0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Церковь и книга «Мастер и Маргарита»: мнение и отношение, можно ли читать или нет

Содержание

Грех ли читать роман Булгакова «Мастер и Маргарита»?

С одной стороны эта книга дает многим читателям возможность задуматься о Христе, научиться воспринимать Его как живую и реальную личность, но с другой стороны несколько романтизирует образ нечистой силы. Человек, ошибочно интерпретировав задумку автора, может подумать, что в союзе с сатаной нет ничего страшного. Грех ли читать такую книгу для верующего человека?

Своим жизненным опытом и мнением по этому поводу поделился протоиерей Алексий Потокин.

Сам отец Алексий читал этот роман много раз до того, как пришел к вере. Вот как он рассказывал о том времени, когда еще только проходил путь становления в христианстве.

Во мне, как и во многих людях, жили два человека: один человек эдакий «веселый язычник», который печется о земном. Другой человек словно бы «не от мира сего», который ищет себя и свое предназначение в жизни. Тому, второму человеку, все на земле кажется чужим, словно бы его родина не здесь, и все земные радости не могут подарить ему полноценного удовлетворения жизнью. Однако во мне побеждал именно «земной человек», и роман Булгакова изначально я читал с его позиции. Мне было интересно читать рассказ о Пилате и Христе, однако я считал эти главы лишь красивым обрамлением романтической истории.

Конечно, с тех пор, как я пришел к вере, мое основное чтение – это духовная литература. Ни в каких других произведениях попросту невозможно найти столько радости и света. Однако творчество Булгакова для меня также остается интересным.

В воцерковленной среде книгу «Мастер и Маргарита» многие считают сатанинским романом, однако какой здесь может быть сатанизм? В первых же строках книги сатанисты изображены автором карикатурно. Ведь оба писателя, беседующие на лавке у Патриарших прудов, осознанно или нет, но служат дьяволу . Один пишет мерзкие стишки о Христе, другой пытается идеологически обосновать, что Его на самом деле нет.

Многие обвиняют автора в том, что он так дерзко исказил содержание Священного Писания. Однако рассказ о жизни Христа мы слышим из уст дьявола. Может ли тот говорить о Боге правду? Конечно же нет.

В самом начале романа Булгаков дает читателям ключ к разгадке. Мало отрицать существование Бога, как это делал Берлиоз . Образованная пустота будет подталкивать людей к дальнейшим поискам. Важно вместо веры предложить людям фальшивку. Бездомный радостно клюет на подмену, и так же охотно, как писал пасквили на Христа, соблазняется рассказом об Иешуа.

Этот роман следует читать христианам, так как он рассказывает о том, что ничто так не отдаляет человека от Христа, как ложное представление о нем. Не только в атеистической среде мы видим много фальшивок, но к ним можно отнести и множество ересей и религиозных заблуждений.

Наиболее подробному и полному анализу романа Булгакова посвящена книга отца Алексия «Жизнь без жизни».

От «Идиота» — к «Мастеру и Маргарите»

«Мастер и Маргарита»: четыре разных прочтения

«Мастер и Маргарита» — очень необычный роман. Как правило, текст литературного произведения становится лучше от черновика к «беловику». Однако это не относится к текстам, которые писались в условиях жёсткого давления. В этом случае автор словно бы «зашифровывает» роман, сознательно делает его сложным и двусмысленным. И только ранние черновики и редакции позволяют выявить мотивы, которые в финальном тексте почти неясны.

Кроме того, надо понимать, что булгаковский роман пришёл совершенно не к тому читателю, для которого писался. Создавая столь непростой текст, который он рассчитывал опубликовать при жизни, автор, очевидно, имел в виду читателей-своих ровесников – поколение начала XX века. А увидели и впервые прочли роман совершенно другие люди – шестидесятники. Как результат – роман Булгакова у нас долго воспринимали неправильно.

Поколение шестидесятых увидело в его тексте те идеи, которые были актуальны для них. Отношения Мастера и Маргариты тогда были прочитаны как история о великой любви, диалоги Иешуа и Пилата – как история отношений поэта и власти, а головокружительная карьера ставшего профессором Ивана Бездомного – как рассказ о тяге к знаниям. Это же поколение приписало Воланду импозантность. В таком прочтении роман пришёл и в 1980-е – в виде комментариев к новым изданиям.

В 1990-е роман воспринимался как эпатаж и вызов – сцены с обнажённой Маргаритой на балу вошли сразу в несколько театральных постановок.

В результате к началу 2000-х роман очень резко оценили несколько отечественных богословов – в частности, Николай Константинович Гаврюшин и Михаил Михайлович Дунаев. В их работах встречались рассуждения о том, что Булгаков – поклонник сатанизма, а его роман – чёрная месса с принесением в жертву барона Майгеля.

Однако, когда были опубликованы черновики романа и письма Булгакова, эта версия быстро начала рассыпаться. Современные трактовки, среди которых можно отметить книгу диакона Андрея Кураева, — это попытки понять зашифрованное христианское послание Булгакова, помещённое во внешне сатанинскую упаковку.

Явное и неявное в «Мастере и Маргарите»

Рассуждая о романе Булгакова, нужно внимательно проследить все авторские оговорки и «говорящие» детали, – сделать неявное явным. В одном из писем 1930 года Михаил Афанасьевич отмечает: «Я пишу роман о дьяволе». То есть, его книга с самого начала не предполагала положительных героев.

Уже на первых страницах, встречаясь с Берлиозом и Бездомным на Патриарших прудах, Воланд произносит фразу: «Так вы – атеисты?» — привизгнув. Эта деталь не только лишает иностранного профессора всякой вальяжности, но прямо относит нас к евангельской истории о гадаринском бесноватом. Там визжит стадо свиней, в которое вселяются бесы.

Более того, Воланд хром и у него разные глаза – медик Булгаков не мог не знать, что сочетание таких симптомов – признак сифилиса.

И Мастер, и Маргарита в романе не улыбаются, а неоднократно «скалят зубы» — это не только говорит об авторском отношении к ним. Такая же улыбка была у колдуна из гоголевской «Страшной мести». Герои не симпатичны, а просто одержимы.

Посмертие Мастера в романе Булгакова также не слишком привлекательно. Там мы видим пейзаж, явно заимствованный из сна Маргариты, который она видела перед встречей с Азазелло – речка, мостик, баня, «кричащее безмолвие». Мастер в этом сне был «человеком с больными глазами». А вечно зацветающие вишни, зацвести которым не суждено, – намёк на бесплодие Маргариты. (Об этом она рассказывает мальчику, мимо окна которого пролетала: «Жила-была тётя, у неё не было детей, и она стала злая»).

Обращаясь к Мастеру, Маргарита здесь произносит фразу: «Прогнать меня ты уже не сможешь», — так не говорят о любимой женщине.

В посмертии звучит музыка Шуберта. В одной из ранних редакций романа этот момент прописан подробнее – там упомянут романс Шуберта «Чёрные скалы – вот мой приют», который басом поёт Воланд.

Не всё в порядке и с хронологией посмертия: Булгаков упоминает, что со времени Иешуа здесь прошло «12000 лун», тогда как на самом деле от времени Христа до первой трети XX века, когда разворачивается московская линия романа, прошло 22000 лун; по этому поводу существуют расчёты самого писателя.

«Фауст», «Книга Иова» и ловушка сатаниста в произведениях Булгакова

Роман Булгакова начинается с эпиграфа из «Фауста» Гёте. Сам же «Фауст» — с «Пролога на небесах», в котором Мефистофель выпрашивает себе подопытного Фауста, и Бог разрешает ему коснуться души и тела героя. Эта ситуация напоминает сюжет ветхозаветной «Книги Иова» с той разницей, что там Бог касаться души праведника дьяволу не разрешал.

В «Книге Иова» есть ключевой момент, ради которого она, возможно, и была включена в канон Писания. В момент, когда мучения праведника достигают наивысшей точки, приходят его друзья и начинают уговаривать его покаяться в каких-то несуществующих грехах, за которые его, якобы наказали. В конце концов, Иов прогоняет их.

По сути, «Книга Иова» – это своеобразная прививка для тех, кто хочет все отношения с Богом строить только на меновой основе, видеть в несчастиях последствия грехов. Отсутствие этой зависимости позволяет и крестную смерть Христа не воспринимать как следствия грехов.

Такая подмена – превращение любящего Бога, который пострадал за человеческие грехи до креста, на мелкого божка, который только и мечтает уловить человека на каком-нибудь грехе и отправить на сковородку, присутствует в логике сатанистов. (Дальше из этой ситуации делается вывод, что, если сковородка неминуема, нужно успеть в нынешнем мире «нагуляться»).

Вариации обмена человеческих дел на посмертную участь встречаются в древнерусском «Прологе», нередко эта зависимость там совсем не прямая. Есть подобный сюжет и у Достоевского – это знаменитый «рассказ о луковке» в «Братьях Карамазовых».

Некая злая баба после смерти попадает в кипящее озеро в аду, её ангел-хранитель пытается вспомнить хоть одно доброе дело за её жизнь и, в конце концов, вспоминает, как некогда она кинула луковицей в надоевшую нищенку. За эту нечаянно поданную луковку бабу почти удаётся вытащить из горячей смолы, однако за неё начинают цепляться и другие грешники. Когда баба их отталкивает, луковка разрывается.

В жизни Фауста Мефистофель появляется не сразу, но лишь после того, как доктор «приглашает» к себе нечистую силу. До этого он занимался изучением природы, но теперь покусился на текст Евангелия. Более того, текст, который правит Фауст у Гёте, — это начало «Евангелия от Иоанна» — строки, читаемые в храме на Пасху.

Под рукой Фауста строка «В начале было Слово» превращается во «В начале было дело». Так из пасхального текста исчезает главное – Бог-Слово, а у героя начинается период дурной дьявольской активности.

Читать еще:  Святые источники в Новосибирске: где находятся и что посетить, история святых мест

Тема художника, одержимого подобной страстью к переустройству мира, есть и в других сочинениях Булгакова. Например, в «Собачьем сердце» его профессор Преображенский экспериментирует с половыми железами обезьян – это аллюзия на советские эксперименты по скрещиванию обезьяны и человека, о которых в 1920-е много писали. Однако в результате этих экспериментов по преображению мира и человека получается даже не новый гомункулус, а Шариков.

Иешуа, князь Мышкин и тюбингенская школа богословия

К моменту написания булгаковского романа более шестидесяти лет развивалась так называемая тюбингенская школа богословия – протестантское течение, сводившее смысл пришествия Христа к простому морализаторству. О деятельности этой школы Михаил Афанасьевич Булгаков был хорошо осведомлён, поскольку его отец в своё время защищал работу по протестантскому богословию.

Под влиянием этого течения находился в своё время Лев Толстой, предлагавший исключить из Евангелия «мистику». Ответом Льву Толстому стал роман Достоевского «Идиот», в котором князь Мышкин – это пародия на Толстого. Несмотря на лучшие свои намерения, он терпит абсолютный крах в финале. Роман Булгакова – ответ морализаторскому богословию уже на новом этапе.

Если внимательно проанализировать текст, у Иешуа найдётся много общих черт с князем Мышкиным. Оба верят в наступление царства Божия на земле, оба названы «философами», обоим по двадцать семь лет», они похожи внешне и изношенной одеждой. Кроме того, и Иешуа, и Мышкин именуются «утопистами» (хотя по отношению к герою Булгакова такое название – явный анахронизм), обоих по приезде вроде бы встречали криками (но Иешуа опровергает это в разговоре с Пилатом, а у Достоевского крики были адресованы Рогожину).

В романе Булгакова есть и другие отсылки к Достоевскому. Например, Левий Матвей несколькими чертами напоминает Рогожина. В начале романа Рогожин неравнодушен к деньгам, тогда как Левий Матвей – сборщик налогов. Рогожин хочет убить Мышкина, Левий – Иешуа. Оба крадут ножи в лавке, оба – в решительный момент неожиданно слегли с лихорадкой.

Некоторыми чертами Иуды у Достоевского обладает Ганя.

Поймите чей текст, или Воланд в романе Булгакова

Проблема интерпретации текста существует ещё в Евангелии. Искушая Христа в пустыне, дьявол, по-видимому, принимает Его за рядового праведника, а потому предлагает несколько цитат из Псалтири, в ответ на которые получает другие цитаты. Так дьявольская интерпретация Писания противопоставляется Божественной.

В романе Булгакова дело обстоит несколько сложнее. Там априори присутствуют несколько видов безбожников, которые заведомо неверно относятся к евангельскому тексту. Бездомный холоден, но Христос в его поэме хотя бы живой. Берлиоз страшнее: он пытается сделать христианство одним из мифов. К ним подходит Воланд со словами: «Имейте в виду, Христос существовал».

Прошедшее время в этой фразе для христиан, в понимании которых Христос жив, — уже однозначное доказательство того, что вся дальнейшая история Иешуа – ложь. Но важно ещё и понять, кому же, собственно, принадлежит версия, рассказанная Воландом.

Дело в том, что ангел в богословском понимании – это только вестник. Самостоятельно творить доносимые им известия он не способен. Для него невозможен даже момент покаяния, так как пересоздание души – это творческий процесс.

На самом деле, на протяжении романа Воланд рассказывает историю, родившуюся в воспалённом сознании мастера, выдавая её за свою. При этом он иногда не отказывает себе в удовольствии «поиграть в бога».

Одну из финальных сцен, в которой, вместо апостола, к Воланду приходит творение мастера – безумный Левий Матвей, — можно было бы принять за «суд Воланда». Однако настораживает, что всесильный консультант, как и его свита, иногда чего-то очень боятся.

Например, в последней экранизации Бортко совершенно потеряла свой смысл сцена с буфетчиком. Выходя из «нехорошей квартиры», тот начинает догадываться, с кем связался, и по привычке крестится. В этот момент берет Воланда, по ошибке поданный ему Геллой, превращается в котёнка и убегает.

Вызвавший восторг присутствующих сеанс в варьете неожиданно заканчивается, когда из ложи раздаётся крик одной из дам, не выдержавшей вида конферансье, над которым издевается свита Воланда: «Ради Бога не мучьте его».

Когда свита на чёрных конях уже покидает Москву, их видит старушка с сельдереем. Стоит ей поднять руку ко лбу – и Азазелло тоже истошно кричит: «Отрежу руку».

Когда вместо просьбы о Мастере Маргарита после бала начинает просить за Фриду, не на шутку встревоженный Воланд и заявляет: «Надо заткнуть щели тряпками – сюда проникло милосердие».

Вообще же нужно заметить, что зло никогда не появляется в романе само по себе – герои должны позвать его. Мастер начинает эксперименты с евангельским текстом, Маргарита думает: «Душу бы отдала, лишь бы узнать, где сейчас мой любовник». Другие герои чертыхаются, либо танцуют фокстрот «Аллилуйя», который звучит в книге несколько раз.

В финале вся свита вместе с героями покидает Москву вечером Страстной Субботы. Герои Булгакова разминулись с воскресшим Христом; понятно, что Иешуа Мастера здесь никого не спасает.

Был ли Булгаков сатанистом?

На фоне всего сказанного выше, решительный приговор писателю, который выносили богословы в начале 2000-х, выглядит несправедливым. Сложно представить, чтобы автор, публично так и не отказавшийся от идей «Белой гвардии», за которую его перестали печатать, в 30-е годы живший очень сложно, ночами писал антихристианский роман. Вести атеистическую или сатанинскую пропаганду в тогдашнем СССР вполне можно было открыто и без подобных сложностей.

Про Булгакова же известно, что роман давался ему довольно мучительно – он продолжал диктовать правку и за две недели до смерти, ослепнув от тяжёлого нефрита. На одной из правок рукописи сохранилась авторская запись: «Господи, помоги мне закончить роман».

До нас дошла также записка последней супруги писателя Елены Сергеевны кухарке Марфуше: за две недели до смерти мужа она подавала на литургию записки о здравии тяжко болящего Михаила и просила взять просфоры. Получается, что гонимая в советское время Церковь молилась о здравии писателя, тогда как нынешняя устами отдельных богословов неожиданно начинает его проклинать.

10 марта – очередная годовщина смерти Михаила Афанасьевича Булгакова. Пусть это станет поводом помолиться за упокой его души.

«Мастер и Маргарита: за Христа или против». Правильно ли Кураев трактует роман Булгакова

О чём роман «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова

Безусловно, данное произведение относится к очень талантливым работам. И прочтение его может происходить на разных уровнях. Здесь есть много граней, которые не каждый способен разглядеть. В романе идёт параллельное повествование о событиях, которые происходили в эпоху Понтия Пилата и в современности писателя, то есть в советские времена 30-х годов.


«Мастер и Маргарита» – очень необычный роман

Несмотря на своё название, произведение Булгакова не о Мастере и его возлюбленной Маргарите. Эти два персонажа появляются позже и играют второстепенную роль. Главным же героем выступает Воланд, пришедший в Москву накануне Пасхи. В романе используется необычное противопоставление. Это не традиционный контраст сил света и тьмы, а сопоставление ветхого сатанизма, в лице Воланда, и большевистской адской машины. На фоне кровавых событий тридцатых годов проделки Князя Тьмы и его свиты выглядят безобидно и старомодно.

Некоторые, после прочтения книги, обвинили писателя в надругательстве над Евангелием, отрицании Бога и в симпатиях к сатане. Но так ли это в действительности? На этот счёт есть разные мнения. Отдельные критики склоняются к позиции, что кощунственным является не сам роман Михаила Афанасьевича, а жизнь москвичей, описанная в нём, их атеистические взгляды и радикальный материализм.

К тому же в романе сам Воланд говорит о реальности Христа. Следовательно, читатель, после вдумчивого прочтения, должен задаться вопросом о том, кто же всё-таки был Христос? Очевидно, что это не Иешуа Га-Ноцри, описанный в романе. Произведение побуждает человека искать другую, более развёрнутую информацию из других источников о Христе.

В своём романе Булгаков, скорее, демонстрирует абсурдность идеи атеизма, чем пропагандирует сатанизм. Что касается глав о Пилате, то сам автор признавался, что это пародия на атеистическое толкование Евангелия.

Важно! В своей истории писатель через образ Мастера хотел показать мучения человека, отрёкшегося добровольно от Бога и одержимого демоническими силами.

Мастер — это лишь марионетка в руках Воланда, посредством которого дьявол пишет своё антиевангелие для совершения чёрной мессы. За искажение Святого Письма Мастер навсегда оказывается во власти своего тёмного покровителя.

Маргарита — это инфантильная женщина, которая томится от скуки и не слишком печётся о верности законному супругу. Она продаёт свою душу и становится ведьмой за возможность быть рядом с любовником.

В конце романа Воланд и вся его свита отправляются в преисподнюю. Вместе с ними — Мастер и Маргарита, которые обретают покой в царстве тьмы. Без Бога и света.



Православный взгляд на роман «Мастер и Маргарита»

Богословы Православной Церкви разделились в своих мнениях насчёт романа «Мастер и Маргарита».

    Так, одни считают, что это утончённая апология сатанизму. Люди, читая историю Булгакова, могут подумать, что договорённость с сатаной допустима и в этом нет ничего страшного. Вся опасность в том, что в своём откровенном, истинном обличии зло отталкивает, пугает человека. Но если его «упаковать» в импозантную обёртку и добавить элегантности, оно будет притягивать необъяснимым образом. А в романе Булгакова Воланд со своими слугами представлен именно в таком амплуа — обаятельных негодяев.


Темная мистика произведения помимо воли и сознания проникает в душу человека

  • Также высказывается мнение, что писатель благодаря своему таланту очень умело создаёт новый вариант Священнописания, который не имеет ничего общего с истинным. А дьявола он выставляет чуть ли не поборником справедливости.
  • В то же время патриарх Кирилл высоко оценил этот художественный шедевр. По его мнению, Михаил Афанасьевич очень умело показал в послереволюционные времена безбожность советского человека. В то время передать всю падшую природу людей, их искажённое отношение к добру и злу, иначе как через метафизическое повествование, было невозможно.
  • Патриарх отметил своё критическое отношение к комментариям по поводу отступничества Булгакова от Господа. А учитывая его происхождение из христианской семьи, это утверждение оказывается и вовсе под сомнением.

    Булгаков писал в период гонений на христианство. Вряд ли тогда бы удалось написать о Христе. Такой роман, возможно, дошёл бы до нас только сейчас. Писатель пошёл на рискованный эксперимент. В то же время о соответствии православным канонам священнослужитель не стал ничего добавлять и давать какую-либо оценку. Таким образом, о единогласии священников в отношении романа «Мастер и Маргарита» говорить не приходится.

    Читать еще:  Индульгенция: что это такое и что значит, суть и понятие

    Об отношении православия к:

    • Кинофильму «Матильда»
    • Театру и актерстве
    • Танцевальному искусству


    LiveInternetLiveInternet

    «Боги, боги, какая пошлая казнь! Но ты мне, пожалуйста, скажи, ведь её не было! Молю тебя, скажи, не было? — Ну, конечно не было, — отвечает хриплым голосом спутник, — тебе это померещилось» (Понтий Пилат и Иешуа, «Мастер и Маргарита») «Они не убили его (Иисуса) и не распяли, но это только представилось им; и, поистине, те, которые разногласят об этом, — в сомнении о нём; нет у них об этом никакого знания, кроме следования за предположением» (Коран, сура 4:156,157)

    Роман не навязывает какой-то определённой богословской точки зрения, но ставит вопросы, и предлагает варианты — выбор между которыми читатель должен сделать сам, по своей нравственности. Атеисты находят в романе красочные подтверждения своим взглядам, сторонники вероучений — своим. Но кроме того, и те, и другие, находят противоречия, которые вынуждают их искать истину, разгадывая многочисленные загадки романа.

    «Если пребудете в слове Моём, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (от Иоанна, 8:31,32) «Зачем же ты, бродяга, на базаре смущал народ, рассказывая про истину, о которой ты не имеешь представления? Что такое истина?» (Понтий Пилат, «Мастер и Маргарита»

    В нашу историческую эпоху — истина в том, что в библии два нравственно разных бога:

    Бог №1Бог №2
    Истинное благо человека — в единении людей. Награда сейчас — в сознании единства с волей отца. Сознание это даёт высшую радость и свободу. Достигнуть этого можно только возвышением в себе духа, перенесением жизни в жизнь духовную.Обязанность человека — это вера в то, что Христос своей смертью искупил и искупает грехи людей. Награда доброй жизни не здесь, а в будущем, посмертном состоянии. Жить доброй жизнью надо, главное, для того, чтобы получить за это награду «там».
    Люди не должны бояться, ждать наград и наказаний, а должны понимать своё назначение и исполнять его.Люди должны жить, основываясь на страхе наказаний и на обещаниях наград, вознесения на небо или избавления от грехов.
    Бог всевидящий и всезнающий, справедливый, праведный и милосердный.
    Бог отвечает на молитвы и помогает праведникам.

    «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (1-е Иоанна, 4:16)

    Богу нужны «богослужения» и поклонения, в том числе:

    • «поедание плоти и крови Христовой» — ритуальный каннибализм с приобщением к алкоголю;
    • ношение людьми на шее и поклонение образу распятого праведника, принесённого за них в жертву – как «священного» символа;
    • поклонение самому мёртвому телу («мощам») или его реальным отнятым частям (например руке) церковных деятелей.

    Бог признаёт «первородный грех», который необходимо искупать даже младенцам, ещё не вошедшим в сознательную жизнь.

    «Вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» (от Матфея, 20:25)

    «Все, взявшие меч, мечом погибнут» (от Матфея, 26:52)

    «Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу» (Ефесянам, 6:5)

    «Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку» (от Луки, 6:29)

    «[Начальник] не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Римлянам 13:4)

    Образ тех иерархов современных церквей (в том числе и церквей «имени Христа»), которые проповедуют образ бога №2, в романе сконцентрирован в Левии Матвее — бывшем сборщике податей, сопровождавшем Иешуа в его странствиях. Левий в романе был единственным учеником Иешуа и поэтому претендовал на монопольное распространение «канонически-священной» трактовки его учения. Об объективности же судить не приходилось — слова Иешуа проходили через неправедную нравственность Левия и отражались на пергаменте как в кривом зеркале. Об этом говорит сам Иешуа:
    «…он неверно записывает за мной. Ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно пишет. Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там написано, я не говорил. Я его умолял: сожги ты бога ради свой пергамент! Но он вырвал его у меня из рук и убежал»

    А позднее подтверждает и Понтий Пилат:

    «Ты, я знаю, считаешь себя учеником Иешуа, но я тебе скажу, что ты не усвоил ничего из того, чему он тебя учил. Имей в виду, что он перед смертью сказал, что он никого не винит, и сам он непременно взял бы [у меня] что нибудь. Ты жесток, а тот жестоким не был»

    Когда Иешуа вели на казнь, Левий молился о его «быстрой и лёгкой смерти», вместо молитвы о спасении, и искренне хотел «помочь», убив Иешуа ножом ещё до распятия. Левий не верил Богу, который обещает защищать праведников, Левий верил лишь «в Бога» — в его существование. Для иерархов современных церквей и их паствы характерно такое же нравственно-этическое отношение к провозглашаемому ими же Богу. Поэтому для них могут быть возможны и жертвоприношение, и «ложь во спасение» — намеренное искажение вероучения. Такими же приёмами вполне мог воспользоваться и Воланд в эпизоде на крыше – подменой или созданием галлюцинации, поскольку Левий, обладая свойственными ему нравственно-этическими качествами, не мог явиться из царства света.


    Иешуа же придерживался другого отношения к истине:

    «Правду говорить легко и приятно»

    «Никакие практические соображения не остановят его на том пути, к которому он считает себя призванным. Он не остережётся даже тогда, когда его правда становится угрозою для его же жизни. Но мы впали бы в заблуждение, когда отказали бы Иешуа на этом оснований хоть в какой-то мудрости. Тут-то как раз он достигает подлинной духовной высоты, ибо руководствуется не практическими соображениями рассудка, но стремлением более высоким. Иешуа возвещает свою правду вопреки так называемому “здравому смыслу”, он проповедует как бы поверх всех конкретных обстоятельств, поверх времени — для вечности. Поэтому он не только надздравомысленно мудр, но и нравственно высок. Иешуа высок, но высота его — человеческая по природе своей. […] Перед нами не Богочеловек, а человекобог. Вот то главное новое, что вносит Булгаков, по сравнению с Новым Заветом, в своё “благовествование” о Христе» (М.М.Дунаев)

    «Русское духовенство всегда учило паству свою не познавать и любить Бога, а только бояться чертей, которых оно же и расплодило со своими попадьями» (В.О.Ключевский)

    «Так называемое церковно-христианское учение не есть цельное, возникшее на основании проповеди одного великого учителя учение, а есть только подделка под истинное учение великого учителя, не имеющая с истинным учением почти ничего общего, кроме названия основателя и некоторых ничем не связанных положений. […] Стоит только внимательно прочесть евангелия, не обращая особенного внимания на всё то, что носит печать суеверных вставок, сделанных составителями, […] а останавливаясь на том, что просто, ясно, понятно и внутренне связано одною и тою же мыслью, — и прочесть затем хотя бы признаваемые самыми лучшими послания Павла, чтобы ясно стало то полное несогласие» (Л.Н.Толстой)

    «Эти добрые люди ничему не учились и все перепутали, что я говорил. Я вообще начинаю опасаться, что путаница эта будет продолжаться очень долгое время» (Иешуа, «Мастер и Маргарита»)

    «“Путаница”, о которой говорит Иешуа, действительно имеет место в истории христианской цивилизации уже две тысячи лет. И эта мировоззренческая “путаница” не так безобидна, какой она могла показаться Пилату и его секретарю две тысячи лет назад в Ершалаиме четырнадцатого числа весеннего месяца нисана. Именно эта “путаница” принесла народам Земли неисчислимые беды и страдания, множество бессмысленных войн и, в довершение — угрозу гибели человечества и биосферы в целом: химическое оружие, атомная и водородная бомбы созданы наукой библейской цивилизации и плюс к этому глобальный биосферно-экологический кризис мирного времени; это — многовековой итог в деле защиты «христианских ценностей» и десяти ветхозаветных заповедей. Первопричиной же всех бедствий нынешней цивилизации является господство в ней разнородного атеизма

    .» Материалистического атеизма – веры в то, что Бога нет; и идеалистического атеизма – веры в искусственный образ, во «всевышнего полицейского», под авторитетом которого можно добровольно-принудительным образом продвигать угодные порядки. И это, вопреки сказанному:

    «Бог не есть [бог] неустройства, но мира. Так [бывает] во всех церквах у святых» (1-е Коринфянам, 14:33)

    «И соответственно “Мастер и Маргарита” — не Откровение в форме литературного художественного произведения, и не праздный вымысел, выдаваемый за Откровение, а богословие Русского человека, ищущего истину с беззаветной верой и доверием Богу своей жизни и посмертного бытия; богословие, выраженное в иносказательно-притчевой форме. Это истинное богословие Русской культуры в целом в ХХ веке, определившее во многом дальнейшую судьбу региональной цивилизации России и всего остального человечества» (”Внутренний Предиктор СССР”)

    «…и трусость, несомненно, один из самых страшных пороков. Так говорил Иешуа Га-Ноцри. Нет, философ, я тебе возражаю: это самый страшный порок» (Понтий Пилат, «Мастер и Маргарита»)
    Источник

    Грех ли читать роман Булгакова «Мастер и Маргарита»?

    С одной стороны эта книга дает многим читателям возможность задуматься о Христе, научиться воспринимать Его как живую и реальную личность, но с другой стороны несколько романтизирует образ нечистой силы. Человек, ошибочно интерпретировав задумку автора, может подумать, что в союзе с сатаной нет ничего страшного. Грех ли читать такую книгу для верующего человека?

    Своим жизненным опытом и мнением по этому поводу поделился протоиерей Алексий Потокин.

    Сам отец Алексий читал этот роман много раз до того, как пришел к вере. Вот как он рассказывал о том времени, когда еще только проходил путь становления в христианстве.

    Во мне, как и во многих людях, жили два человека: один человек эдакий «веселый язычник», который печется о земном. Другой человек словно бы «не от мира сего», который ищет себя и свое предназначение в жизни. Тому, второму человеку, все на земле кажется чужим, словно бы его родина не здесь, и все земные радости не могут подарить ему полноценного удовлетворения жизнью. Однако во мне побеждал именно «земной человек», и роман Булгакова изначально я читал с его позиции. Мне было интересно читать рассказ о Пилате и Христе, однако я считал эти главы лишь красивым обрамлением романтической истории.

    Конечно, с тех пор, как я пришел к вере, мое основное чтение – это духовная литература. Ни в каких других произведениях попросту невозможно найти столько радости и света. Однако творчество Булгакова для меня также остается интересным.

    В воцерковленной среде книгу «Мастер и Маргарита» многие считают сатанинским романом, однако какой здесь может быть сатанизм? В первых же строках книги сатанисты изображены автором карикатурно. Ведь оба писателя, беседующие на лавке у Патриарших прудов, осознанно или нет, но служат дьяволу. Один пишет мерзкие стишки о Христе, другой пытается идеологически обосновать, что Его на самом деле нет.

    Многие обвиняют автора в том, что он так дерзко исказил содержание Священного Писания. Однако рассказ о жизни Христа мы слышим из уст дьявола. Может ли тот говорить о Боге правду? Конечно же нет.

    В самом начале романа Булгаков дает читателям ключ к разгадке. Мало отрицать существование Бога, как это делал Берлиоз. Образованная пустота будет подталкивать людей к дальнейшим поискам. Важно вместо веры предложить людям фальшивку. Бездомный радостно клюет на подмену, и так же охотно, как писал пасквили на Христа, соблазняется рассказом об Иешуа.

    Этот роман следует читать христианам, так как он рассказывает о том, что ничто так не отдаляет человека от Христа, как ложное представление о нем. Не только в атеистической среде мы видим много фальшивок, но к ним можно отнести и множество ересей и религиозных заблуждений.

    Булгаков и его разоблачения

    Алена Солнцева, театральный критик, для МИА «Россия сегодня»

    Булгаков начал писать свой самый известный роман в 1929 году, вчерне завершил в 1937-м, но продолжал редактировать и вносить поправки вплоть до февраля 1940 года. К этому времени писатель был уже сильно болен, почти ослеп, и его жена Елена Сергеевна перепечатывала рукопись на машинке и вносила под диктовку изменения.

    13 февраля стал последним днем работы Булгакова над текстом. 10 марта его не стало.

    А роман начал жить. Сначала — в личном архиве Елены Сергеевны, которая долго боролась за выход книги к читателям. Впервые, хотя и с купюрами, он был опубликован в 1966 году в литературном журнале «Москва». С тех пор отношения романа с обществом напоминают бразильский сериал: вокруг «Мастера и Маргариты» постоянно разгораются яростные споры.

    Даже относительно полного текста романа нет согласия, по какой редакции его печатать, и есть ли окончательный вариант. Я помню, как не только сам роман, но и статьи по его поводу размножались в самиздате — из одной такой статьи я сама, тогдашняя школьница, узнала про существование традиции библейской критики. Хорошо помню и скандал, связанный со спектаклем Таганки, и свое разочарование после посещения премьеры.

    В 80-е годы цитаты из романа были в таком ходу, что даже не читавшие его знали про Аннушку, разлившую подсолнечное масло. История киноэкранизаций романа, о съемках которого мечтал едва ли не каждый второй советский кинорежиссер, заслуживает отдельного исследования. Когда роман перестали запрещать, выяснилось, что отношение к его месту в истории литературы тоже неоднозначно. В общем, неспокойный роман, с неспокойной судьбой.

    Казалось бы, сейчас то что? Уже давно сняты все препоны, роман включен в школьную программу (а о классике не спорят). Фильмы сняты, в театре ставили не однажды, по радио читали, музей Булгакова открыт, в общем — пора бы на заслуженный отдых. Но нет.

    «Может ли христианин не возмущаться этой книгой?»

    С удивлением обнаружила, что сегодня на православных сайтах для молодежи среди других актуальных вопросов почти непременно возникает и такой: «Можно ли православным читать эту книгу или смотреть фильм, снятый по её мотивам»? Или девушка пишет на форуме: «Прочла, что один батюшка очень нехорошо отзывался об этом романе, что книга — от беса, и что-то еще в таком духе…».

    Но о романе высказывались и богословы, и публицисты. Автор самого фундаментального православного исследования о литературе Михаил Дунаев («Православие и русская литература» в шести томах, рекомендовано для духовных учебных заведений) безапелляционно заявляет, что антихристианская направленность Булгакова — вне сомнения. По его мнению, этот роман даже опасен: «Темная мистика произведения помимо воли и сознания проникает в душу человека — и кто возьмется исчислить возможные разрушения, которые могут быть в ней тем произведены?»

    Один из самых известных православных публицистов Андрей Кураев написал большой трактат с провокационным названием: «Мастер и Маргарита»: за Христа или против»? Будучи, по крайней мере, в юности поклонником романа, Кураев ставит вопрос не так остро, как его ригористически настроенные коллеги, и готов скорее положительно ответить на собственный вопрос: «Может ли христианин не возмущаться этой книгой? Возможно ли такое прочтение булгаковского романа, при котором читатель не обязан восхищаться Воландом и Иешуа, при этом восхищаясь романом в целом?» Проведя подробное расследование и сравнив роман Булгакова с множеством богословских источников, автор приходит к выводу: читать роман можно, если читатель будет предупрежден о том, что не только вышеназванные герои, но и Мастер и Маргарита — персонажи в высшей степени отрицательные. Тогда он станет читать роман «как некую литературную сказку для взрослых, не видя в нем ни учебника жизни, ни тем более учебника веры».

    В опасениях за души не вполне твердых христиан ревнители православия идут все дальше. О вреде романа в какой-то момент задумалась даже Общественная палата. Глава комиссии ОП по сохранению историко-культурного наследия Павел Пожигайло в 2013 году предложил вовсе вывести роман из школьной программы: «Дети увлекаются Воландом, Коровьевым, Бегемотом, совершенно не понимая творческую задачу Булгакова».

    И хотя на весь роман в школах отводится не более 4 часов, некоторые родители требуют от учителей за это время правильно разъяснить детям подлинные задачи Булгакова так, как они сами это понимают. Один православный отец, например, наказывает своему сыну: «Учительница обязана объяснить вам на уроке, что Мастер в «Мастере и Маргарите» — это на самом деле не человек, а сатана, который и придумал карикатуру на Христа. И сей факт бесспорен, поскольку содержится в первоначальных редакциях романа, странным образом сохранившихся».

    Можно было бы не обращать внимания на высказывания людей, во всем видящих лишь грех и соблазн, если бы не одно обстоятельство. Роман Булгакова — не попытка написать еще одно евангелие, и даже не попытка критического отношения к библейским текстам. Это художественное произведение, ставшее популярным именно за счет своей художественности.

    Удивляет же полное отсутствие дистанции между художественным произведением и священной книгой. Но сегодня такой непросвещенный взгляд получает уже повсеместное распространение.

    «Роман о дьяволе»

    Известно, что в своем отчаянном письме правительству СССР в марте 1930 г. Булгаков именно так называл начатое произведение: «И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе…» Сжег черновики и наброски писатель не по каким-то мистическим причинам, а после того, как была запрещена пьеса о Мольере, «Кабала святош», последняя надежда Булгакова изменить свое бедственное положение. В этом письме отчаявшийся писатель, чьи пьесы «Бег» и «Багровый остров» были запрещены, а «Дни Турбиных» и «Зойкина квартира» сняты с репертуара, просит или выпустить его за границу, или дать возможность работать. «Я прошу Советское Правительство поступить со мной, как оно найдет нужным, но как-нибудь поступить, потому что у меня, драматурга, написавшего 5 пьес, известного в СССР и за границей, налицо, в данный момент, нищета, улица и гибель».

    Ситуация в самом деле отчаянная. Письмо передано в ОГПУ 2 апреля, а 18 апреля Булгакову позвонил Сталин (кстати, 14 апреля застрелился поэт Владимир Маяковский, что могло подействовать на ситуацию). И с этого момента судьба писателя изменилась — не волшебным образом, но все же к лучшему. И довольно долго после телефонного разговора Булгаков жил мечтой о встрече с вождем, надеясь на дальнейшее понимание. Разговоры о звонке шли по Москве, официально в ОГПУ фиксировались слухи: «А ведь Сталин действительно крупный человек. Простой, доступный», «Булгакова затравила разная сволочь, которая вокруг Сталина, а тот дал им щелчок по носу»…

    В это время как раз сформировался основной сюжет «Мастера и Маргариты», романа про Москву, где мелкая «сволочь» так замусорила пространство жизни, что для победы потребовалось вмешательство «нечисти» иного масштаба. С другой стороны, Булгаков не обольщался — «помощь» Сталина не была торжеством добра, это был компромисс с тяжелым привкусом, и, в сущности, ни к чему хорошему он не привел. Просто обилие мелкого зла потребовало появления Зла масштабного.

    Конечно, «Мастер» не настолько биографичен, как «Белая гвардия», «Записки врача», или «Театральный роман». Но та злость, отчаяние и страх, которые преследовали Булгакова в 20-30-е годы, время торжества абсурда, неустроенности, вечно меняющихся правил, бесприютности, невежества, агрессивного бескультурья, конечно, вылились на страницы романа.

    Булгаков не был модернистом, его не соблазняла мысль о переустройстве мира, разрушенного до основания, он тосковал по теплому свету лампы и кремовым шторам родного дома, где жизнь казалась если не гармоничной, то нормальной. Сын профессора богословия, Булгаков, с 18 лет не был воцерковленным прихожанином, не ходил в церковь. Но, воспитанный в лоне христианской культуры, он не мог и не хотел разрывать с гуманистической европейской традицией. Консервативно настроенный юноша был травмирован опытом своего столкновения с взбаламученной людской массой, во время работы в госпитале во время войны, и потом в земской больнице, и когда начинающим писателем из провинции пытался найти себе место в послереволюционной, нэпмановской Москве. И конечно, воспоминания о мирной жизни в Киеве, с семьей, любовью, оперой, книгами, казались ему полными безвозвратно утраченного счастья.

    Люди по-разному реагируют на сложности жизни. Для писателя главным каналом изживания травм является мир, который он создает. Этот мир становится для него более отчетливым, чем реальность, поскольку, как говорит герой «Театрального романа»: «что видишь, то и пиши, а чего не видишь, писать не следует». Речь при этом идет совсем не о наблюдениях на заводах, куда посылали Булгакова пролетарские идеологи, а о собственном воображении: «Родились эти люди в снах, вышли из снов и прочнейшим образом обосновались в моей келье».

    Поэтому единственное подлинное, что может найти читатель в этом воображаемом мире — это свои собственные чувства, свои эмоции, свое сочувствие, отданное всем персонажам, от Иешуа и Пилата до кота Бегемота, которые воспринимаются нами как живые, настоящие люди. Сочувствие это возникает не от соответствия идеологическим или иным схемам, а исключительно зависит от широты собственного сердца, умения сострадать, сопереживать другим.

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector