0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Православие и интернет: отношение церкви и мнение священников, популярные сайты, мифы и реальность

Содержание

Православная церковь об интернете: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

В последние годы интернет широко распространился и занял значительное место в жизни людей. Православная Церковь заметила эти новые изменения в мире и освоила просвещение через интернет. Еще при патриархе Алексии появилось множество сайтов с различной, интересующей верующих тематикой: церковные новости, сайты местных приходов, электронные библиотеки религиозной литературы, вопросы-ответы священнику и т.п.

Об интернете в жизни христианина

В целом у православия к интернету всегда было доброжелательное отношение. Верующие постепенно привыкли к присутствию Церкви в интернете и воспринимают его, как что-то само собой разумеющееся.

Однако, в узком кругу ультраконсервативных верующих или сектантов новые технологии поначалу вызывали недоверие. Главным образом, из-за большого количества всяких мусора и анти-православных сайтов. Попадались старцы, которые нарекали компьютер «орудием дьявола».

Но позиция Церкви с самого начала была твердой: христианство должно освещать любое пространство человеческой жизни, в том числе и электронное.

Хотя многие православные ведут активную деятельность в социальных сетях и сообществах, все еще есть те, кто сомневается в допустимости этого для христианина.

Существует 5 мифов о несовместимости интернета с жизнью верующих:

  1. Интернет — неподходящее место для проповеди христианства.
    Это мнение не на чем не основано, кроме сомнительных аргументов, вроде: «Апостолы интернетом не пользовались». Современные технологии, в целом, расширяют возможности общения и обмена информацией. И лучше, если люди будут их использовать для распространения «Благой Вести», а не сплетен. Возможно, для этого Господь и допустил изобретение компьютера. Ведь интернет — просто инструмент. Сам по себе он ни хорош, ни плох. Все зависит от того, для чего его применяют.
  2. Церкви не нужны свои собственные СМИ, самое главное можно узнать по центральным новостям.
    Вот, например, кого-то очень интересуют постановления Великого Собора 2016 года. В Новостях о нем упоминалось только вскользь. Зато на церковных сайтах любой верующий может прочесть полный итоговый документ этого Собора.
    Через интернет можно:
    • узнать расписание служб почти в любом приходе;
    • задать вопрос священнику онлайн;
    • найти статью или книгу на интересующую религиозную тему, и многое-многое другое.
  3. Интернет вредит образованию христианина.
    Тут, разумеется, ровно наоборот. Электронные библиотеки, научные сайты и пр., хранят колоссальный объем информации, в том числе и нужной для изучения христианства.
  4. Верующие должны общаться только реально.
    Конечно, виртуальное общение не может полностью заменить реальное. Но ничего плохого в нем нет. Не только миряне могут заводить через интернет друзей, есть священники, которые через соц. сети наставляют своих духовных чад. Таинство Исповеди беседой в контакте не заменить, но посоветоваться с духовником в привате вполне можно. Это особенно важно, если он живет в другом городе.
  5. Христианин должен помогать ближним, а это можно сделать только в «реале».
    И это тоже совершенно неверно. В интернете есть масса благотворительных сборов. Как раз задачу помощи нуждающимся, интернет-технологии очень упрощают. Желающие всегда могут перечислить пожертвование тяжелобольному или материально ограниченному человеку.
    Также и «помощь добрым словом» в интернете можно оказывать. Посочувствовать другу, узнать о его проблемах, поддержать, возможно и в общении онлайн. Это вполне действует.

Чем опасен интернет на самом деле

Виртуальная реальность — это полное отражение настоящего человеческого мира. Здесь те же страсти, те же грехи и те же искушения. Ничего нового нет.

И вести себя в сети, христианин должен так же, как «по-настоящему». Особенно это касается правил общения. Ведь в интернете люди более открыты и, зачастую, более агрессивны. Но злость и ненависть не совместимы с христианством. И оскорблять человека на форуме — такой же грех, как и в лицо. Кроме того, важно избегать зависимости.

Хотя, интернет может быть частью жизни христианина, он не должен занимать ее полностью.

Об отношении православия к разным аспектам жизни:

Популярные православные сайты

  1. «Православие.ру» (http://www.pravoslavie.ru). Первый сайт по рейтингу популярности. Это ресурс разнообразной информации на темы богословия, вероучения, агиографии, церковной истории и искусства. Есть рубрика «Вопросы священнику» и раздел церковных новостей. Вся информация дается в небольших, красиво оформленных статьях.
  2. Официальный сайт московского патриархата (http://www.patriarchia.ru/) На этом ресурсе выкладывают новости православного мира, содержат электронные архивы церковных документов и различные публицистические статьи Патриарха Кирилла.
  3. «Седьмица.ру» (http://www.sedmitza.ru). Сайт посвящен, прежде всего, деятельности Патриарха и церковным событиям. Также имеется раздел «Энциклопедия», где можно найти краткую информацию по различным религиозным темам, и раздел «Библиотека», содержащий церковно-исторические и богословские книги и статьи.
  4. «Радонеж» (http://www.radrad.ru) Представляет собой электронную версию православных печатных изданий.
  5. «Вера» (http://molitva-info.ru/) На сайте можно найти большой электронный молитвослов, с различными молитвами, акафистами и пр. Есть раздел об иконах, жития святых, статьи о духовной жизни и церковный календарь.

Из самых популярных можно назвать блок дьякона Андрея Кураева (http://diak-kuraev.livejournal.com/) и сайт «Ахилла» (http://ahilla.ru/). Оба посвящены проблемам и спорным, напряженным вопросам в сегодняшней церковной действительности.

Что еще можно почитать о православной вере:

  1. «Благовещение» (http://www.wco.ru/biblio) Здесь собраны книги, связанной с христианством тематики: святое писание, богословие, наука и религия, патристика и.т.п.
  2. «Халкидон» (http://halkidon2006.orthodoxy.ru/about/about.htm) Содержит литературу, в основном, по патристике и богословию.
  3. «Мириобиблион». (http://myriobiblion.byzantion.ru/) Вообще-то, это светская, научная библиотека, посвященная античной культуре и византистике. Но, поскольку все творения отцов церкви — это и есть византийская литература, сайт очень полезен изучающим православие.

На сегодняшний день, Православная Церковь имеет огромное количество электронных ресурсов. Есть и официальные порталы, и частные страницы отдельных священников.

Есть сайты у многих храмов, приходов и монастырей. Существует немало православных сообществ по интересам в социальных сетях. Можно сказать, что Церковь очень хорошо освоила интернет-пространство.

Остаться христианином в эпоху глобальной цифровизации

Проснулся, протер глаза, достал… Смартфон? «Песнь хвалебную воспою интернету». А утреннее правило придется вынести за скобки – успеется: после завтрака, где-нибудь по дороге худо-бедно «вычитаю». Так и останется душа непричастной Единственно важному?

В моей юности цифры занимали лишь поверхность школьной доски да плясали в клетке тетрадок. А сейчас оглядишься вокруг – у людей нет лиц, вместо них мерцание экранов в отражении зрачков. Теперь «цифра» напоминает о давно пережитом: возвращается пифагорейская эра [1] .

В чем проблема?

Проблема не новая, избитая. В начале нового тысячелетия православные христиане в России ожидали конца времен из-за введения ИНН – снова цифры. Думали, что заклеймят народ Божий индивидуальным номером, как скот, и лишат спасения. Прошли годы; мы, к счастью, по-прежнему живем с внутренней свободой, «чаем воскресения мертвых и жизни будущаго века». Хотя реальность изменилась – человек изменил ее: настолько она стала тесной и скучной, неприспосабливаемой к нарастающему кому житейских потребностей. Было решено ее дополнить. На помощь пришла «цифра», за которой стоят современные телекоммуникационные технологии. Так возникло виртуальное пространство, в котором мы отныне – с разной степенью вовлеченности – живем.

В новую жизнь с новыми проблемами. В арсенале у нас теперь появились современные инструменты, пользоваться которыми – благо для нас. Но человеку свойственно извращать всякую полезную вещь в процессе ее эксплуатации. Так вышло и со сферой интернет-технологий: рядовые пользователи техники, сами того не замечая, стали привязанными к своим техническим устройствам, оказавшись в зависимости от законодателей новой цивилизации. А у этих господ свои планы на человечество, которые обычным гражданам узнать не под силу. На разных информационных ресурсах уже не первый год публикуются тексты о тотальном цифровом контроле за людьми. В частности, об этой проблеме высказался Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл [2] , что свидетельствует о рассмотрении этой проблемы в Церкви на самом высоком уровне. Проводятся конференции, посвященные проблеме цифровизации [3] ; волонтеры организуют различные кампании против распространения персональных данных [4] , которые пользователи гаджетов добровольно передают интернет-холдингам, а те, в свою очередь, государствам. Под прицел попадает не только личная жизнь граждан, но и их религиозные, культурные, семейные, политические и социальные ценности. В новом мире нужна унификация: пусть индивидуальные ценности, идеи и взгляды будут как можно более единообразными и менее осмысленными. Зачем обществу человек мыслящий, способный выражать свое мнение? Давайте лучше каждый будет пребывать в иллюзии собственной уникальности, которую в случае необходимости легко можно подкорректировать путем информационного воздействия сверху, используя технические устройства как кнут.

Цифра и люди

Человек отменяется, как сказал К.С. Льюис [5] . Под этой отменой можно понимать глобальное обезличивание и объективацию: рассмотрение человека с точки зрения лишь финансовой и рабочей выгод. И мы активно вкладываемся в эти изменения, добровольно кликая галочки рядом с «пользовательскими соглашениями» и принимая условия, на ознакомление с которыми всегда не хватает времени. Что это значит? То, что мы приобретаем определенный набор услуг и функций, многие из которых нам даже не нужны, а расплачиваемся за них персональными сведениями или деньгами. И вот наше передвижение отслеживается спутниками из космоса. Или через географию магазинов, где мы оплатили последнюю покупку банковской картой. Траекторию передвижений нетрудно восстановить даже без наличия смартфона в кармане: камеры большого города мгновенно фиксируют лицо на улице, в общественном транспорте и метрополитене.

Другой пример: зашли на новостной портал, полистали интересующие нас новости, иные пропустили, потом посмотрели несколько товаров в интернет-магазине – вся история действий уже передана через гаджет в соответствующие компании, стала частью big data [6] . Теперь таргетинговая реклама навязчиво будет подсовывать в рекламном блоке товары, которыми мы интересовались прежде, а крупная торговая сеть, в которой мы закупились, получит данные о наших потребительских предпочтениях.

Еще пример: мы собрались ехать в другой город на поезде. Нужно отправить фотографии паспорта другу, который занимается покупкой билетов. Отправили фотографии через мессенджер – эти данные теперь зафиксированы в базе данных компании – владельца приложения.

Каждая отдельная личность отныне ценна лишь как часть статистических данных, которые из нее можно извлечь

Каждая отдельная личность отныне ценна лишь как часть статистических данных, которые из нее можно извлечь. Для чего нужна эта информация? На базовом уровне – для стимуляции денежного притока гигантам глобализации. На более высоком уровне – для получения общих сведений, которые пополняют мировую базу данных о каждом из нас. Эта информация в нужный момент развития истории, быть может, позволит манипулировать обществом и отдельными его ячейками.

В 2020 году мы были свидетелями того, как правительства разных стран активно накапливали сведения посредством введения пропускного режима в крупных городах и разрабатывали новые нормы общественного взаимодействия. Например, тот же пресловутый масочно-перчаточный режим. Теперь это вошло в нашу повседневность: мы с этим живем, идентифицируя прохожих через наличие или отсутствие введенных атрибутов во всех сферах социальных взаимоотношений. Это новые маркеры XXI века. Отличать «нормальных» граждан от девиантов внешне стало гораздо проще. Эта маркировка породила волну прецендентов, в которых проявились общественная жестокость, агрессия, отчужденность и множество фобий.

А что сейчас?

В связи с пандемией мы имеем очень неоднозначный опыт дистанционного функционирования различных сегментов общества; важнейшие области человеческой занятости перешли в онлайн-формат: онлайн-работа, онлайн-образование, онлайн-богослужения, онлайн-тренировки, онлайн-театры… Перечислять можно долго. С одной стороны, без цифровизации было бы невозможно функционирование существенных с точки зрения обеспечения человеческой жизнедеятельности сфер. С другой стороны, оценка качественных изменений, связанных с переходом на дистанционный формат взаимоотношений, за прошедшие 10 месяцев выявила значительные провалы в области образования и работоспособности граждан. Не вдаваясь в многочисленные споры об этих аспектах жизни, вспомним высказывание Аристотеля о том, что человек – существо социальное, и вне социума полноценное развитие личности невозможно.

В Подмосковье тем временем собираются выдавать сертификаты в виде QR-кодов вакцинированным гражданам [7] . Говорят, люди с таким сертификатом смогут беспрепятственно перемещаться внутри государства и за его пределами: «Есть QR-код – все цивилизованно, современно, удобно и всегда с собой» – вот и «свобода», вот и комфорт. Ни перчаток тебе, ни масок – ходи да свети всем своим кодом. Очередной маркер, на словах расширяющий наши возможности, в действительности же ограничивающий их. Без него перемещаться по стране, а в особенности за ее пределами, будет труднее. А в московском метро в ближайшее время планируют ввести распознавание по лицу для оплаты проезда [8] . Будем, говорят, идти в ногу со временем! Позвольте большому городу познакомиться с вами лицом к лицу…

Обратимся к частному: как удобно совершать манипуляции, требующие подтверждения личности, используя сетчатку глаза или отпечаток пальца для согласия – ни паролей, ни дополнительных систем безопасности. Только непосредственный контакт. Сверхтехнологичные средства распознавания личности стали совершенно бытовым делом, и мы даже не задумываемся о том, что еще десять лет назад такие тонкие приемы можно было встретить лишь в кино. Мы, конечно, лавируем на острие технического прогресса… Куда? Полагаю, в бездну. Но если уж так, то только «зажав конфетку за щекой», как выразилась в беседе одна моя знакомая. Для человека нет ничего слаще комфорта и удобства в повседневной жизни. И поражает эта готовность в нас за такие ценности бороться. Потому что удобно сузить свой кругозор до шестидюймового экранчика, внести весь багаж своей жизни в облачное хранилище. Отказать истории в праве давать нам уроки, ведь, как сказал один мудрый раввин, «у народов земли короткая память». И, ощущая свободу в пока еще неправовом цифровом измерении, забыть о всяком понимании свободы и духовном пространстве в жизни настоящей. Вместо этого лучше позволить сомнительным «учителям» новой эры воспитывать нас и наших детей, выстраивая новые нравственные идеалы, в которых кислотные волосы, поведение на уровне инстинктов, навязчивый в молодежной среде минимализм жизни в большом городе, свободные отношения промискуитета и равноправие нескольких гендерных типов – это лишь цветочки перед идеями технологического бессмертия людей и цифровым апокалипсисом. Можно ли за всем этим увидеть человека во всей его первозданной искренности и красоте? В тот самый День ответ на этот вопрос даст Господь Бог.

Что дальше?

А дальше – больше. Перспективы развития цифрового пространства сулят нам стремительную перестройку социальных отношений в области экономики, права и политики. Сейчас, в частности, ведущие отечественные специалисты делятся своими прогнозами относительно недалекого будущего: нарастание потенциала искусственного интеллекта скорее всего приведет к увеличению безработицы, проведению холодных войн в киберпространстве и тоталитаризму цифровой элиты. И даже никакого восстания машин не нужно: самые чудовищные вещи на планете Земля по-прежнему будут совершаться только людьми.

И никакого восстания машин не нужно: самые чудовищные вещи по-прежнему будут совершаться только людьми

О невозможности выхода на мировую арену умных машин очень точно высказался Игорь Ашманов, ведущий специалист по ИИ в России:

«Если смотреть с метафизической точки зрения, то возникновение где-то сознания не может быть случайностью или автоматическим процессом если кто-то создаст хорошо приспособленную для существования в ней разума машину, очень похожую на мозг человека, годную для управления, то туда немедленно заселятся демоны, которые только этого и ждут. Да и с чего бы вдруг Бог сочтет себя обязанным зажечь в этой машине “искру Божью”, вселить в нее разум и волю или, проще говоря, душу? Что, у этих атеистов, которые делают искусственный интеллект, с Ним есть такая договоренность? Думаю, что нет» [9] .

Что делать?

На злободневные вопросы лучше всего отвечать мерами вневременных категорий. Человека отличает способность мыслить и действовать, руководствуясь чувством свободы. Тем более христиане обладают свободой подлинной − весь Новый Завет пронизан этим духом. А потому заострение внимания на чипизации, электронных концлагерях и тотальном контроле, возможно, уводит от более существенных вопросов духовной жизни. Последний ответ на то, кому мы служим, остается за нами. И любое вмешательство в пространство личной жизни вопреки нашему сопротивлению будет свидетельствовать в пользу нашего спасения на Страшном суде. Главное – стремиться к чистоте ока и трезвости ума для того, чтобы всегда быть в ответе за свои слова и поступки. И учиться верности, продираясь тернистыми путями через будничную суету, чтобы в конце жизни хватило решимости остаться преданными Богу.

Если говорить о цифровом пространстве, уместно вспомнить слова апостола Павла: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6: 12). Тот безграничный набор технических инструментов, которым мы обладаем, дает нам огромный потенциал для духовной жизни. У нас есть возможность молиться с единомышленниками из любой точки мира, пусть и без непосредственного единства; приобщаться к опыту Церковного Предания и изучать его; находить редкие памятники церковной литературы и гимнографии; знакомиться с огромным пластом христианской и мировой культуры, который обогащает личность и позволяет ей вырасти в полной мере; общаться с людьми, которые приоткрывают завесу Православия и рассказывают о неизвестных или забытых событиях и персоналиях. В новых технологиях христианство обретает новые возможности. Вопрос лишь в том, как мы их употребим.

Виртуальная реальность, став частью нашей жизни, не должна вытеснять из нее опыт личной молитвы

Виртуальная реальность, став частью нашей жизни, тем не менее не должна вытеснять из нее опыт личной молитвы. Конечно, мы все об этом так много знаем… и так мало посвящаем молитве времени, внутренних сил, желания. Между тем те, кому однажды удалось почувствовать «дыхание Святого Духа» − хотя бы отдаленно, как стоял мытарь, который не дерзал войти внутрь храма от осознания своего недостоинства (см.: Лк. 18: 13), − знают наверняка, что без нашей обращенности к Небу, требующей так много усилий и преодоления, жизнь обращается во мрак отчаяния, выхода из которого, сколько ни ищи его у психотерапевтов и клинических психиатров, нет. Молитва шире и глубже, чем сама жизнь человека, потому что она дает связь с Подателем жизни. Что нам важно в сети? Стабильное соединение. Стабильное соединение с Богом еще важнее. Хорошо, когда без помех – в тишине. Да, молитва без слов – исихия – это планка святых. В наших условиях можно начать с чего-то простого: молчания, в котором только и возможно исполнение императива «познай самого себя».

Читать еще:  Теология в православии: определение и значение, место и роль в религии, история термина

Как ни странно, такую тишину можно найти даже в «цифре»: недавний фильм «Где ты, Адам?», в котором показывается жизнь братии монастыря Дохиар на Афоне, – это не просто документальное кино. В нем особым образом передана атмосфера монашеской жизни. Это такой фильм, во время просмотра которого можно уловить тишину внутри себя. Фильм-созерцание. Такие примеры настоящего, искреннего искусства, которое создано с применением технических средств, показывают, что мы, христиане, способны разрыхлять тот кусочек цифрового пространства, который получили в удел. Может быть, на этой почве вырастет то хорошее, что хотя бы отчасти позволит людям оставаться людьми. А возможно, даже стать христианами. От наших труда и решимости в определенной степени зависит, каким будет цифровое будущее и каков будет облик христианина в нем.

16 февраля 2021 г.

[1] Пифагорейская эра – условное обозначение эпохи, в которой главную философскую роль занимает цифра. Пифагорейство – древнегреческое религиозное учение VI–IV вв. до РХ., в котором число было первенствующим принципом всего существующего. Основателем учения был древнегреческий философ Пифагор.

[2] Патриарх Кирилл: «РПЦ против использования цифровых технологий для контроля над личностью» // Информационное агентство ТАСС // https://tass.ru/obschestvo/10416769.

[4] Правозащитники обвиняют Apple в нарушении законов ЕС о защите личных данных // Информационное агентство ТАСС // https://tass.ru/ekonomika/10010623; Мы против электронного концлагеря! // Платформа Change.org // https://tinyurl.com/y252ecej.

[5] Название книги английского писателя К.С. Льюиса (1898–1963), опубликованной в 1943 году (ориг. название: The abolition of man).

[6] Большие данные (англ. Big data) – огромный объем данных, эффективно обрабатываемых горизонтально масштабируемыми программными инструментами для развития искусственного интеллекта и применения их в различных областях социальной жизни.

Мнения священнослужителей и мирян об интернет-увлеченности

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл:

«Погружение людей в информационный мир, в виртуальный мир несет определенную опасность дефицита реального человеческого общения. Запросто можно представить себе такую картину: в одной комнате сидят молодые люди, уткнувшись в планшеты, никто ни с кем, по сути, не общается. Если задают вопрос, человек отмахивается. А что он делает? А он общается через социальные сети. Живого общения нет, интереса к нему нет, а общение через социальную сеть вызывает интерес.

Я не призываю вас полностью оставить социальные сети, но скажу следующее: ни в коем случае нельзя погружаться в них так, чтобы социальные сети закрывали вам другие возможности видеть мир, это будет опасно для человеческой личности».

(Из выступления Святейшего Патриарха Кирилла на открытии Международного съезда православной молодежи в Москве, 18 ноября 2014 года)

Архиепископ Петергофский Амвросий, ректор Санкт-Петербургской духовной академии:

Интернет, соцсети, блоги… Они стали мощнейшим искушением нашего времени и оружием против человека, сравнимым, пожалуй, с атомным. Конечно, этот атом при желании можно направить и в мирное русло, но всё равно он таит в себе огромную опасность и при несоблюдении определенных правил и условий способен произвести не меньшие разрушения, чем Чернобыльская катастрофа. Если тщательно посчитать, сколько времени уходит на просиживание в интернете и бесцельное проведение времени в блогах и соцсетях, можно ужаснуться. Со временем могут накопиться месяцы, а то и годы жизни! И все они отобраны у нас же самих, у родных и близких. Но вот что еще опасно: жуткая привязанность. А впоследствии — зависимость не слабее наркотической. И лечиться от нее не так-то и просто. Не верите? А попробуйте, если не можете прожить дня, а то и часа без своего главного товарища и любимого друга — планшета, айфона…

Что же делать? У каждого может быть свой рецепт. Но есть и тот, который давно сформулировала и предложила Церковь для борьбы со своими греховными зависимостями. Э то аскетические упражнения: молитва, пост, воздержание. Есть у нас среда и пятница, многодневные посты, особые постные дни. Установите для себя правило: в эти дни не выходить в соцсети, не читать новости и блоги, по возможности — вообще не пользоваться гаджетами. По мере того как вы будете это делать, сами увидите, как преобразится ваша жизнь: родные и друзья получат от вас больше внимания и настоящего, а не виртуального человеческого участия и любви. Вы сможете сделать счастливыми других, и от этого сами станете счастливее! Не отбирайте добро, внимание, улыбку и радость у подлинной жизни и у настоящих друзей и близких и не дарите принадлежащее им виртуальности и дьяволу, который очень умело использует современные «достижения» человечества против нас с вами.

Лично я принципиально не завожу личных страничек в соцсетях. Для моей миссии в пространстве интернета мне достаточно сайта моей любимой духовной академии и ее же странички в соцсетях. А вот удержаться от длительного просмотра интернета мне бывает сложно. Я знаю, как могу увлечься и потерять очень много драгоценного времени. Поэтому запрещаю себе в определенные дни и периоды вообще выходить в интернет.

И еще, как мне кажется, важное замечание. Знаете, кто никогда и ничего не прощает человеку? Дьявол. И… интернет. Не прощает ни одного неосторожного слова, ни одной слабости и никакой виртуальной разнузданности! Все сохраняет в кэше, ничего не забывает, запоминает навсегда. Поэтому, если и пользуетесь этим достижением, делайте это только во благо себе, используйте как некую подпорку в добрых и праведных делах и помните, что настоящая жизнь не там, в виртуальном пространстве, а здесь, на земле, среди людей, которые так нуждаются в ваших настоящих слове, деле, любви и участии.

Иерей Григорий Геронимус, настоятель храма Всемилостивого Спаса в Митино:

Думаю, что проблема гаджетомании — это очень серьезная проблема, глубину которой мы пока несколько недооцениваем. Что касается моего личного опыта, то в какой-то момент я понял, что трачу огромное количество времени и энергии на то, чтобы заглядывать в социальные сети, читать разные статьи. При этом я не могу правильно оценить, насколько мне нужна та информация, которую я получаю, не фильтрую ее и поэтому невольно отвлекаюсь на незначительные проблемы. Мой мозг включается в каждое сообщение, которое я читаю в фейсбуке или ЖЖ. То есть дополнительно к моим непосредственным семейным и пастырским обязанностям возникают еще десятки проблем, в которые я, быть может, вообще никак не должен включаться. И я для себя решил, что это совершенно недопустимо.

Теперь я никогда не оставляю никаких публичных сообщений в фейсбуке и ЖЖ, ничего не комментирую, а использую аккаунты в этих социальных сетях только для частной переписки. В некоторых случаях это действительно технически удобно, поскольку для части моих знакомых и коллег это самый привычный способ связи. Свою френдленту в фейсбуке я редактирую таким образом, чтобы видеть посты буквально двух-трех человек — именно для того, чтобы, когда я эту ленту почти случайно открываю, не отвлекаться на ненужную для меня информацию. Не потому, что ко всем остальным я плохо отношусь, а потому, что всю информацию невозможно вместить и это никому не приносит никакой пользы. Обо всем действительно важном люди мне расскажут и, если возникла какая-то проблема, спросят совета. Я очень рекомендую всем делать так же — тогда жизнь становится намного проще, высвобождается много сил, чтобы заниматься более полезными вещами.

Отдельная тема — гаджеты и дети. Мои старшие дети обычно смотрят кино на компьютере, общаются со своими знакомыми. Однажды я попросил сына связаться с одной его сверстницей и дал ему телефон, на что он сказал: «Папа, ну что ты, сейчас никто по телефону не звонит, мы только через фейсбук переписываемся». Я стараюсь как-то их в этом ограничивать, прошу, призываю заняться чем-то другим. Если вижу, что не помогает, отнимаю у детей компьютер.

Старшие все-таки умеют себя немного ограничивать. Например, они отказались от смартфонов и ходят с самыми простыми и дешевыми телефонами, хотя у них была возможность иметь более современные модели. Это было их желание, и я их в этом поддержал.

С младшим ребенком нам пришлось немножко повоевать. Видимо, это слабость, которая имеет корни в том числе и в среде общения. Если в школе все сидят в гаджетах, то и другому ребенку тоже хочется быть включенным в эту деятельность. И вот, сын сидел, подолгу играл в телефоне, а в его случае это плохо отразилось на зрении. Сейчас у нас действует категорический запрет на пользование телефоном. Сын этот запрет принял, и теперь, даже когда сверстники дают ему поиграть в телефон, он говорит: «Мне нельзя, мне родители не разрешают, у меня болят глаза».

Я призываю родителей внимательно наблюдать за тем, как дети пользуются гаджетами, чтобы вовремя забить тревогу. Думаю, что в каких-то случаях требуется жесткое родительское решение, что ребенок не может пользоваться устройством больше часа в день или больше десяти минут в день и только с разумными целями, например, если это нужно для учебы, для связи с каким-то знакомым. А если человек часами сидит и играет в игры в телефоне, то это может привести к очень тяжелым последствиям и для физического, и для душевного, и для духовного развития.

Церковь и интернет: 5 главных мифов

Гиперконсерваторы считают глобальную сеть «бесовским» изобретением человечества и призывают максимально дистанцироваться от ее использования. Для людей «научно-технического прогресса» Церковь видится сообществом довольно архаичным, а значит, в глобальной сети не нужным. И та, и другая позиция, на наш скромный взгляд не является верной. Русская православная церковь и ряд православных сообществ активно осваивают интернет-просторы. Мы попробуем развенчать 5 мифов о Церкви и интернете.

Миф 1: Проповедь Христа нельзя вести в интернете

Благую весть нужно нести всюду, куда это возможно. И мы, Церковь Христова, безусловно, будем продолжать это делать. В том числе и в сети Интернет.

Накануне вознесения Господь заповедовал своим ученикам:

«Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16:15).

В древнем мире для этого использовалось не только живое слово. Книги, одежда, архитектура… Все пронизывалось Божественной вестью. Интернет позволяет читать проповеди. Слушать записи проповедей. Смотреть проповеди популярных священнослужителей! Интернет может стать и местом обращения. В моей памяти свежи воспоминания о том, как американец принял Православие, познакомившись с ним в сети. Он читал, изучал, смотрел видеозаписи и проповеди. Уверовал и крестился. На мой взгляд, это довольно яркий пример пользы проповеди в сети.

Информационное общество живет в сети. Информация является продуктом потребления человечества. А значит, Церковь просто обязана и эту сферу человеческой жизни просвещать Светом Христовым.

Представьте на миг, берете вы утром смартфон, открываете окно браузера, а там… Нет ни слова о Боге. В таком случае я соглашусь с «гиперконсерваторами», интернет действительно в одночасье станет обителью врага рода человеческого. И многим душам будет причинен огромный вред.

Именно поэтому Церковь вместе со всем человечеством живет и в сети – облагораживая и это пространство людской жизни.

Миф 2: христианам не нужны свои СМИ, самое интересное расскажут в обычных новостях

Да-да. Там обязательно напишут о том, какой, оказывается, интересный приход со службами древнерусским чином есть в вашей епархии, сделают заметку про творчество воскресной школы и будут освещать все акции молодежного братства. А еще непременно вырежут половину (или две трети) места на сайте для отслеживания важных событий в огромном православном мире.

Верующих во Христа сегодня можно найти в любой части земного шара. Вера выходит за границы государств и этносов. Христиане задействованы во многих сферах человеческой жизни, они трудятся на благо своих приходов, нуждающихся людей, добросовестно выполняют свои обязанности на мирской работе и защищают родину с оружием в руках, добывают медали в спортивных состязаниях и участвуют в высокотехнологичных исследованиях. Вполне логично, что все это требует своей сегментированной информационной политики.

Христианские СМИ своевременно способны доносить пастве самую важную информацию. Прошел Архиерейский Собор? Вот, пожалуйста, документы и решения. Хочется обзора и экспертного мнения простым языком? По горячим следам православные журналисты «отрабатывают» насущную тему дня. Самое главное – на христианских сайтах подается не сухая констатация в стиле «решили-постановили». Любое событие освещается с церковной точки зрения, не забывая расставлять нужные акценты со ссылкой на Священное Писание и отцов Церкви. Что демонстрирует целостность подхода и в очередной раз напоминает: мы проповедуем Христа.

Не последнюю роль интернет-площадки играют в острых ситуациях «ответа вопрошающим». Исключая фильтры светских СМИ, имеющих привычку самоинтерпретации высказываний и событий, Церковь со своих медийных платформ делает нужные заявления в «первозданном виде». Разве это не высота порядочности – снять со светских журналистов нелегкое бремя «трудностей перевода»?

Церковь – это свой мир. И об этом мире кто-то должен рассказывать честно и непредвзято.

Миф 3: интернет вредит христианскому образованию

Скорее, является хорошим для него подспорьем.

Интернет позволил сделать качественный рывок в направлении доступности информации. Рядовой житель нашей страны лет 100 назад не имел возможности вот так запросто взять и добыть для себя духовную литературу (в деревенском доме – Евангелие, Псалтырь и Часослов были самым распространенным набором книг).

Сегодня без особого труда, в пару кликов, мы можем оказаться в самых разных виртуальных библиотеках России или мира. Древние тексты, само Священное Писание, Святые Отцы, исторические очерки, собрания сочинений… Не хочешь читать с экрана? Закажи за приемлемую цену любую из этих книг. Через интернет в те же пару кликов.

Да, глобальная сеть ведь не ограничивается сугубо безграничными хранилищами текстовых источников. Нет времени сидеть за чтением? Аудиокнига в помощь. К озвученным творениям, пронесенных сквозь тысячелетия, добавляются современные труды и образовательные лекции ученых мужей, старающихся говорить на языке своего времени.

А сколько полезных лекториев можно найти в том же православном Рунете? Сотни, если не тысячи. На любую тематику. Ты можешь освоить библеистику, катехизис, литургику, выучить устав и церковнославянский (и не только) язык, разобраться в иконописи, нырнуть в церковную историю, окунуться в практикум по миссионерской работе и апологетике. Информации для духовного развития – в достатке. Все, что сегодня нужно иметь для духовного образования (или самообразования) – твердое намерение и несгибаемую волю. Господь обязательно поможет. А интернет станет нужным для этого инструментом.

Миф 4: христианам нужно общаться только в реальной жизни

Христианам нужно общаться в реальной жизни. Безусловно. И не только.

Мессенджеры и соцсети – замечательное место для возможности быть на связи постоянно. Здесь всегда можно пообщаться, сообщить оперативную информацию, сказать доброе слово, которое кому-то может быть очень кстати именно в этот момент. Часто именно из соцсетей мы узнаем о ближайшем небольшом, но важном событии в жизни прихода/епархии. Маленькому храму нужно помочь в хозяйственном вопросе или подготовке к празднику, молодежь отправляется в паломническую поездку или на благотворительный концерт, срочно нужна помощь погорельцам или собирают деньги на подарки детям-сиротам.

Интернет сокращает время получения информации адресатами, следовательно, выступает помощником в решении задач Божьих дел.

Здорово, что социальные сети позволяют нам общаться с братьями и сестрами по вере в любом уголке земли — и в соседней епархии, и на другом континенте. Развивает кругозор, обеспечивает культурный диалог, а главное, дает радость во Христе от этого общения двух (или больше?) людей, верующих в Бога.

Православные соцсети сами по себе формируют тематическое пространство, свободное от грязи сетей публичных. Здесь люди объединяются по интересам и задачам. Пообщаться можно не просто с братом по вере, а, например, еще и с коллегой. Возникает возможность не просто разговаривать – размышлять о делах и делать их. Могут возникать профессиональные союзы с последующим коллективным трудом, образовательные и иные проекты. Все это – благодаря вовлеченности христиан в интернет.

Очень важно – иметь возможность с помощью интернета задать вопрос священнику. И может быть это как батюшка вашего прихода (которому пока вдруг, по какой-то причине, при встрече это вопрос задать вы стесняетесь), так и известный проповедник. Протоиерей Андрей Ткачев, иеромонах Макарий (Маркиш) и другие сумеют удовлетворить твой вопрос, будь ты от них хоть за тысячу километров. Возможность пообщаться со священником в сети помогает и людям нецерковным. Имея вопрос, человек всегда запросто может спросить ответ на него в сети у батюшки. Последствием маленького разговора в сети может стать и последующий визит в храм, и воцерковление. Таких случаев – более, чем достаточно.

Миф 5: реальную помощь христианин может оказать только «в реале»

Да? Наверное, вы забыли о тысячах акций по сбору средств больным на срочную операцию, нуждающимся на хлеб насущный, попавшим в трудную ситуацию на билет до дома…

Новость о том, что кому-то нужно помочь – это ведь и шанс христианину послужить ближнему. Бывает, что копейка на строительство храма, например, идет из Калининграда во Владивосток, но становится следствием найденного в сети сообщения.

У людей иногда вызывает вопросы подача виртуальных записок о здравии или упокоении. Для меня разница не совсем ясна. Ведь, как правило, поданная таким необычным образом записка направляется за самое настоящее пожертвование. Отправил список имен – у тебя его приняли и помолились. Сколько ты дал – дело твоей совести. И все. Никакой коммерции, очень «чистый» подход.

Важно отметить, что записки могут дойти и в особые, святые места. Например, к Гробу Господню в Иерусалим. Или к мироточивой иконе Божьей Матери в Москве. А может быть, в монастырь святого Пантелеимона на Афоне. А люди получат реальную молитвенную помощь. Все – благодаря коммуникации в сети интернет.

Помощь консультативного характера также оказывается в сети. Юристы, психологи, профессионалы своего дела – они доступны и на некоторых сайтах во славу Божию отвечают на вопросы, помогая людям. Выше уже говорилось и о священниках, их духовных советах и возможности пообщаться с ним онлайн. Стоит только представить, как интернет может помочь русскому человеку в нехристианской стране, вдали от православного храма, но при наличии доступа в сеть.

Рассмотрев основные мифы о Церкви и интернете, мы сделали логичный вывод:

интернет есть и будет важным инструментом служения Церкви.

Слово Божие, благую весть, проповедь Христа Его ученики просто обязаны нести по всему миру, заходя во все сферы и уголки общественной жизни. Виртуальная реальность – еще одно место, где человек может встретиться с Господом и наша задача – приложить к этому максимум усилий. Да поможет нам всем Бог.

«Где диавол с Богом борется» Интернет глазами РПЦ и Ватикана

На этой неделе папа Римский Франциск, обращаясь к пастве по случаю Всемирного дня социальных коммуникаций (World Day for Social Communications), назвал интернет божьим даром и воплощением подлинного добра. По мнению папы, хотя с интернетом связано множество проблем, это вовсе не означает, что верующим следует отказаться от его использования. Русская православная церковь и возглавляющий ее патриарх Кирилл во многом придерживаются противоположной точки зрения. «Лента.ру» решила разобраться в непростых отношениях двух церквей с Сетью.

Первым понтификом, всерьез и во всеуслышание заговорившим об интернете, стал папа Иоанн Павел II; это произошло в 2002 году. В то время Сетью пользовались всего около 550 миллионов человек, проводя онлайн в среднем не более 45 минут в день. В их распоряжении было в общей сложности около трех миллионов сайтов, о выборе браузера речи не шло и вовсе — в 95 процентах случаев в интернет выходили через Internet Explorer. На загрузку одной страницы уходило 16 секунд, при помощи модема со скоростью в 56 килобит за 12 минут можно было скачать одну (!) песню, а главным и самым модным социальным сервисом считался только что появившийся сайт Friendster. Несмотря на это, Иоанн Павел II, которому к тому времени исполнился 81 год, понял: за интернетом будущее, и именно там католическая церковь может найти новые возможности для распространения своего учения.

Читать еще:  Устройство и убранство храма у православных: особенности внутреннего и внешнего строения

«Интернет — это новый горизонт, открывшийся перед человечеством в начале третьего тысячелетия. Он представляет собой сочетание великих возможностей и великой опасности», — писал в своем обращении к верующим Иоанн Павел II. Как утверждал папа, интернет может стать для католической церкви прекрасным средством распространения благой вести о боге по всему миру. «Именно в интернете к христианскому учению можно привлечь молодежь, для которой киберпространство все чаще становится первым окном в этот огромный мир», — заключал понтифик, подчеркивая, что если в Сети не будет места «голосу и слову Христа», не будет в нем места и самому человеку.

«Дружище Христос!»

Католическая церковь обратила внимание на интернет еще задолго до его массового распространения и появления социальных сетей. В 1997 году в Ватикане приняли решение найти для Сети своего отдельного святого-покровителя. Им стал святой Исидор Севильский, энциклопедист и религиозный деятель живший в VI веке в вестготской Испании. Перед канонизированным в 1598 году Исидором Севильским католики могут просить обо всем, что связано с компьютерной техникой и интернетом.

Преемником Иоанна Павла II на посту главы Римско-католической церкви стал папа Бенедикт XVI. Новый понтифик считался большим консерватором, однако ему предстояло стать первым в истории церкви «интернет-папой». Во многом интерес Бенедикта XVI к вебу был предопределен самим развитием Сети — понтифику, занявшему папский престол в 2005-м, с каждым годом становилось все труднее игнорировать интернет-бум.

Ставший свидетелем бурного роста социальных сетей, папа впервые обратился к теме христианской проповеди в интернете в 2009 году. «Молодые люди, я обращаюсь в первую очередь к вам. Станьте свидетелями и проповедниками веры в цифровом мире. Используйте цифровые технологии, чтобы донести Священное писание до максимального числа людей», — писал понтифик. Подкрепляя свои слова личным примером, в том же 2009 году Бенедикт XVI объявил о создании официального видеоканала католической церкви на Youtube.

В начале 2010-х слова «Фейсбук», «Твиттер» и «Ютьюб» уже прочно вошли в обиход даже самых консервативно настроенных католиков. Далеко не все верующие, имевшие доступ к интернету, пользовались соцсетями, но число пользователей, сочетавших религиозные убеждения и активную онлайн-деятельность, с каждым годом росло. В 2011-м папа Римский официально благословил общение в социальных сетях; а уже к 2012-му личная страница в Фейсбуке, по данным опросов, была более чем у 60 процентов американских католиков. Кроме того, как выяснили социологи, Твиттер есть у 25 процентов американских католиков младше 30 лет. В других социальных сетях молодых католиков меньше — профессиональной сетью LinkedIn пользуются около 15 процентов из них, 13 процентов зарегистрированы на фотосервисе Instagram.

Именно 2012 год во многом стал переломным в отношении Ватикана ко всему, что связано с интернетом. 3 декабря 2012-го папа Римский завел личный микроблог в Твиттере, взяв себе имя @pontifex; в присутствии журналистов и священников он опубликовал свой первый твит. О том, что подобная страница явно востребована, говорил хотя бы тот факт, что еще до появления в микроблоге первой записи на него подписались более 50 тысяч человек. В 2013 году отрекшийся от папства Бенедикт XVI попрощался с верующими в том числе и в Твиттере. «Спасибо за вашу любовь и поддержку. Пусть любовь Христа всегда пребудет в вашей жизни», — говорилось в последнем твите папы Бенедикта.

После отречения Бенедикта XVI папский престол (а вместе с ним и официальный папский Твиттер-аккаунт) перешел к новому главе церкви — папе Франциску. Новый понтифик продолжил курс на сближение церкви с миром интернета и социальных сетей. В одном из своих обращений к пастве Франциск даже назвал Сеть «новой надеждой», подчеркнув ее бесспорное значение для всего современного общества. «Конечно, церковь должна присутствовать в онлайн-среде. Это присутствие должно быть благим, направленным на пробуждение в человеческих сердцах вечных вопросов о смысле существования», — сказал папа, одновременно напомнив, что в Сети, полной иллюзий и опасных ловушек, ничего нельзя принимать на веру.

В конце января свод правил поведения духовенства в социальных сетях представил диоцез англиканской церкви в Бате и Уэллсе. Священники и светский штат должны воспринимать общение в социальных сетях как публичные выступления. Перед публикацией комментариев священнослужителей просят задумываться о том, хотят ли они, чтобы этот пост прочитала их мать. Кроме того, представителям церкви рекомендуется не оставлять анонимных записей, соблюдать профессиональную дистанцию и не делиться слишком активно личной информацией.

Пример, поданный главой католической церкви, не пропал даром: вслед за понтификом о богоугодности интернета, соцсетей и блогов стали говорить и другие влиятельные католические сановники. Глава папского совета по культуре архиепископ Джанфранко Равази и вовсе объявил Иисуса Христа первым в истории микроблогером. По мнению Равази, Христос часто пользовался в речи короткими фразами, которые отлично могли бы поместиться в длину твита. В качестве примера архиерей привел заповедь Христа «Любите друг друга».

Тем не менее далеко не все в католической церкви относятся к интернету столь же доброжелательно. Критика соцсетей и даже призывы запретить их периодически раздаются со стороны как европейских священнослужителей, так и их американских коллег. Одним из самых ярких примеров стало предложение итальянского архиепископа Доменико Помпили запретить верующим пользоваться Фейсбуком. «Отношения, которые завязываются между людьми онлайн, не могут быть признаны настоящими. Интернет развивает в человеке стремление к самолюбованию и эгоизм, заставляя его в конце концов предпочесть Сеть настоящему общению», — заявил Помпили. Один из соратников Помпили, отец Мариано Крочиата, в свою очередь, назвал соцсети сосредоточением «чрезмерного восторга и недоверия», подчеркнув, что обе эти крайности опасны для католиков, нуждающихся в «срединном пути».

Как можно догадаться, такая позиция ближе и православному клиру. Хотя, как правило, православное духовенство, оценивая Сеть, высказывается значительно резче, чем самые консервативно настроенные католики.

«Королевство кривых зеркал»

Отношения Русской православной церкви с интернетом трудно назвать простыми. В разное время представители РПЦ высказывали диаметрально противоположные взгляды на роль и место Сети в жизни современного общества.

Одну из первых официальных оценок онлайн-среде еще в 2004 году дал патриарх Алексий II. В своем послании российскому интернет-сообществу, опубликованном 26 ноября, во Всемирный день информации, он писал: «Благодаря интернету наша церковь имеет возможность широко информировать пользователей Сети о важнейших новостях внутрицерковной жизни, деятельности Священного Синода, о внешних церковных связях». Как отмечал патриарх, у церкви Христовой всегда было понимание того, что знание об истине должно распространяться максимально широко. «В настоящее время интернет предоставляет исключительные возможности в этом отношении, и церковь не вправе пренебрегать ими», — говорилось в обращении Алексия II. В поддержку своей позиции глава РПЦ тогда привел слова апостола Павла: «Горе мне, если не благовествую».

Спустя немногим более полугода, 1 июня 2005-го, в Международный день защиты детей, 76-летний патриарх представил свой личный интернет-проект — сайт «Патриарх — детям». Как сообщил предстоятель РПЦ на презентации ресурса в Даниловском монастыре в Москве, сайт прежде всего был призван рассказать подрастающему поколению о земной жизни и подвигах Христа и основах христианской веры.

Через несколько недель после запуска сайта в своем интервью агентству «Интерфакс» Алексий подробнее рассказал о том, какой он видит роль церкви в Сети. «Всемирная паутина давно стала средством христианского благовестия. Наши ресурсы в этом направлении далеко не исчерпаны, и церковь должна, как и во все времена, использовать каждую возможность для миссионерской работы», — заявил патриарх. При этом идея отказываться от использования Сети лишь потому, что порой там ведется пропаганда безнравственности, кажется ему неверной. «Совершенно очевидно, что интернет, как и телевидение, — лишь техническое средство, которое может использоваться по-разному. Недопустимо пренебрегать им только потому, что кто-то поставил его на служение греху и пороку», — пояснил Алексий II.

Таким образом, мнение патриарха по поводу Сети во многом совпадало со взглядами его католического визави — по крайней мере на словах. Однако после смерти Алексия II в феврале 2009 года и избрания на патриарший престол Кирилла отношение РПЦ к интернету стало стремительно меняться. К примеру, уже в марте того года митрополит Калужский и Боровский Климент назвал интернет-общение «показателем культурной деградации» россиян.

В 2011 году глава синодального Отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин указал в качестве главной «проблемы» интернета присущую ему анонимность. Он предложил «упрятать» анонимных участников интернет-сообщества в специальную «опасную зону», отметив, что общение в Сети «чудовищным образом разрушает культуру и правила человеческого общежития».

К 2012 году положительная оценка интернета и соцсетей окончательно стала редкостью для православного духовенства. Так, в интервью каналу «Россия 24» председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион определил интернет как «особое пространство, которое создает для людей возможность выплескивать свою агрессию». «Я читаю в интернете многих православных церковных людей и даже священнослужителей. В их блогах, на их страницах в Фейсбуке можно увидеть постоянное обличение всего и вся, бесконечное раздражение и бичевание всех. Но про любовь Христа — об этом пишут мало», — сетовал Иларион.

В феврале того же года на встрече с занимавшим тогда пост министра связи России Игорем Щеголевым сам патриарх Кирилл высказался еще жестче. Глава РПЦ заявил, что медийное пространство и интернет являются источниками влияния на душу человека и именно с их помощью и в их пространстве «диавол с Богом борется».

Жесткая риторика РПЦ во всем, что касается интернета, находит поддержку и у представителей российской власти. Свое отрицательное отношение к интернету и социальным сетям в последние годы неоднократно высказывали, в частности, в Государственной Думе. Так, глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая в середине января заявила, что «Сеть позволяет вторгаться в суверенные внутренние интересы России и нарушать принципы национальной безопасности». По мнению Яровой, защитить российский суверенитет от интернет-угрозы можно, только наделив ФСБ дополнительными полномочиями в сфере отслеживания безопасности в интернете.

Год спустя, выступая с докладом на Архиерейском соборе, патриарх развил ту же мысль, назвав соцсети одним из главных источников «клеветы и лжи, направленной против Церкви». «Разумеется, в интернет-пространстве существует множество людей, которые распространяют подлинную информацию о жизни Церкви, однако циников и любителей ложных разоблачений — в разы больше», — сказал Кирилл. По его словам, когда человек задает в поисковой интернет-системе запрос, связанный с церковной жизнью, в итоге он находит лишь множество лжи, лицемерия и ненависти. Все это, по мнению священнослужителя, есть «зримые результаты деятельности врага рода человеческого».

В начале 2014 года социальные сети и онлайн-среда в целом удостоились от православного патриарха еще одного яркого и образного сравнения — в своем рождественском интервью телеканалу «Россия» Кирилл назвал интернет «королевством кривых зеркал». «Это признак духовного кризиса людей. Это не что иное, как порабощение. Порабощение сознания и даже порабощение воли», — сказал глава РПЦ. По его словам, спасти людей в этой ситуации может именно церковь, которая несет ответственность за все, что связано с духовным состоянием общества.

Очевидно, что в отношении конфессий ко всему новому велика роль личного мнения предстоятеля. Католическая церковь — далеко не самая либеральная конфессия в мире, однако понтифики склонны воспринимать интернет доброжелательно и даже немного игриво, передавая это отношение другим сановникам и всей пастве. Русская православная церковь тоже всегда декларировала подчеркнуто консервативные ценности. Однако если патриарху Алексию II это нисколько не мешало воспринимать интернет конструктивно, то его преемник склонен выискивать в Сети дьявола — в полном соответствии с духом времени.

Православные в соцсетях: польза и вред

Я давно запутался в социальных сетях. Когда-то начинал с активного участия просто на религиозных форумах, потом их заменили социальные сети. […]

Я давно запутался в социальных сетях. Когда-то начинал с активного участия просто на религиозных форумах, потом их заменили социальные сети. Две из них – самые известные – остались, остальные как-то ушли, не привлекая к себе интереса.

Что хорошо в социальных сетях – общение может быть таким, каким пожелаешь. На любой вкус. Уже через непродолжительное время вокруг личной страницы формируется круг тех, кто читает и кого читаешь ты. Посторонние, грубияны, не согласные ни с одним твоим словом – уходят, добровольно или не очень добровольно, но уходят. А если страница закрытая – так это просто клуб единомышленников.

Тут можно обсудить всё, ну или почти всё, не рискуя утонуть в бесконечных закольцованных дискуссиях о том, заблуждаетесь вы добросовестно или являетесь агентом влияния – иногда люди, даже не зная автора публикации, проявляют чудеса интуиции относительно как нравственных качеств его самого, так и подробностей отношений с людьми и даже подробностей биографии.

Что касается именно православного сегмента в социальных сетях, то он, говоря откровенно, довольно мал. Уже через короткое время все друг друга знают или, по крайней мере, однажды замечали на страницах друзей так называемые «перепосты». Это как в огромном доме: есть один этаж, заселенный работниками с одного предприятия. Не сказать, что они всегда мирно ладят друг с другом, но знать – знают.

С самого начала мне нравился тот взгляд на православный сегмент в социальных сетях, что по сути он является некой заменой почти отсутствующей в больших городах приходской жизни. Чуть позже я понял, что это не совсем так. Если идет речь о возможности православных обсудить что-то друг с другом – да, безусловно, социальные сети дают такую возможность – вне зависимости от географического удаления друг от друга. И это общение – достаточно живое и интересное. Но все-таки приходская жизнь не сводится только к общению – это нечто большее, а значит, социальные сети не полноценная замена.

Тут очень разные люди. Просто на удивление. Интернет дает такую возможность – в личной беседе люди более сдержаны, корректны и осторожны. В интернете – все проще. И раскрываются люди быстрее…

К сожалению, текст не передает мимики – а значит, мы обречены наполнять чужие слова с экрана монитора своим эмоциональным содержанием, и это большая проблема. Фантазия может быть безгранична. Однажды я разместил публикацию к 8 марта с вполне невинным текстом – поздравил всех девушек и женщин с этим весенним праздником. Как всегда, подавляющее количество комментаторов были вполне доброжелательны, но не обошлось и без курьеза. Несколько женщин восприняли такое поздравление как личное оскорбление их религиозных чувств – и у нас завязалась двухдневная дискуссия на тему: преследовал автор цель оскорбить всех женщин или все-таки нет. Как часто это бывает, закончилось всё взаимным баном и послевкусием раздражения.

Почему я вспомнил об этом случае? Он отражает довольно очевидную вблизи, но часто не замечаемую издалека пеструю разноголосицу казалось бы монолитного православного сообщества. Тут есть все. Свои либералы и свои консерваторы. Свои западники и свои славянофилы. Сторонники цензуры и свободные художники. Начитанные и любящие простоту, иногда очень своеобразно понятую, правда…

Тут можно ознакомиться с самым широким спектром мнений абсолютно по любому вопросу: от пользы утренних прогулок до причин глобального отступления от веры, от воспитания детей до отношения к внешней политике США.

Люди общаются и общаются достаточно активно. И в этом есть первый положительный момент – мы узнаём друг друга. Все-таки, несмотря на разноголосицу, узнаём. Учимся слышать и учимся формулировать. Даже учимся терпению, иногда оно очень требуется…

«Живой голос верующих очень нужен ищущему человеку»

Второй положительный момент: если люди пишут с той долей искренности и доброжелательности, которая вызывает интерес – в этом есть и миссионерская составляющая. Те, кто находится за пределами церковной ограды, очень часто слышат в СМИ только официальные голоса Церкви – с присущей им холодностью и отстраненностью. А живой голос верующих – он очень нужен ищущему человеку. Посещение храма ограничивается службой, а кому адресовать свои вопросы, свои тревоги, сомнения, недоумения, которых так много у впервые переступающего порог церкви человека? Не всегда это может быть священник – во многих ли храмах он доступен для таких разговоров? И получается, что единственный собеседник – женщина за свечным ящиком. Что, понятно, недостаточно.

А в интернете очень быстро можно найти себе того, кому будут понятны все эти вопросы, и вполне это может быть и священник: сегодня очень многие из них – активные пользователи социальных сетей. И вот эта миссионерская составляющая – очень важна.

Другой вопрос, что, как и в жизни, в интернете есть всё. И вполне можно «нарваться» на такого собеседника, после общения с которым представление о Церкви и о людях, которые называют себя православными, будет настолько сильно искажено, что выправить эту деформацию будет уже очень непросто – человек может навсегда отойти от Церкви. Потому что много непонятной категоричности, много общих советов – обо всем и ни о чем, много желающих учить по любому поводу и всему на свете…

«Любая закрытая система хороша для защиты, но если нам нужно поделиться радостной новостью – она не подходит»

Меня не очень привлекает идея обособленности православного сегмента в интернете – создание своей социальной сети. Да и всё, что напоминает постройку заборов, перегородок, препятствий, создание собственного гетто – для своих – во всём этом есть что-то очень неправильное, прямо противоречащее словам Христа, когда Он повелел ученикам идти в мир и проповедовать. Любая закрытая система хороша для защиты, но если нам нужно поделиться радостной новостью – она не подходит. Важнее – быть открытыми миру, выходить самим, а не ждать тех, кто может найти нашу дверь среди миллионов похожих дверей.

Отдельного разговора заслуживают темы, вызывающие наибольший интерес среди интернет-активных православных. Конечно, на первом месте это бессмертная тема платочков: и десять лет назад, и сегодня это самая обсуждаемая повестка дня, и всё, что связано с ней, – одежда в храме и вне храма, внешний вид, у женщин – юбки-брюки, у мужчин – бороды… Тут самые жаркие баталии. Тут сотни комментариев и долгие диспуты. А по сути – речь идет всего лишь о вкусах в одежде и о воспитанности человека. И поскольку в этом вопросе присутствует необходимое сочетание простоты и субъективности, когда каждый может позволить себе роскошь иметь свое мнение, трудно отделаться от соблазна поделиться им с окружающими.

Важно понять: никто никого ни в чем не убеждает – люди делятся мнениями. Не видел я кого-то, кто изменил бы свое мнение в результате интернет-дискуссий. Но сформулировать и найти аргументы – очень полезно. Не говоря о том, что находятся единомышленники. Всегда находятся единомышленники. В этом и суть.

Политика. Куда без нее. Общее настроение довольно консервативное и в целом отражает настроение большинства: «Хотя жизнь сейчас и неважная, но может быть еще хуже… Поэтому давайте не будем делать резких движений. А то мало ли что может случиться… На Украине вон война идет, не дай Бог нам такого. Пусть уж остается, как есть». Перемены воспринимаются как опасность: новая власть будет ничем не лучше старой, а митинги – дело молодежи, которая куплена нечистыми на руку агентами Запада. Оппозиционно настроенные граждане – большая редкость.

Читать еще:  Ланчанское чудо: история и особенности, мнение священников, чудеса исцеления

Тем не менее, обсуждения на политические темы довольно жаркие и многочисленные. Очень чувствуется, что людям есть что сказать, а в реальной жизни такая дискуссия, к сожалению, сегодня невозможна, поэтому полностью мигрировала в виртуальное пространство.

Тут, в отличие от полушуточной платочно-юбочной темы, может быть довольно много агрессии, взаимных обвинений и ярлыков. Политика воспринимается близко к сердцу, и все слова оппонента – почти как личное обвинение.

Рядом с темой о политике – различные дискуссии о ереси. Часто – о различных пророчествах, как правило, трудно поддающихся внятной атрибуции. Это зачастую уже область православного фольклора, да и просто сплетен.

Когда-то были жаркие споры о «номерах», о принятии или непринятии ИНН, о скором конце света и так далее. Сейчас с этим намного тише. Всё прошумело-отгремело в середине 90-х и до середины нулевых, почти все, кто «бежал в леса», – вернулись, благополучно получили и паспорт, и ИНН. Кстати, основная претензия к паспорту – виньетки на номерах страниц. Это чтобы понимать уровень этих дискуссий…

Темы исторические. Главным образом всё, что связанно с последним царем, с историей СССР и гибелью двух империй – царской и советской. Очень острые темы, хотя в последнее время всё тоже стало тише и чуть разумнее.

Что интересно, почти совсем не обсуждаются темы здоровья – видимо, для этого предпочитают специальные форумы, очень редко – богословские вопросы и почти не обсуждают книги, к сожалению. Кино – да, обсуждают. Книги – очень мало. Ну разве что совсем уж скандальные, вроде популярных сейчас «Исповедей».

Видеоблоги – популярны, но у них совсем другой зритель. Видеоблоги – это молодёжь, тут очень выражен миссионерский акцент, а из этого следует очень своеобразный и непривычный язык – ориентированный именно на этого зрителя. У взрослых людей такой язык нередко вызывает протест. Но этот протест не религиозный, а скорее конфликт поколений.

«То, где предполагалась шутка, очевидная для автора, с большой долей вероятности будет определено как кощунство – юмор вообще требует понимания намеков на очевидные вещи, а когда они неочевидны – он кажется вызовом»

Когда на одну тему разговаривают много незнакомых друг с другом людей – разного возраста, воспитания, темперамента, опыта жизни, профессии, пола, национальности, разных взглядов на жизнь и даже разного чувства юмора – неизбежны конфликты, связанные с непониманием слов друг друга.

Люди могут не знать каких-то очевидных для других фразеологизмов, цитат из кинофильмов или просто высказываний известных политиков. То, где предполагалась шутка, очевидная для автора, с большой долей вероятности будет определено как кощунство – юмор вообще требует понимания намеков на очевидные вещи, а когда они неочевидны – он кажется вызовом.

Пример – все темы, где затрагиваются гендерные отличия. Или национальные. Или предпочтения в еде. Тут юмор – минное поле. И бесполезно пытаться объяснить и оправдаться. Обвинения будут самые резкие по тону, это вам не богословские тонкости обсуждать…

Мне хотелось бы понять: вот это общение в сети – благо оно или зло? Для самих людей. Для Церкви. Где границы дозволенного в этих обсуждениях?

Однажды я разместил видео с одного известного видеохостинга, на котором было снято, как в храме проходили акробатические представления. Это видео вызвало самую разную реакцию – от доброжелательного интереса до резких эпитетов. Но самая нежелательная реакция была – проявленный интерес к нему со стороны местной прокуратуры… И как результат – я невольно привлек внимание к этому случаю, и внимание негативное, – и церковных властей тоже. Настоятель был, к сожалению, наказан.

Дело тут не в видео – разместил я его или нет. Оно активно расходилось по интернету и все равно бы привлекло внимание. Но этот случай показал, что все обсуждения, все мнения, все дискуссии в интернете – не имеют никакого отношения к людям, которые принимают решения… Что вся дискуссия – это огромная песочница, и любая власть интересуются только одним – не во что там играют и о чем говорят, а чтобы из этой песочницы ничего не выносилось наружу, чтобы всё и оставалось вот в этой песочнице…

Это иногда хорошо. Хорошо в том случае, когда светские или церковные власти занимают более человечную и трезвую позицию, чем активное большинство интернет-пользователей. Так бывает. Например, по отношению к смертной казни или используемой лексике в публичных обращениях. Тогда думаешь: как хорошо, что они очень далеки от сетевых споров, и мнение этого большинства на них никак не влияет.

Но иногда – не так. Иногда диапазон мнений настолько широк и интересен, как, например, вокруг этого видео, что, честное слово, стоило бы ознакомиться с ними перед принятием каких-то решений. Тем более что, к сожалению, эти решения носят по большей части репрессивный характер.

Но социальные сети не влияют ни на власть, ни на общество. Они остаются только песочницей – для общения. Не более того. Этот вывод, наверное, все-таки грустный, но, увы, вынужденный. Что, впрочем, не отменяет их очевидную пользу. Для частного человека. Такого, как я, такого, как тысячи пользователей. И этот вывод, наверное, все-таки радостный.

Великий Исход из интернета. Как освободиться из социальных сетей?

Сейчас многие православные люди жалуются на то, что их поглощают социальные сети, у многих появилась интернет-зависимость. «Православный взгляд» обратился к священникам и экспертам с вопросом о том, стоит ли пользоваться социальными сетями и интернетом, если да, то в какой мере, и как избавляться от интернет-зависимости.

ПРОТОИЕРЕЙ ОЛЕГ СТЕНЯЕВ,

клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках,писатель,

богослов и публицист, проповедник и миссионер

Нужно совершить великий исход из интернета. Самый страшный бес — это пожиратель времени. Мы скачиваем фильмы, которые не смотрим, книги, которые не читаем. Человек, с утра зашедший в интернет, теряет там целый день, поэтому надо совершать массовый исход из интернета, оставить там только ответственные миссионерские группы. Обычным людям не нужен интернет как источник информации, им он только во вред, особенно детям. Читайте Священное Писание и там найдете информацию о том, что весь мир во зле лежит.Если говорить о священнослужителях, то они должны использовать интернет в миссионерских целях, ведь Христос тоже в ад сходил. Интернет — это территория врага, на которой должны действовать объединенные миссионерские группы.

ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСИЙ ШЛЯПИН,

настоятель церкви вмч. Димитрия Солунского,

д. Ивакино Можайского р-на Московской области

Я четко определил для себя, что интернет, социальные сети и различные форумы —это средство распространения информации, а не альтернатива существующей реальности или тем более уход от нее. Интернет дает возможность проповедовать как можно большему числу людей и заниматься катехизацией. Но если человек воспринимает социальные сети как альтернативу реальности — то это уже зависимость, которая приносит вред душе. И этой зависимостью, прежде всего, удовлетворяется страсть уныния. Далеко не всем полезно находиться в интернете, ведь если от использования интернета нет ни практической, ни духовной пользы, то нужно себе запретить пользоваться им.Я пользуюсь интернетом, когда в этом есть необходимость, я не ограничиваю себя и не засекаю время, сколько я должен провести в интернете. Если мне нужно сказать проповедь или написать важный текст, то я могу много времени потратить в интернете, а если я чувствую, что Господь не даёт мне этого сделать или мне просто нечего сказать, то я в таком случае стараюсь вообще не выходить в интернет. Такое сознательное ограничение себя тоже может быть полезным. Но,опять-таки, не в плане проповеди и реальных дел, а в плане использования интернета и социальных сетей в качестве развлечения. Нельзя тратить время на развлечение в интернете.

МИХАИЛ ХАСЬМИНСКИЙ,

Надо учиться избавляться от интернет-зависимости, а это глубокая и тяжелая работа над собой. Интернет-зависимость —это как алкогольная или любая другая форма зависимости. Энергию, которая идет на зависимость, нужно направить в созидательное русло. В интернете надо заниматься созидательным делом, а не играть во всякие онлайн игрушки или бесконечно просматривать мотиваторы. Если человек круглые сутки проводит в интернете в поисках всякой ерунды, какой там тайм-менеджмент?! Это уже зависимость. Тайм-менеджмент может применить только тот человек, который может себя контролировать. Надо заниматься душой, потому что любая зависимость —это способ уйти от психотравмирующей реальности. Почему тяжело жить в реальности? Потому что душа больна и ей плохо, находясь в зависимости, находишься в другом состоянии, на какое-то время как бы отключаешься от реальности. Целостные люди, у которых в реальности все хорошо, у которых здоровая душа, гораздо менее подвержены различным видам зависимости. Но, конечно, ответить на этот вопрос в двух словах невозможно. Формат комментария этого не позволяет. Это большая проблема, которая требует глубокого понимания, огромной работы над собой и при определенных условиях может привести к значительной победе души над зависимостью.

ДЕНИС МАЛЬЦЕВ,

кандидат исторических наук,

старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ)

А как вообще православному человеку относиться к искушению? Стоит ли его бояться и тем более говорить, что «не могу себя контролировать»? В чем здесь принципиальное отличие от пьянства или чревоугодия, например? Ведь еда нужна человеку, да и алкоголь в малых дозах, как говорит современная медицина, как минимум не вреден. А с помощью того же Интернета мы общаемся здесь, на портале «Православный взгляд», и имеем возможность получить актуальную информацию и наставления в вере. Это разве плохо? Особо ретивые представители католической церкви и книгопечатание пытались запретить в свое время. Ни к чему хорошему это не привело, а Православная церковь таких ошибок, к счастью, не совершала.

Губит лишь потакание своим страстям, а не сам факт наличия в пределах досягаемости жареного мяса в пост, бутылки водки утром или возможности выхода в Интернет в квартире. Священное Писание и Священное Предание, да и вообще двухтысячелетний опыт борьбы с пагубными для души и тела страстями и пороками, имеющийся у христианства, дает огромное количество примеров спокойного отношения к мирским искусам среди чад Церкви. Вспомню лишь цитату из Послания апостола Павла к Римлянам:«Немощного в вере принимайте без споров о мнениях.Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи. Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его.Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его.Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума» (Рим. 14:1-5).Мне кажется, здесь содержится исчерпывающий ответ на заданный вопрос.

ИГУМЕН СЕРГИЙ (РЫБКО),

настоятель храма Сошествия Святаго Духа на апостолов на Лазаревском кладбище и храма преподобного Сергия Радонежского в Бибиреве,

Я сам лично не пользуюсь интернетом, интернетом пользуются мои помощники. Каждый сам для себя должен решить этот вопрос, потому что сейчас совсем не пользоваться интернетом нельзя, другие времена, но можно решить, в какой мере это нужно. Самое главное, чтобы это не было во вред душе. Как сказано в Первом послании святого апостола Павла к Коринфянам:«Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною»(1 Кор. 6:12).

ИЕРОМОНАХ МАКАРИЙ (МАРКИШ),

клирик Иваново-Вознесенской епархии,

церковный публицист и миссионер

Этот вопрос —строго личный. Как говорят священники, «не догматический, а пастырский». И действительно, весьма неразумно было бы навязывать людям какие-то простые единообразные решения без учета колоссального разнообразияиндивидуальныхособенностей и условий.

Интернет-зависимость —точно такая же зависимость, как зависимость от никотина, алкоголя, наркотических средств, азартных игр, порнографических материалов, сексуального разврата. И как с любыми другими видами зависимостей, освобождение от нее возможно только при наличии устойчивого личного намерения. Ни священник, ни врач, ни муж, ни жена, ни папа, ни мама, ни бабка-гадалка не избавят человека от зависимости. Ну а если такое намерение есть у самого человека (не на словах, а на деле), то открывается немало возможностей, выбор которых, начиная с разных несложных ограничений и кончая полной изоляцией от Интернета,— будет определяться для каждого по-своему при участии квалифицированного консультанта: священника,психолога, психотерапевта.

Различных факторов, подлежащих внимательному учету, очень много. Вы,например, упомянули «социальные сети». Казалось бы, что за важность? Не всели равно, как получать информацию: через них или путем свободного блуждания по сети и обмена почтовыми сообщениями? А вот, оказывается, разница есть, и я сам могу о ней свидетельствовать. Мой адрес электронной почты, ivanovoconvent@rambler.ru, давно опубликован у меня на сайте СвященникОтвечает.рф, и я получаю и отправляю весьма большой объем корреспонденции. Но стоило мне подключиться к нескольким популярным «социальным сетям», как внутри них через личные сообщения мне стал приходить колоссальный поток вздора. Почему? Ведь технически эти личные сообщения ничем не отличаются от той же электронной почты. Очевидно, мы видим здесь некую слабость человеческой психики, которую грамотно эксплуатирует дьявол и его материальные ассистенты. Вывод: каждому свой рецепт. Лечитесь от зависимостей.

Елена Юрефьева — «Православный Взгляд»

КАК ЦЕРКОВЬ ОТНОСИТСЯ К ИНТЕРНЕТУ?

КАК ЦЕРКОВЬ ОТНОСИТСЯ К ИНТЕРНЕТУ?

Как Вы относитесь к такому явлению, как всемирная сеть Интернет? Известно, что открыт и активно функционирует официальный сайт Московской Патриархии. Какие задачи Вы возлагаете на него?

–Такой извечный вопрос. В свое время спрашивали у архиереев: как вы относитесь к электричеству, можно ли в церкви проводить электричество или нужно, чтобы в паникадилах были свечи? Потом почему–то именно архиереев спрашивали: как вы относитесь к возможности ехать на службу в автомобиле, а не в упряжке лошадей. Сегодня нас спрашивают, как мы относимся к Интернету. Так же, как вы относитесь к Интернету.

Интернет — это инструментарий. Как всякий инструментарий, его можно использовать во благо или во зло. Здесь мы как раз возвращаемся к теме внутреннего фильтра. Каждый человек сам должен определять, отталкиваясь от своего представления о мире, от своих базисных ценностей, что для него хорошо, а что плохо.

В определенных случаях эту обязанность должно брать на себя государство, потому что мы знаем, что некоторые интернет–сайты несут в себе очень опасную, провокационную информацию, толкающую людей на преступления. Вот здесь, конечно, нужно уже проявлять бдительность и государству. Но Интернет — это научное достижение, которое, конечно, должно было когда–то появиться. Оно появилось, и важно, чтобы оно было использовано во благо.

Ваше Святейшество, в последнее время появляется много сериалов про студентов, в которых молодежь предстает не в самом привлекательном виде. На Ваш взгляд, насколько этот образ соответствует действительности и каково влияние этих сериалов на саму молодежь?

–Я за всю свою жизнь не посмотрел ни одного сериала. Я не хочу тем самым сказать, что это низкого уровня продукция, я далек от критики. Я просто никогда не выдерживал больше двух серий. Если кто–то выдерживает, значит, во–первых, слишком много свободного времени. Я бы посоветовал студентам, конечно, не сериалы смотреть бесконечные, а читать, работать, думать, молиться, если хотите, спортом заниматься, формировать свою личность. Сериал ничего не сформирует, это развлекаловка низкого уровня. Когда человеку уж совсем делать нечего, пусть включает телевизор, смотрит сериалы, но это не для молодых людей, мне так кажется.

Читайте также

Как Церковь относится к обрезанию?

Как Церковь относится к обрезанию? священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря Обрезание — религиозный обряд у иудеев и мусульман. Если имеются чисто медицинские показания к операции, то никакого греха не будет, так как это не имеет отношения к

Как Православная Церковь относится к кремации умерших?

Как Православная Церковь относится к кремации умерших? иеромонах Иов (Гумеров)Обряд этот языческий. Христианство рассматривает телесную смерть как долгий сон до всеобщего воскресения: многие из спящих в прахе земли пробудятся (Дан.12:2). Гроб же является символическим

Как Православная Церковь относится к Льву Карсавину?

Как Православная Церковь относится к Льву Карсавину? иеромонах Иов (Гумеров)Творческое наследие Л.П.Карсавина — часть нашей культуры 20 столетия, запечатлевшей как духовные поиски, так и болезненные соблазны и срывы. Оценка Л.Карсавина не может быть краткой и однозначной.

Как Церковь относится к достижениям современной науки?

Как Церковь относится к достижениям современной науки? священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыряНеобходимо сразу же сделать уточнение: говорить об отношении Церкви к научным открытиям можно только тогда, когда существуют соборные решения или

Как Церковь относится к крепостному праву?

Как Церковь относится к крепостному праву? иеромонах Иов (Гумеров)Православная Церковь относилась к крепостному праву так же, как Церковь апостольского века относилось к рабству, которое существовало повсеместно в Римской империи. Рабом ли ты призван, не смущайся; но

Как Церковь относится к «христианскому социализму»?

Как Церковь относится к «христианскому социализму»? иеромонах Иов (Гумеров)Христианство является Богооткровенной религией спасения в Царстве Небесном. «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18: 36), — сказал Господь Пилату. Социализм (фр. socialisme; от лат. socialis — общественный)

Как относится Церковь к т. н. «Клятве Гиппократа»?

Как относится Церковь к т. н. «Клятве Гиппократа»? Иеромонах Иов (Гумеров)Сейчас уже невозможно разрешить вопрос о том, является ли знаменитый греческий врач с острова Коса Гиппократ (ок. 460 г. — 377 или 359 г. до Р. Х) автором этого текста. Ему приписано 72 сочинения, однако

Как относится Церковь к таким понятием как порча?

Как относится Церковь к таким понятием как порча? священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыряСловом «порча» в народе называют некоторые виды духовных болезней, вызванных воздействием на человека демонов. В духовной литературе используются такие

Как церковь относится к браку с иноверцами?

Как церковь относится к браку с иноверцами? Вопреки мнению многих, и слово Бога, и постановления Церкви однозначно осуждают браки между христианами и иноверцами. Если посмотрим на священное Писание, то увидим, что практически на протяжении всей священной истории Бог

11. Как церковь относится ко второму браку?

11. Как церковь относится ко второму браку? Вопрос:Как церковь относится ко второму браку?Отвечает священник Константин Слепинин:Церковь смотрит на второй брак неодобрительно и допускает его только по снисхождению к человеческим немощам. В последование о второбрачных

9. Как Православная Церковь относится к кремации умерших?

9. Как Православная Церковь относится к кремации умерших? Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):Обряд этот языческий. Христианство рассматривает телесную смерть как долгий сон до всеобщего воскресения: многие из спящих в прахе земли пробудятся (Дан.12:2). Гроб же является

9. Как Церковь относится к использованию контрацепции?

9. Как Церковь относится к использованию контрацепции? Вопрос:Как Церковь относится к использованию контрацепции? Или в православии предохраняться – грех?Отвечает игумен Петр (Мещеринов):Прежде всего нужно сказать, что с точки зрения Церкви всякие половые отношения вне

2. Как относится Церковь к таким понятием как порча?

2. Как относится Церковь к таким понятием как порча? Вопрос:Как относится Церковь к таким понятием как порча? Подскажите, пожалуйста, какие предпринять действия согласно правилам Русской православной церкви, когда резко ухудшилось здоровье без видимых причин? Какие

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector