0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иконопочитание: подробно о почитании икон в православии, история

Иконопочитание

Иконопочита́ние – чество­ва­ние и почи­та­ние святых пра­во­слав­ных икон, осу­ществ­ля­е­мое в соот­вет­ствии с дог­ма­ти­че­ским уче­нием, литур­ги­че­скими и кано­ни­че­скими нор­мами Все­лен­ской Пра­во­слав­ной Церкви (Догмат 367 св. отцов VII Все­лен­ского собора).

Гре­че­ское слово икона пере­во­дится как «образ». Икону назы­вают «живо­пис­ным Еван­ге­лием» (т.к. она опи­сы­вает в крас­ках то, что Св. Писа­ние опи­сы­вает сло­вами), «бес­сло­вес­ной про­по­ве­дью», «бого­сло­вием в крас­ках» (см. Сим­во­лика икон), «окном в неви­ди­мый мир».

Чество­ва­ние покло­не­ние иконам отно­сится не к самому мате­ри­алу иконы (не к дереву и крас­кам), а к лич­но­сти того, кто изоб­ра­жён на иконе. Основ­ной тезис ико­но­по­чи­та­ния: «Честь, воз­да­ва­е­мая образу, пере­хо­дит на Пер­во­об­раз».

Ико­но­бор­че­ство ставит под сомне­ние основ­ной догмат хри­сти­ан­ства – учение о Бого­во­пло­ще­нии, т. е. фак­ти­че­ски пред­став­ляет собой раз­но­вид­ность доке­тизма (отри­ца­ние реаль­но­сти Бого­во­пло­ще­ния).

Не нару­шает ли прак­тика ико­но­по­чи­та­ния 2‑ю запо­ведь Вет­хого Завета?

Вторая Запо­ведь Вет­хого Завета звучит так: “Не сотвори себе кумира и ника­кого изоб­ра­же­ния; не покло­няйся им и не служи им”. Эта запо­ведь направ­лена против идо­ло­по­клон­ства, а не ико­но­по­чи­та­ния, и её сле­дует вос­при­ни­мать в кон­тек­сте, а не отрыве от 1‑й Запо­веди “Я есть Гос­подь Бог твой, и нет других богов, кроме Меня”.

Немного исто­рии. Вет­хо­за­вет­ный бого­из­бран­ный народ, кото­рому пер­во­на­чально были даны эти запо­веди, являлся хра­ни­те­лем веры в еди­ного Бога. Он был со всех сторон окру­жен язы­че­скими наро­дами и пле­ме­нами. Чтобы пре­ду­пре­дить евреев о том, чтобы ни в коем случае не пере­ни­мали язы­че­ские веро­ва­ния в идолов (почи­та­ние живот­ных, обо­жеств­ле­ние мате­ри­аль­ных объ­ек­тов), Бог уста­нав­ли­вает эту запо­ведь.

Можно вспом­нить зна­че­ние слова «кумир» – это скульп­тур­ное изоб­ра­же­ние язы­че­ского боже­ства. Для нас это слово стало иметь более широ­кий смысл – пред­мет обо­жа­ния.

Эта запо­ведь была дана в Ветхом Завете в про­ти­во­вес язы­че­ским идолам и под­чёр­ки­вала, что Бог неопи­суем, неизоб­ра­зим. Мы же живём уже во вре­мена Нового Завета, когда Бого­во­пло­ще­ние открыло воз­мож­ность ико­но­по­чи­та­ния. Бог стал чело­ве­ком (воче­ло­ве­чился) и это поз­во­ляет нам его изоб­ра­жать в образе чело­века.

Можно ли быть пра­во­слав­ным, но не почи­тать иконы?

Отказ от ико­но­по­чи­та­ния не так без­оби­ден для хри­сти­ан­ского миро­воз­зре­ния, как это может пока­заться на первый взгляд.

Во-первых это отказ от Сим­вола веры в части веры в единую, святую, собор­ную и апо­столь­скую Цер­ковь. Про­ти­во­по­став­ле­ние себя всей Церкви, почи­та­ю­щей иконы – явный при­знак гор­до­сти.

Во-вторых, это иска­жён­ное, ере­ти­че­ское тол­ко­ва­ние Свя­щен­ного Писа­ния, про­ти­во­по­став­ле­ние Вет­хого Завета Новому, отри­ца­ние их пре­ем­ствен­но­сти.

В‑третьих, это непо­ни­ма­ние дог­ма­ти­че­ского учения Церкви.

В‑четвёртых, отри­цая ико­но­по­чи­та­ние, про­тив­ники свя­щен­ных изоб­ра­же­ний отсе­кают от себя и источ­ник Боже­ствен­ного Откро­ве­ния, и сред­ство молит­вен­ного обще­ния.

Что явля­ется осно­ва­нием дог­мата об ико­но­по­чи­та­нии?

Догмат ико­но­по­чи­та­ния сфор­му­ли­ро­ван так: взирая на образ (икону), умом вос­хо­дим к пер­во­об­разу (Богу-Троице), к лич­но­сти Христа, Бого­ро­дицы и свя­того (в т.ч. ангела).

  • Мы воз­но­сим молитвы тем, кто изоб­ра­жен на иконе. Сами иконы мы почи­таем.
  • Икона отсе­кает наше чув­ствен­ное вос­при­я­тие духов­ной реаль­но­сти. Чув­ствен­ный аппа­рат чело­века ото­рван от Бога. И если чело­век будет молиться и при этом фан­та­зи­ро­вать (пред­став­лять Христа, святых) эти образы будут иска­жены его чув­ствен­ной при­ро­дой. А что такое икона? Это явле­ние свя­тому чело­веку. Неда­ром лучшие ико­но­писцы перед напи­са­нием иконы пости­лись и сугубо моли­лись.

Догмат ико­но­по­чи­та­ния имеет своим осно­ва­нием догмат о Бого­во­пло­ще­нии и явля­ется его бого­слов­ским раз­ви­тием. «Бога не видел никто нико­гда. Еди­но­род­ный Сын, сущий в недре Отчем Он явил» ( Ин.1:18 ); явил образ – икону Бога. Таким обра­зом, чрез вопло­ще­ние Бога Слово – Иисус Хри­стос, будучи сия­нием славы и обра­зом Ипо­стаси Его (Отца) ( Евр.4:3 ), являет миру в Боже­стве Своем и Образ Отчий, и славу Его ( Ин.1:14-15 ). В другом случае, на просьбу апо­стола Филиппа: «Гос­поди, покажи нам Отца», Гос­подь отве­чает: «Сколько вре­мени Я с вами и ты не знаешь Меня, Филипп? Видев­ший Меня видел Отца» ( Ин.14:8-9 ). Так же при исце­ле­нии сле­по­рож­ден­ного Гос­подь на вопрос послед­него: «А кто Он (Сын Божий), Гос­поди, чтобы мне веро­вать в него?» – сказал ему: «И видел ты Его и Он гово­рит с тобою» ( Ин.9:36-37 ). Поэтому как в «недре Отчем», так и по вопло­ще­нии Сын – Гос­подь наш Иисус Хри­стос – Еди­но­су­щен Отцу, и подобно тому, как сын явля­ется есте­ствен­ным обра­зом отца, так живой, есте­ствен­ный и неиз­мен­ный образ неви­ди­мого Бога есть Сын – Иисус Хри­стос, – нося­щий в Себе всего Бога Отца, во всем подоб­ный Ему (Отцу), кроме нерож­ден­но­сти и оте­че­ства, свой­ствен­ных Отцу. Таким обра­зом, эта рас­крыв­ша­яся в Новом Завете истина – Бого­во­пло­ще­ние – лежит в основе хри­сти­ан­ского изоб­ра­зи­тель­ного искус­ства, то есть ико­но­гра­фии. «В древ­но­сти Бог, – пишет пре­по­доб­ный Иоанн Дамас­кин, – бес­те­лес­ный и не име­ю­щий вида нико­гда не изоб­ра­жался. Теперь же, когда Бог явился во плоти и с чело­веки поживе, изоб­ра­жаю види­мое Бога». Воче­ло­ве­че­ние Христа не только «лега­ли­зо­вало», сде­лало воз­мож­ным изоб­ра­же­ние гор­него мира, но в силу неве­ро­ят­ного Откро­ве­ния Божия в Сыне пре­об­ра­зило бого­по­зна­ние, выстро­ило и орга­ни­зо­вало собой новое пони­ма­ние миро­устрой­ства, пре­об­ра­зило сам взгляд чело­века на мир, на себя самого, на свою дея­тель­ность в мире, как линза, собрало все и вся в единый хри­сто­ло­ги­че­ский фокус.

Читать еще:  Грех сребролюбия в православии: что значит, опасность и причины греха, последствия и наказания, искупление и победа над грехом

Что значит почи­тать образ Божий?

Истин­ным почи­та­те­лям и твор­цам икон оче­видно: ико­но­пи­са­ние не заклю­ча­ется в порт­ре­ти­ро­ва­нии, в иллю­стри­ро­ва­нии. Ико­но­по­чи­та­ние не сво­дится к лобы­за­нию икон, каж­де­нию им, воз­жи­га­нию свечей, затеп­ли­ва­нию лампад перед ними. Почи­тать образ Божий в духе и истине ( Ин.4:24 ) озна­чает для всех хри­стиан – стре­миться вос­со­зда­вать Его в самих себе и в мире, воз­вра­щая мир Богу, обо­жи­вая его. Глав­ной же свя­ты­ней в мире Божием явля­ется чело­век. В этом смысле всем хри­сти­а­нам над­ле­жит быть твор­цами – ико­но­пис­цами и рестав­ра­то­рами образа Божия. По мысли Святых Отцов, «каждый из нас есть ико­но­пи­сец соб­ствен­ной жизни». И ста­но­вится понят­ной связь запо­веди о любви к Богу и к ближ­нему с почи­та­нием образа Божия, явлен­ного в чело­веке, то есть с любо­вью к Нему. Истин­ными ико­но­пис­цами, твор­цами Цер­ковь и назы­вает поэтому не худож­ни­ков, а Святых Отцов, испол­нив­ших эти запо­веди, явив­ших нам образ Божий в самих себе. Ответ­ствен­ность цер­ков­ных худож­ни­ков при ико­но­пи­са­нии состоит в том, чтобы быть вер­ными Пре­да­нию, то есть вос­со­зда­вать в самих себе образ Божий, шествуя свя­то­оте­че­ским путем, и, как след­ствие, дать Церкви и миру воз­мож­ность созер­цать то, что сами уви­дели. Это значит – точно явить образ Божий на иконах во всей пол­ноте, данной худож­нику в Пре­да­нии, частью кото­рого явля­ется ико­но­пис­ное насле­дие.

Какова связь между Евха­ри­стией и ико­но­по­чи­та­нием?

Цен­тром, серд­це­ви­ной слу­же­ния Церкви явля­ется Литур­гия в ее евха­ри­сти­че­ском – бла­го­дар­ствен­ном и жерт­вен­ном – пони­ма­нии. Все в Церкви свя­зано с Евха­ри­стией и нахо­дит в ней свое начало. Какова же сущ­ност­ная связь между Евха­ри­стией и ико­но­по­чи­та­нием? В Евха­ри­стии мы бла­го­да­рим Гос­пода, при­нося Ему в жертву все, что можем, из своего «я», то есть, воз­можно, более полно сми­ря­емся, ума­ляем себя для осво­бож­де­ния от себя. И при­ни­маем Святые Дары, Источ­ник истин­ной жизни – Тело и Кровь Хри­стовы. Но не погре­баем ли мы их? Про­ис­хо­дит ли в нас Вос­кре­се­ние Хри­стово, о кото­ром гово­рят и чино­по­сле­до­ва­ние Литур­гии, и под­го­то­ви­тель­ные и бла­го­дар­ствен­ные молитвы, про­из­но­си­мые каждым при­част­ни­ком? Чтобы чаемое вос­кре­се­ние мерт­вых про­изо­шло в дей­стви­тель­но­сти, этот дар и подвиг При­ча­ще­ния должны иметь своим след­ствием и нахо­дить кон­крет­ное выра­же­ние в даре и подвиге рас­кры­тия нами в себе образа Божия, в обо­же­нии – воз­вра­ще­нии своей икон­но­сти. Для этого дару­ется чело­веку сво­бода кре­сто­но­ше­ния – жизни по замыслу Божию. Для испол­не­ния боже­ствен­ного замысла жизни, этого страш­ного дара и подвига обре­те­ния икон­но­сти, и даются нам Святые Дары в таин­стве Евха­ри­стии. Про­яв­ляя их в своей жизни, то есть вновь бла­го­даря Бога и при­нося Ему в жертву свою жизнь, мы являем свое ико­но­по­чи­та­ние как почи­та­ние Пер­во­об­раза Бога (что и запо­ве­дано нам – честь бо образа на Пер­во­об­раз­ное вос­хо­дит). Почи­тая же Пер­во­об­раз – при­об­ща­емся, вос­со­здаем, храним Его в себе и отоб­ра­жаем Его в мире Божием. И если в ико­но­по­чи­та­нии мы реально покло­ня­емся Христу, то в Таин­стве Евха­ри­стии мы при­ни­маем Христа как реаль­ную снедь. При этом жиз­ненно важно исклю­чить созна­ние нату­ра­ли­стич­но­сти про­ис­хо­дя­щего и выявить реаль­ность при­об­ще­ния чело­века Богу силой и наи­тием Духа Свя­таго. Таким обра­зом, икона есть види­мое соот­вет­ствие реаль­но­сти про­слав­лен­ного Тела Хри­стова – Евха­ри­стии. Это соот­вет­ствие иконы нашему основ­ному таин­ству и выде­ляет ее из вся­кого дру­гого худо­же­ствен­ного твор­че­ства. То, чем Святые Дары явля­ются реально, но таин­ственно, – образ пока­зы­вает наглядно.

К кому обра­щены иконы?

Икона обра­щена прежде всего к Церкви, к ее литур­ги­че­ской, молит­вен­ной жизни. Но она, будучи одно­вре­менно тайной и хри­сти­ан­ским Откро­ве­нием, несет свое слу­же­ние и для мира. В наши дни нередко гово­рят о необ­хо­ди­мо­сти для Пра­во­слав­ной Церкви ее еван­гель­ского бла­го­ве­стия всему миру. Своим явле­нием миру икона сама есть сви­де­тель­ство, сама есть пра­во­слав­ная миссия. А потому везде, где нет созна­тель­ного попра­ния свя­тыни, где люди покло­ня­ются Еди­ному Истин­ному Богу или хотя бы только стре­мятся к истин­ному покло­не­нию Ему, ищут Его, там везде сле­дует при­вет­ство­вать появ­ле­ние пра­во­слав­ных икон как сви­де­те­лей Истины.

Об иконопочитании и почитании святых

Дивен Бог во святых Своих.
(Пс. 67: 36)

В догмате об иконопочитании говорится:

«Храним не нововводно все, писанием или без писания установленные для нас Церковные предания, от них же едино есть иконного живописания изображение, яко повествованию Евангельския проповеди согласующее, и служащее нам ко уверению истинного, а не воображаемого воплощения Бога Слова, и к подобной пользе. Яже бо едино другим указуются, несомненно едино другим уясняются. Сим тако сущим, аки царским путем шествующе, последующе Богоглаголивому учению Святых Отец наших и преданию Кафолическия Церкве (вемы бо, яко сия есть Духа Святого в ней живущего), со всякою достоверностию и тщательным рассмотрением определяем: подобно изображению честного и животворящего Креста, полагати во святых Божиих церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях честные и святые иконы, написанные красками и из дробных камений и из другого способного к тому вещества устрояемые, якоже иконы Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и непорочныя Владычицы нашея Святыя Богородицы, такожде и честных ангелов, и всех святых и преподобных мужей. Елико бо часто чрез изображение на иконах видимы бывают, потолику взирающии на оныя подвизаемы бывают воспоминати и любити первообразных им, и чествовати их лобызанием и почитательным поклонением, не истинным, по вере нашей, Богопоклонением, еже подобает единому Божескому естеству, но почитанием по тому образу, якоже изображению честного и животворящего Креста и святому Евангелию и прочим святыням фимиамом и поставлением свечей честь воздается, яковый и у древних благочестный обычай был. Ибо честь, воздаваемая образу, преходит к первообразному, и покланяющийся иконе поклоняется существу изображенного на ней. Тако бо утверждается учение Святых Отец наших, сиесть предание Кафолическия Церкве, от конец до конец земли приявшия Евангелие» [1] (здесь и далее выделено мною. – прот. И.Б.).

Читать еще:  Почему православные строят много храмов, а не больниц?

Итак, поклонение разделяется на богопоклонение (λατρεία) и почитательное поклонение (προσκύνησις). В чем же разница? Богопоклонение присуще только одному Богу [2] ; почитательное поклонение – святым, иконам, Кресту, Евангелию, мощам и другим святыням [3] . Однако оба эти поклонения не только не противопоставляются друг другу, но являются тесно взаимосвязанными между собой. Более того, одно из них переходит в другое: почитательное поклонение в богопоклонение. Вообще богопоклонение может осуществляться только через почитательное поклонение: «Честь, воздаваемая образу, преходит к первообразному, и покланяющийся иконе поклоняется существу изображенного на ней» [4] . Почитательное поклонение совершается в виде поклонов, целования, чтении молитв, воскурении ладана, возжжения свечей и лампад. «В отношении к иконе надобно разуметь и называть “относительное” поклонение (почитательное поклонение. – прот. И.Б.), а в отношении к Самому Христу – богопочитательное (богопоклонение. – прот. И.Б.)» [5] , – пишет преподобный Феодор Студит. Он объясняет, что одно и то же поклонение одновременно в отношении иконы будет являться почитательным поклонением, а в отношении Христа, изображенного на иконе, – богопоклонением. Здесь категорически недопустимо отождествление образа с первообразом. В противном случае почитательное поклонение будет сливаться с богопоклонением, а богопоклонение относиться к самой иконе, что, несомненно, будет являться идолопоклонством. Нельзя также и разделять эти оба поклонения – одно образу (иконе), а другое первообразу, так как в таком случае будет совершаться только почитание деревянной доски с красками, не переходящее в богопоклонение первообразу. Итак, в Православии эти оба поклонения между собою нераздельны и неслиянны.

В отношении икон Богородицы, святых, святых мощей, других священных реликвий почитательное поклонение им переходит в богопоклонение нетварной Божественной благодати, почивающей на них, то есть Самому Богу, по учению святителя Григория Паламы [6] . «Спаситель наш Христос даровал нам спасительные источники, останки святых, многообразно изливающие благодеяния на достойных. И это чрез Христа, Который в них обитает» [7] . Святые, по слову священномученика Дионисия Ареопагита, представляют собой «нераздельное, премирное и священное… единство с Богом» [8] . Стяжавши подвигом и усвоивши себе при жизни Божественную благодать, они навсегда «соделались причастниками Божеского естества» (2 Пет. 1: 4), неразлучно соединились (по душе и по телу) по благодати с Богом. Поклоняясь святым (почитательным поклонением), мы, таким образом, совершаем истинное богопоклонение! Неслучайно во время Божественной Литургии, как на проскомидии, так и во время Евхаристического канона, сразу же после Христа воспоминаются Пресвятая Богородица и другие святые угодники Божии как представляющие собой нераздельное и неразлучное единство с Господом, по слову Христа: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14: 23) и «Где Я, там и слуга Мой будет» (Ин. 12: 26). И вместе со Христом святые будут судить мир: «Истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, – в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых» (Мф. 19: 28); «святые будут судить мир» (1 Кор. 6: 2). В этом смысле только и возможно спасение в православном понимании как онтологическое и непосредственное соединение с Божеством.

«Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти, но они будут священниками Бога и Христа и будут царствовать с Ним тысячу лет» (Откр. 20: 6). Святые являются нашими предстателями и молитвенниками пред Богом, и, соединившись со Христом по благодати, «яко в зерцале, видят вся наша нужды и прошения» [9] . Почитание святых освящено и древним Преданием Церкви, закрепленным в соборных определениях [10] .

Однако церковное почитание и молитвенное призывание святых не вводит «иного посредничества», кроме Христа. Почитая святых как верных слуг, угодников и друзей Божиих, Церковь призывает их в молитвах не как богов, могущих помогать нам своей собственной силой, а как предстателей наших пред Богом, Который является Единым источником и раздаятелем всех благ, даров и милостей (см.: Иак. 1: 17); как ходатаев наших, имеющих силу ходатайства и священство Христа, Который Един есть в собственном смысле и самостоятельный «посредник между Богом и человеками… предавший Себя для искупления всех» (1 Тим. 2: 5–6).

Особое место среди православных святых занимает Пресвятая Богородица как «Честнейшая Херувим и Славнейшая без сравнения Серафим». По слову святителя Григория Паламы: «Она единая является границей между тварной и несотворенной природами, и никто не пришел бы к Богу, если только через Нея не был бы истинно озарен истинно-божественным озарением» [11] . «Посредством Ее единой пришел к нам, явился на земле и жил среди людей Тот, Который до Нея был невидим для всех, – так и в будущем непрестанном веке всякое проистечение божественного озарения и всякое откровение божественных тайн, и всякая форма духовных даров, помимо Ее не будет иметь место ни для кого. Но Она первая, прияв полнейшее исполнение Исполняющего вселенную, устанавливает для всех меру полноты, распределяя каждому по силе его, согласно соответствию и мере чистоты каждого, так чтобы Она была хранительницей и распорядительницей богатства Божества». «Следовательно, чрез Нее станут участниками те, которые будут причастниками Бога». «Она – Верх и Совершенство всего святаго» [12] .

Читать еще:  Святой источник в селе Ташла: история и описание, рекомендации при посещении, адрес и маршрут

Каждая Бескровная Жертва, приносимая во время Литургии, совершается молитвами Богородицы и святых. «Но прося Бога Отца, чтобы Он молитвами святых принял сию Жертву за нас, мы обнаруживаем не недостаток веры в силу ея, а только смиренное сознание недостаточности наших молитвенных усилий к усвоению спасительных плодов ея. Мы молимся, чтобы Бог Отец помиловал нас ради безценной Жертвы Сына Своего, но в то же время чувствуем, что наши молитвы слабы и нечисты. Это чувство побуждает нас просить других, чтоб они помолились за нас… Посему Святая Церковь и научает нас умилостивлять Бога молитвами святых во всякое время и особенно во время Литургии пред безкровною Жертвою» [13] .

Однако даже при таком непосредственном, премирном и священном приближении к Богу святых творение всегда остается творением, а Творец – Творцом. Святые становятся богами, но богами по благодати. По существу же только «один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» (Еф. 4: 6).

Почитание икон: почему оно не имеет ничего общего с идолопоклонничеством

Апологеты христианства часто указывают на несоответствие теории и практики, яркий пример – почитание икон православными верующими. Ведь во второй заповеди, данной Моисею, написано: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой», но во всех храмах есть иконы и верующие молятся перед ними. Потому что почитание икон это не идолопоклонничество.

В ранней истории христианства вопрос об иконопоклонении был острым: в Византии в VII-IX веках существовало массовое иконоборческое движение, которое завершилось в 842 году.

Иконоборчество

К IV веку н.э. иконы повсеместно присутствовали во внутреннем убранстве храмов, многие Отцы Церкви одобряли эту практику, однако не все благодушно относились к почитанию икон: Евсевий Кесарийский, отец церковной истории, утверждал, что божественная природа неизображаема.

Движение иконоборцев укрепилось к VI веку благодаря влиянию монофизитов (суть учения – о природе Иисуса Христа, монофизитство отрицало его человеческую природу, а учитывало только божественную).

Дальнейшее развитие иконоборчество получило после возникновения ислама, в котором запрет на изображение Аллаха – один из основных элементов вероучения. Обоснования иконоборчества основывались на Ветхозаветной заповеди: «Не сделай себе кумира» и на суеверном поклонении иконам, как языческим фетишам – иконы для многих верующих являлись отдельными от христианского вероучения магическими предметами.

Богословы, стоявшие на противоположных позициях, утверждали, что икона – это лишь подобие изображенного, своеобразный символ, позволяющий верующим воспринять божественное. По их мысли, икона выступает как окно в Царство Небесное, как связь земного и божественного.

II Никейский Cобор

Однако, иконоборцы получали поддержку со стороны императоров: Льв Исавр хотел устранить препятствия к мирному соседству с мусульманами и полагал, что упразднение почитания икон ему поможет в дипламатическом смысле, эта тенденция сохранилась при его сыне и внуке.

Тогда были засвидетельствованы гонения на иконопочитателей и массовое уничтожение икон, а 754 году, 348 епископов, объявив себя 7 Вселенским Собором, отлучили от церкви всех почитателей. Негативное отношение императора было связано и с конкуренцией за лидерство светской и церковной власти, а через отнятие утвари у приходов и её присвоения, действующая власть обогощалась.

Конец трениям и разногласиям положил Собор в Никее 787 года. Отметим, что были попытки сорвать мероприятие, которое планировалось изначально провести в столице – проходили митинги иконоборцев. Императрица Ирина не перенесла Собор, но во время его открытия в храм ворвались вооруженные солдаты – сторонники иконоборчества.

В итоге начало было сорвано, святым отцам не оставалось ничего, кроме как разойтись. Собор был перенесен в Никею – в нем участвовали в первую очередь епископы Восточной церкви, а так же представители от Западной церкви.

По итогам Никейского Собора, 308 легатов утвердили догмат об иконопочитании, суть которого заключается в том, что чествование икон относится не к рисунку и материалу, а к изображённому лицу, поэтому поклонение им не имеет характера идолопоклонства. Сильнейшим аргументом против иконоборцев было то, что помимо заповедей, Господь дал Моисею план устройства Храма, где указывается об изображении херувимов на завесе перед Святая Святых.

Многим итоги Собора показались спорными – король франкского государства, будущий Карл Великий, нашел ошибки в содержательной части Собора и отослал список папе Римскому. Иконоборцв тоже были недовольны итогами: они утвержали, что результаты были подтасованы, а участники Собора ссылались на труды еретиков.

Почему икона не идол?

Критика поклонения иконам распространена и по сей день: в первую очередь христианами-протестантами, которые видят в этом элементы языческих верований и идолопоклонство. Однако икона не идол.

Первое отличие иконы от идола: она не является сама по себе объектом веры – это символ первообраза, на котором изображены святые, ангелы, великомученики или Спаситель. Это не языческое обожествление сил природы – поклонение камням, рощам и «местам силы», молящийся обращается не к расписанной доске, а изображенному конкретному святому.

В разных православных традициях отличается отношение к иконам, и если какого-то верующего смущает молиться перед ними, то в церкви нет обязательного правила делать это только таким образом, в православии существует и молитва без иконы.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector