0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Советы психолога, как пережить смерть близкого человека

Советы психолога, как пережить смерть близкого человека

Смерть – табуированная тема в нашем обществе. О ней не говорят и стараются даже не думать. Но это не меняет естественного хода вещей: рано или поздно горе приходит в каждую семью. Как пережить смерть близкого человека? Как принять факт, что он ушел и никогда больше не вернется? Все осложняется негативным отношением общества к смерти, избеганием темы. Человек остается наедине со своей бедой, его избегают, потому что утешить невозможно, а разбередить рану слишком легко.

Горевание как способ справиться с приступами отчаяни

В разных культурах существуют способы правильного проживания горя. В нашей традиции это были плакальщицы. Их задачей было повторение определенных ритуальных текстов. Эти слова выводили из оцепенения близких умершего и вынуждали безутешно рыдать. В фольклоре существует целый ряд песен, называемых голосильными, причитальными и завывальными.

Ритуальные формы переживания горя давно в прошлом. Сегодня считается почти неприличным голосить над гробом, долго страдать после утраты. С одной стороны, это помогает «сохранить лицо», быстрее включиться в привычный ритм жизни. А с другой, — может иметь опасные последствия.

Непрожитое горе оставляет глубокий след, и его отголоски способны сказаться на всей дальнейшей жизни, вызвать проблемы в семье. Родные и друзья могут оказаться лучшей поддержкой и опорой в трудные минуты. Стоит разобраться, как помочь пережить смерть близкого человека.

Стадии горя после тяжелой утраты

Иногда окружающим кажется, что человек после потери близкого постепенно сходит с ума. Это не так. На самом деле горевание имеет определенные стадии. Главное, чтобы человек не «застрял» в какой-то из них. Следует разобраться, что чувствуют люди в разные периоды.

Различают такие стадии горя:

1 Оцепенение. Первая реакция на потерю близкого – шок. Человек эмоционально застывает, он не способен осознать произошедшее. Внешне это может выглядеть как отрешенность или, наоборот, как суетливая активность. В обоих случаях реакция нормальна. Если человек постоянно плачет, это хорошо, ведь он может дать выход чувствам. Если кажется равнодушным и не способным на эмоции, стоит помочь: дать выговориться, расплакаться.

В православии выделяют срок 9 дней до поминок. Именно в течение такого срока длится шок у близких умершего. Важно быть рядом, поддерживать горюющего.

40 дней после смерти – важная дата в религиозных традициях. С точки зрения психологии, примерно 40 дней проходит этап отрицания. Если хочется разговаривать с умершим, плакать, не стоит препятствовать. Родным и друзьям следует поддерживать общение на тему смерти и не мешать слезам.

Если фаза принятия проходит нормально, человек учится жить без умершего. Иногда он еще снится, но чаще уже как житель иного мира. Важно помочь горюющему не застрять в поиске виноватых.

Если воспоминания все еще нестерпимо болезненны, это тревожный признак, имеет смысл записаться на консультацию психолога.

Каждый горюющий проходит все 5 стадий, но реакции на боль могут сильно различаться. Если смерть наступила после долгой болезни, родные и друзья легче справляются с несчастьем.

Но как пережить внезапную смерть близкого человека? Потребуется много времени, чтобы принять факты, смириться и перестать искать виновных. Если трудно это сделать самостоятельно, а поддержки родных недостаточно, следует обратиться за психологической помощью.

Как пережить смерть близкого человека – советы психолога

Вопреки общепринятому мнению, мужчины хуже и дольше справляются с болью утраты. В нашем социуме отношение к мужским слезам негативное. Их считают проявлением слабости. Если мужчина позволит себе прилюдно заголосить, окружающие воспримут это как инфантильность, хотя женщине подобные реакции простительны. Поэтому сильному полу приходится сдерживать горе, что затрудняет его проживание. Близким следует проявить максимум такта и деликатности.

Болезненность утраты может зависеть от разных факторов: пола, возраста умершего, степени близости с ним, особенностей психики самого горюющего. Так, сильнее всего мучают смерти родителей. Долгая и невыносимая боль терзает людей, которым приходится хоронить собственных детей. Она настолько сильна, что горевание может длиться годами.

Читать еще:  Валерий Панюшкин: Причина подростковых самоубийств — отверженность

Облегчить боль потери невозможно, зато можно пройти все стадии горя, научиться управлять им. Во многих случаях желательна консультация специалиста. Обязательно нужна психологическая помощь ребенку, пережившему смерть близкого человека. Главный совет, который можно дать, – помнить умершего по-доброму. Недаром в православии есть традиция говорить о покойнике либо хорошо, либо ничего.

Пусть в вашей памяти ушедший близкий человек останется достойным всяческого уважения. Если боль потери мучает вашего родственника или друга, не бойтесь говорить с ним об усопшем. Упоминайте, что покойный был достойным человеком, подчеркивайте его хорошие качества. Это может привести к появлению целой легенды рода, что положительно скажется на всей семье в целом, способствует высокой самооценке и более бережному отношению к родным.

Что такое психология экстремальных ситуаций

Говоря о психологии экстремальных ситуаций, мы в нашей службе имеем в виду работу в чрезвычайных ситуациях. Эти понятия путают и делают синонимами, но чрезвычайная ситуация отличается от экстремальной, чрезвычайная ситуация – это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, иного бедствия. При чрезвычайной ситуации существенно нарушаются условия жизнедеятельности людей, она несет угрозу жизни и здоровью людей и т.д.

А экстремальная ситуация может быть для кого-то экстремальной, а для кого-то обыденной. То есть экстремальная ситуация – это ситуация, выходящая за пределы привычного образа жизни данного конкретного человека. Вот, допустим, молодой преподаватель первый раз выходит перед аудиторией прочитать лекцию – для него это экстремальная ситуация, а для профессора, работающего на кафедре годы и годы, это абсолютно обыденная ситуация, совершенно не вызывающая у него никакого напряжения.

Возникновение чрезвычайных ситуаций обычно связывают с научно-техническим, технологическим прогрессом, и, конечно, всегда были и есть природные бедствия и катастрофы. Из-за того, что сейчас люди живут в мегаполисах, чрезвычайные ситуации потенциально могут повлечь за собой огромное количество жертв, потому что одно дело – место малозаселенное, другое дело – там, где метро, небоскребы.

«Здравствуйте, я – психолог, чем я вам могу помочь?»

В классической психологии считается, что человек идет к специалисту, если у него возникает какая-то проблема, он думает о ней, пытается как-то с ней справиться, но понимает, что сам не справится. При работе на чрезвычайных ситуациях работают не только психологи нашей системы, но и других министерств, и мы можем наблюдать именно такой классический подход: психологи занимают какое-то место, иногда даже его оборудуют, ставят стол, табличку и ждут, что люди придут к ним запрашивать помощь и, как правило, они остаются без работы.

Когда человек потрясен, он никогда в жизни не пойдет искать стол, где стоит табличка «психолог».

Поэтому на чрезвычайных ситуациях у нас подход противоположный – мы идем к людям. И мы идем, не представляясь: «Здравствуйте, я – психолог, чем я вам могу помочь?». Мы видим людей, которым помощь наша нужна, подходим к ним и начинаем помогать.

Как отличить, кому нужна помощь в первую очередь, а кому не нужна? В медицине есть понятие «медицинская сортировка»: легкораненые, тяжелораненые и средней тяжести. У нас нет такой психологической сортировки, но есть понимание: какой человек в первую очередь нуждается в помощи и почему. Например, в ситуации опознания погибших сидит женщина, бурно рыдающая, и рядом женщина в странной позе с зажатыми руками, зажатыми ногами и взгляд в одну точку, и сидит абсолютно спокойно. Если я работаю одна, и мне надо выбрать, к какой из них мне подойти в первую очередь, кому оказать помощь и поддержку, а все мои коллеги заняты, я пойду, естественно, к той, которая сидит совершенно спокойно, никому не мешая.

Иногда у нас даже от коллег бывают вопросы: «Ведь психолог должен помочь и успокоить? А мы что видим? Сидела спокойная, совершено собранная, сосредоточенная женщина, поговорил с ней психолог, посидел рядышком, подержал за руку, и женщина стала рыдать. Вы вообще что сделали хорошего? Почему вы не подошли и не успокоили вон ту рыдающую женщину?»

Всегда сложно отвечать на вопрос: как вы помогаете людям и как вы работаете? Сначала получаешь высшее образование, потом посещаешь мастер-классы, тренинги специалистов, учишься, учишься, учишься понимать людей. Бывает, приходят молодые девочки-студентки и говорят:

Дальше возникает вопрос: если ты не понимаешь, что происходит с человеком, как же ты будешь ему помогать? Как же ты поймешь, что ему нужна помощь сейчас, если ты не знаешь стадии переживания горя?

Выход в люди

Когда кажется, что время замедлилось и тянется бесконечно, болезненные переживания захлестывают вас. Мысли, воспоминания о пережитой трагедии преследуют, и лучшее, что вы можете сделать, – покинуть дом и побыть с другими людьми. Сложно заставить себя вырваться из кокона боли и горя, но это стоит того.

Читать еще:  Тутта Ларсен находит чудеса за соседней дверью

Общение с друзьями переключит вас, вы хотя бы ненадолго отвлечетесь от своих переживаний. Приложите осознанное усилие, чтобы увидеть как можно больше деталей по дороге к месту встречи, усилием воли обращайте внимание на все, что слышите, ощущаете во время общения.

Даже если в такой момент никто из ваших близких не может провести с вами время, отправляйтесь в торговый центр, на выставку, в кафе, в любое место, где вы будете окружены людьми. Понаблюдайте за ними, пофантазируйте о том, чем они заняты, куда спешат, продумайте истории их жизни. Конечно, проводить время с близкими, членами семьи и друзьями предпочтительнее, но если они недоступны, отправляйтесь куда угодно и будьте среди людей.

Подробностей лучше не знать

— Нужно ли разговаривать о таких происшествиях, как пожар в Кемерове, с детьми?

— Обязательно: детская психика очень пластична и восприимчива. Понятно, что говорить нужно на доступном языке, без страшных, шокирующих подробностей, так, как позволяет возраст ребёнка и особенности его психики, но дети непременно должны знать о том, что случилось, что другие дети погибли, иначе они не сделают выводов, которые могут пригодиться им в дальнейшей жизни.

На таких примерах можно обучать детей способам защиты. Это очень важно, ведь, находясь рядом со своими детьми, мы всегда берём ответственность на себя. Когда ребёнок находится вне дома и рядом с ним нет взрослых, он не может адекватно оценивать происходящее и принимать решения. Реакция на какое-то происшествие должна быть у него автоматизирована, он должен чётко знать алгоритм: что делать в той или иной ситуации.

В этом году в Приангарье стартовала акция «Научись спасать жизнь», которую инициировал Центр экстренной психологической помощи. На этом проекте мы в том числе проводим мастер-классы в школах, обучаем учеников и педагогов приёмам первой помощи пострадавшим, в том числе психологической.

Все занятия проводят в игровой форме, но дети относятся к ним очень серьёзно. Детская память очень пластичная, подвижная. Чем больше информации мы туда положим и практически закрепим, тем правильнее они себя поведут в какой-то внештатной ситуации позже.

— Сейчас даже многие взрослые пишут, что не выдерживают информационного потока о трагедии, новости о которой появляются едва ли не каждый час. Стоит ли людям ограничивать просмотр новостей о том, что происходит в стране и в мире? Ведь чаще это плохие новости.

— Нельзя оценивать ситуацию, не владея информацией. Но мы должны дозировать, насколько хотим знать ту или иную подробность. Моё мнение (если новости не связаны с вашей профессиональной деятельностью): вы владеете информацией о том, что произошло, имеете общее представление — этого достаточно, но постоянно себя этим подпитывать, травмировать не нужно.

Отрицание

Ты не веришь, ты не хочешь в это верить. Тебе проще считать, что это происходит с кем-то другим, не с тобой. На этой стадии ты не будешь находиться долго, потому что ты все же встречаешь реальность, ту, которая есть.

Это трудный и переломный момент. Все, что происходит вокруг, заставляет тебя включаться в процесс. И наступает плавный переход.

Любой человек испытывает злость на самого себя и судьбу, поскольку нет возможности что-то исправить или изменить. Но мы так устроены, что в душе не хотим мириться и цепляемся за разные возможности, когда нам кажется, что можно что-то исправить.

В этот момент ты начинаешь мысленно и словесно обращаться к чему-то высшему и всесильному — просишь вернуть все обратно, бросаешься клятвами, что ты станешь другим, ты будешь поступать иначе.

Только верни его, верни того, кого забрал. Таким образом, мы попадаем в следующую стадию – стадия торговли.

Я же ничего не сделал, за что мне это?

Почему люди так страшно и тяжело чувствуют себя в чрезвычайных ситуациях? Потому что в один момент рушится их привычная налаженная жизнь, которая была под каким-то контролем, ведь мы живем с базовой иллюзией, что в принципе мир устроен справедливо, и что если я никому ничего плохого не делаю, то и мне, и тем более моему ребенку никто ничего плохого не сделает. Первый вопрос, который возникает:«за что?» То есть, рушится иллюзия справедливости мира: я же ничего не сделал, за что мне это?

Читать еще:  Постное сало, курительные пироги и йогурт с мыслями

Следующая иллюзия – собственное бессмертие. Мы умом понимаем, что наше тело бренно, и рано или поздно действительно придется все-таки умереть, но все равно мы живем так, как будто мы будем жить на земле вечно. Иначе, если бы мы понимали, что в любой момент, например, провожая ребенка в школу, я его могу больше не увидеть, потому что либо он не вернется, либо я могу упасть и умереть, может все что угодно случиться, мы бы просто не могли жить, не могли рожать, воспитывать детей и вообще как-то строить планы на будущее. Нам помогает базовое доверие к миру, что все в принципе будет нормально со мной, что-то я могу контролировать в своей жизни, чем-то я могу управлять.

И вдруг в один момент все рушится, и у человека возникает ощущение, что он вообще в своей жизни ничем управлять не может. Что он пушинка на ветру, что с ним и с его близкими все что угодно может случиться. И тогда вопрос: как жить дальше и зачем? Привычная жизнь рушится, и человек оказывается в пропасти. Он шел по дороге, разверзлась пропасть, он туда упал и понимает, что он теперь там. Свершилось нечто, что обрушило привычную жизнь.

Со смертью заканчивается жизнь, но не прерывается связь

Нелегко расставаться с теми, кого мы любим. При любых обстоятельства потеря близкого человека – это большое горе.

Эми Грин, магистр теологии, доктор медицины, директор Центра духовной помощи при Кливлендской клинике (США) отмечает, что со смертью заканчивается жизнь, но не прерывается связь.

Адаптация к новой реальности требует времени, и она непредсказуема. Скорбь – это такой же уникальный процесс, как уникален и каждый скорбящий человек.

Временами эмоции прячутся за чувством отстраненности. А иногда вы чувствуете, что все внутри вас сжимается. Бывает и так, что у вас возникает желание разбить вдребезги все, что вас окружает. В другой раз вы можете чувствовать что-то вроде умиротворения.

Вот почему, как замечает доктор Эми Грин, важно набраться терпения. У каждого свой неповторимый путь справиться с тяжелой утратой.

Часто люди, которые рядом с вами не понимают, что такое скорбь, и что значит скорбеть. Они могут советовать заняться делом. Но часто таким образом просто откладываются те эмоциональные переживания, через которые мы все должны пройти.

Мы живем в культуре, в которой человек должен быстро справляться с горем, как будто это какое-то одно из препятствий на его жизненном пути. Мы просто хотим быть выше этого. Но правда в том, говорит Эми Грин, что для любого скорбящего человека нормально в течение длительного времени чувствовать, что будто весь мир перевернулся.

Будьте терпеливы с людьми, которые вас окружают, и у которых добрые намерения, но которые иногда не понимают, что на самом деле чувствует скорбящий человек. Обычному человеку, который не обучен, как помогать людям в переживании горя, сложно понять, что горевание – это многоэтапный процесс. Ведь психическая и душевная работа, которую психологи называют работой печали, разворачивается постепенно и поэтапно.

Как можно помочь себе самому справиться с утратой?

— Сложно давать общие рекомендации. Но нужно позволить себе чувствовать то, что вы в данный момент чувствуете. Все эмоции, которые вы переживаете, имеют право на существование. В этом состоянии вы можете испытывать разнообразные чувства: и злость, и вину, и отчаяние… Все эти чувства нужны нам, чтобы преодолеть горе и вернуться к жизни.

Фото: pixabay.com

Нужно понимать, что горе — это процесс. Осознавать, что когда-нибудь, в один прекрасный день, хотя бы на одну секунду вам вдруг станет лучше, потом на две секунды, и с каждым днем состояние будет улучшаться.

Считается, что самый тяжелый период после утраты длится год. Когда уже встретил все праздники без родного человека, когда ты вспоминаешь, что вы делали вместе. Но постепенно человек учится жить без своего близкого, он находит какие-то новые смыслы в жизни, строит новые планы, на жизненном пути появляются новые люди и даже, может быть, новые отношения. Постепенно ты понимаешь, что горе стало не таким черным и затягивающим, и вспоминаешь о близком человеке с теплотой и любовью. Это, наверное, и есть момент, который в психологии называется «принятие».

Чтобы себе помочь справиться с горем, нужно найти какой-то смысл, чтобы жить дальше. Этот смысл может быть в человеке, который ушел: можно реализовать какие-то его желания, которые он не успел, и сделать это в память о нем.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector