0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Деньги и церковь: камень преткновения духовности и богатства

Содержание

Почему Церковь берет деньги и другие неприятные вопросы

К сожалению, сегодня от многих людей можно услышать рассуждения в духе: «Почему в храме все стоит денег? Разве не изгнал Христос торгующих? Почему свечку сделать дешево, а продают ее втридорога? Ясное дело, чтоб „попам мерседесы“ покупать. Или часы.» Таких народных налоговых инспекторов, которые со знанием дела рассуждают о церковных доходах, очень много Попробуем разобраться, зачем же на самом деле церкви нужны деньги, куда они тратятся и должны ли прихожане платить за духовность?

Зачем Церкви деньги?

Деятельность Церкви, как и любой духовной общины происходит в миру — в социуме, который сложился вокруг. В мире есть деньги, которыми между собой расплачиваются люди, компании и государство. Иногда есть бесплатные услуги, но это лишь значит, что за людей в данном случае платит государство.

Бесплатного нет ничего, и ничего не может законным образом существовать в мире, не имея денег. Исключение составляет натуральное хозяйство — идеальный образ жизни, когда человек или община кормят, одевают и лечат себя сами, — но и в таком случае деньги необходимы: заплатить, например, налог на землю, которую община или дом занимают. На деле же даже самые «натуральные» общины используют в хозяйстве недорогие трактора, хозяйственные инструменты, покупную одежду. Лекарства и какие-то продукты тоже берутся в магазинах.

Хозяйство Никитского монастыря в Ярославской области.

Зачем деньги Церкви? Деньги помогают ей существовать. Каждый храм платит государству за свет (сотни лампочек в храме) и отопление. Деньги тратятся на ремонт и поддержку зданий в надлежащем состоянии. Храм закупает свечи и облачения священникам — по вековой традиции сложилось, что нужны облачения разных цветов, и все они стоят денег. Храм платит зарплату — священникам и тем, кто работает при храме — например, продавцу в книжной лавке при церкви.

Некоторые храмы устраивают воскресные школы — и иногда это отдельные здания, в которых также есть электричество и отопление.

Если это монастырь, то к хозяйственным расходам добавляются траты на питание. Жить натуральным хозяйством, — особенно, если обитель находится в черте города, — сейчас невозможно.

Высоко-Петровский монастырь, который расположен в самом центре Москвы.

А еще некоторые монастыри (реже — храмы) стараются иметь при себе небольшую редакцию, в которой к печати готовятся душеполезные книги. Например, такое издательство есть у Свято-Троицкой Сергиевой-Лавры или у Подворья Лавры в Москве. Продав эти книги, монастырь что-то заработает, но для начала книгу надо подготовить к печати, а это тоже деньги.

По сути, любая церковь и любой монастырь, каким бы высоким ни был уровень духовной жизни и степени аскетики в нем, нуждается в деньгах.

Церковь и деньги — история вопроса

Вопрос о том, нужна ли Церкви какая-то собственность или блага, не нова. Спор о церковном имуществе и землевладении известен на Руси с XV века. В то время преподобный Иосиф Волоцкий отстаивал право монастырей на владения, где бы трудились монастырские крестьяне, а преподобный Нил Сорский и его последователи («нестяжатели») учил, что монахи должны кормить себя сами и избегать роскоши в храмах.

Конечно, позиция преподобного Нила кажется предпочтительной, но тогда Церкви будет трудно заниматься благотворительностью: помогать неимущим, строить школы, организовывать летние лагеря, паломнические поездки и т.д — монастыри потеряют любую возможность помогать миру, кроме как молитвой за него.

Село Селихово в Тверской области вплоть до XIX века принадлежало Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Крестьяне обеспечивали главный монастырь страны частью необходимого, а монастырь давал крестьянам спокойное мирное существование и молитвенное заступничество.

Как стало сейчас

Жизнь современного человека, даже искренне верующего, совершенно не походит на жизнь участника древней общины. Мы не занимаемся натуральным хозяйством, а если и занимаемся — это не единственный и часто даже не основной источник пополнения семейного бюджета. Множество верующих людей живет в городах, занимается интеллектуальным трудом, результаты которого нельзя потрогать руками. Именно тут в истории мировой политэкономии появляется такое понятие, как «всеобщий эквивалент», т.е. деньги.


Пожертвования, которые собираются в храме, расходуются на содержание и людей, и храма

Существенно видоизменились и наши храмы. Они больше не представляют собой холодные угрюмые пещеры, без освещения, тепла и красивого убранства. Напротив, заходя во многие современные храмы, дух захватывает от великолепия форм и оформления церкви. Всем нравится, когда в храме чисто, тепло, светло и просторно. Когда на клиросе красиво поет профессиональных хор, а не какофония голосов трех не спевшихся старушек. Когда есть возможность посещать воскресные школы и приходские кружки для детей. Когда на большие праздники можно поучаствовать во вкусном и сытном приходском обеде. Но не всем нравится, что в современном мире это стоит денег.

Почему Церковь берет деньги за всё?

Прихожане дают деньги храму, потому что иногда это единственное, что они могут дать взамен. Храм и священник ничего не требуют взамен, но это естественный порыв души — как-то поблагодарить.

Взамен чему? Отблагодарить за что?

Практически для всех, кто приходит в храм — на службу или просто заглядывает в течение дня — это моменты сокровенные. Кто-то переживает искреннюю радость от молитвы, которую особенно глубоко ощущает именно в храме у икон. Кто-то — скорбит, кто-то — молится за здоровье. Кто-то надеется, что эта минутная сосредоточенность в храме перед иконой поможет в предстоящем деле. Отблагодарить — это естественный порыв души.

Кто-то благодарит тем, что помогает храму или монастырю — что умеет, то и делает. Остальные — деньгами и пожертвованиями (например, в виде покупки свечей), потому что для храма продажа свечей или плата за подачу записок — это существенная статья доходов, которая дает хозяйству не развалиться.

В храме горит свет — это потому что были проданы 1000 свечей. В храме тепло зимой — потому что были проданы свечи и пожертвованы деньги за записочки. Примерно всё именно так и есть.

Ответный дар

Если человек знает Евангелие – он тут же вспоминает, что Христос изгнал торговцев из храма. Если человек Евангелия сам не читал – что ж, рано или поздно найдутся «доброжелатели» из какой-нибудь секты, которые не откажут себе в удовольствии ткнуть пальцем в чужой «грех». С гневным возмущением они обратят ваше внимание на очевидное противоречие между жизнью православной церкви и Евангелием… Но ведь Евангелие читают и православные священники. Почему же в наших храмах звенят деньги?

Деньги в храме – это плата за то, что мы живём в условиях, весьма отличных от той культурно-бытовой среды, в которой складывались устои православной жизни. Это наша плата за то, что мы живём не в традиционном обществе, не в крестьянской общине. Мы – жители городов, вдобавок северных, а отнюдь не палестинских или греческих.

Представим себе основы церковной «политэкономии» в ту пору, когда господствовало так называемое натуральное хозяйство.

Что нужно было для повседневной жизни храма? – Хлеб и вино для таинства Причастия. Воск для свечей, оливковое масло для лампад, ладан для благовонного каждения. Всё это совсем не экзотично и не дорого. У греческого, сербского, болгарского крестьянина (а именно оттуда к нам пришёл православный уклад жизни) всё это было под рукой. Хлеб он выращивал свой. Вино делал из своего винограда. Маслиничное дерево росло на его же пастбище. В качестве ладана могла сгодиться смола, собранная с деревьев (прежде всего – сосен и кедра).

Денег почти не было (особенно на селе). Люди приносили в храм частичку того, что они вырастили или сделали сами. Они не покупали свечи в храме – а приносили из дома свои. Они не покупали в храме бутылочку с маслом для своих домашних лампад, но из дома приносили сделанное их же руками масло. Они не покупали в храме просфор, но свой, домашний хлеб или муку приносили для храма. Они не покупали в церковной лавке ладан, привезённый из-за границы, но сами делились с храмом собранной ими смолой. То, что мы сегодня выносим из храма, ещё сто лет назад люди (по крайней мере, крестьяне) в храм приносили.

Крестьянин понимал, что он не является творцом своего урожая. Да, его труд и его вклад велик. Но без дождя и без солнца – разве дала бы плод вспаханная им земля?! Всю страду он с надеждой смотрел на небо. Теперь у него есть урожай – и чувство справедливости требует быть благодарным Небу. Частичку своего урожая, частичку своего труда он приносит к алтарю: «Ты даровал это мне, Господи, я благодарю Тебя и приношу ответный дар, хотя и символический».

Именно в этом смысл освящения мёда, яблок, винограда в августовские церковные праздники. Яблоки не становятся вкуснее или святее от принесения их в храм. Просто душа учится быть благодарной.

Можно ли брать свечки в храме бесплатно?

Если вы придете в храм, то увидите, что на все установлены «цены». Свечи: от 20 рублей и больше. Записочки. Заказ молебна. Венчание. И так далее. Это магазин, спросите вы? Это пожертвование, ответят вам, и это действительно так.

Никто не будет поднимать скандал, если вы возьмете бесплатно свечу и уйдете. Если у вас нет денег — вы нищая старушка или погибающий бездомный — вам дадут свечу или записку бесплатно. Мы сами видели это много раз. Некоторые более или менее благополучные храмы или монастыри вообще имеют практику бесплатной раздачи свечей — например, мы видели это в Зачатьевском монастыре в Москве. Да много, где видели.

Собор Зачатьевского монастыря в Москве. Улица Остоженка. Метро Парк-Культуры или Кропоткинская

Мы так же знаем, что и Венчание и Крещение — священник может проводить совершенно бесплатно, если видит, что об этом просит семья, у которой очень тяжело с деньгами.

Вообще говоря, священник и так все молебны и Таинства проводит абсолютно бесплатно. А передать деньги — это естественный порыв души у человека. Например, священник приехал освящать нам дом. Его зарплата меньше нашей, у него три ребенка — я хочу его отблагодарить.

Пожертвования Церкви в какой-либо форме — это устоявшееся и естественное положение дел, которое совершенно искренне и без какой-либо «мысли» проживается «обеими сторонами».

Есть огромное число примеров, когда храмы и монастыри (практически все храмы и монастыри) по возможности помогают больницам, заключенным, нуждающимся — как могут и чем могут. Однако не афишируют это, не пишут в социальных сетях и никто про это не знает.

Но тот, кто не ходит в храм и не принимает участие в Церковной жизни, с этим не знаком и со стороны говорит, что «Церковь берет деньги и ничего не хочет делать бесплатно».

Церковь и деньги 1: ответы на «острые» вопросы

Христос изгонял торгующих из храма, а сегодня в храмах открыты церковные лавки, по всему храму стоят ящики для пожертвований, да ещё и на службе с тарелками ходят… Зачем Церкви столько денег и действительно ли у Неё их так много? Попробуем разобраться вместе!

Критики Церкви, не знакомые с Её природой и смыслом существования, любят задавать «острые», как им кажется, вопросы о церковных финансах: Зачем Церкви столько денег? Откуда получены все эти средства? Не берёт ли Церковь грязные деньги бандитов? Куда Она тратит полученное? Почему не отчитывается перед нами (критиками)? Почему толстые попы ездят на мерседесах? Почему в Церкви всё за деньги? И тому подобные.

В первой статье из цикла «Церковь и деньги» мы попытаемся честно ответить на многие распространённые вопросы о церковной экономике, которые на поверку могут оказаться не «острыми» а «тупыми»…

1. Почему в Церкви всё за деньги? Разве это нормально?!

Да, это нормально! Приход существует и должен существовать на деньги верующих!

С первого века существования христианства верующие брали сначала апостолов, а потом и поставленных ими во главе общин епископов и свои молитвенные помещения на кошт общины (церкви). И это не воспринималось ими, как покупка или продажа религии.

Все понимали, что проповедь Евангелия дала им неизмеримо больше того, чем они обладают сейчас — надежду на Вечную жизнь в Царствии Божием, как и то, что проповедникам нужно чем-то питаться, а собранная ими милостыня может быть использована также для больных и нуждающихся в других христианских общинах. Верующие отдавали толику своего материального достатка ради того, чтобы Церковь могла поддерживать своё существование и продолжать миссию.

Вот как эту мысль в девятой главе Первого послания к Коринфянам выразил святой апостол Павел: «Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника? Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования».

В те времена, как писал в своей статье «Откуда у Церкви деньги?» протодиакон Андрей Кураев, устройство жизни имело известную простоту. Во-первых, при каждом храме складывалась постоянная община из живущих поблизости верующих, в которой все друг друга знали и все уделяли значимую часть дохода (церковную десятину) на нужды храма. Во-вторых, большая часть вещей, которые использовались в храме, изготавливалась самими верующими в рамках их хозяйств.

Крестьяне сами сеяли злаковые и, как следствие, мололи зерно в муку и выпекали хлеба и просфоры. Виноделы лично изготавливали кагор и приносили его в храм. То же самое происходило с материей для облачений, ладаном, свечами, елеем и т.п. — это были продукты хозяйств верующих, которые они приносили и жертвовали в храм.

Сегодня общественное устройство усложнилось. Теперь сам храм занимается изготовлением просфор, закупкой вина, ладана, елея, облачений и утвари, изготовлением свечей. А мы — программисты, врачи, пожарные, лётчики, логопеды, фрезеровщики и прочие — не способны использовать прямые продукты своего труда для совершения богослужений.

Мы конвертируем свой труд в деньги, которые приносим в церковную лавку и на которые заказываем записки и свечи, а уже сама Церковь берёт на себя труд обратить нашу непрямую жертву во всё, потребное для Таинств.

Кроме того, развитие транспортной инфраструктуры и ритм современной жизни в городах «размывает» общину. Сегодня я хожу в один храм, а завтра захотел, сел на метро и поехал в другой, расположенный от моего дома за несколько километров или вообще на другом берегу громадной реки, но легко мне доступный. Или моя сменная работа два через два не позволяет мне посещать не то, чтобы каждую, а хотя бы и каждую вторую литургию…

Таким образом, в постоянной «обойме» храма остаются лишь немногие, что не позволяет содержать его за счёт десятины. Поэтому её и не собирают с верующих. А деньги на содержание храма нужны… Так что не стоит удивляться указанным в храме «рекомендуемым суммам пожертвования» за записки, свечи и разные требы. Это современная замена той десятой части доходов, которую мы, верующие, должны бы отдавать в Церковь.

2. А если у меня нет денег? Мне откажут в молитве или в совершении Таинства?

Начнём с того, что никто не заставляет нас идти в Церковь и подавать записки, ставить свечу или заказывать сорокоуст. Если мы стремимся сделать это, значит мы верим в Господа Иисуса Христа и ощущаем себя членами Его Церкви. А коли так, то должны выделять толику средств на поддержание Её существования. Ведь находим же мы деньги на мороженое, походы в кино и поездку в Таиланд?!

Но, бывают и люди с тяжелобольным ребёнком на руках или иными сложными обстоятельствами, которым действительно уже не до удовольствий, быть бы живу… Неужели такому человеку, за неимением денег, священник откажет в Таинстве Крещения, или принятии записки на богослужение? Я не знаю таких священников! Всегда существует возможность подойти к батюшке и по-человечески объяснить ситуацию. Тогда батюшка пойдёт вам навстречу и сделает всё бесплатно.

Кроме того, самое важное Таинство Церкви — Причащение Святых Тела и Крови Христовых всегда происходит без взимания каких-либо пожертвований. Что ещё раз напоминает нам о том, что Церковь не стремится «нажиться» на верующих.

С этим разобрались. Но почему-же «рекомендуемая сумма пожертвования» довольно высока? Неужели нельзя оставить сумму пожертвования на усмотрение верующего?

Всё зависит от духовной культуры прихожан. В некоторых храмах, действительно, нет никакой «рекомендуемой суммы» и ты можешь оставить столько денег, сколько пожелает душа. Но нередко бывает и так, что при проявлении подобной инициативы все свечи разберут, а в храме оставят лишь горку мелочи…

Православный публицист Андрей Зайцев предлагает взглянуть на такой исход глазами священника и церковных работников и самим себе ответить на вопрос, не против ли это нашей христианской совести: «В храме есть певчие, которым нужно платить хоть какую-то зарплату. Сторож, алтарник, работник свечного ящика… Это означает, что каждый месяц священник должен платить людям. Он не может сказать: «Вы знаете, в этом месяце у нас было мало жертвователей, поэтому вы трудились бесплатно»».

Читать еще:  Епархия: что такое, в чем разница с митрополией, структура и состав

«Настоятель храма не может договориться с прохудившейся крышей, счетами за отопление и электричество. Не может не платить отчисления в епархию… Кроме того, у белого духовенства есть жена и дети, а значит, он должен приносить какие-то деньги и домой» — добавляет он в своей статье «Зачем священнику деньги?».

3. О толщине и мерседесовости попов

На вопрос о «толстых попах на мерседесах» отвечали уже многие православные публицисты, но напомним и мы. Зачастую, богатые машины священников — это просто растиражированный фейк, как например вот этот:

Но иногда у епископа или священника действительно можно увидеть дорогой автомобиль…

Машина для епископов и священников — это насущная необходимость, рабочий инструмент. Первым приходится посещать по делам множество государственных ведомств и регулярно объезжать все храмы епархии. Вторым — соборовать на дому больных, причащать умирающих, отпевать на кладбищах и совершать другие требы.

Большая часть епископов и настоятели некоторых крупных храмов действительно могут позволить себе дорогое (а значит и качественное, надёжное) авто. Что же плохого в том, что их машина не будет ломаться в дороге и быстро доставит к месту назначения?

И всё же, чаще хорошие машины владыки и пресвитеры не приобретают на церковные деньги. Их им просто дарят. Понимая нужду священнослужителей в хороших «колёсах», состоятельные благотворители порой преподносят им какой-нибудь внедорожник для поездок по сельской местности или хороший седан для перемещений по городу. Такое пожертвование ничем не хуже денег или кирпичей для постройки храма и Церковь с благодарностью принимает его.

И да, священники и епископы нередко бывают полными. Это связано с диабетом и другими профессиональными заболеваниями. Во время богослужений священникам приходится подолгу стоять на одном месте, отчего затекают мышцы и излишне нагружаются сосуды на ногах.

Вспомните также, что Божественная литургия предполагает обязательное причащение присутствующих священнослужителей. Перед причастием не принято завтракать и даже пить воду. А значит, первую пищу священник может вкусить примерно в час дня. Потом требы, новая служба, исповедь и поздний ужин. И так изо дня в день. Отсюда и полнота.

4. Принимают ли в Церкви деньги бандитов?

На этот вопрос в интервью «Аргументам и Фактам» хорошо ответил епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон (Шатов), возглавляющий Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению.

Владыка напомнил, что: «На Церковь, по древним правилам, не положено принимать «деньги блудницы», то есть любые нечестные деньги. Конечно, мы не возьмём денег грешника, который не раскаивается, гордится своим грехом и кичится своей жертвой, результатом этого греха. Если нам известно, что деньги получены в результате преступления, то, конечно, брать их нельзя. Был случай, когда к нам пришёл прокурор и хотел жертвовать десятину от взяток, которые он получал. Мы отказались брать эти деньги».

«Но когда кто-то переводит средства на помощь нуждающимся — не всегда можно выяснить, кто и с какого дохода пожертвовал. Поэтому мы принимаем анонимные пожертвования и молимся обо всех людях, которые стараются, как могут, исполнить Христову заповедь о любви», — также добавил епископ Пантелеимон.

И действительно, если преступник положил украденные им деньги в ящик для пожертвований, то понять, что они были получены преступным путём священник никак не в состоянии и тогда эти средства используются Церковью на доброе дело.

5. Правда ли, что Церковь не платит налоги и получает государственные дотации?

Частично. Церковь освобождена от налогов на религиозные обряды (доход от записок и треб), НДС и налога на прибыль за предметы церковной утвари и другую продукцию религиозного назначения, например такую, которую верующие «оплачивают» для использования в богослужебных целях (свечи, кагор, просфоры).

Выше мы говорили о непрямой, денежной жертве, которую Церковь использует для покупки всего необходимого для Таинств. Таков и смущающий иных людей случай с кагором. Человек жертвует Церкви, к примеру, 400 рублей. Ему выдают бутылку кагора. Он отдаёт её пономарю и на этом кагоре совершается литургия. Таким образом, христианин фактически просто пожертвовал Церкви богослужебное вино.

При этом, если Церковь начнёт продавать в лавке сухое вино (из-за кислотности не используется в богослужении) или, скажем, булочки, то это уже будет классическим товаром. С этого товара приход заплатит налог на прибыль, а саму прибыль вправе будет использовать на уставные цели. Например, на ремонт храма.

Помимо льготы на продукцию религиозного назначения, Церковь освобождена от налога на имущество религиозного назначения (храм, часовня, воскресная школа) и участок земли, отданный под его обслуживание.

Остальные налоги: на транспортные средства прихода, на здания и сооружения не используемые в религиозных целях (мастерская, гараж и т.п.) и прочие православный приход платит наравне со всеми юридическими лицами. Как и коммунальные платежи, составляющие одну из основных статей расходов храма.

Церковь, как и другие НКО вправе участвовать в федеральных программах по сохранению памятников архитектуры, социальной помощи и другим подобным. Оформив кипу документов, с великими трудами, Она действительно может получить часть средств для восстановления или ремонта храма (если он признан памятником архитектуры) или для церковной благотворительной столовой, ночлежки, центра реабилитации, от государства.

Но это всегда только часть средств. Другую часть, и немалую, Церковь вкладывает из собственных средств, которые получены благодаря нашим пожертвованиям.

Зачем и на что церковь собирает деньги?

К сожалению, сегодня от многих людей можно услышать рассуждения в духе: «Почему в храме все стоит денег? Разве не изгнал Христос торгующих? Почему свечку сделать дешево, а продают ее втридорога? Ясное дело, чтоб „попам мерседесы“ покупать. Или часы.» Таких народных налоговых инспекторов, которые со знанием дела рассуждают о церковных доходах, очень много Попробуем разобраться, зачем же на самом деле церкви нужны деньги, куда они тратятся и должны ли прихожане платить за духовность?

Как было раньше

В древние времена, когда церковные общины только начинали формироваться, церковная атрибутика и набор необходимого для богослужения были крайне скудными — вино и хлеб для Таинства Причастия, свечи (которые в те времена носили практический смысл и освещали темные древние храмы), и ладан или смола хвойных деревьев для благовония. Этого было вполне достаточно, чтобы совершить богослужение.

В первые века христианства действительно церковь не взимала никаких плат — напротив, христиане несли в храм все необходимое. Но как жили люди тогда, особенно простые? Натуральным хозяйством. Вино использовалось то, что люди делали сами дома из своего винограда. Хлеб тоже все пекли самостоятельно. В Греции, Сербии и других родственных странах, от которых мы переняли устои и правила проведения служб, было и свое домашнее масло из оливок, которые росли буквально в каждом дворе, и вино.

Люди, которые обрели веру во Христа, с радостью несли в храм то, что смогли вырастить и сделать у себя дома. Человек не мог рассчитывать только на свои силы — для хорошего урожая помимо усилий крестьянина нужен был и дождь, и определенная температура воздуха, и многое другое. Христиане верили, что все необходимое для жизни им дает Господь, поэтому с радостью разделяли с Ним плоды трудов.

Как стало сейчас

Жизнь современного человека, даже искренне верующего, совершенно не походит на жизнь участника древней общины. Мы не занимаемся натуральным хозяйством, а если и занимаемся — это не единственный и часто даже не основной источник пополнения семейного бюджета. Множество верующих людей живет в городах, занимается интеллектуальным трудом, результаты которого нельзя потрогать руками. Именно тут в истории мировой политэкономии появляется такое понятие, как «всеобщий эквивалент», т.е. деньги.

Существенно видоизменились и наши храмы. Они больше не представляют собой холодные угрюмые пещеры, без освещения, тепла и красивого убранства. Напротив, заходя во многие современные храмы, дух захватывает от великолепия форм и оформления церкви. Всем нравится, когда в храме чисто, тепло, светло и просторно. Когда на клиросе красиво поет профессиональных хор, а не какофония голосов трех не спевшихся старушек. Когда есть возможность посещать воскресные школы и приходские кружки для детей. Когда на большие праздники можно поучаствовать во вкусном и сытном приходском обеде. Но не всем нравится, что в современном мире это стоит денег.

Цена или жертва

Как раньше крестьянин понимал, что не является единоличным творцом своего урожая и что без Бога он может умереть от голода, так и современный верующий христианин должен понимать, что его достижения не происходят без участия Господа. И, получая свою заработную плату, совершенно нормально хотеть отнести ее часть Тому, Кто по милости Своей заботился о человеке.

В определенный период развития церкви существовало понятие «десятины». Первый киевский христианский храм носил название «Десятинной церкви». Десятина предполагала, что прихожанин отдает на нужды и развитие своего прихода десятую часть заработанного дохода.

В современных условиях невозможно обязать прихожан к таким пожертвованиям. Много людей в России и без того находятся за чертой бедности и подобный церковный налог означал бы, что и без того мизерные пенсии и зарплаты многих, станут еще меньше. Поэтому церковь не взимает никакой обязательной платы.

Никто не мешает человеку ходить на службы, молиться, приступать к самым главным Таинствам исповеди и причастия совершенно бесплатно. За все эти вещи не предусмотрено никаких оплат и пожертвований. Но если человек считает себя христианином, почему он не хочет поддержать свой храм, в котором он прокладывает свой путь к Богу?

Принося деньги в храм и покупая свечи, оплачивая записочки и т.д., человек несет пожертвование. Он делится плодами своей благословленной Господом работы, отдавая часть дохода в свой приходи и поддерживая его существование. Поскольку сейчас не нужно самому делать вино и нести его в церковь, можно прийти и «обменять» заработанные купюры на вино, необходимое для совершения богослужения.

Читайте еще о церковной практике:

Куда уходят пожертвования

Человеку, глубоко не вникшему в церковную жизнь, может показаться, что все деньги уходят в карман священникам. Но это совершенно не так — у церкви очень много финансовых потребностей.

Помимо элементарных богослужебных вещей, таких как ладан, лампадное масло, вино, свечи и т.д., каждый приход платит заработные платы тем, кто трудится. В больших храмах это может быть довольно широкий штат — и охранники, и дворники, и уборщицы, и работницы свечных лавок, и повара. Отдельно следует упомянут хор — если хор профессиональный, его участие в богослужениях часто накладывает ощутимую нагрузку на приходской бюджет.

Важно! Очень распространен миф, что церковь не платит налоги. Существует ряд официальных льгот, но полностью налогообложение никто не отменял.

Большой статьей расходов для любого прихода являются коммунальные платежи. Для того чтобы в храме было тепло и комфортно каждому молящемуся, необходимо обеспечить достаточное отопление, освещение, своевременный ремонт и замену коммуникаций, труб, кровли и многого другого.

В конце концов, нельзя забывать и о священниках. Если служит белое священство, то дома батюшку ждет семья, часто многодетная. Эту семью необходимо кормить и содержать. Священник молится за своих прихожан, выслушивает исповеди, ездит на требы, ежедневно совершает огромный духовный труд на благо верующих. Разве не справедливо, что паства, духовно окормляющаяся у батюшки, содержит его?

Покупая в свечной лавке иконку или подавая записку, мы можем подумать, что мы осуществляем не покупку, как в магазине, а совершаем акт милости. Простое действие может предстать перед нами совершенно в другом свете.

Платить или не платить?

Как бы ни казалось странным, но часто основную массу пожертвований несут в храмы непостоянные прихожане. Если люди все время ходят в храм, регулярно участвуют в Таинствах, имеют своего духовника — никто и никогда с них не будет требовать какой-либо оплаты за требы или молитвы.

Часто бывает ситуация, когда человек заходит в храм чуть ли не впервые в жизни, и с порога качает права. Он ничего не сделал для прихода, он не вложил никаких усилий для того, чтобы храм существовал и в нем служились службы. Но стоит такому человеку увидеть рекомендованную сумму за свечу или записочку — тут же начинаются возмущения о несметных богатствах церкви. Такие люди не понимают, что храм нужен, прежде всего, им самим. И придя туда, было бы неплохо вложить посильный труд в поддержание прихода.

К тому же, если человек не может или даже не хочет по каким-либо причинам вносить пожертвования — он все равно может участвовать в богослужениях, приходить на исповедь и причастие. Очень часто внешним ритуалам, таким как постановка свечи или подача записки, придается слишком сакраментальное значение. Подчас можно увидеть, как человек забегает в храм, совершенно не обращает внимания на течение богослужения, но при этом покупает строго определенное количество свечей, да еще и ставит в какой-то особой последовательности. И с чувством выполненного долга покидает храм. Такой человек очень превратно понимает веру и замещает духовное внешним деланием.

Читайте о поведении в храме:

Напоследок необходимо сказать о тех случаях, когда священство действительно злоупотребляет пожертвованиями. Как и в любой сфере человеческой жизни, в церкви тоже бывают неблагочестивые служащие. К сожалению, не все с достоинством несут свой крест служения Богу и людям. Но и вся история христианства тоже строится не только на благочестивых мучеников, верных Господу до смерти. Одним из первых учеников Христа был Иуда, который лично знал Спасителя, ходил следом за ним, видел его чудотворения. И тем не менее, предал Его. Но ведь мы не оцениваем все учение Христово, Его заповеди и веру в целом по примеру и поведению Иуды.

Так и в храме — грехи отдельных служащих всегда останутся на их совести, и им отвечать за них перед Богом. И отвечать строго, поскольку своим греховным поведением они многих отвращают от веры. Но и нам, обычным прихожанам, не надо забывать, что отдельно взятый неблагочестивый священник (которых единицы по сравнению с прекрасными искренне верующими пастырями) совершенно не характеризует ни христианство как таковое, ни Церковь. Ведь если мы пришли в булочную, и нас обманул нечестный продавец, мы же не перестанем есть хлеб. Мы просто пойдем искать другую булочную, верно?

  1. Почему и зачем у православных много храмов?
  2. Можно ли ходить в церковь выпившим?
  3. Зачем каяться перед Богом и как правильно у него просить прощения
  4. Как и зачем уйти в монастырь женщине или мужчине

Собирают пожертвования на улице для церкви. кто их собирает? Нужно ли давать? Законно ли это?

Добрый день. К сожалению, мы не можем Вам ответить, насколько добросовестные сборщики милостыни попались на Вашем пути. Среди таких людей, безусловно, могут быть и те, кто пытается собрать милостыню на нужды храма, но могут быть и мошенники. Если вы сомневаетесь и хотите сделать пожертвование так, чтобы оно точно пошло на пользу храма, а не в чей-то нечестивый карман — внесите свою жертву непосредственно в храме. Для этого там обычно стоят специальные ящики, или же можно передать пожертвование в свечном киоске. Что же касается уличных сборщиков — им можно давать подаяние, можно и не давать. Никакого обязательного правила тут быть не может. Поступайте по сердцу и по совести.

Можно ли в храм принести столовую посуду?

Добрый день. Вам нужно уточнить этот вопрос в конкретном храме, куда хотите принести. Практически в каждом храме есть своя трапезная, и да, туда вполне могут с радостью принимать посуду. Но, поскольку в каждом отдельном храме свои правила и потребности, сказать однозначно о всех нельзя. Узнавайте на месте.

Скажите пожалуйста как нам поступить?У меня умер брат 26 марта Но ввиду сложившихся обстоятельств, его дети не смогли отпеть его.Уже прошло 9 дней.А можно ли отпеть спустя столько дней после смерти.?Что нам надо сейчас сделать?

Добрый день. Царство Небесное вашему брату! Вам сейчас необходимо обратиться в храм ко священнику, он исполнит все необходимые требы и заупокойные молитвы. Просто идите в храм к священнику и просите его сделать все необходимое.

Здраствуйте!Статья понравилась ,особенно обьективно освящен вопрос платы за требы,даже удивился этому.Но к сожалению это в большем количестве наших Российских храмов.Слышал что многих неверующих .но желающих криститься и кристить своих детей это отталкивает от веры.Вот беда!И к ожалению мало батющек,которые бы брали пожертвования за крестины и венчания не по прескуранту,который часто оглашают матушки в лавках,а кто сколько сможет по совести и по карману.Такие приходы знаю,но их единицы.Это наверное главная наша беда,но не только.Господи вразуми и спаси нас!

А почему неверующих не смущает тот факт, что священники состоят из крови и плоти? Что у них есть обычные физические потребности — во сне, еде? Отворачивает от веры тех, кто нарисовал себе в уме очень сказочную картину храма и православия вцелом — святые люди с нимбами, которым чуждо все земное, которые живут только в молитве и посте, голые, босые и голодные. А зайдя в храм, тебя сразу окружают только благочестивые и очень добрые люди, готовые всегда прийти на помощь. И община формируется сразу сама по себе, без каких-то усилий. А счета за воду, электричество и отопление оплачиваются как-то сами собой. Или вообще их не существует — тоже так сказочно, волшебно. И вот приходит такой сказочник в храм, и сталкивается с реальностью.

И вдруг оказывается, что половина прихожан в храме — далеко не святые люди, а какие-то вредные старушки, которые пристально следят за твоим поведением и в любой момент готовы довольно грубо сделать замечание. Священник вдруг посмел приехать на службу не на велосипеде или трамвае, а на собственном авто. Да еще и за свечку надо заплатить вполне реальные и совсем бездуховные рубли. И сказочная картина стремительно рушится.

Но в том-то и дело, что земная Церковь существует тут, в этом мире. И состоит она вовсе не из святых людей, а в самом лучшем случае — из кающихся грешников. А то и далеко не всегда из кающихся. И священники бывают тоже разные, просто потому что они тоже люди. И эти вещи надо понимать, когда идешь в храм. Идти туда надо без оглядки на эти вещи, тем более не надо искать какие-то несоответствия высоким духовным идеалам. Конечно, если человек сталкивается с вопиющим вымогательством или чем-то подобным — на это надо реагировать и жаловаться. Но чаще всего люди возмущаются, что придя в храм, вынуждены тратить деньги. Оказывается, и свечка что-то стоит, и за требы принято пожертвование вносить.

Читать еще:  Перепечинское кладбище: как доехать и адрес, часы и режим работы, памятники и могилы

Тем временем, даже в Евангелии мы видим, что в древней Церкви вносились пожертвования. Раньше было понятие десятины, и все прихожане исправно вносили личные деньги в церковную казну. Многие протестантские церкви по сей день живут по этому принципу. С самого начала существования Церкви было нормой, что паства содержит свой приход.

Церковь и деньги. Храм и торговля.

Актуальная тема денег в Церкви на все времена! Люди не понимают торговлю в храме от новозаветной истории.
Иисус Христос разгонял людей в храме, которые продавали жертвенных животных!
Сейчас же животных не надо приносить в жертву так как установлена бескровная жертва — Таинство Евхаристие.
Однако деньги храму нужны и торговля в виде пожертвований будет всегда.

Продолжение текста внизу под видео.

Церковь живет на пожертвования — это общее место, и это знают все. Поэтому ко всем денежным средствам, передаваемым Церкви, нужно относиться именно как к пожертвованиям, то есть — бескорыстно передаваемым. Никто не принуждает человека вносить пожертвования: пожалуйста, заходи в храм, молись, исповедуйся, причащайся, не тратя ни копейки своих денег. И ни один священник не вправе отказаться безвозмездно совершить любое священнодействие. Однако этому священнику нужно есть и пить, храм, в котором совершаются службы, нужно ремонтировать и содержать. Люди это понимают и вносят пожертвования на храм.

Одни бескорыстно жертвуют, другие бескорыстно священнодействуют — так в идеале, и такой идеал осуществим при одном условии — церковной десятине. Пусть каждый православный человек отдает часть своих доходов Церкви — и она вполне может жить, развивать свои социальные инициативы, весьма широко заниматься благотворительностью и раздавать свечки налево и направо каждому нуждающемуся. Может быть, когда-нибудь церковно-общественные отношения и придут к такой норме, пока же мы имеем то, что имеем. Практику фиксированных пожертвований.

Вообще «таксы» за исполнение треб, то есть богослужений по просьбе, по потребности людей (крещение, отпевание и т.д.), — это не церковное установление. В практику Русской Православной Церкви они были введены при Екатерине I. Это было частью весьма широкой компании секуляризации, когда государство отнимало церковные земли, вводило различные штаты содержания храмов и монастырей… За всеми этими мероприятиями просвечивает явное желание контролировать церковные доходы. Единожды поставленная в такое неудобное положение, Церковь не смогла от него освободиться до сих пор.

Сегодня государство не принуждает Церковь устанавливать определенный размер пожертвования, но роль ограничителя в деле возвращения к «ненормированному пожертвованию» играет неизжитая расцерковленность нашего народа. Вот один жизненный пример на эту тему. Некий священник решил предлагать в своем храме свечи не за «таксу», а за добровольный вклад: положил свечи, а рядом поставил ящик для пожертвований. На следующий же день свечей не стало, потому что по поселку прошел слух, что в храме свечи бесплатно раздают, и все поспешили запастись впрок. Вот каков духовный уровень большинства «верующих» людей. Так что Церковь всегда готова вернуться к нормальным отношениям пожертвования, а наше расцерковленное общество пока что нет.

О богатстве священников можно сказать следующее: священник живет так, как живет его паства. Если священник служит в столице и в храм его ходят банкиры — это один уровень пожертвований и, соответственно, доходов священника, а если храм сельский — то совершенно другой. А теперь ответьте на вопрос: большая часть людей в нашей стране сейчас живет богато или бедно? Вот ровно так же живут священники. Что-то не наблюдается вокруг храмов желающих в них поработать на постоянной основе, и это вполне объяснимо весьма скромным уровнем заработной платы. И священник в этом смысле не исключение.

Цель траты денег в Церкви

Денежные расходы в Церкви — это выплата заработной платы работникам храма (и всех сопутствующих этому налогов). Да, Церковь платит налоги государству, кормит его. Треть расходов — различные приобретения: те самые свечи, а также иконы, литература, которые впоследствии предлагаются к распространению при сборе пожертвований. Значительный кусок церковного бюджета — это оплата коммунальных услуг: газ и электричество. Свет люстр (паникадил) очень дорог! Далее — сопоставимые с этим «куском» затраты по содержанию благотворительной трапезной и кроме того — воскресной школы. Добавьте сюда необходимые ремонты, поддержание в порядке коммуникационных сетей, канцелярские и прочие расходы, и вы увидите, что церковные деньги, как вода в песок уходят. Кроме того — благотворительность и взносы на общецерковные нужды. Найти в церковном бюджете брешь размером со стоимость «мерседеса» — из области малонаучной фантастики. Во всяком случае, применительно к нашему храму.

Богатство Церкви — это миф. В свое время мне приходилось слышать о том, что для разорения Русской Православной Церкви достаточно предпринять только одну меру — передать на ее баланс содержание храма Христа Спасителя в Москве. (Весь комплекс храма — собственность города Москвы; правительство города распоряжается и получает доход от эксплуатации некоторых коммерческих компонентов комплекса.) Затраты по его содержанию сопоставимы с размером общецерковного бюджета! А теперь скажите: велик ли и огромен ли этот бюджет?

Церковь бедна, и бедна настолько, что более 90 процентов когда-то принадлежавших ей зданий представляют собой руины, вернуть и восстановить которые Церковь сейчас не в силах. Церковь только-только приходит в себя после страшных лет безбожия, которые буквально обескровили ее, она пытается встать на ноги. Большая часть священников и церковного народа — самоотверженные и бескорыстные люди. Другие вряд ли приживутся на церковной почве. Да, может и священник оказаться недостойным своего сана, но ведь и среди апостолов был Иуда, не по нему же мы оцениваем нравственный уровень апостолов! Вот и я предлагаю судить о священстве не по статьям в желтой прессе, а по реальным и, слава Богу, немалочисленным примерам простых русских батюшек, в которых соединяются добродушие, нестяжательность, самоотверженность, зачастую — бесстрашие и многое другое, что позволяет народу говорить о священстве как об особых людях и предъявлять батюшкам особо высокие нравственные требования.

Пожертвование на храм в виде денег

Наше молитвенное прошение к Богу должно подкрепляться готовностью и со своей стороны что-то принести в дар. Это известно с самых ранних библейских времен. В этом духовный смысл жертвоприношений и разного вида пожертвований. Поэтому уже в древней Церкви люди делали денежные вносы. Свят. Иоанн Златоуст разъяснял тем, кто в его время не понимал значение сборов: «Ты не смущайся – не за деньги продаются блага небесные, не деньгами покупают их, а свободным решением дающего деньги, человеколюбием и милостыней. Если бы на серебро покупались эти блага, то женщина, положившая две лепты, не много получила бы. Но так как не серебро, а доброе намерение имело силу, то она, показав всю готовность, получила все. Итак, мы не должны говорить, что Царствие Небесное покупается за деньги, – не за деньги, а за свободное решение, которое проявляется через деньги. Однако, скажешь, и деньги нужны? Не деньги нужны, а решение. Имея его, ты можешь и за две лепты купить небо, а без него и за тысячу талантов не купишь того, что можешь купить за две лепты».

Пожертвования, которые делают верующие, имеют две стороны. Одна духовно-нравственная, а другая жизненно-практическая.

О духовной стороне говорит Господь: Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища не ветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает, ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет (Лк.12:33-34). И св. апостол Павел пишет: Вы и в Фессалонику и раз и два присылали мне на нужду. [Говорю это] не потому, чтобы я искал даяния; но ищу плода, умножающегося в пользу вашу (Фил.4:16-17).

Нынешнее поколение верующих оторвано от многовековой традиции. У многих нет ни чувства, ни сознания соборности. Большинство людей приходит в храм только для удовлетворения своих духовных нужд. Жизнь прихода и Церкви они не сопереживают как часть своей жизни. О нуждах своего родного прихода они даже не задумываются. В древней Церкви было иначе. Св. апостол Лука говорит: У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа (Деян.4:32). Поскольку Господь заменил обрядовый закон Законом духовным, то от христианина требуется дух жертвенности. Он должен совершать приношения благотворительного характера по усердию. Св. ап. Павел писал к коринфянам: Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог. Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело (2 Кор. 9:7-8).

В настоящее время принимается благотворительное пожертвование на иконостас храма.
Смотрите раздел Реквизиты.
Указаны счета во всех валютах и электронных системах для перевода денег на счет храма из любой страны!

Почему в Церкви берут деньги?

Приблизительное время чтения: 11 мин.

Отправляя учеников проповедовать и исцелять больных, Христос наставлял их: Даром получили, даром давайте (Мф 10:8). Но сейчас нередко можно увидеть, как прихожане вручают священникам конверты с деньгами в знак благодарности — то за крещение, то за отпевание, то за освящение машины. И священники не отказываются. Они нарушают заповедь Христа?

Эти вопросы, столь часто звучащие в наши дни, были немыслимы в ранней Церкви. И в «апостольский век» (несколько десятилетий после Вознесения Господа Иисуса Христа, пока были живы Его ученики), и в последующие полтора столетия, когда Церковь была гонимой и за принадлежность к ней казнили, христиане мыслили себя как единое целое. Именно так смотрел на Церковь апостол Павел, когда называл всех верующих во Христа единым организмом: вы — тело Христово, а порознь — члены (1 Кор 12:27). А люди, которых сегодня беспокоят вопросы о финансовых взаиморасчетах в храме, исходят (возможно, сами того не сознавая) из совершенно других представлений. Они видят себя кем угодно: менеджерами, госслужащими, рекламными агентами, ответственными родителями, любящими дочерями и сыновьями, заботливыми бабушками и дедушками, но в любом случае не теми, кто, собственно, и составляет Церковь. Церковь ограничивается для них пределами храма и церковными структурами, в которые входят епископы, священники и приходские сотрудники. Такие люди приходят в храм, чтобы «прикоснуться к чему-то святому» или вообще — «чтобы у меня все было хорошо» — и потом возвращаются к «обычной» жизни. При этом они почему-то уверены, что «в церкви» (которую обычно пишут с маленькой буквы «ц») все должно быть бесплатно.

Оказывает ли Церковь платные услуги?

Церковь не оказывает никаких услуг — ни платных, ни бесплатных. Храм Божий вообще не имеет отношения к сфере услуг; это место служения Богу и друг другу, место, где человек встречается с Господом и освящается Божией благодатью. Благодать — «благой дар» — спасительное воздействие Бога на человека, которое невозможно ни продать, ни купить, ни вообще оценить по каким бы то ни было человеческим меркам. Как пишет апостол Павел: благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар (Еф 2:8).

Поэтому никакой «таксы» за то, что совершается в Церкви, нет и быть не может. Сам Христос раз и навсегда запретил Своим ученикам — а значит, и их преемникам, епископам и священникам — что-либо требовать от людей за раздачу тех благодатных даров, которые самим ученикам достались в таинстве Священства через возложение рук и молитву епископа. Даром получили, даром давайте (Мф 10:8) — только так и никак иначе. И когда волхв Симон предложил апостолам Петру и Иоанну денег за то, чтобы те возложили руки и на него, то услышал от Петра гневную отповедь: Серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги (Деян 8:20). С тех пор симония — продажа священных должностей за деньги — считается в Церкви одним из самых серьезных грехов.

Говорить об оказании в Церкви каких-либо услуг вообще весьма опасно: это прямой путь к духовной катастрофе, опасная подмена духовной жизни и веры чисто человеческими отношениями, построенными по принципу «ты — мне, я — тебе». Что бы ни делал священник — совершал богослужение, крестил, проповедовал, отпевал усопшего, освящал квартиру, — всё это так или иначе связано с раздачей людям тех благодатных даров, которые он получил от Духа Святого. А эти дары никак не могут быть предметом торговли.

Значит, Церковь вообще должна обходиться без денег?

Нет, это неверный вывод. Уже у собранной Господом Иисусом Христом апостольской общины имелись средства — это видно из Евангелия.

Господь никогда не брал с людей никакой платы — ни за беседы, ни за исцеления, ни за хлеб, который Он чудесным образом умножал и раздавал Своим голодным слушателям, оказавшимся вдали от дома (см. Мф 14:13–21, Мф 15:32–39 и др.). Все Он делал абсолютно бескорыстно и ученикам заповедовал поступать так же.

Одновременно, посылая учеников проповедовать Евангелие по городам и деревням, Иисус Христос учил их останавливаться там, куда их пригласят, и пользоваться гостеприимством хозяев, ибо трудящийся достоин пропитания (Мф 10:10).

О том, на какие деньги жили Спаситель и Его ученики, пишет апостол Иоанн Богослов, когда упоминает, что предатель Иуда, пока находился среди апостолов, имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали (Ин 12:6). Это был ящик для пожертвований, в который люди, приходившие послушать Христа или попросить Его о помощи, могли потом бросить монету. На эти деньги апостолы покупали хлеб, этими деньгами сами делились с нищими. Не просто так ведь у Иуды, увидевшего, как женщина возливает на ноги Христа драгоценное миро Миро — драгоценное благовоние, которым было принято умащать тела усопших , вырвалось восклицание: Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим! (Ин 12:5).

Среди людей, обращавшихся ко Христу или просивших Его о помощи, были как бедные, так и состоятельные люди. Можно вспомнить и начальников Иудейских Иосифа Аримафейского и Никодима, приходивших побеседовать со Христом, а после Его Распятия снявших Его тело с Креста и положивших в пещере (Ин 3:1–21; Ин 7:50–52; Ин 19:38–42). И фарисея Симона, пригласившего Христа с учениками к себе в дом на трапезу (Лк 7:36–50). И Закхея, начальника мытарей в городе Иерихон (Лк 19:1–10). И начальника синагоги Иаира, чью дочь воскресил Спаситель (Мк 5:22–24, 35–43). И тех женщин, что ходили за Христом и Его учениками, служа Ему имением своим (Лк 8:1–3). Это были богатые иудейки, которые жертвовали часть своих сбережений на нужды апостольской общины, объяснял блаженный Феофилакт Болгарский Известный византийский писатель и богослов, толкователь Священного Писания. Жил во второй половине XI века — начале XII века .

Эти и многие другие люди желали внести свою лепту в дело спасительного благовествования миру, хотели оградить Господа и Его учеников от забот, связанных с поиском средств. Упомянутая выше формула — трудящийся достоин пропитания — стала своего рода экономической основой существования первоначальной апостольской общины.

Так же и в Церкви, выросшей из апостольской общины, нет ни «услуг», ни «тарифов». А есть — личная жертва христианина.

То есть Церковь всегда жила на пожертвования?

Да, пожертвования всегда были основным источником средств, благодаря которому земная Церковь существовала и совершала свое дело спасения людей. Этот принцип был сформирован в раннехристианской Церкви и получил свое окончательное оформление в последующие века церковной истории.

Еще апостол Павел, обходя с проповедью Малую Азию, регулярно собирал среди тамошних христиан средства для помощи Иерусалимской Церкви. Его послания наполнены призывами помогать терпящим нужду Церквям, и он даже ввел правило, как организовывать пожертвования: При сборе же для святых Святыми в первые десятилетия существования Церкви называли друг друга сами христиане. Подразумевалась не столько действительная святость их жизни (хотя часто это были люди святой жизни), сколько их принадлежность к святой Христовой Церкви. — Прим. ред. поступайте так, как я установил в церквах Галатийских. В первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние, чтобы не делать сборов, когда я приду. Когда же приду, то, которых вы изберете, тех отправлю с письмами, для доставления вашего подаяния в Иерусалим (1 Кор 16:1–3).

Книга Деяния святых апостолов рисует вдохновляющую картину ранней Церкви: это было множество уверовавших во Христа, у которых было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду (Деян 4:32, 34–35). Все были друг другу как братья, каждый служил другим, как умел, и все вместе заботились о слабейших — вдовицах, больных и т. д.

С тех пор в жизни Церкви ничего принципиально не изменилось. Может быть, сегодня меньше ощущается тот поразительный дух братства, который существовал в Иерусалимской общине. Но забота Церкви о нищих, больных, бездомных, людях в тяжелых жизненных обстоятельствах и сегодня невероятно широка и по своему социальному эффекту сравнима с результатами работы государственных служб.

Это оказывается возможным благодаря пожертвованиям рядовых членов Церкви.

Пожертвование или плата за услугу — какая разница, если смысл один?

Нет, смысл разный. Если вы придете в магазин за телевизором и скажете, что у вас нет денег, вам его не продадут. Может быть, вы его и заберете домой, но только вместе с кредитом, который потом придется возвращать в двойном размере.

Если вы привезете машину в мастерскую, но у вас не окажется нужной для ремонта суммы, механик не станет с вами даже разговаривать.

А в Церкви вам не откажут в любом случае. Да, здесь принято жертвовать на храм, но если у человека нет денег, он всегда получит то, ради чего пришел, даром. На то оно и пожертвование, что всегда — добровольное и не одномоментное.

Читать еще:  Панихида по умершим: что это такое, как правильно заказать и написать записку, что нести в церковь, особенности и значение обряда в православии

Люди жертвуют Церкви не только деньги. Кто-то приносит продукты к общему чаепитию после службы. Кто-то — лампадное масло. Кто-то бесплатно занимается с детьми в воскресной школе. Кто-то убирает снег вокруг храма…

Но пожертвовать можно и деньги. Во-первых, это проще, чем пойти и самому купить то, что требуется приходу (к примеру, оклады для новых икон или уголь для разжигания кадила). Во-вторых, приход и сам нуждается в деньгах, чтобы приобретать свечи, просфоры, платить за электричество, обеспечивать жизнь священников и их семей, оплачивать труд различных приходских работников.

В Древней Церкви все, что требовалось для совершения богослужения — хлеб, вино, масло, свечи, — приносили с собой в храм сами христиане, в ту пору весьма немногочисленные. Таким образом они участвовали в службе и обеспечении жизни общины непосредственно. Не случайно главное богослужение христиан называется литургия, по-гречески — «общее дело» (λειτουργία).

Сегодня, когда прихожан в храмах часто десятки и даже сотни, людям приходится это делать иначе. Миряне жертвуют деньги — а служители храма сами приобретут и приготовят все необходимое для совершения службы (и не только). Изменилась форма пожертвования, но не сама суть.

Но разве хорошо, что храмы выставляют цены за свечи, записки, а иногда и за требы — крещение, венчание и т. д.?

Что касается свечей — это не что иное, как традиционная форма пожертвования на храм. Чтобы помолиться или поучаствовать в богослужении, ставить свечку совершенно не обязательно, Бог и так принимает наше обращение к Нему. Свечи заведены в храме как раз для того, чтобы желающие могли внести свою лепту в жизнь общины, чем-то помочь приходу — купить для храма свечу. Это во-первых.

Во-вторых, выставляют, как правило, не цены, а ориентировочные суммы пожертвований. И речь вовсе не о «благочестивой» замене одного понятия другим. Мы уже сказали: если у человека нет денег, он может заплатить за требу или записку для поминовения своих близких меньше или вообще ничего.

И наконец, в-третьих: даже такие ориентировочные суммы пожертвований — лишь одно из возможных решений. Есть храмы (в том числе и в Москве), где нет вообще никаких «прейскурантов» и размер пожертвований остается исключительно на усмотрение человека. Но для людей, приходящих в храм, наличие табличек с примерными суммами оказывается наиболее понятным и удобным вариантом. Чисто психологически человеку проще и спокойнее, когда указан некий ориентир, мера. К сожалению, современному человеку постсоветской эпохи совершенно непонятно, что такое жертва. Он не приучен, не умеет и не может жертвовать. Ему проще и удобнее заплатить, потому что тогда он ничего никому не должен и может спокойно продолжать критиковать Церковь, ощущая себя просто сторонним наблюдателем, не участвующим ни в ее радостях, ни в бедах. Из сочувствия к современному человеку многие приходы идут на это, веря при этом, что сто рублей, с которыми он расстанется, от этого не перестанут быть пожертвованием и Всемилостивый Господь примет их как жертву Богу, а не проклянет, как деньги того самого волхва Симона, пытавшегося купить у апостолов благодать.

А как относиться к ситуациям, когда с человека все-таки требуют непосильное для него пожертвование, а иначе отказывают в исполнении просьбы?

Если требование исходит от сотрудницы свечной лавки, где обычно и принимают пожертвования, и договориться с ней не получается, то нужно обратиться к настоятелю храма. Он всегда пойдет вам навстречу, поскольку знает церковные правила, да и в конфликтных ситуациях никогда не заинтересован. Но если понимания нет и с его стороны или вы его не поняли — тогда стоит обратиться к церковному начальству. Это может быть благочинный, епархиальный или викарный архиерей, Патриарх — в зависимости от того, в чьем ведении находится данный приход. Не преувеличивая масштабов случившегося, нужно все же написать на имя священноначалия жалобу и изложить факты как есть. Стесняться в данном случае не стоит: дело тут не в вашей личной обиде, а в том, чтобы нарушение, которое допускают сотрудники храма, не превратилось в норму.

Еще проще пойти в другой приход и к другому священнику. В современной России это почти всегда возможно. Всегда были и будут бескорыстные священники, и жертвовать деньги стоит, конечно, именно им. Только такой священник сумеет понять, как употребить собранные средства во благо.

Сребролюбие — очень распространенный в современном обществе, но для священнослужителя один из самых опасных грехов, о чем будущих пастырей неоднократно предупреждают еще на семинарской скамье. Ничто так не смущает людей в священниках, как случаи проявления жадности или эпизоды роскошной жизни. Конечно, это именно отдельные эпизоды, которые возникают изредка на фоне очень скромного и часто полуголодного существования подавляющего большинства священнослужителей, обычно имеющих большие семьи. Но именно эти эпизоды бросаются в глаза. А страдают в итоге простые батюшки-бессребреники, которые чаще всего сами живут беднее своих прихожан.

В продолжение темы читайте:

Редакция «Фомы» благодарит за помощь в подготовке материала проректора Православного Свято-Тихоновского богословского института протоиерея Николая Емельянова.

Почему Церковь берёт деньги ЗА ВСЁ?

Церковь живёт на пожертвования – это знают все. Поэтому ко всем денежным средствам, передаваемым Церкви, нужно относиться именно как к пожертвованиям, то есть – бескорыстно передаваемым средствам.

Цифры, указанные на храмовых ценниках и прейскурантах – абсолютно условны.

Никто не принуждает человека вносить пожертвования: пожалуйста, заходи в храм, молись, исповедуйся, причащайся, не тратя ни копейки своих денег.

И ни один священник не вправе отказаться безвозмездно совершить любое священнодействие!

Однако этому священнику нужно содержать свою семью. И храм, в котором совершаются службы, нужно ремонтировать и содержать.

Поэтому люди, которые это хорошо понимают, совсем не смущаются наличием в храме тех самых ценников и прейскурантов.

Идеальная ситуация, при которой Церковь совершенно бесплатно совершает свои требы и бесплатно раздаёт свечи – возможна и осуществима. Но только при одном условии: церковной десятине.

Пусть каждый православный человек честно отдаёт десятую часть своих доходов Церкви – и она вполне может жить, развивать свои социальные инициативы, широко заниматься благотворительностью и раздавать свечки налево и направо каждому нуждающемуся.

Кто знает, может быть, когда-нибудь церковно-общественные отношения и придут к такой норме. Пока же мы имеем то, что имеем – практику фиксированных пожертвований.

Вообще «таксы» за исполнение треб, то есть богослужений по просьбе, по потребности людей (крещение, отпевание и т.д.) – не церковное установление.

В практику Русской Православной Церкви они были введены при Екатерине I.

Это было частью весьма широкой компании секуляризации, когда государство отнимало церковные земли и вводило различные государственные механизмы по контролю церковных доходов.

Единожды поставленная в такое неудобное положение, Церковь не смогла от него освободиться до сих пор.

Сегодня государство не принуждает Церковь устанавливать определённый размер пожертвования, но роль ограничителя в деле возвращения к «ненормированному пожертвованию» играет неизжитая расцерковлённость нашего народа.

Вот один жизненный пример на эту тему.

Некий священник решил предлагать в своём храме свечи не за «таксу», а за добровольный вклад: положил свечи, а рядом поставил ящик для пожертвований.

На следующий же день свечей не стало, потому что по посёлку прошёл слух, что в храме свечи бесплатно раздают, и все поспешили запастись впрок. Вот только ящичек для пожертвований был почти пуст.

Вот каков духовный уровень большинства «верующих» людей.

Так что Церковь всегда готова вернуться к нормальным отношениям пожертвования.

Другой вопрос – готово ли вернуться к таким отношениям наше расцерковлённое общество?

Практически все храмы и монастыри по возможности помогают больницам, хосписам, детским домам, домам престарелых, заключённым, нуждающимся – как могут и чем могут. Однако не афишируют это, не пишут в социальных сетях – и никто про это не знает.

Но тот, кто не ходит в храм и не принимает участие в церковной жизни, с этим не знаком и со стороны говорит, что «Церковь берёт деньги и ничего не хочет делать бесплатно».

И невдомёк такому человеку, что в храме горит свет – это потому что были проданы 1000 свечей.

В храме тепло зимой – потому что были проданы свечи и пожертвованы деньги за записочки и просфоры.

Такова правда жизни.

Батюшки и дорогие машины

О материальном благосостоянии священников можно сказать следующее: священник живёт так, как живёт его паства.

Если священник служит в столице и в храм его ходят банкиры – это один уровень пожертвований и, соответственно, доходов священника.

Если храм сельский – то совершенно другой: храм в разрухе, прихожане – пенсионеры, считающие копейки до пенсии, надежда только на огород и пожертвования от спонсоров, которые тоже… сами понимаете – на дороге не валяются.

А теперь ответьте на вопрос: как сегодня живёт большая часть наших сограждан? Богато или бедно? Вот ровно так же живут священники.

Что-то не наблюдается вокруг храмов желающих в них поработать на постоянной основе – и это вполне объяснимо весьма скромным уровнем заработной платы, которую может предложить церковный приход.

И священник в этом смысле не исключение.

Хороший доход имеют настоятели больших богатых храмов – примерно как у бизнесмена средней руки. То есть на евроремонт в квартире, хорошую иномарку, дачу и регулярные поездки семьи в Турцию хватит вполне.

У рядовых же священников, в том числе и священников тех же богатых храмов, и настоятелей бедных храмов – достаток, в лучшем случае, средний, если не низкий, а таких на сегодняшний день – большинство.

Почему батюшки ездят на дорогих машинах? Почему они вообще ездят на машинах? Жизнь священника – это не только служба один раз в неделю.

В некоторых храмах службы проходят несколько раз в неделю. Кроме служб, священника часто просят причастить или соборовать больного, освятить квартиру или отслужить панихиду. Это могут быть десятки километров пути за день.

Священник принципиально может ездить на автобусе, но тогда он гарантировано никуда не успеет, а в иные дни будет настолько замучен, что не сможет скрыть этого и это станет большой печалью для тех семей, куда он будет приезжать.

Если священник – настоятель храма, то он часто вынужден использовать транспорт, чтобы привезти что-то на приход: очередную партию свечей, книги, иконы, лампадное масло, да мало ли что ещё!

Нередки случаи, когда на селе приход состоит из нескольких мелких деревень, стоящих друг от друга в десятках километров и не связанных между собой каким-либо сносным автобусным сообщением…

Как передвигаться по такому приходу?

Да и в городе машина тоже необходима.

У городского священника может быть в один день несколько треб в разных концах города. Кстати, в некоторых епархиях архиереи запрещают священникам приобретать дорогие иномарки – дабы людей не соблазнять.

Да и всякий раз, садясь за руль, батюшка рискует лишиться сана, если собьёт человека насмерть. И вот почему: по церковным канонам священник, совершивший убийство, извергается из сана – без права служения.

Так что машина у батюшки – это почти всегда хозяйственная необходимость.

А дорогая машина – это почти всегда стечение обстоятельств (подарок благотворителя), которое никакой корысти или стремления к комфорту не имеет.

Почему священники не отдают подаренные машины?

Агрессивно настроенные против Церкви граждане думают, что Церковь проповедует абсолютное нестяжание – и потому священники должны ходить в рубище и лаптях, а жить, видимо, в коробке из-под холодильника.

А уж иметь личный автомобиль – просто криминал!

Нередко, такие люди говорят: «Если батюшке подарили дорогую машину, почему бы не отдать её тому, кому она нужна? И доброе бы дело сделал – и людей не смущал».

Что тут скажешь?

С одной стороны, да. И есть великий пример: святой праведный Иоанн Кронштадтский, который жил перед самой революцией.

Его буквально засыпали деньгами и подарками, но он умел всем этим правильно распорядиться: у него ничего не оставалось. Но это был святой. И форма его нестяжания являла собой одну из форм чудес, множеством числа которых он прославился.

Ему дарили дорогие вещи, но он умел от них избавиться так, чтобы никого не расстроить и не смутить.

В нынешних же реалиях, решение священника продать дорогой подарок спонсора или отдать его тому, «кому он нужнее», скорее всего, самим спонсором будет воспринято, как оскорбление – со всеми вытекающими последствиями…

Вообще-то, священник – человек подневольный и жаловаться ему особенно некуда.

И поменять приход ему по своему желанию невозможно.

В крайнем случае, батюшка имеет право пожаловаться своему архиерею, но чаще всего – терпи, смиряйся, и всё тут.

Да и не принято проситься на более выгодный приход по материальным соображениям. Священник служит не ради того, чтобы кормить семью!

Хочешь кормить семью – ищи работу в миру…

Многим изначально выпадает жребий служить вдали от родного дома. И в таком случае гарантировано возникновение квартирного вопроса.

Однако в отличие от армии, где офицерам всегда предоставляют жильё (пусть даже и неважного качества), Церковь жильё священникам не предоставляет вовсе – за очень редким исключением, когда у прихода имеется собственный церковный дом или квартира.

Если церковный дом в плохом состоянии – семья священника вынуждена ремонтировать его за свой счёт. При этом, сколько бы они этот дом ни отстраивали, собственностью семьи он никогда не станет, а останется церковным.

Переведут священника на другой приход – и сюда поселится новый настоятель…

Почему в Церкви всё такое роскошное?

Вообще, чистого золота в храме почти нет. Либо позолота, либо краска с позолотой.

Но что правда, то правда: в нашей Церкви сложилась традиция благолепия в храмах и в архиерейской жизни.

Это традиция пришла из Византии – Восточной части Римской Империи, которая осталась после падения Западной Империи.

Однако исток внешней роскоши лежит не в желании показать богатство (чаще всего, устройство храма – это единственное благолепие, а всё остальное в приходе, включая домик священника, и быт его – одна сплошная бедность), а ещё одним способом прославить имя Божие или отблагодарить.

Вероятно, вам приходилось видеть в храме особо почитаемые (чаще всего, это чудотворные) иконы.

Некоторые из них полностью завешаны цепочками и украшениями. Таким образом люди пытались отблагодарить Бога или святого за помощь – в излечении болезни или в разрешении трудной ситуации.

Понятно, что ни Богу, ни святым не нужны наши золотые цепочки, но благодарить – это естественное искреннее свойство нашей души.

После молитвы у чудотворной иконы, ты, уже отчаявшийся, получаешь помощь, и потом всю оставшуюся жизнь стараешься благодарить и храм, и святого так, как можешь ты: денежкой или цепочкой, которую потом повесят на икону и эта цепочка напомнит другим про то, что помощь Господа непременно приходит по искренней просьбе человека.

Точно так же раньше богатые люди или властители воздвигали храмы – в благодарность о том или ином случае своей жизни: рождении первенца, избавлении от болезни, чудесном спасении жизни и так далее.

Люди строили храмы и старались, чтобы они были как минимум аккуратными и красивыми, а если была возможность – украшали их драгоценными металлами.

И по сей день в сёлах и маленьких городах, территория храма – это самое ухоженное и аккуратное место в этом районе, хотя далеко не каждый храм действительно имеет деньги на украшение.

А когда имеет, то в этом нет демонстрации богатства Церкви. Это – исключительно искренний порыв благодарной человеческой души.

Почему Церковь не платит налоги

Церковь освобождена от налогов на прибыль. Но если бы вы посмотрели финансовое положение большинства храмов, то поняли, что имея налог, они бы вообще не сводили концы с концами.

Но всё же представим: сводили бы! Вводим церковный приход в категорию коммерческих организаций и применяем к нему всю систему соответствующего налогообложения.

Но налог на прибыль – это кассовые аппараты в каждом храме.

На каждый кассовый аппарат нужна уже не простая бабушка и добрая прихожанка, а квалифицированный сотрудник.

Соответственно и профессиональный уровень бухгалтера – тут уже иной. Отчётности и так далее.

Но главное: введение налога лишило бы храм возможности заниматься благотворительностью – ведь всё теперь на балансе бухгалтерии…

Церковь и деньги: что в итоге

Всё вышесказанное не отменяет того, что в Церкви, как и в любом сообществе, деле или профессии, могут быть люди, которые не несут внутри себя чувства долга или должной ответственности.

Но когда мы видим врача, который не лечит, или полицейского, который не защищает, мы тогда говорим о НИХ, прекрасно понимая, что это не медицина плохая и не полиция бесполезная, а что в медицине и в полиции встречаются конкретные нечестные люди.

Примерно то же самое можно сказать и о служителях Церкви.

Церковь сочетает в себе и небесное, и земное – святость и людские слабости. Корыстолюбие свойственно не только мирским людям, но и некоторой части духовенства.

Действительно, возникает недоумение и смущение, когда Евангелие учит бескорыстию и готовности поделиться последним, но рядом – видимое благосостояние отдельных представителей Церковной иерархии.

Как на это смотреть? И как к этому относиться?

Да спокойно на всё это смотреть и никак к этому не относиться!

О своей душе надо думать, в которой «тьма несветимая» – и с этой тьмой бы успеть разобраться до гласа трубы ангельской…

Понимать надо, что человек ущербен по природе своей и Церковь земная – вовсе не Рай на земле.

Рай был на земле когда-то, но после грехопадения он остался только на небесах, и те, кто приходят в Церковь или служат в ней – стремятся к Тому, небесному, Раю.

Стремятся по мере сил.

Не осуждая никого, но смотря только на себя: печалясь, что сам не можешь жить, как должно, и радуясь – что есть Христос, который протянет Свою руку всякому, кто всей душой тянется к Нему, и грехи будут прощены, и душа очистится, и тогда – по Благодати Святого Духа, – придёт жизнь Вечная и душа обретёт Покой и радость в непрестанном бытии с Богом…

И на фоне этого абсолютно всё, что происходит на земле вокруг – и слабости людские, и упущения, и недостатки духовенства, – все они теряют какое-либо значение!

Подготовил священник Александр Каневский

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector