0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Православие и политика: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы, ответы на частые вопросы

Должен ли христианин участвовать в политической жизни?

Ответы пастырей

До какой степени христианин может и обязан участвовать в политической жизни? Скажем, ходить на выборы и голосовать – это обязанность или право, которым можно и не воспользоваться? И может ли христианин делать политическую карьеру? В целом чего от политики и политической сферы уместно ждать христианину, а чего нет? Что она дать не сможет?

Никого нельзя лишать права выбора

Степень участия в выборах для церковнослужителей, начиная с иподиаконов и заканчивая архиереем, определена решением Священного Синода от 4 октября 2012 года. Если кратко, то власть, если есть на то желание, выбираем, но во власти не участвуем, то бишь кесарю отдаем кесарево, но в кесари не баллотируемся.

Иное дело православный прихожанин. У каждого, кто подходит к исповедальному аналою, кого мы накрываем епитрахилью, свое отношение к власти, партиям, к политическим процессам, вокруг него происходящим. Эти отношения не внешний антураж или жизненное обрамление, это вполне реальные события, влияющие на его жизнь, на благополучие его семьи, на будущее его детей. Он имеет право выбора и право влияния (своим бюллетенем) на эти выборы, но не приведи Господь кому-то из рясоносящих указывать, за кого он должен проголосовать. Каждый на тот свет самостоятельно топает, по только ему принадлежащей тропинке, и лишать права выбора никто не в праве.

Совет типа: «Проголосуйте за Александра Ивановича, так как он нам колокольню построил!» – имеет страшные духовные последствия. Личность превращается в стадо, в одинаковые, безголосые, серые сущности, живущие не по своей воле. И тогда становится ненужным евангельский нелогичный поступок Пастыря (Христа) ради одной потерявшейся овечки.

Политика – это власть, одно из трех искушений, которыми диавол пытался совратить Сына Божьего. Христианство указало единственный путь спасения: оно преображает человека, при условии, если сам человек этого желает. И хотя политическая деятельность чревата великими соблазнами, но если у политика поступки и деятельность христоцентричны, если его обещания, программы и желания находятся в симфонии с реальным делом, то почему бы ему не стать власть предержащим?

Безусловно, так называемые «правила политической борьбы» далеки от постулатов законов Божьих, но что лучше: уйти во внешнюю гуманность и гедонизм, как предлагает сегодня мир, или все же стать тем, кто напомнит окружающим: ты Человек?

Так что, если среди ваших прихожан, православных друзей или знакомых есть тот, кто может реально, по-христиански творить нужное и полезное для общества и для вас лично, то пусть будет политиком. Не «подсвечником» (как мы не столь давно называли некоторых представителей власти, стоящих на почетных местах в храме на наших праздниках), а тем, кто на каждое свое действие испрашивает Божье благословение.

Важно правильно оценить свои духовные силы и чистоту намерений

Вопрос об отношении христиан к политике сложный и неоднозначный. Прежде всего, этот вопрос – не праздный. Мы, христиане, вынуждены на него отвечать в силу того, что так или иначе данная сфера общественной жизни влияет на нас. Имеет ли этот вопрос значение для духовной жизни? Думаю, да. Иначе данная тема не затрагивалась бы в Священном Писании. Мне кажется, здесь важно обобщить опыт новозаветных текстов. И первое, на что обращает внимание слово Божие, это то, что христиане не должны пренебрегать гражданскими обязанностями (см.: Мк.12:13-17). При этом главная цель участия последователей Христа в политической жизни страны – помощь в поддержании законности и порядка, о которых заботятся власти (см.: Рим. 13: 1-7). С другой стороны, пример святого Иоанна Крестителя, обличившего правителя, а также пример первохристианских мучеников, не покорившихся повелению властей воздать честь идолам, свидетельствуют о том, что на христианах лежит важное обязательство – в любой сфере личной и общественной жизни оставаться верными своему призванию, своему Богу. Пожалуй, эти две стороны отношения христиан к гражданской жизни и должны лежать в основе нашего участия в политике.

Где речь идет о судьбе Отечества – христиане не должны быть безучастны. Что же касается участия в политической жизни сверх гражданского долга (построения политической карьеры и проч.) – наверное, этот вопрос каждый христианин должен решить самостоятельно. Здесь важно правильно оценить свои духовные силы, а также чистоту намерений.

Мне кажется, что главная цель политики, в ее идеальном аспекте, создать такие условия гражданской жизни, которые будут по крайней мере не мешать духовной жизни человека, а в лучшем случае – способствовать ее развитию. Этого можно желать, к этому следует стремиться и, в рамках закона, стоит добиваться от властей. При этом важно помнить, что в конечном итоге спасение человека всецело находится во власти Бога, Который знает, как спасать любящих Его в любых условиях, и взаимоотношения с Которым куда важнее внешних обстоятельств.

Никто не может принудить христианина участвовать в политических процессах

Мы не можем выйти из отношений сего мира, поэтому падший мир и навязывает нам участие в политических процессах. Но если все верующие люди под предлогом отречения от мира страстей выйдут из политики, то там останутся одни безбожники. Последствия такой расстановки сил мы уже видели в ХХ веке.

Тем не менее никто не может принудить христианина участвовать в политических процессах. Если совесть ему говорит, что это приносит вред душе, то зачем идти наперекор совести?

На примерах других стран мы видим, что духовные лица прямо участвуют в политическом процессе. Например, в Великобританском парламенте издавна представлено духовенство Англиканской церкви. В настоящее время «духовные лорды» – это 26 человек, среди которых самые влиятельные прелаты церкви: архиепископ Кентерберийский, архиепископ Йоркский, епископ Лондона и другие. В то же время мы видим, что их членство в парламенте не дает гарантии непринятия антихристианских законов.

Я думаю, что логично, когда в парламенте интересы каждой значимой социальной группы кто-то представляет. Поэтому необходимо, чтобы и интересы православных христиан были представлены. Тогда есть большая вероятность появления продуманных и, насколько возможно, справедливых законов.

В политике, как нигде, христиане очень нужны

Политическая, как и всякая иная, деятельность может иметь место в жизни христианина. В одном из основных документов нашей Церкви, а именно в «Основах социальной концепции РПЦ», в главе «Церковь и политика», мы находим обоснование и нравственные предпосылки, которыми должен руководствоваться христианин, желающий участвовать в политической деятельности: «V. 3. Ничто не препятствует участию православных мирян в деятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти, политических организаций. Мало того, такое участие, если оно совершается в согласии с вероучением Церкви, ее нравственными нормами и ее официальной позицией по общественным вопросам, является одной из форм миссии Церкви в обществе. Миряне могут и призваны, исполняя свой гражданский долг, участвовать в процессах, связанных с выборами властей всех уровней, и содействовать любым нравственно оправданным начинаниям государства».

То есть не только сходить проголосовать, но и пытаться идти путем политической карьеры христианину позволено, но при этом он должен хорошо понимать, что свою деятельность должен будет выстраивать «в согласии с вероучением Церкви, ее нравственными нормами». Но… возможно ли это? Вот тот главный вопрос, на который должен сам себе ответить христианин, стремящийся найти себя в этой сфере. Возможно ли, будучи политиком, оставаться при этом добросовестным христианином? Если возможно, то на любом ли уровне? Не получится ли так, что для достижения следующей карьерной ступени необходимо будет пойти в чем-то против совести и ты не сможешь противостать этому искушению, так как стремился встать на эту ступень все предыдущие годы? Все эти вопросы представляются весьма актуальными всякому человеку, хоть сколько-нибудь знакомому с миром современной политики.

Но, с другой стороны, в политике, как нигде, христиане очень нужны. Если прав был К. Эттли, говоривший, что «политика — это искусство принимать важные решения при недостаточной информации и нехватке времени», то кому, как не христианину, осваивать это искусство, сопрягая этот труд с молитвой Богу о даровании мудрости в принятии важных решений, касающихся многих? Да и само поприще быть «слугой народа», думается, по-настоящему «по зубам» лишь добросовестному человеку, который сумеет «сорвать» с его наименования столь позорно усвоившиеся ему ковычки и иронию. И таковых среди христиан больше.

Христианину, волей Божией поставленному на путь политической деятельности, хочется пожелать, прежде всего, не терять верного ориентира. А он может быть только один: власть дарована тебе на время и лишь для того, чтобы ты добросовестно и на пределе своих сил служил ближнему.

Нам нужно сильное государство, чтобы Православие было сильным

Как ни крути, но политику невозможно обойти стороной. Политика во многом решает судьбу нашей Родины, а значит, и судьбу близких нам людей, наших детей и потомков. Разве можем мы быть равнодушными к тому, что ожидает родных нам людей?

Обычно мы слышим, что политика – грязное дело. Но всё зависит от того, кто приступает к политике. В руках одних политика – система манипуляций над народом для достижения своих эгоистических целей. В руках других политика есть инструмент служения Богу и ближним. Тогда в первом случае политика развращает того, кто и так был развратен. А во втором случае политика лишает последнего свободного времени тех, кто и так о себе не думал.

Отрадно видеть, что в последние годы среди наших политиков стало больше порядочных, честных людей. В каком-то смысле политика способна стать особым жертвенным служением, когда к этому служению приступает искренний христианин. Он чувствует ответственность за то доверие, которое оказывает ему народ. А сам опыт минувшей четверти столетия показал, что верность Отечеству более оправданна, более способствует даже авторитету политика, нежели поддакивание и слепое следование за лидерами западных держав.

Не политика делает человека грязным, но человек делает грязной политику – своим двуличием, обманом, своекорыстием. Воцерковленный человек воцерковит и политику. Если вспомнить историю христианства, то именно святые политики кардинально влияли на присутствие христианства в государстве и обществе. И император Константин, и князь Владимир Великий были сильными, мудрыми политиками, их обращение ко Христу влекло за собой обращение ко Христу целых народов.

Ослабление христианского государства, как правило, влекло за собой оскудение христианской жизни. Так что игнорировать эту сторону нашей земной жизни никак нельзя. Нам нужно сильное государство, чтобы Православие было сильным.

Что касается выборов, то это, конечно, дело добровольное. Если кто-то не примет участия в выборах, то он не перестанет быть чадом Церкви. Но в каком-то смысле это огорчительно, ведь решается судьба нашей Родины. Сейчас наступает тот момент, когда надо поддержать укрепление России на международной арене, не сдать позиции, а, наоборот, закрепить успехи и продвинуться дальше. Важно, чтобы каждый из нас стоял в этом ряду, делая честно свое дело и поддерживая тех, кто идет впереди, а не прятался равнодушно и недоверчиво в стороне. Думаю, что сейчас исторически очень важный момент. Дай Бог всем нам не ошибиться в выборе.

Православие в политике – это прекрасно, но политика в Православии недопустима

Политическая жизнь – это неотъемлемая часть жизни государства, связанная с программой реализации тех или иных национальных идей, носителем которых в идеале является сам народ.

Сказать, что православный человек обязан участвовать в политической жизни, конечно, нельзя. Но православный человек живёт не в безвоздушном пространстве. Здесь, на земле, он сын своего Отечества, гражданин, и если он болеет душой за свою Родину, если хочет, чтобы наша держава в совокупности своей жизни становилась всё более «приятной Богу», то он, конечно, может участвовать и в политической жизни в той мере, в какой сам для себя считает это возможным и нужным, и в той степени, в какой это предусмотрено конституцией. Более того, можно сказать, что великие святые Руси, такие как Сергий Радонежский и Серафим Саровский (в определенные периоды устранявшиеся от общественной жизни для «великого сосредоточения»), в конечном итоге своей духовной близостью к Богу, несомненно, влияли на формирование национальной политики Руси больше, чем иные государственные и политические деятели самого высокого уровня.

Отдельно скажем о людях, которые интересуются политикой профессионально, как отдельной областью общественной жизни. Является ли эта область человеческой деятельности заведомо греховной, неприемлемой с точки зрения православной веры и нравственности? Конечно, нет! И в политику могут идти православные люди и даже именно с тем, чтобы быть, насколько возможно, исполнителями заповедей Христовых и участниками деятельного воплощения моральных и нравственных принципов, согласных с православной верой. Можно сказать так: Православие в политике – это прекрасно, но политика в Православии недопустима.

Что я имею в виду? Духовная жизнь имеет целью своей обретение Царства Небесного, и это важнейшее восхождение человека осуществляется не иначе, как в Церкви, которая есть «полнота Наполняющего всё во всём» (Еф.1: 23). В этом смысле к Церкви нельзя ничего прибавить, и нельзя ничего убавить от Неё. Прибавление возможно только за счет присоединения к Ней новых членов, а умаление (да и то только внешнее) за счет отпадения смертельно согрешающих. Можно сказать, что духовная, церковная жизнь первична по отношению к любой иной сфере человеческой деятельности. Это полнота, которая может изливаться, условно говоря, «во вне», то есть во все сферы человеческой жизни, согласные с Божиим Законом. Но сама полнота церковной жизни не нуждается ни в каких «дополнениях».

Если же возвращаться к политике, то само по себе это понятие очень широкое. Как минимум мы можем говорить о политике внешней и внутренней. То есть одно дело – защищать честь Отечества, как говорят сейчас, «на международной арене». И это прерогатива дипломатических работников всех уровней. Но есть и другая область – это политика внутренняя, со множеством институтов и направлений работы, главным образом социальной. Потому что своя политика существует и в сфере здравоохранения, и в сфере образования, и в сфере культуры… И вот возникает любопытный вопрос. А как вообще формируется государственная политика во всех областях общественной жизни? И ответ на всю его кажущуюся сложность окажется в основе своей простым. Эта политика формируется конкретными людьми. И если православные люди «гнушаются» политикой и уходят из этой сферы человеческой деятельности, никак не влияют на формирование повестки дня государственной жизни, то тогда не стоит нам и удивляться, что политика государства во всех областях жизни общества будет всё более удаляться от норм христианской морали и нравственности.

Читать еще:  Мир ангельский: что это такое, понятие и значение в православии, когда был создан мир ангелов, иерархия и различия ангелов, чем они занимаются и чем помогают, фильмы и литература

Если прямо отвечать на вопрос: чего не может дать политика? – то ответ очевиден: политика не может дать человеку полноту духовной жизни в согласии с Богом. То, что осуществляется в Церкви. Но выражением и воплощением этой жизни может служить организация нашей общей жизни на началах христианской духовности. И это то, к чему мы можем и должны стремиться.

Православная церковь о политике: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Христианство и политика

Два тысячелетия назад Израилева земля находилась под жестокой тиранией Рима. Народ надеялся на избавление с приходом Мессии, но Иисус разочаровал большинство населения и не втянулся в политические перипетии. Христос никогда не сопротивлялся власти, несмотря на чудовищные притеснения Израиля. Оппоненты Божьего Сына использовали хитрые уловки, чтобы переманить Спасителя на сторону Рима или народа.


Христос учил отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу

Однако мудрость Христа выше политической выборочности. Он никогда не ввязывался в эту пустую игру, придя в мир, чтобы спасти души несчастных.

С первых лет своего существования христианство определило четкую позицию по отношению к политической науке.

  • Религия провозглашает вечно незыблемые и универсальные принципы морали, призванные привести человеческие души ко всеобщему спасению от уз грехопадения.
  • Политика — это умение руководить страной или различными обществами внутри этого государства. Её деятельность зависит от конкретной ситуации и наличия возможностей, помогающих решить локальную проблему.

Важно! религия и политика, управляемые мудростью, призваны заботиться о человеке и его благе. Однако такой вывод пригоден только для идеальных условий и тяжело достижим в обстоятельствах настоящего существования.
Позиция Церкви по отношению к государственному аппарату складывается из следующих утверждений:

  1. Религиозная миссия никаким образом не связана с экономической и политической формой культуры. Церковь выдвигает главное утверждение: законы внутри страны должны подчиняться нравственным законам, данным нам Самим Господом.
  2. Автономность (независимость) христианства не отдаляет его от «земных» дел, а определяет место человека в материальном существовании. Церковь рекомендует правителям действовать соответственно заповедям, соблюдать социальную справедливость, заботиться о благе целого.
  3. Религия — духовная опора, помогающая воплощать идеалы лучшего общества в жизнь. Необходимо корректировать не только мировую политику, но и исполнять обязанности по отношению к своей семье, воспитанию и труду. Духовное оздоровление людей всех возрастов приносит большие улучшения и в сфере государственного управления.
  4. Церковь не исключает многогранности суждений граждан и дает право думать на свой манер. Однако ни одной группировке не разрешается использовать авторитет христианства ради достижения определенной корыстной цели. Совесть — важнейший инструмент руководства государством и менее крупными организациями.
  5. Религия разных стран сегодня объединяет множество конфессий и призывает проявлять терпимость для того, чтобы сотрудничество приносило положительные плоды. Рассудительный диалог между христианством и политическими деятелями способен положить конец бессмысленным делениям территорий и приобщить нас к мирному сожительству. От государственных структур требуется уважение к традициям, которые издревле установились в тех или иных конфессиях.

На заметку! Взаимоотношения между политикой и религией имеют долгую историю положительного сотрудничества и негативных конфликтов. Причиной этой двойственности выступало стремление одной из структур преуменьшить значение другой. Однако всегда необходимо помнить слова Спасителя: «Кесарю — кесарево, Богу — божье».


Православие отрицательно относится к возможности внедряться в политические разногласия

Ахилла

Просмотры: 1 577

РПЦ и власть укрепляют «духовно-патриотическое» единство на фоне тотального ухудшения качества жизни в России.

Несколько дней назад с грандиозным размахом на церковном и государственном уровнях был отпразднован юбилей — десятилетие интронизации (восшествия на престол) патриарха Кирилла (Гундяева).

Те, кто хорошо знакомы с церковной кухней и поэтому смотрят на жизнь РПЦ без розовых очков, знают, что прошедшие десять лет в РПЦ характеризовались построением вертикали власти вокруг лично Гундяева, а также раздроблением епархий ради увеличения доходов патриархии и самого патриарха. Все также помнят скандалы вокруг пропадающих часов, нанопыли в «нехорошей» квартире, историю с «непрощением» Pussy Riot, сгон духовенства и верующих на «защиту веры» под охраной тысяч полицейских, выкрики патриарха о «предателях в рясах». Год за годом патриарх сжимал свой властный кулак так, что в РПЦ полностью исчезло понятие разномыслия, критики, а всех, кто смел вякнуть, тут же выгоняли —отправляли в запрет, лишали духовного сана, снимали с должностей, увольняли с работы в церковных структурах.

Епископат привык помалкивать и делать все, что велит патриарх, духовенство тем более молчит, ища лишь возможность выплатить епархиальные взносы, а верующие — ну, их мнение вообще никого не интересовало.

Последняя «победа» патриарха — это потеря Украины, разрыв с Константинопольской Церковью, плюс ежедневные потоки пропаганды и ненависти в отношении Украины. При этом постоянно подчеркивается, что РПЦ «вне политики», хотя в речах спикеров Московской патриархии с утра до ночи только и звучат слова: Порошенко, Вашингтон, Госдеп, «они хотят уничтожить РПЦ и Россию», «это агрессия», «русофобия» и т.п.

Но так видят ситуацию критики. Официально же РПЦ устроила восхваление своего предстоятеля на всех уровнях, причем в этом году особо подчеркивается одна тема: «равный диалог» с властью.

Еще в прошлом году, в сентябре, патриарх Кирилл уверял публично, что он абсолютно свободен от Кремля: «Хотел бы сказать, что Патриарх Кирилл сегодня свободен так, как никто не был свободен в истории Русской Церкви. … Русская Церковь совершенно свободна от всякого политического влияния в стране, она находится в равноправном диалоге с властью, — и это впервые за всю ее историю. Мы никогда не согласовываем с властью свои действия, касаются ли они внутренней жизни или внешней деятельности Церкви».

Та же риторика продолжилась и в этом году, во время юбилея. Выступая на торжественном акте в Государственном Кремлевском дворце, патриарх подчеркнул свое удовлетворение взаимодействием РПЦ с государством: «Наверное, за всю историю России — я не побоюсь сказать так определенно — впервые выстроились такие отношения между Церковью и государством, потому что даже во времена Российской империи, где Церковь была государственной, Церковь не имела равного партнера в лице государства, она всегда была подчинена тем или иным государственным институтам».

И президент Владимир Путин на этом же мероприятии выступил со всяческим одобрением такого партнерства, подчеркнув «военную помощь» Церкви: «Особые слова благодарности Патриарху Кириллу и Церкви — за духовное окормление российского воинства. Ваши искренние, идущие от сердца напутствия помогают солдатам и офицерам с честью защищать Родину, вселяют в них уверенность в своей ратной силе и нравственной правоте».

И патриарх на деле оправдывал веру в него президента, укрепляя солдат в их «нравственной правоте». Так, в день Пасхи 2021 года он принял участие в телемосте Москва — Хмеймим (Сирия). Патриарх поздравил российских военных с праздником, подчеркнув, что считает участие России в военных действиях в Сирии борьбой с «мировым терроризмом», защитой сирийских христиан и «деянием огромного исторического значения». Также он дал понять, что война в Сирии (и, видимо, не только в Сирии) является полезным средством против «размягчения человека», имеет «духовное значение» для молодежи.

Видимым знаком военного взаимодействия РПЦ и государства стала стремительная и помпезная стройка «главного храма Вооруженных сил РФ», на которую уже собрали якобы народных денег на сумму более двух миллиардов рублей, и чьи ступени собираются сделать из переплавленной трофейной техники времен Второй мировой войны.

Милитаристский, вернее, как его обтекаемо называют, «духовно-патриотический» месседж высшей власти — и светской, и духовной, — уловили на всех нижних уровнях бюрократии. Торжества в честь юбилея патриарха проходили по стране не только в церковных стенах, но и, например, с привлечением школьников и студентов, как это было недавно в Смоленске. Там «духовно-патриотическое» мероприятие «окормлялось» не только священством, но и чиновниками, один из которых (начальник Главного управления Смоленской области по делам молодежи и гражданско-патриотическому воспитанию) практически повторил слова президента: «Благодаря Святейшему Патриарху сегодня духовники вовлечены не только в повседневную жизнь гражданского населения, но окормляют молодых ребят в армии».

Как конкретно проходит это окормление, можно узнать на примере Екатеринбурга. Так, сайт местной епархии сообщает о том, что «в честь 10-летия со дня интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла военный отдел Екатеринбургской епархии совместно с Управлением по военно-политической работе Центрального военного округа и Отделом по работе с личным составом и Уральского округа войск национальной гвардии России провел торжественные мероприятия в [десяти] воинских частях и [трех] госпиталях на канонической территории Екатеринбургской епархии».

С военными провели беседы о патриархе Кирилле, о.

В связи с Донбассом, Крымом, а теперь и в связи с вопросом автокефалии Украинской Церкви, все эти речи о влиянии духовенства на уверенность солдат в их «нравственной правоте» звучат более чем тревожно. И то, что именно подобная риторика отталкивает украинцев от УПЦ МП, от России (чему свидетельством являются уже более двухсот переходов церковных общин из УПЦ в ПЦУ за два месяца), патриарха и президента РФ не волнует. Или, как раз именно этого эффекта они и добиваются?

Риторика о «равном диалоге» была основным рефреном и на недавно состоявшихся в Москве XXVII Рождественских чтениях. Если в первые годы эти чтения собирали церковных деятелей и спикеров для обсуждения внутрицерковных, в основном, проблем, то теперь в названиях большинства докладов обязательно фигурировали словосочетания «церковно-государственное взаимодействие/партнерство/сотрудничество». Особенно умилительно звучали названия докладов, которые читались в Московском университете МВД России: «Духовно-нравственные традиции воспитательного процесса сотрудников органов внутренних дел», «Духовность в системе профессиональной подготовки сотрудника органов внутренних дел» и другие, подобные им.

«Духовность» все глубже проникает в органы власти, в армию, школу, вузы, тюрьмы, а власть в ответ содействует строительству храмов, укреплению монополии РПЦ в сфере «духовности» (в частности, запретив Свидетелей Иеговы, одним из столпов учения которых является полный пацифизм, отказ служить в армии и вообще прислуживать государству). В ответ РПЦ вынуждена (хотя на самом деле совсем не вынужденно, а в охотку, от души) поддерживать политику власти, уверять солдат в их «нравственной правоте», куда бы их завтра не направили защищать «духовно-патриотическое единство» Церкви и государства.

Самое печальное в этом то, что многие люди и внутри РПЦ, и в целом граждане РФ понимают, куда все движется и к чему может привести такая духовная «скрепа», но за последние десять лет нас всех приучили бояться высказать свое мнение вслух. Возьмут на карандаш, накажут, уволят, посадят. И в итоге тоталитарная идеология капля по капле внедряется каждому в плоть, и выгнать ее оттуда можно лишь «с мясом», с болью. Тоталитаризм, милитаризм и оправдывающая их «духовность» боятся только открытых голосов: в головах думайте все, что угодно, но вслух произносить не смейте — это бунт, революция, «гордыня», «нет власти не от Бога» и патриарх — пророк ее.

Для того ли рухнул Советский Союз, чтобы через двадцать пять-тридцать лет мы начали строить его худшую, еще более лицемерную версию — с крестом на солдатской пряжке?

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

Сложные взаимоотношения

Из истории мы видим, как часто политика и религия проникали друг в друга.

  • Иногда происходил своеобразный подкуп Церкви политиками, которые желали завоевать благосклонность святых отцов. Многие правители стремились объединить алтарь и трон, что приводило к растворению христианства внутри государственного аппарата. Чаще политики использовали это средство для сугубо корыстных целей.
  • Союзы между религией и государственными структурами называют конкордатами. Сегодня, в отличие от средних веков, в рамках одной страны сосуществует множество разнообразных конфессий. Это дает возможность христианству вносить свой духовный вклад в развитие светского государства. Церковь начинает активно внедрять добродетельные идеалы, не вмешиваясь в политическую обстановку.
  • Разделение уменьшает нагрузку в отношениях. Однако, даже не влияя друг на друга, Церковь и государство способны взаимодействовать на благо народа, потому что человечество принадлежит Богу и является частью любого государства. Религия не проникает в деятельность политики, но оставляет за собой право оценивать работу глав государства с моральной точки зрения.

Важно! Православные миряне, как граждане своей страны, имеют право и должны принимать участие в политической деятельности, но не в качестве представителей религии.
Христианин привносит в социум нравственные ценности, улучшая духовное восприятие населения. Служители Церкви должны стать религиозными лидерами, ведущими людские души к спасению по всем канонам ортодоксального христианства. Проповедуя истину, они обязаны отстраниться от политических взглядов.

Проповедь vs политинформация: о чем говорить с амвона?

Может ли священник обсуждать с паствой острые проблемы общества, говорить о политике, разъяснять подоплеку резонансных событий? Или же Церковь призвана оставаться вне современного общественно-политического контекста, и говорить в храме нужно только о духовном и сокровенном?

О том, возможен ли в проповеди баланс «между небом и землей», говорят украинские священники – протоиерей Владимир Ровинский, настоятель храмового комплекса Почаевской иконы Божией Матери, г. Ковель, Волынская обл., протоиерей Владимир Тютенко, настоятель храма в честь святителя Луки Крымского, Винница, и клирик Иоанно-Усекновенского храма Харькова протоиерей Сергий Белянов.

Должна ли церковная проповедь касаться злободневных политических и социальных вопросов?

Протоиерей Владимир Ровинский

Протоиерей Владимир Ровинский:

– Темой церковной проповеди всегда был и остается Христос в контексте Евангелия, в разрезе благой вести о нашем спасении.

Однако это не означает, что церковная проповедь должна быть исключительно о «внеземном». Даже Бог не захотел совершить спасение человека вне его земного бытия. Поэтому сошел на Землю, принял нашу больную грехом природу, жил среди людских проблем и умер на Кресте от рук человеческих.

Читать еще:  Смоленское кладбище: адрес и часы работы, как доехать и кто похоронен, святые

Очень хорошо поставлен вопрос – может ли касаться.

Именно касаться и только касаться должна церковная проповедь злободневных политических и социальных вопросов. Касаться так, как касаются ноги земли, когда идут к Небу. Касаться, но не углубляться, не опутываться, не становиться самоцелью.

Протоиерей Владимир Тютенко:

– Прежде всего, проповедь должна быть христианская, евангельская. А христианство не есть что-то оторванное от мира, от жизни человека. Поэтому, конечно, через призму евангельской истины возможна некоторая оценка происходящего в обществе. Но это должен быть именно евангельский, христианский взгляд на события в мире, на те проблемы, которые в нем есть. Это допустимо, возможно. Но не обязательно, что на каждой проповеди нужно говорить на подобные темы.

Проповедь заключается в том, чтобы священник учил людей по-христиански воспринимать себя и свои поступки, христианскому сознанию в отношении общества, семьи, друг друга. Всё это может быть предметом проповеди, и евангельские отрывки на воскресной Литургии могут давать повод говорить о том, как нужно относиться к социальным и политическим проблемам, а не только к личной духовной жизни.

Протоиерей Сергий Белянов

Протоиерей Сергий Белянов:

– Церковь, как организация – это внутригосударственное образование людей, объединенное своими целями и задачами. В нашем случае – это ПРАВОСЛАВНАЯ ВЕРА.

Люди, которые составляют Церковь, одновременно являются гражданами государства. Их, так же, как и остальных граждан страны, волнуют социальные, политические и экономические вопросы.

Кроме того, Церковь призвана защищать интересы людей, давая оценку взаимоотношений государства и человека, но делает это с точки зрения Евангелия.

Мнение Церкви формируется соборно, учитывая не только мнение священноначалия и прихожан, но и огромный многотысячелетний исторический и духовный опыт.

Могут ли священники с амвона высказывать оценку актуальным политическим и социальным событиям, происходящим в стране, и если да – то как именно?

Протоиерей Владимир Тютенко:

– Церковь может давать свою оценку, переживая за общество и людей. Это есть пастырское отношение. Пастырь беспокоится об овцах стада Христова. Поэтому, понимая, под каким информационным влиянием находятся люди, и что та или иная пропаганда может уводить людей от церковной жизни, пастырь должен оберегать свою паству и в некоторой степени разъяснять своим пасомым, что же происходит в обществе.

Протоиерей Владимир Тютенко

Но мы должны заниматься не политической и идеологической пропагандой, а проповедью христианства.

Христианская истина спасительна и благотворна и для мира, поэтому гражданское общество лучше строить на принципах христианской духовности и морали. И государство по-христиански должно относиться к своим гражданам. Даже людям неверующим нужно говорить, что обществу необходимо быть социальным, то есть – не бросать своих людей в беде, на произвол судьбы и на их личное выживание.

Также необходимо учить тому, как христианин должен относиться к обществу и государству, как ему оценивать то, что происходит в мире с точки зрения христианской истины.

Если же политические деятели, к примеру, применяют насилие в своих действиях и призывах, то мы говорим, что это не совместимо с христианством. Такие поступки приведут к еще большей беде, потому что это духовный закон – грех всегда ведет к страданию. Поэтому христианские заповеди попирать нельзя.

Протоиерей Владимир Ровинский:

– Даже при всем желании священника уйти от оценки происходящего в повседневной жизни его паствы, ему это не удастся. Он пастух – пастырь словесных овец Христовых. Священник ест, пьет и получает жалование благодаря погруженным в мирскую суету людям, которых он должен духовно окормлять.

Если та горняя жизнь, к которой пастырь зовет с амвона, будет отделена непроходимой смысловой пропастью от реальной жизни паствы, то он не сможет никого к ней привести. Но… в своих оценках актуальных событий священник не должен дублировать мирских аналитиков.

Если ему, слуге и последователю Христову, нечего добавить – пусть молчит. Если же он, используя амвон и словесные хитросплетения, умножает страсти и вражду среди людей – горе ему. Если же, оценивая происходящее, подражает Христу, изобличает грех и жалеет грешника – пусть будет услышан.

Протоиерей Сергий Белянов:

– Всё, что волнует современного человека, должно обсуждаться в храме, в том числе и происходящее за стенами храма – это условие живой проповеди. Но священник, говорящий с амвона, не имеет права говорить от себя лично. В объяснении Евангелия он руководствуется Богословием, поучениями святых отцов, а в оценке происходящего – соборным мнением Церкви. Такая мудрость необходима, так как никто не застрахован от личных ошибок и оценок. Священник должен выражать соборное мнение Церкви, так как находится на служении Богу.

Каждый священник перед принятием сана дает присягу, как в армии. Он клянется «Всемогущим Богом пред Святым Его Крестом и Евангелием в том, что желает и при помощи Божией всемерно будет стараться проходить служение во всём согласное со словом Божиим, с правилами церковными и указаниями священноначалия», и «во всяком деле своего служения иметь в мыслях своих не свою цель или выгоду, а славу Божию, благополучие святой Церкви и спасение ближних».

Что делать мирянину, если его личная гражданская позиция не совпадает с церковной или личным мнением батюшки?

Протоиерей Сергий Белянов:

– Такое возможно, и ничего страшного в этом нет. Каждый создан Творцом нашим со своей свободной волей. Если мнение человека не совпадает с мнением Церкви, он может оставаться при своем. Время всё равно покажет, кто был прав. Главное – не забывать, что мы приходим в Храм Божий для спасения души. Поэтому гражданская позиция человека в Церкви отходит на второй план.

Что делать с личным мнением такого человека? У него есть возможность обсудить спорные темы с духовником. В любом случае, это не повод оставлять храм и церковную молитву. Этому человеку нужно задуматься, постараться понять, почему Церковь занимает именно такую позицию в данном вопросе. Потому что если мирянин является частью Церкви, то у него должно быть и доверие к соборному голосу Церкви.

Протоиерей Владимир Ровинский:

– Насколько наше личное мнение соглашается с церковным учением, настолько мы являемся воцерковленными людьми. И наоборот. Церковь не требует от мирян беспрекословного соглашения с ее позицией. Ведь и Бог желает видеть нас свободными. Но степень совершенства нашей свободы проявляется в степени доверия Богу и Его Церкви. Что касается личного мнения батюшки – оно может и должно быть только его личным мнением. Но хорошо было бы, если бы его мнение, прежде других, согласовалось с мнением Церкви.

Протоиерей Владимир Тютенко:

– Церковь состоит из многих людей. Это единый организм, где каждый выполняет свою функцию. И каждая личность имеет свободу воли, и всякого человека ведет Господь Бог и подсказывает, как ему быть.

И хотя любой священник имеет свой взгляд на проблемы общества, совершенно не обязательно, что он об этом будет говорить, а тем более на проповеди.

Потому что у каждого – свой талант. Удел одного – молитва, ему не нужна общественная деятельность, чтобы молитва не разрушилась. Это его личный путь. А другому Господь дал талант проповеди, возможность заниматься общественной деятельностью на христианских принципах. Но внутри Церкви одни люди не должны противопоставлять себя другим и говорить, что вот, они делают правильно, а кто-то поступает неверно. Это прекрасно, что в Церкви есть и молчаливые люди, и те, кто может сказать. Вот она, полнота Церковная, где возможны и разные таланты, и служения!

Православная церковь о политике: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Христианство и политика

Два тысячелетия назад Израилева земля находилась под жестокой тиранией Рима. Народ надеялся на избавление с приходом Мессии, но Иисус разочаровал большинство населения и не втянулся в политические перипетии. Христос никогда не сопротивлялся власти, несмотря на чудовищные притеснения Израиля. Оппоненты Божьего Сына использовали хитрые уловки, чтобы переманить Спасителя на сторону Рима или народа.


Христос учил отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу

Однако мудрость Христа выше политической выборочности. Он никогда не ввязывался в эту пустую игру, придя в мир, чтобы спасти души несчастных.

С первых лет своего существования христианство определило четкую позицию по отношению к политической науке.

  • Религия провозглашает вечно незыблемые и универсальные принципы морали, призванные привести человеческие души ко всеобщему спасению от уз грехопадения.
  • Политика — это умение руководить страной или различными обществами внутри этого государства. Её деятельность зависит от конкретной ситуации и наличия возможностей, помогающих решить локальную проблему.

Важно! религия и политика, управляемые мудростью, призваны заботиться о человеке и его благе. Однако такой вывод пригоден только для идеальных условий и тяжело достижим в обстоятельствах настоящего существования.
Позиция Церкви по отношению к государственному аппарату складывается из следующих утверждений:

  1. Религиозная миссия никаким образом не связана с экономической и политической формой культуры. Церковь выдвигает главное утверждение: законы внутри страны должны подчиняться нравственным законам, данным нам Самим Господом.
  2. Автономность (независимость) христианства не отдаляет его от «земных» дел, а определяет место человека в материальном существовании. Церковь рекомендует правителям действовать соответственно заповедям, соблюдать социальную справедливость, заботиться о благе целого.
  3. Религия — духовная опора, помогающая воплощать идеалы лучшего общества в жизнь. Необходимо корректировать не только мировую политику, но и исполнять обязанности по отношению к своей семье, воспитанию и труду. Духовное оздоровление людей всех возрастов приносит большие улучшения и в сфере государственного управления.
  4. Церковь не исключает многогранности суждений граждан и дает право думать на свой манер. Однако ни одной группировке не разрешается использовать авторитет христианства ради достижения определенной корыстной цели. Совесть — важнейший инструмент руководства государством и менее крупными организациями.
  5. Религия разных стран сегодня объединяет множество конфессий и призывает проявлять терпимость для того, чтобы сотрудничество приносило положительные плоды. Рассудительный диалог между христианством и политическими деятелями способен положить конец бессмысленным делениям территорий и приобщить нас к мирному сожительству. От государственных структур требуется уважение к традициям, которые издревле установились в тех или иных конфессиях.

На заметку! Взаимоотношения между политикой и религией имеют долгую историю положительного сотрудничества и негативных конфликтов. Причиной этой двойственности выступало стремление одной из структур преуменьшить значение другой. Однако всегда необходимо помнить слова Спасителя: «Кесарю — кесарево, Богу — божье».


Православие отрицательно относится к возможности внедряться в политические разногласия

Ахилла

Просмотры: 1 555

РПЦ и власть укрепляют «духовно-патриотическое» единство на фоне тотального ухудшения качества жизни в России.

Несколько дней назад с грандиозным размахом на церковном и государственном уровнях был отпразднован юбилей — десятилетие интронизации (восшествия на престол) патриарха Кирилла (Гундяева).

Те, кто хорошо знакомы с церковной кухней и поэтому смотрят на жизнь РПЦ без розовых очков, знают, что прошедшие десять лет в РПЦ характеризовались построением вертикали власти вокруг лично Гундяева, а также раздроблением епархий ради увеличения доходов патриархии и самого патриарха. Все также помнят скандалы вокруг пропадающих часов, нанопыли в «нехорошей» квартире, историю с «непрощением» Pussy Riot, сгон духовенства и верующих на «защиту веры» под охраной тысяч полицейских, выкрики патриарха о «предателях в рясах». Год за годом патриарх сжимал свой властный кулак так, что в РПЦ полностью исчезло понятие разномыслия, критики, а всех, кто смел вякнуть, тут же выгоняли —отправляли в запрет, лишали духовного сана, снимали с должностей, увольняли с работы в церковных структурах.

Епископат привык помалкивать и делать все, что велит патриарх, духовенство тем более молчит, ища лишь возможность выплатить епархиальные взносы, а верующие — ну, их мнение вообще никого не интересовало.

Последняя «победа» патриарха — это потеря Украины, разрыв с Константинопольской Церковью, плюс ежедневные потоки пропаганды и ненависти в отношении Украины. При этом постоянно подчеркивается, что РПЦ «вне политики», хотя в речах спикеров Московской патриархии с утра до ночи только и звучат слова: Порошенко, Вашингтон, Госдеп, «они хотят уничтожить РПЦ и Россию», «это агрессия», «русофобия» и т.п.

Но так видят ситуацию критики. Официально же РПЦ устроила восхваление своего предстоятеля на всех уровнях, причем в этом году особо подчеркивается одна тема: «равный диалог» с властью.

Еще в прошлом году, в сентябре, патриарх Кирилл уверял публично, что он абсолютно свободен от Кремля: «Хотел бы сказать, что Патриарх Кирилл сегодня свободен так, как никто не был свободен в истории Русской Церкви. … Русская Церковь совершенно свободна от всякого политического влияния в стране, она находится в равноправном диалоге с властью, — и это впервые за всю ее историю. Мы никогда не согласовываем с властью свои действия, касаются ли они внутренней жизни или внешней деятельности Церкви».

Та же риторика продолжилась и в этом году, во время юбилея. Выступая на торжественном акте в Государственном Кремлевском дворце, патриарх подчеркнул свое удовлетворение взаимодействием РПЦ с государством: «Наверное, за всю историю России — я не побоюсь сказать так определенно — впервые выстроились такие отношения между Церковью и государством, потому что даже во времена Российской империи, где Церковь была государственной, Церковь не имела равного партнера в лице государства, она всегда была подчинена тем или иным государственным институтам».

И президент Владимир Путин на этом же мероприятии выступил со всяческим одобрением такого партнерства, подчеркнув «военную помощь» Церкви: «Особые слова благодарности Патриарху Кириллу и Церкви — за духовное окормление российского воинства. Ваши искренние, идущие от сердца напутствия помогают солдатам и офицерам с честью защищать Родину, вселяют в них уверенность в своей ратной силе и нравственной правоте».

И патриарх на деле оправдывал веру в него президента, укрепляя солдат в их «нравственной правоте». Так, в день Пасхи 2021 года он принял участие в телемосте Москва — Хмеймим (Сирия). Патриарх поздравил российских военных с праздником, подчеркнув, что считает участие России в военных действиях в Сирии борьбой с «мировым терроризмом», защитой сирийских христиан и «деянием огромного исторического значения». Также он дал понять, что война в Сирии (и, видимо, не только в Сирии) является полезным средством против «размягчения человека», имеет «духовное значение» для молодежи.

Видимым знаком военного взаимодействия РПЦ и государства стала стремительная и помпезная стройка «главного храма Вооруженных сил РФ», на которую уже собрали якобы народных денег на сумму более двух миллиардов рублей, и чьи ступени собираются сделать из переплавленной трофейной техники времен Второй мировой войны.

Читать еще:  Голгофа: что это такое, значение и возможные места, где она находится, история

Милитаристский, вернее, как его обтекаемо называют, «духовно-патриотический» месседж высшей власти — и светской, и духовной, — уловили на всех нижних уровнях бюрократии. Торжества в честь юбилея патриарха проходили по стране не только в церковных стенах, но и, например, с привлечением школьников и студентов, как это было недавно в Смоленске. Там «духовно-патриотическое» мероприятие «окормлялось» не только священством, но и чиновниками, один из которых (начальник Главного управления Смоленской области по делам молодежи и гражданско-патриотическому воспитанию) практически повторил слова президента: «Благодаря Святейшему Патриарху сегодня духовники вовлечены не только в повседневную жизнь гражданского населения, но окормляют молодых ребят в армии».

Как конкретно проходит это окормление, можно узнать на примере Екатеринбурга. Так, сайт местной епархии сообщает о том, что «в честь 10-летия со дня интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла военный отдел Екатеринбургской епархии совместно с Управлением по военно-политической работе Центрального военного округа и Отделом по работе с личным составом и Уральского округа войск национальной гвардии России провел торжественные мероприятия в [десяти] воинских частях и [трех] госпиталях на канонической территории Екатеринбургской епархии».

С военными провели беседы о патриархе Кирилле, о.

В связи с Донбассом, Крымом, а теперь и в связи с вопросом автокефалии Украинской Церкви, все эти речи о влиянии духовенства на уверенность солдат в их «нравственной правоте» звучат более чем тревожно. И то, что именно подобная риторика отталкивает украинцев от УПЦ МП, от России (чему свидетельством являются уже более двухсот переходов церковных общин из УПЦ в ПЦУ за два месяца), патриарха и президента РФ не волнует. Или, как раз именно этого эффекта они и добиваются?

Риторика о «равном диалоге» была основным рефреном и на недавно состоявшихся в Москве XXVII Рождественских чтениях. Если в первые годы эти чтения собирали церковных деятелей и спикеров для обсуждения внутрицерковных, в основном, проблем, то теперь в названиях большинства докладов обязательно фигурировали словосочетания «церковно-государственное взаимодействие/партнерство/сотрудничество». Особенно умилительно звучали названия докладов, которые читались в Московском университете МВД России: «Духовно-нравственные традиции воспитательного процесса сотрудников органов внутренних дел», «Духовность в системе профессиональной подготовки сотрудника органов внутренних дел» и другие, подобные им.

«Духовность» все глубже проникает в органы власти, в армию, школу, вузы, тюрьмы, а власть в ответ содействует строительству храмов, укреплению монополии РПЦ в сфере «духовности» (в частности, запретив Свидетелей Иеговы, одним из столпов учения которых является полный пацифизм, отказ служить в армии и вообще прислуживать государству). В ответ РПЦ вынуждена (хотя на самом деле совсем не вынужденно, а в охотку, от души) поддерживать политику власти, уверять солдат в их «нравственной правоте», куда бы их завтра не направили защищать «духовно-патриотическое единство» Церкви и государства.

Самое печальное в этом то, что многие люди и внутри РПЦ, и в целом граждане РФ понимают, куда все движется и к чему может привести такая духовная «скрепа», но за последние десять лет нас всех приучили бояться высказать свое мнение вслух. Возьмут на карандаш, накажут, уволят, посадят. И в итоге тоталитарная идеология капля по капле внедряется каждому в плоть, и выгнать ее оттуда можно лишь «с мясом», с болью. Тоталитаризм, милитаризм и оправдывающая их «духовность» боятся только открытых голосов: в головах думайте все, что угодно, но вслух произносить не смейте — это бунт, революция, «гордыня», «нет власти не от Бога» и патриарх — пророк ее.

Для того ли рухнул Советский Союз, чтобы через двадцать пять-тридцать лет мы начали строить его худшую, еще более лицемерную версию — с крестом на солдатской пряжке?

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

Сложные взаимоотношения

Из истории мы видим, как часто политика и религия проникали друг в друга.

  • Иногда происходил своеобразный подкуп Церкви политиками, которые желали завоевать благосклонность святых отцов. Многие правители стремились объединить алтарь и трон, что приводило к растворению христианства внутри государственного аппарата. Чаще политики использовали это средство для сугубо корыстных целей.
  • Союзы между религией и государственными структурами называют конкордатами. Сегодня, в отличие от средних веков, в рамках одной страны сосуществует множество разнообразных конфессий. Это дает возможность христианству вносить свой духовный вклад в развитие светского государства. Церковь начинает активно внедрять добродетельные идеалы, не вмешиваясь в политическую обстановку.
  • Разделение уменьшает нагрузку в отношениях. Однако, даже не влияя друг на друга, Церковь и государство способны взаимодействовать на благо народа, потому что человечество принадлежит Богу и является частью любого государства. Религия не проникает в деятельность политики, но оставляет за собой право оценивать работу глав государства с моральной точки зрения.

Важно! Православные миряне, как граждане своей страны, имеют право и должны принимать участие в политической деятельности, но не в качестве представителей религии.
Христианин привносит в социум нравственные ценности, улучшая духовное восприятие населения. Служители Церкви должны стать религиозными лидерами, ведущими людские души к спасению по всем канонам ортодоксального христианства. Проповедуя истину, они обязаны отстраниться от политических взглядов.

Библейский уголок

Мысли о христианстве, религии и жизни

Подписаться на этот блог

Другие виды подписки:

Из архивов

Смерть: друг или враг?

  • Получить ссылку
  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Электронная почта
  • Другие приложения
  • Получить ссылку
  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Электронная почта
  • Другие приложения

Вопросы православной церкви

  • Получить ссылку
  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Электронная почта
  • Другие приложения

  1. Почему православный верующий может за всю жизнь ни разу не открыть Библию и при этом считаться добрым христианином?
  2. Почему подавляющему большинству православных не интересно говорить о Боге, Христе и Библии?
  3. Почему священники обычно так заняты, что им некогда учить прихожан Евангелию и заниматься пастырской работой? Чем же тогда они заняты?
  4. Почему прихожане храмов не только не любят друг друга как братья, но чаще всего даже не знакомы друг с другом?
  5. Почему Церковь так много денег тратит на сооружение великолепных построек, и так мало – на духовное образование своей паствы?
  6. Почему Церковь устраивает акции, встречающие неодобрение подавляющего большинства населения, такие как освящение ночных клубов, стриптиз-баров и видеосайтов в Интернете?
  7. Если Церковь имеет силу облегчать участь грешников в аду (путем молебнов об усопших), то почему она берет за это деньги, и почему бы ей не делать это бесплатно, руководствуясь любовью?
  8. В чем отличие между торговыми киосками в современных храмах и торговцами в древнем храме, которых выгнал Христос?
  9. Почему большинство прихожан в храмах молятся кому угодно, но только не Богу?
  10. Почему в храмах сложно, а подчас и невозможно найти икону Бога?
  11. Почему в России нет ни одного памятника жертвам православных палачей Соловецкого монастыря, но зато есть памятник палачу патриарху Никону?
  12. Зачем Церкви устаревший и искусственный богослужебный язык, делающий богослужение загадочным и непонятным для большинства присутствующих в храме? Чем это отличается от «говорения на языках» без перевода, которое апостол объявляет бесполезным (1 Кор. 14:6)?
  13. Разве справедливо, что, согласно учению Церкви, до прихода Христа все праведники мучились в аду?
  14. Почему большинство людей ходят в храм, чтобы получать ритуальные и психологические услуги, а не для поклонения Богу и общения с соверующими?
  15. Если Господь сказал, что все христиане – братья (Мат. 23:8), то почему мирянин не может обратиться к священнику со словом «брат»?
  16. Если патриарх называется «святейшим», неужели он святее остальных христиан?
  17. Почему православные верующие должны целовать руки священникам, а священники верующим – не должны?
  18. Почему при литургическом поминовении патриарх именуется «Великим Господином и Отцом нашим»?
  19. Почему Церковь так радуется «духовному возрождению» и росту числа людей, называющих себя православными, при этом закрывая глаза на то, что на самом деле вопросами религии интересуются лишь единицы?
  20. Почему Церковь не покаялась в жестокой инквизиции, казнях и пытках «еретиков», жестоких монастырских тюрьмах и прочих зверствах, которые она чинила на протяжении всей своей истории вплоть до 20 века (см. биографию патриарха Никона, труды Иосифа Волоцкого)?
  21. Почему Церковь молится за успех российских спортивных команд (например футбольной): неужели Бог поддерживает одну команду против других, и почему именно российскую, а не какую-то другую?
  22. Почему апостолу Петру можно было иметь жену, а православному епископу – нет? Означает ли это, что любой православный епископ праведнее апостола Петра?
  23. Как случилось, что принцип соборности в русском православии оказался полностью вытеснен властью нескольких высших иерархов?
  24. Зачем при храмах существуют рок-клубы и кружки карате?
  25. Почему вступление патриарха в должность именуется «восшествием на престол»?
  26. Почему крестик или сувенир считается действенным лишь тогда, когда освящен клириком?
  27. Какое отношение к христианству имеет «освящение» меда, яблок и орехов?
  28. Зачем Церкви средневековая мода: рясы, балахоны, бороды?
  29. Зачем Церкви ветхозаветные обряды, праздники и богослужебные практики?
  30. Как получилось, что одновременно прославляются и почитаются святыми люди, которые при жизни были яростными противниками (например Иосиф Волоцкий и Нил Сорский)? На небе они продолжают ссориться или же помирились? Если они помирились на небе, что мешало им помириться в земной жизни?
  31. Почему Церковь возводит в ранг святых и даже «равноапостольных» далеких от христианства людей, например таких, как император Константин, который до самой смерти оставался не только язычником, но и верховным жрецом римских богов?
  32. Почему Церковь считает средневековую Русь «святой», тогда как ее князья в течение веков совершенно не по-христиански воевали друг с другом и с соседними народами?
  33. Почему Церковь канонизирует тех, кто отдал жизнь за свою веру? Разве это не должно являться нормой для любого прихожанина?
  34. Почему Церковь признает боговдохновенными «вселенские соборы», которые противоречат друг другу, то утверждая, то опровергая те или иные учения (например иконоборчество, поклонение ангелам)?
  35. Почему Церковь принимает в свое лоно языческие обряды и суеверия, считая, что их можно «освятить» и сделать приемлемыми для христиан?
  36. Если, как утверждает Церковь, поклоняются не иконам, а изображенному на них, то почему среди нескольких икон одного и того же святого одни более почитаемы (например известная икона Казанской Божьей Матери), а другие – менее?
  37. Если поклоняются не иконам, а изображенному на них, то почему существуют храмы, посвященные иконам (например храм в честь той же иконы Казанской Божьей Матери)?
  38. Почему Церковь считает образцовой и священной историю Византийской империи, полную войн (в том числе с православными странами), междоусобиц, церковных расколов, интриг, лицемерия императоров и патриархов и многих других отвратительных дел?
  39. Почему Церковь в лице Патриарха благословляет политические партии (например партию «Справедливая Россия» в 2007 году)?
  40. Как случилось, что высшие иерархи Церкви входят в число богатейших людей страны?
  41. Зачем Церкви льготы на торговлю табачными и алкогольными изделиями, автосервис под Храмом Христа Спасителя и проекты строительства элитной деловой недвижимости?
  42. Почему Церковь считает, что может подписью патриарха назначать небесных покровителей в любую земную область деятельности, причем часто – обслуживать интересы государственных структур («покровители» есть у ГИБДД, Госдумы, ВВС, спецназа и др.)?
  43. Почему Церковь считает, что существуют покровители стран? Неужели Богу интересна политическая карта земли?
  44. Зачем Церкви собственное православное отделение политического движения «Наши»?
  45. Почему организацией подписания акта о каноническом общении с РПЦЗ занимались государственные спецслужбы?
  46. Почему Церковь восхваляла Сталина, называя его «богоданным и богоизбранным вождем», зная о том, что он уничтожил тысячи православных мирян и священников?
  47. Зачем в резиденции патриарха на острове Валаам предусмотрен отдельный номер для президента?
  48. Почему Церковь проводит молебен в главном храме страны в честь юбилея ядерных войск России?
  49. Почему, ввиду десяти вышеназванных пунктов, Церковь продолжает утверждать, что стоит в стороне от государства и не преследует политические и экономические интересы?
  50. Почему Церковь считает постановления собственных архиерейских соборов боговдохновенными?
  51. Почему Церковь не хочет вернуть себе историческое дореволюционное название – Православная Российская Церковь?
  52. Почему Церковь не пытается исправить свой официальный перевод Библии, прекрасно зная о его многочисленных ошибках и искажениях?
  53. Почему Церковь сегодня возводит в ранг святых таких добросовестных переводчиков Библии, как Филарет, которых еще вчера преследовала, переводы которых уничтожала, и до сих пор не признает их точку зрения?
  54. Почему Церковь канонизировала таких ранних «отцов Церкви», как Иустин и Ириней Лионский, но при этом считает ложными их учения (например о воскресении плоти и тысячелетнем земном царстве Христа)?
  55. Почему Церковь так непоследовательна в своем отношении к экуменизму: утверждая, что не имеет молитвенного общения с инославными, она участвует в совместных экуменических молитвах (например в рамках форума «Петербургский диалог»), публично называет протестантов братьями (патр. Кирилл) и поддерживает деятельность экуменических миссионерских центров (американская миссия «В поисках веры», английская «Church Mission Society» и др.)?
  56. Почему Церковь благословляет деятельность таких организаций, как «Союз православных хоругвеносцев», члены которых участвуют в избиении неправославных граждан, в том числе иностранных?
  57. Почему Церковь всю свою историю не может преодолеть обрядоверие, суеверие и колдовство в собственной пастве?
  58. Почему Церковь не может вести цивилизованную богословскую полемику со своими оппонентами из других конфессий, как это делали чтимые ею апологеты, вместо этого опускаясь до самых низких и черных технологий в духе советский пропаганды?
  59. Зачем Церковь переняла римскую административную практику: высокопарные титулы, географические зоны влияния (епархии, митрополии, экзархаты), награждение орденами, троны, властные регалии, монархический обычай усекания фамилии и прибавки к имени номера («Алексий Второй»)?
  60. Как случилось, что в Церкви нашли прибежище экзотические восточные культы, такие как исихазм (учение о том, что к Богу можно приблизиться путем освобождения от всех мыслей, чувств и желаний)?
  61. Почему Церковь признает подлинными сюжеты апокрифических (подложных) текстов, таких как «Успение Богородицы»?
  62. Почему в российско-грузинской войне 2008 года православные священники в России, Осетии и Грузии молились о победе каждый своей страны?
  63. Почему Церковь не может преодолеть раздоры и ненависть даже среди собственного священства (что нередко замечают и осуждают сами священники), не говоря уже о пастве?
  64. Не считает ли Церковь, что это позор для христианства – публично ссориться и интриговать с собратьями из других поместных церквей (отношения с Константинополем все последние годы)?
  65. Почему Церковь не может создать подлинно единую международную организацию, и что есть система поместных церквей, как не неспособность преодолеть политическую раздробленность мира?

P. S. Успешно ответившим на эти вопросы предлагаю продолжить по замечательной книге М. Горохова «Книга насущных вопросов о Православной вере».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector