0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Схизма: история Великой схизмы, причины, современные расколы

Великая схизма: Как православные и католики разругались навеки

16 июля 1054 года произошло историческое событие. Кардинал Гумберт , человек дерзкий и решительный, возложил на алтарь храма Святой Софии грамоту от папы Римского. И, надо сказать, этот документ был столь же дерзок, как человек, его вручивший: в нем в категоричной форме объявлялось, что патриарх Константинополя и все восточные иерархи отныне отлучены от церкви. Византийский император Константин IX Мономах , узнав о такой наглости, едва не подавился фисташкой. И с трудом удержал жителей столицы, чтобы те не разорвали на части Гумберта и двух его спутников. Что касается «отлученного» патриарха Михаила Керулария , то он ответ готовил недолго. Уже 20 июля папе отсылается ответная грамота, в которой анафеме подвергается западная церковь.

Так христианство разделилось на западное и восточное, на католиков и православных. Это событие получило название Великая схизма или Великий раскол. Было несколько попыток церкви объединить, но до сих пор ни одна из них не увенчалась успехом.

У католичества и православия много различий в догмах и ритуалах, но церковный раскол, разумеется, произошел не из-за этого. Французский историк Шарль Диль винит во всем Михаила Керулария, мол, его честолюбие разорвало церковь напополам. Отечественные византинисты предпочитают валить на католиков и на римских пап, которые не смогли в нужный момент спрятать свои амбиции.

Между тем раскол церкви был предопределен еще в начале V века, когда Римская империя окончательно разделилась на Западную и Восточную.

Папа Римский как наместник Святого Петра считал себя первым среди церковных иерархов, патриарх Константинополя, имея за спиной императора самого могущественного государства мира, каковой была Восточная Римская империя, имел основания полагать, что папа — лишь один из нескольких епископов.

Подспудная неприязнь была всегда, а жесткий конфликт между западной и восточной церквями впервые случился в середине IX века при константинопольском патриархе Фотии , и связан он был с борьбой папы и патриарха за Болгарию. Византийцами не понравилась активность латинских проповедников возле своих границ, они считали Болгарию своей вотчиной. Ругались тогда громко, но раскол удалось предотвратить.

Следующий — на этот раз роковой — виток разногласий произошел в середине XI века. Византия тогда упорно отстаивала свои последние владения в Южной Италии, на которые претендовали норманны. Папа Лев IX также вел войну с норманнами. Казалось бы, нужно объединяться. Но не случилось. Потому что папа был выше этого. А может, просто хитрее. В Константинополе вскоре заметили, что все больше церквей в Италии переходят на латинский обряд и попадают под прямую юрисдикцию папы. В ответ в 1053 году Михаил Керуларий приказывает закрыть латинские церкви в Константинополе, а в 1054-м следует ответ папы: в византийской столице появляются три легата во главе с Гумбертом, отлучают Михаила от церкви, а затем получают зеркальный ответ. Всё, развод оформлен. Выиграл ли от этого Запад? Непонятно. Но Византия точно проиграла — вскоре норманны окончательно выдавливают ромеев из Италии.

У Византии дальше вообще всё идет по наклонной. И неудивительно, что именно Константинополь предпринимает две попытки вновь объединить церкви. В конце XIII император Михаил Палеолог , пытаясь обезопасить себя от короля Неаполя Карла II Анжуйского , который готовит большой поход на Византию, пытается заручиться поддержкой папы и соглашается на церковную унию с Западом. Идет при этом на беспрецедентные уступки. Значительная часть восточной церкви василевса не поняла и не приняла, например, афонские монахи. И идея унии погибает после смерти Михаила. Тем более, что и Карл Анжуйский в поход на Византию так и не пошел.

Вторая попытка объединения относится уже к тому времени, когда дни Византии были фактически сочтены. Последние императоры в отчаянии ищут в Европе помощь в борьбе с наседающими турками, и в 1439 году вынуждены подписать Флорентийскую унию, де-факто подчинявшую Константинополь Риму. Несмотря на то, что в Византии этот документ вызвал шквал ожесточенной критики, в 1452 году унию все-таки провозгласили в соборе Святой Софии. Впрочем, Византийской империи это не помогло — через полгода, в мае 1453-го, Константинополь пал под ударами османов. И патриарх Константинополя навсегда потерял какой бы то ни было политический вес.

Церковный раскол 1054 года — кратко

Церковный раскол 1054 года часто называют Великой Схизмой. Сами участники тех событий не осознавали, насколько великие последствия будет для Европы и мира. Европа разделилась на католиков и православных, это повлекло за собой некоторые культурные, ценностные, а позже и политические отличия. В статье описан ход церковного раскола 1054 года, а также анализируются причины и последствия этих событий.

События перед расколом

Истоки конфликта следует искать в 395 году, когда Римская империя, ставшая к тому времени христианской страной, распалась на две части: Западную Римскую империю и Византию. И хоть Рим был заметно слабее Константинополя в политическом плане, Папа Римский оставался главой церкви. А значит, и Рим был религиозным центром. В IX столетии произошла Фотиева схизма: Константинопольским патриархом был избран Фотий, но при этом его не признал Папа, так как считал, что назначение патриарха прошло не в соответствии с правилами. Настоящая же причина кроется в желании Папы распространить свое влияние на Балканы, так как в случае непризнания Фокия он мог легко утвердить там своих епископов. В этом конфликте византийский император поддержал Фокия, что усиливало спор и делало его еще и политическим.

Причины и поводы к расколу

На притяжении IX-X веков частыми были споры относительно некоторых обрядов и религиозных тонкостей. Именно это давало повод для конфликта и как следствие – для раскола.

Основные поводы для раскола

  • Статус Святого Духа. В Риме считали, что Дух Святой исходит от Отца и Сына, а в Константинополе — только от Отца.
  • Чистилище. Сторонники константинопольского патриарха вообще не признавали существование понятие «чистилища». Либо ад, либо рай, промежуточного места не дано.

Кроме того, было еще масса споров относительно того, как причащаться (например, каким хлебом), какой должна быть одежда для священников и т.д. Но главные причины для раскола были вовсе не в догмах, спор был вызван политической обстановкой.

Основные причины раскола

  1. Спор между константинопольским патриархом и Папой относительно главенства в церковном мире.
  2. Нежелание императора Византии подчиняться Папе Римскому.
  3. Стремление обеих религиозных центров распространить свое влияние на народы, еще не принявшие христианство. Как следствие, конфликт был также связан с землей и деньгами.

Ход раскола

В 1053 году в Константинополе закрыли все церкви, подчинявшиеся Риму. Повод – в них проводили службу по неправильным обрядам. Папа Римский Лев IX отправил в столицу Византии своих послов для урегулирования конфликта. В итоге Папы была отправлено послание с обоснованием закрытия церквей и категорический отказ их открытия. Вскоре послов Папы Римского отлучили от церкви. Через год, в 1054 году в Константинополь прибыли послы Папы Римского, вошли в Собор Святой Софии и положили грамоту, которой отлучали от церкви патриарха. Сторонников патриарха назвали «схизматиками», то есть теми, кто расколол церковь. Себя же назвали «католиками», то есть сторонниками «вселенской церкви».

Дальнейшие различия между католичеством и православием

  1. Статус центра. У католиков существует только один глава церкви (Папа Римский). У православных же несколько патриархов. Кроме того, со временем возникали местные православные церкви: российская, грузинская, украинская. Пределы папской власти определяет Dictatus Pape, документ, состоящий из 27 параграфов, хранящихся в реестре писем Григория VI I(†1085). На момент раскола существовали кроме Римского и Константинопольского Патриархатов ещё Иерусалимский, Антиохийский и Александрийский. Причем каждый из них был абсолютно самостоятельным. Этим догматом были опровергнуты все учения апостолов, которые ратовали за равенство церковных общин, Рим мог быть только «первым среди равных». Но захотел стать единственным установителем кононов и судьей во всех церковных патриархатах. Спор о первенстве Константинопольского Патриархата в то время не поднимался, поэтому противоречий по этому вопросу не возникало. Константинополь выступал против узурпации власти Римом.
  2. Роль церкви в политических делах. Все средневековье между королями и Папами был конфликт за право главенства в западном мире. В православных же странах было все однообразно: монарх считался выше патриарха. Болезненное отношение к власти Рима проявилось в его спорах с королями и императорами. В Константинополе такие попытки захвата власти патриархом пресекались на ранних этапах. В русской истории ярким примером является Никон. В отсутствии царя он издавал указы и визировал постановления бояр. В принципе выполнял полностью царские обязанности. Патриарх обладал властью судить по церковным делам. Именно опасаясь такого двоевластия Петр учредил Синод и упразднил патриаршество.
  3. Календарь. После принятия в 16 веке нового Григорианского календаря, все католические страны перешли на новое летоисчисление. Православная же церковь до сегодняшнего дня использует юлианский календарь. Существуют 5 православных церквей, которые живут по юлианскому календарю, остальные живут по ново-юлианскому, который до 2800 года будет совпадать с григорианским. Поэтому здесь сложно проложить различие между православием и католичеством.
  4. Правила прихожан. Во время службы в православных храмах прихожане должны отстоять мессу, в то время как католикам разрешено сесть на скамейки. В православных храмах тоже есть скамейки. И есть выражение, лучше думать о Боге сидя, чем стоя о ногах.
  5. Таинства церкви. Православный находиться перед священником во время исповеди. Католики же располагаются за ширмой, поэтому священник не видит, кто именно к нему пришел. Основное отличие в том, что в православии исповедь идет перед Христом и в разрешительной молитве, которую читает священник об этом говорится. В католичестве отпуск грехов осуществляет священник, о чем так же говорят слова его молитвы. К сведению: Крещение в православии идет словами :крещается раб Божий во имя . а в католичестве крещаю раба Божия . Венчание: брак заключается перед Богом (он является совершителем таинства) и слова то, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. В католичестве: брачующиеся сами являются совершителями таинства. Если уж брать само причастие, то здесь различия начиная от анофоры (части евхаристического канона) до самого причастия. В православии все причащаются и крови и тела Христовой, в католичестве только священники причащаются под двумя видами, прихожане только крови Христовой. Дети до 12-ти лет не допускаются к причастию из соображений безопасности (их действия могут привести к попаданию крови Христовой на землю). Таинство миропомазания в православии осуществляется сразу после крещения (если этого не произошло по той или иной причине, то есть выражение: докрестить, то есть провести миропомазание, которое является самостоятельным таинством). В католичестве это называется конфирмацией и осуществляется только после 12-ти лет. Соборование: в православии это обыденное таинство, которое осуществляется многодневными постами, в католичестве только при угрозе смерти. (но это можно отнести больше к отличию обрядовым).
  6. Влияние на язык. Для Папы Римского обязательным было использование католическими странами латыни, а вот константинопольский патриарх разрешал использовать свое письмо. И Константинополь и Рим считали возможным написание Священного Писания на трех языках: еврейском, греческом и латыни. Эту традицию нарушили в Риме, когда позволили Кириллу и Мефодию переводить писания на славянский язык. Долгое время в Риме не приветствовалось служение на местных языках (первопричиной было боязнь искажений во время перевода), Только после 1970-го года приходы римокатоликов получили право осуществлять службу на своем родном языке. Так что здесь тоже можно говорить только о традиции, да и то в прошедшем времени.
    Основные различия лежат все таки в духовной сфере, филиокве является одним из препятствий, но за 1000 лет появились новые догматы, которые противоречат как Писанию так и Преданию.
Читать еще:  Мощи Александра Невского: где находятся и как добраться, история, о чем просить

После раскола увеличилось отличие между некоторыми народами Европы. Ярким примером являются славянские народы: те, кто перешел под главенство Рима взяли за основу латынь и латинский алфавит. Многие православные страны стали развивать свое письмо на основе кириллицы.

Великая схизма (раскол христианской церкви)

Явление Великой схизмы (Великого церковного раскола), занимает видное место в истории оформленного культа христианского вероучения как первое несогласие всеобъемлющего плана, которому суждено было перерасти в официальное разделение западного и восточного христианского мира на самостоятельные единицы церковной власти. Общепринятой датой церковного раскола принято считать 1054 г., но причины нарастания конфликта и его результата следует искать в комплексном рассмотрении событий периода с IX – XI вв.

Внутренние разногласия

К внутренним причинам напряженности в христианском мире можно отнести изменения, которые, начиная с 589 г. западная церковь (после католическая), начала вносить в документы догматического характера. Так на 12-м поместном соборе латинской церкви в Толедо (681 г.), ссылаясь на необходимость привести доказательства богоначалия и равночтимости Иисуса Христа с Отцом, для обращения ариан, был письменно закреплен возмутительный в глазах восточной церкви стих, носящей название филиокве (лат. filioque – и Сына), который по словам латинских отцов только открывал в словесной форме то, что логически следует из 8-го положения Символа Веры.

Сами папы долго не признавали филиокве, в официальном порядке. Так и при папстве Льва III, высеченный им Символ веры не содержит филиокве, а сам папа в письме (808 г.) к Карлу Великому говорит, что хотя это (исхождение Св. Духа от Отца и Сына) с богословской стороны западной традиции верно, но не следует рушить принятую форму исповедания во всем христианском мире.

Причиной закрепления данного догмата в дальнейшем стало влияние германского богословия, в котором филиокве признавалось непререкаемо.

Формальное признание католической церковью данного нововведения относится к папству Бенедикта VIII, который во время коронации Генриха II в 1014 г. упомянул его в торжественном пении Credo (Символа веры), признав, таким образом, его правоверность всему католическому миру. После этого между восточной и западной церковью наступил негласный разрыв, в форме изъятия имении папы римского из диптиха и, следовательно, не оглашения его во время литургии.

Другие причины внутреннего разногласия относятся к чисто условным положениям борющихся сторон, которые можно свести к нескольким категориям:

  • Этические, которые вытекают из догматического несоответствия, такими являются обвинения в отношении к таинству бракосочетания, вкушения свиного сала и проч.
  • Эстетическими можно назвать обвинения в поддержании определенного характера внешнего вида, а также использовании украшений в одеянии епископов.
  • Ритуальными (обрядовыми) несоответствиями являются те, которые относятся к форме крещения, крестного знамения, качества хлеба используемого в таинстве евхаристии и друг.

Все они были сформулированы в отлучительной грамоте как Римско-католической, так и Византийской церкви, во время взаимного обмена анафемами в 1054 г.

Внешние причины

Причины внешнего характера, к которым относятся поступательная политика расширения своей власти в географическом пространстве, имеют не менее важный аспект в общей характеристике раскола.

Его началом является вручение папе Захарии в 755 г. Равеннского экзархата Пипином Коротким, который ранее входил в состав Византийской империи. Это отметило этап самостоятельного управления западной церкви, во главе с папой римским.

Дальнейшее распространение догматического и юридического владычества Рима на испанские, галльские и африканские церкви, вызывало большое недовольство Византии, последней каплей для которого стало посягательство на Болгарскую церковь и на территории северных славянских племен. Это произошло во времена понтификата Николая Первого, претензии которого послужили причиной первого негласного разрыва западной и восточной церкви.

Итог

Непосредственной причиной окончательного раскола 1054 г. выступил вопрос о владычестве над итальянскими провинциями Западной церкви. Лев IX пытался убедить византийского патриарха в первенстве Рима, к которому весь восточный мир должен выказывать почтение как к матери, с чем никак не мог согласиться патриарх Михаил.

Тенденция смещения центра христианского мира в сторону папского престола в Риме, завершилась принятием решительных мер со стороны Византийского патриархата. Так патриархом восточной церкви Михаилом Керуларием в 1053 г. были закрыты латинские храмы и монастыри, находящиеся в Константинополе, и как особый вид непринятия западной традиции, диакон прислуживавший патриарху (секелларий) надругался над Святыми дарами (опресноками), растоптав их ногами.

Папские легаты (представители папы на время исполнения необходимой миссии) во главе с кардиналом Гумбертом были уполномочены урегулировать конфликт. Однако после трехмесячного избегания патриархом Михаилом общества и беседы с папскими легатами переговоры закончились возложением 16 июля 1054 г. на престол собора Св. Софии анафемного листа, в котором кардинал от имени на то время уже умершего папы и Святого и Римского, Первенствующего и Апостольского престола говорил о снятии с патриарха Михаила сана и вечного осуждения его и потворствующих порожденному им беззаконию.

Добившись хитростью возвращения в Константинополь легатов, на то время находившихся уже далеко, константинопольский патриарх 20 июля 1054 г. ответил взаимным отлучением западной церкви как еретической. Перед этим он попытался разжечь в народе вражду, прочитав исковерканный им перевод врученной 16-го июля хартии. Посредничество императора помогло избежать умерщвления папским посланникам, но конфликт, усугубленный взаимными действиями двух сторон, так и не удалось преодолеть.

Это отметило новый этап в христианской истории – самостоятельное управление западной – присвоившей название Католической (Вселенской) церкви, и восточной – избравшей себе определение Православной (единоверной) церкви.

Великая Схизма

Раскол христианской церкви в 1054 году, также Великий раскол — церковный раскол, после которого окончательно произошло разделение Церкви на Римско-католическую церковь на Западе и Православную — на Востоке с центром в Константинополе.

Содержание

История раскола

Фактически разногласия между папой римским и патриархом Константинополя начались задолго до 1054, однако именно в 1054 римский папа Лев IX послал в Константинополь легатов во главе с кардиналом Гумбертом для разрешения конфликта, начало которому было положено закрытием в 1053 году латинских церквей в Константинополе по распоряжению патриарха Михаила Кирулария, при котором его сакелларий Константин выбрасывал из дарохранительниц Святые Дары, приготовленные по западному обычаю из пресного хлеба, и топтал их ногами [1] . Однако найти путь к примирению не удалось, и 16 июля 1054 в соборе Святой Софии папские легаты объявили о низложении Кирулария и его отлучении от Церкви. В ответ на это 20 июля патриарх предал анафеме легатов.

Раскол не преодолён до сих пор, хотя в 1965 взаимные проклятия были сняты.

Причины раскола

Раскол имел множество причин: обрядовые, догматические, этические различия между западной и восточной Церквами, имущественные споры, борьба папы римского и константинопольского патриарха за первенство среди христианских патриархов, разные языки богослужения (латынь в западной церкви и греческий в восточной).

Точка зрения западной (католической) церкви.

Отлучительная грамота была вручена 16 июля 1054 г. в Константинополе в Софийском храме на святом алтаре во время богослужения легатом папы римского кардиналом Гумбертом. Отлучительная грамота содержала в себе следующие обвинения в адрес восточной церкви: [2]

  1. Константинопольская Церковь не признаёт Святую Римскую Церковь первой апостольской кафедрой, которой, как главе, принадлежит попечение о всех Церквах,
  2. Михаила неправо называют патриархом,
  3. подобно симонианам, они продают дар Божий,
  4. подобно валезианам, оскопляют пришельцев, и делают их не только клириками, но и епископами.
  5. Подобно арианам, перекрещивают крещёных во имя Святой Троицы, в особенности латинян.
  6. Подобно донатистам, утверждают, что во всём мире, за исключением церкви Греческой, погибли и церковь Христова, и истинная Евхаристия, и крещение.
  7. Подобно николаитам, позволяют браки служителям алтаря.
  8. Подобно северианам, злословят закон Моисеев.
  9. Подобно духоборцам, отсекают в символе веры исхождение Духа Святого и от Сына (филиокве).
  10. Подобно манихеям, считают квасное одушевлённым.
  11. Подобно назареям, наблюдают телесные очищения иудейские, новорождённых детей не крестят ранее восьми дней по рождении, родительниц не удостаивают причащения, и, если они язычницы, отказывают им в крещении.

Точка зрения восточной (православной) церкви

Отлучительная грамота вряд ли могла быть названа легитимной и имеющей каноническую силу. Во-первых, грамота была написана и подписана не Папой, а кардиналом Гумбертом и другими легатами, начиналась она так: «Гумберт, милостью Божией кардинал епископ Святой Римской Церкви, Петр, архиепископ Амальфийский, Фридрих, диакон и канцлер — всем сынам Католической Церкви. »

Во-вторых, в апреле, еще до того как переговорный процесс сколько-нибудь продвинулся вперед, Лев IX умер, а следующий папа был избран лишь через год. Следовательно, его легаты к моменту сочинения и оглашения грамоты утратили легитимность.

Реакция Патриарха на вызывающий поступок кардиналов была достаточно осторожной и в целом миролюбивой. Достаточно сказать, что с целью успокоения волнений было официально заявлено, что греческие переводчики извратили смысл латинской грамоты. Далее, на последовавшем Соборе 20 июля за недостойное поведение в храме были отлучены от Церкви все три члена папской делегации, однако Римская Церковь в решении собора специально не упоминалась. Было сделано всё, чтобы свести конфликт к самодеятельности нескольких римских представителей, что, собственно, и имело место. Патриарх отлучил от Церкви лишь легатов и только за дисциплинарные нарушения, а не за вероучительные вопросы. На Западную церковь или на римского епископа эти анафемы никак не распространялись.

Событие это стало оцениваться как нечто чрезвычайно важное лишь через пару десятков лет на Западе, когда к власти пришел папа Григорий VII Гильдебранд, а кардинал Гумберт стал его ближайшим советником. Его усилиями эта история и получила необычайное значение. Потом, уже в новое время, она рикошетом из западной историографии вернулась на Восток и стала считаться датой разделения Церквей также и там. [3]

Восприятие раскола на Руси

Покинув Константинополь, папские легаты отправились в Рим окружным путём, чтобы оповестить об отлучении Михаила Кирулария других восточных иерархов. Среди прочих городов они посетили Киев, где с подобающими почестями были приняты великим князем и русским духовенством.

В последующие годы Русская Церковь не занимала однозначной позиции в поддержку какой-либо из сторон конфликта, хотя и осталась православной. Если иерархи греческого происхождения были склонны к антилатинской полемике, то собственно русские священники и правители не только не участвовали в ней, но и не понимали сущности предъявляемых греками к Риму претензий догматического и обрядового характера. Таким образом, Русь поддерживала общение и с Римом, и с Константинополем, принимая те или иные решения в зависимости от политической необходимости.

Двадцать лет спустя после «разделения Церквей» имел место знаменательный случай обращения великого князя Киевского (Изяслава-Димитрия Ярославича) к авторитету папы св. Григория VII. В своей распре с младшими братьями за Киевский престол Изяслав, законный князь, вынужден был бежать за границу (в Польшу и потом в Германию), откуда и апеллировал в защиту своих прав к обоим главам средневековой «христианской республики» — к императору (Генриху IV) и к папе. Княжеское посольство в Рим возглавил его сын Ярополк-Пётр, имевший поручение «отдать всю русскую землю под покровительство св. Петра». Папа действительно вмешался в ситуацию на Руси. В конце концов, Изяслав вернулся в Киев (1077). Сам Изяслав и его сын Ярополк канонизированы Русской Православной Церковью.

Около 1089 в Киев к митрополиту Иоанну прибыло посольство антипапы Гиберта (Климента III), по-видимому, желавшего укрепить свои позиции за счёт его признания на Руси. Иоанн, будучи по происхождению греком, ответил посланием, хотя и составленным в самых почтительных выражениях, но всё же направленном против «заблуждений» латинян (это первое по времени не-апокрифическое писание «против латинян», составленное на Руси, хотя и не русским автором). Однако преемник Иоанна, митрополит Ефрем (русин по происхождению) сам послал в Рим доверенное лицо, вероятно, с целью лично удостовериться на месте в положении вещей; в 1091 этот посланец вернулся в Киев и «принесе много мощей святых». Затем, согласно русским летописям, послы от папы приходили в 1169.

Читать еще:  Подставь другую щеку: толкование и смысл фразы

В Киеве имелись латинские монастыри (в том числе доминиканский — с 1228), на землях, подвластных русским князьям, с их разрешения действовали латинские миссионеры (так, в 1181 князья Полоцкие разрешили монахам-августинцам из Бремена крестить подвластных им латышей и ливов на Западной Двине). В высшем сословии заключались (к неудовольствию греков) многочисленные смешанные браки. Большое западное влияние заметно в некоторых сферах церковной жизни.

Подобная ситуация сохранялась вплоть до монголо-татарского нашествия.

Снятие взаимных анафем

В 1964 году в Иерусалиме состоялась встреча между Вселенским Патриархом Афинагором, главой Константинопольской православной церкови и Римским Папой Павлом VI, в результате которой взаимные анафемы были сняты и в 1965 году была подписана Совместная Декларация [4] Однако этот формальный «жест доброй воли» не имел никакого практического или канонического значения. С католической точки зрения, остаются в силе и не могут быть отменены анафемы I Ватиканского Собора против всех, кто отрицает учение о первенстве Римского Папы и безошибочности его суждений по вопросам веры и нравственности, произнесённых ex cathedra (то есть когда Папа выступает как земной глава и наставник всех христиан), а также ряд других постановлений догматического характера.

Великий раскол: Почему разделились православные и католики?

Ровно 965 лет назад, в июле 1054 года, католики и православные предали друг друга анафеме: началось «Великое разделение» Западной и Восточной Церквей

Так в чём же всё-таки причина разделения между православными и католиками? Этот вопрос звучит нередко, особенно в моменты таких ярких событий, как недавний визит Владимира Путина в Ватикан или знаменитая «Гаванская встреча» Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Римским папой Франциском в феврале 2016 года. Сегодня, в дни 965-летия этого разделения, хотелось бы понять, что же произошло в июле 1054 года в Риме и Константинополе, и почему именно от этой даты принято отсчитывать начало Великой схизмы, Великого раскола.

Президент России Владимир Путин встретился с Римским папой Франциском в Ватикане 4 июля 2019 года. Фото: www.globallookpress.com

Не так давно мы уже писали об основных стереотипах, связанных с различиями между Православной Церковью и Римско-католической. Мол, их священникам можно бриться, но нельзя жениться, а в самих католических храмах за богослужениями, которые и без того короче православных, разрешается сидеть на специальных лавочках. Словом, посмотрите на папу и Патриарха: один бритый, другой бородатый. Разве не очевидно, в чём разница?

Если же отнестись к этому вопросу серьёзнее и копнуть чуть глубже, то понимаешь, что проблема далеко не только во внешнем виде и обрядовости. Существует немало вероисповедных различий, степень глубины которых позволила православным христианам тех далёких веков обвинить латинян (ныне чаще именуемых католиками или римо-католиками) в ереси. А с еретиками, согласно церковным правилам, никакого молитвенного и уж тем более богослужебного общения быть не может.

Но что это за ереси, которые привели западных и восточных православных христиан к Великому расколу, повлёкшему за собой многие войны и другие трагические события, а также ставшему основой существующего и по сей день цивилизационного разделения европейских стран и народов? Попробуем разобраться.

И для этого сначала отмотаем линию времени на несколько веков ранее уже упомянутого 1054 года, к которому вернёмся чуть позже.

Папизм: ключевой «камень преткновения»

Важно отметить, что и до 1054 года разделения между Римом и Константинополем, двумя столицами христианского мира, происходили неоднократно. И далеко не всегда по вине Римских пап, которые в первом тысячелетии были самыми настоящими, законными епископами Ветхого Рима, наследниками первоверховного апостола Петра. Увы, в этот период Константинопольские патриархи неоднократно впадали в ереси, будь то монофизитство, монофелитство или иконоборчество. А как раз таки Римские папы в эти же самые времена оставались верны святоотеческому христианству.

Однако и на Западе в те же самые времена вызревала основа для впадения в ересь, исцелить которую оказалось куда сложнее, чем уже упомянутые древние. И эта основа — тот самый «папский примат», который практически возводит Римских пап в нечеловеческое достоинство. Или как минимум нарушает соборный принцип Церкви. Это учение сводится к тому, что Римские папы как «наследники» первоверховного апостола Петра являются не «первыми среди равных» епископов, каждый из которых имеет апостольское преемство, но «наместниками Христа» и должны возглавлять всю Вселенскую Церковь.

Папа Иоанн Павел II. Фото: giulio napolitano / Shutterstock.com

Более того, в утверждении своей безраздельной власти и стремлении к власти политической ещё до разделения Западной и Восточной Церквей Римские папы были готовы идти даже на откровенный подлог. Об одном из них в интервью Телеканалу «Царьград» рассказал известный церковный историк и иерарх Русской Православной Церкви, архиепископ Элистинский и Калмыцкий Юстиниан (Овчинников):

В VIII веке появился документ «Вено Константиново» или «Константинов дар», согласно которому равноапостольный император Константин Великий, покидая Ветхий Рим, якобы оставил римскому епископу все свои императорские полномочия. Получив их, Римские папы начали властвовать по отношению к другим епископам не как старшие собратья, но будто бы государи. Уже в X веке германский император Оттон I Великий справедливо отнёсся к этому документу как к фальшивке, хотя ещё долгое время он продолжал подогревать честолюбие Римских пап.

Именно эта папская непомерная жажда власти, основанная на одном из самых известных смертных грехов — гордыне, — ещё до откровенного уклонения западных христиан в ересь привела к первому значимому расколу Западной (Римской) и Восточной (Константинопольской и других Поместных Православных) Церквей. Так называемой «Фотиевой схизме» 863-867 годов от Рождества Христова. В те годы произошёл серьёзный конфликт между Римским папой Николаем I и Константинопольским Патриархом Фотием (автором Окружного послания против латинских заблуждений).

Константинопольский Патриарх Фотий. Фото: www.globallookpress.com

Формально оба Предстоятеля были равными Первоиерархами двух Поместных Церквей: Римской и Константинопольской. Но Папа Николай II стремился распространить свою власть на Восток — на епархии Балканского полуострова. В итоге произошёл конфликт, завершившийся взаимным отлучением друг друга от Церкви. И хотя конфликт был скорее церковно-политическим, и в итоге политическими же методами был и исчерпан, именно в его ходе впервые прозвучало обвинение римо-католиков в ересях. В первую очередь речь шла о. филиокве.

Filioque: первая догматическая ересь латинян

Подробный разбор этого сложного богословско-догматического спора очень сложен и явно не укладывается в рамки обзорной церковно-исторической статьи. А потому — тезисно.

Латинский термин «филиокве» (Filioque — «и от Сына») был внесён в западный вариант Символа веры ещё до разделения Западной и Восточной Церквей, что нарушило незыблемый принцип неизменяемости этого важнейшего молитвенного текста, заключающего в себе основы христианской веры.

Фото: www.globallookpress.com

Так, в Символе веры, утверждённом ещё на IV Вселенском соборе в 451 году от Рождества Христова учении о Духе Святом, говорилось, что он исходит только от Бога Отца (в церковнославянском переводе «иже от Отца исходящаго»). Латиняне же своевольно добавили «и от Сына», что противоречило православному учению о Пресвятой Троице. И уже в конце IX века на Константинопольском Поместном Соборе 879-880 годов по этому поводу было сказано предельно чётко:

Если кто-либо составит другую формулировку или прибавит к этому Символу слова, которые он, вероятно, выдумал, если он затем представит это как правило веры неверным или новообращённым, как вестготам в Испании, или если он таким образом дерзнёт исказить древний и почитаемый Символ словами, или добавлениями, или опущениями, исходящими от него самого, если лицо духовное, таковой подлежит извержению из сана, а мирянин, дерзающий это сделать, подлежит анафеме.

Окончательно же еретический термин Filioque утвердился в латинском Символе веры только в 1014 году, когда отношения между Западной и Восточной Церквами и без того уже были предельно натянутыми. Разумеется, на Христианском Востоке это категорически не приняли, в очередной раз справедливо обвинив римо-католиков в еретическом новшестве. Конечно, в Риме пытались богословски обосновать изменение Символа веры, но в итоге всё сводилось к тем же самым горделиво-папистским разъяснениям в духе «Имеем право!» и даже «Да кто вы такие, чтобы спорить с наместником Самого Христа?!», что и привело к окончательному разделению 1054 года.

Позднее к этой догматической ереси у римо-католиков добавятся и многие другие: догмат о «Непорочном Зачатии Девы Марии», догмат о «чистилище», о непогрешимости (безошибочности) Римского папы в вопросах веры (продолживший логику «папского примата») и ряд других вероучительных, а также многочисленные богослужебно-обрядовые новшества. Все они только усугубили разделение между Римско-католической и Православной Церквами, фактически состоявшееся на рубеже тысячелетий и лишь официально утвердившееся в 1054 году от Рождества Христова.

Фото: www.globallookpress.com

Великая схизма 1054 года

Но вернёмся к трагическим событиям, чьё 965-летие отмечается в эти дни. Что же произошло в Риме и Константинополе в середине XI века? Как уже стало ясно, к этому времени церковное единство уже было достаточно формальным. Тем не менее окончательно оформить «развод» стороны не решались. Поводом к разрыву стала богословская дискуссия 1053 года, известная как «Спор об опресноках».

Как уже было сказано, главным догматическим расхождением к этому времени уже стал термин «филиокве». Но был и ещё один значимый момент, в котором православные и латиняне к тому времени уже разделились. Момент сакраментологический, то есть касающийся учения о Таинствах, в данном случае о главном Таинстве — Евхаристии, Причастии. Как известно, в этом Таинстве совершается преложение богослужебного хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, после чего в Причащении подготовившиеся к их принятию верующие соединяются с Самим Господом.

Так вот, в Православии это Таинство во время Божественной литургии совершается на квасном хлебе (просфорах, имеющих большое символическое значение), а у латинян — на опресноках (небольших круглых «облатках» или, иначе, «гостиях», немного напоминающих иудейскую мацу). Для православных последнее категорически недопустимо не только по причине разных традиций, но и из-за важного богословского смысла квасного хлеба, восходящего к евангельской Тайной Вечере.

Позднее на одном из греческих Поместных Соборов будет указано:

Тот, кто говорит, что Господь наш Иисус Христос на Тайной Вечере имел пресный хлеб (без дрожжей), как и у евреев; а не имел квасной хлеб, то есть хлеб с дрожжами; пусть он далеко отстоит от нас и пусть будет ему анафема; как имеющему еврейские взгляды.

Фото: pravoslavie.ru

Той же позиции придерживались в Константинопольской Церкви и в середине XI века. В итоге этот богословский конфликт, помноженный на экклесиологический (церковно-политический) спор о канонических территориях Западной и Восточной Церквей, привёл к трагическому итогу. 16 июля 1054 года в константинопольский собор Святой Софии прибыли папские легаты и объявили о низложении Константинопольского Патриарха Михаила Кирулария и его отлучении от Церкви. В ответ на это 20 июля Патриарх предал анафеме легатов (сам Римский папа Лев IX к тому времени скончался).

Де-юре эти личные анафемы (отлучения от Церкви) ещё не означали Великого раскола самих Церквей, однако де-факто он свершился. По некоторой инерции первого тысячелетия западные и восточные христиане ещё сохраняли видимое единство. Но полтора столетия спустя, в 1204 году, когда римо-католические «крестоносцы» захватят и разорят православный Константинополь, станет ясно: западная цивилизация окончательно отпала от Православия.

И в последние столетия это отпадение только усугубилось, несмотря на попытки некоторых околоправославных либерально настроенных деятелей (нередко именуемых «филокатоликами») закрыть на это глаза. Но это «уже совсем другая история».

Великая западная схизма: трое пап на один Рим

Расколы и ереси. Проект Сергея Ходнева

«Скьярра Колонна дает пощечину папе Бонифацию VIII, 1303». Гравюра из «Истории пап» Мориса Лашатра, 1842–1843

Фото: Stefano Bianchetti

«Скьярра Колонна дает пощечину папе Бонифацию VIII, 1303». Гравюра из «Истории пап» Мориса Лашатра, 1842–1843

Читать еще:  Церковь и самоубийцы: мнение и отношение, духовные причины, почему не отпевают и не хоронят на кладбище, грех или нет

Фото: Stefano Bianchetti

Часто кажется, что первая тысяча лет с небольшим истории христианской церкви — это параллельное существование двух очень разных модусов: на востоке спорят, изощряются, ссорятся, слабеют в этой словесной борьбе, на западе без затей держатся Рима, как он скажет, так и будет. По иронии судьбы именно папство оказалось единственным унаследованным от издыхающей Западной Римской империи универсальным институтом, который благополучно пережил темные века, накапливал все больший престиж и все большее могущество, прочерчивал границы средневековой Европы, возводил на трон и низлагал светских владык. Однако времена менялись, и, замешкавшись на закате Средневековья перед лицом новых обстоятельств, папство на время выпустило вожжи и вынуждено было довериться внешним политическим силам. Один из скандальнейших расколов в церковной истории длился не очень долго, 39 лет, но для дальнейшего исторического бытия христианства — причем не только католического — эти неприличные события оказались судьбоносными

справка

Великая западная схизма — период раскола в Римско-католической церкви (конец XIV — начало XV века), последовавший за так называемым Авиньонским пленением — переносом резиденции папы римского из Рима в Авиньон. C 1378 по 1409 год на главенство в Западной церкви претендовали двое соперничающих пап, а с 1409 по 1417-й — даже трое, причем каждый из альтернативных понтификов пользовался поддержкой отдельных европейских государств или их групп. Конец расколу положил Вселенский собор католической церкви в Констанце (1414–1418).

Всему виной тамплиеры, скажут диванные конспирологи. Филиппу IV Красивому, королю Франции, нужно было что-то сделать со связавшим его по рукам и ногам финансовыми обязательствами великим рыцарским орденом, и потому-то он решил прибрать к рукам римского понтифика, чтобы тот ему в этом помог.

На самом деле и без Бафомета в отношениях власти светской и власти духовной бывает много чего дьявольски трудного. Особенно если власть духовная упускает из виду неизбежные перемены общественного устройства. В 1000 году какой монарх Запада мог представлять серьезный интерес, кроме императора Священной Римской империи? Да никакой, и потому папы, короновавшие императоров, вступили с ними в сложные отношения «любви-войны», в которой на стороне Рима бывали великие победы — вроде хрестоматийной сцены с императором Генрихом IV, босым, одетым во вретище и вымаливающим прощение в Каноссе. Но в 1300 году все уже было совсем иначе, национальные королевства (и их монархи) потихоньку набирали силу, обнаруживали всякие сложные политические интересы континентального значения и были не очень склонны принимать чей бы то ни было посторонний диктат в этой области. А в Риме сидел папа Бонифаций VIII, которому казалось, что на дворе по-прежнему XI столетие и что по его указанию любой строптивый монарх, надев власяницу, приползет испрашивать прощение. Филиппу IV Французскому действительно были нужны деньги — он портил монету, отнимал собственность у евреев, наконец, обложил податью французское духовенство, и вот тут-то случилась драма.

Папа Бонифаций отлучил короля (а с ним и всю Францию) от церкви, а заодно еще раз звучно провозгласил печально известную доктрину. Те «два меча», о которых походя говорится в Евангелии (Лк. 22:38),— это полнота власти духовной и светской, которая вручена-де апостолам, а значит, и преемникам апостола Петра — папам. Духовной властью распоряжается сам понтифик, а светскую милостиво вручает на время по своей воле королям и князьям, но контракт этот папа вправе расторгнуть в любой момент, поскольку «каждому человеку для спасения совершенно необходимо подчиняться римскому понтифику».

Что было дальше — известно. Бонифация VIII унизили и уморили в заточении (1303). Его преемника Бенедикта XI, хоть он и снял отлучение с короля Франции, говорят, отравили после восьмимесячного понтификата. А потом француз, избранный в папы в 1305-м и принявший имя Климента V, начал уступать один рубеж за другим — отдал королю пятилетние церковные сборы со всей Франции, дезавуировал громокипящую буллу папы Бонифация о двух мечах и, наконец, перенес Святой престол сначала в Пуатье, потом в Авиньон.

цитата

«Удивительно слышать, как лживые языки призывают то же Имя, и видеть, как ничтожные пергаменты с помощью свинцовой печати обращаются в сети, коими — именем Христовым, но действом Велиаловым — уловляются стаи неосторожных христиан. Вместо святого одиночества видим нечестивые сборища и толпу мерзких приспешников, вместо трезвения — роскошные пиршества. Говоря короче, кажется, что мы у персидского или парфянского царя, перед которым надлежит раболепствовать и к которому нельзя приблизиться без мзды»

(Франческо Петрарка, Liber sine nomine, V)

В этом ничего ужасного как будто бы даже и не было; Авиньон, вопреки обычному представлению, вовсе не был владением Франции аж до 1790-х, а что до самой ситуации «епископ города N сидит в городе Z» — то канонически она нормальна: на Востоке патриарх Антиохии давно резидировал в Дамаске, патриарх Александрии — в Каире, да и на Западе развилась практика назначения титулярных епископов in partibus infidelium, «в странах неверных» (зовешься ты каким-нибудь епископом Карфагенским, а на самом деле ты — коадъютор архиепископа Кёльнского). Вдобавок в Риме, превратившемся в осиное гнездо, где местные феодалы перестреливаются друг с другом из тех замков, в которые они превратили античные руины, папам было откровенно неуютно. А в Авиньоне — уютно: административные и финансовые дела церкви наконец-то приобрели приятную определенность.

Но, во-первых, в коллегии кардиналов получили большинство французы — а это уже не всем было по вкусу. Во-вторых, простонародному благочестию было трудно переварить сам факт отъезда «преемника князя апостолов» в дальние края (паломнический поток в Рим не сокращался — а как это так, побывать в Риме и не повидать папу?); когда в середине XIV века разразилась «черная смерть», великая эпидемия чумы, то иные говорили, что именно Авиньонское пленение ее и навлекло. В-третьих, нарождающиеся светские интеллектуалы в лице Петрарки, посмотрев на лениво-роскошную жизнь папского двора в Провансе, тоже негодовали. Да еще Столетняя война началась, и виды Франции на будущее выглядели поначалу, прямо скажем, скверно.

Понтифики засобирались обратно в Рим. Из семи недолговечных авиньонских пап дораскольного времени шестой — Урбан V (1362–1370) — даже съездил в старую апостольскую столицу, но ненадолго. Седьмой, Григорий XI (1370–1378), последний папа из французов до сего дня, все же решил вернуть и свою резиденцию, и все учреждения римской курии на берега Тибра — где и умер.

И вроде бы все пошло своим чередом, конклав избрал нового папу, виртуозно ответив всем ожиданиям. Толпа кричала: «даешь папу-римлянина или хотя бы итальянца» — и папой стал Бартоломео Приньяно, епископ Бари, но он был подданным неаполитанского короля Людовика Анжуйского, сына короля Франции Иоанна Доброго, так что налицо было некое подобие преемственности с французским периодом. Однако новый папа, Урбан VI, сходу сказал привыкшим к беспечности и богатству французским кардиналам, что их время вышло, что доходы курии надо тратить более благочестиво,— а потом и пополнил кардинальскую коллегию целой пачкой итальянских епископов.

Французы рассердились, собрались в Фонди под Римом и там, объявив избрание Урбана VI недействительным (дескать, пришлось уступить давлению толпы), выбрали нового понтифика, Климента VII. Свежеиспеченный антипапа, как можно было догадаться, вернул свою резиденцию в старый добрый Авиньон.

Тут уж началась беда. И прежде бывало, что на престоле св. Петра сидели моральные уроды — но все-таки можно было в этом увидеть их личное несчастье, а не урон для престижа папства. И прежде бывали антипапы, папы-соперники — но это были в основном локальные конфликты, не затрагивавшие все западное христианство в целом. Но теперь-то возникли два центра власти со своими кардиналами, со своими дворами и со своими внушительными притязаниями на каноническую полномочность. Кому-то из них нужно было слать десятину и прочие подати, с кем-то надо было договариваться о замещении епископских кафедр, да и на каждой мессе в каждом храме кого-то из них надо было поминать, в конце концов.

А значит, Европа впервые разделилась по формально-религиозному признаку. «Авиньонских» пап, Климента VII и Бенедикта XIII, поддерживали короли Франции, Шотландии, Арагона, Неаполя, Кипра, Кастилии и Леона — и герцоги Бургундские. «Римских» пап (их за то же время было четверо: Урбан VI, Бонифаций IX, Иннокентий VII, Григорий XII) — Священная Римская империя, Англия, Венгрия, Польша, королевства Скандинавии, Венецианская республика.

цитата

«Накануне битвы при Роозебеке в 1382 г. французские военачальники испытывают сомнение, развернуть или нет перед своими войсками орифламму против фламандских повстанцев, ибо священное королевское знамя могло употребляться только в священных войнах. И решение таково: фламандцы — сторонники Урбана VI, а значит, безбожники. Похоже, что на исходе XIV в. в народе всерьез верили, что с начала Великой Схизмы никто уже более не попадал в рай»

(Йохан Хёйзинга, «Осень Средневековья»)

Это было возмутительно, поскольку было непонятно и непривычно. Отцы, деды и прадеды наши жили с ощущением, что за всех нас, от Атлантики до Балтики, где-то там молится один папа — а теперь что? Где тот камень, который не сокрушат врата адовы? К тому же соперники не жалели гомерически изобретательных, сложных, устрашающе красноречивых анафем в адрес друг друга. С одной стороны, изобилие этих проклятий в перспективе несколько подрывало саму веру масс в их серьезность и величие. С другой — делало священную войну из политических распрей, скажем, Англии с Шотландией, Франции с Фландрией, да и Англии с Францией: Столетняя война как-никак еще тянулась.

Вот тут в Западной церкви возникло упование на собор. До сих пор на Западе смотрели на церковные соборы как на что-то по большому счету церемониальное, как на совещательный орган при особе римского епископа, но теперь на кону оказывалась судьба самой этой особы. Сначала вышло неудачно. Вселенский собор, собравшийся в 1409 году в Пизе с одобрения ряда государей, а также университетов Парижа и Оксфорда, низложил соперничающих Бенедикта XIII и Григория XII, выбрав нового папу, Александра V. Но это низложение мало кто признал, хотя у Александра V, а затем его преемника Иоанна XXIII образовались вполне влиятельные сторонники — так что двоецарствие в Римской церкви превратилось в троецарствие.

Моральный авторитет всех троих понтификов крепче не становился, но и политические обстоятельства складывались так, что никто из европейских монархов не мог сколотить альянс в поддержку какой бы то ни было из трех сторон — не было бы счастья, да несчастье помогло. Пришлось, сконцентрировав влияние и вконец одумавшихся светских правителей, и богословов, и проповедников, созвать новый собор в Констанце — который низложил теперь уже трех пап и выбрал им очередного преемника, но на сей раз нового понтифика, Мартина V из рода Колонна, признал весь католический мир.

Каких-то сорок лет помыкались, сами справились, молодцы — и все равно для папства это была катастрофа. Внезапно оказалось, что залог здоровья церкви — не единоличный викарий Христа, а собор, и с этой претензией на коллективный голос в решении важнейших церковных вопросов папам пришлось бороться не один век. Даже Флорентийский собор, устроивший в 1439 году унию с православными греками, был весьма горд именно тем, что восстанавливает «кафолическую» соборную полноту церкви первых веков христианства — а не только тем, что приводит схизматиков под римское иго. Оказалось, далее, что Европа разобщена, дружба дружбой, а табачок врозь, вера в римские «два меча» под большим вопросом, и если королю такому-то по его практическим резонам удобно поддержать папу такого-то, то анафемы против него бессильны — никто больше не придет каяться в Каноссу. Наконец, приходится вспомнить, что еще одним эпохальным деянием Констанцского собора было осуждение и сожжение Яна Гуса (1415). Надлом, случившийся в церкви безо всякой связи с догматикой, совестью, благочестием, пастырством, спровоцировал ту волну реформационных движений, без которой заведомо не было бы и Лютера.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector