет политического аспекта. Но, наверное, здесь, в том числе и со стороны Православной Церкви, важно ставить акцент на духовную сторону вопроса, а не на политику. Дело не в российско-китайских отношениях, не в стремлении России усилить свои отношения с Китаем. Первая забота – о духовной жизни существующих там общин, об образовании людей, об опыте молитвы, богослужения.

Самое важное – укрепление этой самой православной среды, из которой могли бы выходить собственные китайские священнослужители. Когда эта среда станет достаточно сильна, надеюсь, при помощи Русской Православной Церкви, тогда и реакция китайских властей будет совершенно адекватна. Но когда мы говорим о том, что православных немного, они рассредоточены по стране и часто не в состоянии объединиться, то попытки со стороны любых иностранных сил (будь то Русская Православная Церковь или Константинопольский Патриархат) вести какую-то неофициальную или незаконную деятельность на территории страны будут вызывать беспокойство у китайских властей. Они хотели бы контролировать все процессы. В силу того, что это власти светские, они, как я уже сказал, воспринимают религиозные движения с политической точки зрения. Всё неизвестное вызывает беспокойство, и они бы не хотели, чтобы в стране происходило что-то непонятное, неизвестное, потенциально, может быть, враждебное, а может быть, и не враждебное. Откуда им знать – какое?

Читать еще:  6 типичных проблем детей в начальной школе

Поэтому я думаю, что все шаги, которые Русская Православная Церковь предпринимала и предпринимает, должны быть открытыми, ясными, понятными, заранее согласованными. Со стороны же китайских властей я вижу основную проблему в крайне плохом представлении о православии. Практически мы не можем встретить нормальную, адекватную экспертную оценку. Наверное, не по их вине. Поскольку православие в стране представлено слабо, и чтобы с ним серьезно познакомиться, надо немало прочитать, посетить множество православных общин за пределами Китая. Для того чтобы увидеть, как это работает. Здесь, я полагаю, совершенно необходима помощь со стороны Русской Православной Церкви. В том, чтобы сформировать правильное, адекватное видение и понимание ситуации у китайских официальных лиц касательно Православной Церкви. Если не будет адекватного понимания – будут неадекватные реакции.

Гонконг

Совершенно особую роль в деле возрождения Православной Церкви в Китае играет Гонконг. Законы здесь значительно отличаются от законов, действующих на остальной территории КНР. Здесь нет ограничения для религиозной деятельности иностранцев. Именно поэтому только в Гонконге мы как иностранцы можем официально вести религиозную деятельность. Вместе с тем Гонконг тесно связан с континентальным Китаем, и благодаря этому многие приезжают к нам для участия в богослужениях, для Крещения.

Освящение чая

Приход Гонконга помогает православным китайцами во всех регионах Китая наладить церковную жизнь. Мы регулярно совершаем богослужения в общинах Шэньчжэня, Гуанчжоу, Даляня. Кроме того, регулярные богослужения совершаются русскими священниками на территории российского посольства в Пекине и консульства в Шанхае. В Харбине в Покровском храме служит китайский священник. Сегодня в Гуанчжоу и Шэньчжэне есть две общины, в которых по выходным дням богослужения совершаются в домовых храмах. Есть также храм в Тайбэе, где регулярно проходят службы. В открытых храмах в Синьцзяне и Внутренней Монголии богослужения совершаются мирским чином по воскресным дням и праздникам.

В самом Гонконге мы служим в небольшом домовом храме в центре города на 12-м этаже одного из небоскребов. Именем святых апостолов Петра и Павла храм был назван в 1934 году, когда он был открыт. Возобновляя его деятельность в 2003 году, мы решили не менять имя. Община нашего храма – это несколько десятков человек. Из них примерно четверть прихожан – китайцы. Форма домового храма типична для Китая, здесь подавляющее большинство храмов располагаются в небоскребах. Ведь в Гонконге самая дорогая в мире недвижимость. Скажем, 150 кв. метров, на которых располагается наш храм, можно арендовать за 4 000 долларов США в месяц. Покупка этого помещения будет стоить порядка двух миллионов. А уж приобретение участка земли и строительство храма обойдется в десятки миллионов долларов!

Помимо богослужебной деятельности, приход в Гонконге занимается рядом миссионерских проектов. Мы открыли первое в Китае издательство православной литературы, много работаем над переводами вероучительных и богослужебных книг. Это сложная работа, требующая высококвалифицированного труда. И стоит она немалых денег. Все проекты по переводам финансируются только путем частных пожертвований.

Есть у нас и медийный проект, ведь речь идет не только о том, чтобы сделать перевод того или иного текста на китайский – его ведь надо облечь в какую-то определенную форму: книги, аудиозаписи, фильма, веб-страницы. Мы создали и несколько китайских приложений для смартфонов – молитвослов, православный календарь.

«В Китае нет запрета на исповедование православия, как ошибочно полагают многие. Проблема лишь в недостаточном объеме и ограниченной доступности материалов о православии, а также в невозможности для китайцев регулярно посещать храмы и богослужения»

Все это довольно-таки востребовано, ведь китайское общество сегодня переживает быстрый процесс трансформации, который сопровождается кризисными явлениями. На этом фоне многие в Китае интересуются вопросами веры. Православие для китайцев – нечто новое и малознакомое (по сравнению с католицизмом и протестантизмом). Именно в силу своей новизны оно имеет шанс на развитие. В Китае нет запрета на исповедование православия, как ошибочно полагают многие. Проблема лишь в недостаточном объеме и ограниченной доступности материалов о православии, а также в невозможности для китайцев регулярно посещать храмы и богослужения. Тем не менее китайцы часто осознанно и охотно принимают Крещение в Православной Церкви. По большому счету, речь сейчас идет о том, чтобы о православии для китайцев мы могли рассказать на доступном для них языке, в широком смысле этого слова.

К сожалению, Православная Церковь в Китае никогда не получала от Церкви в России даже малой доли тех усилий, заботы, материальных и человеческих ресурсов, которые были приложены католиками и протестантами для развития их церквей – видимо, в силу того, что российское общество всегда было достаточно равнодушно к вопросам миссии в Китае. Не так было в Европе и Америке – и сегодня мы видим в Китае несколько десятков миллионов инославных христиан, численность которых быстро растет.

Иконостас

И мы многому можем поучится у католиков и протестантов в деле организации миссии. Ведь все мы здесь христиане в окружении постхристианского мира. У всех христиан в Китае общие проблемы. Мы все живем в одном обществе, в довольно специфическом социуме, и нам важно знать любой опыт решения самых разных проблем. Именно поэтому и многие католики и протестанты активно интересуются практикой духовной жизни Православной Церкви.

Иногда меня спрашивают о том, что Русская Православная Церквоь получает от развития православия в Китае. Казалось бы, в России немало таких проблем, которые мы должны были бы решить, работая прежде всего у себя дома. Миссионерство – в самой природе Церкви, дух его – в словах Спасителя, благословляющего апостолов «научить все народы». Православие в Китае – это такая задача, на решении которой мы можем понять, остался ли миссионерский потенциал в Русской Православной Церкви, остались ли силы, умение, желание к этому стремиться. Если мы на этом пробном камне поймем, что внутренний потенциал есть, это скажет нам, что Русская Православная Церковь жива и сильна.

На основе материалов с сайта “Прихожанин”

«Миссионерское служение – самое важное в нашей деятельности»

– Сколько православных приходов в Китае и сколько верующих среди коренного населения?

– Достаточно сложно ответить на этот вопрос, поскольку нет официальной статистики. И что называть приходами? Есть официальные приходы Китайской автономной православной Церкви – их четыре, есть православные общины, которые разрознено существуют в разных городах Китая – их около пяти. В общем, если мы берем Большой Китай, включая и Тайвань, и Гонконг, и скажем еще о приходах Константинопольского Патриархата – которых два (в Гонконге и на Тайвани), то мы ведем речь о десятке приходов и общин, которые не объединены между собой. Они существуют самостоятельно в разных административных статусах.

Что касается крещеного населения из местных, в Китае есть «неформальная» цифра, которая периодически повторяется, но она достаточно условная. Говорят, что здесь 13 000 православных китайцев. Я думаю, что это завышенная цифра. И реальное число вряд ли превышает 2 000 человек.

Есть еще православные иностранцы, которые живут в разных городах Китая: русские, румыны, сербы, американцы.

Читать еще:  Проповеди. Проповедь в Неделю 21-ю по Пятидесятнице

Отец Дионисий Поздняев с прихожанами, фото из личного блога батюшки

– Нет ли проблем, связанных с дискриминацией по религиозному признаку, особенно этнических китайцев, принявших православие? Как местные жители относятся лично к Вам?

– Когда мы говорим о Китае, я бы не стал обобщать и все сводить к Китайской Народной Республике. Китай это еще Тайвань, Гонконг, Макао, китайская диаспора – скажем так, «китайский мир».

В КНР религиозной дискриминации нет, но есть определенные затруднения, связанные с религиозной деятельностью иностранцев. Она ограничена законодательно. Миссионерская деятельность де-факто запрещена. Но это нельзя назвать дискриминацией, это, скорее, затруднения или ограничения.

Мы, с одной стороны, живем на материке с Китаем в этих рамках (в Гонконге – прим. ред.), а с другой стороны, умеем их как-то преодолевать. Поэтому ситуация вполне рабочая.

Об отношении местных к нам можно сказать одним словом – с интересом. Не сказать, что интерес глубокий, чаще он граничит с любопытством, но в общем, относятся к нам благожелательно и добродушно.

– Расскажите о Вашем приходе в Гонконге. Кто Ваши прихожане, насколько крупная община? Вы окормляете другие приходы на территории Китая?

– Приход небольшой – на службе регулярно бывает 35-40 человек; международный –

около половины составляют русскоязычные прихожане, треть – китайцы, и еще треть – европейцы или американцы, которые живут в Гонконге. В богослужении мы используем три языка: церковнославянский, китайский и английский. Мы считаем, что миссионерское служение – самое важное в нашей деятельности. Хотя и пастырское окормление соотечественников естественным образом остается нашей задачей.

Но у нас ситуация не такая, как в Европе или Америке, где эмигранты укореняются и живут поколениями. В Гонконге иностранцы работают, и даже после 20-30 лет работы могут просто уехать. Город в этом смысле немного похож на вокзал с постоянным движением приезжающего-уезжающего народа. На месте остаются китайцы, которые тоже достаточно мобильны. В Гонконге население свыше семи миллионов, причем один миллион – китайцы с канадскими паспортами. Они в любой момент могут взять и уехать в Канаду. Поэтому сама по себе здесь ситуация такая мобильно-изменчивая.

Но, тем не менее, мы рассматриваем именно гонконгских китайцев как основную аудиторию, ради которой мы здесь присутствуем.

Еще у нас есть приписные приходы в южно-китайских городах Шэньчжэнь и Гуанчжоу. Есть общины без официального статуса, где-то даже уже появились священники. Естественно, мы соединены с этими общинами и с отдельными верующими, которые на территории Китая в небольшом количестве живут.

Правослвная община в Гонконге

Возникновение христианства в Китае [ править ]

Согласно преданиям, христианство было проповедано в Китае ещё апостолом Фомой, однако подтверждённая история христианства в Китае начинается со времён династии Тан (VII в.), когда в Китай прибыли проповедники-несториане. Первыми европейскими христианскими миссионерами в Китае были францисканцы (XII—XIV вв.), а в XVI веке в Китай прибыли иезуиты, за сто лет создавшие в Китае мощную церковную организацию, имевшую огромное влияние при императорском дворе.

Главные причины притока иностранных религиозных течений в Китай

Можно выделить несколько главных причин:

  • Великий Шелковый путь.

Это самый значительный в древнем мире торговый путь, через который люди везли не только товары, но и мысли, идеи, верования. Так население Китая смогло узнать о религиозных культах других народов, обычаях, традициях.

Современное китайское население образовалось в результате значительных миграционных притоков из других территорий. Каждый этнос привносил свою культуру, язык, религию. В результате перемещения многих наций образовалась единая система вероисповедания, состоящая из различных культов.

  • Политические и исторические события.

КНР, как в древности, так и теперь, всегда представляла значительный интерес для других стран. Еще со времен Золотой орды монголы пытались завоевать это государство и внедрить свою религию. В дальнейшем, становясь одной из наиболее активно развивающихся стран мира, она привлекала лидеров других государств, пытавшихся через вероисповедание расширить свое влияние.

  • Целенаправленное агитирование.

Начиная с 7 в. в КНР стали появляться проповедники внешних религий — католицизма, ислама, православия. Они вели активную работу, не всегда успешно, но настойчиво повторяя попытки. В результате на территории страны открыто много церквей, мечетей, храмов, святилищ различного толка.

Пока мы служим в интернете

Сейчас идет ремонт храма в Гонконге, и мы надеемся, что, как только он завершится, у нас будет действующий храм. Пока же мы служим там, где мы нужны, например, в интернете. В Китае очень популярна электронная платформа WeChat, там сидят абсолютно все. Возможно, это связано с тем, что китайцы – интроверты и часто предпочитают общение в сети.

Даже к бабушке из деревни, которая лепит очень вкусные пельмени, могут приехать внуки и предложить: «Давай сделаем объявление об их продаже в WeChat», и у бабушки появляется тысяча заказов, она становится миллионером. Конечно же, эту платформу мы используем и для проповеди. Люди задают волнующие вопросы, иногда немного странные, просят: «Помолитесь за меня перед экзаменом», я активно общаюсь там с молодежью. Делюсь своими миссионерскими записками, потому что в Китае не очень много религиозной литературы на китайском языке.

Иногда мне приходится учитывать особенности национального менталитета, и я объясняю христианские истины через привычные образы. Например, рассказываю об ученике Кун-Цзы, который жил в глубине улицы и очень скудно питался. Все соседи жалели его! Но он был богаче их, потому что собирал себе небесные сокровища. Китайские предания полны поистине христианской моралью.

У меня есть чувство, что молодежь перестала думать исключительно о материальных благах и стала задумываться о смысле жизни, о нашем месте в этом мире, о Боге. В WeChat мне иногда начинают задавать такие вопросы, мы начинаем общаться, и человек постепенно присоединяется к пастве.

Восстание ихэтуаней и 222 мученика Китайской православной церкви [ править ]

Ихэтуаньское восстание 1900 года, разгромившее здания Пекинской Миссии и физически уничтожившее 222 православных китайца, нанесло сокрушительный удар в деле проповеди православия в Китае.

Тем не менее в 1900 году в Харбине было открыто Благовещенское подворье, а начиная с 1902 года деятельность Пекинской духовной миссии была не только восстановлена, но и получила дополнительное развитие — Начальник Миссии архимандрит Иннокентий (Фигуровский) был рукоположен в епископа, усилены материальные средства, выделяемые на Миссию (вместо прежних годовых 15 500 руб. назначены 30 000 руб.; кроме того единовременно от Святейшего Синода было выделено 150 000 руб. для восстановления разрушенного «боксерами» зданий и хозяйства).

В 1902 году вместе с епископом Иннокентием в Пекин прибыл новый состав духовной Миссии: 1 архимандрит, 2 иеромонаха, 3 иеродиакона и 30 послушников.

21 января 2014 года

Общественная журналистская организация Consortium of Investigative Journalists (ICIJ) обнародовала информацию о том, что, минимум, у пяти нынешних и бывших высокопоставленных чиновников Китая есть близкие родственники, которые хранят значительные суммы в оффшорных зонах на контролируемых Великобританией Виргинских островах.

Читать еще:  Марк Курцер: Сегодня плод для нас стал пациентом

Примечательно то, что в обнародованном организацией списке, где присутствует нынешний генсек Си Цзиньпин, бывший генсек Ху Цзиньтао, бывший премьер Вэнь Цзябао и т.д., нет ни одного представителя фракции Цзяна. Это при том, что СМИ давно уже пишут об огромных заграничных сбережениях и коррупционных делах трёх представителей этой фракции — Цзэн Цинхуна, Чжоу Юнкана и самого Цзян Цзэминя.

Сотрудники ICIJ сообщили, что некий аноним слил им 120 гигабайт секретных документов об оффшорах, которые они будут постепенно обнародовать.

По данным источников The Epoch Times из Пекина, этот предварительный вброс информации был сделан из лагеря Цзяна с целью запугать пять самых влиятельных в компартии кланов, представители которых попали в обнародованный список. Таким образом Цзян предупредил, что если они не надавят на Си Цзиньпина, чтобы тот прекратил попытки остановить репрессии против Фалуньгун, за одну ночь весь мир узнает об их преступлениях и тогда погибнут все.

«Злость и отвращение»

Через двое суток после ареста пастора Вана церковь опубликовала письмо, написанное им заранее. В послании священник говорит, что уважает власти страны и никогда «не был занитересован в том чтобы изменить политические или судебные институты Китая».

Однако, пишет пастор, его «переполняет злоба и отвращение от преследования церкви коммунистическим режимом».

«Как пастор христианской церкви я должен открыто и категорически осудить это зло. Мое призвание требует без применения насилия не повиноваться людским законам, которые противоречат Библии и воле Божьей», — пишет он.

Пастору Вану и его жене — родителям 11-летнего сына — грозит до 15 лет тюрьмы по статье о призывах к подрыву основ государственной власти. Это одна из самых серьезных уголовных статей в Китае, которую часто используют, чтобы заставить диссидентов замолчать.

Автор фото, Getty Images

Пастор Цзинь Мин Жи отверг требование властей установить в своем подпольном приходе видеокамеры

В сентябре внезапно закрылся один из крупнейших подпольных приходов Пекина, церковь Сион. Незадолго до этого администрация церкви отказала властям в требовании установить в ее помещениях камеры видеонаблюдения.

«Я боюсь, что мы не сможем найти способа разрешить этот вопрос с властями», — заявил тогда в беседе с агентством Рейтер ее пастор Цзинь Мин Жи.

Human Rights Watch осудила последние рейды, назвав их очередным свидетельством того, что председатель КНР Си Цзинпин стремится держать под контролем все стороны общественной жизни.

Япония

В 1543 году португальцы приплыли в Японию. Монахи-иезуиты почти сразу же начали обращать местное население в христианскую веру. Среди прочих управлял процессом уже известный нам по катехизации в Индии Франциск Ксаверий. В 1579 году итальянский миссионер Алессандро Валиньяно предложил приблизить христианское искусство и образование к местным обычаям, используя опыт работы иезуитов в Индии.

Уже в начале XVII века японцы могли получать священный сан, набралось почти две сотни тысяч обращенных, стали возводить первые церкви в стиле традиционной архитектуры. На изображениях того времени мы видим типичный католический храм Страны восходящего солнца: он был похож на святилища религии синто за исключением того, что в декоре использовались христианские символы, например три гвоздя, которыми Спасителя приковали к кресту. А в специальной исповедальне в своих грехах могли покаяться прихожане — от бедняков до знатных самураев.

В христианском искусстве местного извода не всегда можно увидеть влияние западных художников. К примеру, сцена Благовещения, в которой ангел сообщает Богоматери о скором рождении Младенца, могла изображаться в традиционном японском стиле.

Посланник небес был обряжен в кимоно и выглядел почти как самурай, Бог Отец нависал сверху, как гневный японский дух, а Дева Мария сидела с обнаженной грудью в наряде, напоминающем откровенную одежду юдзё.

Самобытность японской культуры повлияла и на предметы, на которых мастера запечатлевали христианские образы. Множество объектов культа изготовлено из слоновой кости и перламутра. Кресты-обереги появлялись на цубе — детали, призванной защищать руку владельца меча-катаны. А на одной из крестильных чаш XVII века мы встречаем вместе с изображением главного христианского символа еще и краба: считается, что однажды Франциск Ксаверий, будучи в Японии, уронил в море свое нательное распятие. Он никак не мог его найти, но вскоре крестик на берег вынес краб.

Дружба двух культур продолжалась недолго. Уже в XVII веке японцы изгнали европейцев в страхе, что те разрушат национальные устои и поработят коренное население. До середины XIX столетия Страна восходящего солнца оставалась почти полностью закрытой.

Начались и гонения на христиан, многих распинали на крестах. Богатые люди могли отправиться в изгнание. К примеру, самурай-католик Такаяма Укон отказался отречься от своей религии и уехал на Филиппины. Сразу после смерти местные верующие назвали его мучеником, и сейчас идет процесс беатификации японского христианина в Ватикане. Так что, возможно, скоро ряды святых пополнит первый самурай.

Для отречения от чужеземной веры существовала особая процедура, в ходе которой следовало встать на фуми-э — изображение Христа. Протестанты, отрицавшие культ образов, легко справлялись с этой задачей, а католиков иногда с позором отправляли домой.

Обычно фуми-э вырезались из камня, но порой изготавливались из других материалов (дерево, бронза) или представляли собой рисунки. Удивительно, но эти произведения искусства отличались филигранным исполнением, и японские художники стремились как можно точнее изобразить чуждого им бога. На редкой бумажной версии фуми-э Христос — свирепый демон, уродливая рыжая голова, которая растет из креста и брезгливо отворачивается при виде собственных последователей. Кажется, что Иисус своей позой показывает, что отвергает того, кто попирает Его и отрекается от христианства. На других, более распространенных бронзовых фуми-э Спаситель был изображен на фоне типичного японского пейзажа, а Его поза ничем не отличалась от той, что мы видим на западных распятиях.

Некоторые японские верующие, сохранившие жизнь благодаря отречению от веры, ушли в подполье и стали называться «какурэ-кириситан». Они объявляли себя буддистами и формально соблюдали все внешние требования этой религии, однако тайно почитали Христа и Богоматерь, иконы и статуэтки которых прятали. Из-за частых обысков какурэ-кириситан стали переделывать изваяния благой богини Каннон в изображения Девы Марии, рисуя на ее груди крест.

В середине XIX века запрет на исповедание христианства был снят, но, несмотря на это, небольшая группа какурэ-кириситан отказалась возвращаться в лоно католической церкви и продолжила практиковать свой культ, сегодня представляющий собой причудливую смесь буддизма и христианства.

Тем временем на севере Японии, как считают некоторые местные католики, находится самая настоящая могила Иисуса. По легенде, появившейся в XX веке, Спаситель отправился на острова, чтобы заниматься богословием, а затем вернулся в Иудею. Там Его хотели распять, однако Он сбежал, а вместо Иисуса на крест взошел Его младший брат Исукири. Христос проделал путь через всю Европу и Сибирь, вернулся в Японию и дожил в отдаленной деревне до 106 лет. Некоторые местные жители объявляют себя потомками Спасителя. Однако даже в Японии в это мало кто верит.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector