4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Грех злословия: значение в православии, примеры, борьба и избавление, причины и опасность, молитвы

Содержание

Грех злословия в православии

Злословием называют неоправданное и грубое осуждение другой души, а также пристрастную и богохульную оценку Господа, небесных посланников и человечества. Грех этот ранит тяжелее деяний, отнимает утешение. Злословящий должен страшиться и трепетать, так как своими порицаниями приносит вред себе, позволяет скопиться в собственном сердце дурным энергиям. Умышляющий неприятности другому сам постепенно погибает, сгорая в огне справедливого Божьего гнева. Противоположность злословия — это молитва, которая желает добра и «своим» и «чужим», не делая различий в Единстве.

Опасность злословия

Нет ничего хуже подобного косноязычия, уничижения ближнего, ведь этим поведением возвышаем себя и берем в свое распоряжение верховный суд, которым единственно имеет право руководить только Господь. Напрасно клеветники и злословцы поносят других людей, большая жизнь которых им неизвестна. Для них (и не только) лучше порицать собственную личность, так как каждый знает себя, свою греховность достовернее и должным образом.

  • Человек не способен обозреть судьбы сыновей и дочерей Господа, поэтому не имеет права косноязычный судить о нравственности друзей или же врагов. Иногда может случится, что брат наш согрешил по незнанию, но в его сердце заложена одна добродетельная черта, угодная Всевышнему. Именно она когда-нибудь, по воле Творца, разрастется в прекрасный богоугодный мотив, который принесет колоссальную пользу миру.
  • Здесь и кроется ошибка тех, кто злословит, ибо отягчает собственную душу гнетом несправедливого осуждения. Всевышний Творец знает о всех поступках, ошибках и милует, когда приходит раскаяние. Клеветники видят только малейшую часть судьбы осужденного ими брата, но не ведают, каких трудов тому пришлось приложить и какое покаяние понести.

Грех злословия влечет за собой множество других страстей, к которым относят ложь, уныние, дерзость, непокорство и т.п. Эти слабости характера отлучают от Единого Бога, соблазняют на свершение неправедных поступков, приводят к обидам, ссорам, гневу, а также лишают любви к Творцу, внимания к собственной деятельность и способности произносить искреннюю молитву.

Мнение святых отцов

Святые отцы учили: злословие есть клевета, ложь и несправедливое суждение о другом человеке.

По словам аввы Дорофея, ничто иное так не оскорбляет Господа, не разрушает защиту человека от мирских страстей и не ведет к полному атеизму, как осуждение. Однако человек невежественен, его язык в спешке уничижает ближнего, если появляется подозрение. Клеветники не могут остановиться в своем горестном начинании, стремясь разнести весть о грехопадении другой личности. Так они вредят окружению и собственной душе. Подобные дела в сладость дьяволу, который рад уничтожить человека, так как всегда завидовал ему.

Интересно! Апостол Павел советовал всем держать язык за зубами, а говорить только к месту, культурно и по-доброму. Он сравнивает злословящих с тягчайшими грешниками, которые не смогут наследовать Небесного Царства.

Апостол Иаков подтверждает, что злой язык отравляет тело, становится врагом душе. Святитель горюет, так как дурное слово, несущее за собой большие неприятности, тяжело укротить или уничтожить заранее. Некоторые люди же испытывают большое удовольствие, поливая грязью других. Этому способствует их фарисейская философия, которая гласит: «Слава Богу, что я отличаюсь и не такой, как все остальные».

Святитель Иоанн Златоуст говорил: «если жизнь наша добродетельна, смиренна и милостива, а мы не отвечаем на оскорбления, но принимаем их с радушием, то сама природа встанет на нашу сторону и отстранит все самое дурное». Не следует беспокоиться о молве вокруг имени, ибо при внимательном анализе злословящих станет ясно: они удивляются добродетели, рукоплещут и восторгаются светом праведной души. Враг человеческий вскоре отступает, так как боится одарить великой славой добродетельных людей, относящихся даже к врагам с высшей любовью.

Пророк Иоанн советует не расслабляться пустыми беседами, ибо подобные разговоры являются причиной проявления клеветы.

Важно! Истинный христианин отстраняется от пустословия, которое рождает непокорство, дерзость и нерадение. Разглагольствование разносит с быстротой ветра ложь, несправедливость и раздор, оно подавляет любовь к умственным трудам самопознания.

Причины и последствия

Корнями греха злословия называют ненависть, зависть, многословие и отсутствие милосердия. Клевета — невидимый носителю недуг, болезнь, укрывшаяся глубоко в сердце, она истребляет любовь, чистоту и порождает скверну. Скорые судьи ошибок других переполнены злословием оттого, что в их памяти не существует попечения о собственных поступках. Бесы побуждают людей грешить, а если у демонов этого не получается, то они нашептывают малодушным осудить своего ближнего.

  • Помнящий дурное и завистливый, одержимый ненавистью и несогласием с легкостью порицает всяческое учение, деяния и добродетели. Есть и такие, кто тайно совершает тяжкие преступления, но открыто считает себя лучше всего остального мира и нещадно критикуют ближних за легкие проступки.
  • Осуждение и клевета являются плодом немилостивого ума, который наслаждается унижением, попранием чести и очернением имени других людей. Такая сущность утверждается в тех, чей дух преисполнен жаждой ментального убийства. Из немилосердного и злорадного разума также появляется дьявольская клевета.

В предании о Вавилонской башне видим, как человечество, погрязшее в словесных нечистотах, зависти и гордыни, понесло справедливое наказание от рук Господа, — оно распространилось по всему свету, не понимая язык друг друга.

Читайте о православной вере:

Ответ на клевету и избавление от греха

Говорить о греховности ближнего разрешено только в случае желания исправить его или же наставить на путь истинный. Если же человек не придерживается подобной правильной цели, это считается поношением, оскорбление, клеветой. Подобные недостатки вскоре спровоцируют рождение в глубинах сердца губительной скверны. Авва Мегефий говорит: добрые беседы о духовной пользе укрепляют ум, рождают братскую любовь и способствуют восхождению на Небеса, а злословия и осуждение низводят в адские глубины, где людей поджидают великие страдания и боли.

  • Когда человек, которого злословят, смущается и начинает воспринимать эти слова близко к сердцу, значит, что он во власти гордости. Её необходимо победить и изгнать из сердца. Иоанн Кронштадтский советует: не нужно раздражаться насмешками и осуждениями, не следует питать к ним ненависти, самое правильное — полюбить злословцев, ведь они являются врачевателями души, посланными Господом для удаления гордыни и научения смирению.
  • Если глубже рассмотреть этот вопрос получается, что злословцы наговаривают не на бессмертную душу, но на страсть, гнездящуюся глубоко в сердце. Грех гордыни выбивается колкостью других, если сам человек не в состоянии справиться со своей страстью. Когда мы перестанем реагировать на дурные слова в свой адрес, тогда и поймем, что исцелились от тяжкого душевного недуга.

Преподобный авва Дорофей отмечает, что грех злословия возникает в человеке от недостатка или полного отсутствия любви. Именно бессердечный и не умеющий любить человек игнорирует лучшие качества другого и пристально разглядывает даже малейшие недостатки.

Советы мудрых

Чтобы избавиться от страсти злословия, нужно сделать свое сердце и ум милостивыми к окружению. Когда приходит позыв к клевете, следует вспомнить о милосердии и тайной молитве перед Господом.

Необходимо принимать людей с одинаковой приветливостью, демонстрировать, что ты не выше и не ниже в духовном отношении. Благоразумно остерегаться долгих бесед о материальном, лучше концентрировать сознание на Священном Писании.

Важно! Церковь советует христианам не отвечать на злоречие обидой или гневом, лучше — совершать тайную молитву за злословящего брата и внушать ему доброе поучение о несправедливости дурных слов, ибо каждый грешит перед Господом.

Однако молчание называют самым удивительным повествованием, прославляемым великими христианскими подвижниками. Зная же о том, что в прошлом наговорили много плохого, впредь нужно стараться удержать порывы языка. Со временем человек научится не говорить лишнего и дурного.

Святые отцы назидают не начинать беседу прежде, чем будет задан конкретный вопрос. А когда пришло время отвечать, нужно помнить о благоговении и смирение, это не позволит родиться в разуме злословному началу. А чтобы не показаться нерадивым и замкнутым, следует дать ответ, но в короткой форме, которая не позволит разрастись пустословию. Если же вокруг нас постоянно слышны разговоры о плотском, нужно научится вспоминать о молитве в этот момент, при этом не прерывая речи своего брата.

Злословие

Злосло́вие — 1) согласно опре­де­ле­нию прп. Аввы Доро­фея, – при­страст­ное выска­зы­ва­ние о согре­ше­нии брата; 2) грубое выска­зы­ва­ние в отно­ше­нии кого-либо (не обя­за­тельно вызван­ное его пре­гре­ше­нием или грехом).

В Сино­даль­ном пере­воде Библии как «зло­ре­чие» на рус­ский пере­ве­дено три гре­че­ских слова:

  • влас­фи­мия (βλασφημία) (см. Еф.4:31 ; Кол.3:8 и 2Тим.3:2 ) – в отно­ше­нии к людям: явное зло­сло­вие, прямая кле­вета, жела­ние уяз­вить, поно­ше­ние; в отно­ше­нии к Богу: бого­хуль­ство, кощун­ство (ц.-сл. хула),
  • лидо­рия (λοιδορία) (см. 1Кор.5:11, 6:10 ) – сло­вес­ное оскорб­ле­ние: брань, поно­ше­ние, пори­ца­ние (ц.-сл. доса­ди­тели);
  • пси­фи­риз­мос (ψιθυρισμός) (см. Рим.1:30 ; 2Кор.12:20 ) – тайное зло­сло­вие: пле­те­ние интриг, кле­вет­ни­че­ское нашеп­ты­ва­ние, тайное науш­ни­че­ство (ц.-сл. шеп­та­ния).

Отли­чие от кле­веты и спле­тен

Зло­сло­вие (пори­ца­ние), равно как кле­вета и сплетни, пере­дает о ком-либо нечто нега­тив­ное, но в отли­чие от кле­веты (заве­домо ложной) или спле­тен (зача­стую никак не про­ве­рен­ных) – нередко соот­вет­ству­ю­щее дей­стви­тель­но­сти.

Отли­чие от бого­угод­ного обли­че­ния

Осо­бен­ность зло­сло­вия – недоб­рая моти­ва­ция. Оно вызвано отнюдь не стрем­ле­нием ко благу (в част­но­сти, вра­зум­ле­нию или исправ­ле­нию) того, к кому обра­щена злая речь, или того, о ком она ведется (в том числе в его отсут­ствие), и сле­до­ва­тельно явля­ется грехом против любви к ближ­нему. Поэтому важно под­черк­нуть раз­ницу: даже крайне суро­вые обли­че­ния согре­шив­шего народа или фари­сеев, исхо­дя­щие из уст про­ро­ков, Пред­течи, св. апо­сто­лов или самого Христа, не явля­ются зло­сло­вием, но делом любви, направ­лен­ным на вра­зум­ле­ние и предо­сте­ре­же­ние тво­ря­щих грех и сви­де­те­лей его совер­ше­ния. «Не участ­вуйте в бес­плод­ных делах тьмы, но и обли­чайте», — наста­и­вает Апо­стол Павел (Еф. 5:11). Он же, обра­ща­ясь к Тимо­фею, ставит обли­че­ние как духовно-вра­чеб­ное орудие в один ряд и с запре­ще­нием, и с умо­ле­нием – оче­видно потому что и то, и другое и третье служит делом пас­тыр­ской любви: «Обличи, запрети, умоли» (2Тим. 4:2). Вра­зум­ле­ние и обли­че­ние должно, по слову прп. Иоанна Лествич­ника, быть рас­тво­рено кро­то­стью и дол­го­тер­пе­нием1, но при­хо­дится вслед за свт. Гри­го­рием Бого­сло­вом при­знать, что нередко «Мы ловим грехи друг друга не для того, чтобы опла­ки­вать их, но чтобы пере­су­жи­вать, не для того чтобы увра­че­вать, но чтобы еще уяз­вить, чтобы раны ближ­него были оправ­да­нием соб­ствен­ных наших недо­стат­ков»2.

Отли­чие от осуж­де­ния

Пре­по­доб­ный Авва Доро­фей под­чер­ки­вает суще­ствен­ное раз­ли­чие между зло­сло­вием (пори­ца­нием) и осуж­де­нием: «Пори­цать — значит ска­зать о ком-нибудь: такой-то солгал, или раз­гне­вался, или впал в блуд, или сделал что-либо подоб­ное. Вот такой зло­сло­вил брата, т. е. сказал при­страстно о его согре­ше­нии. А осуж­дать — значит ска­зать: такой-то лгун, гнев­лив, блуд­ник. Вот сей осудил самое рас­по­ло­же­ние души его, про­из­нёс при­го­вор о всей его жизни, говоря, что он таков-то, и осудил его, как такого — а это тяжкий грех»3.

Зло­сло­вие – серьез­ный грех. Опас­ность зло­сло­вия

Едва ли не самое силь­ное предо­сте­ре­же­ние от зло­сло­вия звучит в Нагор­ной про­по­веди: «А Я говорю вам, что всякий, гне­ва­ю­щийся на брата своего напрасно, под­ле­жит суду; кто же скажет брату своему: “рака́” (пустой чело­век – ред.), под­ле­жит синед­ри­ону; а кто скажет: “безум­ный”, под­ле­жит геенне огнен­ной» ( Мф. 5:22 ). Здесь зло­сло­вие пред­стает в гене­ти­че­ской связи с гневом, и послед­ствия того и дру­гого для души чело­ве­че­ской ука­заны – вплоть до вечной поги­бели. Зло­ре­чие Апо­стол ставит в один ряд с гре­хами, пред­став­ля­ю­щи­мися гораздо более опас­ными, однако конец у оста­ю­щихся в этих грехах один – устра­не­ние от Цар­ства Божия: «Не обма­ны­вай­тесь: ни блуд­ники, ни идо­ло­слу­жи­тели, ни пре­лю­бо­деи, ни мала­кии, ни муже­лож­ники, ни воры, ни лихо­имцы, ни пья­ницы, ни зло­ре­чи­вые, ни хищ­ники – Цар­ства Божия не насле­дуют» ( 1Кор. 6:9-10 ).

Именно поэтому столь настой­чиво при­зы­вает Апо­стол отло­жить зло­сло­вие во всех его про­яв­ле­ниях (ц.-сл. хула, доса­жде­ния, шеп­та­ния): «Всякое раз­дра­же­ние и ярость, и гнев, и крик, и зло­ре­чие со всякою злобою да будут уда­лены от вас» ( Еф. 4:31 ); или «А теперь вы отло­жите все: гнев, ярость, злобу, зло­ре­чие, сквер­но­сло­вие уст ваших» ( Кол. 3:8 ). Более того, от зло­ре­чи­вых братий осталь­ным пред­ла­га­ется уда­ляться и даже «не есть вместе» с ними: «Знай же, что в послед­ние дни насту­пят вре­мена тяжкие. Ибо люди будут само­лю­бивы, среб­ро­лю­бивы, горды, над­менны, зло­ре­чивы , более сла­сто­лю­бивы, нежели бого­лю­бивы, име­ю­щие вид бла­го­че­стия, силы же его отрек­ши­еся. Тако­вых уда­ляйся» ( 2Тим. 3:2 ). «Я писал вам в посла­нии – не сооб­щаться с блуд­ни­ками; впро­чем не вообще с блуд­ни­ками мира сего , ибо иначе над­ле­жало бы вам выйти из мира сего. Но я писал вам не сооб­щаться с тем, кто, назы­ва­ясь братом, оста­ется блуд­ни­ком, или лихо­им­цем, или идо­ло­слу­жи­те­лем, или зло­ре­чи­вым, или пья­ни­цею, или хищ­ни­ком; с таким даже и не есть вместе» ( 1Кор. 5: 9-11 ). Поло­жи­тель­ный итог ново­за­вет­ному учению о грехе словом под­во­дится апо­сто­лом Павлом в посла­нии к Ефе­ся­нам: «Ника­кое гнилое слово да не исхо­дит из уст ваших, а только доброе для нази­да­ния в вере, дабы оно достав­ляло бла­го­дать слу­ша­ю­щим» ( Еф. 4: 29 ).

При­чины впа­де­ния в грех зло­сло­вия

Глу­бин­ной при­чи­ной впа­де­ния в тяжкие грехи, в том числе зло­сло­вие, по слову Апо­стола, явля­ется забве­ние о Боге, отсут­ствие заботы «иметь Бога в разуме»: «И как они не забо­ти­лись иметь Бога в разуме, то предал их Бог пре­врат­ному уму – делать непо­треб­ства, так что они испол­нены всякой неправды, блуда, лукав­ства, коры­сто­лю­бия, злобы, испол­нены зави­сти, убий­ства, рас­прей, обмана, зло­нра­вия, зло­ре­чивы, кле­вет­ники, бого­не­на­вист­ники» ( Рим. 1: 28-30 ). Бли­жай­шей же при­чи­ной может, по слову прп. Иоанна Лествич­ника, явиться страсть гнева вкупе с памя­то­зло­бием (зло­па­мят­но­стью), так как именно гнев, воз­му­тив сна­чала сердце, часто выры­ва­ется наружу в сло­вес­ной форме. «Вели­кий вред воз­му­щать око сердца раз­дра­жи­тель­но­стью, как ска­зано: “смя­теся от ярости око мое” (Пс. 6:8), но боль­ший – сло­вами обна­ру­жи­вать душев­ное неистов­ство; если же и руками, то это уже вовсе непри­лично, и чуждо мона­ше­скому, Ангель­скому и Боже­ствен­ному житию» 4 . К зло­сло­вию, а вместе с ним и осуж­де­нию, часто при­во­дит мно­го­сло­вие, лиша­ю­щее душу сосре­до­то­чен­но­сти, раз­вле­ка­ю­щее помыслы, отвле­ка­ю­щее от молитвы, спо­соб­ству­ю­щее дей­ствию иных стра­стей, в част­но­сти, зави­сти, лжи, а через нее тще­сла­вия и гор­до­сти.

Послед­ствия зло­сло­вия для духов­ной жизни чело­века

Зло­сло­вие в «Лествице» названо «тонким неду­гом»5 ввиду кажу­щейся незна­чи­тель­но­сти при том что послед­ствия от него могут быть весьма тягост­ными. Прежде воз­мож­ной вечной поги­бели зло­сло­вие грозит укло­не­нием души с пути пока­я­ния: «Как огонь про­ти­вен воде, так и каю­ще­муся несродно судить»6, оску­де­нием любви: «Зло­сло­вие есть боль­шая сокро­вен­ная тая­ща­яся пиявица, кото­рая выса­сы­вает и истреб­ляет кровь любви»7 и глав­ное — остав­ле­нием от Бога: «Ничто столько не про­гнев­ляет Бога, ничто так не обна­жает чело­века и не при­во­дит в остав­ле­ние от Бога, как зло­сло­вие или осуж­де­ние, или уни­чи­же­ние ближ­него»8.

Борьба со зло­сло­вием

Глав­ное побуж­де­ние к обуз­да­нию языка – память о Боге и память смерт­ная. «Кто возы­мел попе­че­ние об исходе из сей жизни, тот пресек мно­го­сло­вие; и кто при­об­рел плач души, тот отвра­ща­ется мно­го­гла­го­ла­ния, как огня», — под­чер­ки­вает прп. Иоанн9. В каче­стве пер­вого сред­ства против зло­сло­вия он пред­ла­гает именно плач о своих соб­ствен­ных грехах10. Вместе с тем, у ближ­них сле­дует обра­щать вни­ма­ние на их доб­ро­де­тели — подобно сбор­щику вино­града, отби­ра­ю­щему лишь зрелые плоды11. Не торо­питься с суж­де­нием – как внут­рен­ним, так и сло­вес­ным — побуж­дает веро­ят­ность ошибки12 и даже пря­мого иску­ше­ния.

Про­ти­во­по­лож­ные зло­сло­вию доб­ро­де­тели

Как и всякий грех, зло­сло­вие коре­нится в помыш­ле­нии и может во многих слу­чаях не выйти наружу, но «про­зву­чать» лишь в уме, оста­ва­ясь при этом грехом. Поэтому и про­ти­во­по­лож­ная зло­сло­вию доб­ро­де­тель без­гне­вия только начи­на­ется «мол­ча­нием уст при сму­ще­нии сердца», про­дол­жа­ется же «мол­ча­нием помыс­лов при тонком сму­ще­нии души», а пре­де­лом имеет «непо­ко­ле­би­мую тишину при дыха­нии нечи­стых ветров»13.

При этом всякая доб­ро­де­тель вос­хо­дит к любви, недо­ста­ток кото­рой – глу­бин­ная при­чина всех грехов и стра­стей. «Если бы мы имели любовь, то с собо­лез­но­ва­нием и состра­да­нием смот­рели бы на недо­статки ближ­него, как ска­зано: «любы покры­вает мно­же­ство грехов» (1Пет. 4:8). «Любы… не мыслит зла, вся покры­вает» и пр. (1Кор. 13:5–7). Итак, если бы, как я сказал, мы имели любовь, то сия любовь покрыла бы всякое согре­ше­ние, как и святые делают, видя недо­статки чело­ве­че­ские» 14 .

Обе­то­ва­ние

Призыв воз­дер­жи­ваться от зло­сло­вия содер­жится еще в Ветхом Завете, а тому, кто ему после­дует, дается опре­де­лен­ное обе­то­ва­ние – полу­чить жизнь и уви­деть «дни благи»: «Кто́ есть человѣ́къ хотя́й живо́тъ (ζωή), любя́й дни́ ви́дѣти бла́ги? Удержи́ язы́къ тво́й от­ зла́ и устнѣ́ тво­и́, е́же не глаго́лати льсти́» ( Пс. 33:13-14 ). В ново­за­вет­ной пер­спек­тиве «жизнь» озна­чает пре­бы­ва­ние со Хри­стом в Боге: «Я есмь путь и истина и жизнь (ζωή); никто не при­хо­дит к Отцу, как только через Меня» ( Ин. 14:6 ).

При­ме­ча­ния:

Чем бого­угод­ное пори­ца­ние отли­ча­ется от зло­сло­вия?

Бого­угод­ным пори­ца­нием может счи­таться лишь то, кото­рое впи­сы­ва­ется в рамки Божьего закона, соот­вет­ствует нормам Добра, направ­лено во благо.

Гру­бость нрав­ствен­ной оценки как тако­вой не может рас­смат­ри­ваться апри­ори как грех зло­сло­вия.

Так, во вре­мена Вет­хого Завета пророк Исаия, обли­чая своих сопле­мен­ни­ков во зле, при­ме­нил довольно резкое по содер­жа­нию выра­же­ние: «князья Содом­ские», «народ Гоморр­ский» ( Ис.1:10 )

В свою оче­редь Пред­теча Гос­по­день при­ме­нил в отно­ше­нии шедших к нему фари­сеев и сад­ду­кеев не менее хлёст­кое выра­же­ние: «порож­де­ния ехид­нины» ( Мф.3:7 ).

В прин­ципе, оба назван­ных выра­же­ния, в случае их при­ме­не­ния дру­гими людьми, в других обсто­я­тель­ствах, можно было бы обо­зна­чить как крайне грубые (ср.: «ана­ло­гич­ные» им по зна­че­нию рус­ские выра­же­ния (при­во­дим их в вари­анте, адап­ти­ро­ван­ном под формат бого­слов­ской статьи): «князья Содом­ские» ( Ис.1:10 ) — муж­чины нетра­ди­ци­он­ной сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции, «порож­де­ния ехидны» ( Мф.3:7 ) — соба­чьи дети).

Со сто­роны обли­ча­е­мых без­за­кон­ни­ков такого рода пори­ца­ния нередко вос­при­ни­ма­лись как оскор­би­тель­ные. Но вправе ли мы оце­ни­вать их как грех зло­сло­вия? Оче­видно, что нет.

Почему? Потому что, во-первых, даже и будучи рез­кими по форме, эти слова соот­вет­ство­вали сте­пени гре­хов­но­сти греш­ни­ков; во-вторых, потому что они были выска­заны не по при­стра­стию или гор­дыне, не по нена­ви­сти или злобе, но с благой, воз­вы­шен­ной целью: побу­дить нече­стив­цев оду­маться, прийти к пока­я­нию, обра­титься ко Гос­поду, изме­нить пове­де­ние, жизнь.

Зло­сло­вие же под­ра­зу­ме­вает иные мотивы. Доста­точно часто при­чи­ной зло­сло­вия служит занос­чи­вость и гор­дыня. В этом случае чело­век хулит ближ­них, ставя себя выше них, и даже про­ти­во­по­став­ляя себя (мол, то ли дело он, ведь он — не такой, как они).

Довольно часто при­чи­ной зло­сло­вия высту­пает страсть к сквер­но­сло­вию сквер­но­сло­вию вообще, а нередко — гре­хов­ная «любовь» к сплет­ням, ведь по сути, обви­няя того или иного чело­века сверх над­ле­жа­щей меры, зло­сло­вя­щий при­пи­сы­вает ему нечто лишнее, и, сле­до­ва­тельно, кле­ве­щет на него.

Осо­бенно сильно зло­сло­вие сбли­жа­ется с кле­ве­той в тех слу­чаях, когда бывает направ­лено против Бога или Его святых, ибо Гос­пода совер­шенно не за что хулить, а святые (живу­щие земной жизнью) хотя и грешат, всё же, как пра­вило, зна­чи­тельно меньше тех, кто их зло­дей­ски ругает.

Харак­тер­ным при­ме­ром может слу­жить зло­сло­вие Христа. Вспом­ним, что многие иудеи обзы­вали Его и обман­щи­ком, и само­зван­цем, и даже бого­хуль­ни­ком, тогда как Он не имел с обви­не­ни­ями ничего общего.

Нередко моти­вом зло­сло­вия служит личная непри­язнь, зависть или нена­висть, что про­ти­во­ре­чит запо­веди о Любови к ближ­нему. Отсюда и стро­гость суда Божьей Правды: «всякий, гне­ва­ю­щийся на брата своего напрасно, под­ле­жит суду; кто скажет брату своему: «рака», под­ле­жит синед­ри­ону, а кто скажет «безум­ный», под­ле­жит геенне огнен­ной» ( Мф.5:22 ).

пре­по­доб­ный Авва Доро­фей:
«Иное же дело зло­сло­вить или пори­цать, иное осуж­дать, и иное уни­чи­жать. Пори­цать — значит ска­зать о ком-нибудь: такой-то солгал, или раз­гне­вался, или впал в блуд, или сделал что-либо подоб­ное. Вот такой зло­сло­вил брата, т. е. сказал при­страстно о его согре­ше­нии. А осуж­дать — значит ска­зать: такой-то лгун, гнев­лив, блуд­ник. Вот сей осудил самое рас­по­ло­же­ние души его, про­из­нёс при­го­вор о всей его жизни, говоря, что он таков-то, и осудил его, как такого — а это тяжкий грех. Ибо иное ска­зать: “он раз­гне­вался”, и иное ска­зать: “он гнев­лив” и, как я сказал, про­из­не­сти таким обра­зом при­го­вор о всей его жизни. А грех осуж­де­ния столько тяже­лее вся­кого дру­гого греха, что Сам Хри­стос сказал: «Лице­мер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда уви­дишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» ( Лк. 6:42 ), и грех ближ­него упо­до­бил сучку, а осуж­де­ние — бревну. Так-то тяжело осуж­де­ние, пре­вос­хо­дя­щее всякий грех.

Православная Жизнь

Злословие – грех, от которого, пожалуй, труднее всего удержаться. Да мы и не особо стараемся: там кого-то попрекнули, тут «такое!» узнали и рассказали другим, «посклоняли» на кухни власти… А между тем злословие – грех серьезный, укоренение которого может привести к весьма пагубным последствиям.

Чем же опасно злословие для злословящего? И как быть тому, кого сгоряча, а порой и намеренно осудили? «Воевать за правду»? Ответить тем же – злословием, по принципу «око за око»? И чем может обернуться эта «война за правду»? Отвечают пастыри Русской Православной Церкви.

Протоиерей Олег Стеняев:

– Злословие – это проклятие другого человека. Сказано: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим» (Еф. 4: 29); и еще: «Не ходи переносчиком (то есть разносчиком слухов и сплетен.– прот. О.С.) в народе твоем и не восставай на жизнь ближнего твоего» (Лев. 19: 16).

Противоположность злословию – молитва за человека. Причем мы призываемся молиться не только за своих, но и за чужих. А у нас некоторые умудрились так, что не считают возможным не только общаться с заблудшими еретиками и язычниками, но и молиться за них. Возможно, это как-то связано с весенним обострением…

Святитель Иоанн Златоуст писал: «Итак, не бойся молиться за язычников – и Бог этого хочет. Бойся только проклинать других, потому что этого Он не хочет. А если надобно молиться о язычниках, то очевидно – и о еретиках, потому что обо всех людях надо молиться, а не преследовать их. Это и по другой причине достойно одобрения – по той, что мы с ними одной природы. Кроме того, Бог одобряет и благосклонно приемлет нашу взаимную любовь и благодушие друг к другу» (Иоанн Златоуст, святитель. Гомилии на 1-е послание к Тимофею, 2: 4).

«Злословя, мы лишаем себя благодати Божией»

Протоиерей Павел Гумеров:

– Я приведу пример из древности, очень вразумляющий, о том, как человек лишается благодати Божией, когда кого-то злословит и осуждает. Преподобный Иоанн Савваитский, современник Иоанна Лествичника и сподвижник его, рассказывал такой случай. К нему пришел один брат, инок из соседнего монастыря. И преподобный Иоанн Савваитский поинтересовался, как живут там отцы, и особенно об одном иноке, о котором было известно, что он ленивый и грешный. «Нисколько он не переменился, отче», – отвечал гость. И, услышав эти слова, преподобный Иоанн осудил того брата. И было ему видение: крест с распятым Спасителем. В восторге устремился он к нему, чтобы поклониться Спасителю, как вдруг услышал голос Христа, обратившегося к двум ангелам: «Изриньте вон этого человека! Это есть Антихрист, ибо осудил он брата своего прежде Моего суда». И очнулся он в страхе и понял, что совершил страшный грех. А еще вспомнил, что в сонном видении лишился мантии, – и догадался: эта мантия – покров Благодати Божией, которой он лишен. После этого преподобный Иоанн семь лет молился, строго постился, чтобы обрести вновь благодать, которую потерял. Вот так ответственно люди в древности относились к каждому слову.

Осуждение – это предвосхищение суда Божиего. А ведь мы почти ничего не знаем о человеке, разве что немного о его прошлом. Но мы не знаем, что у него сейчас в душе. Может быть, он в будущем изменится, покается, станет подвижником, ведь и такое бывает. А мы сразу – судить его. Один Господь, зная прошлое и будущее человека, зная все его болезни, всю его родню до Адама, все его заслуги и грехи, может об этом человеке сказать Свой суд. Но не говорит, пока этот человек не умер, потому что «в чем застану, в том и сужу». Это огромная гордость – впадать в злословие.

О грехе осуждения очень много говорится в Евангелии. Вспомним: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7: 1). За каждое сказанное слово человек даст ответ в день Страшного суда (ср.: Мф. 12: 36). А тот, кто сказал брату своему: «безумен», повинен геенне огненной (ср.: Мф. 5: 22).

И не будем забывать также и того, что человек, осуждающий другого за что-то, сам вскоре впадает в те же грехи, за которые осуждает.

«Принимать клевету на себя надо как некую епитимию»

Священник Валерий Духанин :

– Злословие и клевета – это грехи диавола. Собственно имя «диавол» и переводится как «клеветник». Поэтому тот, кто злословит другого, становится по духу близок демонам.

Наше слово исходит из сердца. Злое, лукавое и коварное слово – выражение испорченного сердца, изворотливого и ядовитого, как змея. Такой человек не может быть счастлив, он неспокоен от блага ближнего, ищет способы уязвить его, злословит и клевещет, но в конечном итоге страдает сам.

Злословие обрушивалось на многих святых. Например, самые выдающиеся святители, занимавшие Константинопольскую кафедру, – святые Григорий Богослов и Иоанн Златоуст – были изгнаны по злословию и клевете. Святителя Григория обвинили в том, что он незаконно занял Константинопольскую кафедру, хотя именно Григорий Богослов своей проповедью вернул город, находившийся в руках ариан, православным христианам. А на святителя Иоанна Златоуста возвели целый ряд обвинений. Особенно ненавидела его Евдоксия, супруга императора Аркадия. Но как только святитель, не желая смуты, удалился из города, случилось землетрясение, пострадали покои Евдоксии, и она в страхе просила скорее вернуть святителя. После вторичного изгнания Иоанна Златоуста Евдоксия умерла во время родов.

А каково было преподобному Макарию Великому, которого оговорили, что якобы он причинил насилие девице и она зачала? Преподобный Макарий понес это поношение, был подвергнут избиению, в селе прошла о нем нехорошая молва. Он вынужден был содержать девицу до самых родов, когда она испытала страшные муки и призналась, что святой Макарий не виноват.

Клеветник и злословец всегда бывают наказаны. Грех злословия страшен прежде всего для самого злословящего, его душа не может быть со Христом, она противоположна Царству Христову, как тьма противоположна свету, болезнь – здоровью, злоба – смирению.

Но все же святые отцы рекомендуют воспринимать клевету и злословие как лекарство от грехов, как некую епитимию, которую надо понести во искупление каких-то своих грехов. Поэтому мы не имеем права таить обид или ответной злобы на наших клеветников.

От клеветы пострадал Сам Господь Иисус Христос. Клевета и злословие – это оружие сатаны, направленное в евангельские времена против Спасителя, а потом и против каждого Его служителя. Значит, каждый из нас должен тоже страдать от этого. Христос не отвечал на злословие, не входил в разбор клеветы, и ни одно такое искушение не зацепило Его душу даже малым помыслом возмущения.

Мне очень нравится наставление преподобного Максима Исповедника, который советовал не унывать, а лучше молиться. Преподобный Максим говорил: «По мере того, как будешь молиться за оклеветавшего, Бог будет открывать соблазнившимся истину о тебе». Это значит, что злословие и клевета рано или поздно обнаруживают свою пустоту и несостоятельность, пострадавший от клеветы воспринимает одну участь со Христом, становится духовно крепким и принимает венец от Господа.

«Злословие – поругание дара слова, данного нам Господом»

Священник Димитрий Шишкин:

– Да тем и страшен грех злословия, что мы своей свободной волей сочетаемся злу и становимся его участниками. Являем миру омрачение своего ума помыслами осуждения, вражды и злобы. А какое может быть «общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?» (2 Кор. 6: 14). Так что если мы злословим, то сами лишаем себя благодати Божией, потому что дар слова свидетельствует о нашем призвании к благовествованию, но никак не к осуждению, клевете и злословию. Не будем забывать, что Сам Господь наш есть Бог-Слово, вторая ипостась Святой Троицы, и дар слова в нас – это дар Божественный, который мы должны хранить и умножать с великим вниманием и благоговением.

К сожалению, и пустословие между нами случается, но сквернословие и злословие – это уже явное противление самому замыслу Божиему о нашей «словесности». Поругание этого великого дара свидетельствует о действии бесовских сил, хотящих извратить и осквернить всё святое и чистое, что заложено в человеке Богом. Понятно, что трудно совершенно удержать свой язык от всякого осуждения и злословия, но саму необходимость этого надо всё время держать в уме как требование, обязательное к исполнению. Блюдение чистоты ума, а как следствие и чистоты речи – это одно из обязательных требований христианской жизни. Будем об этом помнить и стараться быть добрыми служителями Слова.

«Клевета на власть приводит к катастрофам»

Священник Игорь Сильченков :

– Увы, тому, как страшен бывает грех злословия, исторических примеров много. Вспомним хотя бы, как клеветали на семью Романовых…

Грехи злословия и клеветы страшны тем, что приводят к ненависти и уводят от Любви. А ненависть – это мучительнейшее страдание, болезнь души. Она разрушает и личность, и семью, и работу, и целые народы. Так, если будешь злословить мужа, жену или детей, то скоро они будут казаться тебе в абсолютно черном цвете, рядом с ними невозможно будет находиться, так как будешь их ненавидеть, осуждать, ругаться с теми, кого злословишь. И в конечном счете семья распадется. Спасение от этого одно – постоянное покаяние, частая исповедь в грехах своих против ближних и причастие Тела и Крови Христовой для уврачевания души от ненависти и для стяжания Любви. То же самое относится, если такие нестроения возникают на работе или в ином месте.

К чему приводит злословие страны своей, властей своих, народа своего и других народов, мы хорошо знаем из истории. К сожалению, иногда плохо помним эти уроки.

В истории нашей Родины было много таких трагических моментов, когда народ поддавался и верил клевете на своих правителей, и это приводило к страшной смуте, к гражданской войне. А как следствие этой ненависти к властям своим и междоусобицы – приходили иноплеменники и разоряли Русь Святую. Так было во времена Смуты, Октябрьского переворота и еще во многих других случаях.

Хорошо знают те, кто враждует против любого народа и страны: не стоит воевать с помощью своей армии, теряя солдат, а лучше разделить народ и столкнуть людей между собой, усиливая острые моменты и разжигая недовольство властями. А когда люди достаточно друг друга поуничтожают и страна ослабеет, станет бессильной, тогда можно приходить ее грабить. Так сказано и в Евангелии: «Но Иисус, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф. 12: 25). Поэтому мы должны всячески избегать злословия властей и не слушать клевету на них, не осуждать. Не будем забывать, что «всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение» (Рим. 13: 1–2). И еще: «Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым» (1 Пет. 2: 13–14).

Мы должны объединяться в служении Богу, Церкви и Родине своей, каждый хорошо стараться делать именно свое дело, весь суд предоставлять Богу, и тогда у нас будет намного меньше нестроений, споров, раздоров. И намного больше сил для совершения трудов по спасению своей души и для стяжания благодати Святого Духа и вечной жизни в Царствии Небесном. Аминь.

«Тот, кто привык злословить, не способен на доброе»

Священник Максим Горожанкин:

– Сказано: «Человек добрый из сердца своего выносит доброе, а человек злой из сердца своего выносит злое» (ср.: Мф. 12: 35). Так что когда мы осуждаем кого-то, когда мы сплетничаем, мы как раз показываем, что душа наша заражена пороком. Да и сами мы не идеальны.

Современное общество всячески провоцирует грех осуждения и злословия. Ток-шоу на телевидении – это такие упражнения в злословии. И огромная опасность в том, что человек привыкает злословить. А тот, кто привык только лишь злословить и осуждать, не способен уже на добрый импульс. Когда человек всегда обо всех говорит и думает плохо, ему очень сложно перестроиться на иное, очень сложно увидеть вокруг себя добро и добрых людей.

Святитель Николай Сербский приводил такую притчу: «Чем отличается человек праведный от человека грешного? Человек праведный, если видит людей, идущих куда-то, в сердце своем мыслит: добрые христиане идут, наверное, в храм Божий помолиться. А человек, привыкший злословить, при виде тех же людей думает: это, наверное, бандиты идут кого-то обворовать». Яркий пример того, как мы очень часто злословим тех, о ком совсем ничего не знаем.

В истории масса подтверждений тому, чем оборачивалась клевета. Все мы помним трагические события начала XX века. Тогда многие злословили и царскую семью, и вообще правительство. Да, эти люди были небезупречны, но когда произошла революция, это стало катастрофой, положение в стране стало еще более тягостным, чем было до этого. А 1930-е годы, а ГУЛАГ, а расстрелы людей за веру?! Много мирян и духовенства пострадало. Это чудовищно, когда человека расстреливают за то, что он верит в Бога, или за то, что у него дома литература не та, которую нужно читать. А началось все с осуждения царя. Но никто не идеален, и государь-император тоже. Видя его плохие стороны, не замечали хороших. Уходя от монархического государственного устроения, которое кому-то казалось несовершенным, а кому-то и совсем негодным, к чему пришли? К большевизму, который обернулся массой трагедий. Вот об этом необходимо всегда помнить, когда мы злословим правителей какого бы ни было уровня. А сидя на диване, легко управлять государством.

Мы должны пытаться не злословить ближних и дальних наших, но за них молиться. И тогда всё будет по-христиански. Просить, чтобы Господь сил подал и нам, и тем, о ком мы плохо подумали. Лучше помолимся, чтобы Господь исправил и нас, и их. Тогда всё будет хорошо.

Семь фактов о злословии

Жил-был тролль, злющий-презлющий; то был сам дьявол. Раз он был в особенно хорошем расположении духа: он смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, все же негодное и безобразное, напротив, выступало еще ярче, казалось еще хуже. Дьявола все это ужасно потешало. Все ученики тролля – у него была своя школа – рассказывали о зеркале как о каком-то чуде.

– Теперь только, – говорили они, – можно увидеть весь мир и людей в их настоящем свете.

Г. Х. Андерсен. Снежная королева

Вместо пролога

Вообще-то, это должен был быть эпилог. Через много дней после сдачи этого текста в редакцию я невольно провела один социальный эксперимент.

В оживленной дискуссии в социальной сети, вяло споря с хорошо знакомым в реале человеком с довольно-таки охранительными взглядами (вялопотому что человек я аполитичный, по политическим и идеологическим вопросам допускаю любые мнения, кроме откровенно людоедских, типа «всех убить», а по социальным дискутирую только там, где понимаю хоть что-нибудь), я на очередную резкость не в мой, правда, адрес процитировала апостола Павла: «Злоречивые Царствия Божия не наследуют».

Реакция не замедлила себя ждать. Мне намекнули, что я ничего не понимаю в церковной жизни, потому что многие святые позволяли себе резкие высказывания. Меня прямо обвинили в том, что я его, человека, из Православной Церкви выгоняю. Мне в итоге даже заявили, что такие вещи надо обсуждать с духовником, а не в интернете.

Кончилось дело расфрендом, в связи с чем я была чрезвычайно расстроеначеловек-то, повторюсь, лично знакомый, не виртуальный приятель.

Но несколько дней спустя диалог повторился.

Человек уже совершенно либеральных и, как это часто бывает, «библейско-центричных» взглядов прошелся по своему невидимому оппоненту очень нехорошим словом. Я повторила фразу апостола. Человек явно обиделся: спросил меня, не стала ли я его виртуальным духовником, заметил, что как-то я уж очень легко рассуждаю о наследовании кем-либо Царствия Небесного (как будто эту фразу я из головы вытащила), а в конце концов саркастично поблагодарил за знакомство его с Писаниемчто бы он без меня делал.

Из обоих этих диалогов я сделала два вывода. Первыйотносительно себячто я, пожалуй, неправа, и поучать надо меньше. А вот второйотносительно других: что напоминание о таком, казалось бы, безобидном грехе, как злословие выводит из себя гораздо сильнее, чем о каком бы то ни было ином.

Трудно себе представить чревоугодника, который бы начал доказывать право на чревоугодие Писанием и Преданием. Блудник может потребовать пересмотреть Писание в угоду времени (да и тоесли он совсем уж модернист), но в принципе понимает, что с точки зрения классического понимания этого грехаэто все-таки именно грех. Убийца (например, женщина, совершившая аборт), будет искать оправдание в обстоятельствах своей жизнино не в Писании.

И только злоречивый настойчиво доказывает, что его грех освящен традицией, агиографией и чуть ли не «Добротолюбием»…

Что же на самом деле церковная традиция говорит о злословии?

1. Апостол Иаков: «Языкнеудержимое зло»

Апостол Павел призывает держать злой язык за зубами: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе» (Еф. 4:29). А в другом месте, тоже хорошо известном, вообще ставит злословящих в один ряд с тягчайшими грешниками: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1.Кор.6:9–10).

Апостол неумолим. Пьяницы, воры, грабители, блудники всех видов, разрушители брака, а с ними и обычные болтуны-сплетники, любители почесать языком о чужих грехах стройными рядами и колоннами проходят мимо Царствия Небесного.

Апостол Иаков, брат Господень

Другой апостол говорит, что слова – дурной язык – оскверняют все тело, они ядовиты. Диагноз остроязычному человечеству апостол Иаков, брат Господень, выставляет неутешительный: «Язык укротить никто из людей не может: этонеудержимое зло; он исполнен смертоносного яда» (Иак.3:8).

Яд этот не только смертносен, но и весьма сладок. Как же приятно посплетничать, поязвить, пообсуждать чужие грехи! За этим наслаждением стоит психология фарисея: «Благодарю Тебя, Боже, за то, что я не таков, как другие люди!»

2. Книга Левит: «Не ходи переносчиком в народе твоем»

Запрет на злословие – изобретение не новозаветное. В книге Левит именем Господним запрещается разносить сплетни: «Не ходи переносчиком в народе твоем… Я Господь» (Лев.19:15). В иудаизме – и ветхозаветном, и средневековом, и современном – грех злословия, лашон а-ра, считается одним из наиболее тяжелых, причем грешником становится не только тот, кто распространил порочащий слух, но и тот, кто ему поверил. Средневековый иудейский философ Моисей Маймонид (Рамбам) в книге «Законы поведения» писал: «Троих убивает лашон а-ра – говорящего, верящего и того, о ком говорят. И верящего – еще больше чем говорящего».

Ну, хорошо, могут заметить скептики, иудейская манера цепляться к словам и оцеживать комаров еще из обличений Спасителем фарисеев известна – а при чем же тут христианство? Мы же не просто гадости говорим, мы о ближнем заботимся. О его исправлении. Мы же не такие, как эти фарисеи.

Скептики ошибутся, и дело даже не в том, что ни одного окруженного такой «заботой» ближнего сплетни еще не исправили. Дело в том, что христианская аскетика столь же прямолинейна. Иоанн Лествичник запрещает осуждать грешника, даже если он совершает грех на смертном одре и, вроде бы, не стремится к покаянию: «Суд Божий неизвестен людям. Некоторые явно впадали в великие согрешения, но большие добродетели совершали втайне; и те, которые любили осмеивать их, обманулись, гоняясь за дымом и не видя солнца».

3. Вместо злословиямолитва

Тем, кто оправдывает свое злословие попечением о несчастном падающем ближнем, святой рекомендует помолиться о грешнике. Тайно помолиться. «Сей образ любви приятен Богу». Ну а грех следует приписывать не человеку, а искушающему его бесу.

«Не будем не только негодовать, но и осуждать хулителей, безбожников, гонителей и подобных им людей, – вторит древним отцам святой XX века преподобный Порфирий Кавсокаливит, одновременно обличая стандартную отговорку, будто отцы учат об отношении к ближним, а не к настоящим врагам. – Будем ненавидеть их слова, их зло, но человека, который сказал это, не будем ненавидеть, даже возмущаться на него. Помолимся о нем. Христианин имеет любовь и благородство и ведет себя соответствующим образом».

Другой подвижник древности, авва Дорофей, тоже ничуть не противоречит иудейской традиции и призывает не только не верить наговору на ближнего, но еще и покрывать его явные грехи. Когда святому Аммону сообщили, что у некого брата в келье – женщина, преподобный отец пришел с обвиняющими в келью уличенного брата, сел на кадку, под которой, как он догадался, женщина была спрятана, и предложил обыскать помещение.

Никакой женщины благочестивые монахи не нашли и удалились смущенными. А вот согрешивший или, по крайней мере, собиравшийся согрешить брат – покаялся, пристыженный кротостью аввы, а вовсе не обличением братии.

4. Злословиеисчадие ненависти

«Злословие есть исчадие ненависти, тонкий недуг; большая сокровенная и таящаяся пиявица, которая высасывает и истребляет кровь любви; лицемерие любви; причина осквернения и отягощения сердца; истребление чистоты», – снова Лествица. Жуткая вещь: если сущность Бога есть любовь (тот же святой Иоанн в последнем тридцатом слове своей Лествицы напомнит, что Сам Господь ею именуется), то выходит, злословие, истребляющее кровь любви, есть самое настоящее богоборчество. Разумеется, богоборцу в Царствии Божьем делать нечего.

Преподобный Иоанн Лествичник

Почему такое гневное обличение – исчадие ненависти? Казалось бы, многие ли злословят с ненавистью? Чаще – просто ворчат. Если и ненавидят, то уж совсем неприятных людей: тех, кто развязывает и оправдывает войны и убийства, взяточников, грабителей, злостных нарушителей и разрушителей порядка и покоя других людей – сознательных вредителей, короче говоря.

Если внимательно читать то же слово о злословии из Лествицы, найдем интересную мысль: слова Писания «не судите да не судимы будете» следует понимать как предостережение – за что осуждаешь, в то сам и впадаешь. Ничего удивительного – духовная жизнь подобна бумерангу.

5. Авва Дорофей о пристрастном Суде Божьем

Авва Дорофей дает другое объяснение на простом примере. Двух девочек, сестер-близнецов, купили на невольничьем рынке две женщины: благочестивая «святая дева», воспитавшая девочку как родное дитя и добрую христианку, и блудница, воспитавшая свою рабыню соответствующе своему образу жизни. Вопрос: будет ли Бог одинаково судить этих девочек, если они согрешат?

Для автора «Душеполезных поучений» этот вопрос риторический: «Одна знала о суде, о царстве Божием, день и ночь поучалась в словах Божиих; другая же, несчастная, никогда не видала и не слышала ничего доброго, но всегда, напротив, всё скверное, всё диавольское: как же возможно, чтобы обе были судимы одним судом?»

Вывод: судить других нельзя, потому что мы не знаем мотивов поступков и поведения, личного «бэкграунда», а следовательно – не знаем и судов Божьих. Потому что Бог будет судить каждого по-Своему. Так что опять возвращаемся к богоборчеству: осудил – попытался присвоить себе функцию Бога.

6. Победить злословие: не видеть зла

«Будете как боги», – старая, чуть-чуть моложе мира уловка лукавого. Ну да, а еще познаете добро и зло, научитесь их различать.

Преподобный Порфирий Кавсокаливит

Диавол – клеветник (так это слово и переводится), он соврал. Во-первых, все равно не научитесь. Во-вторых, Бог не различает добра и зла – Он просто не причастен ко злу. И в-третьих, как раз причастность к Богу делает нечувствительным ко злу.

«В Духе Божием человек не видит зла, и естественно оправдывает все поступки других людей. Все без исключения! Христос «посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф.5:45), – учит преподобный Порфирий Кавсокаливит. – Тайна в том, чтобы научиться не видеть зла!»

7. Не разъединить грехом, а объединить любовью

Злословие в любом его виде – если и не сознательная клевета (то есть ложь, то есть прямое потомство диавола), в конечном итоге – это желание увидеть зло в другом, рассмотреть его и обсудить, поставить себя над (ключевой предлог: не «вне», а «над», то есть — гордыня) этим злом. И это тоже – богоборчество, потому что Бог пришел соединять людей в Себе, а злословящий стремится разъединить – грехом.

Авва Дорофей свое поучение против злословия и осуждения заканчивает красивой иллюстрацией. Мир – это бесконечный круг. В центре его – Бог. К Центру стекаются радиусы – жизни человеческие. Чем дальше от Центра – тем дальше и друг от друга.

«Таково естество любви: насколько мы находимся вне и не любим Бога, настолько каждый удален и от ближнего. Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с ближним; и сколько соединяемся с ближним, столько соединяемся с Богом».

Злословие в христианстве. Почему это так сильно вредит душе человека?

Многие люди знают о таком грехе, как злословие. Что такое злословие с точки зрения православия? Злословие — это порицание ближнего своего, а также пристрастные слова о его согрешении. Множество людей не может от него удержаться.

Грех злословия очень опасен для человека, так как попадает в самую глубину души и оставляет там свои корни. Со временем корни эти глубоко зарастают в душу, и избавиться от них очень сложно. Но как говорится, всякую душу можно спасти, главное самому это осознать.

«Злоречивый наперед посрамляет себя самого, а потом уже того, о ком говорит худо, или даже не может сделать с ним и этого, но сам заслуживает название человека дурного и ненавистного, а того делает еще более любимым. Ибо если тот, о ком он говорил худо, не воздает ему тем же, но хвалит и превозносит его, то воздает похвалу не ему, а себе самому…»

Злословить это значит обсуждать чужие грехи

Злословить — это также значит обсуждать чужие грехи. Порой человек не может не оговорить человека, он просто не может без этого. От этого конечно избавляться придется очень тяжело. Каждую проблему, какая бы она не была, нужно лечить сразу, чтобы не распространялась дальше.

От греха злословия помогает молитва. При этом молиться нужно не только за своих близких, но и за чужих. Злословие в христианстве имеет свои корни. Это страсти ненависти, памятозлобия, немилосердия, самолюбия, а также зависти. Если вы заметили в себе одно, значит, будет и второе, и третье.

Рассмотрим, что же говорили о злословии святые отцы, что они советуют делать, чтобы избавиться от греха злословия. Почему мы должны обращаться именно к их словам? Потому что эти люди еще при жизни достигли высшей святости, именно на их примере мы и должны жить.

Грех злословия — это порождение ненависти и памятозлобия

Преподобный Иоанн Лествичник считал, что грех злословия — это порождение самой ненависти и памятозлобия:

«…Злословие есть исчадие ненависти, тонкий недуг, большая сокровенная и таящаяся пиявица, которая высасывает и истребляет кровь любви, лицемерие любви, причина осквернения и отягощения сердца, истребление чистоты…».

Иоанн также считает, что злословие может быть еще и делом любви:

«…Услышав, что некоторые злословят ближних, я запретил им; делатели же сего зла в извинение отвечали, что они делают это из любви и попечения о злословимом. Но я сказал им: «Оставьте такую любовь, чтобы не оказалось ложным сказанное: Оклеветающаго тай искренняго своего, сего изгонях… (Пс. 100:5)».

Если ты истинно любишь ближнего, как говоришь, то не осмеивай его, а молись о нем втайне, ибо сей образ любви приятен Богу. Станешь остерегаться осуждать согрешающих, если всегда будешь помнить, что Иуда был в соборе учеников Христовых, а разбойник в числе убийц, но в одно мгновение произошла с ними чудная перемена».

Авва Дорофей считал, держать язык от зла это еще не значит не злословить

Авва Дорофей считал, что держать язык от зла это еще не значит не злословить и не раздражать:

«…Пророк говорит: …«Приидите, чада, послушайте мене, страху Господню научу вас. Кто есть человек хотяй живот, любяй дни видети благи? … Удержи язык твой от зла, и устне твои, еже не глаголати льсти» (Пс. 33, 12, 14). Итак, он прежде всего отсекает действие зла страхом Божиим. Удерживать язык свой от зла значит не уязвлять чем-либо совести ближнего, не злословить, не раздражать. А устнами своими «не глаголати льсти» значит не обольщать ближнего.

…Отгоняем же страх Божий от себя тем, что делаем противное сему: не имеем ни памяти смертной, ни памяти мучений; тем, что не внимаем самим себе и не испытываем себя, как проводим время, но живём нерадиво и обращаемся с людьми, не имеющими страха Божия, и тем, что не охраняемся от дерзновения.

Сие последнее хуже всего: это совершенная погибель. Ибо ничто так не отгоняет от души страх Божий, как дерзость. … она есть мать всех страстей, потому что она отгоняет страх Божий от души. Ибо если «страхом же Господним уклоняется всяк от зла» (Притч. 15, 27), то, конечно, где нет страха Божия, там всякая страсть. Бог да избавит души наши от всегубительной страсти — дерзости.

Дерзость бывает многообразна: можно быть дерзким и словом, и осязанием, и взором. От дерзости иной впадает в празднословие, говорит мирское, делает смешное и побуждает других к непристойному смеху…».

Как победить в себе грех осуждения?

Грех осуждения является, пожалуй, одним из самых распространенных духовных пороков человечества. Без преувеличения можно сказать, что ему подвержены почти все без исключения, в большей или меньшей степени. Часто, правда, это может не выражаться видимо, не произноситься вслух. Большой проблемой является и то, что многими он не воспринимается как болезнь или порок, а напротив, представляется общепринятой нормой. Между тем, осуждение ближних является одной из самых разрушительных и пагубных страстей из существующих. В чем его опасность и каковы пути преодоления?

В чем заключается опасность греха?

Почему же осуждение других настолько губительно для души человеческой? Ведь ни один праздный разговор, если подумать, не обходится без него. Мы так привыкли рассматривать в микроскоп чужие недостатки и выносить свой приговор, что считаем это даже признаком своей глубокой нравственности и религиозности. Однако, напротив, это говорит о крайне низком уровне нашего духовного развития. Почему?

Осуждая ближних, мы ставим себя на уровень судей над ними, тем самым отнимая это право у Верховного Судии. Не терпя чужих пороков или недостатков, мы ставим такую видимую несправедливость как бы в упрек Творцу, Который, как нам кажется, почему-то медлит и не наказывает грешников. Вот почему грех осуждения является необычайной дерзостью и даже косвенной хулой на Бога.

Но если честно представить себе, что ожидало бы нас самих, случись Суд Божий прямо сейчас, то картина, согласитесь, была бы не из приятных. Особенно если те же мерки, которые мы применяем к другим, были бы приложены и к нам. В Евангелии есть такие слова: Не судите, да не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить . (Мф. 7:1 — 2)

Каковы главные причины порока?

Для успешной и плодотворной борьбы со страстями, несомненно, важным будет узнать их причину. Точно так же, как и телесную болезнь можно окончательно победить, лишь обезвредив ее очаг, а не уменьшив симптомы. Что же является главной причиной греха осуждения? То же самое, что сделало некогда высшего из всех Денницу ниже всех, — гордыня.

У гордого и самоуверенного человека отсутствует самокритичность. Он способен замечать только чужие недостатки, видеть сучок в глазу ближнего и не замечать «бревна» в своем. И действительно, если бы каждый смог посмотреть на себя со стороны нелицеприятно, стало бы очевидно, что мы являемся гораздо большими должниками перед Богом, чем те, кого мы осудили.

Очень наглядный тому евангельский пример, как мы обычно поступаем с ближними, — притча о немилосердном должнике. Царь простил своему рабу десять тысяч талантов, после чего этот раб сразу же потребовал от своего товарища-должника гораздо меньшую сумму в сто динариев без каких-либо отсрочек. Узнавший об этом царь, конечно же, разгневался и повелел заточить своего должника в темницу, то есть поступил с ним так же, как и тот поступил со своим ближним (Мф. 18:23 — 35). Созвучна ей и Евангельская история о прощении жены-прелюбодеицы (Ин. 7:53 — 8:12).

Вот почему осуждение других всегда основано на неправильной самооценке, на невидении своих грехов, что является весьма ошибочным, неверным и требует большой работы над собой. К тому же мы забываем, что в любой момент согрешающий может покаяться, в то время как мы сами за свое осуждение непременно будем наказаны.

Если осуждаешь ближнего, то вместе с ним и ты осуждаешься в том же, в чем его осуждаешь , — говорил преподобный Серафим Саровский. Психология греха осуждения также показывает, что зачастую мы ставим в вину другим то, чем грешим сами, не замечая этого за собой. Или же, по непреложным духовным законам, вскоре впадаем в подобное, только жесточайшее согрешение, в котором осудили кого-то.

Осуждение и рассуждение: чем они отличаются друг от друга?

Впрочем, все это вовсе не означает, что мы должны быть абсолютно бесчувственны к любому злу, к пагубным страстям человеческим. Опытные духовники говорят о том, что отличать грех от добра мы обязаны, что всегда должно иметь место духовное рассуждение. Чем же рассуждение отличается от осуждения, как их распознать?

Критерий здесь довольно простой: если вы не чувствуете к человеку, поступившему худо, плохих чувств, отвращения к нему лично, а напротив, жалеете о нем, то это рассуждение. В противном случае это будет уже грех осуждения. Почему святые отцы и учили, что нужно ненавидеть грех, но любить грешника . Иногда, с пользой для спасения души ближнего, его можно и осторожно обличить. Но делать это позволительно, по словам апостола, только в духе кротости (Гал. 6:1) и любви, иначе мы только навредим и себе, и согрешившему.

Сопутствующие страсти

Чаще всего осуждению сопутствуют и другие, связанные с ним греховные навыки, которые также отрицательно сказываются на духовном развитии человека. Среди них можно назвать следующие:

  • зависть;
  • злопамятность;
  • злорадство;
  • самопревозношение;
  • насмешка;
  • подозрительность;
  • любопытство;
  • самодовольство;
  • злословие;
  • мстительность.

От большинства из них можно избавиться, если победить в себе грех осуждения. Как же это сделать?

Борьба с греховным навыком

Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) называл самым легким путем ко спасению — не осуждать никого. Но то, что названо здесь легким, на деле оказывается весьма труднодостижимым: настолько глубоко данная привычка въелась в каждого из нас. Мы же приведем только некоторые советы духовных людей, которые помогут это осуществить.

Самое первое — необходимо признаться себе, что грехом осуждения мы все заражены. Второе — должна быть абсолютная решимость и желание от него избавиться. Поскольку сами по себе мы немощны, а борьба со страстями требует огромных сил, то нужно непрестанно просить помощи в этом (как и во всем остальном) у Спасителя. И тогда, видя наше доброе произволение и максимальные усилия, Он поможет.

Просить о помощи можно собственными словами. А можно каждое утро после утренних молитв говорить: Помоги мне, Господи, в сей день никого не осудить . Рекомендуется также читать третью часть известной молитвы Ефрема Сирина: Господи Царю, дарую ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего .

Действительно, самый же лучший «рецепт», как победить грех осуждения, — всегда помнить и размышлять о собственных грехах. Кто занят познанием самого себя, тому некогда замечать за другими. Осуждай себя, и перестанешь осуждать других , — говорит Серафим Саровский. Святые отцы также образно сравнивали осуждающего с тем, кто идет оплакивать мертвеца в чужом доме, когда у самого дома лежит свой покойник.

Они советовали всем к себе относиться строго, а к другим снисходительно, всех считать ангелами. Это может показаться странным и лицемерным, но если задуматься, то поведение многих людей зависит от того, как мы их воспринимает, как к ним относимся. Конечно, это требует большой работы над собой. Но начинать надо с малого.

Например, если нам не удается воздержаться от мысленного осуждения других, то можно хотя бы попытаться пока удержать свой язык от злословия. Потому что этим мы только умножаем зло, вводим также в искушение и наших собеседников. Кроме того, если в разговоре мы сами слышим, что о ком-то говорят плохо, то лучше от такой беседы отойти. В противном случае мы тоже становимся соучастником греха наравне со злословящим.

В случае, если нам все же не удалось избежать обличительных слов или мыслей в адрес кого-то, то нужно постараться загладить это в дальнейшем хорошими словами о нем. Но наиболее действенным средством в борьбе с грехом осуждения будет искренняя молитва об опечалившем нас. Духоносные отцы советовали даже молиться о согрешившем, как о самом себе, например, такими словами:

Господи, благослови все, кого я осудил (имена), и их святыми молитвами и мя, окаянного, помилуй.

Еще одним эффективным и проверенным средством в борьбе со страстями является врачевание их противоположными добродетелями.

Противоположные добродетели

Что же из положительных человеческих качеств можно противопоставить осуждению других? К ним можно отнести, например, следующие:

  • человеколюбие;
  • нелицеприятие (одинаковое отношение ко всем);
  • снисходительность;
  • милосердие;
  • жертвенность;
  • любовь к ближним;
  • сострадание.

Совершенствуясь в них, возможно достичь большого духовного развития, принести истинное покаяние. Теперь оно будет подтверждено не только словами, но и поступками.

Не судите, да не судимы будете

Очень много примеров о том, как важно воздерживаться от греха осуждения, содержится в древних патериках, в житиях святых. Мы приведем только некоторые из них.

В одном монастыре жил инок, который слыл весьма ленивым и нерадивым. Однако когда он умирал, появился необычайный свет, душу его забирали ангелы в рай. Братия недоумевала. Тогда им было открыто, что единственная добродетель этого монаха — то, что он никого никогда не осуждал.

В другой обители старец как-то строго осудил своего послушника. После этого ночью ему было видение. Перед ним предстал ангел, который держал в руке душу того послушника. Он спросил старца: если сейчас решается участь послушника, куда старец повелит идти его душе — в ад или в рай? И тогда старец осознал, насколько опасно осуждение других, и покаялся.

Один известный подвижник, авва Исаия, однажды увидев, как монах согрешает блудом, прошел мимо, сказав: Если Бог, создавший его, видя это, не пожигает его, кто я, чтобы обличать его?

Другой поучительный пример о том, как важна работа над собой, а не над другими, содержится в житии Моисея Мурина. Как-то братия позвала его на собрание, где должен был пройти суд над согрешившим иноком. Тогда преподобный нашел старую корзину с дырами, наполнил ее песком, с чем и пошел на собрание. Братия спросила его: Что это означает?». На что святой ответил: «Мои грехи сыплются сзади меня, и я не вижу их, а я пришел сегодня, чтобы судить прегрешения другого!

О том, возможно ли полностью избавиться от популярной страсти, и как это сделать, расскажет профессор А. И. Осипов в следующем видеосюжете:

Читать еще:  Православные и церкви других религий: можно ли заходить или нет, особенности и правила поведения
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector