0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Церковные реформы и их последствия

Церковные реформы и их последствия. Владимир Басенков

Среди модернистов Русской Православной Церкви не первый год идет дискуссия о необходимости перевода богослужения на русский язык. Нужно ли это? Обосновано ли предложение модернистов? Какие последствия могут быть у этого решения, если оно претворится в жизнь? Патриарх Кирилл не раз высказывался против подобной инициативы, но Церковь состоит из людей, а вода камень точит. О том, как необоснованные и ненужные реформы в разные времена разделяли христианские сообщества и почему этого не стоит делать – читайте в нашем тексте.

Когда решил принять новый догмат

Жила бы и жила католическая церковь своей жизнью, пока вдруг в голову ее иерархам не пришла идея реформ. То ли от скуки, то ли от желания почувствовать свою значимость и оставить след в истории, а, скорее, от тщеславия, властолюбия и стремления к жесткой централизации огромного католического мира, но папа Пий IX решил провести собор. Одним из серьезнейших предметов спора на масштабном мероприятии стал вопрос о принятии нового догмата. При всем скептическом отношении православного человека к католической церкви надо понимать, что они и в XIX веке воспринимались Западом как оплот консерватизма, а учение свое стремились связать с древностью и святыми отцами…

Но Пий вынес на обсуждение вопрос о том, что папу римского необходимо наделить особыми полномочиями, приняв догмат о его непогрешимости в вопросах веры. Надо сразу сказать, непогрешимость не означала личную безгрешность понтифика. Но вот его безошибочность в суждениях о вере предполагалась. В итоге догмат о непогрешимости был принят РКЦ с пояснением:

«…определяем, что Римский епископ, когда говорит с кафедры, то есть когда, выполняя обязанности пастыря и учителя всех христиан, своей высшей апостольской властью определяет, какого учения в вопросах веры или нравственного поведения должна держаться вся Церковь, — в силу божеского содействия, обещанного ему в святом Петре, обладает тою же безошибочностью по делам веры и морали, какою по воле божественного Искупителя должна обладать Церковь Его, когда определяет учение, относящееся к вере или нравственному поведению, а посему таковые Римского епископа определения являются неподлежащими отмене сами по себе, а не по решению Церкви. Кто же, — да не допустит Бог! — дерзнет против сего нашего определения возражать, да будет анафема».

И эта формулировка проложила еще более глубокую пропасть между православными и католиками. Человек есть человек, пусть он даже будет первым среди равных, может и допускать ошибки. Поэтому в вопросах веры Церковь всегда руководствовалась Преданием, Писанием и соборным мнением современников с тщательным обсуждением.

Справедливости ради стоит заметить, что принятое решение о непогрешимости РКЦ было реализовано всего один раз. Но даже этого хватило, чтобы понять всю суть деспотичного «догмата» о непогрешимости: папа Пий XII провозгласил догмат о Вознесении Пресвятой Богородицы на небо. О правильности или неправильности самого содержания можно спорить, но вот факт нарушения присущей Церкви соборности – налицо.

Главное: Первый Ватиканский Собор, на котором в 1870 году был принят догмат о непогрешимости папы римского, породил раскол в католическом мире. Несогласные не стали однородным движением, но однозначно солидарным. Старокатолики, очевидно, ощутив себя на страже консервативных ценностей Европы, принялись выстраивать диалог с православными и англиканами. Крупнейшим из новообразований после раскола стала Утрехтская уния. Существует и поныне, как и другие представители движения старокатоликов.

Календарный план не выполнен

Константинополь и Афины, которые до недавнего времени в России воспринималась как твердыни мирового Православия, «чудить» начали давно. Их роль в истории отечественной Церкви XVII века вспомним позже, а пока обратимся к событиям века XX.

Мы уже привыкли, что светское общество живет по григорианскому календарю (ну и пусть), а вот Церковь предпочитает «держать предания» и пользоваться древними пасхалиями. Святость отцов Вселенских соборов под сомнение не ставится, так зачем менять их постановления? Тем более, если они касаются календарных вопросов. Видимо, географическое и метафизическое положение на границе миров Востока и Запада, а еще традиции политического мейнстрима держать нос по ветру со времен Флорентийской унии сделали свое дело.

В 1918 году архиепископом Афинским стал Мелетий (Метаксакис). Своего взгляда на церковную политику он не скрывал: «положение Православной Церкви в России сейчас изменилось, и есть более благоприятные перспективы на сближение с Западом». Да, он сказал именно это, более того, не подвергся осуждению со стороны епископата. Реформу Православной Эллады проводил не Мелетий (поскольку он к тому времени стал Константинопольским патриархом), а его сподвижник Хризостом. Новый календарь не был григорианским, но был близок к нему. Даты празднования православных праздников вступали в противоречие с привычным порядком расчета пасхалии и других значимых церковных дат.

Константинопольская, Элладская, Румынская и Александрийская Церкви приняли нововведение. Богословская причина такого решения сомнительна, а вот политический подтекст ясно обозначил Метаксакис. Народу, кстати, внезапное решение архиереев пришлось не по душе. Божиим знамением стало явление креста над одним из «юлианских» храмов в день памяти Крестовоздвижения. События послужило ростом сторонников нарождавшегося движения старостильников и серьезным поводом задуматься для реформаторов.

Но священноначалие предпочло гнуть свою линию, несогласных архиереев «прижать» с помощью государственного вмешательства и жить дальше. Не поддержавшие разделения назвали себя истинно-православными христианами, правда, уже в 1937 году раскололись на два лагеря.

Внимание, вопрос: зачем Церкви, стоящей на фундаменте древности, заниматься реформами и нововведениями, которые с одной стороны, не требуются, а с другой работают на раскол Церкви?

Книжная справа

Если нырнуть еще немного в прошлое в поисках «недореформ», одно из первых мест может смело занять никоно-алексеевское детище XVII века. Не без помощи греков, царь с патриархом вместо привычного уже поддержания рутины по исправлению ошибок в славянских богослужебных книгах принялись менять церковные порядки, причем делали это на грани фола, с применением силы и попрания принципов соборности. Стоит отметить, что вплоть до наших дней Русская Православная Церковь производит возврат к дониконовским положениям дел, касается ли то богослужебных текстов, реабилитации старообрядчества или по непонятным причинам похороненных «реформой» православных традиций.

Реформа XVII века не была обоснована или согласована, а проводилась волей царя и патриарха. Консультантами реформаторов выступали сомнительные личности и восточные патриархи. Необоснованность сопровождалась нежеланием объяснять причину нововведений с параллельным преследованием. Чего только стоит проклятие всех приверженцев двуперстного крестного знамения. Удивительно, как можно было отказаться от традиции, пришедшей на Русь от… греков. Дальше – больше. Не исправление, а изменение смыслов в молитвах и чинах, отказ от благочестивых традиций (а они, между прочим, не украшение национального колорита, а внешнее выражение многовекового опыта святых для создания личной и эффективной среды спасения души) сильно ударили по консервативному русскому обществу.

Читать еще:  Вселенская Суббота покоя – но впереди у нас много работы

Надо сказать, что реформа была авторитарной, то есть не предполагала общественного обсуждения. Несмотря на ее непопулярность среди верующих, дискуссии не предполагалось, но почему-то, не предполагалось и альтернативы (мол, давайте, ребята, кто хочет, держать старые традиции). Спустя 150 лет было учреждено Единоверие как реакция с опозданием, а в наши дни старообрядчество внутри Православной Церкви является органичным образованием. Но раскол уже произошел.

Русский или славянский?

Разговоры о реформах назревают, когда что-то не в порядке. Или кому-то кажется, будто что-то не в порядке (нередко непорядок существует в голосах тех, кто желает реформ). С конца XIX в Русской Церкви «гуляет» идея перевода богослужебных текстов на русский язык. Не запись русскими буквами церковнославянских слов для возможности их прочесть нашему человеку, а именно перевод. Например, псалом 90 будет читаться со словами «перьями Своими осенит тебя» вместо «плещьма Своима осенит тя». И так далее. Только речь не просто о переводах и даже распространении книг среди православных для «личного пользования», а совершения богослужений на этом языке.

Аргументы современных модернистов не отличаются от идей обновленцев оригинальностью: народ из Церкви уходит, в том числе потому, что ничего не понимает, значит, надо народу создать условия и сделать все для него понятным. Конечно, это ошибочное утверждение.

Начать бы его стоило с того, что искренне ищущий человек обязательно перешагнет рано или поздно «языковой барьер» в Церкви. И останется несмотря ни на что. Да и движение якобы по пути упрощения и прагматизма никогда ничего хорошего Церкви не приносило. Ее ценность как раз в неотмирности и неизменяемости, и именно это привлекает людей ищущих. Все человечество «загнать» в храмы не получится, а попытка идти на поводу у мира только подорвет саму Церковь. Компромиссы в сообществе верующих не в цене.

Мы прекрасно понимаем, что церковнославянский язык создан как язык сакральный для общения с Богом. И он действительно красив своей мелодичностью и звучанием. Он глубоко проникает в душу и здесь уже трудно усомниться в его уникальности и важности для человеческой души. Бывает и такое, что русский язык вынужден растолковывать одно единственное слово из церковнославянского целыми предложениями. Да, и ведь церковнославянский зык прошел молитвенную «обкатку» поколениями русских святых…

Это не чужой нам язык. Многие слова кажутся понятными, непонятые – знакомыми и родными. Научиться понимать церковнославянский язык проще, чем какой бы то ни было иностранный. Кстати, когда мы говорим о сакральном, нам в голову не приходит отказаться от сакрального места молитвы (храма) в пользу квартиры или дома, от сакральной одежды священнослужителей (а на некоторых приходах и мирян) в пользу обычной мирской одежды, снять с голов платки или обрить бороды (хотя здесь мы уже проигрываем духу времени). Примеров сакрального в жизни христианина много. Но зачем разрушать диалект, на котором он говорит с Самим Богом?

Реформы в Церкви, как мы видим, не доводят до добра. Нам стоит стоять и держать предания, а не заниматься изобретением новых форм. Возможно, стремление к реформам приходит в голову тем людям, кому наскучила их церковная жизнь, и они сами перестали ее понимать. Но не по причине несовершенства церковных постановлений, а из-за внутренних барьеров к ее правильному пониманию. Когда люди такого склада дорываются до принятия решений, Церковь испытывает потрясения. Происходят расколы. Рушится привычный религиозный мир общества.

Иногда реформы нужны, но они должны быть обоснованы Преданием и Писанием, многовековым учением Церкви и решениями соборов святых отцов. Церкви нужны реформы, приводящие ее к евангельскому образцу, а не потворствующие человеческим амбициям, удобству и разделению людей искусственно созданными преградами.

На заглавной фото – суд над патриархом Никоном

Традиционализм не про спасение. Он про страх перед новым.

Тогда попробуем посмотреть на современность сквозь призму традиции. Принято считать (и, возможно, сегодняшняя политическая и экономическая ситуация в России служит тому подтверждением), что православие традиционно несовместимо с демократией и экономическим ростом…

– Православие и демократия несовместимы? Друзья, а как же Греция? Это самая демократическая страна Европы, где чуть что – сметают политиков, отправляя на все четыре стороны. (Об этом интересно писал Александр Баунов).

И давайте перестанем говорить, что в Греции какое-то «не такое» православие. Не станем забывать, что именно от греков мы православие и получили. В греческой конституции, в отличие от нашей, записан приоритет православия. В Греции есть даже закон, ограничивающий новые переводы Евангелия. Православие в этой стране охватывает все стороны жизни, греческая культура насквозь православная и при этом демократическая.

А что насчет несовместимости православия с экономическим успехом?

– На сегодняшний день – да, ни одной успешной православной страны в мире нет. Но давайте посмотрим на 50 лет назад и сравним уровень жизни в той же Греции и, например, в Венгрии. Получится, что православная страна была экономически более успешной.

А если сравнить не с Венгрией, а с Германией?

– Да, ей проигрываем. Ну и что? Вообще мы очень любим повторять вслед за Вебером, что протестантская этика – родина капитализма, но давайте посмотрим на карту: Бавария – самая успешная земля в Германии – это католическая земля. А северные протестантские земли экономически чувствуют себя гораздо хуже. Да и самые успешные французские регионы – католические.

Очень легко делать обобщения и очень тяжело иметь дело с реальной историей, потому что она разная. И никто не может заранее сказать, с чем совместимо или не совместимо православие. Вы же не будете отрицать экономический успех старообрядцев? А ведь они в высшей степени консервативны.

Можно анализировать, за счет чего этот результат был достигнут, но одно неоспоримо: там, где нет государственного «присвоения» религии, там есть успех. Старообрядцы стали добиваться успеха, когда государство оставило их в покое.

То есть приверженность традиции не может помешать ни политическому, ни экономическому развитию?

– Сама по себе – не может. Православие связано с традицией, но традицией живой, отвечающей на новые и новые вопросы, которые обращает к нам Господь. А традиционализм – это фарисейство, которое отвечает Господу: «Что Ты меня снова об этом спрашиваешь? Ты уже диктовал это миллион лет назад, вот в книжке записано».

Заблуждение № 5 Крещение младенцев

Об этом я написал целую статью . Но вкратце скажу, Библия учит нас крестить не младенцев, а здравомыслящих людей, верующих в то, что сделал для них Иисус Христос и обещающих чистую совесть перед Богом.

Но в православии почему-то не делают на этом акцент. Хотелось бы, чтобы православные прислушались к моим замечаниям и стали поступать по слову!

Как они сами о себе говорят, православный от правильно славят Бога. Служите Богу в истине и он благословит! Аминь!

Бытовое «старообрядчество» превращается в некий род магии, когда форма становится главной и навсегда установленной, ее свобода воспринимается как ересь.

Категорическими запретами чего-либо «внешнего» такое отношение только подогревается. И вот уже из традиции замужним женщинам покрывать голову в храме появляются благословения некоторых священнослужителей женщинам в платке ходить дома и даже спать, а еще всегда надевать платки на маленьких девочек.

Дальше – больше: если платок так необходим, то кем-то делается вывод, что без покрытия головы молитва женщины не доходит до Бога и вообще вменяется в грех – и такое мнение распространяется как «благочестивое». Так рождается суеверие.

Читать еще:  Милосердие Рождества. Как чудо Божие откликается на скорбь

Фото: Варя Черногорова

Отсюда же, из канонизации вполне благочестивой формы, идет чуждое христианству отношение к богослужебному языку как сакральному, без которого Бог не услышит молитву.

Смешение внешнего и внутреннего порой бывает характерно не только для тех, кто недавно обратился к Церкви, но и для духовенства, в чьи обязанности как раз входит просвещение. Помню рассказ о храме, куда ревностный священник не пускал жителей села, если не были выполнены многочисленные поставленные батюшкой условия – крестик на шее, соблюдение постов, «правильная» одежда и т.д. В результате священник служил в пустом храме, а жизнь людей шла мимо Церкви до тех пор, пока священника не сменили. Помню одного московского протоиерея, отказывавшегося причащать маленьких детей в одежде с изображением иностранных мультипликационных зверюшек. Впрочем, протоиерей тот уже давно в запрете…

Также необходимо правильное понимание Символа веры. Помню рассказ священника, который стал говорить с прихожанами о Символе веры во время частной исповеди. И вот, он столкнулся с тем, что многие его благочестивые давние прихожане порой исповедовали разнообразные ереси.

Сам помню, как, зайдя в один почитаемый храм, услышал, как священник, беседуя с готовящимися к таинству крещения, так рассказывал о соединении природ во Христе: «Тело человек получил от Богородицы, а Дух от Бога» – что является просто «классической» древней ересью. Это опасно, как опасна любая ложь, тем более ложь о Боге.

Далее, ученичество – это верное отношение к Священному Писанию. Чтение его в храме – наставление каждого в вере, слово Бога к человеку. Оно нужно не Богу (Бог и так знает Свое слово), а каждому человеку. Увы, Священное Писание нередко почитается, но толком не читается, а если и читается, то неразборчиво, в общем, отодвигается на задний план, а на первый выходят «наставления старцев» (в основном, выдержки из писем опытных духовников частным лицам, выдаваемые за общезначимые наставления). Значит, надо сделать всё, чтобы чтение Священного Писания было разборчивым и понятным для каждого молящегося.

Кроме того, это верное отношение к богослужению вообще и к Евхаристии в особенности. К тому, что в богослужении человек призван участвовать полностью – и умом, и сердцем.

4. Чувства делают нас слабыми

Ну тут даже не стоит вдаваться в подробности. Ребенок, который выражал чувства в детстве и из-за этого подвергался жесткой критике со стороны взрослых, вырастет с уверенностью в том, что свои истинные чувства не стоит показывать никому. Ему будет сложно открыться кому-нибудь по-настоящему, он не сможет демонстрировать свою боль и свой страх.

Как избавиться. Начни делиться своими чувствами с близкими людьми, делай это постепенно и понемногу. Заодно наблюдай за их реакцией — вряд ли кто-нибудь скажет тебе, что ты выглядишь слабаком или жалуешься как девчонка. Люди, которым не плевать на тебя, поддержат тебя и начнут уважать еще больше, потому что умение делиться своими истинными чувствами — это сила, а вовсе не слабость.

Что еще изменилось в языке

Занятия по правописанию для рабочих московского завода Красный богатырь

Помимо собственно написания слов, изменились несколько правил правописания.

Например, приставки, оканчивающиеся на з (из, воз, раз, роз, низ, без, чрез, через) теперь нужно было писать по-разному в зависимости от того, какая буква следует за ними. Перед гласными и звонкими согласными оставалась «з», но перед глухими согласными «з» нужно заменять на «с» (разбить, разораться, но расступиться)

При этом сама приставка «с-» никак не меняется независимо от других букв.

Обучение населения чтению и письму в деревне Шоркасы (Чебоксарский район), 1930-е

Также изменились сложные правила окончаний в некоторых формах падежей:

  • В родительном падеже прилагательных, причастий и местоимений теперь нужно было писать «ого», «его», вместо «аго», «яго»(добраго — доброго, ранняго — раннего).
  • В именительном и винительном падежах женского и среднего рода прилагательных, причастий и местоимений окончания «ыя», «ія» заменили на «ые», «ие» , вместо «ыя», «ія»(​добрыя​ — добрые, синія — синие).
  • Местоимение «Они» раньше различалось на женскую форму ​«Онѣ»” и мужскую «Они», теперь же осталось только «Они». То же и с числительным «один» в женском роде. (Одне — одни, однехъ — одних и так далее).
  • Притяжательное местоимение «ея» в родительном падеже единственного числа превратилось в ее (или её).

Транзит власти в России состоялся. Как считает известный политолог, директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Борис Кагарлицкий, пока администрация президента работала над переходным периодом, рассчитанным на 2026-2028 годы, чиновничья номенклатура из правительства, долгое время остававшаяся в тени, совершила тихий переворот. В интервью РИА «Новый День» эксперт высказал свое видение последних громких политических событий, в том числе какая роль в происходящем отведена экс-премьеру Дмитрию Медведеву и президенту Владимиру Путину.

Страна «влетела в конституционный кризис»

Как считает Кагарлицкий, содержание послания главы государства Федеральному собранию оказалось либо пустым, либо практически невыполнимым в рамках правового поля. «Перемены назрели, но они (политическая элита) сделали все, чтобы содержательные перемены предотвратить. Все то, о чем президент говорил в послании, не имеет отношения к реальным общественным и политическом переменам. Речь идет о том, чтобы попытаться успокоить общественное недовольство с помощью ряда мер демографической политики. Причем, они пытаются выдать социальный кризис за демографический, и все дело свести к вопросу о падающей рождаемости», – подчеркнул политолог.

При этом эксперт обратил внимание, что демография – только часть масштабного кризиса. «Но неплохой демографический пакет ситуацию не изменит, даже в плане рождаемости не даст особых изменений. Сам по себе он довольно хороший, другой вопрос – будет ли он выполнен. Скорее всего, по целому ряду причин – нет», – полагает Кагарлицкий.

По его оценке, для выполнения поставленных главой государства задач необходимо пересматривать весь бюджет. «Люди, которые писали послание, судя по всему, совершенно не понимают, как работает эта система. Они просто имеют о ней общее представление. Там ряд вещей, которые технически невыполнимы уже на уровне простых элементарных бюрократических действий. Например, требование с 1 января ввести весь пакет мер по демографии предполагает перекройку всего российского бюджета – даже вплоть до пересмотра бюджетных правил. Это может быть сделано только задним числом, непонятно в какие сроки. Скорее всего, что-то будет сделано, но совсем не то, что люди услышали», – выразил уверенность эксперт.

В то же время, как считает Кагарлицкий, политическая часть послания показывает, что его авторы, видимо, никогда не читали Конституцию. «Они куда-то страшно гонят, безумно торопятся, и самое неприятное, если говорить серьезно, мы влетели в конституционный кризис. Приоритет международного права – это и есть фундаментальная основа Конституции, это записано в основной ее части, которую нельзя менять без референдума. Президент одновременно говорит, что нельзя менять Конституцию в основных частях, и тут же предлагает изменить ее в основной части. Это говорит о том, что люди, писавшие послание, просто не читали ее», – констатировал политолог.

Во-вторых, как отметил Кагарлицкий, «говорится, что нужно провести голосование, но не референдум». «А как можно провести голосование, но не референдум, учитывая, что по Конституции, требуется проведение референдума? Они создали страшную путаницу. Все это, конечно, можно осуществить. Даже если будет нарушена Конституция, это уже никого уже не волнует, ее все равно никто не знает. Но это создает массу бюрократических проблем, в которых правительство и администрация президента рискуют запутаться. А это уже очень серьезно, потому что будет приводить к сбоям в управлении», – подчеркнул он.

Читать еще:  Земля никогда не станет Раем, Бог отказался от этого апгрейда

Вместе с тем, с его точки зрения, предложенные меры по увеличению полномочий парламента – всего лишь фикция реальных изменений. «Казалось бы, нам предлагают меры по увеличению полномочий парламента, но, я думаю, большая часть населения не сильно волнуется по поводу полномочий Госдумы. А главное, даже несмотря на то, что это вроде прогрессивные меры, за этим не стоит реальная демократизация. Между разными институтами существующей системы происходит перераспределение полномочий, причем в основном это связано не с тем, что меняют институты, а с тем, что люди между собой по-новому будут расписывать и делить власть», – сказал Кагарлицкий.

По его оценке, сейчас институты власти «корректируются под конкретных людей и одноразовые ситуативные договоренности». «В принципе, это способ разрушения государства», – указал Кагарлицкий.

Транзит состоялся, правительство взяло контроль в свои руки

Как считает эксперт, невнятность послания – только одна часть проблемы. Согласно его версии, пока администрация президента планировала и прописывала план действий, правительственные чиновники второго плана осуществили переворот. «Транзит состоялся: власть перешла от Путина к Мишустину, от администрации президента, которую воплощает Путин, к правительству, которое воплощает Мишустин, от старой путинской гвардии к новой бюрократической команде, которая будет рулить в стране. Это очевидно – переворот состоялся и власть в России сменилась», – сказал Кагарлицкий.

Он пояснил, что речь идет о новой группировке, получившей власть, а не новой политической элите. «Мишустин представляет новую генерацию чиновников, которые выросли за последние 20 лет. Это чиновники, бюрократы и элита второго плана, которые раньше были в тени, которые не находятся под санкциями, соответственно, приемлемы для Запада. И они сейчас оттесняют старшее поколение, старую гвардию, выходят на первый план и берут все в свои руки», – отметил политолог.

По его мнению, происходящее было, так или иначе, согласовано с экс-главой правительства Дмитрием Медведевым. «Судя по всему, Медведева ввели в курс дела. По моим источникам, в подробностях в курсе были 3-4 человека. И Медведева поставили в известность, может быть, даже одним из последних. Но с ним, тем не менее, все согласовали, без него это сделать было невозможно», – считает Кагарлицкий.

По его словам, новая должность Медведева – «очень почтенная отправка в резерв». «Это все-таки его люди, по большому счету, отстранили. Они дали ему понять, как и значительной части путинской команды, что сейчас лучше будет без них», – отметил он.

Вместе с тем, как полагает Кагарлицкий, Путин в ближайшее время останется на своем посту, но без реальных рычагов управления. «Путин будет сидеть в Кремле, на троне, иногда подписывать бумаги, которые ему готовят. Представление о том, что Путин чем-то руководит и управляет, нелепо. Путин никогда не был автократом, который решает реальные вещи. Он формулировал консенсус элит. Когда консенсуса элит не стало, он зачитывал тексты, которые ему записывала администрация президента. Проблема не в том, как называется глава государства – Путин или кот Барсик – проблема в том, что раньше Путин раньше выполнял указания администрации, а теперь правительства. Это принципиальные вещи», – сказал Кагарлицкий.

Таким образом, по его оценке, в политической жизни в стране друг на друга наложилось два процесса. «Наложилось два проекта: АП, которая распланировала переходный период до 26-28 года, а может до 2040 – это было заложено в послании, и правительства. Пока одни писали послание, придумывали Конституцию, правительство подорвало все это – ушло в отставку и захватило контроль в свои руки. И теперь совсем не важно, что будет в Конституции», – сказал эксперт.

Кагарлицкий считает, что сейчас правительство будет занято не выполнением послания, а закреплением своих позиций. «Сейчас они будут расставлять своих людей на постах, будут перераспределять потоки в своих интересах, окончательно дожимать администрацию президента, лишая ее остатков влияния. Переворот состоялся, дальше будет зачистка. Путина, естественно, уберут последним», – прогнозирует политолог.

При этом он отметил, что гражданам страны не стоит ждать улучшений и изменений в лучшую сторону после такого переворота. «А для людей любой вариант плох. Пока правящий класс у власти в политическом и социальном смысле, в стране ничего хорошего все ровно не будет. Если какие-то люди, отнявшие деньги у вас, делят добычу, так ли важно, как они поделят их между собой?» – сказал он.

«Если я правильно понимаю ситуацию, одна из задач правительства – создать предпосылки для примирения с Западом. А для этого нужны новые имена, не засвеченные», – заключил Кагарлицкий.

Москва, Мария Вяткина

О том, что «перевёрнутое обучение в основном ориентировано на основные учебные предметы».

Наоборот. Физическая культура, изобразительное искусство, музыка, технология и другие учебные дисциплины предполагают более индивидуальный мотивированный подход к обучению. Какой-то элемент плохо давался ученику в классе. Дома, ознакомившись в деталях, как его выполнить, ученик добивается результата. Знаю это по себе, когда первые неудачи на физкультуре огорчили меня. Я обзавёлся соответствующей литературой, ещё раз в деталях обговорил с учителем, что у меня не так. И уже через несколько уроков не только справился, но и опередил по ряду позиций одноклассников. И такое возможно в каждом предмете.

Причины церковной реформы

Основатель династии Романовых царь Михаил и его сын Алексей Михайлович стремились восстановить государство, пережившее разорение в период Смутного времени, и укрепить его международное положение.

Портрет Алексея Михайловича, неизвестный художник. Конец 1670 – начало 1680 гг. Википедия

В тот период наблюдались расхождения между обрядами и богослужебными книгами в русской православной и греческой церквях. У русских укрепилась совокупность одних обычаев, которые впоследствии назовут старым обрядом, а у греков – совокупность других обычаев, которые на Руси стали называть новым обрядом.

В 1650-е годы московский патриарх Никон, собиравший греческие и византийские религиозные тексты, начал настаивать на приведении русской церкви к единообразию с греческой.

Патриарх Никон на памятнике «1000-летие России». Википедия

Царь Алексей Михайлович поддержал реформу, поскольку унификация церковных обрядов и книг с греческим каноном позволила бы России упрочить авторитет на международной арене, а Москва подтвердила бы статус центра всего православия.

Кроме того, в 1654 году состоялось присоединение Малороссии (Украины), где богослужения проводились по греческим правилам. Это должно было способствовать сближению двух народов.

направления

  • Богослужебная реформа;
  • Реформа духовного образования:
    • Образовательная концепция Русской Православной Церкви.
  • Епархиальная реформа;
  • Приходская реформа;
  • Новый катехизис;
  • Мораль;
  • Сотрудничество с глобалистскими организациями;
  • Экуменизм;
  • Социальное христианство;
  • Нравственная реформа (социальная мораль);
  • Лжемиссионерство;
  • Экология;
  • Церковь и культура;
  • Секулярные акции в Церкви [21] ;
  • Бизнес.
  • Этическая реформа в духе антиаскетизма[22]

реформа проповеди

Коренная реформа проповеди как обязательной части богослужения, изгнание схоластики и приближение к евангельской простоте [23] .

В условиях такого космополитического города как Москва проповедь также должна приобрести космополитический характер: «Учительное слово, обращенное к многоликой и многообразной пастве, должно быть поистине универсальным. Для этого проповедник столичного прихода должен обладать широким кругозором, уметь отличать главное и непреходящее в христианском благовестии от культурных особенностей, привнесенных разными историческими эпохами или своеобразием жизни того или иного народа» [24] .

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector