0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Раб Божий в православии: кто это и почему прихожан так называют, значение и объяснение церкви

Содержание

Почему православных верующих называют «раб Божий», а не «сын Божий»

Все знают, что рабство — ужасная вещь. Попадая в рабство, человек теряет свободу, возможность самостоятельно думать и передвигаться. Почему же тогда многие христиане с гордостью называют себя слугами Божьими.

Разобраться, что значит раб Божий в православии, нам поможет Священное Писание — Библия.

Раб или сын

По еврейским понятиям в слове «раб» не было ничего унизительного, так называли работников в доме, к которым относились порой, как к членам семейства. Если римские рабовладельцы не считали своих слуг за людей, то евреи относились к ним полностью противоположно. По субботам рабовладелец обязан был освободить прислугу от работы, ведь по законам иудеев работать в этот день грех.

Читайте о православной вере:

Господь послал Сына Своего на смерть ради людей, чтобы они, исполняя заповеди и веруя в Искупительную Кровь, могли войти в Царство Божие.

Грешный человек оставляет свою прошлую жизнь, подчиняет себя воле Божьей, живя по Его законам. При этом он теряет мирскую свободу, открывая для себя богатства Небес. В отношении подчинения мы — рабы Бога, но в трудные минуты каждый христианин может обратиться к Всевышнему, как к Отцу, автоматически становясь Ему сыном или дочерью.

Важно! Перейти от раба к сыну может каждый, это определенный период общения христианина со Святой Троицей.

Сам Иисус, когда говорил о тайной молитвенной комнате, учил обращаться к Творцу, как к Отцу — «Отче наш».

Если в человеке живет только Божий страх, тогда он будет делать все хорошо, правильно, но без особой радости. Это рабство ради спасения, слава Богу, что и таким путем многие люди приходят к вечной жизни. Сын Божий, неважно, православный или католик, радуется общению с Отцом и Спасителем, он слышит Духа Святого и знает свои права в духовном мире.

Сын Божий обладает полной свободой от греха:

  • лжи и лицемерия;
  • сребролюбия;
  • поклонения другим богам;
  • блудодеяния;
  • воровства;
  • неуважения родителей.

В письме Римлянам апостол Павел произносит противоречивую с точки зрения обычных людей фразу, что только освободившись от греха, можно стать рабом Богу. (Рим. 8:22) Свою мысль Павел продолжает в послании коринфянам, подчеркивая, что за каждого христианина заплачена огромная цена, поэтому не стоит опускаться снова в рабство греха. (1Кор.7:23)

Ефесская церковь также получила наставления по поводу рабства Господнего, где сказано, что волю Творца могут исполнять рабы Иисуса. (Еф. 6:6)

Святой Иоанн, после пребывания в Небесном царстве, в «Откровении» (Откр. 19:5) пишет повеление, что все рабы Бога могут хвалить Его.

Теперь мы видим, что быть слугою Творца, отдаться в рабство Иисусу — большая честь и награда.

Церковь о понятии «раб Божий»

Люди, читая словосочетание «раб Божий» делают ударение на первом слове, священнослужители акцентируют внимание на втором.

Раб принадлежит одному хозяину, который о нем полностью заботится. Над Божьими людьми не может иметь власти никто, кроме Бога, Иисуса и Святого Духа. Переход в рабство Иисуса делает человека абсолютно свободным, только вера и исполнение заповедей открывает двери новой жизни.

В послании Римлянам (Рим.8:16-20) апостол Павел подчеркивает, что человек сам отдает себя в рабство и при этом выбирает хозяина. Когда господином христианской жизни становится Иисус, в нее приходит Божия благодать и благословение.

Иисус через апостола Павла говорит, что придет время, когда на рабов Божьих изольется Дух Святой. (Деян. 2:18) Павел не написал, что Святой Дух придет только на учеников, он подчеркнул, что эта благодать дастся тем, которые отдали себя в духовное рабство Спасителю, оделись в светлые одежды небесной чистоты.

Духовное рабство в этом случае подразумевает спокойствие и уверенность в завтрашнем дне, покорность и смирение. Дух Святой никогда не опустится там, где есть бунт и нечистота.

Во время католической службы священник часто называет прихожан как рабами, так и детьми Божьими.

Дева Мария, услышав весть о своей беременности, назвала себя рабой, той, которая отдается во власть своего господина с покорностью и благодарностью. (Луки 1:38)

В Новом Завете все апостолы называли себя рабами Божьими, так что попасть в рабство к Иисусу — высшее благословение. В Библии встречается слово «Doulos», которое означает:

  • раб;
  • слуга;
  • подданный.

Три этапа возрастания. Слуга Господа нашего Иисуса Христа служит своему Господину, выполняя Его повеления, становясь прообразом Его рук, помогая людям.

Иисус ради грешного человечества надел на Себя грязные одежды греха и рабства, унизился ради любви, сошел в ад, уподобившись человеку. (Фил. 2:6 −8)

Истинное верующее сердце будет стремиться подражать Спасителю, с честью называясь рабом Божьим.

Есть рабы по закону, есть — по любви. В 15 главе евангелия от Иоанна написано, что Иисус уже не называет учеников рабами, а обращается с ними, как с друзьями, передавая им все, «что слышал от Отца».

Люди, считающие себя христианами, но не желающие преображаться в Его образ, познавать Его волю, навсегда остаются рабами по духу, но это не раб Своего Повелителя, желающий вырасти до состояния друга, сына, наполнившись новой степенью взаимоотношений.

Сын имеет власть в доме своего отца, он обладает правом на наследство.

Что об этом говорят священники

По словам диакона Михаила Паршина, фраза о рабстве смущает только тех людей, которые не познали природу Бога. Попасть в руки тирана страшно, но настоящее наслаждение отдать свою жизнь любящему Творцу, источнику всего прекрасного на земле. Сюда входит:

  • любовь;
  • истина;
  • правда;
  • принятие;
  • прощение и другие добродетели.

Важно! В обычном рабстве человек обязан тяжело работать, в сотрудничестве с Богом, который самодостаточен во всем, христиане с радостью выполняют повеления Господина. Что может быть прекраснее, чем признаться, что ты раб Любви и Истины, Милосердия и Мудрости?

Диакон Паршин подчеркивает, что чем больше человек познает Бога, тем глубже он осознает греховность.

Интересное открытие сделал протоиерей А. Глебов, который исследовал Ветхий Завет и пришел к выводу, что много тысячелетий тому назад называться рабами Божьими имели право только цари, потом пророки. Этим избранные лица Израиля показывали, что над ними нет другой власти, кроме Бога.

В притче о злых виноградарях работали наемные рабочие, а смотрели за ними рабы царя, являющиеся прообразами пророков Израиля, через которых Творец сообщал Свою волю народу.

Называя себя рабом Божьим, человек подчеркивает свое эксклюзивное положение, а именно личные отношения с Богом Отцом, Сыном и Святым Духом.

Только не называйте меня «раб Божий»

Мы с апостолом Павлом — рабы Иисуса Христа!

Как-то по интернету ходил рассказ человека, который был в Афинах и обнаружил, что в Греческой Церкви прихожан называют «детьми Божиими», а не «рабами Божиими», как в Русской Церкви. Отсюда делались глубокие выводы о разнице менталитетов русских и греческих церковников. Конечно, сам этот случай — чистое недоразумение, если бы этот человек был знаком с Новым Заветом, он бы знал, что в нем апостолы называют христиан и рабами, и детьми Божиими, точно так же как оба термина присутствуют и в богослужении как Греческой, так и Русской Православных Церквей.

Когда я называю себя «рабом Иисуса Христа», я испытываю некоторый трепет — так называл себя святой апостол Павел, святой апостол Петр, другие апостолы Христовы, священномученик Игнатий Богоносец и многие иные мученики, святые, подвижники, отцы и учители Церкви.

Встать в этот ряд, сказать: и я тоже, как эти люди, «раб Иисуса Христа» — было бы неуместной дерзостью. «Мы с апостолом Павлом — рабы Иисуса Христа!» Но я решаюсь на это только потому, что Писание всех христиан называет рабами Иисуса Христа. Это драгоценное звание мне даровано в Крещении, и я ношу его — не с гордостью, я его не заслужил и не мог — но с изумлением, что мне оказана столь великая честь.

Более того, в Библии сам Иисус назван рабом Бога: «Вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится и вознесется, и возвеличится» (Ис. 52:13).

Но современный мир яростно требует равенства

Но само именование христиан «рабами Божиими» для внецерковных людей служит некоторым запинанием. Это понятно — слово «раб» в современном языке носит резко негативный характер. Раб — это кто-то, кого воспринимают как вещь, «говорящее орудие», чьи желания, интересы или человеческое достоинство никого не интересуют. Кто-то, кого можно эксплуатировать, с кем можно дурно обращаться — даже убить — безнаказанно. Сам институт рабства вызывает отвращение, и все согласны в том, что его следует искоренять и преследовать.

Это понятно; люди грешны, и это проявляется тем заметнее, чем больше у человека власти над другими. Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. Начальник-самодур вынужден сдерживаться, потому что на свете есть и другие работодатели, к которым работники могут, в конце концов, уйти. Но в ситуации, когда уйти невозможно, жаловаться некому, и остается только такой слабый сдерживающий фактор, что рабы — это все-таки ценное имущество, человеческий грех вылезает во всем своем неприкрытом уродстве.

Страшно оказаться в полной, безраздельной власти своего ближнего — потому что полагаться на его добрую волю не приходится. Именно поэтому нас пугает и возмущает рабство.

Мы боимся и не доверяем друг другу — и имеем на это веские основания.

Современный мир яростно требует равенства — потому что всякий, обладающий более высоким статусом, непременно использует его для того, чтобы угнетать и притеснять своих ближних. Равенство, конечно, недостижимо — в любой корпорации, обществе, государстве немедленно выстраиваются иерархии, без этого невозможно — но, по крайней мере, к нему следует стремиться.

Невозможно обойтись без власти одних людей над другими — но, по крайне мере, ее надо обставить сдержками и противовесами, законами и должностными инструкциями, так, чтобы эта власть была как можно дальше от абсолютной. Цена свободы есть непрестанная бдительность. Зазеваешься — и ближние немедленно повесят на тебя ярмо.

Не низкое холуйство, а сердечная преданность

Но и мы знаем проблески какого-то иного мира. В нашем мире есть не только эксплуатация — и яростные попытки этой эксплуатации избежать. В нашем мире бывает любовь. Как говорит невеста в «Песне Песней», «я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой — мне» (Песн. 6:3). Принадлежность другому человеку — не всегда источник угрозы. Иногда — как для влюбленных — это источник глубокой радости, счастья, полноты жизни. Ребенок находится во власти родителей — и это (кроме небольшого числа трагических случаев) хорошо и правильно, его любят, о нем заботятся.

Мы не можем представить себе отношения доверия и преданности между слугой и господином, хозяином и рабами — но такое иногда бывало. Как, например, повествуется в книге Бытия, «Аврам, услышав, что сродник его взят в плен, вооружил рабов своих, рожденных в доме его, триста восемнадцать, и преследовал [неприятелей] до Дана» (Быт. 14:14). Аврам вооружил своих рабов, будучи уверен, что они не обратят оружие против него, не разбегутся, а будут сражаться и подвергать свою жизнь опасности за хозяина — и это вполне оправдывается.

Такое бывало — не низкое холуйство, а сердечная преданность; не барское самодурство — а отеческая забота. Увы, не слишком часто — мы живем в падшем мире. Но само слово «раб» могло обозначать и нечто другое — и вызывать совсем другую цепь ассоциаций, чем у нас.

Оно могло быть выражением благодарности и преданности — правитель поразил людей своими великодушными благодеяниями, и они признали себя его рабами. Оно могло быть выражением принадлежности — как в наши дни люди остро переживают свою принадлежность к национальности, к партии или стране.

Преданность по отношению к личности почти исчезла из нашего мира. Но в античном мире (как и в средневековом) всем было понятно, о чем идет речь. Средневековый король мог воскликнуть в гуще битвы: «Те, кто любит меня, за мной!» — и за ним следовали.

Слово «раб» могло означать полное доверие — «я принадлежу тебе».

Владыка мироздания принял образ раба

И вот в христианском контексте, у апостолов, у святых отцов, «раб Божий» — это очень теплое слово. Бог в Иисусе Христе стал человеком, умер и воскрес, и даровал нам жизнь вечную и блаженную. Теперь мы, рабы Божии, принадлежим Ему, живем в Его доме, аллилуйя!

Тот, Кто обладает абсолютной властью, стал человеком, претерпел муку и смерть от рук Своих мятежных творений ради их спасения.

Читать еще:  Мощи Спиридона Тримифунтского: где находятся и как проехать, часы посещения, история, как приложиться и чем помогает

«Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будем вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10:42-45).

Бог полностью отдал Себя творению — Владыка мироздания принял образ раба, чтобы поднять падших людей к себе. Вера отзывается благодарной преданностью — теперь мы принадлежим Тебе. Мы рабы Божии.

Рабы — не мы: в чем смысл понятия «Раб Божий»?

Приблизительное время чтения: 8 мин.

На протяжении всей 2000-летней истории Церкви христиане называют себя «рабами Божьими». В Евангелии много притч, где Христос называет так Своих последователей, да и сами они нисколько не возмущаются таким унизительным наименованием. Так почему религия любви проповедует рабство?

Письмо в редакцию

Здравствуйте! Есть у меня вопрос, из-за которого мне трудно принять Православную Церковь. Почему православные называют себя «рабами Божьими»? Как может нормальный, вменяемый человек так унижаться, считать себя рабом? И как прикажете относиться к Богу, который нуждается в рабах? Из истории мы знаем, какие омерзительные формы принимало рабство, сколько тут было жестокости, подлости, скотского отношения к людям, за которыми никто не признавал никаких прав, никакого достоинства. Я понимаю, что христианство зародилось в рабовладельческом обществе и закономерно унаследовало всю его «атрибутику». Но с тех пор минуло две тысячи лет, мы живем в совершенно другом мире, где рабство справедливо считается омерзительным пережитком прошлого. Почему же христиане по-прежнему используют это слово? Почему им не стыдно, не противно говорить про себя «раб Божий»? Парадокс. С одной стороны, христианство – религия любви, есть даже, насколько я помню, такие слова: «Бог – есть любовь». А с другой стороны – апология рабства. Какая может быть любовь к Богу, если воспринимать его как всевластного господина, а себя – как униженного бесправного раба?

И еще. Если бы христианская Церковь действительно строилась на основе любви, она заняла бы непримиримую позицию по отношению к рабству. Не могут люди, утверждающие, будто любят ближних своих, владеть рабами. Однако из истории мы знаем, что рабство вполне ободрялось Церковью, а когда оно исчезло – то не благодаря деятельности Церкви, а скорее вопреки.

Но тут есть для меня одна сложность. Я знаю некоторых православных христиан, это замечательные люди, которые действительно любят ближних. Не будь их, я счел бы все эти христианские разговоры о любви лицемерием. А теперь не могу понять, как же так? Как в них это совмещается – любовь к людям и к своему Богу – и одновременно желание быть рабами. Мазохизм какой-то, не находите?

Александр, г. Клин Московской области

Отвечает Роман Маханьков:

Рабство в Библии

Когда мы произносим слово «раб», перед глазами встают ужасные сцены из советских учебников по истории Древнего Рима. Да и после советской эпохи положение мало изменилось, ведь мы, европейцы, знаем о рабстве почти исключительно по рабству у римлян. Античные рабы. Абсолютно бесправные, несчастные, «человекоподобные» существа в оковах, прорезающих руки и ноги до самых костей. Их морят голодом, избивают плетьми и заставляют работать на износ 24 часа в сутки. А хозяин, в свою очередь, может в любую минуту сделать с ними все что угодно: продать, заложить, убить.

Это и есть первое заблуждение относительно термина «раб Божий»: рабство у евреев разительно отличалось от рабства у римлян, было гораздо мягче.

Иногда такое рабство называют патриархальным. В самые древние времена рабы были фактически членами семьи господина. Рабом мог называться также слуга, верный человек, служащий хозяину дома. Например, у Авраама – отца еврейского народа – был раб Елиезер, и пока у господина не родился сын, этот раб, названный в Библии «домочадцем» (!), считался его главным наследником (Бытие, глава 15, стихи 2-3). И даже после того, как у Авраама родился сын, Елиезер вовсе не стал похож на несчастное существо в оковах. Господин отправил его с богатыми дарами на поиски невесты для сына. И для еврейского рабства нет ничего удивительного, что он не сбежал от хозяина, присвоив имущество, а исполнил ответственное поручение как свое собственное дело. О подобном говорит и книга Притчей Соломоновых: «Разумный раб господствует над беспутным сыном, и между братьями разделит наследство» (глава 17, стих 2). Об образе такого раба говорит Христос, Который проповедовал в конкретной культурно-исторической обстановке.

Закон Моисеев запрещал навсегда обращать своих соплеменников в рабство. Вот как об этом говорит Библия: «Если купишь раба Еврея, пусть он работает шесть лет; а в седьмой пусть выйдет на волю даром. Если он пришел один, пусть один и выйдет. А если он женатый, пусть выйдет с ним и жена его» (Исход, глава 21, стихи 2-3).

Наконец, слово «раб» широко используется в Библии как формула вежливости. Обращаясь к царю или даже просто к кому-либо вышестоящему, человек называл себя его рабом. Именно так именовал себя, например, Иоав, командир войска царя Давида, будучи фактически вторым лицом в государстве (2-я Книга Царств, глава 18, стих 29). А совершенно свободная женщина Руфь (прабабушка Давида), обращаясь к своему будущему мужу Воозу, называла себя его рабой (Книга Руфь, глава 3, стих 9). Более того, Священное Писание именует рабом Господа даже Моисея (Книга Иисуса Навина, глава 1, стих 1), хотя это величайший ветхозаветный пророк, о котором в другом месте Библии говорится, что «говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как бы говорил кто с другом своим» (Исход, глава 33, стих 11).

Таким образом, непосредственные слушатели Христа понимали Его притчи о рабе и господине не так, как современные читатели. Во-первых, библейский раб был членом семьи, а значит, его труд основывался вовсе не на принуждении, а на преданности, верности хозяину, и слушателям было ясно, что речь идет о честном исполнении своих обязательств. А во-вторых, для них не было ничего обидного в этом слове, потому что оно являлось лишь выражением уважения к господину.

Рабство любви.

Но даже если терминология Иисуса и была понятна Его слушателям, зачем ею стали пользоваться последующие поколения христиан и, что самое непонятное – современные христиане, ведь прошло уже несколько столетий как общество отказалось от рабства, будь то римская его форма, или более мягкая – иудейская? И вот здесь возникает второе заблуждение относительно выражения «раб Божий».

Дело в том, что оно не имеет никакого отношения к социальному институту рабства. Когда человек говорит о себе: «я раб Божий», он выражает свое религиозное чувство.

И если социальное рабство в какой бы то ни было форме – это всегда несвобода, то религиозное чувство свободно по определению. Ведь человек сам волен выбирать, верить ему в Бога или нет, исполнять Его заповеди или отвергать. Если я верю во Христа, то становлюсь членом семьи – Церкви, Главой Которой Он является. Если я верю в то, что Он – Спаситель, я не могу уже относиться к Нему иначе, как с уважением и трепетом. Но, даже став членом Церкви, став «рабом Божьим», человек все равно остается свободен в своем выборе. Достаточно вспомнить, например, Иуду Искариотского – ближайшего ученика Иисуса Христа, который реализовал такую свободу, предав Своего Учителя.

Социальное рабство – это всегда страх раба (в большей или меньшей степени) перед своим господином. Но отношения человека с Богом основаны вовсе не на страхе, а на любви. Да, христиане называют себя «рабами Божьими», но почему-то люди, которые недоумевают насчет подобного наименования, не замечают таких слов Христа: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями . » (Евангелие от Иоанна, глава 15, стихи 14-15). Что же заповедует Христос, за что Он называет Своих последователей друзьями? Это заповедь о любви к Богу и ближнему. И вот когда человек начинает исполнять эту заповедь, он обнаруживает, что принадлежать Богу можно только всецело. Другими словами, обнаруживает свою полную зависимость от Господа, который Сам есть Любовь (1-е Послание апостола Иоанна, глава 4, стих 8). Таким образом, в «странную» фразу «я раб Божий» человек вкладывает ощущение полной и всецелой зависимости своего сердца от Господа, без Которого оно не может по-настоящему любить. Но эта зависимость свободна.

Кто отменил рабство?

И наконец, последнее заблуждение, что якобы Церковь поддерживала социальное рабство, в лучшем случае была пассивна, не протестуя против него, а отмена этого несправедливого общественного института произошла не благодаря деятельности Церкви, а скорее, вопреки. Давайте посмотрим, кто отменил рабство и по каким мотивам? Во-первых, там, где нет христианства, не считается зазорным держать рабов и до сих пор (к примеру, в Тибете рабство было законодательно отменено лишь в 1950 году). Во-вторых, Церковь действовала не методами Спартака, которые вели к ужасной «кровавой бане», а иначе, проповедуя, что и рабы, и господа равны перед Господом. Именно эта идея, постепенно вызревая, и привела к отмене рабства.

Для просвещенных язычников-греков вроде Аристотеля, живших в государствах, где основным было рабство «лагерного» типа, рабы были просто говорящими орудиями, да и все варвары – те, кто жил за пределами ойкумены – по природе являлись для них рабами. Наконец, вспомним недавнее историческое прошлое – Освенцим и ГУЛАг. Именно там на место учения Церкви о рабах Божьих было поставлено учение о человеке-господине – о господствующей расе нацистов и классовом сознании марксистов.

Церковь никогда не занималась и не занимается политическими революциями, а призывает людей к изменению своих сердец. В Новом Завете есть такая потрясающая книга – Послание апостола Павла к Филимону, весь смысл которого именно в братстве во Христе раба и господина. По своей сути это небольшое письмо, написанное апостолом своему духовному сыну Филимону. Павел отправляет ему обратно беглого раба, принявшего христианство, и при этом очень настойчиво требует, чтобы господин принял его как брата. Вот в этом принцип социальной активности Церкви – не принуждать, а убеждать, не приставлять нож к горлу, а давать пример личной самоотверженности. Кроме того, нелепо применять к ситуации 2000-летней давности современные социально-культурные понятия. Это все равно, что возмущаться отсутствием у апостолов своего web-сайта. Если хотите понять, какова была позиция Церкви и апостола Павла относительно рабства – сравните ее с позицией их современников. И посмотрите, что деятельность Павла принесла в этот мир, как она его изменила – медленно, но верно.

И последнее. В Библии есть книга пророка Исаии, где грядущий Мессия-Спаситель предстает в образе раба Господа: «Ты будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля; но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли» (глава 49, стих 6). В Евангелии Христос неоднократно говорил, что Он пришел на землю не для того, чтобы «Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Евангелие от Марка, глава 10, стих 45). И апостол Павел пишет, что Христос для спасения людей «принял образ раба» (Послание к Филиппийцам, глава 2, стих 7). И если Сам Спаситель называл себя служителем и рабом Божьим, то неужели Его последователи постыдятся называть себя так?

Почему в православии верующих называют «рабами божьими»

Те, кто был хоть раз в православной церкви, слышал, что священник называет мирян рабами божьими. Почему? Откуда взялось это название? Неужели в христианстве поощряется рабство?

Если взять третью книгу Библии — «Левит», то увидим следующий стих:

«Все они – Мои рабы, которых Я вывел из Египта; их нельзя продавать как рабов.»

С такими словами Бог обращается к спасенным из египетского плена евреям. Они его личные рабы и ничьи больше. Они как богоизбранный народ принадлежат Богу, он их выбрал и теперь евреи должны служить ему.

Однако в Новом Завете смысл словосочетания «рабы божьи» меняется. Теперь рабами Бога стали называть себя последователи Иисуса Христа, то есть это слово приобрело более универсальный в этническом плане характер. Не только иудеи могут быть «рабами божьими»:

«Сейчас же вы освобождены от греха и стали рабами Бога, и плодом этого будет святость, а концом – вечная жизнь.»

Важно обратить внимание на слова: «вы освобождены от греха и стали рабами Бога». Человек, чтобы стать рабом божьим, должен сначала освободиться от греха. Грех — это отклонение от заветов Бога. Значит, рабом Бога является тот, кто посвятил себя воле Бога, следует его заветам. Таким образом, смысл «раба божьего» изменился.

Для древних евреев в слове раб не было ничего предосудительного, оно означало человека подчиненного, слугу, подданного, служащего тому, кто выше по статусу. Это был нормальный для тех времен способ существования людей: есть рабы и есть господа.

В нашем языке слово «раб» означает бесправного человека, чья жизнь полностью находится в руках хозяина. Это слово можно расценить как оскорбление. Но нужно учитывать, что мы живем в современную эпоху, когда вошли в норму права человека, а ценности свободы и гуманизма определяют нашу этику. В библейские времена все было иначе.

Некоторые критики христианства указывают, что христиане — это рабы священников. Мол, так священнослужители обращаются к своей пастве. На самом деле священники — это такие же «рабы божьи» в христианском понимании. Об этом сказано в «Послании к Титу»:

«Павел, раб Божий, Апостол Иисуса Христа. «

Павел является одним из значимых апостолов в христианстве, он учредил множество церквей, именно с него начинают свою «родословную» некоторые поместные церкви. Поэтому утверждение, что миряне являются рабами священников — абсурдно с точки зрения вероучения христианства.

Для лучшего понимания термин «раб божий» можно перевести как «тот, кто верно служит Богу». Другой вопрос: что значит верно служить Богу? Как понять, что есть воля Бога, ведь жизнь дает много вопросов, решение которых нельзя прямо вывести из Библии.

Церковь, как любая социальная организация со своими амбициями, использовала это подвешенное положение в свою пользу, часто подменяя волю Бога волей церковных деятелей. В этом смысле справедливо утверждение, что зачастую люди становились реальными «рабами церкви», веря, что являются «рабами Бога». Для оправдания рабского положения всегда можно сказать защитное заклинание: «Кому церковь не мать, тому Бог не отец».

Православная Жизнь

Почему внецерковных людей смущает звание рабов Божиих, как слово «раб» может означать полное доверие и преданность – размышляет Сергей Худиев.

Мы с апостолом Павлом — рабы Иисуса Христа!

Как-то по интернету ходил рассказ человека, который был в Афинах и обнаружил, что в Греческой Церкви прихожан называют «детьми Божиими», а не «рабами Божиими», как в Русской Церкви. Отсюда делались глубокие выводы о разнице менталитетов русских и греческих церковников. Конечно, сам этот случай — чистое недоразумение, если бы этот человек был знаком с Новым Заветом, он бы знал, что в нем апостолы называют христиан и рабами, и детьми Божиими, точно так же как оба термина присутствуют и в богослужении как Греческой, так и Русской Православных Церквей.

Читать еще:  Монастырский пирог: рецепты, советы и особенности приготовления

Когда я называю себя «рабом Иисуса Христа», я испытываю некоторый трепет — так называл себя святой апостол Павел, святой апостол Петр, другие апостолы Христовы, священномученик Игнатий Богоносец и многие иные мученики, святые, подвижники, отцы и учители Церкви.

Встать в этот ряд, сказать: и я тоже, как эти люди, «раб Иисуса Христа» — было бы неуместной дерзостью. «Мы с апостолом Павлом — рабы Иисуса Христа!» Но я решаюсь на это только потому, что Писание всех христиан называет рабами Иисуса Христа. Это драгоценное звание мне даровано в Крещении, и я ношу его — не с гордостью, я его не заслужил и не мог — но с изумлением, что мне оказана столь великая честь.

Более того, в Библии сам Иисус назван рабом Бога: «Вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится и вознесется, и возвеличится» (Ис. 52:13).

Но современный мир яростно требует равенства

Но само именование христиан «рабами Божиими» для внецерковных людей служит некоторым запинанием. Это понятно — слово «раб» в современном языке носит резко негативный характер. Раб — это кто-то, кого воспринимают как вещь, «говорящее орудие», чьи желания, интересы или человеческое достоинство никого не интересуют. Кто-то, кого можно эксплуатировать, с кем можно дурно обращаться — даже убить — безнаказанно. Сам институт рабства вызывает отвращение, и все согласны в том, что его следует искоренять и преследовать.

Это понятно; люди грешны, и это проявляется тем заметнее, чем больше у человека власти над другими. Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. Начальник-самодур вынужден сдерживаться, потому что на свете есть и другие работодатели, к которым работники могут, в конце концов, уйти. Но в ситуации, когда уйти невозможно, жаловаться некому, и остается только такой слабый сдерживающий фактор, что рабы — это все-таки ценное имущество, человеческий грех вылезает во всем своем неприкрытом уродстве.

Страшно оказаться в полной, безраздельной власти своего ближнего — потому что полагаться на его добрую волю не приходится. Именно поэтому нас пугает и возмущает рабство.

Мы боимся и не доверяем друг другу — и имеем на это веские основания.

Современный мир яростно требует равенства — потому что всякий, обладающий более высоким статусом, непременно использует его для того, чтобы угнетать и притеснять своих ближних. Равенство, конечно, недостижимо — в любой корпорации, обществе, государстве немедленно выстраиваются иерархии, без этого невозможно — но, по крайней мере, к нему следует стремиться.

Невозможно обойтись без власти одних людей над другими — но, по крайне мере, ее надо обставить сдержками и противовесами, законами и должностными инструкциями, так, чтобы эта власть была как можно дальше от абсолютной. Цена свободы есть непрестанная бдительность. Зазеваешься — и ближние немедленно повесят на тебя ярмо.

Не низкое холуйство, а сердечная преданность

Но и мы знаем проблески какого-то иного мира. В нашем мире есть не только эксплуатация — и яростные попытки этой эксплуатации избежать. В нашем мире бывает любовь. Как говорит невеста в «Песне Песней», «я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой — мне» (Песн. 6:3). Принадлежность другому человеку — не всегда источник угрозы. Иногда — как для влюбленных — это источник глубокой радости, счастья, полноты жизни. Ребенок находится во власти родителей — и это (кроме небольшого числа трагических случаев) хорошо и правильно, его любят, о нем заботятся.

Мы не можем представить себе отношения доверия и преданности между слугой и господином, хозяином и рабами — но такое иногда бывало. Как, например, повествуется в книге Бытия, «Аврам, услышав, что сродник его взят в плен, вооружил рабов своих, рожденных в доме его, триста восемнадцать, и преследовал [неприятелей] до Дана» (Быт. 14:14). Аврам вооружил своих рабов, будучи уверен, что они не обратят оружие против него, не разбегутся, а будут сражаться и подвергать свою жизнь опасности за хозяина — и это вполне оправдывается.

Такое бывало — не низкое холуйство, а сердечная преданность; не барское самодурство — а отеческая забота. Увы, не слишком часто — мы живем в падшем мире. Но само слово «раб» могло обозначать и нечто другое — и вызывать совсем другую цепь ассоциаций, чем у нас.

Оно могло быть выражением благодарности и преданности — правитель поразил людей своими великодушными благодеяниями, и они признали себя его рабами. Оно могло быть выражением принадлежности — как в наши дни люди остро переживают свою принадлежность к национальности, к партии или стране.

Преданность по отношению к личности почти исчезла из нашего мира. Но в античном мире (как и в средневековом) всем было понятно, о чем идет речь. Средневековый король мог воскликнуть в гуще битвы: «Те, кто любит меня, за мной!» — и за ним следовали.

Слово «раб» могло означать полное доверие — «я принадлежу тебе».

Владыка мироздания принял образ раба

И вот в христианском контексте, у апостолов, у святых отцов, «раб Божий» — это очень теплое слово. Бог в Иисусе Христе стал человеком, умер и воскрес, и даровал нам жизнь вечную и блаженную. Теперь мы, рабы Божии, принадлежим Ему, живем в Его доме, аллилуйя!

Тот, Кто обладает абсолютной властью, стал человеком, претерпел муку и смерть от рук Своих мятежных творений ради их спасения.

«Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будем вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10:42-45).

Бог полностью отдал Себя творению — Владыка мироздания принял образ раба, чтобы поднять падших людей к себе. Вера отзывается благодарной преданностью — теперь мы принадлежим Тебе. Мы рабы Божии.

Раб Божий и сын Божий: 2 смысла или один?

«Раб Божий» — то самое сочетание слов, которое так любят использовать в спорах атеисты. Разве это нормальная форма отношений с Богом? Кому понравиться быть в таком уничижаемом состоянии? Не уж то проще стать свободным, ничего не бояться и никого не слушаться? Именно такую философию исповедуют адепты Церкви Сатаны. Да и прочие религии, взять хотя бы славянских неоязычников, говорят, что человек сын Божий. А что же мы, в православии, совсем отстали со своими установками из Ветхого Завета?

Конечно, нет. Но обо всём по порядку.

Слово «раб» использовано не в метафорическом смысле, а в буквальном

Слово раб в русском языке имеет три похожих значения. Процитируем словарь Ожегова:

Значение 1. В рабовладельческом обществе: человек, лишенный всехправ и средств производства и являющийся полной собственностью владельца, распоряжающегося его трудом и жизнью. Труд рабов. Торговля рабами. Восстание рабов.

Значение 2. перен, Зависимый, угнетенный человек.

Значение 3. перен., кого-чего.Человек, к-рый целиком подчинил кому-чему-н. себя, свою волю, поступки (книжн.). Р. страстей. Р. своих привычек. Превратить друга в раба.

Здесь нет «удобных» переносных значений, которые бы позволили сказать, что слово раб имеет метафорический смысл. Нет, всё верно, есть Бог, есть Его раб.

И вовсе не стоит думать, что в древности слово раб имело какое-то иное, более мягкое значение. Раб — это тот, кто исполняет волю кого-то или чего-то другого, служит кому-то одному, фактически ему принадлежит. Именно эти, жёсткие формулировки приложимы к нашему разговору.

Понятие «раб Божий» заключает в себе преданность, но не безвольность

Раб — это не тот, кого лишили свободы, а тот, кто добровольно предпочёл ей что-то

Но почему мы рабы Божьи? Неужели нельзя было установить равные отношения между Богом и человеком? Не будем пока спешить с выводами. Сперва поймём, почему говорят, что мы рабы Божьи.

И первая причина этого — противовес выражениям «раб греха», «раб страсти», «раб страха». Вспомним Ожегова: раб — человек, который подчинил себя чему-то.

Похоже ли рабство страсти на участь настоящего раба? Пытает ли такого человека его чувство, угнетает ли? Нет. Напротив, раб страсти — человек счастливый (по крайней мере, с точки зрения благ материального мира). Он погружён в то, что доставляет удовольствие.

Захочет ли такой человек сбежать из своего рабства? Вряд ли. Ну, пока не найдёт себе какое-то более приятное времяпрепровождения.

Есть такая популярная аллегория, её на разный манер рассказывают применительно к подобным случаям:

«Пришёл ученик к учителю и говорит: «ты мудр, ты смог справиться с различными своими страстями. Научи меня избавиться от вожделения».

Учитель ответил: «Хорошо, ложись спать, а после я тебя научу».

Ученик послушал, но проснулся от страшного крика. Выбежал и обнаружил учителя, который держится за дерево. “Оно меня не отпускает, помоги!”, — обратился старец к ученику.

«Ничего не понимаю. — Удивился ученик. — Учитель, дерево не может Вас держать. Это Вы его держите. Просто отпустите».

«Вот именно это ты делаешь со своим вожделением», — объяснил учитель.

То же самое происходит в отношении с любой страстью. Можно ли назвать человека, который осознанно сам держится за дерево рабом дерева? Назвать можно. Но считать таковым всерьёз нельзя. Он — раб не потому, что дерево его лишило свободы, а потом сам себя лишил свободы, чтобы не отрываться от дерева.

Любую привязанность можно назвать рабством, но её источник — сам человек, а не внешняя сила

Если человек раб Бога — это значит, что он отбросил страсти и живёт по Закону Божьему

Говоря про раба Божия, мы подразумеваем, что этот человек предпочёл держаться за Господа, а не за вредные привычки или свои пороки.

Это не столько утверждение зависимости человека от Бога, сколько констатация того, что он предпочёл Его, Всевышнего, всем другим привязанностям, которые мог бы иметь.

То есть, по-видимому, первоначально появилось выражение «раб страсти», а уже потом — раб Божий. И если раб страсти сам себя разрушает и вынужден идти по нисходящей в жизни, то раб Божий — это не тот человек, который в чём-то ограничен.

Говоря, что мы рабы Бога, мы подчёркиваем свою свободу от всего другого в мире.

«А почему вообще нужно быть чьим-то рабом?», — спросит проницательный читатель.

Нет, не обязательно. Ведь это не рабство, а способ говорить. В стремлении к свободе можно отказаться от всего.

  • «Я не раб телевизора» — и выбросить его в окно.
  • «Я не раб работы» — и уволились.
  • «Я не раб друзей» — и перестали общаться со всеми.

Но спросите себя: это ли свобода? Или же наоборот, такое поведение приведёт к самому жуткому аскетическому самограничиению? Скорее второе, согласны? То есть свобода далеко не в пустоте, она — в правильном наполнении жизни, верно расставленных приоритетах.

К чему надо примкнуть человеку, чтобы оставаться самим собой? А чем является человек? Образом и подобием Божьим. Соответственно, именно в Боге он и обретает свою истинную, свободную природу.

Есть такой взгляд на Бога как на организм, а на человека — как на эритроцит в этом огромном организме. Человек смог бы прожить без одного эритроцита. А эритроцит справился бы без человека? Можно ли изъять себя из Вселенной, лишить воздуха, тепла, света и назвать это свободой? Вряд ли. Наше бытие обусловлено Богом.

Тогда верно ли сказать, что эритроцит — раб человека? В определённой степени да: он должен жить по определённым законам, на пользу всему своему миру-организму. А нарушители биологических законов превращаются в раковые клетки.

Но лишён ли свободы эритроцит, если всё, что требует от него организм, — это быть эритроцитом? Бог просит нас: «Люди, будьте людьми, будьте Моим подобием». Разве плохое это рабство — просто походить на Бога?

Человек без привязанностей становится не свободным, а рабом пустоты и одиночества

Когда мы видим красивую женщину, сравниваем её с Богиней, когда говорим о талантливом человеке, говорим, что он делает что-то как Бог. Живи как Бог — что значит безупречно. Это Закон Божий, то есть не свод ограничений, а список правил счастья.

В рабстве Божием люди находятся по своей воле

Раб Божий — это не приговор, не требование. Если вернуться к примеру с деревом, то становится ясно, что Всевышний дал нам полную свободу действий и выбора. Собственно, он никогда не называет людей рабами. Бог не считает человека своим слугой.

Назвать себя рабом — это значит заявить о преданности. И на это нужна воля человека. В Священном Писании мы можем обнаруживать, что рабом Божиим каждый может назвать себя только сам. Например, вот человек возвещает Богу о своей преданности:

«О, Господи! я раб Твой, я раб Твой и сын рабы Твоей; Ты разрешил узы мои».

В Новом Завете апостолы с достоинством называют себя рабами Божьими:

«Иаков, раб Бога и Господа Иисуса Христа, двенадцати коленам, находящимся в рассеянии, – радоваться»

«Симон Петр, раб и Апостол Иисуса Христа, принявшим с нами равно драгоценную веру по правде Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа».

«Павел, раб Божий, Апостол же Иисуса Христа, по вере избранных Божиих и познанию истины, относящейся к благочестию» .

Нам дают представление, что рабство это не подразумевает каких-то лишений, а лишь следование самым элементарным принципам духовной жизни:

«Рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым» .

То есть рабство у Бога, сколь бы странно, есть высшее проявление свободы и волеизъявление человека:

«..равно и призванный свободным есть раб Христов»

Свобода эта, в первую очередь, от греха:

«Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная».

И в рабстве Божием никого не держат. Апостол Павел ясно даёт понять, что человек не держится в рабстве Божием насильно и всегда волен найти себе иное пристанище:

«Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков» .

Раб Божий — это тот, кого защищает Господь

Ещё один немаловажный аспект: тот, кто принял образ раба Божьего, находится под защитой Всевышнего. Это не сразу очевидная для нас аналогия, но для жителей древнего Рима она была весьма понятна.

Кто такой раб, помимо того, что это человек, который служит господину? Это ещё тот, кто находится под защитой этого самого господина.

Возможно ли, чтобы кто-то приказал чужому рабу? Посмеет ли кто-то причинить вред этому рабу? Нет. Ибо раб наделён покровительством господина, а значит любые действия против него — это ещё и выпад в сторону хозяина. Чем выше господин, тем большим покровительством и защитой пользовался раб.

Здесь можно провести удачную параллель — раб Божий под защитой Всевышнего. Где тут найти ещё большую защиту?

Раб Божий — это тот, кто всецело предан Всевышнему

Называя себя «раб Божий», человек также заявляет о своей преданности Всевышнему. Возможно, сегодня это не кажется чем-то значимым. Но во времена Ветхого Завета было очень важно подчеркнуть преданность тому или иному Богу. К таким вещам относились ревностно. Чего стоит хотя бы то негодование, которое вызвали у Моисея потомки Израиля, когда сотворили Золотого Тельца.

Читать еще:  Святая вода: церковные суеверия и традиции, где взять и как использовать, как сделать в домашних условиях

Раб Божий — человек, который предан Богу. И предан не потому, что боится Его, а потому, что всецело Ему верит. Именно это и есть истинная вера, а не вера в то, что Бог существует.

Мы называем себя рабами Бога, но являемся при этом его детьми

Много слов христиане говорят в защиту понятия раб Божий, мол, мы не дети Его, а рабы. Но это неверно. Это мы, люди, в своей кротости стараемся называть себя рабами. Это ёмкий, многозначный и удобный термин.

В 1-м Послании Иоанна Богослова сказано, что люди — это дети Божии

Бог же — есть любовь. И в своей безграничной любви Он никогда не считал людей рабами и не называл таковыми. Для Бога человек — это Его сын, о чём есть свидетельства в Священном Писании. Подробнее всего эта тема раскрыта в Первом послании Иоанна:

«Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал Его. Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что́ будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его как Он есть. И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он чист. Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие. И вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нем нет греха. Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает; всякий согрешающий не видел Его и не познал Его. Дети! да не обольщает вас никто. Кто делает правду, тот праведен, подобно как Он праведен. Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола. Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога. дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего ».

Также о том, что мы — дети Божьи свидетельствуют и другие авторы Библии:

«Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы — дети Божии» (Римлянам 8:16).

Определение «дети» при этом важнее всего прочего, чем цари и пророки, святые и мученики. Оно универсально для любого человека. Если ты стал человеком, значит и чадом Божиим.

Быть чадом Божиим важнее, чем Его рабом

Слово «Раб» в его нынешнем и самом прямом понимании неприложимо к жизни верующего человека. Раб — это нечто безвольное. И, к сожалению, в рамках религиозных течений очень много именно таких людей — с рабским мировоззрением и формальным подходом к религии.

Задача православия — бороться с такой абсолютно пустой и показушной имитации христианской набожности.

В этом ключе человеку очень полезно помнить, что он — в первую очередь чадо Божие, а не раб. Очень хорошо на этот счёт высказался сатирик Михаил Николаевич Задоронов, сказав, что раб боится господина, но может поступить вопреки его воле, а вот сын Божий любит дом своего отца и гадить в этом мире не будет.

Первоначально для нас — это любовь к Богу. В ней подчинение происходит естественно, а не по принуждению. Об этом нужно помнить. Когда Бог для тебя — любимый отец, само собой начинаешь стараться жить праведно.

Если слово «раб» в молитве мешает молиться искренне, его лучше избежать, чем молиться не от сердца

В православных молитвах регулярно используется слово «раб/раба Божий/Божья». Иногда это становится препятствием для искренней молитвы. Человек никак не хочет против своей воли и называть себя рабом.

Можно ли молиться иначе?

Хотя православный канон рекомендует использовать тексты из молитвенника, священники понимают, что молитва должна быть искренней. Если формализм становится препятствием для общения с Богом, молитву можно подкорректировать. Бог смотрит не в слова, а в мысли.

Но православие подобные поблажки не сильно приветствует, и на сей счёт есть масса негативных мнений.

Рабы Божьи – что это значит в православии

Рабы Божьи – что это значит в православии? Знать это – долг каждого человека, живущего с непоколебимой верой в сердце. Вопрос о том, что значит раб Божий в православии, мы постараемся максимально подробно раскрыть в рамках этой статьи. Тема с религиозной точки зрения непростая. Но весьма важная для понимания христианской догмы и общечеловеческого опыта. Итак, начнем.

Сын человеческий

Фигура Иисуса Христа является основополагающей не только для христианства, но и для всего человечества в целом. В послании к Коринфянам говорится, что он обнищал ради нас. В послании к Филистимлянам мы можем прочесть, что Христос уничтожил, опустошив, себя, принял образ раба, смирив себя. Сын человеческий, Господь, Агнец Божий, Превечное Слово, Альфа и Омега, Воздаятель, Господин субботы, Спаситель мира – именно такие эпитеты и множество других применяются к Иисусу. Сам Христос называет себя путем, истиной и жизнью, и, несмотря на столь величественные имена, он принял образ раба, являясь сыном Божьим. Иисус – раб Божий, Христос – сын Божий.

Христиане – рабы Всевышнего

Что значит раб Божий? При упоминании слова «раб» возникают ассоциации с неравноправием, жестокостью, несвободой, нищетой, несправедливостью. Но это относится к социальному рабству, которое создало общество, боролось с ним на протяжении многих веков. Победа над рабством в социальном смысле не гарантирует духовной свободы. На протяжении всей истории церкви христиане именуют себя рабами Божьими. Одно из определений слова «раб» означает человека, совершенно чему-либо предавшегося. Посему раб Божий означает христианина, стремящегося всецело предаться воле Бога. А также соблюдению его заповедей, борьбе с собственными страстями.

Каждый ли христианин достоин называться рабом Божьим? Ссылаясь на определение, приведенное выше, разумеется, нет. Все люди грешны, и лишь немногим удается всецело посвятить себя Христу. Поэтому каждый верующий во Вседержителя обязан с благоговением, смирением и великой радостью называть себя рабом Божьим. Но человеческая гордыня и незнание зачастую берут верх. Произнесенное слово «раб» и все связанные с ним ассоциации порой затмевают окончание рассматриваемого нами эпитета. В нашем понимании эксплуататорское и высокомерное отношение господина к своему слуге является закономерным. Но Христос разрушает эту закономерность, произнеся, что мы являемся его друзьями, если исполняем то, что он заповедовал нам.

«Я уже не называю вас рабами, так как раб не знает, что делает господин его; но я назвал вас друзьями» – говорит он в Евангелии от Иоанна. При чтении Евангелия от Матфея или во время службы в православном храме при пении третьего антифона, мы узнаем из слов Христа, что блаженны будут миротворцы – они будут названы сынами Божьими. Но здесь речь идет о Царствии Небесном. Посему сыном Божьим любой христианин обязан почитать лишь Иисуса Христа. Вот почему раб Божий, а не сын Божий.

Рабство социальное и духовное

Любое рабство означает ограничение свободы в человеке, во всем его существе. Понятия социального и духовного рабства насколько сильно разнятся, настолько и сопряжены. Понятия эти достаточно просто рассмотреть через призму богатства земного или финансового благополучия, говоря современным языком.

Рабство богатств земных тяжелее всякого страдания. Об этом хорошо знают те, кто удостоились освободиться от него. Но для того, чтобы и нам узнать истинную свободу, необходимо разорвать узы. В доме нашем должно храниться не золото, а то, что ценнее всех мирских благ — человеколюбие и милостыня. Это даст нам надежду на спасение, освобождение, а золото покроет нас стыдом перед Богом и во многом будет содействовать влиянию на нас дьявола.

Рабство и свобода

Самый драгоценный дар Бога человеку, дар любви – свобода. Конечно, людям так неизвестен, так труден религиозный опыт свободы, так же как прост опыт закона. Современное человечество без Христа и сейчас живет подобно древним иудеям под игом закона. Все современные государственные законы являются отражением естественных. Самое непреодолимое рабство, самые крепчайшие оковы – смерть.

Все освободители человеческие, бунтовщики, ярые мятежники остаются только рабами в руках смерти. Не дано понять всем мнимым освободителям, что без освобождения человека от смерти все остальное – ничто. Единственный человек среди человечества восстает на смерть – Иисус. Как для каждого из нас естественным, нормальным является «умру», для него – «воскресну». Он единственный почувствовал силу в себе, необходимую, чтобы смерть смертью победить как в себе, так и во всем человечестве. И люди в это поверили. И, хоть не многие, будут верить до конца времен.

Освободитель

Истина освободит нас. Так говорит нам евангелист Иоанн. Мнимая свобода – рабский бунт, дьяволом организованный мост от социального незначительного рабства, которое мы именуем революцией, к тоталитарному в будущем рабству Антихриста. Этого лика дьявол уже не скрывает в исторический период, который мы называем современностью. Поэтому именно сейчас погибнуть или спастись миру означает отвергнуть или принять перед поработителем слово освободителя: “Если Сын освободит вас, то истинно свободны будете” (Ио. 8, 36). Рабство у Антихриста, свобода во Христе – вот предстоящий выбор человечества.

Что сказано в Библии

Так все-таки человек – раб Божий или сын Божий? Понятие «раб», пришедшее к нам из Ветхого завета, сильно отличается от современного понимания данного термина. В Древнем Израиле рабами Божьими именовали себя цари и пророки, тем самым подчеркивая свое особое назначение на земле, а также выражая невозможность службы кому-либо, как только Господу Богу.

Раб Божий в Древнем Израиле – это титул, удостоиться которого могли лишь цари и пророки, через которых с народом общался сам Господь. Рассматривая же рабство как социальную составляющую, необходимо отметить, что в Древнем Израиле рабы являлись практически полноправными членами семьи своего господина. Примечательно, что до рождения сына у Авраама его раб Елеазар являлся его главным наследником. После же рождения Исаака Авраам отправляет своего раба Елеазара с множеством даров и поручением отыскать невесту своему сыну.

Эти примеры ярко показывают различие между рабством в Древнем Израиле и рабством в Древнем Риме, с которым обычно ассоциируется понятие данного термина у наших современников.

В Евангелии Христос рассказывает притчу о винограднике. Господин создал виноградник, нанял работников трудиться на нем. Каждый год он отправлял своих рабов для проверки проведенных работ. Примечательно, что на винограднике трудятся наемные рабочие, а рабы являются поверенными своего господина.

Понятие раба Божия в христианстве. Женщины Ветхого Завета

Понятие «раб Божий» появляется еще в Ветхозаветной истории. Как мы рассмотрели выше, означал титул царей и пророков. Женщины, как и большинство мужчин, не имели права именовать себя подобным эпитетом. Однако это не умоляет женской личности.

Женщины, как и мужчины, могли участвовать в религиозных еврейских праздниках, приносить жертвы Богу. Это говорит о том, что они лично держали ответ перед Господом. Важно то, что женщина напрямую могла в своей молитве обращаться к Богу. Подтверждением этого служат следующие исторические примеры. Так, пророк Самуил был рожден по молитве бездетной Анны. Бог вступал в общение с Евой после грехопадения. Вседержитель напрямую общается с матерью Самсона. Значение женщины в истории Ветхого Завета невозможно переоценить. Поступки и решения Ревекки, Сары, Рахиль имеют грандиозное значение для еврейского народа.

Роль женщины в Новом Завете

“Се, раба Господня. Да будет мне по слову твоему” (Лк. 1, 28-38). Этими словами Дева Мария смиренно отвечает ангелу, принесшему ей весть о будущем рождении сына Божьего. И так впервые в истории человечества появляется понятие «раба Божия». Кому, как не Деве Марии, благословенной между женами, суждено первой принять этот великий духовный титул? Богородица прославляется во всем христианском мире. За Богоматерью идет раба Божия Елизавета, непорочно зачавшая Иоанна Крестителя.

Ярким примером этого титула являются пришедшие в день Воскресения Иисуса Христа ко Гробу Господа с благовониями, ароматами для ритуального умащения тела. Исторические примеры, подтверждающие смирение и веру истинно христианских женщин, встречаются и в современной истории. Жена Николая II Александра Фёдоровна и его дочери причислены к лику святых.

Раба на молитве

Открывая молитвослов и читая молитвы, мы не можем не обратить внимания, что все из них написаны от мужского лица. Нередко у женщин возникает вопрос о том, стоит ли использовать слова в женском роде, написанные от мужского лица. Наиболее точно никто не смог бы ответить на этот вопрос, как святые отцы православной церкви. Амвросий Оптинский утверждал, что не стоит заботиться о мелочной точности правила (молитвенного), надобно заботиться больше о качестве молитвы и душевном мире. Игнатий Брянчанинов говорил, что правило (молитвенное) существует для человека, а не человек для правила.

Употребление термина в мирской жизни

Несмотря на то что рабом Божьим считает себя каждый христианин, именовать себя так в повседневной обыденной жизни по советам православных священников нежелательно. Не то чтобы это было кощунством, но, как мы уже рассматривали выше, каждый христианин должен с благоговейным почтением и радостью относиться к этому эпитету. Это должно жить в сердце верующего человека. А если это действительно так, то никто не станет никому ничего доказывать и заявлять об этом на весь мир.

Обращения «товарищ» во времена Советской власти или «господа» в период Царской России ясны и закономерны. Обращение же и произнесение слов «раб Божий» должно происходить в подобающем для этого месте, будь то православный храм, монастырская келья, кладбище или просто уединенная комната в обычной квартире.

Третьей заповедью строго запрещается упоминать имя Господа всуе. Посему произношение этого эпитета неприемлемо в шуточной форме или в виде приветствия и в подобных этим случаях. В молитвах о здравии, об упокоении и других после слов «раб Божий» следует написание или произношение имени молящегося или того, о ком просят в молитве. Сочетание этих слов обычно либо слышится из уст священника, либо произносится или мысленно читается в молитвах. После эпитета «раб Божий» имя желательно произносить в соответствии с церковным написанием. К примеру, не Юрий, а Георгий.

Свидетельства рабов Божьих

«И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придёт конец» (Матф. 24, 14). Сегодня многие люди в церкви пытаются определить по знамениям, насколько близко второе пришествие Христа. Такое знамение, например, можно наблюдать в возвращении евреев в Израиль. Но Господь вышеупомянутыми словами даёт понять, что наиболее ярким признаком его второго пришествия является то, что Евангелие будет проповедано для всех народов во свидетельство. Иными словами, свидетельства рабов Божьих (их жизненные подтверждения) доказывают реальность Евангелия.

Рабы в Царствии Небесном

Несмотря на человеческую греховность и стремление занять господствующее место в мироздании, Христос в очередной раз проявляет свою милость и человеколюбие, принимая образ раба, являясь в то же время Сыном Господа Бога. Он разрушает наши укрепившиеся ошибочные стереотипы о величии и власти. Христос говорит своим ученикам про то, что желающий быть большим станет слугою, а тот, кто желает быть первым, будет рабом. «Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою за искупления многих» (Мк. 10, 45).

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector